Загрузка...



ПРИСЯГА ДОНСКОГО ВОЙСКА НА ВЕРНОСТЬ МОСКОВСКОМУ ЦАРЮ. ОБЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ В ПРИДНЕПРОВЬЕ И СМУТА СРЕДИ КАЗАКОВ

Бунт Разина произошел после только что пережитой Москвой измены Выговского в Приднепровье. Измена эта дорого обошлась Москве, поэтому во время движения Разина Москва очень подозрительно смотрела на Донское войско. Войско Донское не приняло участия в движении Разина, но оставалось нейтральным и только в конце мятежа открыто выступило против него и ликвидировало мятеж. В Москве, однако, всех донских казаков называли «ворами и изменниками». В манифесте, обнародованном после мятежа, писалось: «Корнило Яковлев с товарищи, которые в том злом умысле были… донские казаки отбратились от зол своих» и дальше обвинение смягчалось и писалось, что Разин «прямых старых казаков донских, которые за церковь и крестное целование и за Московское государство стояли с бояре и воеводы, их многих побил и пограбил и позорил…»

Тем не менее Москва решила укрепить свое положение на Дону и заставила атамана Корнила Яковлева в Москве присягнуть на службу царю, а на Дон был прислан стольник Косогов с стрельцами и требованием присяги войска. «Как будучи в Москве атаманы Корнило Яковлев и Михаиле Самаренинов, клялись великому государю из верных своих службах, перед св. Евангелием обещались, также и вы казаки великому государю перед Евангелием веру учинили б». Четыре дня на Кругу шли опоры. Казаки кричали, что великому государю и без крестного целования служить рады верно и целование креста ни к чему. Но было решено, что «всем войском великому государю обещанье учинить перед Евангелием». Был сделан приговор принести на верность службе государю крестное целование, «а если кто из казаков к тому обещанию не пойдет, того по войсковому праву казнить смертию и животы их грабить». Присяга была учинена на площади перед собором. Имена присягнувших были внесены в книгу, присланную из Посольского Приказа. Другая книга была оставлена в Войске, для записывания тех, кто вновь будет принят в казаки. Главные статьи присяги заключались в том, что «старшинам и казакам все открывшиеся на Дону возмущения и тайные заговоры противу государя в тож время укрощать, главных заговорщиков присылать в Москву, а их последователей по войсковому обычаю казнить смертию. Если же кто из них, в нарушении присяги, изменя государю начнет сноситься с неприятелем — с поляками, немцами и. татарами, — с таковыми предателями, нещадя живота своего сражаться, сами же к таковым злоумышленникам не приставать и даже не помышлять о том. С калмыками дальнейших сношений не иметь, кроме увещаний служить государю верно, и с казаками, скопом и заговором ни на кого не ходить, никого не грабить, не убивать и во всех делах ни на кого ложно не показывать. На здравие государя Алексея Михайловича и его царской фамилии не посягать, и кроме того, другого государя — польского, литовского, немецкого и других земель царей, королей или принцев иноземных не призывать и не желать, а ежели услышать или узнают на государя или всю царскую фамилию скопили заговор или другой какой умысел, возникших у русских или иноземцев, и с такими злоумышленниками, не щадя живота биться». 28 августа 1671 года донские казаки стали поддаными московского царя, и Донское Войско вошло в состав Российского государства. После принесенной донскими казаками присяги на службу московскому царю в Москве решили закрепить более прочно положение на Дону, и в его низовьях построить укрепленные городки. Решение это было предложено атаману и старшине, значение которых стало возрастать на Дону. Постройку укрепленных городков было предложено произвести так, чтобы знали только атаман в его старшина. Но это тайное решение было воспринято казаками как оскорбительное для них и поэтому отвергнуто. Атаман был сброшен, а главный виновник этого проекта должен был бежать в стан воеводы Хованского, отбиваясь ножом.

Военная часть осталась в ведении Войска. Царские грамоты определяли только число казаков, потребных для похода. Но какая станица сколько должна выставить бойцов — это было только в ведении Войска. В 1672 году войсковой грамотой было приказано, чтобы казаки шли в Черкасск из каждого городка по три части, четвертая же часть оставаясь для охраны городков.

В походах казаки подчинялись московским воеводам, но вся военно-административная, судебная, дисциплинарная, хозяйственно-интендантская часть оставались в ведении походного атамана и выборных войсковых начальников.

В то время, когда Москва и Дон переживали мятеж Разина и последовала присяга Донского войска на верность службы государю, в Приднепровье происходили не менее важные события. Раздел Днепром по Андрусовскому миру в 1667 году вызвал сильное недовольство во всех слоях приднепровского населения. Запорожские казаки увидели в договоре Москвы с Польшей угрозу свести их общими усилиями. В правобережье, в Чигирине, Дорошенко объявил себя подданым турецкого султана. Неспокойно было и в левобережье. Брюховецкий, получив боярское достоинство и имущественные угодья в награду от царя, стал бесконтрольно проявлять свою власть, и вести двойную полипику в отношении Москвы. Он настаивал на проведении мер, которые вели бы к общему недовольству: увеличения московских войск в Приднепровье и присылки митрополита из Москвы.

В западной стороне был третий гетман — Ханенко, сторонник Польши, и Приднепровье разделилось на три части: западная входила в подчинение Польши; часть с городом Чигирином признавало подданство Турции; и восточная часть оказалась под властью Москвы. В положении неустойчивого равновесия оказалась четвертая часть Приднестровья — Запорожье. Непримиримым противником Москвы стал и киевский митрополит Мефодий. Переход московского ставленника киевского митрополита во враждебный Москве стан, замыкал кольцо правящей верхушки против Москвы. В Гадяче была собрана тайная Рада и поставлен вопрос — как и какими мерами начать дело, чтобы выжить Москву из украинских: городов. Этому делу мешала вражда между Дорошенко и Брюховецким. В Чигирине тоже была собрана Рада и Дорошенко говорил, что «Брюховецкий человечишко худой и не природный казак». Всею старшиною было утверждено, — соединиться жителям обеих сторон и платить дань турецкому султану и крымскому хану, и с ними ходить на московские земли.

Запорожские казаки также присягнули быть под властью Дорошенко. Для похода были собраны татары и Дорошенко хотел, чтобы часть их шла на Польшу, а с другой он решил идти на московские владения. Брюховецкий открыто заявил московским воеводам, «если вы не покинете города, то казаки вас побьют». Стрельцы покинули город, но многие из них были побиты, воевода ранен, оставшиеся погибли в пути. Выступив открыто против Москвы, Брюховецкий разослал универсалы, в которых писал: «Послы московские с польскими присягою утвердились с обеих сторон разорять Украину и для этого Москва дала ляхам для найма иноземных войск 14 миллионов денег». Грамота из Гадяча пошла на Дон, в которой писалось, «что Москва с ляхами постановила славное Запорожское Войско и Дон разорить и в конец истребить. Прошу и остерегаю, не прельщайтесь казною их, но будьте в братском единении с господином Стенькою, как мы находимся с запорожскою братией нашею».

Дон не тронулся, но днепровские казаки поднялись против московских войск. Против Москвы поднимался очередной мятеж казаков. На помощь им пришли татары, и русские под давлением их оставили не только всю левобережную Украину, но потеряли и некоторые собственные города. В результате измены Брюховецкого Москвой было потеряно 48 городов и местечек, 14 000 рублей, 141 900 четвертей запасов, 183 пушки, 254 пищали и 32 000 ядер. Но после того, как левобережная часть Украины была освобождена от русских, против Брюховецкого поднялся Дорошенко. Брюховецкий, чтобы найти поддержку, отправил послов к турецкому султану, предлагая подданство. В Гадяч прибыли татары с целью привести казаков к присяге. Брюховецкий решил использовать татар против Дорошенко, но татары заняли нейтральное положение, а казаки отказались драться за «гетманов». Брюховецкий был выдан Дорошенко и там убит казаками, а Дорошенко избран гетманом двух сторон Днепра и возвратился в Чигирин. На восточной стороне Дорошенко оставил наказным гетманом Многогрешного. Татары признали в Запорожье гетманом Суховеенко, который заявил, что Дорошенко не может называться гетманом, потому что он гетман ханского величества. Суховеенко вступил в переговоры с московскими воеводами и предлагал условие договора Хмельницкого. На Украине снова началось брожение. Белое духовенство с слободским населением было за Москву, казачья старшина с черным духовенством — за независимость. В 1669 году в Москву прибыло посольство, в которое вошло духовенство от гетмана и казаков. Решено было созвать Раду, на которой гетманом был избран Многогрешный, и реестровых казаков число было установлено в 30 000 человек. Суховей с запорожцами отстали от Дорошенко. Поднялся против него и Ханенко, сторонник Польши, и к ним присоединился Хмельницкий, сбросивший монашеский сан и снова появившийся на исторической сцене. В 1671 году Дорошенко с татарами вторгся в пределы Польши. Ханенко и Серко с запорожцами были на стороне Польши. Турции потребовала присоединении западной части Украины к своим владениям, ввиду присяги Дорошенко. С Украины стали поступать в Москву сведении, что Многогрешный стал сноситься с Дорошенко, собираясь перейти в подданство Турции, но был схвачен казаками и отправлен в Москву. В Москве они с братом были приговорены к плахе, но помилованы и отправлены в Сибирь. Серко также был схвачен и отправлен в Москву, а оттуда в Сибирь. Для выбора гетмана снова была собрана Рада в Дуброве и гетманом был избран Иван Самойленко. В 1674 году Самойленко было приказано соединиться с Ромодановским и идти на правый берег Днепра. Они подошли к Каневу, где на их сторону перешел сторонник Польши Ханенко с 2 000 казаками и другие полковники, которые принесли присягу московскому царю.

Подданство Дорошенко турецкому султану привело к тому, что в стране повсюду господствовали татары и турки, и Чигирин превратился в рынок торговли «ясырем». У всех на устах было проклятие Дорошенко. В 1675 году Москва в союзе с Польшей начала готовиться к войне против Турции и Крыма. 15 сентября 1675 года Ромодановский и Самойлович с войсками появились у Канева и выслали на другую сторону Лысенко с казаками. Движение это навело страх на Дорошенко и он просил помощи у турок и татар, но те были заняты войной с Польшей и Москвой. К этому времени из Сибири был отпущен Серко и возвратился в Запорожье. Он дал знать в Москву о своей верности царю, и в Запорожье находились стрелецкий голова Пукашкин, Мазин Мурза с калмыками и атаман Фрол Минаев с донскими казаками. Серко соединился с ними и пошли чинить воинский промысел против крымских улусов. Потом Серко с запорожцами и донскими казаками пошел на Чигирин и Дорошенко присягнул на верность московскому царю, а Серко и его соратники дали присягу Дорошенко. Серко взял у Дорошенко клейноты и войсковые гетманские булаву, знамя и отвез в Запорожье, а в Запорожье никогда клейнотов не бывало и из Москвы приказали отвести их гетману Самойленко. Серко начал действовать самостоятельно и рассылал универсалы, что Дорошенко отложился от султана и приложился к московскому царю. Москва требовала от Дорошенко, чтобы он принес присягу в присутствии Ромодановского и Самойленко. Дорошенко на свидание с Ромодановским не соглашался, но послал в Москву посольство и через него просил царя принять его под его высокую руку с условием жить на той стороне Днепра и иметь помощь против Крыма… Послов из Москвы отправили к Ромодановскому с приказанием, чтобы их задержали до приезда Дорошенко. Гетманом в Москве считался Самойлович, а Дорошенко был обещан Чигирин со всеми поселениями. 30 января 1676 пода умер царь Алексей Михайлович.