Загрузка...



ПОДГОТОВКА ДОНСКИХ КАЗАКОВ КО ВЗЯТИЮ АЗОВА

Донскими казаками было задумано важное предприятие — захват Азова, и к этому походу началась тщательная подготовка. Не было достаточно боевых припасов, и казаки с этой целью отправили в Москву станицу с атаманом Иваном Каторжным с просьбой, в которой писалось: «В прошлом 1636 году твоего жалованья государь не было и мы помираем голодною смертию, наги, босы и голодны, взять кроме твоей государевой милости, негде. Многие орды на нас похваляются, хотят под наши казачьи городки войной приходить, и наши нижние городки разорить, а у нас свинцу, ядер и зелья нет. В окраинных городках целовальники стали брать пошлины с казаков». Государь пожаловал и велел послать казакам с запасами дворянина Степана Чирикова, который должен был на Дону встретить ехавшего из Константинополя в Москву турецкого посла Кангакузена. Отправив Каторжного в Москву, казаки зимою 1637 года послали по всем городам повестку с приказом всем наличным казакам от всех верховых городков и по всем речкам быть в нижнем городке на съезде. Но в повестке делалось оговорка, что кто не явиггся, то «нетчикам» суда и расправы не будет. При общем наличии 15 000 годных к походной жизни казаков на съезд в Монастырском городке собралось около 4 000. Но в это время на Дону появились части днепровских казаков. Польша, заключив мирный договор с Турцией, принялась за казаков. Чтобы обеспечить себя от набегов со стороны крымцев и турецких татар, Сеймом решено было построить крепость на правом берегу Днепра, при устье Самары. Для постройки крепости был приглашен француз, Морийон. В 1635 году казаки, возвращаясь из морского похода, бросились на крепость, взяли ее, Морийона зарезали и крепость уничтожили. Против казаков Польшей были посланы войска, казаки потерпели поражение, а атаман Сулима был взят в плен и казнен в Варшаве.

В Запорожье начались раздоры. Часть казаков присоединилась к турецким войскам против буджатских татар; другая, около тысячи, решила покинуть Запорожье и уйти в Персию. Проходя Дон, они были приглашены донскими казаками на общее собрание, получили предложение остаться на Дону и принять участие в походе на Азов. Запорожцы согласились идти совместно добывать Азов. 9 апреля на Кругу было единодушно принято решение в поход на море не ходить, а идти всем на Азов и взять его. Под Азов была послана разведка для поимки «языка». Вся подготовка велась с расчетом не неожиданность. Азов, — или в древности Танаис, — был построен во времена скифов и сармат и был крупным центром торговли с Грецией и Малой Азией; расположен на берегу Азовского моря. За 115 лет до нашей эры, был занят понтийским царем Митриддатом Понтий-ским, затем им владели гунны, хозары и печенеги. В исходе X века он подпал под власть киевского князя Владимира и тот отдал его с Тмутараканским княжеством своему сыну Мстиславу. Около половины XI века был покорен половцами и получил название Азов. В 1471 году Азов был взят турками и превращен в турецкую крепость. Азов расположен на левом берегу р. Дона, в 8 верстах от впадении его в море. Одна половина города расположена внизу у самого Дона, а другая — на высоте. Город имел замкнутую крепостную стену общим обводом в 600 сажен. Со стороны Дона стена достигала 10 сажен высоты. Крепостные рвы имели 4 сажени ширины и 1 с пол. саж. глубины. Оборонительную силу составляли 11 башен. Азов, превратившийся в турецкую крепость, закрывал вход казакам в Азовское море, от Азова казакам стало тесно, и они решили идти на Азов войною. С 1637 года турки, учитывая значение Азова в войне с казаками, спешно его укрепляли. Все крепостные постройки были обновлены и усилены. Стены были сложены из камня и скреплены глиной; в них: не было зубцов. Гарнизон крепости состоял из 4 000 отборных янычар и до 1 500 разного люда, в общем числе около 5 с половиной тысяч человек. На вооружении имелось 200 пушек разного калибра. Боевыми припасами крепость была обеспечена, как и продовольствием, более, чем на год. По официальным отпискам казаков по поводу похода на Азов видно, что численность казаков, выступивших под Азов, была примерно, в 4 000 человек. Но главная их слабость заключалась в том, что они не имели осадной артиллерии. Москва не давала казакам артиллерии, и у ник имелось всего 90 пушек разного калибра, большая часть которых не имела приспособлений для передвижении. Все это было добыто у неприятеля, тех же турок.

В то время, когда в строжайшей тайне казаки готовились к походу на Азов, из Турции в Монастырский городок к казакам снова прибыл посол султана, Кантакузен, ехавший в Москву с многочисленной свитой. Казаки вместо того, чтобы отправить его поскорей в Москву, задержали Кантакузена в Монастырском городке, т. к. в нем происходила спешная подготовка к походу: заготовлялись лестницы для штурма и другие штурмовые материалы, готовились продовольствие и боевые припасы. Из Москвы прибыла станица с грамотой, извещавшей, что жалованье Дону отпущено и уже готовится в путь, а атаман Каторжный остался в Москве, чтобы выпросить отпуск еще нового жалованья. Кантакузен видел сборы, понял их цель и решил предупредить азовский гарнизон о подготовлявшемся на него нападении. Ночью он пустил на колодах предупредительные письма, а потом послал в Азов несколько человек свиты. Один из них был пойман в устье Аксая в каюке и при нем было найдено письмо к ногайцам, в котором от имени султана, Кантакузен приказывал идти на помощь Азова всем ратным людям из городов Тамани, Темрюка, Керчи и отовсюду. Имея и раньше счеты с Кантакузеном, казаки, несмотря на настоятельные требования царского посла Чирикова освободить его, посла отправили в Москву, а Кантакузена задержали. Походным атаманом был избран Михаил Иванович Татаринов, и после молебна, 19 апреля, войско в составе 4 000 человек, двинулось к Азову. Часть двигалась на лодках по Дону, другая, на конях, — вдоль берега. Для разведки и обеспечении со стороны степи, была выслана конница, занявшая течение реки Кагальника, образовав заслон в сторону Темрюка и Тамани. Другая часть разведывательной конницы перешла правый берег Дона и составила заслон против бывшего Ногая и Крыма. Кроме того, сильная партия казаков на стругах отправилась к устью Дона для оберегания со стороны моря.

21 апреля казаки обложили крепость со всех сторон. Турки, однако, не были захвачены врасплох и 4 000 янычар в стройном «чине», с ружьями на приклад, стояли на стенах. Неожиданность казакам не удалась. В ту же ночь стали делать аппроши к стенам крепости и насыпать валы для собственной обороны. Казачья конница, выставленная в сторону Крыма, встретила татарский отряд, возвращавшийся после набега на русские окраины, разбила его наголову и освободила 300 русских пленных. Но в степи повсюду появлялась татарская конница, и в поле завязалась перестрелка. Пока казаки рыли аппроши, янычары со стен насмехались над ними и кричали им: «Сколько вам под Азовом ни стоять, а его вам как ушей своих не видать».

Казаки попробовали пойти на штурм, но были отбиты. Первая неудача имела неприятные последствия среди казаков — и запорожцы стали выражать желание отказаться от осады, тем более, что из Царьграда можно было ожидать подхода подкреплении. У пойманного грека казаки добились признания, что Кантакузен послал в Крым и повсюду сообщении, предупреждавшие о нападении казаков на Азов. После этого казаки решили, что Фомка «не посол, а лазутчик», вызвали его на круг, как предателя Иуду, а его толмача, как колдуна, убили до смерти, как говорит Броневский, приписав первые неудачи волшебству толмача Ассана, успокоились только после того, как отпели молебен и окропили табор святою водою. К этому времени из Москвы с послом Чириковым прибыло жалованье казакам и припасы: зелье ружное да пушечное и пушечные ядра. Подошло и подкрепление в 1500 казаков, собранное атаманом Каторжным по пути из Москвы. Видя, что крепости штурмом не взять, казаки решили овладеть ею минной войной. С казаками был немец Иоган Арданов, хорошо знавший подрывное дело. Он и начал вести работы по подкопу. Татары предпринимали все время меры для помощи осажденным. Около 4 000 их конницы появилось на линии р. Кагальника. Казачья конница допустила их до самой реки и разгромила татар совершенно, после чего черкесы не делали больше попыток освобождении Азова извне.

17 июня работа по подкопу была окончена, вкатили в подкоп бочки с порохом и приготовили фитили. Перед приступом казаки разделились на две части: одна была собрана со стороны подкопа, другая — с противоположной, с лестницами и другими штурмовыми средствами. 18 июня в 4 часа произошел страшный взрыв, стену вырвало, а многих басурман с камнями пометало. В пролом бросились казаки во главе с атаманом Татариновым, с другой уже лезли казаки по сотням легких лестниц. Опомнившиеся янычары встретили казаков стрельбой, сталкивали со стен, сыпали в глаза песок, лили кипяток и расплавленное олово. Но много казаков уже было в городе. На улицах повсюду шли бои. Дым пополз по крепости, и в этом дыму, не видя друг друга, шла сеча великая. К вечеру турки, оставшиеся в живых, заперлись в замке, многие бросились спасаться в степь. Но за городом, у р. Кагальника, конное войско казаков бросилось на них и всех посекло. В замке в 5 башнях засевшие турки упорно сопротивлялись, но на вторые сутки и эти защитники сдались. Кроме женщин и детей, пленных не было: весь гарнизон был уничтожен. Русских пленников в Азове было освобождено до 2 000 человек. Казаки потеряли убитыми 1 100 человек и много было ранено. Добычу казаки делили на 4 000 паев по числу участников. Если к этому числу прибавить число убитых, то число участников во взятии Азова было 5 500 человек, из ник 4500 донцов и 1 000 запорожцев. Получив свою долю, запорожцы отправились к себе.