Загрузка...



ГЛАВА 16 Запад Эдема

Дэвид Лэнсбург

Господин Лэнсбург — член Международного денежного рынка. Он — трейдер, специализирующийся на швейцарском франке.

Вопрос: Дэвид, что в первую очередь привлекло Вас в биржевой торговле?

Дэвид: Изначально я услышал о биржевой торговле от своего друга в Майами, который знал человека, который был членом Чикагской товарной биржи. Он подумал, что биржевая торговля мне подходит из–за моих личностных качеств.

Вопрос: Что именно в Вашей личности, на его взгляд, делало Вас подходящей кандидатурой для занятия биржевой торговлей?

Дэвид: Думаю, просто то, что я был общительным и агрессивным, у меня была голова на плечах и я был с сумасшедшинкой! Мой приятель сказал, что трейдер в Чикаго даст мне поработать на него летом. Он сказал мне, что я буду работать в операционном зале. Я подумал — хорошо, звучит заманчиво, я всегда готов взяться за что–то новенькое.

Вопрос: Чем Вы занимались до этого?

Дэвид: Я учился в колледже Университета Техаса.

Вопрос: Вам нравилось учиться?

Дэвид: Да, мне очень нравился Университет Техаса — там было очень весело. Я хотел пойти в юридический институт или в аспирантуру. Я в некотором роде был в растерянности и не знал, чем я хочу заниматься.

Вопрос: И после учебы Вы поехали в Чикаго?

Дэвид: На самом деле — на среднем курсе. И я вошел в офис этого трейдера, я никого не знал во всем Чикаго, и этот парень, кто, как мне сказали, был выдающимся трейдером в Чикаго, выходит ко мне, одетый в рубашку как у клоуна Бозо с фиолетово–розовым галстуком.

Вопрос: Он был брокером?

Дэвид: Да. Я представился, назвал его господином, а он начал хохотать до упаду. Он говорит мне: «Господин — это мой отец. Зови меня по имени. А меня так больше не называй!» Так началось великое лето. Думаю, в тот день я проработал час. Мы пообедали в течение часа, а затем пошли на поле для гольфа до конца дня.

Вопрос: На каком рынке Вы работали?

Дэвид: S&P.

Вопрос: Чем Вы занимались?

Дэвид: Я выверял его позиции, подсчитывал его карты, забирал его вещи из химчистки, занимался всем подряд! Мне нравилась работа рынков. Это было захватывающе. Это была очень стимулирующая атмосфера.

Вопрос: Что Вы нашли столь стимулирующим?

Дэвид: Деньги, жажду действия, рабочее время, стиль жизни!

Вопрос: Дэвид, как Вы считаете, в Вашей биографии было что–то, что подготовило Вас к торговле на бирже?

Дэвид: Думаю, у меня было довольно уникальное детство. Я вырос в Майями. Моя семья занималась гостиничным бизнесом. Мы владели «Идеи Рок» и рядом других гостиниц на побережьи. Это было довольно интересно и несколько необычно. Я был очень энергичным ребенком.

Вопрос: Дэвид, было ли это одним из тех факторов, которые изначально привлекли Вас в биржевой торговле, тот факт, что это заметная профессия, со своим электрическим зарядом?

Дэвид: Нет.

Вопрос: Нет?

Дэвид: Нет. Я на самом деле не знал, чем я буду заниматься, пока не переехал в Чикаго. Я не знал, что такое биржевая торговля, думаю, также как большинство людей, которые думают, что они что–то знают о биржевой торговле, а затем попадают в операционный зал и теряются. Они понимают, что они не знают, как это работает и что это вообще такое!

Вопрос: И как же Вы начали?

Дэвид: Ну, я знал, что люблю биржевую торговлю после первых же двух дней, что я провел в операционном зале для трейдеров. Просто суматошная деятельность и все такое. И я сказал папе, что я хочу поехать в Чикаго и стать профессиональным трейдером. Я начал работать курьером на «Бэар Стернз», просто разносил заказы по торговым залам.

Вопрос: Вы работали в каком–то определенном месте зала?

Дэвид: Я был в квадранте иностранных валют. Пока я работал курьером, я пристально наблюдал за рынками и у меня вырабатывалось внутреннее ощущение, когда покупать и продавать валюту.

Вопрос: Какой была Ваша первая сделка?

Дэвид: Нет ничего, что может сравниться с первым днем! Я иду в операционный зал! Я был растерян и перевозбужден, и все это в одно и то же время!

Вопрос: Суетно?

Дэвид: Очень, чрезвычайно. Я заработал 287,50 долларов. Поверьте, это был самый замечательный день в моей жизни. Это было здорово!

Вопрос: Что же сделало его таким замечательным?

Дэвид: Этому дню предшествовало много тревог. Я помню, как шел на работу тем утром, ни минуты не спав накануне. Я очень нервничал. Знаете, ты находишься на рынке с сотней видавших виды трейдеров. Ты — новый человек.

Вопрос: Что Вас беспокоило?

Дэвид: Я просто хотел, чтобы у меня получилось. Я начинал новую карьеру. Я хотел, чтобы все получилось.

Вопрос: И вот Вы в первый же день заработали 287,50 долларов. Неплохо. Лучше, чем получается в первый день у большинства трейдеров.

Дэвид: Это было здорово.

Вопрос: Дэвид, считаете ли Вы в конечном итоге, что это очень хорошо, что в первый день своей торговли на бирже Вы заработали деньги?

Дэвид: Не знаю, хорошо ли это, но я решил, что буду заключать мелкие сделки в течение продолжительного времени, пока я не почувствую себя в своей тарелке. У меня была система, которую я разработал вместе с трейдером, который 25 лет был маркет–мейкером. Он был моим наставником.

Вопрос: Кто это был?

Дэвид: Марк Маркхэм.

Вопрос: О, я знаю Марка. Я частенько стоял рядом с ним, когда начал торговать в операционном зале. Он хороший трейдер.

Дэвид: Да, он хороший трейдер. Мы с Марком начали встречаться каждый день за завтраком до открытия рынков. Думаю, он хотел мне помочь и мне кажется, что я ему тоже помогал. Его изрядно побило несколько раз. Он в некотором роде хотел вернуться, стать дисциплинированным и начать по–новому смотреть на вещи. Думаю, он считал меня человеком, с кем он смог бы начать все с начала. Так очень позитивно мы оказывали друг другу услугу. У него были знания, а у меня была молодость и энтузиазм. Думаю, он считал меня молодым талантом.

Вопрос: У Вас была энергия и желание…

Дэвид: И дисциплинированность, которую искал Марк. У него была система. Это была система пробоя диапазона открытия, на которую он молился, но у него не получалось воплотить ее в жизнь. Он сказал мне, что это простейшая система, но лучшая из всех в операционном зале. Pi вот я начал заключать по ней сделки каждый день. У меня не было ни страха, ни колебаний. Я в нее верил, и она сработала. И до сего дня работает.

Вопрос: Каждый день приносит деньги?

Дэвид: Не каждый день, но в конце концов, ты заработаешь деньги с ее помощью. Тебе просто нужна дисциплина и уверенность, чтобы ее применять.

Вопрос: Это система прорыва?

Дэвид: Это система прорыва, где ты пытаешься уловить направление рынка. Если рынок идет выше диапазона открытия, ты играешь на повышение. Если рынок идет ниже уровня открытия, ты играешь на понижение. А если рынок находится на уровне открытия…

Вопрос: Ты остерегаешься!

Дэвид: Совершенно верно. Если он два или три раза попадает в диапазон, то до конца дня ты не заключаешь сделок, потому что это тебя уничтожит. На валютном рынке ты улавливаешь движение на 100 пунктов безо всякого риска!

Вопрос: Дэвид, что в Вашей биографии, на Ваш взгляд, подготовило Вас к карьере на бирже?

Дэвид: Думаю, спорт определенно имеет много общего с моим успехом в биржевой торговле. Я всегда был очень хорошим спортсменом. Я очень люблю состязаться.

Вопрос: Какой вид спорта?

Дэвид: Я был теннисистом общенационального уровня в течение десяти лет. Я, бывало, ездил по всей стране, участвуя в турнирах. Думаю, биржевая торговля очень похожа на игру. Когда люди задают мне вопрос, что делает человека успешным трейдером, я думаю, что это те же качества и черты, которые необходимы для того, чтобы добиться успеха в спорте. Я определенно считаю, что наличие в биографии успеха в конкурентном виде спорта является огромным преимуществом. Биржевая торговля — это игра. Ты играешь против других игроков и против себя самого.

Вопрос: Как же так?

Дэвид: Мне просто нравится торговать дисциплинированно. Я не позволяю другим трейдерам оказывать влияние на то, что я делаю. Очевидно, что если я вижу, что происходят определенные вещи, я реагирую. Но я остаюсь сконцентрированным и использую вес, что дает мне рынок. Я заключаю сделки против рынка, одновременно понимая, что необходимо постоянно его уважать.

Вопрос: Дэвид, считаете ли Вы, что Ваша торговля на бирже–это скорее приобретенный навык или врожденный талант?

Дэвид: В моем случае это, безусловно, врожденный талант.

Вопрос: Я видел, как Вы заключаете сделки в операционном зале. Вы очень сосредоточенны. Я вижу, что Вы дисциплинированны, а также Вы знаете, как расслабляться.

Дэвид: Мне кажется, мне очень повезло. Я просто научился этому. Это было для меня очень естественно. Думаю, мне необыкновенно повезло, потому что я обладаю именно теми качествами, которые полностью соответствуют этому бизнесу.

Вопрос: Каковы, на Ваш взгляд, вкратце, эти качества?

Дэвид: Думаю, ключом к успеху в биржевой торговле являются дисциплинированность, интуиция, развитые инстинкты и агрессивность — знание того, когда ты ошибся, достаточная дисциплинированность, чтобы сделать ход. У тебя не может быть мнений. У меня никогда не бывает мнения! Люди всегда задают мне вопрос — как Вы думаете? Чем меньше я думаю, тем лучше я буду действовать. Просто концентрируйся на действиях рынка и реагируй!

Вопрос: У Вас в торговой карьере был решающий момент? У Вас когда–либо была великая сделка или, может быть, Вы прошли через период спада, когда Вы научились чему–то, что в некотором роде изменило Ваш подход к рынку?

Дэвид: Мне чрезвычайно повезло в карьере. У меня на самом деле никогда не было спада больше месяца или около того. Иногда я могу на пару недель попасть туда, где рынок медленен, или я попадаю в полосу кризиса, но у меня никогда не было продолжительных периодов убытков.

Вопрос: Это исключение из правил!

Дэвид: У меня никогда не было двух убыточных месяцев кряду! Возможно, у меня случается один убыточный месяц в год. Но позвольте мне рассказать Вам о замечательной сделке, которую я совершил. Возможно, это самая лучшая дневная сделка, которую я когда–либо заключал. Я продал 200 контрактов по швейцарскому франку и когда я их продал. Федеральный Резерв сделал заявление. Думаю, они подняли ставки. Рынок начал распадаться. Он опустился на 100 пунктов, а у меня была короткая сделка на 200 контрактов.

Вопрос: Это четверть миллиона!

Дэвид: Это было замечательное чувство. Рынок просто рухнул. По правде говоря, если бы я промедлил еще две минуты, я бы получил еще большую прибыль. Лучше бы у меня был приступ ларингита на минуту, чтобы я не смог так быстро выкупить назад свою позицию.

Вопрос: Вы это отпраздновали?

Дэвид: Я устроил вечеринку и пригласил друзей.

Вопрос: Дэвид, что чувствуешь, когда еще не достигнув 30 лет, зарабатываешь такие невероятные деньги? Как Вы ими распорядились? Как Вы знаете, большинство людей не могут с этим справиться.

Дэвид: Думаю, многие трейдеры приходят в этот бизнес не из самых богатых кругов. И когда они начинают зарабатывать большие деньги — а они появляются быстро и в больших количествах — они не знают, что с ними делать. К счастью, я вырос в семье, которая была довольно состоятельной. Меня всегда учили тому, сколько стоит доллар и мне с детства внушали, что нужно усердно работать, чтобы заработать доллар. И хотя изначально я был взволновал победами, я никогда на самом деле не был экстравагантным человеком.

На самом деле мне больше нравятся не деньги, а игра. Знание, что у меня все получается, и что я делаю все, что от меня зависит. Я знаю, что это не оказало влияния на мою личность. Я по–прежнему тот же человек, каким я был до того, как начал заниматься торговлей на бирже.

Вопрос: В чем заключается Ваша самая великая сила как трейдера?

Дэвид: Я очень дисциплинирован и у меня сильные инстинкты. Я очень хорошо чувствую рынки и знаю, как не попадать в неприятности. Я также очень терпелив, что является очень хорошим для трейдера качеством. Ты не хочешь заключать сделки, когда там нет рынка. Если рынок не предлагает возможности, ты должен быть готов отсиживаться на боковой и ждать открытия. Это, определенно, является навыком, который я приобрел с течением времени; изначально у меня его не было.

Вопрос: Терпение?

Дэвид: Да. Большая разборчивость в отношении сделок. Довольно часто я просто наблюдаю за рынком и не заключаю сделок, пока не столкнусь с хорошей возможностью.

Вопрос: Что значит, что Вы развили хорошее чувство того, когда, по Вашему мнению, у Вашей стратегии есть высокая вероятность оказаться успешной?

Дэвид: Совершенно верно.

Вопрос: Что Вы ишете?

Дэвид: Я смотрю на поток заказов, объемы и слежу за немецкой маркой. Я обнаружил, что она часто несколько опережает франк и является хорошим барометром направления.

Вопрос: Дэвид, давайте сменим тему. Какое влияние биржевая торговля оказала на Ваши отношения с другими людьми?

Дэвид: У меня никогда не было особо много любовных связей, но в целом, должен сказать, она повлияла на них положительно. Я встречаюсь с различными людьми, провожу время с друзьями и путешествую тогда и туда, куда хочу.

Вопрос: Как насчет стресса?

Дэвид: Люди меня все время спрашивают: «Как Вы справляетесь со стрессом, работая трейдером в операционном зале?» Честно говоря, биржевая торговля не является для меня источником стресса! Безусловно, бывают определенные дни, когда биржевая торговля мне надоедает и я хочу уйти домой и передохнуть, когда я не хочу никого видеть! Но эти дни малочисленны и очень слабо связаны с моим подходом к биржевой торговле. На самом деле она меня подзаряжает.

Вопрос: Это так же интересно, как и состязательные виды спорта?

Дэвид: Она совершенно точно похожа на игру или участие в турнире. Когда я ухожу из операционного зала, Вы не сможете сказать, заработал ли я деньги за день или потерял. Это не оказывает влияния на мое настроение и я не вымещаю его на людях.

Вопрос: Так что Вы научились держать ее на расстоянии!

Дэвид: Да. Я пытаюсь сохранять очень уравновеншенное отношение к тому, что я делаю. На самом деле это один из способов, почему мне удается удерживаться на высоком уровне игры!

Это здорово — входить в число разнообразных игроков, которые составляют трейдеров на бирже. Кажется, каждое торговое подразделение обладает своей собственной уникальной личностью и внутри каждого подразделения существует огромное множество личностей с интересными биографиями и взглядами.

Вопрос: Продолжая разговор о том, что не нужно принимать все близко к сердцу, каким был Ваш худший момент на рынке?

Дэвид: Я не помню всех кровавых подробностей, но я потерял значительную сумму денег на одной сделке.

Вопрос: Помните ли Вы, сколько Вы потеряли?

Дэвид: Я потерял 135 000 долларов.

Вопрос: Да, плохой день!

Дэвид: Да. Очень плохой!

Вопрос: Что Вы чувствовали, идя домой с таким убытком?

Дэвид: Получение крупной суммы денег за один день — это очень сильное ощущение, но потеря крупной суммы денег за один день — это намного хуже, даже когда ты пытаешься не принимать ее близко к сердцу. Я чувствовал себя в некотором роде несчастным. Вы были в такой ситуации, Боб, Вы можете понять, о чем я говорю.

Вопрос: Совершенно верно. Я испытал это несколько раз.

Дэвид: Итак в то же время я пытаюсь заставить себя удерживать равновесие, потому что на самом деле я мог позволить себе убыток, но я все равно чувствовал себя несчастным. Я поехал домой и проспал весь день, и я вынужден сказать, что это чувство не оставляло меня в течение нескольких дней. Но затем, как Вы знаете, ты берешь себя в руки и возвращаешься к основам, и осознаешь, что это просто еще одна игра и один турнир, и в твои обязанности входит подготовка, и это означает получение интеллектуального преимущества.

Вопрос: Как Вы успокаиваетесь?

Дэвид: Нужно оставить позади эмоции и накал убытков и взглянуть на картину в целом. Проанализировать, почему ты споткнулся и вернуться к основам, которые изначально принесли тебе успех. Что касается меня, то я просто не устаю напоминать себе, на что я способен. И когда я возвращаюсь в операционный зал, я не пытаюсь форсировать события, я просто торгую на рынке и начинаю все заново.

Вопрос: Что Вы имеете в виду под «возвращением к основам»?

Дэвид: Я просто говорю себе то же, что и всегда. Оставайся дисциплинированнм и собранным. Когда я иду на работу утром, я провожу, как я это называю, «прогрев ума». Я снова и снова говорю себе: «Будь дисциплинированным, торгуй на рынке, придерживайся своей теории и двигайся!» Это просто самонапоминания прежде, чем я войду в операционный зал, которые психологически готовят меня быть победителем.

Вопрос: Вы накачиваете себя?

Дэвид: Да, /для того, чтобы накачать себя и напомнить себе, что каждая торговая сессия — это как девятая лунка, счет три–два.

Я думаю, хорошо быть накачанным, но ты не хочешь быть перевозбужденным, потому что иногда затем ты собираешься делать что–то на спокойном рынке, где нет движения. И в подобных ситуациях ты не хочешь перевозбуждаться или становиться агрессивным. Именно тогда начинается настоящее искусство биржевой торговли. Ты должен настроиться на то, чтобы сохранять спокойствие. Вот почему биржевая торговля так сложна. Все это — регулирование своих собственных отношений и мотиваций.

Вопрос: Дэвид, у Вас есть образец для подражания?

Дэвид: Когда я изначально начат заниматься торговлей на бирже на рынке швейцарского франка, там был парень, рядом с которым я стоял в течение первой пары лет. Его звали Майк Энсэни. Вы его помните?

Вопрос: Я очень хорошо его помню.

Дэвид: Думаю, он был великим трейдером. Всегда замирающий и движущийся, продающий и покупающий — он в определенной степени напоминает меня сегодняшнего.

Вопрос: Он заключал крупные сделки.

Дэвид: Да, он заключал очень крупные сделки и всегда делал двухсторонний рынок.

Единственным, чего ему не хватало, поскольку он явно отлично чувствовал рынки, была дисциплина. В конце концов он потерял миллионы долларов всего за пару дней. Но он был человеком, на которого я равнялся, и о котором я мог сказать: «Боже, этот парень великолепен!» Я хочу сказать, что у него были отличные инстинкты и механика заключения сделок!

Вопрос: Итак, Вы смогли взять у него лучшие черты и отказаться от худших?

Дэвид: Совершенно верно. Поскольку, как я уже сказал ранее, я всегда был очень дисцитшишфованньш. У меня никогда не было с этим никаких проблем.

Вопрос: Когда у Вас крупная позиция, как Вы ей торгуете? Вы обычно продаеге ее всю разом или по частям?

Дэвид: В зависимости от ситуации. Если у меня крупная позиция и она выигрывает, тогда я наживаюсь на ней.

Вопрос: Продаете все разом?

Дэвид: Нет. Если я покупаю 100 контрактов, я начну с продажи по 20 за раз, пока рынок движется в мою пользу. Если позиция проигрышная, я хочу сбыть ее целиком настолько быстро, насколько это только возможно! Если я ошибаюсь, то это именно то, что я хочу сделать. Я хочу первым сделать ценовое предложение и продать настолько много, насколько я смогу. Я не буду долго удерживать позиции, которые движутся против меня.

Вопрос: Что Вам больше всего нравится в биржевой торговле?

Дэвид: Мне нравится действовать. Я по–прежнему обожаю, когда много дел, когда мы раскачиваемся и переворачиваемся. Когда рынки движутся, это просто весело. Это фантастическая игра. Вот что мне в ней нравится!

Вопрос: Что биржевая торговля поведала Вам о Вас самих?

Дэвид: Как любой другой вид спорта, биржевая торговля, безусловно, выявляет настоящую личность человека. Я думаю, человек должен по настоящему разобраться, из какого он теста. Что касается меня, я считаю себя очень честным трейдером. Мне ежедневно напоминают о ценности всего того, чему меня учили еще ребенком: честности, дисциплинированности и трудолюбия. Для меня во многом биржевая торговля — это постоянная проверка характера.

Меня часто расстраивает, когда я вижу, как тут творятся некоторые вещи. Знаете, сталкиваешься с людьми на улице, и они говорят: «О, этот парень заработал на бирже миллионы». И я говорю себе: «Этот парень — просто кусок дерьма!» Я хочу сказать, он дрянь и украл все свои деньга. Я лично не смог бы спокойно спать, если бы я занимался подобными вещами.

Вопрос: Что. на Ваш взгляд, отличает Вас от всех остальных?

Дэвид: Думаю, есть много хороших трейдеров, но я полагаю, что у меня есть уникальное чувство рынка и размера, которым я торгую! Многие люди склонны замирать, когда они покупают крупные позиции и они плохо ими управляют. Я могу заключать сделки по 100 лотам так же хорошо, как по одному. Именно дис1щплинированность позволяет мне делать все остальное!

Вопрос: Биржевая торговля нравится Вам больше, чем управление «Идеи Рок»?

Дэвид: Да. Хотя, должен признать, управлять ей было приятно, полное отсутствие стресса.

Вопрос: Бесплатный бассейн и теннисный корт.

Дэвид: Бесплатное питание, свободный доступ в рестораны в любое время суток. Отличная жизнь!

Вопрос: Но Вам больше нравится биржевая торговля?

Дэвид: Да, я обожаю биржевую торговлю. На свете нет ничего подобного. Когда мы заняты и бьет адреналин, я знаю только одно место, где я хочу находиться — здесь!