Загрузка...



ПРОДОЛЖЕНИЕ СМУТНОГО ВРЕМЕНИ (1604 год)

О причинах Смутного Времени существует обширная литература. При всем разнообразии высказываемых разными авторами точек зрения на причины его возникновения, всем присуща одна общая точка зрения, что главные причины крылись во внешних силах, возникших вне пределов России. Наиболее авторитетным историком Смутного Времени является ак. С. Ф. Платонов, посвятиовший специальное исследование этому вопросу. При всестороннем анализе сил, принимавших; участие в борьбе Смутного Времени, ак. Платонов указывает не только на разные побудительные причины, но и на разное время их возникновения.

1. Династическая борьба бояр Романовых с Годуновым, это 1598–1604 годы. Еще в момент избрании на царство Годунову, было брошено обвинение в убийстве Димитрии и сказано, что есть лицо, похожее на убитого и готовое выдать себя за него, — сказал это, по слухам, Федор Романов. Борьба принимала иногда характер личной схватки противников, и был случай, когда боярин Федор Никитич бросился на Годунова с ножом. В борьбе с родовитым боярством Годунов вышел победителем. Все враждебное боярство было сослано в отдаленные края и частью уничтожено. Но у них оставалась возможность использовать подставное лицо, Самозванца, который, по мнению современников, был подготовлен боярами Романовыми и их сторонниками. Было известно, что «Димитрий», или Григорий, до появлении на исторической сцене жил в семье Романовых.

2. 1604–1606 годы — борьба Годунова с Димитрием, окончившаяся гибелью Годуновых и торжеством боярского круга.

3. Борьба низов против боярского правлении за политические и социальные идеи, потерпевшее полное поражение. В этот период борьбы принимали участие исключительно внутренние силы восставших народов и крестьянства. (Болотников, Шаховской и др.). Казаки заметного участия в этом движении не принимали.

Борьба против внешних сил, поляков, захвативших власть в московской Руси. В этот период казаки принимали самое деятельное участие, и всеми силами.

Для династической борьбы внутренние силы России были ничтожны и толчком в борьбе с Годуновым должны были служить внешние силы. Эти внешние силы, по общепринятому утверждению, находились во враждебной Москве Речи Посполитой. Самозванец для Польши оказался средством династической борьбы за Россию и ее ослабление. За правительством Польши стояла католическая Курии с агрессивной политикой папы Климентии VII, стремившегося через католичество подчинить себе восточную Церковь.

Историк Иловайский зарождение Смутного Времени видит не только в политике Польши, но и среде ополячившейся русской аристократии. Три фамилии были главными зачинщиками и организаторами этой интриги: коренные католики, кн. Мнишек, изменившие недавно православию — Салеги, и стоявшая на пути ополячении семья Вишневецких. Князь Мнишек действовал в целях обогащении, Сапега — в политических, два брата Вишневецких; в интригу вступили по родству с Мнишек, так как один из них был женат на Мнишек.

Историк Соловьев видит причины Смутного Времени в «дурном нравственном состоянии общества и сильно развитом казачестве. По своему характеру казак не мог согласовать своих интересов с государством, и беспрестанно действовал вопреки последнему. Государство терпело его по слабости». Ту же оценку причин Смутного времени дает и историк Карамзин. Соловьев и Карамзин причины Смуты видят не в общей «анархии», охватившей Русь в начавшейся борьбе Димитрия с Годуновым, а как «казачье воровство». Казалось, что Русь того времени превратилась вся в казачий лагерь и поставила целью самоуничтожение. Действительно, Польша была заинтересована в Смуте, донские казаки недовольны были правлением Годунова, но если бы причины крылись лишь в этих силах, то для борьбы с Москвой и свержении законной царской власти они были ничтожны. Формирование войск для «овладения родительским троном Димитрием» производились в Польше в частном порядке. Король и представители польской политики сочувствовали нарождавшейся Смуте, но от открытого враждебного вмешательства в движение воздерживались. Положение Польши было далеко не благоприятно: она находилась в войне со Швецией и не могла итти на риск, восстанавливать против себя Россию. Замысел Смутного Времени, как справедливо утверждает Иловайский, осуществлялся в кругах русско-польской аристократии, к которой примыкала аристократия Ливонского княжества. В составе этой аристократии было много русских вельмож, бежавших «от царского гнева» во время царствования Ивана Грозного. Эти внешние силы были в связи с аристократией внутри московского государства и имели одни и те же цели и стремления: свержение установившейся твердой власти московских царей.

Центром заговора был замок кн. Мнишек в городе Самборе. В Самборе происходило формирование добровольных дружин, устраивались пышные балы, на которые приглашались бывшая московская знать и происходило опознавание «законного» наследника московского престола, действительного сына Ивана Грозного.

Вокруг «Димитрия» образовывалась придворная аристократия. Однако, среди окружения Димитрия в его действительную законность искренно и без колебаний верило только одно лицо — это сам Димитрий. Под каким бы названием он не вошел в историю: Лжедимитрия, Самозванца, Гришки Отрепьева, — все современники, близко с ним соприкасавшиеся, единогласно утверждали, что вся его деятельность, все поступки показывали на глубокое убеждение его в царском происхождении. Что же касается польско-литовско-русской аристократии, то вряд ли кто из них допускал мысль о его царском происхождении, и нужен он им был лишь в известных целях — свержения Годунова.

Но какие бы силы ни принимали участие в зарождавшейся великой Смуте, в русском народе борьба эта имела глубокие бытовые корни — восстановления прервавшейся законной, наследственной династии московских царей. Идея наследственной монархии была близка всему русскому народу, народ видел в ней верховную власть, ограждающую государственные интересы, а не классовые, за которые вела борьбу высшая аристократия XVI века. Самодержавие Москвы было более демократичным, нежели Новгородская и Польская республики или конституционные монархии, почему и оказалось более сильным и устойчивым, чем торговая или феодальная олигархия. В восстановлении законной династии были заинтересованы и казаки. Казаки нуждались в покровительстве верховной власти московского царя в силу морального и материального характера. Внутренний быт донского казачества построен был на равенстве и народоправстве, имевшей тот же недостаток, что и «Вече»: казаки все время находились под угрозой впасть в анархию. Казаки XVI и XVII веков представляли «военные лагеря». Все население в силу местных условий, составляло военное сословие, и весь быт в условиях существования слагался и поддерживался исключительно военными соображениями. Земледелие было запрещено под страхом смертной казни. Донские казаки занимали земли по течению Дона от устья реки Вороны до Азова, Северный Донец и все их притоки. Они должны всегда быть готовыми защищать свои земли, отражать нападении крымцев и других кочевников, или же сами должны были нападать на них, В силу этих условий казаки были не только заинтересованы в сношениях с московскими царями, но и просто находились от них в зависимости. Донских казаков, как и всех казаков юго-востока, кроме блестящих военных качеств, отличало чувство глубокого патриотизма, любовь к своим землям, обычаям, и здоровый государственный инстинкт. Они стремились сохранять в своем быту социальную справедливость, правовое равенство и это побуждало их иметь некоторую опору в московских царях против анархии и распада общего порядка. В сношениях с Москвой казаки видели в верховной власти основу политической устойчивости, почему и стремились сохранить добрые отношении с московскими царями, в то же время строго ограждая себя от полного закабалении Москвой. В Смутное Время юго-восточное и днепровское казачество принимало участие в войне против Годунова, но цели и деятельность их были различны.