Загрузка...



* * *


— То, что сегодня люди именуют святым Граалем, существовало всегда. О нём осталось много легенд и сказаний. Исходя из них, люди, теряясь в догадках что же он представляет собой на самом деле, трактуют Грааль и как чашу с кровью Иисуса, которую собрал Иосиф Аримафейский после распятия Иисуса; и как «живой камень», «ступень души сияющий кристалл», камень, принесённый ангелами на землю и обладающей чудесной силой; и как младенца, якобы родившегося у Марии Магдалины от Иисуса Христа. Грааль описывают и как удивительный, яркий волшебный свет, и как необычный, священный огонь, и как благословенный рог изобилия, церковное песнопение, «ключ, открывающий небеса», как табуированная тайна, невидимая для недостойных. К Граалю приписывается способность изменять человека после соприкосновения с ним, делать его бессмертным, давать человеку неограниченную власть и открывать перед ним Врата Рая. И, в общем-то, все эти утверждения и догадки отнюдь не беспочвенны, потому что за каждой из них скрывается частичка правды о самом Граале.

На самом деле то, что сегодня именуют Граалем, является определённым звуком, который называется ещё Изначальным Звуком, Звуком Созидания, то есть тем Первоначальным Звуком, который способен изменить мир. Это тот самый Звук, который есть истинным Первоначальным Словом, сказанным Богом, которым Он проявил эту материальную Вселённую. Помните в Библии, в Евангелие от Иоанна есть такие слова: «В начале было слово, и слово было у Бога и слово было Бог».

Ведь при рождении Вселенной того «Большого взрыва», о котором спорят сегодня учёные, не было. То, на что учёные опираются в своих догадках о происхождении Вселенной, к примеру, реликтовое излучение (или как его ещё называют «остывшее» излучение, сохранившееся с ранних стадий развития) или же распределения неоднородностей во Вселенной — это далеко не самое начало зарождения Вселенной, а лишь указатель одной из стадий развития уже образованной Вселенной.

— А что такое «Большой взрыв»? — спросил Славик.

— Ну, на сегодняшний день распространено мнение, что около четырнадцати миллиардов лет назад взорвалось некое вещество, которое не имело ни времени, ни пространства и первоначально было сжато до немыслимых состояний, из которого, впоследствии, и образовалась Вселенная. Учёные предполагают, что по какой-то неизвестной им причине произошло то, что называется Большим взрывом, в момент которого вещество стало расширяться с колоссальной скоростью. И из этой разлетевшейся материи, благодаря воздействию различных сил инерции, гравитации и так далее, стали образовываться галактики.

Но это всего лишь очередная теория, которая в ближайшем будущем, благодаря новейшим открытиям будет пересмотрена. Это то же самое, как и история с атомами, когда люди, считая их целыми и неделимыми, плохо себе представляли их внутреннее устройство и природу происхождения. Они и сейчас её знают не лучшим образом, но, по крайней мере, уже сумели углубиться дальше в микромир, добраться до элементарных частиц, которые являются также не пределом деления. Но главное, люди начали понимать, что вся материя имеет волновую природу, всё состоит из волны, просто в разных сочетаниях, уплотнениях, с разными характеристиками, периодами колебаний и так далее. А основным же свойством всех волн, независимо от их природы, является перенос энергии.

И если человечество в большинстве своём сможет преодолеть в себе желания Животного начала (и в первую очередь, желание уничтожить себе подобных) и доживёт до Золотого века, то сможет и через науку прийти к Богу. Так как, докапываясь до истины происхождения Вселенной, люди, в конце концов, дойдут до Первоначального, того, что называется «Словом Божьим» с откуда и зародился весь многообразный мир Вселенной.

— Интересно, а что известно на сегодняшний день учёным о Вселенной? — спросил Виктор.

— В принципе, если сравнивать с людским уровнем познания двухсотлетней давности, то многое, — не без доли юмора промолвил Сэнсэй. — А если рассматривать в отношении знаний о реальной Вселенной, то очень малое. Но главное, они уже понимают, что Вселенная постоянно расширяется и расширяется с ускорением. Из-за расширения средняя плотность Вселенной убывает с течением времени. Им известно, что космос фонит, и фонит постоянно…

— Что значит фонит? — не понял Костик.

— Постоянно звучит в определённом диапазоне волн. Как говорили древние Альт-Ланды «до сих пор слышен голос Бога, но когда он затихнет, всё исчезнет и ничего не будет».

— Ничего не будет?! — в ужасе переспросил Костик.

— Ничего, — спокойно повторил Сэнсэй. — Материя Вселенной просто аннигилируется… В ближайшем будущем человечество столкнётся ещё с одним феноменом Вселенной. За счёт возрастающего ускорения Вселенной, в связи с истощением силы Аллата человечество будет ощущать стремительное сокращение времени. Феномен будет заключаться в том, что условные двадцать четыре часа в сутки как были, так и останутся, но время будет пролетать гораздо быстрее. И люди будут чувствовать это стремительное сокращение временных промежутков, как на физическом уровне, так и на уровне интуитивного восприятия.

— Так это будет связанно именно с расширением Вселенной? — уточнил Николай Андреевич.

— Да. С возрастающим ускорением. Чем больше расширяется Вселенная, тем быстрее бежит время и так до полной аннигиляции материи.

— А что такое Аллат? — поинтересовался Стас.

— О, Аллат это довольно серьезная тема. Пожалуй, об этом стоит рассказать поподробнее, но чуть попозже… Так вот, как на самом деле зародилась Вселенная. Вначале не было ничего: ни галактик, ни звёзд, ни материи, ни даже вакуума, то есть «космической пустоты». И в этом Ничто появился Первичный Звук, или скажем доходчивее, то, что называется «Словом Божьим». Этот Изначальный Звук, то есть первичная волна, заключающая в себе огромную энергию, которая исходила в Ничто из мира Настоящей Реальности, Реальности Бога и исходила она от самого Творца. В общем Слово Бога, произнесённое Им в Ничто, породило эту энергетическую волну, а Воля Его, вложенная в то Слово, проявила её в этом Ничто, порождая пустоту. То есть, эта энергия была практически «вдута» в Ничто…

Наша молодая компания сидела с такими лицами, словно понимала сказанное Сэнсэем меньше чем наполовину. Зато старшие ребята и особенно Николай Андреевич внимательно и сосредоточенно слушали Сэнсэя, разумея очевидно больше, чем мы. Однако, надо отдать должное Сэнсэю. Глянув на нас, он стал приводить более доходчивые для нашего восприятия примеры.

— …Чтобы вы лучше поняли процесс образования Вселенной, его можно образно сравнить с надуванием шара, или же круглого пузыря. Чем больше эта энергия расходилась и расширялась, тем больше на поверхности пузыря она преобразовывалась в материю.

— Как это? — оторопело спросил Руслан.

— Ну, это вроде того, как надуваешь мыльный пузырь, он начинает расширяться и на своей плёнчатой поверхности всё больше играет радужными переливами. В нашем же случае, чем больше расширялся этот пузырь, тем больше на его поверхности образовывалась материя из первичной энергии, и тем больше она разлеталась по поверхности этого пузыря. В середине же этого пузыря ничего не было, кроме этой энергии Первичного Звука. То есть, не было никакого Большого взрыва, как полагают учёные, никакой тепловой энергии. Тепловая энергия появилась только тогда, когда уже на «плёнке» пузыря энергия, образованная от Первичного Звука, стала преобразовываться в материю. Началось взаимодействие материи между собой, появилось первичное трение. Материя стала скапливаться между собой, порождая гравитацию, силу тяготения, пошли тепловые реакции и так далее. Это привело, в конечном счёте, к зарождению звёзд и их скоплений — первых галактик. И вот там, где были скопления, там проявились очаги тепла. Эти то тепловые очаги от того первичного преобразования остались на микроволновом диапазоне и сейчас. Их вполне можно зафиксировать. То есть, чем больше раздувался пузырь, тем больше разлеталась материя, а из её скоплений образовались галактики. Таким образом и образовалась Вселенная. В ней существует множество галактик, масса существ, в том числе и разумных, духовных существ, представители которых и собираются на Мировой горе из параллельных миров, чтобы поделиться опытом.

— А параллельные миры образовывались сразу на этой плёнке пузыря? — поинтересовался Стас.

— Естественно. Когда преобразовывалась материя из первичной энергии, она преобразовалась в нескольких… как бы это лучше выразиться… скажем так, чтобы был более понятен процесс… она преобразовывалась в нескольких «диапазонах». Таким образом, было создано несколько параллельных миров, которые существуют отдельно друг от друга, и не взаимодействуют между собой. Это как бы срезы плёнки. Но все эти миры находятся в ограниченном бесконечном.

— Не совсем понятно, что значит «в ограниченном бесконечном»? — задумчиво проговорил Николай Андреевич.

— Ну, по факту, вся эта бесконечная для нас Вселенная занимает место в миллиарды раз меньше, чем кончик самой тонкой медицинской иглы.

Николай Андреевич вообще недоуменно глянул на Сэнсэя и растерянно проговорил:

— Кончик медицинской иглы?

— Понимаешь, существует единая реальность — это реальность Бога, реальность универсальной силы. Но, к сожалению, наш человеческий разум очень ограничен. Он создан таким образом, что человек не способен это понять умом. Логикой этого тем более не объяснить. И как бы нам не объясняли на пальцах, всё равно в нашем уме это будут только пальцы. Ну, действительно, как человеческим умом можно понять, что Вселенная зародилась от «Слова Бога, произнесённого Им в Никуда»? Как можно объяснить то место, где нет не только материи, но и пустоты? Как можно осознать тот факт, что абсолютно бесконечная Вселенная настолько мала, что в миллиарды раз меньше кончика тонкой медицинской иглы? Ведь это по нашей логике полный абсурд. И как на этом фоне выглядит Реальность Бога? И кто такой Бог? Как бы мы ни делали попытки постичь эти вещи логикой, мы всё равно упрёмся в тупик, поскольку наш мозг всё-таки ограничен. Но человек тем и прекрасен, что у него есть кроме ограниченной материи мозга ещё и душа — маленькая, но всеобъемлющая. Всё, что человек не может объяснить своим умом, он может прочувствовать через душу. Для ума Реальность Бога практически является нереальностью, для души же Реальность Бога — это неоспоримый факт. Душа ведает гораздо больше, чем ум. Потому надо учиться слушать душу.

— М-да-а, — протянул Николай Андреевич. — Но всё-таки… парадоксально.

— В этом и есть замысел… Человек очень сложный. Он пытается своим умишкой что-то обсудить, что-то доказать. Но только в душе он может чувствовать то, что не понимает разумом. Когда же человек полностью материален, то есть находится на стороне Аримана, он утрачивает способность прочувствовать свою душу. Ариман так его загрузит логикой и мыслями, что человек даже не поймёт, что в нём есть нечто большее, чем просто материальное тело.

Сэнсэй, попивая чай, дал нам некоторое время, чтобы мы смогли усвоить услышанное. Но не успел он сделать несколько глотков, как Николай Андреевич стал его настойчиво расспрашивать:

— И всё же, что такое Аллат? У меня это слово почему-то не выходит из головы с того момента, как ты его произнёс.

— Не удивительно. Когда-то оно было особо значимым. Людям была ведома его подлинная суть, облачённая в предание. В глубокой древности о нём знали в Северной Африке (в Древнем Египте), в междуречье Тигра и Евфрата (в Шумерской цивилизации), некоторые племена Восточного Средиземноморья, Индии, и даже, как бы сегодня это странно не звучало, в землях Приуралья и дельты Ра, то есть нынешней Волги.

— Весьма интересно, — заинтригованно проговорил Николай Андреевич. — И что же это было за предание об Аллате?

— Это исконно древнее предание, которое в свою очередь перешло к землянам от высокоразвитой цивилизации с планеты Фаэтон, повествует о творении всего мира, всей Вселенной, а не только Земли, как уже гораздо позже стали его интерпретировать. Согласно ему Великий Бог задумал сотворить другой отличный от своего мира мир и проявил своё желание. Из желания Бога и возник этот мир, который вначале был незначителен и находился в хаосе. Дальнейшее намерение Бога об упорядочивании этого мира воплотила Аллат — творящая сила женского начала, пришедшая из мира Бога. Аллат проявляется как воля Бога, сила Бога, часть Бога, защита Бога.

— Защита? — удивился Руслан. — Нет, ну воля и сила — это понятно. А от кого Бога защищать? Это же Бог!

Сэнсэй посмотрел на парня и с усмешкой произнёс:

— От глупости разумных существ.

— Глупости разумных? — в недоумении повторил Руслан.

Но смех старших ребят заставил и его улыбнуться на свой «разумный» вопрос. Сэнсэй подождал, пока эмоции коллектива несколько успокоятся, и продолжил.

— Так вот, именно Аллат, как проявление силы мысли Бога, сотворила из невидимого мира видимый, хаос превратила в порядок, породив пространство, время, движение, существ, а также создав гармонию в нём, согласно задумке Бога. Так возник этот мир.

— Любопытно, — задумчиво проговорил Николай Андреевич.

— Таков был смысл исконного предания о творении мира. Но как ни «парадоксально», — выделил Сэнсэй последние слова, так часто употребляемые Николаем Андреевичем, — с развитием цивилизации истинный смысл этого предания, отражающего важную роль Аллата в сотворении этого мира, стала утрачиваться, общее разбиваться на отдельные части, которые к тому же ещё и интерпретировались по-своему, дабы адаптировать их к человеческой логике. Конечно, всё это произошло не без участия крепкой руки Аримана.

— Да уж, рука у него действительно крепкая, — констатировал Женя, не без усмешки потерев своё ушибленное место, очевидно припоминания незабываемый вчерашний день.

Старшие ребята вновь рассмеялись. Николай Андреевич же просто улыбнулся за компанию и поспешил задать свой вопрос Сэнсэю.

— А что ты имеешь в ввиду под интерпретацией, адаптацией этих знаний к человеческой логике? По-моему то, что ты сказал, вполне укладывается в рамки сознания.

— Как сказать, в современной голове частично укладывается, и то не во всякое сознание, — полушутя заметил Сэнсэй. — Даже современному человеку с его довольно развитым мышлением тяжело объяснить действительный процесс сотворения Вселенной, даже такой факт, что такое «конечная бесконечность Вселенной».

— Конечная бесконечность Вселенной, — медленно повторил Виктор, очевидно, как и мы, безуспешно пытаясь вникнуть в смысл этой фразы.

Сэнсэй глянул на сосредоточенное лицо Виктора и пояснил:

— В нашем понимании расширяющаяся Вселенная создаёт понятие бесконечности. Несмотря на то, что галактики продолжают с нарастающей скоростью разлетаться друг от друга в никуда, в бесконечность, эта бесконечность ограничена. И ограничивается она крайними галактиками. Но за ними, за сферой действия Аллата нет ничего. Ибо, если в этом мире есть что-то, то это что-то может быть только благодаря Аллату. А где Аллата нет — там нет ничего. Когда расширяющаяся Вселенная достигнет определённых пределов, то есть галактики разбегутся на определённые расстояния друг от друга, и сила Аллата ослабнет, Аллат исчезнет из этого мира, как сила. Когда исчезнет Аллат, исчезнет и всё вместе с ним, в том числе материя, время, пространство. Не будет даже пустоты. Ибо из ничего было возрождение, и в ничто оно и превратится. В этом и есть феномен мироздания и самого Аллата.

— В ничто?! Ну, Сэнсэй, ты и сказанул! — в напряжении потёр свой лоб Женя, пытаясь разобраться. — Чего-то я не понял. Вот моя рука. — Женя продемонстрировал свою ладонь. Потом откопал полуприсыпанную песком ракушку и, отряхнув её, положил себе на ладонь. — Допустим ракушка — это галактики со всякими там звёздами и планетами. Вот они существуют — Парень сжал ракушку в кулак и потряс им. — Потом прекратили своё существование. — Женя разжал кулак и выбросил ракушку. — Нет ничего. — Он вновь продемонстрировал пустую ладонь. — Но рука-то есть! Она как была, так и осталась.

— Это, конечно неправильное сравнение, — проговорил с улыбкой Сэнсэй, — но в нём тоже есть действие Аллата. К примеру, если бы двадцать четыре года назад 18 апреля молодая стажёрка швейной фабрики по имени Валя не купила бы вечером бутылочку кефира, и не спешила бы, втискиваясь в переполненный автобус 32-го маршрута, да так усердно, что разбила о ступеньки автобуса ту самую бутылочку, которая облила столь драгоценной жидкостью штанишки студенту 4-го курса Горного института по имени Виталий, то не сидел бы перед нами сейчас Евгений Витальевич со своей пустой рукой. Но, заметь, ракушка бы была. И в этом смысл Аллата.

После того как Сэнсэй закончил говорить, Женька сидел ещё несколько секунд молча, очевидно пытаясь «догнать» услышанное, а потом весело проговорил:

— Ну ничего так себе! Сэнсэй, ну ты закрутил! Вот сейчас я уже точно ничего не понял.

Сэнсэй усмехнулся и только хотел что-то сказать Николаю Андреевичу, как Женька чуть ли не подскочил на месте, точно ошпаренный кипятком, от осенившей его мысли.

— Минуточку, Сэнсэй! А откуда ты про кефирчик-то знаешь?! Ведь мне мать действительно когда-то рассказывала, что они с отцом познакомились из-за того, что она нечаянно разбила бутылку кефира на ступеньках автобуса!

На что Сэнсэй только рассмеялся вместе с ребятами, глядя на взбудораженный вид Женьки. Сэнсэй опять попытался что-то сказать Николаю Андреевичу, но Женьку словно прорвало на фонтан эмоций.

— Нет, Сэнсэй, откуда ты в курсе об этих событиях? 32 маршрут?! Да?! 32-ой?! Надо у матери спросить, в каком автобусе они ехали. Но откуда знание таких подробностей?! Говоришь, штанишки она отцу запачкала…

Сэнсэй вновь улыбнулся, вместе с ребятами, а затем в третий раз предпринял попытку сказать что-то Николаю Андреевичу.

— Вот видишь, так это речь идёт о современном человеке с развитым мышлением. А что говорить о людях, живших в те времена…

Женька же никак не мог успокоиться от услышанного и громогласно пояснял Стасу, который в это время пытался сосредоточиться сквозь этот «шумовой генератор» на речи Сэнсэя.

— Блин, я и то не знал эти подробности! Нет, надо же! Вот так кефирчик! Сэнсэй, ну как …

В это время Стас не вытерпел и по-дружески «рявкнул» на парня:

— Да угомонишься ты или нет, кефирный ты наш! Дай послушать.

На что Женька комично зажал себе рот и, борясь со своим желанием высказать всё и сразу, ещё пытался что-то там произнести, но вместо этого прозвучали лишь нечленораздельные звуки, рассмешившие всех ребят. После этого парень «с трудом» замолчал и с горящими от эмоционального перевозбуждения глазами принялся жадно слушать рассказ Сэнсэя.

— Как и в те времена, так и в эти в принципе мало что изменилось. Люди до сих пор не могут понять, как из ничего может появиться что-то. Это нарушает логику. Логика не способна воспринять нелогичность. Человек может воспринять что-то не логичное, лишь поверив в него, как говорится, на слово. Но наука и вера у нас сегодня существуют практически отдельно друг от друга. Науке нужны факты, то, что можно пощупать, потрогать, увидеть, или хотя бы теоретически доказать. Поэтому для нынешней науки не понятно, что значит «Вселенная зародилась из ничего», или что значит «конечность бесконечной Вселенной». Ведь по логике вещей раз что-то «конечно», значит за ним должно быть что-то, что определяет эту конечность: стенка, пустота, или наличие ещё чего-нибудь, поскольку этот мир в их понимании подчинён материальным законам. Но мы ставим во главе материю, поскольку сам наш мозг материален, и по большей части мы мыслим, оцениваем происходящее категориями логики. Когда мы думаем, что за Вселенной нет ничего, это замыкает наше сознание на нелогичности этого восприятия. Хотя наш мир на самом деле — соединение духовного и материального — существует соответственно по законам этого слияния, а не просто законов материи, как полагают сейчас.

— А как же фаэтонцы это поняли, раз они знали об Аллате? Или же у них был другой мозг? — с некоторой долей скептицизма спросил Николай Андреевич.

— Отнюдь. В принципе такой же самый мозг, ведь они тоже относились к человекоподобным. Просто в связи с развитием науки они дошли до большего понимания, чем мы. И, тем не менее, это не спасло их от гибели.

— От какой такой гибели? — насторожился Руслан.

— Почему? — одновременно с ним поинтересовался Николай Андреевич.

Сэнсэй ответил несколько отвлечённо:

— Потому что человек двойственен, он состоит как из духовного, так и из материального. И главная задача существования человека — это духовно вырваться из материального плена, используя, в том числе и научные знания для разрушения иллюзии бытия. Но никак не тешить свой эгоизм лишь «пониманием» высших законов материи, пребывая в это время в грязи своих мыслей. Ведь этот мир для нашей истинной сущности — души — не наш мир, и не наша подлинная стихия. Ведь мы лишь временно пребывает в этом мире. И на все наши духовные метания, поиски Бога толкает именно духовное начало. Поэтому мы отчаянно и бросаемся на разыскивание способов собственного спасения через книги, практики, религии, даже науку, в тайной надежде, что она, в конечном счете, приведёт нас к пониманию присутствия Бога в каждом Его творении от микро- до макрокосмоса. Ибо этот мир для нас — не просто школа, а своеобразный материальный плен, где душа может либо окончательно погибнуть из-за духовной несостоятельности в процессе реинкарнации, либо, прийти к Богу.

Сэнсэй немного помолчал и добавил следующее.

— Так что мир Вселенной создан уникально. Проявление Аллата в этом мире без Лотоса, как высшего духовного, не имело бы смысла. А не было бы Аллата, не было бы и проявления Лотоса в этом мире.

Николай Андреевич несколько с удивлением глянул на Сэнсэя и живо проговорил:

— А поподробнее об этом моменте можно? Как понять «не было бы Аллата, не было бы и проявления Лотоса в этом мире»?

— Лотос олицетворяет привнесение высшей духовности в мир материи, а Аллат — духовную силу, способную формировать материю. Любая материя без духовности и разума просто бессмысленна. Вот я приведу тебе простой пример. Художник задумывает картину. Это есть проявление действия Лотоса. Далее он рисует картину. Рисует для того, чтобы воплотить через краски своё духовное состояние, внося в своё творчество частичку своей души. Он рисует её не для себя, а для людей, для того, чтобы эту картину оценили люди, прочувствовали то, что он в неё заложил. То есть, этот акт творения есть как бы воплощение духовного состояния в материю, с помощью силы Аллата, как следствие проявления Лотоса. Начиная от приобретения холста, красок и заканчивая появлением сюжета и облачения в рамочку — это есть Аллат. Причём, в проявлении сюжета начинает действовать и Лотос, то есть сам момент передачи мысли в реальный образ. Восприятие той красоты, того духовного, что в неё заложил художник — это Лотос. Поэтому не было бы Аллата, не было бы и Лотоса. И Аллат без Лотоса не имел бы смысла. А не было бы Аллата в этом мире, не было бы и Вселенной. Был бы один мир Бога, где есть чистота духовности — высший Лотос и совершенно другая, отличная от материи, исконная форма проявления Аллата.

— А если бы художник нарисовал эту картину и уничтожил её, так никому и не показав?

— То Лотос, как таковой, так бы и не проявился и Аллат был бы бессмысленным. Кстати, то же касается и сотворения Вселенной. Если бы Вселенная создавалась только ради планеты Земля, на которой бы существовал единственно разумный во всей Вселенной вид человека, то не имело бы смысла вообще создавать Вселенную. Ведь никто бы не стал строить огромный консервный завод и такое же овощехранилище, всего лишь ради одного помидора. Во Вселенной же существует множество миров и разумных существ, что подтверждает множественность и гармоничность проявления Аллата. А гармония Аллата в том и заключается, что всё, что ни делается, делается очень точно и к месту. Поэтому Вселенная многообразна в проявлении различных форм жизни. И всё во Вселенной, благодаря Аллату, находится на своих местах в абсолютном для них порядке.

Когда наступила очередная пауза в разговоре, Николай Андреевич задумчиво произнёс:

— Я чувствую, что приближаюсь где-то к пониманию того, что ты сказал, но над этим надо ещё глубже поразмыслить, чтобы понять до конца. И всё-таки, у меня уже сейчас возникло два вопроса. Просто хочется во всём разобраться, всё расставить по полочкам. Вот ты говорил раньше, что всё мироздание состоит из частички По. Из Аллата, получается, так же всё состоит. И как понять: По включает в себя Аллат, или же Аллат — По, или же это одно и то же? Я просто хочу осмыслить…

И здесь Женя добавил с соответствующей моменту интонацией:

— …здраво.

Наш коллектив вновь прыснул от смеха не столько из-за Женькиной шутливой интонации, сколько потому, что мы между собой называли доктора «Здравый смысл нашей компании», из-за его постоянных попыток докопаться до «сути». Сэнсэй же, не обращая внимания на наше весёлое настроение, ответил Николаю Андреевичу вполне серьёзно:

— Частичка По — это то, из чего состоял первичный хаос. «По» в отношении Аллата… ну скажем так, чтобы тебе было более понятно… Допустим, зерно По есть песок. Аллат — это сила, которая творит камень из этого песка согласно плану первичного Лотоса. Конечный результат — идеальная форма и красота этого камня есть проявление Лотоса. То есть, если говорить в отношении Вселенной, то частичка По — это то, из чего состоит всё, Аллат — это то, что упорядочивает всё, заставляя двигаться, перемещаться, преобразовываться по определённому плану первичного Лотоса. А сам Лотос есть проявление божественной гармонии и красоты.

— А-а-а, — протянул Виктор. — По поводу Аллата и Лотоса, это, как я понял, получается, происходит приблизительно тот же процесс, что и у нас в жизни: Бога мы не видим, но, благодаря проявлению гармонии и красоты мы ощущаем присутствие Бога в этом мире.

— Да, — подтвердил Сэнсэй.

— Хорошо. Это понятно, — кивнул Николай Андреевич. — А теперь другой вопрос. Я так понял, существует две творческие силы: высшего духовного начала — Лотос, и сила, которая лежит в основе всей материи — Аллат. Если этот мир, я имею в виду Вселенную, был создан благодаря созидающим творческим силам, то откуда возникает сила разрушения, откуда проявляется зло, если в основе материи лежит Аллат?

— Вся проблема в том, доктор, что ты мыслишь стандартно, — с улыбкой сказал Сэнсэй. — То, что ты полагаешь под понятием разрушения, начиная от разрушения галактик и заканчивая гибелью той же бактерии — это всего лишь процесс эволюции, который выражается, в том числе и в виде того же инстинкта сохранения биологических существ, их борьбой за выживание. Пока действует сила Аллата, распад одной материи, энергии, приводит к созиданию другой формы материи, энергии. Это всего лишь переход из одного состояния в другое. Или точнее сказать, изменчивое постоянство Аллата. Ведь все планеты, галактики, даже камни, которые ты считаешь неживой материей — по сути, живое, не говоря уже о биологических, разумных существах. Просто у каждого вида материи своя жизнь. В них так же есть те же атомы, электроны, которые двигаются вокруг ядра. И, по сути, вся материя, и живая и неживая — это всего лишь есть различные комбинации определённого числа элементов, которые через определённый период времени, благодаря Аллату, преобразуются в другое состояние материи, не более.

Зло же есть проявление человеческого мира. Человек в отличие от тех же зверюшек, растений, камней, способен выбирать между конечным миром материи и бесконечным духовным. Человек обладает гордыней, эгоизмом, себялюбием, являющимся побочным эффектом сознания, как ни одна другая зверушка. Но у него также есть воля и выбор и за свои действия он отвечает сам. Он может быть вечен, благодаря своей душе, а может быть временен, как материя. То есть, ему дан выбор: в прах ли ему превратиться с полной аннигиляцией души или уйти душой в вечность. Проявление Аллата, я имею в виду в качестве временного промежутка в виде человеческой жизни, для человека иллюзорно. Людям кажется, что всё у них ещё впереди. Но на самом деле у человека гораздо меньше времени, чем кажется, тем более в этой сфере. Жизнь пролетает за мгновенье и в это мгновенье нужно успеть сделать правильный выбор. Так что зло как таковое, свойственно только человеку и происходит оно из-за двойственности самого человека и его неверного выбора.

После расспросов Николая Андреевича наш Костик, очевидно, решил сумничать и задать свой «принципиальный» вопрос:

— Сэнсэй, а вы вроде бы говорили, что Аллат — это женское начало. Но тут же вами сказано «он проявился», «он действовал»…Так это всё-таки он или она?

Сэнсэй усмехнулся и спросил парня.

— А электрический ток — это он или она?

— Он, — уверенно ответил Костик. — Ток ведь мужского рода.

— А молния?

— Она.

— Но ведь молния это и есть разряд электрического тока.

Костик нахмурил лоб, видимо пытаясь сопоставить в уме услышанное. В это время Женя стал рассуждать вслух сам с собой.

— Ну да, молния — это женского рода. Молния — это электрический ток. А ток — мужского рода. — И, запнувшись на этом месте, умоляюще поднял глаза на Сэнсэя. — Сэнсэй, ну, ну, опять ты так отвечаешь. Я только, только начал хоть что-то понимать.

Стас, засмеявшись вместе с остальными, положил руку на плечо другу и сказал:

— Да не парься ты так по этому поводу. Ты физику учил? Что такое ток? Это направленное движение заряжённых частиц. Это условное определение. До сих пор же никто толком не знает чем или кем на самом деле является электрический ток. А если доподлинно неизвестно что это такое, то остаётся неизвестным и какого оно пола.

Весь коллектив вновь рассмеялся на эту потешную трактовку Стаса. Один только Николай Андреевич пребывал в задумчивом состоянии, не реагируя на наш юмор. И когда смех прекратился, он проговорил:

— Изменчивое постоянство Аллата… Хм, довольно-таки интересное понятие… Значит, знания об Аллате были утрачены…

— Ну как сказать, утрачены, — пожал плечами Сэнсэй. — Не полностью конечно, но то, что осталось — это крупицы от того, что было… Так обрывочные сведения, оформленные в легенды и мифы и те исковерканные до неузнаваемости. Но это и понятно. Во-первых, чтобы объяснить происхождение Вселенной, пользовались ассоциативными толкованиями. Первичный хаос, к примеру, объяснялся как среда безбрежного океана для того, чтобы человек, не имевший даже малейшего представления, что такое среда космоса, мог понять, сравнив это с тем, что он видел здесь, на Земле. Или же зарождение Вселенной ассоциировали с понятием яйца и его внутренней субстанции, из которого якобы и возник этот мир. Вода зачастую выступала в роли женского начала как аналог материнского лона, а также оплодотворения мирового яйца. Аллат стали сравнивать с Праматерью всего сущего, поскольку понятие проявление силы женского начала было ближе и яснее человеку в качестве примера матери, а не такого определения как «Предтеча времени», «воплощение воли Бога». А затем, не без помощи Аримана, само слово Аллат было заменено схожим по значению именами из местных наречий «для лучшего понимания» разными народами, а на самом деле, раздробив целое и единое на отдельные запутанные множества.

— Да уж, это у него хорошо получается, — с юмором высказался Виктор.

Ребята грустно усмехнулись.

— А о Лотосе эти народы знали? — поинтересовался Костик.

— Безусловно. Лотос и сейчас ассоциируется как символ творящей силы, связанный с женским принципом, как символ чистоты, духовности, космической самопорождающей сути, источник жизни, вечное рождение как божественное, так и сверхчеловеческое, бессмертие и воскресение к вечной жизни. Структура цветка лотоса до сих пор символизирует взаимодействие женского и мужского начала. Довольно часто лотос упоминается в космогонических мифах разных народов в качестве универсального принципа творения. Просто Лотос относится к чисто духовным понятиям, поэтому знания о нём более-менее сохранились. А Аллат проявляет физические свойства, и знания о нём относятся больше к материи. Поэтому эти знания очень быстро утрачивались, из-за обычной человеческой глупости и эгоцентризма: кто-то присваивал их себе, кто-то просто утаивал и так далее. Между прочим, современная фраза «кто владеет информацией, тот владеет миром» в некотором смысле имеет свои корни в древности. Ибо вначале была фраза «Кто владеет Аллатом, тот владеет миром», чуть позже «Кто владеет таблицами судеб, тот владеет миром». И так дело дошло до «информации».

— А что за таблицы судеб? — поинтересовался Юра.

— Сейчас расскажу. Вот возьмем показательный пример, как преобразовывались знания об Аллате у древних шумер и что мы имеем благодаря этому на сегодняшний день. Шумеры пришли в долину рек Тигра и Евфрата уже со своей культурой и знаниями, в том числе и знаниями об образовании мира, включавших в себя понятие об Аллате. Свои знания они передавали из поколения в поколение в основном устно, отмечая важное из них пиктографическими письменными текстами. Основная масса того, что дошло до нас от шумерских текстов описывающих их миропонимание, относятся к концу III началу II тысячелетия до нашей эры, то есть, когда шумерский язык уже изучался, лишь как язык богослужения. В это время на территории шумер как раз утверждаются аккадцы.

— А кто это такие? — спросил Андрей.

— Аккадцы — это семиты, которые на несколько веков позже шумер поселились в северной части Двуречья. Потом они подчинили своему влиянию юг Двуречья, объединили эти земли, создав «царство Шумера и Аккада». Позже, с возвышением Вавилона, эти территории стали называться Вавилонией.

— Ну да, получается история шумерского Двуречья, не без помощи «соседа», плавно перекочевала в историю семитских народов, — прокомментировал Володя.

— Аккадцы по сути переняли более развитую культуру и знания у шумер, в том числе знания о мироздании, — продолжил рассказ Сэнсэй. — И не просто переняли, а записали, правда, переделав их на собственный лад, согласно своим представлениям, дополнив пояснениями и комментариями. Да ещё плюс современные неточности перевода, неясности для учёных некоторой этимологии древних слов, с добавлением опять-таки предполагаемых версий самих учёных. Но даже сквозь эту толщу искажающих плёнок можно усмотреть следующее…

Согласно шумерской космологии вначале всё мировое пространство было заполнено океаном. В его недрах таилась Праматерь всего сущего Намму, в чреве которой возникла космическая гора, давшая начало небу (Ан) и земле (Ки). Причём постоянный эпитет богини-прародительницы Намму был «мать, давшая жизнь всем богам», «мать-созидательница неба и земли». Самое интересное, что в аккадских текстах она уже почти не встречается, поскольку там уже идёт воплощение аримановской идеи — доминации мужского начала. В другом шумерском мифе угроза хаоса возникает с рождением Энлиля. Хочу обратить ваше внимание, что элемент «лиль» означает не просто «ветер», а «дуновение воздуха». Его воздушная, так сказать субстанция, по представлениям шумер и была первым заполнением космического пространства и первым носителем движения.

— Дуновение воздуха, первое заполнение, — задумчиво повторил Виктор и тут же оживлённо промолвил. — Им было известно за наполнение «пузыря» Вселенной?

Сэнсэй лишь загадочно улыбнулся и продолжил:

— Раньше у шумер имелось и такое понятие как Алла?т, произносившееся позже как Ала?д, означающую вначале «всеприсущую жизненную силу», а позже персонифицированную до уровня жизненной силы человека. В аккадском варианте это уже звучало как ше?ду, и объяснялось как тип демона, по первоначальной легенде нейтрального по отношению к человеку, а с конца старовавилонского периода и вовсе почитавшегося, в качестве доброго духа, одного из хранителей каждого человека. Но самое интересное, как человеческая фантазия, особенно бурно работающая под влиянием мировоззрения Аримана, может перекрутить истину в прямо противоположном по значению направлении. Так, аккадский Шеду перерастает в еврейский Шеди?м, которым в ветхозаветных преданиях именуют уже злых духов, демонов, бесов, коим люди приносили в жертву животных и даже якобы своих детей. О них говорилось, что они вредоносны, так как входят в людей, наводят безумие и порчу, учат колдовству.

Было и ещё такое интересное понятие у шумер, как «Ме», которое когда-то относилось к характеристике проявления сил Аллата. В шумерской мифологии о Ме говорилось как о могущественных божественных таинственных силах, которые давали обладающим ими богам больше сил и власти. Шумерские представления о Ме переросли в аккадские представления о «таблицах судеб», которые определяли движение мира и мировых событий, причём подчёркивалось, что обладание данными таблицами обеспечивало или подтверждало мировое господство. Более того, в аккадской космогонической поэме «Энума элиш» первоначально данными таблицами владела богиня Тиамат, затем Кингу, и Мардук.

Учитывая возрастание доминации агрессивной силы мужского начала на то время, не без помощи «политики» Аримана, первичные предания стали уже интерпретироваться в другом свете. Так, в аккадской мифологии Тиамат («море») выступает в качестве первозданной стихии, воплощения мира хаоса и в то же время как созидательница первых богов с супругом Апсу. Надо отметить, что начиная с аккадского и особенно вавилонского периодов, роль женского начала, даже в мифах резко сводилась к минимуму. Это вы можете и сами проследить по общему уменьшению значимости женских божеств и низведения их роли до второстепенных, просто как супруг своих божественных мужей. Так вот, согласно вавилонской версии мифа о творении мира в бесконечно первозданном океане не было ничего, кроме двух страшных чудовищ — праотца Апсу и праматери Тиамат. Вавилонцы почерпнули это у аккадцев из их поэмы «Энума элиш», цель которой в свою очередь было возвеличить их бога Мардука и показать, что он прямой потомок и законный наследник древних могучих сил, в том числе и якобы шумерских богов. Далеко не случайно в этой поэме аккадцы включают своё нововведение в отличие от шумерских представлений, описывая сражение старых и новых богов, насильственного свержения древних порядков и сил, выделяя основную аримановскую идею, что власть можно получить по праву сильнейшего. Более того, в этой поэме Тиамат, возглавляющая старших богов, не просто побеждается младшими богами во главе с Мардуком, который, между прочим, согласился защитить остальных богов только за право быть верховным богом над ними. Он жестоко убивает Тиамат, рассекая её тело на части, из которых и создаются небо и земля. Мардук становится центральным божеством вавилонского пантеона. Но самое интересное, что библейский вариант предания о хаосе, который сохранился в книге Бытия и в некоторых других частях Библии, писался практически по вавилонской схеме. И та же «мировая бездна» — это перевод древне-еврейского tehom, слово родственное аккадскому Ti ?amat.

— Да уж, — усмехнулся Володя. — Вот так Мардук, всем Мардукам Мардук!

— Кстати говоря, Мардук — это аккадское наименование, означающее «солнечный телёнок», а позже ставший в Вавилоне «золотым телёнком», которому все поклонялись. Его называли и Мар-Дуку — «сын Дуку». Ещё одно перекручивание. «Дуку» у шумер означал в буквальном переводе «священный холм», где жили боги, то есть Мировую гору. Когда же возник Вавилон, то место «жилища богов» стали приписывать к восточной окраине Вавилона. Ну а в нововавилонских текстах уже конкретно указывали, что Дуку — это место в главном храме Мардука в Эсагиле города Вавилона, где «бог определял судьбу».

— Эсагиле? — переспросил Виктор.

— Было когда-то такое место, ставшее впоследствии одним из «лежбищ» Аримана. Причём, Мардук у них был высшим божеством, которому приписывали такие эпитеты как «владыка богов», «отец богов», «судья богов».

— Вот так, а люди им верили, — с сожалением покачала головой Татьяна.

— Многие люди и сейчас не знают, кто конкретно стоит во главе их религий, и продолжают верить в ту идеологию, которую им преподносят их «пастухи», в том числе и по поводу материального воскрешения в своём теле в раю. Но смысл даже не в том, знаешь ли ты, кто за всем этим стоит или нет. Смысл в том, что если ты в духовной чистоте идёшь к Богу, то никакая грязь этого земного болота к тебе не прилипнет. Потому что чистые помыслы, помощь людям, духовная любовь и стремление души к Богу — это и есть та защита, которая, как у цветка лотоса, предохраняет первозданную чистоту души человеческой во время её роста и жизни от грязного болота бытия. Есть такая древняя восточная мудрость: «Всякий, кто с доверчивым сердцем, полным любви и чистых помыслов прибегает к Богу, не погибнет».

Сэнсэй немного помолчал, а потом продолжил свой увлекательный рассказ.

— Так вот, возвращаясь к понятию Ме, хочу обратить ваше внимание ещё на одно древнейшее шумерское божество по имени Э?нме?ша?рра. В переводе с шумерского это означает «владыка всех ме». Причём Энмешарра вместе со своей супругой Нинмешарра считались предками древнейшего и почитаемого бога Ана (небо) и его сына Энлиля. Любопытно, что сохранились упоминания, что у этой пары было семь детей. Шумерское «имина-би» — «их семь».

Упоминание о сущности Аллата можно найти и у других древних народов. К примеру, взять тот же Древний Египет. Согласно мировоззрению древних египтян изначальный мир представлял собой хаос, первозданную пучину вод по имени Нун, из которого и произошло всё сущее. Причём в современных переводах отмечается, что в нём соединялось три ипостаси: творца вселенной, отца богов и духовной силы. То есть, говоря проще — Бога, Лотоса и Аллата.

Кстати говоря, в знаке Шамбалы изображается цветок лотоса, внутри которого находится усеченная пирамида и вверху треугольник — вершина пирамиды с глазом внутри. Глаз — это всевидящее око Бога. А треугольник означал соединение этих трёх принципов построения Вселенной… Знания о сотворении Вселенной через объяснение тройственного принципа породили прообраз троицы, который упоминается во многих религиях. Из-за адаптации к человеческому восприятию, эту троицу вначале объясняли как божественную семью: Отец, Мать и Сын. Но затем люди убрали женское начало и заменили его понятием святого духа. Так оно и осталось до сегодняшнего дня… Смысл троицы, в значении Бога, Лотоса и Аллата сводится к тому, что соединение этих трёх сил приводит к созданию совершенно новой формы существования от микро- до макроуровня. Со временем из этого определения люди сделали величайшую тайну, которую передавали религиозные руководители своим близким «приемникам», как наивысший тайный смысл бытия. Хотя ничего в этом тайного нет. Знать определение не означает владеть глубиной его понимания.

В древнеегипетском сказании упоминается и такое, что внутри Нуна находится творец (Атум, Хепри), который из Нуна творит всё сущее. Между прочим «хепри» означает «возникший» и зародилось от слов «возникнуть», «произойти». Атум же, в своё время почитался в качестве бога солнца, создатель мира, который возник из первобытного хаоса как первозданный холм. Но это уже интерпретация более древней легенды о боге солнца Ра, которая в свою очередь также была позаимствована из более старинных преданий о других богах Древнего Египта. Согласно одной из легенд из первозданных вод появился холм и на нём распустился цветок лотоса. Оттуда появилось чудесное дитя солнце-Ра, «осветившее землю, пребывающую во мраке». По другим же интерпретациям этих знаний, появление солнца связывают с яйцом, снесённым на поднявшемся холме птицей «великий Гоготун». Здесь уместно упомянуть, и я думаю, вам небезынтересно будет узнать, что в книге Бытия в описании сотворения мира, на самом деле используется один из древних образов, а именно, оживляющее сошествие «духа божьего» к мировым водам, которое в иудейском тексте изображается через метафору птицы, высиживающей яйцо.

Функциями же Аллата у древних египтян наделялась и уже известная вам богиня истины и порядка Маат. Причём, в космогоническом плане ей придавали первостепенное значение: считалось, что именно благодаря ей был уничтожен хаос и установлен порядок. Именно она служила той уравновешивающей истиной для души человека (после физической смерти тела), благодаря которой и происходила оценка его земных деяний. Маат, как таковая, считалась не только дочерью бога Ра, но и супругой бога мудрости Тота. За него же остались упоминания, что именно он при сотворении мира был тем, кто выразил в словах волю неведомой созидающей Силы и произнёс эти слова так, «что возник мир». То есть, по сути, здесь просматривается интерпретированный в предании принцип того же Первичного Звука, в основе которого лежит Лотос… У древних египтян присутствовало и понятие, что сотворение мира из хаоса — это обратимый процесс…

Во время того, как Сэнсэй рассказывал это, наш Костик с удивлением поделился своими мыслями с Андреем.

— Надо же! Когда-то я пытался ознакомиться с легендами Древнего Египта, но, честно говоря, они меня не впечатлили. Прочитал первых пару страниц, остальные пролистал, рассматривая картинки, и на этом моя самостоятельная тяга к этим знаниям иссякла. Кто бы мог подумать, что это так увлекательно!

— Ещё бы! — подхватил друг. — Когда имеешь в руках универсальный ключ, — при этом парень кивнул на Сэнсэя, — перед тобой открываются любые двери в мир знания.

Тут уже сам Женя, так сказать первый нарушитель спокойствия в нашей компании, не вытерпел и сделал им замечание в Володином стиле:

— Эй вы, «медвежатники», хорош засорять эфир. Дайте послушать…

Ребята притихли. Тем временем Сэнсэй говорил уже следующее:

— Но не только в древнешумерских и древнеегипетских сказаниях сохранились знания об Аллате. Их много и в древнеиндийских сказаниях. Согласно ведийской картине мира, вначале не было ничего. «Без дуновения дышало Единое, и ничего кроме него не было». Это Единое, заключённое в пустоту, было порождено силой космического жара — Та?пас (Tapas), который лежит в основе мироздания. Первоисточником творимого мира было желание. Вначале были космические воды. Земля и Солнце возникли из Лотоса, плавающего в водах. По другой интерпретации из вод произошло золотое яйцо, из которого появился бог-творец Праджа?пати, который поддержал землю и небо, измерил пространство, дал жизнь и силу. Проявление Аллата в Ведах описывается и через персонаж Пуруша, именуемого как «единственным, кто охватывает все существа», «родитель своих родителей», который произошёл от олицетворённого женского начала Вирадж, которая в то же время была его дочерью. Так же говорится, что он вездесущ и из него состоит всё сущее. Аллат передается и через персонаж богини А?дити (от древне-индийского a?-diti, что означает «безграничность») — Праматери, которая рождает весь мир, богов и человечество. Её связывали со светом, заполняющим воздушное пространство.

Позже ведийского Праджа?пати стали ассоциировать с индуистским богом — Брахма. Бра?хма в религии индуизма считается высшим божеством, творцом мира. Место триады старых ведийских богов (Агни, Сурья и Индра) заняла триада нового образа богов (Тримурти): Брахма — создатель Вселенной, Вишну, который её сохраняет, Шива, который её разрушает. Обращу ваше внимание, что древне-индийское слово Brahma произошло от слова brahman, что означает «основа», «опора». А последнее, в свою очередь, сопоставимо с индоевропейским bhelg ?h — «вздуваться», «вспухать».

— Индоевропейским? А причём тут Европа? — непонимающе спросил Руслан.

— Потому что индуизм, как таковой, возник на основе религии вед. А религия вед, в свою очередь, образовалась из-за слияния мировоззрений древнеиндийских коренных жителей Индостана с мировоззрением древних арийских племён, переселившихся во втором тысячелетии до нашей эры на этот полуостров. Хочу отметить, что коренные жители Индостана ещё в доарийские времена были знакомы не только со знаниями о сотворении мира, но и духовными практиками, в том числе и медитацией «Цветок лотоса» и уже тогда изображали своих божеств не иначе, как сидящими в позе лотоса.

Так вот, брахман, согласно тому же религиозно-философскому учению веданты (одной из шести ортодоксальных систем индуизма) — это безликое божество, абсолют, являющийся единственной реальностью, лежащей в основе мира. В индуизме же Брахма (который изображался, как правило, лотосооким, с четырьмя лицами, восьми руками, в коих находились разные символы, в том числе и цветок лотоса) не только создаёт всё живое, но и создаёт мировой порядок, который он контролирует, направляет и управляет. То есть, он есть воплощение творческого принципа существования, проще говоря, проявлением Аллата согласно первичному плану Лотоса. Считается, что Брахма пребывает погруженным в медитацию высоко над вершиною величайшей горы Меру, в Брахмало?ке, то есть в «мире Брахмы», «обители Брахмы», коим считается верхний рай или же седьмое небо, в самой высшей его области — сатьялоке, что означает «мир истины», «мир света». Согласно сказаниям, жизнь Брахмы превышает жизнь других богов и сроки её определяют хронологические рамки существования Вселенной. В конце жизни Брахмы наступит махапралаи — великое уничтожение космоса, растворение в небытие. Правда, люди приписали уже сами, что цикл возрождения повторяется, хотя в первичных знаниях это отсутствовало. Это уже утешительные домыслы самих людей.

— Да, люди умеют крутить-перекручивать, — проговорил Виктор, подперев голову рукой. — Ведь так чётко и понятно было вначале. Нет, надо всё усложнить, перекрутить, сделать всё по-своему.

— Угу, — согласился с ним Андрей, — одних имён столько, что мозги вспухают.

— Да, действительно, столько имён, — размышляя о чём-то своём, медленно промолвил Николай Андреевич. — А что, собственное имя «Аллат» так ни у кого больше и не сохранилось, кроме шумер?

— Почему, остались ещё упоминания, — ответил Сэнсэй. — К примеру, в доисламские времена арабы Аравии почитали богиню неба и дождя по имени Аллат. А в пантеонах богов арабов Сирийской пустыни, Аллат вообще считалась супругой Аллаха и матерью богов. Некоторые арабские племена почитали Аллат как богиню Солнца, но чаще её связывали с планетой Венера и отожествляли с богиней Любви. Между прочим, главным центром её культа на Аравийском полуострове считался город Таиф. В нём находился её храм, её «священная территория». Причём арабы поклонялись не какому-то изображению богини-женщины, как например, это было принято в Индии, а священному для них белому гранитному камню с украшениями, который считался связанным с Аллат. Во времена зарождения ислама Мухаммед уничтожил таифское святилище, однако запретил охотиться и рубить деревья на этой территории. Более того, он признавал божественную природу Аллата, но согласно Корану (53:19–23) впоследствии Мухаммед отверг это.

— Аллат почиталась у арабов?! — изумился Николай Андреевич, так, словно именно это он никак не ожидал услышать.

Сэнсэй же, слегка наклонившись в его сторону, ответил ему с ещё большей интригой в словах:

— Я тебе скажу даже большее. Ныне же лингвисты предполагают, что слово «Аллат» по их мнению, является заменой запретного имени божества, и полагают, что оно предположительно образовано из нарицательного «илахат» («богиня») с определённым артиклем, что означает «известная богиня», «эта богиня», «богиня по преимуществу». Кстати говоря, по такой же схеме они пытаются трактовать и слово «Аллах». Но в отношении Аллата лингвистам явно неизвестно исконно древнее предание.

— Ну, Сэнсэй, — проговорил с восхищением Володя, точно тот поведал какую-то особую новость, — ну ты меня опять удивил своими знаниями о Востоке! Подобного я точно никогда не слышал.

— Да что тут удивительного, — пожал плечами Сэнсэй. — Об Аллате, грубо говоря, знал почти весь Древний Восток. В Китае вон, до сих пор известен довольно древний миф о прародительнице Нюй-ва, считавшейся создательницей всех вещей и людей. Или взять ту же книгу «Даодэцзин» Лао-цзы, где говорится, в том числе и о том, что в хаосе, прежде чем возникли небо и земля, зарождается лишенное формы Дао, которое можно считать матерью Поднебесной. И это Дао выступает и как творческое организующее начало в цепи человек — небо — дао — естественность… В народе же бытовали устные предания иного характера, более адаптированные для восприятия простым народом. Если брать тот же Китай, то в третьем веке нашей эры были описаны легенды, в которых говорилось, что Вселенная первоначально представляла собой некое подобие куриного яйца. И родился первопредок Пань-гу (где «пань» переводится как «блюдо», а «гу» — «древний»). С ним связывали происхождение явлений природы.

Ребята усмехнулись, а Николай Андреевич сказал:

— Да, неудивительно, что люди так перекрутили первичные знания. Очень многое зависит от того, кто рассказывает и кому он рассказывает.

— Совершенно верно, — согласился с ним Сэнсэй.

В это время Руслан, очевидно увлечённый рассказом Сэнсэя о первопредке, в нетерпении поинтересовался.

— Ну, и что про этого Пань-гу? Чем это всё закончилось? Сотворением Вселенной?

Сэнсэй еле заметно усмехнулся и промолвил:

— Чем закончилось? По легенде, когда Пань-гу умер, части его тела превратились в конкретные космические явления и элементы рельефа: дыхание стало ветром, волосы — созвездиями, глаза — солнцем и луной, плоть — почвой, конечности — горами, растительность на теле — травами и деревьями. А паразиты, жившие на его теле, превратились в людей.

От последней услышанной фразы весь наш коллектив взорвался в смехе. А Стас выпалил на ходу, сквозь смех, кивая в сторону Женьки и Руслана.

— Вот, вот! Я не буду даже показывать пальцем, кто и кому может это так пересказать, перекрутив исконный текст.

Женька тут же подхватил эту весёлую волну, парируя Стасу.

— Так, наоборот, радуйся! Пока на свете есть такие пересказуны-говоруны, — при этом он гордо выпятил грудь, — мир будет ещё долго и мучительно умирать со смеху!

За этим последовала одна шутка за другой, да настолько смешные, что мы ещё минут пять безудержно хохотали. Кое-как успокоились и то, благодаря Николаю Андреевичу, который стал о чём-то расспрашивать Сэнсэя, а тот ему что-то отвечать. Ребята, как по команде затихли, прислушиваясь к разговору. Видимо никому не хотелось пропустить самое интересное из-за собственных «шумовых помех». В возникшей тишине Николай Андреевич уже договаривал Сэнсэю очередное своё умозаключение.

— … знания не случайны. Тем более, если они давались с Фаэтона от более высокоразвитой цивилизации.

— Безусловно. Проявление Аллата множественны. В научном понимании аллат — это цельная единица времени, которая имеет огромное значение для всей материи. И если взять современное обозначение земного времени, то аллат составляет 12 минут, точнее 11 минут 56,74 секунды. Когда учёные доберутся до понятия этой важнейшей частицы фундамента, так сказать, основного кирпичика Мироздания, то это будет не просто грандиозная революция в науке, это будет целый эволюционный скачок. Тогда учёные поймут, что скрывается за тайной времени, а осознав это, откроют и подлинный процесс образования материи Вселенной. Если люди познают суть аллата, то им откроются огромные возможности.

— Например?

— Например, пока что люди, изучая звёзды, видят лишь прошлое красоты былых миров. Но если даст Бог, то с дальнейшим развитием науки, раскрыв тайны аллата, человек сможет увидеть подлинное великолепие настоящего других миров, а значит, познает гораздо больше из гениальных творений Бога.

Женька же, ещё не отошедший от своего весёлого настроения, очевидно, не поспевая за ходом мыслей Сэнсэя, по-дружески сказал.

— Ну, Сэнсэй, опять ты закрутил!

На что Сэнсэй, разговаривавший до этого с Николаем Андреевичем, серьёзно глянул на Женю, а потом, усмехнувшись, ответил:

— Но ты же гомо сапиенс! Вот и раскручивай…

Парень после этих слов, видимо, понял, что ляпнул явно невпопад, и, виновато опустив глаза, заёрзал на месте, вроде как поудобнее устраиваясь. Стас, слегка подтолкнув друга плечом, с улыбкой произнёс:

— Да, осознать сказанное Сэнсэем, это тебе не кефирчик переварить!

Этими словами он вновь вызвал дружный смех Костика, Руслана, Юры, Андрея и Славика. Однако Николай Андреевич несколько неодобрительно посмотрел в сторону смеющихся и поспешил восстановить свой прерванный разговор, подсев к Сэнсэю поближе. Не дожидаясь пока наши ребята успокоятся, я тоже перебралась поближе к Николаю Андреевичу, а за мной и Виктор со Стасом подались в нашу сторону. И такое наше нетерпение и поспешность действий, вновь заставила компанию утихомирится. В это время Сэнсэй уже отвечал Николаю Андреевичу:

— … по существу понятие аллата едино. Это вообще слово внеземного происхождения. К нам оно попало, как я уже говорил, с Фаэтона. На Фаэтон с Сириуса. Да и на Сириус оно пришло от более высокоразвитых цивилизаций. В своей сущности аллат означает общую единицу — предтечу времени.

— Как это? Что-то я не совсем понял, — проговорил Николай Андреевич, пытаясь вникнуть в суть сказанного Сэнсэем.

Сэнсэй едва заметно улыбнулся и добродушно пояснил:

— Вот поэтому-то и приходится трактовать единое в разных аспектах. Нынешний человек, то, что может объяснить с помощью логики — принимает за науку, а то, что в его логику не укладывается — отбрасывает как мистику, дабы не произошло расщепление его «драгоценного» сознания. Но надо не забывать, что человеческий мозг — это тоже материя, а значит, если человек использует лишь её возможности, он так и будет ограничен в узком диапазоне восприятия мира. Вот и сейчас, если я тебе буду объяснять так, как есть, ты просто не воспримешь мои слова адекватно, более того, потеряешь значимость той важной информации, что уже получил до этого. А значит, учитывая снижение эффекта твоего позитивного всплеска и вариабельность возможностей твоей коммуникабельности по данному вопросу с другими людьми, эту информацию возможно не получит тот, кому она действительно необходима, и кто возможно благодаря ей, сможет вывести современную науку на совершенно новый виток развития.

— В общем-то, ты прав, — поразмыслив, согласился с ним Николай Андреевич.

— Понятное дело, — кивнул Сэнсэй и продолжил своё повествование, уже обращаясь ко всем. — Так вот, вернёмся к нашему Изначальному Звуку, Слову Бога, которое сотворило Вселенную. Поскольку человек есть часть Бога, он наделён правом выбора, в том числе и глобального выбора.

— А как понять глобального? — поинтересовался уже Андрей.

— Сейчас объясню. Периодически, в определённые пиковые моменты человеческой цивилизации в мир людей выбрасывается своеобразный жребий — звуковая адаптированная формула Первичного Звука.

— Кем выбрасывается? — уточнил Стас.

— Бодхисатвами Шамбалы.

— А зачем? — удивился Руслан.

— Таковы правила, не ими определённые. Ибо люди должны иметь право глобального выбора. Хотя почти всегда — это огромный риск. И соответственно большая ответственность для того, кто решает воспользоваться этой формулой Первичного Звука. Ибо человек, благодаря Изначальному Звуку, приобретает огромную силу, которой можно как созидать, так и разрушать, это то, что люди называют «ключами от рая и ада». Всё зависит от спектра желаний того, кто будет обладать этими «ключами».

— Ты хочешь сказать, что эта сила может попасть и в плохие руки? — развил мысль Володя.

— Такая вероятность, конечно, существует. За всё время существования этой цивилизации адаптированная формула Первичного Звука давалась людям шесть раз, и, слава Богу, глобального её использования в отрицательном аспекте, как это случилось на Фаэтоне, не было. В противном случае это бы означало переворачивание монады, а значит полное уничтожение человечества и возможно даже с аннигиляцией планеты.

— Неужели всё настолько серьёзно? — задумчиво произнёс Николай Андреевич.

— Более чем ты думаешь.

— А что случилось на Фаэтоне? — с интересом спросил Костик.

— Глупость… — с горечью ответил Сэнсэй. — Если к сегодняшнему дню прибавить ещё сорок три дня, то ровно пять тысяч сто пять лет назад произошло уничтожение одной из прекрасных планет нашей галактики — Фаэтона.

Наш Философ тут же почему-то поспешно принялся за расчёты, причём вслух.

— Так, сегодня у нас двадцать восьмое июня тысяча девятьсот девяносто первого года плюс сорок три дня и минус пять тысяч сто пять лет назад. Это будет… Это было…

Но не успел наш Философ подсчитать, как получил замечание от Андрея.

— Давно это было! — сказал парень тоном, не допускающим возражения, очевидно чтобы Костик прекратил философствовать и не мешал слушать.

На что Сэнсэй ответил:

— Почему давно? Это было практически недавно. Пять тысяч лет — это абсолютно не сроки по космическим меркам.

— Значит, Фаэтон в действительности существовал? — недоверчиво спросил Николай Андреевич.

— Да. Это была пятая планета нашей Солнечной системы. Её орбита находилась между Марсом и Юпитером. Фаэтон был довольно-таки крупной планетой, по массе практически в семнадцать раз превышающей массу Земли. Эта была великолепная планета, атмосфера которой была схожа с атмосферой Земли. На ней располагались красивые океаны, чудесная суша. Один год на Фаэтоне длился двести шестьдесят (260) фаэтонских дней. Если перевести это в эквивалент земного времени, то один год на Фаэтоне — это одна тысяча восемьсот девяносто восемь земных дней (1898).

— То есть, один год на Фаэтоне, это приблизительно наших пять лет, — уточнил Николай Андреевич.

— Точнее 5,2. Один день на Фаэтоне составлял 175,2 земных часов. На этой планете одни сутки разделялись на двадцать равных частей, то есть на двадцать часов, по земным меркам один час у них составлял 8,76 земных часов или 525,6 земных минут. В принципе, Фаэтон как планета, имела огромный запас энергии, и она могла бы ещё существовать и существовать… если бы не глупость человеческая.

— А что люди были на Фаэтоне? — в удивлении проговорил Виктор. — В смысле земляне?

— Мы не единственный вид, относящийся к человекоподобным. Фаэтон тоже был населён человекоподобными и гораздо раньше Земли.

— А как это понять человекоподобными? — спросил Славик. — Это существа наподобие человека?

— Да. Проще говоря, это разумная жизнь, которая имеет человекоподобную форму и создана из смешивания духовного начала с животным началом, то есть материальным. Человекоподобные могут немного отличаться друг от друга по форме материи, то есть тела, но все живут по тем же законам синтеза духовного и материального.

— То есть кроме тела они имеют душу, — уточнил Стас.

— Безусловно. Несмотря на такую уникальную закладку подобного сочетания, предполагающую значительные возможности развития и совершенствования, человекоподобные лишь в своей сфере представляют собой высшую форму жизни. Однако если брать масштабы Вселенной, то человекоподобные — это одна из низших форм разумной жизни. Если для нас низшие — это те же одноклеточные простейшие, к примеру, амёбы, паразитические лямблии, или же свободноживущие радиолярии, солнечники и так далее, то в масштабе Вселенной для тех, кого мы называем Высшим Разумом, человекоподобные практически представляют собой то же, что для нас амёбы, то есть начало разумной эволюции, не более. Но в отличие от других низших форм разумной жизни, у нас есть большой потенциал того же духовного роста.

— А что, есть и более высшие формы жизни? — поинтересовался Андрей, очевидно пытаясь узнать от Сэнсэя больше по данному вопросу.

— Конечно. Есть высшие формы жизни. Но нашей сегодняшней темы они не касаются. Скажем так, разнообразия форм жизни во Вселенной предостаточно. Что же касается человекоподобной формы жизни, то она довольно-таки молодая. Она существует во Вселенной по земным меркам всего лишь каких-то четыреста миллионов лет. Это не так уж и много по космическим срокам. А вообще, в нашей галактике человекоподобная форма жизни появилась шестьдесят четыре миллиона сто четырнадцать тысяч шестьсот девяносто четыре года назад (64 114 694). На сегодняшний день активных галактик свыше ста сорока миллиардов, а планет, на которых заселены и живут человекоподобные менее ста миллиардов. В нашей Солнечной системе человекоподобная жизнь появилась один миллион двести пятьдесят две тысячи семьсот пятьдесят восемь лет назад (1 252 758). И первой планетой в нашей Солнечной системе, которая была заселена человекоподобными был Фаэтон, а гораздо позже и Земля.

— Подумать только сто миллиардов планет населённых людьми! — восхищенно проговорил Виктор. — А мы всё считаем, что наша Вселенная безлюдна. До сих пор спорим, есть ли жизнь во Вселенной или мы одни такие «вундеркинды». Просто даже как-то не верится после стольких лет внушения одиночества, что мы, оказывается, не одни.

— А как же наши безответные радиосигналы в космос? — не без доли юмора промолвил Женя.

— Радиосигналы? — усмехнулся Сэнсэй. — Ну вот тебе такой простой пример. В 1974 году из обсерватории Аресибо было отправлено радиопослание в направлении шарового звёздного скопления М13, что в созвездии Геркулеса, поскольку в нём находится около миллиона звёзд, подобных Солнцу, и естественно, есть различные формы жизни. Но этот сигнал доберётся туда только через двадцать пять тысяч лет, это если отсчитывать со дня запуска. Но в связи с расширением Вселенной к тому времени, когда дойдёт на то место сигнал, того шарового скопления там уже не будет, поскольку оно давно переместится в другое место. Это — во-первых. Во-вторых. Наша сегодняшняя цивилизация существует около двенадцати тысяч лет, и то на сегодняшний день практически мало что знает о первых тысячелетиях своего существования. Ценные знания утеряны из-за жадности и глупости человеческой, мании величия и, как следствие, постоянных войн за главную идею Животного начала единолично владеть и управлять всем миром. Как ты думаешь, будет ли вообще существовать это человечество через двадцать пять тысяч лет, если его большинство будут составлять люди с амбициями Животного начала?

Да к тому же человекоподобные относятся к временным типам цивилизаций, которые достаточно быстро утрачиваются. Ведь человек из-за своего Животного начала изначально настроен на самоуничтожение. В масштабах цивилизации человекоподобных этот стимул Животного начала проявляется в самоликвидации и ликвидации друг друга. Из жалких остатков вновь идёт обновление с нуля и история повторяется. Но даже если люди путём развития научно-технического прогресса смогут столкнуться с внеземными цивилизациями, как вы думаете, при такой доминации Животного начала в обществе, что они попытаются сделать в первую очередь? Естественно, завоевать, покорить (а не мирно сосуществовать), подчинить себе, дабы сделать новую колонию рабов. Если люди на Земле не могут дружно ужиться между собой, разрушая планету, то разве можно считать их зваными гостями на других планетах, если доминирующий принцип этого человечества при всех его нынешних достижениях и в культуре и в науке — разрушать, а не созидать, или точнее сказать созидать для собственного эгоизма.

И, в-третьих, даже сейчас глядя на звёзды, мы видим всего лишь картину прошлого, которое было миллионы лет назад. За это время, если на тех планетах и системах была жизнь, она много раз поменялась. Высшего же развития среди человекоподобных рас достигают единицы. Более высшим разумным формам жизни, которым не составляет труда прочесть этот примитивнейший радиосигнал, вмешиваться в жизнь человекоподобных, тем более вступать с ними в контакт, это всё равно, что вмешиваться в жизнь амёб. Но амёбы, в отличие от человека, просто существуют дополняя разнообразие природы, и, естественно, не обладают манией величия и не делают столько глупостей и столько вреда окружающему, сколько делают люди.

— В чём же тогда смысл их существования? — с глубокомысленным видом медленно промолвил Костик.

Сэнсэй, не без доли юмора, переспросил у него:

— Кого их? Амёб?

Костик встрепенулся, выйдя из состояния своей задумчивости, и поспешно проговорил:

— Нет, их… то есть нас…

Сэнсэй и Николай Андреевич переглянулись и попытались скрыть свои улыбки, очевидно, по поводу такого вопроса парня. Но затем Сэнсэй ответил вполне серьёзно:

— Весь смыл человека в том, чтобы он смог покинуть сферу Люцифера, я имею в виду, выйти из круга реинкарнаций, уйти в рай, попасть в Нирвану, как хотите это называйте. А смысл социума в целом — это сотворить такое общество, которое вместо желаний уничтожения и разрушения постаралось бы достичь такой духовной чистоты, чтобы в нём превалировало духовное, дабы всем социумом вырваться из сферы Люцифера. Но такое, конечно, в истории человеческих цивилизаций случается очень редко. Почему? Потому что в обществе, как правило, каждый человек находится на своей стадии развития. Это как в космосе. Вся Вселенная поделена на своеобразные ячейки, то есть сферы, каждая из которых имеет своё индивидуальное развитие. Каждая человекоподобная раса развивается в своей ячейке на своём уровне, то есть находится на своей волне.

— А что, есть такие человеческие цивилизации, которые смогли вырваться из сферы Люцифера? — с сомнением спросил Виктор.

— Есть. Но их очень мало. Если эту цифру выразить в процентном эквиваленте, то это даже не один процент, а сотая доля от него. Вырваться всей цивилизацией сложно, но вполне реально. Как правило, все спотыкаются на одних и тех же «кочках Аримана», особенно на ранних стадиях развития. Всё получается глупо до смешного. К примеру, наша цивилизация. Только люди начали вроде сталкиваться с понятием науки, только стали что-то соображать, как эти знания начинают узурпироваться Архонтами, маленькой группой людей, навязывающих обществу образ жизни по канонам Животного начала. Получается, что нормальное, чистое духовное развитие может осуществляться только в тайне от общества в целом. Образно говоря, приходится создавать храмы внутри храмов. Даже если просто объединяется определённый круг людей с чистыми помыслами и духовными стремлениями, он должен скрываться от тех же людей. Иначе будет уничтожен системой Аримана из-за возбуждения в обществе той же элементарной человеческой зависти, глупости, и ненависти к этим людям, что они не такие, как все. Вот в чём сложность и парадокс.

— Действительно парадокс, — задумчиво согласился Николай Андреевич.

Возникла некоторая пауза в разговоре.

— Значит, в Солнечной системе первой планетой заселенной людьми был Фаэтон, — напомнил Стас, видимо, желая услышать об этом поподробнее.

— Да. Последняя цивилизация на Фаэтоне просуществовала одиннадцать тысяч пятьсот лет (11,5) по фаэтонским измерениям, или же по земным — пятьдесят девять тысяч восемьсот лет (59800) до гибели планеты. И это была довольно развитая цивилизация, которая намного опережала нашу по уровню развития. Люди с Фаэтона неоднократно посещали Землю и контактировали с землянами, делились с ними своими Знаниями, в том числе и такими, фундаментально важными для понимания образования структуры Вселенной, как аллат. Более того, земляне были свидетелями и аннигиляции Фаэтона. В тот день на Фаэтоне погибло семь миллиардов людей-фаэтонцев. Причём взрыва, как такого, не было. Сфера просто распалась.

— Что значит распалась? — недоверчиво покосился на Сэнсэя Николай Андреевич.

— Материя Фаэтона свернулась, без выброса энергии.

— Не понял, — с заинтересованностью проговорил Николай Андреевич. — Без выброса энергии?

— Это явление ещё не изучено современными физиками и астрономами. Хотя они при исследовании космоса иногда сталкиваются с подобными необъяснимыми пока для них явлениями перехода видимого вещества в тёмную материю без выброса энергии. Хотя всё это естественно. Просто это немного другого уровня физика. Ведь что люди знают на сегодняшний день о той же физике? — Сэнсэй взял горстку песка и показал его нам на раскрытой ладони. — Вот вся известная людям физика! А это, — он кивнул на песчаный берег, уходящий под кромку моря, — то, что ещё не известно о ней людям. Скрытое же под водой, гораздо больше того, что сегодня им неведомо, и оно находится за гранью понимания материального мира, за гранью того, что человек может понять своим ограниченным материей мозгом.

Сэнсэй замолчал, автоматически пересыпая песок из руки в руку. А Николай Андреевич снова подытожил его слова:

— Значит, на Фаэтоне видимая материя перешла в тёмную невидимую материю без взрыва.

— Совершенно верно. 92 % всей массы Фаэтона практически перешла в тёмную материю, без выброса энергии, то есть своего рода переход одной энергии в другую, своеобразный процесс нейтрализации. А 8 % массы просто откололась, что и составляет сейчас так называемый пояс астероидов, расположенный между планетами Марса и Юпитера. Но астероидами, то есть отдельными «малыми планетами», как таковыми они не являются, поскольку все обладают мощной остаточной энергией, сходными характеристиками, указывающими на однородность происхождения и так далее. У них энергетическая масса больше чем физическая, поэтому эти остатки до сих пор не разлетелись, их не притянул мощный Юпитер и двигаются они по той же орбите, где некогда находился Фаэтон со своим сильным полем притяжения… Из-за того, что был незначительный откол массы, произошёл выброс фотонов, который и породил яркую вспышку. И эти события сохранились в памяти людей, запечатленных, в том числе и в сказаниях о Фаэтоне.

— О, а что даже есть сказания о Фаэтоне? — удивился Костик.

— У древних греков сохранился миф, дошедший до них от пращуров, о сыне бога Солнца Гелиоса, которого звали Фаэтон. Так вот, согласно мифу Фаэтон не был бессмертным в отличие от своего отца, поскольку был рождён смертной нимфой Клименой, дочерью морской богини Фетиды. Как гласит легенда, однажды Фаэтон попросил своего отца хотя бы один раз доверить ему управление золотой колесницей Солнца, в которой Гелиос совершал свой ежедневный путь по небесной дороге. И Гелиос выполнил просьбу своего сына. Однако Фаэтон потерял путь среди небесных созвездий, а огненные кони, почувствовав слабую руку возничего, понеслись без разбору дороги. Огненная колесница опасно приблизилась к Земле. Пламя от неё охватило Землю. Горели леса, растрескивались от жары скалы, вода закипала в морях и реках. Гибли животные, птицы и рыбы. Гибли люди и целые города. Взмолилась тогда Гея — богиня Земли и попросила защиты у Зевса-громовержца, повелителя богов. И поразил Зевс молниями колесницу Гелиоса, чтобы спасти Землю от гибели. Фаэтон, с охваченными пламенем кудрями, пронёсся по небу и упал на краю ойкумены в воды далёкой северной реки Эридан. Вот такая история.

— Да уж, — промолвил Володя, — во сколько раз, ты говорил, масса Фаэтона превышала Землю? В семнадцать раз?! Тогда конечно, если бы Фаэтон полностью взорвался, это был бы настолько мощный взрыв, что близлежащим планетам Марсу и Юпитеру досталось бы конкретно, и Земле в том числе.

— Совершенно верно, — кивнул Сэнсэй. — А так это произошло без выброса мощной энергии. Фаэтон ушёл в никуда… Вот что значит адаптированная формула Первичного Звука попала в плохие руки, вернее голову. Получив власть над властью, захотелось поэкспериментировать. Доигрались. Потешили свою манию величия. — Сэнсэй тяжко вздохнул, помолчал, а затем промолвил: — Так что, несмотря на столь мощное развитие, благодаря которому люди-фаэтонцы значительно опережали нас, человеческий фактор сыграл свою злую шутку. Поэтому, как ни печально, но одной из самых прекраснейших планет нашей Галактики, которую населяла столь развитая цивилизация, сейчас не существует.

— Так я не понял, а из-за чего материя свернулась, что там произошло? — никак не мог вникнуть в суть разговора Руслан.

Сэнсэй повторил:

— Глупость человеческая… — Он высыпал горстку песка под ноги и разровнял её ногой с остальной массой песчинок. — Вы думаете, почему Архонты тысячелетиями так охотятся за тем, что ныне люди называют Граалем? Потому что, получив эту власть над властью, им не нужно будет никакое супер оружие для устрашения населения. При такой доминации Животного начала в сознании людей, подобных Архонтам, даже открытие через Первичный Звук доступа в истинный мир Бога не удержит их от реализации низменных материальных желаний, мечте об абсолютной власти над себе подобными.

В разговоре наступила небольшая пауза.

— М-да, — протянул Николай Андреевич, — не хотелось бы, чтобы эта история повторилась с Землёй.

— Всё в руках людей, — акцентировал Сэнсэй. — Они могут либо уничтожить планету и погибнуть, либо возродить её первозданный вид и сотворить золотой век.

— Нет, ну я, к примеру, очень бы хотел жить в золотом веке. Но как его сотворить, если вокруг такой бардак, грязь, несправедливость. Что я один могу сделать? — взволнованно проговорил Андрей.

— Очень многое! Иногда будущее всего человечества зависит от личного выбора одного человека.

— Нет, ну если этот человек возглавляет какое-то лидирующее государство, то я с этим согласен. А что от меня может зависеть? Ведь я простой человек!

— Все люди простые и состоят из одного и того же материала. Но, в зависимости от личного выбора, один становиться Гитлером, а другой — Буддой. Так что, если хочешь жить в лучшем обществе, начни в первую очередь с себя, стань Человеком. Загляни внутрь себя, подумай, ради чего ты живёшь в этом мире, кто ты на самом деле. Посмотри чистым взором на окружающий тебя мир, без пелены Аримана. Следи за чистотой своих мыслей. Замени своё мысленное злословие — добрословием, вместо зависти искренне порадуйся за успехи другого человека, вместо пустых злых обсуждений лучше пойди и сделай добро другим людям, просто, молча и бескорыстно. Вместо того, чтобы желать зла другому и жаждать его смерти, лучше разделите с ним кусочек своего хлеба и просто сядьте вместе и поговорите о том, что на душе у каждого, о жизни, о Любви, о Боге. Пусти лучи своего добра в мир, поделись чистыми знаниями, и многие души согреются их теплом. И глядишь, из одной пусть маленькой вашей чистой искорки возгорится две. А там где две, там и третья всполохнет. А когда таких искорок станет много — то возгорится настоящее пламя. Так что один человек может сделать очень много полезного и доброго! И он даже не представляет себе насколько масштабно будет его деяние и насколько ценен будет его труд перед Богом во благо своей души.

Постарайся понять, что кроме тебя есть ещё и другие люди, которые так же как и ты хотят жить счастливо. Ведь у каждого человека, какой бы он ни был плохой, есть душа, пусть зажата, исковеркана, но она есть. А душа стремится к свету, к добру, к счастью, к радости. И если отбросить все условности и глупости, которые навязывает нам Животное начало, и раскрыть духовные качества, да сделать так, чтобы в нашем обществе превалировало духовное, то никакая сфера Люцифера не удержит общество от духовного прорыва, а, следовательно, становление на более высшую ступень развития. Я повторяю, всё в руках самих людей!

— Сложно, но возможно, — согласился с ним Николай Андреевич.

— Я вам скажу даже большее. Если бы все люди на Земле в одно и тоже время, хотя бы два раза в сутки молились за всех людей… Не за себя, а за других. Пусть каждый молится своему Богу. Ведь Бог по сути один и стремление душ человеческих к Нему одно и то же. Даже если ты атеист, то просто искренне пожелай в эти минуты всем людям счастья и добра от чистого сердца. Кто умеет делать медитацию, пусть бы делал в эти минуты медитацию с искренним чувством радости, желая всем людям добра и Любви. Но делали бы все это синхронно, в одно и то же время, хотя бы один аллат в день, — Сэнсэй тут же поправился, — то есть двенадцать минут, то я вам гарантирую, что в течение последующих трёх аллатов, то есть 36 минут ни один бы человек на Земле не умер.

— Ты хочешь сказать, что если синхронизировать духовный всплеск людей, то можно реально повлиять не только на объединение общества на духовной основе, но и на мир?! — восхищенно произнёс Николай Андреевич.

— Более чем. Если бы все люди на Земле практиковали это хотя бы два раза в день по 12 минут, выделяя такой положительный импульс во внешний мир, то мир очень быстро бы изменился в лучшую сторону. Даже природа стала бы намного благосклоннее к человечеству… Ведь сегодня очень большое количество людей в мире проживают день, выделяя много негатива — зла, ненависти, жажды мщения. А это не просто психическая эмоция — это, в первую очередь, разрушительная энергия. Но всё в руках самих людей, особенно сейчас, когда надвигаются времена Перекрестья.

— А что это за времена Перекрестья?

— Это времена общего выбора человеческого. Это времена изменения природы, вопроса судьбы этой цивилизации. Слишком многое будет зависеть от каждого, ибо каждый осознано или нет, но внесёт свою лепту в этот решающий выбор. Во времена Перекрестья сам Ригден Джаппо будет присутствовать в миру. Это времена, когда вновь будет дан Грааль. И какое направление выберет человечество — в сторону добра или в сторону зла — в общем, какую из дорог выберет на этом Перекрестье, туда оно со скоростью и помчится, и остановить этот процесс или изменить его направление будет трудно. И это время наступит очень скоро. Так что вы, ребята, будете свидетелями либо начала светлого будущего, либо печального конца.

— Значит, в это время в миру будет присутствовать сам Ригден Джаппо?! — снова уточнил Виктор.

— Да. И жребий Грааля вновь будет брошен в мир. Скажу даже более того. Каждый человек, благодаря присутствию Ригдена, получит исключительную возможность подключиться к духовной волне Владыки Шамбалы, и заявить о себе как о духовной сущности.

— А каким образом? — оживлённо поинтересовался наш коллектив.

— Поскольку Ригден будет присутствовать в этом миру, то два раза в день в 7.00 и в 19.00 по Гринвичу он будет делать свои рабочие медитации. Любой человек, выполняя в это время либо медитацию, либо молитву, либо просто излучающий мысленные потоки искреннего чувства добра, радости, Любви в мир, естественно, не останется им не замеченным. То есть, можно сказать, кто в это время присоединившись, вложит свою лепту добра, тот всё равно что оставит Ригдену свою личную визитную карточку. Ведь как ни крути, а физическая жизнь скоротечна и очень быстро заканчивается. И в конце своего жизненного пути, хочет того человек или нет, но, покидая свою материальную оболочку, он столкнётся с Ригденом, тем, кого в разные времена называли Судьей деяний душ человеческих. И как бы не тешил при жизни себя человек, но мимо пройти ему не удастся. Вопрос в том, кого Ригден будет лично знать по его духовным делам, а кто останется даже недостойным Его взора. Так что времена Перекрестья в духовном плане будут очень много значить, как для каждого индивида в отдельности, так и для общества в целом.

Сэнсэй замолчал, а Стас, призадумавшись, произнёс:

— Значит в 7.00 и 19.00 по Гринвичу.

— А как это по Гринвичу? — не понял Андрей, спросив у Сэнсэя.

— Это на сегодняшний день общепринятый мировой стандарт отсчёта времени. В пригороде Большого Лондона есть город Гринвич, через который проходит условный начальный меридиан, или же так называемый нулевой меридиан. Поверхность Земли условно разделена на 24 временные зоны. Каждая зона составляет 15 градусов долготы или час времени. Время в странах, расположенных к востоку от Лондона и Гринвичского меридиана — впереди Гринвичского среднего времени, а в странах, расположенных к западу — позади.

— Так по Москве это сколько будет? — никак не мог разобраться Андрей.

— Ну, если семь утра по Гринвичу, то по Москве надо прибавить три часа, то есть получится десять часов утра и, соответственно, десять часов вечера, — пояснил Сэнсэй.

— Не знаю, кто как, — пробасил Володя, — но лично я такой возможности духовной помощи не упущу.

— Правильно! — кивнул Женя. — Надо вводить эти медитации в физиологическую привычку!

— Да, это не просто тренировка тела, — высказался Николай Андреевич по этому поводу. — Я бы сказал это духовное самовоспитание человека, укрепление его нравственных качеств. Мне кажется, что такая духовная практика будет весьма актуальна для любого здравомыслящего человека.

Виктор же подумав, с восторгом изрёк:

— Подождите, но если сам Ригден будет в миру, значит, его смогут увидеть многие! Так это же реальный шанс заявить о себе.

Сэнсэй усмехнулся и дружелюбно ответил:

— Скорее это он увидит многих. Как бриллиант, опущенный в воду становится неприметным, так и Бодхи, находясь в миру, незаметен для окружающих. Лишь высоко духовные люди способны узреть в нём высшую Сущность. Да и глупо заявлять о себе перед духовной личностью своей человеческой природой. Гораздо приметнее и важнее проявить себя в благих делах и чистоте своих мыслей…

И не дав нам возможности задать новые вопросы по этому поводу, вновь возвратился к основной теме.