Загрузка...



ПРАВЛЕНИЕ ДИМИТРИЯ И ЕГО СУДЬБА

Начавшееся царствование Димитрия в дворцовых порядках, отношении к окружающим вносило многое, не отвечавшее сложившимся обычаям при московском дворе. Во-первых, он ходил свободно по улицам, без сопровождения придворных, свободно разговаривал с народом, каждый мог обратиться к нему с просьбой; он принимал жалобы и письма, заходил в мастерские, где осматривал пушки, сам пробовал их качество и метко стрелял. Не спал по обычаю московских царей, после обеда, и время отдыха употреблял на проверку казны и других дел. Проявлял даже на народных празднествах боя с медведями удаль, и выходил на бой с медведем сам, и поражал их.

Простота эта нравилась народу, зарождалось чувство привязанности к нему. Но, с другой стороны, при строгих московских нравах, ревниво охранявших установившиеся веками обычаи, освященные церковью, — все это могло казаться странным и отступлением от старых обычаев, и для народа оскорбительным. Бояр он обличал в невежестве и советовал чаще ездить за границу, наблюдать и учиться и пополнять свою отсталось, заимствуя навыки западных народов. Был вспыльчив и его палка нередко ходила по спинам притворных. Все это давало для его врагов основание начать возбуждение против него в народе толки, что царь не держится русских обычаев, он еретик и, заняв престол, является опасным для целости России в веры православной. Однако распространения этих слухов было недостаточно, чтобы поднять народ против Димитрия, как это удалось против Бориса Годунова. Во внешней полипике Димитрий был связан более сложной обстановкой. Движение его против Годунова начиналось в Польше, и среда которая оказывала ему помощь, имела свои цели и стремилась извлечь из него соответствующие выгоды. Во-первых, король Сигизмунд надеялся при помощи Димитрия занять шведский престол, получить от него северные русские земли, т. е. Киевщину и Новгород-Северский с Черниговщиной, вечный мир с Польшей, разрешение иезуитам строить в России церкви, свободу действий католическому духовенству. В личных контактах Сигизмунд называл Димитрия не царем, а «господином». В общем, при начинавшейся Смуте, Димитрий являлся для Сигизмунда средством достижения политических целей. Римская Курия также надеялась с помощью Димитрия подчинить Московию римскому папе. В какой степени Димитрий давал надежды на осуществление этих целей, находясь на территории Польши, — трудно определить, но, заняв московский трон, в официальной переписке отвечал: «Земли Северские он не даст, заплатил деньгами; мир с Польшей желателен; церквей католикам строить не позволит; для присоединения Швеции к польской короне буду помогать деньгами».

Но Димитрия сильно связывала с Польшей и католичеством его предстоящая женитьба на дочери Мнишек, католичке Марине. В Москве, с первых дней воцарения в ней Димитрия, появилось много поляков. Они шумно гуляли по улицам, оскорбляли народ, не считаясь совершенно с прохожими, и даже позволяли врываться в дома. В скором времени ожидался въезд в Москву Марины и ее многочисленного штата сопровождающих родственников, знати и военных. Поведение поляков отражалось в сильной степени и на отношении народа к Димитрию, что служило главным средством возбуждения народного против него недовольства. И действительно, уже при коронации Димитрия, а также и потом, при посещении им церквей и соборов, сопровождавшие поляки сидели на лошадях и во время богослужений трубили в трубы и били в бубны. Главной целью во внешней политике Димитрий ставил войну с Турцией. Он с первых дней, после коронации, начал готовиться и собирать войска в Ельце, внимательно следил за отливкой новых пушек и сам проверял их меткость.

После длительных переговоров Димитрия с польским правительством, наконец было условлено о времени и порядке въезда Марины в Москву. 2 мая с большим великолепием и многочисленной свитой Марина въехала в Москву. Многочисленная сопровождавшая ее свита была размещена в Кремле, откуда были выведены прежние обитатели — купцы, духовенство и даже бояре. Венчание их с Димитрием произошло без согласования с церковными уставами, 8 мая, в пятницу, под праздник Николина дня. В Кремле начались свадебные веселья, на которые русские не допускались, за исключением некоторых приглашенных. Этим решили воспользоваться враги против Димитрия.

Во-первых, недовольство политикой Димитрия стало проявляться в Польше. После того, как Димитрий заявил, что он не уступил полякам не только Северской земли до Смоленска, но вообще ни одной русской земли, и отказал строить католические храмы в Москве, и, конечно, исключал всякие надежды на «воссоединение» церквей под властью папы, польский посол Гонсевский угрожающим тоном заявил ему, что Борис Годунов жив и находился в Англии. Димитрий на эту угрозу ответил: «Я вам не Годунов и меня этим не запугаете».

Более опасным был заговор внутренний. Во главе заговорщиков был князь Василий Шуйский. Через своих агентов он распускал слухи: «Что это за царь? По всему видно, что не настоящий сын Ивана: обычаев старинных не держится, ест телятину, в церковь ходит не так прилежно, как прежние цари, а перед образами не очень низко поклоны кладет; в баню не ходил, хоть бани и каждый день топятся, а он со своей еретичкой спит, да так и необмывшись, в церковь идет, и за собою поляков ведет, а они собак вводят в церковь, святыни оскверняются… Нет, он не может быть истинный Димитрий». Начинали в толпе восхвалять и Годунова. «Крикунов» хватали, но Димитрий миловал их. Поляки стали видеть опасность и предупреждали Димитрии, но он не верил и не принимал никаких мер. Верными ему оставаясь часть казаков с атаманом Карела, которые были оставлены при Димитрии после его коронации, и ухода Войска на Дон. Карела, гуляя по Москве, зорко следил за настроением и всех строго преследовал за распространение ложных слухов о Димитрии. Тогда агенты Шуйского стали распространять слухи в народе, что в Москве нет жизни от казаков.

Шуйский начал стягивать из провинций войска, направлявшиеся в Елец на сборный пункт против Турции, и сосредотачивать их в Москве. В Москву были введены войска Новгородские и Псковские. Из владений Шуйского были вызваны служащие, из которых были составлены первые отряды недовольных. В заговор с Шуйским вошли кн. Голицын и Куракин. Шуйский действовал с согласия духовенства, в том числе митрополита Гермогена. Он упрекал царя за то, что он женится на иностранке-католичке и говорит, что если Марина не будет крещена по-православному обряду перед венчанием на царство, то брак их не будет признан церковью. Гермоген был удален из Москвы и отправлен в монастырь, а на его место был поставлен архиепископ Иосаф Коломенский. После соответствующей подготовки вооруженных сил, необходимых для переворота, Шуйский ночью собрал к себе бояр, купцов, сотников, пятидесятников, которым он и объявил: «О страшной опасности, которая грозил Москве от царя, преданного полякам». Шуйский открыто заявил, что он признал самозванца царем, только для того, чтобы освободиться от Годунова… «А теперь он оскверняет храмы Божьи, выгоняет священников из домов и отдает их иностранцам… Я для спасения веры православной готов на все, лишь бы вы мне помогли…»

Временем восстании была принята отлучка Димитрия для военных упражнений войск под Москвой. Готовя войска к военным действиям против Турции, Димитрием был сделан деревянный городок для военных упражнений, который должен был одной стороной, состоящей из иностранцев — защищаться, и другой, состоящей из русских — штурмовать. Эту предстоящую «потеху» заговорщики использовали в своих целях, распространяя слух, что царь хочет избавиться от русского боярства, решил его уничтожить, выводя его против вооруженных иноземцев, которым дан секретный приказ броситься на них и уничтожить. В ночь с 16 на 17 мая 1606 года отряды войск, привлеченных на сторону заговорщиков, заняли 12 ворот и не пропускали никого в Кремль, ни из Кремля. Немцам (100 человек), составлявшим охрану Димитрия, Шуйский именем царя приказал разойтись по домам, и во дворце остались лишь 30 стрельцов, составивших единственную его охрану, под начальством головы Басманова. Около 12 часов ночи ударили в колокол на Ильинке у Ильи Пророка, после чего заговорили колокола во всех церквях. Народ двинулся на Красную площадь, там на конях уже собрались бояре и дворяне, числом до 200, Шуйский, имея в одной руке крест, в другой меч. Подъехав к Успенскому собору, он приложился к образу Богородицы и сказал окружающим: «Во имя Божие идите на злого еретика». Толпа двинулась ко дворцу.

Набат и тревога разбудили Димитрия и он послал Басманова узнать, в чем дело? Басманов, поняв в чем дело, бросился в палаты царя и закричал: «Бояре восстали…». Затем вышел к выходу и стал увещевать толпу, но был поражен в серце ножом Татищевым. Толпа ворвалась в палаты царя. Димитрий с мечом решил оборониться, но увидев бесполезность, бросился в комнату Марины и крикнул ей об опасности, сам бросился из окна и при падении разбил себе грудь и повредил руку, и остался лежать без сознания. Его окружила его охрана, привела в сознание и принесла во дворец. Когда заговорщики хотели взять его, стрельцы стали защищать его. Оторопевшая вначале толпа остановилась, но потом начала кричать, — «если будете защищать, то мы пойдем в слободы и начнем убивать стрелецких жен». Угроза эта подействовала и стрельцы стали колебаться и потребовали «слово матери», инокини Марфы. Голицын скрылся на некоторое время, и, возвратились, заявил, что Димитрий не ее сын, а «расстрига». Стрельцы выдали Димитрии, сказав: «Да совершится по Божьему хотению».

Все закричали: «Бей его!» Валуев выстрелил в Димитрия, другие дорубили несчастного. Тело его и Басманова толпа повлекла на Красную площадь. Поравнявшись с Вознесенским монастырем, где жила инокини Марфа, толпа кричала: «Твой ли это сын?» Она ответила: «Вы спрашивали бы об этом раньше, когда он был жив, а теперь он уже, разумеется не мой».

Трупы были выставлены на площади три дня, а потом Димитрий был похоронен на серпуховском кладбище, а затем вырыт, сожжен в котлах, прах был смешан с порохом, которым была заряжена пушка и из нее выстрелили в сторону, откуда он прибыл.

После убийства Димитрия толпа бросилась убивать поляков и иноземцев. По разным сведениям поляков было убито 1 200—2 135; русских — 400—2 000. Бояре принимали меры, чтобы остановить толпу от погромов польского посольства, боясь осложнении с Польшей. Князь Мнишек и Марина остались в живых, но были обобраны до нага и посажены под строгий надзор. Посольство тоже было поставлено под стражу. Осталось предание, что Димитрию в предшествующие убийству дни было видение. Он лежал в постели и увидел, что кто-то подходит к нему в образе старика. Димитрий вкочил и приведение исчезло. Он лег и снова увидел, что к нему подходит старик и говорит: «Ты, государь, добрый, но за несправедливость и беззаконие слуг твоих царство твое отнимается от тебя». (Костомаров «Смутное Время», стр. 356). Видение исчезло и царь призвал придворного, Бучинского и рассказал ему, а затем рассказывал какому-то пастору, который как будто упрекал русских в невежестве и советовал царю привести Россию в лютеранство.

Когда везли труп царя на Красную площадь, то поднялась страшная буря, точно такая же, как и при его въезде в Москву. Со смертью Димитрия начинался третий период Смутного времени, по характеристике ак. Платонова: борьба низов против боярского правлении за политические и социальные идеи, или просто — поднимался народный бунт.