Загрузка...



ГЛАВА 15 Вернувшийся

Джерри Леттерман

Господин Леттерман — член Рынка индексов и опционов Чикагской товарной биржи. Он был трейдером в операционном зале, торговал за свой счет более десяти лет.

Вопрос: Что в первую очередь привлекло Вас в биржевой торговле?

Джерри: Когда я был помоложе, я играл в азартные игры. Я обожал волнение азартных игр. Я ставил на все. Я познакомился с Барри Линдом (из «Линд–Уолдок») в загородном клубе, принадлежавшем моей семье. Он сказал: «Приходи на биржу». Я начал работать курьером в операционном зале для трейдеров и именно так я начал заниматься биржевой торговлей.

Вопрос: Вы зарабатывали на жизнь азартными играми?

Джерри: Когда я был молодым, у меня это отлично получалось.

Вопрос: Во что Вы в основном играли?

Джерри: Карты, гонки. Мне нравилось действие.

Вопрос: Это довольно обычное дело для трейдеров — ранний интерес к азартным играм, но, как Вы знаете, биржевая торговля и азартные игры — это не одно и то же!

Джерри: Я работал курьером в операционном зале довольно недолго, а потом я попал в серьезную аварию. Я сломал спину и был почти полностью парализован. Так что стало очевидно, что я больше не могу работать курьером. Я получил кое–какие деньги от своей страховой компании и начал торговать всем, начиная от золота и казначейских облигаций, и заканчивая апельсиновым соком. В первый или второй сделке мне удалось поймать апельсиновый сок и на полученные деньги я купил «Де Лореан».

Вопрос: В каком году это было?

Джерри: В начале 80–х. Думаю, в 1981.

Вопрос: На самом деле я очень хорошо помню эту сделку с апельсиновым соком, потому что весь операционный зал «Линд–Уолдок» тогда гудел о каком–то новичке, который только что купил новую машину со своей первой сделки по апельсиновому соку.

Джерри: Да, эта сделка мне удалась!

Вопрос: Итак,сначала все сделки были выигрышными?

Джерри: Нет. Но в самом начале биржевой торговли у меня было много удачных сделок. Знаете, возможно, новичкам везет. Я помню, я удерживал позицию по золоту до следующего дня и на следующее утро она выросла до предела. Помню, однажды у меня на выходные оставалась крупная позиция по казначейским облигациям, а в понедельник рынок открылся с резкого роста. По правде говоря, я на самом деле не знал, что делаю!

Вопрос: В то время Вы подходили к рынку с позиции азартного игрока или трейдера?

Джерри: Как я сказал ранее, я был еще совсем ребенком, 22 года, и я на самом деле ничего не знал. Я занимался этим ради интереса.

Вопрос: И что произошло потом?

Джерри: Состояние моего здоровья улучшилось и я начал изучать некоторые технические аспекты биржевой торговли. Я начал читать о графиках. В то время товарная биржа запускала новую программу, чтобы увеличить объем заключаемых сделок по некоторым из менее ликвидных контрактов. Я арендовал место и начал торговать компакт–дисками, крупным рогатым скотом, предназначенным на убой и пиломатериалами.

Вопрос: Свининой?

Джерри: Я пробовал всего понемногу в то время. Моя цель заключалась в том, чтобы выработать торговый стиль и научиться всему, чему только можно о рынке.

Вопрос: Чем Вы занимались в операционном зале?

Джерри: Просто пытался заработать себе на жизнь! Я был одинок, жил в центре города и просто пытался научиться как можно большему в торговле на бирже. С каждым годом я прогрессировал и начал зарабатывать серьезные деньги. Мне нравился такой стиль жизни! Я начал приобретать некоторые дурные привычки. Я работал часа два, а затем шел играть.

Вопрос: Считаете ли Вы, что в Вашей биографии было нечто, что подготовило Вас к биржевой торговле?

Джерри: В 14 лет я был чемпионом штата Иллинойс по гольфу среди юниоров. И поверьте мне, я был самоуверенным ребенком. У меня было мало денег для ребенка моего возраста, а запросы у меня были большие! И одновременно мне хотелось иметь мощную машину и чтобы жизнь расстилалась передо мной скатертью!

Вопрос: Джерри, расскажите немного об этом, потому что как только Вы начали зарабатывать на биржевой торговле деньги, Вы попались, не так ли?

Джерри: Так оно и было. Тогда кругом были наркотики и клубы, ну знаете, быстрая жизнь, о которой я говорил. Я по–прежнему был слишком молод и слишком глуп, чтобы понять, что наступает час расплаты, когда все это всплывает.

Вопрос: Джерри, каков, на Ваш взгляд, Ваш ключ к успеху в биржевой торговле?

Джерри: В основном, он заключается в избегании серьезных проблем, когда рынки становятся волатильными; в постоянных попытках сократить убытки и дать прибылям плыть по течению; в непрерывной работе над своими чувствами и дисциплиной.

Вопрос: Вы торгуете S&P каждый день?

Джерри: Да.

Вопрос: Скажите, что Вы думаете об операционном зале и что Вы пытаетесь сделать?

Джерри: Во время утренней сессии я стараюсь стартовать–всегда действую в рамках параметров дисциплины — наблюдаю, что делают наличные S&P и облигации. На этих уровнях следить за потоком заказов непросто!

Вопрос: В чем, на Ваш взгляд, состоит Ваша основная сила как трейдера?

Джерри: В дисциплине. Я зарабатываю деньги 80% времени.

Вопрос: Восемьдесят процентов Ваших сделок прибыльны?

Джерри: Если смотреть на каждый день в отдельности, да. Я бы сказал, что большинство успешных трейдеров операционного зала зарабатывают 70–80 процентов времени, будь то 500 или 20000 долларов ежедневно. Я не хочу быть одним из тех трейдеров, кто раскачивает свою акцию то вверх, то вниз. Я хочу усердно работать изо дня в день. На этом этапе своей жизни у меня уже не та скорость, как когда мне было двадцать в том, что касается заключения сделок. Это игры молодых. Очень спортивно, очень быстро. Давайте признаем, S&P — это самая быстрое место в мире.

Вопрос: Вы последовательны?

Джерри: Большую часть времени. Я зарабатываю четыре дня из пяти в неделю. Да, в целом я бы сказал, что я весьма преуспеваю!

Вопрос: Джерри, какое влияние, на Ваш взгляд, биржевая торговля оказала на ваш брак?

Джерри: По моему мнению, торговля товарами на бирже и брак — это очень сложная комбинация. Я стоял на обоих концах лестницы успеха. Это большой стресс. Я хочу сказать, я все видел и у меня все было. Я жил в доме стоимостью миллион долларов, затем у меня возникли проблемы с налогами и я все потерял! Это очень тяжело. Я был разведен, потерял все свое материальное имущество, а затем я проснулся однажды утром и буквально задал себе следующий вопрос: «Что произошло?». Что я сделал неправильно, почему все рухнуло? Я должен был найти ответы, чтобы изменить свою жизнь, улучшить свое положение.

Вопрос: Что Вы ощутили, проснувшись и осознав, что Вы все потеряли и должны начать все сначала?

Джерри: Это было очень, очень болезненно. Я хочу сказать, мне по–прежнему сложно описать, что я тогда чувствовал. Ты чувствуешь себя таким чужим и одиноким. Ты изолируешься от семьи и друзей. Никто не хочет с тобой разговаривать. Люди говорили: «Он продул все свои деньги, он банкрот».

Вопрос: Люди Вас оставили?

Джерри: Да.

Вопрос: Я знаю, что при этом чувствуешь. У меня тоже был случай, когда мои «друзья» бросили меня. Это очень больно, не так ли?

Джерри: Да. Так что после этого у меня не было капитала, чтобы заключать сделки, я вступил в реальный деловой мир.

Вопрос: Чем Вы занимались?

Джерри: У меня была маркетинговая компания. Мы занимались реализацией камеры, которая могла наносить логотип на любую поверхность. И я также представлял другую компанию, но мы попали в ситуацию, когда нас поглотила компания из Нью–Йорка. В конечном итоге мы оказались в суде, но в конце концов все уладилось. После этого я решил, что мне просто необходимо вернуться в биржевую торговлю.

Я впал в уныние. Это было самое худшее ощущение в мире. Я сидел дома с детьми. Моя (вторая) жена работала, принося несколько сотен долларов в неделю. Это было ужасно! В то время для меня пойти найти работу было непросто. У меня не было высшего образования. Я мог продавать, но мне казалось, что у меня нет никаких необходимых навыков. Единственным, в чем, как я знал, я действительно разбираюсь, и единственным, чем мне нравилось заниматься, была биржевая торговля!

Вопрос: И, конечно, Вы уже испытали сладкий вкус успеха?

Джерри: Гораздо сложнее спускаться с вершины на дно. Знать, что ты можешь начать зарабатывать вместо тридцати штук в день тридцать штук в год.

Вопрос: Итак, как же Вы вернулись?

Джерри: Ну, за пару лет до того, как я уехал, я познакомился с Даугом Джирардом, который возглавляет частную торговую группу. Мы вместе играли в мяч и я слышал, что он поддерживает бывших трейдеров.

Вопрос: Что он дает трейдерам капитал?

Джерри: Да, даст капитал и наставляет их. Дауг поверил в меня и взял под крыло. Мы прошли через процедуру вступления в члены вместе, что было настоящим кошмаром, если подумать, как выглядело мое заявление на членство.

Вопрос: Потому что Вы раскрыли информацию о банкротстве?

Джерри: Они раз сто прошлись по поводу банкротства и по какой–то непонятной причине никак не могли оставить в покое вопрос о моей лодке. Прячу ли я ее? Владею ли я ей по–прежнему?

Черт побери, я продал лодку и все остальное просто чтобы прокормить свою семью! Что случилось с лодкой? Они постоянно спрашивали меня, что случилось с лодкой. Я сказал: «Ее забрал банк». «Ее нет!». Это был очень деморализующий процесс. Но я был решительно настроен сделать это, независимо от того, насколько это трудно или унизительно. Я собрался достойно покончить с этим, потому что я знал, что я должен вернуться к биржевой торговле! Я всегда был прямым игроком и я чувствовал, что мне нечего скрывать.

Вопрос: Джерри, думаю, многие люди могут учиться на Вашем опыте и могут провести параллели с тем, через что Вы прошли. Очень важно, чтобы другие люди знали, что кому–то удалось через это пройти с решительностью и чувством собственного достоинства, и стать таким же сильным, как прежде.

Джерри: У меня никогда не было проигрышного года. Даже в свой худший год, когда дерьмо попало в вентилятор в деле с правительством, я за семь месяцев заработал более 100 000 долларов.

Вопрос: Это Ваш худший год?

Джерри: Мой стиль жизни был слишком высок; а я не мог этого позволить! Так что все должно было рухнуть. Сейчас я понимаю, что это было неизбежно. Это должно было случиться. И мне очень повезло, что у меня была возможность научиться на этом опыте!

Я через многое прошел в своей жизни. Иногда я чувствую, что я прошел через весь ад, который только может быть в жизни! Назовите что угодно — со мной это было! Я ломал спину и был парализован, я прошел через тяжелый развод. Я потерял все свои деньги. Меня бросили друзья, и я вернулся и, знаете, чему я на всем этом научился?

Вопрос: Чему Вы научились?

Джерри: Я понял, что семья — это самое важное в мире. Пока ты честен, дисциплинирован и прям, ты добьешься здесь успеха! Просто не теряй себя, придерживайся своих правил, и все получится.

Вопрос: Джерри, кажется. Вам это действительно удалось!

Джерри: Мне повезло. Дела на самом деле обстояли отлично с тех пор, как я вернулся.

Вопрос: Ранее вы сказали, что когда Вы изначально стали заниматься биржевой торговлей, Вас больше всего привлекала энергетика и поведение рынка, азартный аспект биржевой торговли. Это по–прежнему кажется Вам привлекательным?

Джерри: Совсем нет. Я не ставил на футбол или какие–либо другие спортивные состязания с тех пор, как вернулся. Я не считаю торговлю на бирже азартной игрой. Я научился относиться к ней как к бизнесу. Я прихожу сюда каждый день, чтобы заработать себе на жизнь.

Вопрос: Так что для Вас это стало еще и полной сменой отношения?

Джерри: Просто приди на рынок и возьми то. что он тебе дает. Это ничего общего не имеет с тревогами или азартными играми. Бери все, что можно и минимизируй свои убытки.

Вопрос: Кто такой, по Вашему мнению, хороший трейдер?

Джерри: Хороший трейдер — это честный трейдер — тот, кто выходит из ряда вон и переворачивает рынок или заключает сделку без активного участия брокера. Это человек, который в подлинном смысле является маркет–мейкером.

Вопрос: Кто хочет принять риск?

Джерри: Да, принять риск и его последствия, независимо от того, какими они будут.

Вопрос: Считаете ли Вы, что трейдеры отличаются от других людей?

Джерри: Большинство трейдеров — очень нервные люди. Я сам в некотором роде нервный человек. Дам Вам пример. В реальном мире я …

Вопрос: А биржевая торговля — это не реальный мир?

Джерри: Ну, скажем, я иду куда–то с еще одной парой, и вот я в ресторане, и я очень требователен! Если мне нужна услуга или счет, они начинают: Джерри, куда спешим? Знаете, будучи на рынке, я привык к быстрому, немедленному «обслуживанию».

Вопрос: И это вовсе не значит, что Вы грубите, Вы просто живете в этом сумасшедшем мире и Вы хотите получить все тогда, когда нужно, и не хотите задержек.

Джерри: Совершенно верно. Мне нужно обслуживание!

Вопрос: И как это срабатывает, когда Вы с другими людьми? Они это понимают'7

Джерри: Они чувствуют себя в некотором роде испуганными и, возможно, задаются вопросом: «Что происходит с этим парнем?» Они меня не знают.

Вопрос: Они не знают, что на самом деле Вы отличный парень?

Джерри: Полагаю, биржевая торговля оказывает влияние на всю мою жизнь. Они говорят: «Джерри, ты такой энергичный», «Куда ты бежишь?», «Остановись, расслабься».

Вопрос: Если брать за основу все, что Вы мне рассказали, и все, что Вы узнали о себе, если бы Вы зашли заатра на биржу и заработали миллион долларов, какое влияние это оказало бы на Вас?

Джерри: Самый лучший момент, который у меня когда–либо был на рынке, произошел во время краха 1987 года. Я заработал уйму денег. Это было здорово. Я был на вершине мира. Мне было 27 лет и я за сутки заработал целое состояние. Я поехал в Нью–Йорк, останавливался в лучших гостиницах, арендовал лимузины, пил вино и обедал в лучших ресторанах и покупал драгоценности. Я потратил много денег и отлично провел время.

Но если бы завтра я заработал миллион долларов, я не стал бы проделывать то же самое. Я бы положил деньги под замок и не потратил бы оттуда ни копейки! Теперь я действительно знаю, что я могу покорить и пики, и спады. Поэтому я просто пытаюсь сохранить стабильность. Я не позволяю себе впутываться в неприятности.

В былые годы я бы сел на самолет и полетел бы куда–нибудь покушать в самых лучших ресторанах. Больше я так не поступаю! Я семейный человек, который обожает проводить время с детьми. Я иду на работу и зарабатываю на жизнь, решаю проблемы по мере их возникновения.

Вопрос: Что отличает Джерри Леттермана ото всех остальных трейдеров?

Джерри: Я говорю то, что думаю, и я честен. Я не говорю ерунды. Я верю в честность и не боюсь самого себя. Мой отец, с кем я был очень близок, умер несколько лет назад. Это было в тот период, когда я был на дне. Он, бывало, говорил мне: «Будь мужчиной. Будь честен. Будь прям. Не важно, насколько тяжелой будет твоя жизнь, все с тобой будет в порядке». Теперь я понимаю, что он имел в виду!