Загрузка...



ГЛАВА 8 Крючок леска и грузило

Деннис Уайнманн

Господин Уайнманн — директор и основатель «Коквест, Инк.», дипломированный советник по торговле на товарных рынках и управляющий товарными пулами

Вопрос: Что в первую очередь привлекло Вас в торговле на бирже?

Деннис: Я пришел на фондовый рынок враннем возрасте. Когда мне было 13 лет мне дали несколько акций издательства «Джонсонз Пабликейшнз», издателя учебника для средней школы. В то время я не придал этому серьезного значения, но как только я начал получать дивидендные чеки, я просто подумал, что это самая классная вещь в мире — мне платят за то, что я держу эти акции.

Вопрос: На сколько был чек?

Деннис: На какую–то небольшую сумму. Возможно, 20 долларов 25 центов. Но когда мне было 13 лет, 20 баксов мне хватало надолго.

Вопрос: Вы потратили деньги или стали копить?

Деннис: Мой брат был мотом, а я накопителем. Он ушел в загул и все потратил, а я сохранил деньги и одолжил их ему под проценты.

Вопрос: Он их вернул?

Деннис: Конечно! Мне всегда нравилось зарабатывать деньги на своих деньгах. Мне это казалось очень интересным! Итак, как я уже говорил, меня рано привлек фондовый рынок. Я развлекался таким образом всю среднюю школу, просто покупая и продавая мелкие акции. Когда я поступил в колледж, я управлял рядом предприятий и заработал внушительную сумму денег, которая позволила мне погружаться в фондовый рынок вес глубже и глубже.

Вопрос: Что Вы изучали в колледже?

Деннис: Я изучал экономику в государственном Университете Нью–Йорка в Онеонте, потому что у меня хорошо это получалось. Изначально я хотел быть бухгалтером.

Вопрос: И как Вы начали заниматься биржевой торговлей?

Деннис: Пока я учился в школе, у меня было немного больше денег, поэтому я занимался биржевой торговлей. Летом я работал инструктором по управлению яхтами в яхт–клубе. Моя мать совсем недавно вторично вышла замуж и, полагаю, пытаясь как–либо подружиться со мной, ее муж спросил меня, чем я хочу заниматься после окончания колледжа. Я. конечно, не знал. И сказал: «Не знаю». Он сказал, что у него есть очень успешный клиент, который будет без ума от счастья, если я поговорю с ним о торговле коммодити. И я сказал: «Хорошо». Я позвонил ему и он пригласил меня на биржу. Он провел меня по операционному залу Нью–йоркской товарной биржи и я подумал, что это — самое замечательное, что придумало человечество после нарезного хлеба. Я просто не мог поверить, что люди зарабатывают этим себе на жизнь!

Вопрос: Деннис, что, на Ваш взгляд, в этом было такого замечательного?

Деннис: Возбуждение! То, что в тот момент показалось мне полным хаосом и то, сколько денег переходило из рук в руки–сотни миллиардов долларов сновали туда–сюда, и как это все срабатывало к концу дня. Думаю, даже в большей степени, чем в Чикаго, биржевая торговля в Нью–Йорке выглядит очень хаотичной.

Я — большой поклонник Нью–йоркских бирж. Я знаю, что многие люди в Чикаго таковыми не являются. Полагаю, что, возможно, в Чикаго лучшая биржа. Но я на самом деле считаю, что в Нью–Йорке проводится довольно большая работа на ограниченном пространстве.

Вопрос: Вы действительно заключали сделки в операционном зале в Нью–Йорке?

Деннис: Парень, о котором я Вам рассказывал, Джерри Рэфферти, владел группой биржевых брокеров. В то время это была, возможно, одна из трех самых крупных групп биржевых брокеров на рынке неочищенной нефти. Джерри предложил мне работу. Полагаю, он предложил мне работу а) потому, что он хорошо относился к моему отчиму, и б) потому, что я был инструктором по управлению яхтами, а он хотел научиться ходить на яхте. Так что Джерри спросил: «Ну и когда ты начнешь?» Я ответил: «С 1–го июля». А он спросил: «Ну что ж, а когда ты заканчиваешь школу?», а это было где–то 7–го мая. И он сказал: «Будешь работать в операционном зале, начинай прямо сейчас. Если тебе понравится, можешь остаться; если нет, просто скажи мне. Просто предупреди меня за пару дней». Итак, несколько дней спустя я начал и мне понравилось. И в течение четырех недель я был правой рукой Джерри. В то время он был одним из самых крупных биржевых брокеров в операционном зале на рынке Нью–Йорка. Знаете, неочищенная нефть становилась довольно крупным контрактом: в него вошло масло для отопительных систем, бензин. Это было прямо перед тем, как они перешли с освинцованного бензина на неэтилированный. Знаете, это было в 1986 году и мне это ужасно нравилось, я думал, что это просто здорово! Именно на этом я попатся на крючок. Поработав там и увидев, как молодые люди действительно зарабатывают кучу денег.

Вопрос: Вы выполняли заказы в зале?

Деннис: Нет. Я был правой рукой Джерри. Я некоторое время работал на телефоне, принимая заказы и отслеживая позиции, а также делая тому подобные вещи.

Вопрос: Так что Вы на самом деле никогда не торговали в операционном зале, а занимались тем, чем занимались, и это Давало Вам чувство возбуждения и энергии рынка?

Деннис: Да. Можно работать в операционном запе и ничему не научиться, а можно быть таким как я. работать в операционномзале и всему научиться! Я был как губка. Я задавал много вопросов; я знал, кто хороший трейдер и я пристально за ними наблюдал.

Вопрос: Как Вы отличали хороших трейдеров от плохих? Деннис: Люди, зарабатывавшие больше всех, в моих глазах являлись хорошими трейдерами!

Вопрос: И все же как Вы их отличали?

Деннис: Я знал, что это за люди, потому что видел, на каких машинах они ездят. Это маленькое сообщество и наиболее успешные трейдеры выделяются из толпы!

Вопрос: Вы могли уловить что–то особенное, что они делали на рынке?

Деннис: Сначала нет. По существу это научило меня тому, о чем я скажу Вам сегодня — зарабатывать деньги можно, заключая сделки самыми разными способами. Даже в операционном зале люди заключают сделки по–разному. У меня был друг, который торговал только спрэдами. А еще у меня был другой друг, который торговал только позициями. Многие ребята, кого я знал, просто спекулировали по мелочи. Все поступали по–разному, но все они зарабатывали хорошие деньги!

Вопрос: Так что первым, что привлекло Вас в биржевой торговле, была невероятная энергия операционного зала, огромный денежный оборот и энергия от того, что Вы работаете на рынке. Правильно?

Деннис: Я бы сказал, что так. Я попал на крючок, леску и грузило этого бизнеса. Знаете, я почти всю жизнь мечтал заниматься профессиональным спортом. Полагаю, биржевая торговля — самая близкая к спорту сфера, которую можно найти.

Вопрос: И каким спортом Вы мечтали заниматься?

Деннис: Любым. Когда ты всю жизнь являешься спортсменом, то всегда мечтаешь стать профессионалом и играть в большую игру! Я никогда не добивался в каком–либо виде спорта достаточных успехов, но, боже мой, они все безумно мне нравились.

Вопрос: То есть биржевая торговля — это самое близкое к большой игре?

Деннис: Да. Это даже более крупная игра, по моему мнению. И, знаете, именно поэтому многие спортсмены становятся трейдерами. Я, например, знаю, что [бывший игрок «Чикаго Бэарз»] Мэтт Суи торговал в Чикаго, также как член хоккейной команды США 1980–го года, Кэллэхэн. Полагаю, биржевая торговля и профессиональный спорт очень похожи.

Вопрос: Теперь, когда Вы занимаетесь этим уже некоторое время, биржевая торговля по–прежнему Вас привлекает?

Деннис: О, да. Я обожаю то, что делаю! И, должен Вам сказать, это значительно облегчает жизнь, потому что трейдером быть непросто. Это чрезвычайно опустошает эмоционально. И если бы мне это не нравилось, не думаю, что я добился бы успеха!

Вопрос: Что именно в биржевой торговле Вам так нравится?

Деннис: Каждый день здесь как новый и у тебя есть практический результат. Это твое табло. И независимо от того, как ты предпочитаешь подсчитывать очки — на ежедневной, еженедельной или ежемесячной основе, ты каждый день знаешь, как идут дела и это твой практический итог. Это твои собственные средства.

Вопрос: Как Вы считаете, что–то в Вашей биографии подготовило Вас к биржевой торговле?

Деннис: Ну. я вырос в Нью–Йорке, в районе Куинз, в семье, которая, на мой взгляд, принадлежала к среднему классу.

У меня была дислексия и у меня было много проблем в бесплатных школах. И я перешел в частную школу, чтобы справиться с дислексией, но по сути это только активизировало мои буйства. Я был хулиганистым ребенком. Я был гиперактивным и энергичным. Ретроспективно, я думаю, меня никогда полностью не заинтересовывали в школе. Я в некотором роде вымещал это на учителях. Мне просто все время было скучно. Так что я решил стать в некотором роде нарушителем спокойствия.

Вопрос: Какое влияние, на Ваш взгляд, это оказало на Вашу торговлю на бирже?

Деннис: Я вырос знающим и. полагаю, это мне помогло. Я очень хорошо учился в колледже. Опыт, наличие здравого смысла, знание, в какие драки можно ввязываться, а каких нужно избегать–это именно то, что ты узнаешь каждый день, если растешь в Нью–Йорке. Я ходил в среднюю школу «Кардова», это непростая школа. В коридорах целый день дежурили двое нью–йоркских полицейских. И, знаете, если ты зашел не за тот угол, у тебя могли возникнуть серьезные проблемы. Знание, в какую драку можно ввязываться, а какой лучше избежать, обладает, на мой взгляд, довольно хорошей аналогией с торговлей на рынке. Знание, когда остановиться, а когда немного промедлить, ожидая, когда рынок вернется назад.

Вопрос: Вы когда–либо вступали в драку, когда нужно было уйти с рынка?

Деннис: В октябре 1987!

Вопрос: Что произошло?

Деннис: Я торговал тысячей акций и построил очень большой денежный фонд в раннем возрасте. Я заработал много денег на фондовом рынке! Самое прекрасное заключалось в том. что я не волновался по поводу денег, что облегчило для меня торговлю на бирже. Я никогда не тратил особых сил на то, чтобы иметь деньги. Мне просто нравилось их зарабатывать! Мне не нужно было на них жить. У меня был один и тот же стиль жизни, независимо от того, были у меня деньги или нет. Так что наличие денег в банке — это был просто способ подсчета очков. Мне нравилось зарабатывать деньги, именно это доставляло мне настоящее удовольствие. Поэтому я просто продолжал заниматься биржевой торговлей, зарабатывая деньги снова и снова, а затем пришел октябрь 1987 года и я все потерял — даже больше, чем все!

Вопрос: Как Вы это пережили и чему научились на этом опыте?

Деннис: Самое ценное, что я узнал и что продолжаю для себя открывать — это то, что трейдер, который не узнает постоянно что–то новое о себе самом — это не трейдер. Моя работа в том и состоит, чтобы постоянно узнавать о себе и о рынке что–то новое. Необходимо постоянно узнавать новое и адаптироваться!

А в ту секунду, когда ты остановишься и скажешь себе: вот так я буду с этого момента торговать, и тогда, когда ты потеряешь восприимчивость, рынок нанесет тебе удар.

Вопрос: Деннис. Вы зарабатывали деньги, а как Вы их тратили?

Деннис: В основном на путешествия. На выходные я ездил в Чикаго, я ездил во Флориду, Калифорнию или Вегас. Если мне того хотелось, я ездил в Колорадо кататься на лыжах. Мне нравилось путешествовать. Л еще я их тратил на свидания. Я хочу сказать, что я в основном использовал их для биржевой торговли, я не тратил их понапрасну. Меня не снедала изнутри мысль о том, что у меня есть деньги.

Вопрос: Верно. Но Вы попались на энергетику зарабатывания денег, так?

Деннис: Да, их зарабатывания. Но я не терял деньги из–за того, что я глупо их потратил. Я терял деньги потому, что глупо использовал их в биржевой торговле!

Вопрос: Давайте об этом поговорим. Что с Вами случилось во время краха?

Деннис: Самое смешное, что в то время я все больше и больше изучал технический анализ. Я работал с человеком, которого считал одним из лучших по технической стороне нашей отрасли, человеком, о котором даже знали очень немногие. Знаете, много хороших людей в этой отрасли остаются неизвестными, потому что они сидят в офисе и зарабатывают кучу денег, заключая сделки! Они не хотят, чтобы о них знали! Этот человек прекрасно владел техникой. Мы вместе наблюдали за рынком перед крахом, и он говорит: «Господи, по Доу сигналы продавать. Похоже на то, что он собирается упасть». Я сказал, да, он действительно выглядит слабым. А он сказал: «Деннис, продавай все свои акции». А я ответил: « Нет, на мои бумаги не влияет Доу». То есть я буквально именно это и произнес. Я был настолько увлечен тем, что так удачно выбираю фонды, что отказался позволить краткосрочной коррекции в Доу встать у меня на пути. На самом деле не так уж удачно я выбирал акции. Я просто действовал в период самого большого бычьего рынка нашего времени! И, знаете, можно было метнуть дротик наугад в любой фонд и он поднялся бы. Вот я и покупал все эти акции, о которых Вы слышали. Я играл на повышение «Лиз Клейборнз» и «Прайм Компьютер», «Атари», «Найк», «Гибок» и всех крупных акций, о которых знали все. Они просто продолжали расти!

Вопрос: Как говорит мой партнер, ничто, кроме бычьего рынка, не сделает Вас настолько гениальным!

Деннис: Совершенно верно. И, доложу я Вам, когда мне было двадцать, я верил в ту чушь, которую нес. Я действительно считал, что у меня все получается. А затем пришел крах и я все потерял. Я сидел и смотрел, как падает рынок, а я просто наблюдал за ним, не веря своим глазам. Я был в ужасе от того, насколько сильно может измениться ситуация на рынке.

Вопрос: Верно. Я был в операционном зале в день краха, так что я в некотором роде наблюдал это вблизи. И для всех, кто это пережил, это действительно было что–то. Я хочу сказать, ты реально становился свидетелем того, как испаряются финансы, и все это происходило вокруг тебя. Я бы сказал, что, несомненно, это — уникальное, наиболее значительное событие, которое я пережил за годы биржевой торговли.

Деннис: Для меня тоже!

Вопрос: Но давайте вернемся к Вашему опыту. Итак, вот Вы, Вам по–прежнему чуть за двадцать, Вы заработали много денег, затем их потеряли, что, как Вы теперь знаете, весьма распространенное явление. Как Вы вернулись?

Деннис: Я начал разговаривать с людьми, которых я действительно уважал. Я позвонил своему профессору экономики, который был моим руководителем в колледже. Я поговорил со своей матерью, а также с некоторыми успешными трейдерами из операционного зала. И я осознал по сути то, что я молодой человек, который разорился, и что все остальные, кого я знал, тоже были по существу разорены, так что дела обстояли не так уж плохо. У меня по–прежнему была работа, хорошая работа, и я только что получил невероятно ценный урок, которого я не смог бы получить даже если бы проучился 50 лет в Гарварде! Я узнал новое о рынке. С того дня я начал уважать рынки. Если бы со мной этого не случилось в столь юном возрасте, если бы это не причинило мне такого финансового ущерба, не думаю, что я так сильно уважал бы рынки. Я знаю, что я сильно уважаю рынок, и знаю, что я уважаю его из–за того, чему я научился в 1987 году.

Вопрос: В чем, по Вашему мнению, заключается Ваша главная сила как трейдера?

Деннис: Думаю, моим самым сильным качеством является моя терпеливость, способность удерживать выигрышную позицию. Я не знаю никого, кто бы желал или был способен удерживать выигрышную позицию настолько долго, как я. Я бы буквально удерживал ее вечно, если это не противоречит моим интересам. У меня нет желания получать прибыль, если рынку со мной по пути.

Вопрос: Как Вы определяете, движется ли рынок с выгодой для Вас или нет?

Деннис: Очевидно, что в разные периоды торговли ты определяешь это по–разному. В общем, пока мы достигаем новых высших точек — знаете, более высоких высших и низших точек каждый день, и пока мы выше ключевой поддержки. Если мы, заключая сделки, входим в первые 25 процентов дневного диапазона. Я отслеживаю много разных вещей. Но ключевой момент заключается в том, что я хочу удерживать выигрышную позицию вечно, до тех пор, пока рынок не скажет мне выходить из игры.

Полагаю, еще одним моим сильным качеством как трейдера является терпеливость. У меня никогда не бывает чувства, что я опаздываю. Я также способен честно верить в то, что если я заключу тысячу сделок, я буду в выигрыше! Так что я рассматриваю каждую сделку как одну десятую процента моей следующей тысячи сделок. Так что с эмоциональной точки зрения я не позволяю одной единственной сделке волновать себя. Я могу проиграть и это не проблема. Я просто буду продолжать поддерживать дисциплину. Я знаю, что если я буду постоянно заключать сделки, я заработаю деньги.

Вопрос: Ранее Вы упоминали, что Вы были инструктором по управлению яхтами. Вы были в этом конкурентоспособны?

Деннис: Да.

Вопрос: Считаете ли Вы, что мореходство в некотором роде оказало влияние на Вашу торговлю на бирже?

Деннис: Да. Я часто пользуюсь аналогиями из этой сферы. Многие вещи из тех, что мне нравятся, похожи. Мне нравится ходить в море, мне нравится кататься на лыжах, я люблю гольф, мне нравится биржевая торговля! Что в плавании наперегонки так похоже на биржевую торговлю? Лучшие моряки в мире не выигрывают все регаты подряд! Лучшие моряки иногда проигрывают регаты. И это не делает их плохими моряками. Если ты заключил проигрышную сделку, это не значит, что ты плохой трейдер и совсем не обязательно причиняет тебе ущерб. Полагаю, очень много людей попадается на каждой сделке! Когда я анализирую рынок, я никогда не говорю, что я на 100 процентов уверен, что рынок вырастет. Я говорю, что у нас есть шанс в 60 процентов, что я окажусь прав. Для меня это большая возможность. Я заключаю 100 сделок, и даже если я 40 раз ошибусь, это по–прежнему не такая уж большая проблема. Таким образом, я не рассматриваю проигрышные сделки как ошибочные. Я рассматриваю проигрышные сделки как представляющие 40 сделок из 100, которые мне нужно заключить, чтобы в конечном итоге быть успешным. Я пытаюсь смотреть на это так. Когда я участвовал в регатах, мне это нравилось, потому что мы выигрывали чаще, чем проигрывали и в этом мы были успешны. Но мы часто проигрывали. Мы скорее больше преуспевали при легком ветре, чем при сильном! Есть люди, у которых лучше получается торговать на рынках на разнице между высшими и низшими точками, а не на трендах. Так что сосредотачиваться следует на процессе, а не на отдельной сделке.

Вопрос: На Ваш взгляд, биржевая торговля — это скорее приобретенный навык или врожденный талант?

Деннис: Я полагаю, что есть люди, которые рождаются со способностью стать хорошими трейдерами, а есть люди которые развивают эту способность и становятся отличными трейдерами. Думаю, этому можно научить. Но я думаю, чтобы по настоящему преуспеть, чтобы стать отличным трейдером, рыночным мудрецом, у человека должен быть некий врожденный талант или черта характера, которая позволила бы ему развить это умение.

Вопрос: Помнится, я читал в Вашей биографии в торговом журнале, что, по Вашему мнению, биржевая торговля — это форма искусства. Что Вы имели в виду под этим?

Деннис: Так много людей хотят превратить биржевую торговлю в науку. Когда скользящее среднее пересекает эту черту, и мы не можем нарушить ее на процент X — покупайте, нужно останавливаться при таком–то проценте, удерживать позицию нужно до такого–то момента. Так много людей считают, что в биржевой торговле есть определенные ответы. Они думают, что должна существовать компьютерная программа, которая знает, как рынки поступят дальше. Должен быть способ разработать в некотором роде системный подход, который поможет заработать уйму денег.

Вопрос: А Вы не согласны с этой точкой зрения?

Деннис: На сто процентов. Нет такого ответа. Есть только куча вопросов!

Вопрос: И именно здесь в дело вступает искусство? Способность подходить к вопросам творчески или интуитивно'?

Деннис: Да, творчески и интуитивно. Понимая, что ответа нет! Если позволите, я воспользуюсь аналогией из спорта. Величайший игрок в гольф в мире, Джек Никлаус одно время выигрывал не во всех турнирах. Именно это интересно. У него по–прежнему был тренер, который его учил, как лучше делать замах, несмотря на то, что ни у кого не было лучшего замаха, чем у него! Скажем, сейчас ни у кого нет лучшего замаха, чем у Тайгера Вудса. Но у него по–прежнему есть тренер. И мне это говорит о том, что совершенства не существует ни в чем. Конечно, здесь есть цель, к которой надо стремиться, подбираясь все ближе и ближе. Но я полагаю, что одним из привлекательных качеств биржевой торговли является то, что ты всегда можешь стать лучше. А следовательно, мне никогда не становится скучно. Я всегда думаю о том, что могу подняться на более высокий уровень.

Вопрос: Считаете ли Вы, что трейдеры отличаются от большинства людей?

Деннис: Совершенно верно. Если нет, то это плохие трейдеры. Ты естественным образом смотришь на все иначе. Позвольте мне привести пример того, как я думаю. Я захожу в офис агентства по продаже автомобилей и говорю, что я хочу сыграть на понижение этих машин и выкупить их назад, когда они встанут на парковку. Я живу жизнью трейдера. Я не страхую свою машину иначе, кроме как минимальное страхование ответственности, потому что не хочу покупать некоторые из своих денежных опционов через кого–то другого!

Все, что у меня есть — это то, что положено по закону. А ничего другого мне не нужно. В медицинской страховке у меня очень высокий нестрахуемый минимум и я хочу принять на себя этот риск, чтобы мои выплаты были ниже. Хорошо, многие люди говорят, я сумасшедший! А я говорю, что страховые компании продают мне слишком дорогой опцион и со временем они зарабатывают на мне деньги. Мне это не нужно! Я хочу продавать этот опцион, а не покупать его, и я не хочу играть по чужим правилам.

Вопрос: Деннис, каким был Ваш лучший момент на рынке?

Деннис: Это нечестный вопрос. Мой лучший момент — когда я работаю синхронно с рынком и чувствую напряжение.

Вопрос: Хороший ответ.

Деннис: Я хочу сказать, обычно люди говорят, я заработал 20 штук, 30 штук, 80 штук за день. Чушь! Я не еду домой в тот день, когда заработал большие суммы денег, счастливее, чем тогда, когда теряю деньги. Бывают дни, когда я расстроен, потому что я думаю, что, возможно, сделал что–то не так, но я учусь на этом. А есть дни, когда я приезжаю домой и говорю: «Да, знаете, я был абсолютно прав. Мы выиграли, потому что действительно правильно выбрали время». Я могу сказать: «Да, я действительно обвел рынок вокруг пальца на этот раз, потому что правильно начал игру». Так что это вопрос того, чтобы все сошлось к одному. Но я не рассматриваю биржевую торговлю как личное пари.

У успешных трейдеров, по моему мнению, не очень интересная жизнь. Это не один большой день, это множество мелочей, которые накапливаются и складываются в одно. Теряешь 100, теряешь 200, выигрываешь 300, проигрываешь 50, выигрываешь 100, теряешь 50. Мне нравится то, чем я занимаюсь. Когда я ложусь спать в воскресенье вечером, я улыбаюсь, потому что я хочу пойти на работу в понедельник. Да, мне нравится жить, и я бодр, потому что мне нравится моя работа. Полагаю, другие люди, которым нравится их работа, так же бодры. Я хочу сказать, у меня есть хорошая подруга, очень близкая подруга, которая работает учителем в школе, которая верит в то, что тем, как она преподает, она меняет мир к лучшему. Она живет настоящей жизнью, любит свою работу и с восторгом относится к преподаванию. Думаю, именно это я чувствую по отношению к биржевой торговле. Очень важно, чтобы тебе нравилось то, чем ты занимаешься.

Вопрос: Что нового, на Ваш взгляд, биржевая торговля открыла Вам в Вас самом?

Деннис: Если ты не уважаешь рынок, он тебя пожует и выплюнет. И в этом нет ничего личного. Просто так обстоят дела. Думаю, биржевая торговля — это процесс взросления. Полагаю, он ускоряется, потому что в процесс вовлечены деньги, и это заставляет тебя взглянуть на себя со стороны. Рынок унижает тебя. Он научил меня жить честно. Я пытаюсь идти по прямой и не приношу свои рабочие проблемы домой.

Вопрос: Деннис, что, на Ваш взгляд, выделяет Вас среди других трейдеров?

Деннис: Многое. Считаю ли я, что я лучший трейдер в мире? Нет. Считаю ли я, что у меня есть способность быть очень близким к рынку? Да. Знаете, что выделяет меня среди других? Я мыслю иначе, чем большинство трейдеров. У меня, как правило, своя точка зрения. И это меня отличает. Если проанализировать, смотрю ли я на вещи, которые так сильно отличаются от того, что видят другие? Нет! Полагаю, многие люди поражаются, когда видят, за чем следят некоторые по–настоящему хорошие трейдеры. Не думаю, что нужно быть специалистом по ракетной технике, чтобы зарабатывать деньги. Думаю, многие биржевые брокеры заказывают это каждый день. Биржевые брокеры заключают сделки и зарабатывают деньги, и не знают, куда движется рынок. И многие из них ничего не знают о техническом анализе. Они торгуют на рынке. Они наблюдают за рынком. Они покупают, когда, по их мнению, это правильно, и продают, когда им кажется, что рынок в плохом состоянии. Это не анализ. Это вид искусства. Это биржевая торговля в полном смысле этого слова, где ты заключаешь сделки на колебаниях рынка. И если вернуться к Вашему вопросу, что отличает меня — так это мой подход. Он отличен в том, что ни одна из моих идей не была кодифицирована. Ничто из того, что я говорю, не является чем–то новым. Именно так я пользуюсь своими личностными качествами и переношу их на рынок. Если бы я рассказал вам все, что делаю при заключении сделок, а вы сидели бы со мной рядом и делали то же самое, вы бы все равно торговали бы иначе, чем я, потому что мы разные люди. Так что от других трейдеров меня отличает то, как моя личность взаимодействует с рынком.

Вопрос: Деннис, то есть Вы утверждаете, что Ваша биржевая торговля является не больше, чем транспортным средством, помогающим Вам самовыражаться и проявлять свои личностные качества?

Деннис: Совершенно верно. И для меня это — самое главное. Полагаю, многие люди говорят: «Помогите мне стать более хорошим трейдером». А я отвечаю, ну что ж, я могу рассказать вам, что вам нужно делать, а что не нужно. Но я не могу сделать из Вас хорошего трейдера, потому что Вы можете этого добиться только если будете в согласии со своей личностью.