Загрузка...



Эпилог

С окончанием войны на Средиземноморье завершилась и карьера 658-й. Еще три месяца она оставалась на Адриатике, выполняя самые разные задания. Сначала она выполняла функцию некого почетного маяка, направляющего идущие в Триест конвои вдоль очищенного от мин канала, затем была «понижена» до шлюпки, перевозящей матросов, отправляющихся на берег в увольнительную, со стоящих на рейде крейсеров.

После этого были другие задания, включая расстрел плавучих мин, срезанных минными тральщиками.

А потом снова Мальта, где мы сошли на берег, навсегда покинув 658-ю. Пышные празднества, которые проходили в августе по поводу победы над Японией, были окрашены налетом грусти из-за расставания со старым верным другом. Из всего экипажа, пришедшего на новенькую 658-ю в марте 1943 года, я один присутствовал при ее списании.

Было 27 августа. Часы показывали 15.00. Прозвучал пронзительный свисток боцманской дудки, Тони медленно спустил военно-морской флаг, а штурман – государственный флаг Великобритании. Стоя на мостике, я отдал прощальный салют.

Но это был еще не конец 658-й, хотя мне больше не пришлось ее увидеть.

В конце 1945 года несколько дог-ботов были приведены на буксире в Александрию и проданы египтянам. 658-я была в первой группе из четырех лодок, причем три из них были потеряны во время шторма, и только одна уцелела. Это была не 658-я. Подозреваю, она предпочла разделить участь 657-й и 663-й и навеки успокоиться среди исторических обломков, покрывающих дно Средиземного моря. Возможно (а кто может с уверенностью утверждать, что у корабля нет воли?), она приняла решение уйти в зените своей славы и таким образом воплотила его в жизнь.