Загрузка...



* * *


— Итак, вернемся к нашему вопросу… После открытия Грааля, эти люди создают свой Орден под названием тамплиеры. Это слово образованно от французского tample — «храм». Иначе говоря, это был Орден храмовников. Данное название, как я уже говорил, родилось само по себе ещё со времен поисков Грааля, когда этих людей именовали «Рыцарями Храма Соломонова» или же «рыцарями-храмовниками».

Формально главой Ордена становится рыцарь Гуго де Пейн. Это был один из тех, кто работал в поисковой группе, и в чьём присутствии была открыта сила Грааля. Он принадлежал к дворянству Шампани и был вассалом, входящим в дружину графа Шампанского. Фактически же руководил Орденом из Европы Гуго граф Шампанский. Официально он вступил в Орден гораздо позже, оставаясь до определённого времени в тени руководства. Но за всеми решениями Гуго Шампанского стояла ещё более значимая фигура — Белый Монах… Первоначально людей, стоявших у истоков этого ордена, было немного. Однако, как вы понимаете, эти люди были довольно непростые. Благодаря Граалю они приобрели огромную силу личного влияния.

— Силу личного влияния?! — с любопытством переспросил Костик.

— Да. Открыв Грааль, эти люди были наделены необыкновенной силой. К примеру, одного взгляда было достаточно, чтобы человек выполнил любую волю обладателя этой силы.

— Ничего себе! — восхищённо промолвили ребята.

— Дистанционное воздействие на невербальном уровне? — в свою очередь заинтересованно спросил психотерапевт.

— Так точно! Но не старайтесь, доктор, понять механизмы данного воздействия. — Видимо, увидев его озадаченное выражение лица, Сэнсэй добавил: — И это не гипнотическое воздействие… Животное начало при этой силе не просто робеет, оно сникает, подчиняясь воле того, кто владеет этой силой. Для науки данное воздействие пока остаётся тайной за семью печатями. — И уже обращаясь к ребятам, Сэнсэй продолжил. — Так вот, это была всего лишь незначительная часть новых возможностей тех, кто открыл Грааль. Осознавая какое могущество таилось в их руках, эти люди дали обед бедности, дабы не спровоцировать своё Животное начало на прельщение аримановскими ценностями. Они решили посвятить себя борьбе со злом этого мира, служению Богу и помощи Марии Магдалине в её небесноземном благодеянии для людей. Они решили создать такую организацию, которая бы не просто отвечала этим целям, но и служила надежной опорой тем, кто шел по духовному пути. Но мы живём в материальном мире. Для того чтобы создать подобную организацию, привлечь к её деятельности новых членов, которые бы продолжили это начинание, личных средств организаторов было недостаточно. Ведь необходимы были и помещения, и обмундирование, и кони, и оружие, и прочее первое необходимое в этом деле для того времени. Так вот, поскольку собственных средств явно не хватало для такого серьёзного проекта, люди Гуго пошли так сказать «по пути Робин Гуда».

— В каком смысле? — не понял Руслан. — Взяли стрелы, и пошли в лес на промысел?

Сэнсэй усмехнулся.

— Ну можно сказать и так. Только вместо стрел они были вооружены личной силой влияния. А вместо леса направились прямиком в Европу к сильным мира сего. Конечно, они пользовались своими новыми способности очень осторожно, крайне ограниченно. В своих просьбах, руководствуясь разумными пределами. В результате Гуго де Пейн вместе со своими товарищами не просто был принят высшей знатью, но и собрал много средств для Ордена в виде добровольных пожертвований богатых людей. А вы сами понимаете, что отношения людей к богатству со временем не меняется. Просто так никто ничего не даёт. А этим людям отдавали даже с удовольствием. И этому факту до сих пор удивляются историки, почему столь щедрыми оказались богатые люди к какому-то вассалу?

А гораздо позже, когда Орден набрал силу, и уже сами люди на практике видели чистоту его намерений и пользу от его деятельности, на этот Свет, как бабочки, стали слетаться те, кто жаждал идти по духовному пути и бескорыстно помогать людям. В Орден потянулись и бедные рыцари, и «золотая молодежь», жаждавшая духовной пищи и подвигов. Практически на протяжении двухсот лет существования Ордена в нём служили люди, из таких знаменитых фамилий как Браки, Клермоны, Арманьяки, Шабо, Монморанси и другие. Высшая знать Испании, Франции, Англии с легкостью расставалась со своими поместьями, замками, имениями, деньгами и дорогими предметами, даря их данному Ордену.

— Мда-а, это действительно надо иметь нечто большее, чем силу убеждения, чтобы богатый человек решился на подобный шаг, — согласился Николай Андреевич.

— Благодаря такой личной духовной силе организаторов, Орден стал не просто стремительно развиваться, расти в количестве, но и наращивать военную и экономическую мощь. В целом Орден делился на два круга посвящённых — внутренний и внешний. Во внутренний круг входили те, кто хранил знания и служил, так сказать, «генератором» духовной силы. Во внешний же круг входило большинство членов Ордена. По традиции того времени Орден разделялся на рыцарей, капелланов, оруженосцев, слуг. Внешний круг был своеобразной духовной школой, в которой через строгую внешнюю дисциплину тела люди учились вырабатывать внутреннюю дисциплину духа. И на первом месте стояла дисциплина мысли…

Ныне историки называют данный Орден военно-монашеским, опираясь на те жалкие остатки упоминаний, которые сохранились после уничтожения практически всей документации об Ордене после разгрома его Архонтами. Назвать тамплиеров военно-монашеским орденом будет верно лишь отчасти. Здесь конечно присутствовали некоторые элементы монашества, к примеру, тот же обет бедности. Но, что касается отношения к женщинам, то тамплиеры возводили женщину в идеал гармонии и красоты, ибо сами служили великому делу Марии. И того, что им приписывают сегодня в виде полностью «монашеского образа жизни» в понимании большинства людей, такого не было. Конечно, их организация из-за военных мероприятий была чисто мужская. Однако эти люди имели связи и с женщинами (к примеру, «конкубинами», сожительствующими с рыцарями), и с женскими общинами. Вначале подобные женские общины существовали тайно, потом стали более открытыми.

Так, например, с укреплением власти тамплиеров, в 1170 году в Брабанте начала процветать благочестивая женская община под названием «Беги?нки». Эти женщины занимались благотворительностью, помогая больным, старикам, детям-сиротам. Они не давали никаких обетов, не подчинялись орденским уставам. Имели возможность в любое время выйти замуж, покинув общину. То есть, у них была достаточно необычная в то время свобода. По своей философии эти женщины отрицали церковную и светскую власть над собой, и следовали via media, то есть, срединному пути: стремились жить по заветам Иисуса, однако, не уединяясь от мирян, а оказывая им посильную помощь. Кстати говоря, корни подобного срединного пути берут своё начало в раннехристианской практике… Благодаря негласной поддержке тамплиерами, эта женская община стала достаточно крупной и влиятельной. Впоследствии данное движение распространилось в Нидерландах, Франции, Германии, Северной Италии, Польше, Богемии и было запрещено лишь в начале XIV века, когда пошёл процесс уничтожения тамплиеров «святой инквизицией». Причём, «Бегинки», так же как и тамплиеры, стали подвергаться преследованиям и репрессиям инквизиции, которая не могла простить им необычной свободы (которую они позволили себе при власти тамплиеров), и списывала свои травли на «испорченность» нравов этого прогрессивного женского общества.

Так что тамплиеры не были «монахами», как таковыми (в понимании этого термина большинством людей). У них было монашество иного рода в виде особой философии, основанной на чистоте силы Любви, строгой дисциплины, строгом отношении к прихотям своего тела, дисциплинирующем мысль. Кроме того, благодаря такому гармоничному сочетанию духовного и физического, человек развивал и свои нравственные качества, к примеру, такие как честь, порядочность, доблесть, мужество, абсолютная честность. А по поводу последнего качества хочу даже отметить следующее. Ведь тамплиеры, несмотря на то, что Орден впоследствии стал располагать значительными средствами и сделался одним из самых больших казначейств в Европе, не имели собственных денег. Ибо такова была их философия, ибо свою честность и порядочность они ценили превыше всего.

— А зачем тогда им нужно было это богатство, если они не имели собственных денег? — разочарованно спросил Руслан.

— Они тратили это богатство, но не на себя, а на противостояние злу, тем же Архонтам и их системе, на реальную помощь людям. Они меняли мир политики, давая займы королям, меняли облик экономики, перераспределяя средства. Помогали бедным рыцарям, кто нуждался в деньгах. Они давали деньги в рост, субсидировали различные мероприятия, торговые контракты. Люди знали, что на тамплиеров можно было положиться не только как на надёжных, доблестных воинов, но и как на институт, вроде современного казначейства, только честного казначейства, да к тому же не собирающего «заоблачных» налогов. К примеру, у Ордена можно было взять ссуду под 10 %, в то время как ростовщики-евреи давали ссуды под 40 %. Кстати, именно тамплиеры придумали первые векселя, благодаря которым не нужно было носить с собой кучу денег и подвергать себя опасности во время поездок и путешествий. Достаточно было отдать деньги на хранение тамплиерам, а потом по их векселю получить нужную сумму своих денег в другом городе.

Тамплиеры оказывали помощь простым людям. Они считали делом Чести кормить бедных в своих домах. Они помогали людям выживать и во время голода. Вот вам пример, который вы можете отыскать в истории. Когда в Мостере во время голода спекулянты взвинтили цены на пшеницу с 3 до 33 су, тамплиеры ежедневно бесплатно кормили до тысячи человек. Естественно, благодаря такой реальной, бескорыстной заботе о людях они заслужили подлинное уважение в народе.

Более того, Орден возводил соборы, храмы, занимался строительством дорог. По поводу последнего хочу заметить, что в то время мало того, что дороги в основном были плохие, так ещё всякий мелкий феодал пытался содрать пошлину у каждого моста или пункта обязательного проезда, причём, не гарантируя тебе безопасность от нападения разбойников. На этом фоне Орден тамплиеров представлял собой исключительное явление. Мало того, что они строили хорошие дороги и даже на перекрёстках для удобства проезжающих возводили помещения для ночлега, так они ещё и охраняли свои дороги от разбойников. И главное, за проезд по этим дорогам не бралась таможенная пошлина, что было совершенным необычным явлением для того времени.

В противовес Архонтам, тамплиерам удалось создать крупнейшую в мире Международную финансовую корпорацию (которая впоследствии послужила прототипом банковской системы) и управлять ею практически два столетия, руководствуясь, заметьте, не стимулом наживы, а совершенно противоположной философией, основанной на духовных принципах. И благодаря такой своей деятельности они не просто разрушили несколько серьезных опор Архонтов, отодвинув их планы о мировом господстве на неопределённый срок, но и что важно, уравновесили монаду.

— А что Архонты уже так близко были к своей цели? — поинтересовался Виктор.

— К сожалению. В X–XI веках Архонты через реорганизацию одной из своих структур — папства и повышение его статуса, стали претендовать на универсальную, «вселенскую» юрисдикцию. Они хотели сделать свою марионетку папу, то есть Верховного понтифика, верховным повелителем всех светских монахов и правителей, и таким образом, стать едиными диктаторами цивилизованного мира. Тем более что в мир был привнесен сам Грааль, дававший возможность абсолютной власти для тех, кто его откроет. И тут, в самый разгар их деятельности появились тамплиеры.

— Так тамплиеры вроде бы как были под покровительством папы, — заметил Николай Андреевич.

— Отнюдь. Этот Орден возник не под покровительством папы, а вопреки ему. И если ты внимательно изучишь даже те документы, которые предоставлены публике по поводу того времени, ты поймёшь, что тамплиеры лишь искусно манипулировали отношениями с папством, да и не только с ним. А когда они достигли значительного могущества и обрели популярность среди людей, папство вынуждено было прислушиваться к мнению тамплиеров и их решениям. И Великих понтификов такая зависимость и особенно богатство Ордена очень сильно раздражало. Сколько было случаев, когда издавая свои папские бу?ллы…

— Это в смысле приказы? — уточнил Стас.

— Да. Это папские акты, содержащие обращения, постановления, распоряжения на латинском языке, которые скрепляли круглой металлической печатью, называемой bulla, что с латинского переводится как «шарик». Так вот, сколько было случаев, когда издавая свои папские буллы в пользу тамплиеров и широко рекламируя свою щедрость по отношению к ним, Великий понтифик тут же следом издавал акты-распоряжения, противоречащие предыдущим. Сколько было фактов, когда папство создавало им искусственные препятствия и трудности во время военных компаний. Так что папы при каждом удобном случае пытались ставить подножки Ордену.

Тем более что общество, которое создали тамплиеры внутри своего Ордена, значительно отличалось от остального мира, чем и было привлекательно для многих людей. Ибо это было не просто самостоятельная организация, находящаяся вне контроля со стороны какого-либо государства, а некая надгосударственная формация, во главе которой стояли не просто умные, образованные, но и высоко порядочные люди с духовными идеалами. Это был прототип сверхнационального сообщества, объединяющего разных людей на духовной основе, единым идеалом которых выступает Бог, Любовь, Честь и Достоинство.

— Для Архонтов, очевидно, это был удар ниже пояса! — усмехнулся Володя.

— Ещё бы! Мало того, что Грааль достался тамплиерам, мало того, что рухнули их «великие планы», так они ещё потратили не одно столетие на борьбу с этим Орденом и последствиями его существования. Им стоило больших усилий, дабы добраться до «сердца» тамплиеров и уничтожить их. Ведь переподчинить этот Орден своему влиянию Архонтам было просто невозможно из-за неподкупности этих людей, кристальной честности, порядочности, и главное из-за того, что их стремления и помыслы не принадлежали этому миру с его многочисленными желаниями, ибо тамплиеры служили только Богу. Поэтому не в силах переподчинить этот Орден, Архонты решили его жестоко уничтожить. И такой шанс у них появился лишь в начале XIV века, когда они привели к власти папу Климента V.

Эта провокация тщательно планировалась и подготавливалась. Центральным игроком в замысле Архонтов был выбран энергичный король Франции Филипп IV, который вошёл в историю ещё под именем Филиппа Красивого. Тем более что в своё время Орден дважды отказывал ему в приёме его самого и его родственников в свои ряды. Архонты занимались обработкой Филиппа достаточно планомерно и профессионально, окружив своими «советниками». Именно они сотворили так, чтобы у Филиппа возникла серьёзная потребность в деньгах, дабы побудить в нём желание присвоить всё богатство Ордена. А сделали это с помощью давно апробированного ими трюка с обесцениванием денег, который в своё время был использован Архонтами для подрыва авторитета Нерона. «Советники» от Архонтов подсказали Филиппу ту же идею, что в своё время и древнеримскому императору, переплавить старые монеты на новые с меньшим содержанием серебра, мол таким образом увеличится количество монет. Филипп схватился за реализацию этой идеи. Но данная затея закончилась так же плачевно, как и у Нерона. В итоге, Филипп неожиданно для себя обесценил серебряную валюту своего королевства. Увеличив количество монет, на самом деле он спровоцировал инфляцию, так как каждая монета имела уже теперь меньшую покупательскую способность.

За этим трюком последовали другие «советы» по поводу реформирования французской валюты, дабы хоть как-то попытаться восстановить уже утраченное. Но и это привело к ещё худшему результату. А дальше Филиппу намекнули на более радикальные меры, мол, обложить налогом духовенство, присвоить товар богатых торговцев Ломбардии и так далее. Но что ни делал Филипп, а потребность в огромных количествах денег только возрастала. Ну и доведя его до крайней точки отчаяния, как последний аргумент ему предложили достаточно дерзкий план по захвату богатства тамплиеров и уничтожение Ордена.

В 1307 году Филипп издаёт секретный приказ с резкими обвинениями Ордена Тамплиеров. Архонты с помощью папы Климента V заманивают во Францию Великого Магистра тамплиеров Жака де Молея (который до этого пребывал в своей штаб-квартире на Кипре) якобы для того, чтобы заняться некоторыми финансовыми делами тамплиеров и папы. По прибытию во Францию Великого Магистра, агенты Филиппа IV без объявления войны тамплиерам проводят неожиданный рейд, арестовывая по всей Франции лидеров Ордена. Это произошло в пятницу 13 октября 1307 года, откуда, кстати, и пошло поверье среди людей считать пятницу 13-го «чёрным днём».

Обезглавив Орден, Архонты развязали целую словесную войну против тамплиеров, публично обливая их грязью ложных обвинений в различных преступлениях и устраивая показательные казни. Раздувая эту ложь, Архонты стремились пробудить ненависть общественности к Ордену, посеять страх среди населения. Уже в 1312 году, благодаря стараниям Климента V, Орден официально ликвидируют, уничтожая практически большинство документов, связанных с ним. А 18 марта 1313 года после массовых казней тамплиеров, под Парижем на маленьком острове на реке Сена был сожжен Великий магистр Жак де Моле и его сподвижник. После уничтожения основных людей, возглавлявших Орден, папа Климент V и Филипп IV принялись спорить между собой по поводу дележа денег и богатой собственности Ордена. Но у Архонтов на сей счёт были свои планы. Ликвидировав ключевых людей Ордена чужими руками, они быстро избавились от связующего их с этим делом звена и основных игроков. Так что в 1314 году и папа и король «неожиданно» умерли.

— Да, вот уж действительно, Сэнсэй, ты говорил истину: если происходят какие-то события, то зачастую инициатором этих событий становится не тот, кого люди публично лицезреют, а тот, кто получает реальную выгоду от этих событий, — заметил Виктор.

На что Сэнсэй заметил:

— Время, как зеркало, отражает всю правду. Так же было и здесь, когда впоследствии засветились интересы некоторых истинных инициаторов тех событий. После разрушения Ордена тамплиеров, финансовый и коммерческий вакуум быстро заполнили ни церковь и ни правительство, а семьи северо-итальянских городов-государств (которые являлись одними из оставшихся влиятельных опор Архонтов): Пизы, Флоренции, Венеции, Вероны и Генуи. Именно эти семьи создали новую самостоятельную сеть банковских учреждений. Кстати говоря, само слово «банк» итальянского происхождения. Дословно это слово означает «стол», «скамья». Ведь первые денежные торговцы ставили столы на рынке и на этой «опоре» осуществляли свои финансовые операции. Позже это слово вошло и в другие европейские языки.

В отличие от благородных целей тамплиеров «ради помощи людям», эти банкиры преследовали только одну цель — получение прибыли ради собственной наживы, являющейся одним из основных принципов Архонтов. Причём, на этих финансовых операциях они хорошо поднялись и вскоре стали финансировать торговые операции от Китая до Судана, от Индии до Скандинавии. Благодаря этому, Архонты вновь начали опутывать мир своими щупальцами.

Но финансовая сторона — это ещё полбеды. С уничтожением Ордена начинает бурно развиваться «святая инквизиция», являющаяся в своём агрессивном проявлении ни чем иным, как «зачистками» Архонтов. После такого позитивного духовного всплеска общества, проявившегося во многом благодаря деятельности тамплиеров, Архонты с помощью инквизиционных костров снова попытались превратить людей в животное стадо, в тёмную тупую толпу, поглощенную страхом своего существования. Сотни тысяч инакомыслящих, сочувствующих тамплиерам, а также пытающихся быть последователями их духовной философии и жизни, были посланы на костёр. В ядре человеческой цивилизации вновь утверждается материальное начало над духовным, страх вместо Любви, ненависть вместо братства, ложь и обман вместо Чести и Достоинства.

Но память о доблестных рыцарях так и не угасла среди людей, и интерес к этому Ордену не утратился даже спустя столетия. Тогда Архонты предприняли упредительный шаг. В XVIII веке, благодаря Вольным каменщикам в странах Западной Европы было создано несколько организаций под названием «Орден тамплиеров», однако основанных исключительно на масонской идеологии. А чтобы скрыть эту идеологическую подмену, Вольные каменщики отвлекли внимание от внутреннего на внешнее — атрибутику, ритуалы, имена входящих туда людей из знаменитых фамилий. В частности распространили слух о том, что благодаря потомкам Великих Магистров этот Орден якобы был втайне сохранён. Для пущей достоверности своих слухов привлекли к своему масонскому «Ордену тамплиеров» людей из знаменитых семей, потомки которых действительно когда-то были тамплиерами.

— Нет, ну если эти люди и вправду были потомками тех, кто служил в том Ордене, может, им по наследству передалась духовность их предков, — предположил Костик.

На что Сэнсэй ответил:

— Наследственность здесь не причём. Духовность человека определяется не по семье, в которой выпало жить человеку, а по его личному духовному росту… Зачастую люди ограничиваются лишь гордостью за своих предков и забывают, что гордость за духовные достижения другого человека, это далеко не духовная работа над собой. Заслуги того человека — это всего лишь стимул к работе над собой.

Так вот, Вольные каменщики практически два столетия старались активно доказать, что их обновленные организации под новой вывеской «масоны» ведут своё происхождение не иначе как от Ордена тамплиеров. И, в конечном счёте, эта мысль стала оседать в головах людей и приниматься на веру. Таким образом, через внешнее, благодаря подмене идеологии, Архонты просто переориентировали людей. Те, кто желали двигаться по духовному пути, как прославленные тамплиеры, в результате попадали в секты масонов, и даже не подозревая об этом, служили целям той организации, которая когда-то этот Орден и уничтожила.

Идеология — это весьма мощное оружие. Если капнуть структуру власти Архонтов, то в её основе лежит аримановская идеология. Именно она обосновывает цели Архонтов и творит средства для их реализации. Именно с её помощью приспешники Архонтов разрабатывают политические и религиозные концепции, доктрины, программы, маскируя за привлекательным внешним свои подлинные интересы. Затем эти разработки, активно распространяются в обществе через различные подконтрольные им государственные институты, религиозные и политические организации, удерживающие власть над большими и малыми группами людей. Популяризируются через средства массовой информации, внедряя в сознание людей определённые системы взглядов, идей, норм, тенденций, убеждений и верований. И всему этому приписывается якобы всеобщий характер, выбор и предпочтения, свойственные большинству людей. Хотя на самом деле это является всего лишь идеологическим продуктом для масс, сотворённым по распоряжению маленькой, ничтожной группой Архонтов, преследующих цели безраздельной власти над этими массами, внедрение в сознание людей своих аримановских критериев оценки развития общества, корректируя направление его движения. Их идеология в первую очередь подпитывает мотивацию образа мыслей, поведения и действия, стимулирующих животное начало в человеке. По большому счёту она лишь направляет человека (а в массе — целые народы) на практические действия в рамках этой идеологии. Но лишь человеку, людям решать: идти в этом направлении или нет, принять эту идеологию себе на вооружение или её отвергнут. А это в свою очередь зависит от того, что доминирует в каждом человеке: потребности Животного начала или потребности Духовного начала. И опять мы возвращаемся к этому первоопределяющему внутреннему выбору каждого человека.

За сегодняшний день я привёл вам много примеров, как разные люди в разные времена делали свой внутренний выбор, который впоследствии менял судьбу целых народов… — Сэнсэй сделал паузу, о чём-то задумавшись, а потом с каким-то особым вдохновением в голосе произнёс. — Пробиться ростку Добра через затверделую корку Зла очень сложно. Но в этом смысл! Росток несёт в себе силу будущего могучего Дерева. Пробиваясь через толщу Зла, он даже не предпологает, сколько ценных плодов может дать за свою жизни это Дерево, приютить и утолить голод, жажду усталым путникам, возобновить им силы на их дороге к родному Дому.

Тот духовный всплеск, который породили первые тамплиеры открытием Грааля, пример их личного подвига самоотречения от земного ради служения Богу и помощи людям, стали большим толчком не только к изменению мировоззрения людей, но и подъему духовной волны, продержавшейся не одно поколение! Тамплиеры действительно в то время сделали много хорошего и полезного. И, несмотря на то, что Архонты приняли все меры, чтобы разгромить их Орден, чтобы камня на камне от него не осталось, но всё же память о святом Граале и благородных рыцарях осталась жить среди людей, хоть и несколько в закамуфлированном виде. И лучшим хранилищем для неё стала художественная книга.

— А почему художественная? — удивился Костя.

— Потому что это максимально удобная форма для хранения знания, в том числе и тайного. Умный поймёт и глупый не обидится. Умный способен по незначительному намёку увидеть и понять тайный смысл в иносказаниях. А если используется специальный приём передачи скрытого знания, в виде той же энигмы (ainigma в переводе с греческого «тайна», «загадка»), то это побуждает человека не просто прочесть книгу, но и обратиться к дальнейшим поискам в заданном книгой направлении. В тех же фолиантах, в которых сокрыта вечная Истина, эти поиски непременно будут венчать путешествие внутрь себя, внутрь своей сущности, а значит, ещё более приблизят человека к его Душе и Богу. Ведь Истинные знания, словно гранит идеально отполированный чистейшим горным источником, в толще «воды» художественного стиля лишь слегка меняют свои очертания, дабы отпугнуть глупца и привлечь к себе бесстрашный взор того, кто нуждается в сей твердыне Истины для возведения собственного Храма для своей Души.

Кстати говоря, некоторые сведения о Граале, ещё во времена тамплиеров были обличены как раз именно в художественную, энигматичную форму, предназначенную для людей, находящихся в поиске. И первым начал этот цикл Кретьен де Труа, написавший свою знаменитую «Повесть о Граале» в конце XII века. Это был талантливый, хорошо образованный человек, поэт, уроженец города де Труа. Покровителями творчества Кретьена являлись влиятельные персоны северо-восточной Франции и Фландрии, в том числе и семья Шампанских. Этот человек уделил особое внимание воспеванию нового типа человека, подвигам рыцаря в мирное время, чистой Любви во всех её проявлениях и кроме этого вкладывал туда информацию, которая на первый взгляд казалась ничем не примечательной, но только лишь на первый взгляд. К примеру, он упоминал о Граале, именно как о блюде. И уже гораздо позже, когда тему его книги стали расширять и дополнять другие авторы, смешивая с разными религиозными воззрениями, появилось понятие Грааля как потира, чаши для причастия. Ставшую модной, волну Грааля подхватили тогда многие писатели. Но и среди них были люди, как и Кретьен, владеющие некоторыми отголосками знаний. Так что здесь не всё так просто.