Загрузка...



  • 1.1. Понятия «внешнеэкономическая сделка» и «экспортный контракт»
  • 1.2. Право, подлежащее применению к экспортному контракту
  • 1.3. Форма экспортного контракта
  • 1.4. Содержание экспортного контракта
  • 1.5. Венская конвенция ООН
  • 1.6. Инкотермс
  • 1.7. Ошибки, допускаемые при заключении внешнеэкономических сделок
  • Глава 1

    Внешнеэкономические сделки

    1.1. Понятия «внешнеэкономическая сделка» и «экспортный контракт»

    Термин «внешнеэкономическая сделка» впервые появился в нашем законодательстве в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. № 2211-1. Однако ни там, ни в последующих нормативных актах разъяснения данному понятию дано не было. В действующем российском законодательстве также нет четкого определения внешнеэкономической сделки.

    В правоприменительной практике сложилось представление о внешнеэкономической сделке как о любой гражданско-правовой сделке, носящей предпринимательский характер и осложненной иностранным элементом. Так, если участниками сделки выступают физические и юридические лица иностранных государств или объектом правоотношения является имущество, находящееся за рубежом, то сделка считается осложненной иностранным элементом.

    Разновидностью внешнеэкономической сделки является экспортный контракт.

    Под экспортным контрактом следует понимать такую внешнеэкономическую сделку, в которой участвует российское юридическое лицо или индивидуальный предприниматель и которая направлена на экспорт российских товаров, работ и услуг на международный рынок.

    Ни российское, ни международное законодательство практически не содержат унифицированных обязательных требований о том, каким образом должен оформляться экспортный контракт и какие положения сторонам необходимо в него включить для признания его соответствующим закону.

    При заключении экспортных контрактов нужно руководствоваться следующими нормами:

    1) общие положения Гражданского кодекса РФ;

    2) основные условия регулирования договорных отношений при осуществлении экспортно-импортных операций, утвержденные Постановлением Совета Министров СССР от 25 июля 1988 г. № 888;

    3) рекомендации по минимальным требованиям к обязательным реквизитам и форме внешнеторговых контрактов, утвержденные МВЭС России 29 февраля 1996 г.

    С учетом этих нормативно-правовых актов в хозяйственном обороте выработаны определенные требования к экспортному контракту.

    Перед заключением контракта нужно согласовать с уполномоченным банком порядок присвоения номера контракта. Банк может потребовать, чтобы номер контракта содержал ссылку на код страны покупателя в соответствии с Общероссийским классификатором стран мира, порядковый номер документа на уровне организации и пр.

    Любой экспортный контракт следует заключать в письменной форме. При этом сторонам можно порекомендовать включить в него следующие условия.

    1. Наименование, унифицированный номер, дата и место заключения экспортного контракта.

    2. Полное наименование и место нахождения сторон, а также ФИО лиц, уполномоченных подписывать экспортный контракт от их имени (с указанием и приложением управомочивающего документа). При подписании экспортного контракта необходимо проверить полномочия лица, так как возможны ситуации, когда контракт подписывается от имени организации или предпринимателя неуправомоченным лицом.

    3. Предмет (т. е. та вещь, тот результат работы, та услуга), по поводу которого заключается экспортный контракт. Это основное условие любого экспортного контракта. Необходимо указать наименование и полную характеристику товара, его тару и маркировку. Если предмет не оговорен либо оговорен нечетко (не так, чтобы его можно было определенно идентифицировать), то контракт считается незаключенным.

    4. Количество, качество, сроки передачи товара, выполнения работы, оказания услуги, гарантии.

    5. Общая сумма контракта, цена за единицу в валюте цены контракта.

    6. Условия оплаты товара, работы, услуги (наименование и код валюты, сроки платежа и условия рассрочки, перечень документов, передаваемых продавцом покупателю и подтверждающих факт отгрузки, стоимость и номенклатура отгруженных товаров).

    7. Санкции (штрафы, неустойка), их размеры и порядок выплаты.

    8. Момент перехода права собственности на товар. В случае если момент перехода права собственности на товар в контракте не указан и нет ссылки на то, что он определяется в соответствии с условиями поставки Инкотермс, при его определении следует руководствоваться российским законодательством.

    9. Указание на момент перехода риска повреждения или утраты товара с продавца на покупателя (базис поставки).

    10. Условия приемки товара по качеству и количеству.

    11. Порядок предъявления претензий и рассмотрения споров.

    12. Соглашение о применимом праве (подробнее ниже).

    13. Соглашение о суде, которому будут подсудны споры сторон по экспортному контракту, или арбитражная (третейская) оговорка.

    14. Форс-мажорные обстоятельства.

    15. Реквизиты и подписи сторон.

    Единых требований к экспортному контракту нет и не может быть, поскольку все сделки международного уровня сильно различаются. Поэтому применительно к конкретному экспортному контракту вышеприведенный перечень условий может корректироваться.

    1.2. Право, подлежащее применению к экспортному контракту

    Основной проблемой, которая встает перед участниками внешнеэкономических отношений, является выбор права, которым сторонам необходимо руководствоваться при заключении внешнеэкономической сделки. Это обусловлено тем, что в различных странах к одним и тем же сделкам применяются разные, порой противоречащие, требования.

    Так, в частности в соответствии с российским, германским и болгарским правом, включение в экспортный контракт условия о штрафе по общему правилу не лишает права требовать возмещения убытков в части, не покрытой штрафом.

    В то же время право Польши и Чехии исходит из того, что договорный штраф признается исключительной неустойкой, т. е. убытки, превышающие штраф, не могут быть по общему правилу взысканы.

    В праве Франции неустойка также признается исключительной, но судье предоставлено право изменить сумму неустойки, если она слишком высока или низка.

    Поэтому сторонам нужно четко знать, какими нормами права и какой страны им необходимо руководствоваться.

    Очевидно, что российским участникам внешнеэкономических сделок необходимо руководствоваться положениями, содержащимися в российском законодательстве, а именно: ратифицированными Россией международными договорами и внутренним российским правом.

    В Российской Федерации высшей юридической силой после Конституции РФ обладают международные договоры РФ (п. 4 ст. 15 Конституции РФ).

    Как следует из п. 3 ст. 1186 ГК РФ, при определении формы и содержания внешнеэкономических сделок в первую очередь необходимо руководствоваться нормами международного договора РФ. Поэтому нормы российских законов, противоречащие международному договору, применяться не могут.

    Международный договор может регулировать внешнеэкономические сделки непосредственно (т. е. сразу определять конкретные требования к внешнеэкономической сделке), а может содержать отсылку к праву определенной страны, на основании которого требования к внешнеэкономическим сделкам и определяются.

    Если же требования к внешнеэкономическим сделкам на основании международной нормы определить невозможно, то российской стороне необходимо обратиться к российскому законодательству.

    При анализе российского права (в первую очередь речь идет о третьем разделе ГК РФ, пришедшем 1 марта 2002 г. на смену Основам гражданского законодательства Союза ССР от 31 мая 1991 г. № 2211-1) сначала необходимо обратиться к тем нормам, которые определяют, каким правом сторонам необходимо руководствоваться при определении требований к заключаемой ими внешнеэкономической сделке. Такие отсылочные нормы могут предусматривать применение как собственно российского права, так и права иного государства.

    Если подобных норм для данной ситуации не предусмотрено (что в принципе маловероятно, так как третий раздел ГК РФ содержит нормы применительно к самым различным ситуациям), то, как следует из п. 2 ст. 1186 ГК РФ, сторонам необходимо руководствоваться правом страны, с которой гражданско-правовые отношения, основанные на внешнеэкономических сделках, наиболее тесно связаны.

    1.3. Форма экспортного контракта

    Форма экспортного контракта определяется на основании приведенных выше правил.

    Если международным договором РФ форма соответствующего контракта не определена либо в нем не содержится отсылки к праву другой страны, то российской стороне при оформлении экспортного контракта необходимо исходить из правил российского законодательства.

    Соответственно, если вопрос о форме того или иного экспортного контракта разрешен на международном уровне, то положения российского законодательства, даже если они устанавливают иные правила, не применяются.

    В ст. 1209 ГК РФ указано, что если хотя бы одной из сторон внешнеэкономической сделки является российское юридическое лицо, то ее форма подчиняется российскому праву независимо от места совершения сделки.

    Аналогичные правила применяются, если хотя бы одной из сторон внешнеэкономической сделки является осуществляющее предпринимательскую деятельность физическое лицо, для которого личным законом является российское право (ст. 1195 ГК РФ).

    Под личным законом в международном частном праве понимается право определенного государства, на основании которого определяются право– и дееспособность лица.

    По российскому праву все внешнеэкономические сделки должны заключаться в письменной форме. В противном случае заключенная сделка является недействительной (п. 3 ст. 162 ГК РФ). Поэтому любой экспортный контракт должен заключаться в письменной форме. Ее несоблюдение влечет недействительность контракта.

    1.4. Содержание экспортного контракта

    Если международным договором РФ требования к содержанию (т. е. к предмету, правам и обязанностям и иным условиям) соответствующего экспортного контракта не определены либо в нем не содержится отсылки к праву другой страны, то российской стороне при заключении контракта необходимо исходить из правила российского закона.

    Общим положением российского законодательства является право сторон договора при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору (п. 1 ст. 1210 ГК РФ).

    Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела.

    Выбор сторонами подлежащего применению права, сделанный после заключения договора, имеет обратную силу и считается действительным, без ущерба для прав третьих лиц, с момента заключения договора (п. 3 ст. 1210 ГК РФ).

    Частным случаем такого соглашения может быть соглашение о регулировании договора с помощью Международных правил толкования торговых терминов – Инкотермс или иных кодифицированных обычаев международного оборота (например, таких как Унифицированные правила и обычаи для документных аккредитивов (UCP), Унифицированные правила для инкассо).

    Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей.

    Это, в частности, означает, что стороны могут предусмотреть применение права различных стран к отдельным положениям экспортного контракта. При этом им нужно четко указать, к каким частям какое право применяется.

    При определении сторонами применимого права следует учитывать существующие ограничения.

    1. В соответствии с п. 1 ст. 1210 ГК РФ выбранное сторонами право применяется к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество без ущерба для прав третьих лиц.

    Это означает, что если избранное сторонами право при применении его к возникновению и прекращению права собственности и иных вещных прав на движимое имущество наносит ущерб правам третьих лиц, то в отношении этих лиц избранное сторонами право не применяется.

    Гражданский кодекс РФ не указывает, каким правом в таком случае необходимо руководствоваться в отношении третьих лиц. В таких случаях к взаимоотношениям сторон должно применяться избранное ими право, а в отношении третьего лица – право, которое применялось бы при отсутствии соглашения сторон.

    2. В соответствии с п. 5 ст. 1210 ГК РФ в случае, если из совокупности обстоятельств дела, существовавших на момент выбора подлежащего применению права, следует, что договор реально связан только с одной страной, то выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм страны, с которой договор реально связан.

    О реальной связи могут свидетельствовать, например, следующие обстоятельства: взаимное исполнение сторонами своих обязательств осуществляется в России, предмет контракта находится в России и др.

    Если подлежащее применению право соглашением сторон определено не было и не вытекает определенно из условий договора либо из совокупности обстоятельств дела, а также если из международного договора РФ не следует иное право, то при определении применимого права сторонам следует исходить из норм Гражданского кодекса РФ.

    В п. 1 ст. 1211 ГК РФ закреплено, что при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан.

    Для определения тесной взаимосвязи договора и соответствующего права Гражданский кодекс РФ устанавливает следующие четыре правила.

    1. Правом страны, с которой договор наиболее тесно связан, считается право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора (п. 2, 3 ст. 1211 ГК РФ).

    Такой стороной, например, является:

    • продавец – в договоре купли-продажи;

    • подрядчик – в договоре подряда;

    • перевозчик – в договоре перевозки;

    • экспедитор – в договоре транспортной экспедиции;

    • финансовый агент – в договоре финансирования под уступку денежного требования;

    • поверенный – в договоре поручения;

    • комиссионер – в договоре комиссии;

    • агент – в агентском договоре;

    • поручитель – в договоре поручительства.

    2. В отношении некоторых видов договоров право страны, с которой договор наиболее тесно связан, определяется иначе (п. 4 ст. 1211 ГК РФ):

    • в отношении договора строительного подряда и договора подряда на выполнение проектных и изыскательских работ – это право страны, где в основном создаются предусмотренные соответствующим договором результаты;

    • в отношении договора простого товарищества – это право страны, где в основном осуществляется деятельность товарищества;

    • в отношении договора, заключенного на аукционе, по конкурсу или на бирже, – это право страны, где проводится аукцион, конкурс или находится биржа.

    3. Если предметом договора является уступка требования, то к соглашению между первоначальным и новым кредитором применяется право, определяемое в соответствии с п. 1, 2 ст. 1211 ГК РФ.

    Иными словами, если уступка требования оформлена путем заключения договора финансирования под уступку денежного требования, то к правоотношениям сторон применяется право страны, где находится основное место деятельности финансового агента (приобретателя права требования).

    Если уступка требования оформлена путем заключения договора купли-продажи, то применяется право страны, где находится место жительства или основное место деятельности продавца права требования.

    Иные вопросы, связанные с уступкой требования (допустимость уступки требования, отношения между новым кредитором и должником, условия, при которых требование может быть предъявлено к должнику новым кредитором, а также вопрос о надлежащем исполнении обязательства должником), определяется по праву, подлежащему применению к требованию, являющемуся предметом уступки.

    4. К смешанному договору, т. е. договору, содержащему элементы различных договоров, применяется право страны, с которой договор, рассматриваемый в целом, наиболее тесно связан.

    Пример. Между иностранной и российской организациями заключен экспортный контракт, по которому российская организация одну часть ее продукции поручила иностранной организации продать на внутреннем рынке этой страны, а другую часть продала непосредственно данной организации.

    В данном случае сторонами был заключен смешанный договор, содержащий элементы договоров купли-продажи и поручения. При определении содержания этой внешнеэкономической сделки сторонам следует исходить из иностранного права, так как контракт тесно связан именно с иностранным государством.

    1.5. Венская конвенция ООН

    Одной из самых распространенных сделок в международном хозяйственном обороте является купля-продажа. Единого, унифицированного международного акта, определяющего все требования к экспортным контрактам в области торговли, нет.

    Наиболее универсальным актом является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров, принятая в Вене 11 апреля 1980 г. (далее – Венская конвенция).

    Как следует из ст. 1 Венской конвенции, она применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах, если:

    1) такие коммерческие предприятия расположены в государствах – участниках Венской конвенции.

    Пример. Российское АО обратилось в МКАС (Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ) с исковым заявлением о взыскании с немецкой фирмы денежной суммы в долларах США за нарушение условий контракта купли-продажи товара.

    При решении вопроса о применимом праве МКАС констатировал, что Россия и Германия являются участниками Венской конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г., которая и подлежит применению к отношениям сторон в силу пп. «а» п. 1 ст. 1 упомянутой Конвенции.

    2) на основании норм международного частного права к правоотношениям сторон применимо право государства – участника Венской конвенции.

    Пример. Кипрской фирмой в МКАС предъявлен иск к российской организации в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту, заключенному в апреле 2002 г.

    При определении применимого к спору права МКАС исходил из следующего.

    Применимым к данному спору является право России. В соответствии со ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы является Венская конвенция. Согласно п. 1 ст. 1 Венской конвенции, она применяется к договорам купли-продажи в тех случаях, когда в силу норм международного частного права применимо право Договаривающегося Государства (подп. «b»).

    Поскольку, в отличие от России, где находится коммерческое предприятие ответчика, Кипр, где находится коммерческое предприятие истца, не является участником Венской конвенции, но применимым является право России, то применению подлежит Венская конвенция в силу подп. «b» п. 1 ст. 1 этой Конвенции.

    Если договор международной купли-продажи осложнен иным иностранным элементом (например, коммерческие предприятия находятся в одной стране, а объект купли-продажи – в другой), то к нему Венская конвенция не применяется.

    Кроме того, сфера применения Венской конвенции существенно ограничена в статьях 2, 3, 5. Так, она не применяется к продаже с аукциона, продаже электроэнергии и т. д. Применительно к таким договорам стороны должны руководствоваться иными нормами международного частного права.

    При заключении контрактов, подпадающих под нормы Венской конвенции, сторонам необходимо учитывать два момента.

    1. По своему усмотрению стороны могут отказаться от применения Венской конвенции к заключаемому ими экспортному контракту. Об этом ими должно быть указано в подписываемом договоре (ст. 6 Венской конвенции).

    2. В Венской конвенции не отражен ряд существенных вопросов, связанных с договорами купли-продажи.

    Во-первых, она не касается вопросов действительности самого договора, или каких-либо из его положений, или любого обычая (п. «a» ст. 4 Венской конвенции).

    Это, в частности, означает, что в данном международном договоре не определены условия, при которых договор купли-продажи является действительным.

    Так, в ней не устанавливается, какие требования необходимо соблюсти сторонам, чтобы подписанный ими договор считался действительно заключенным. Не содержится такого перечня и в иных международных договорах РФ. Нет и международной нормы, отсылающей к определенному праву.

    Поэтому при заключении экспортного контракта купли-продажи товаров, подпадающих под нормы Венской конвенции, российской стороне необходимо исходить из приведенных выше положений Гражданского кодекса РФ.

    Если они отсылают к российскому праву (например, если продавцом в договоре является российская сторона, что всегда имеет место в экспортном контракте), то при определении существенных условий договора международной купли-продажи товаров необходимо руководствоваться главой 30 ГК РФ.

    Так, если сторонами был заключен экспортный контракт купли-продажи, например, российских станков, то для определения существенных условий такого договора необходимо обратиться к российскому праву – к нормам главы 30 ГК РФ.

    Несоблюдение этих требований может повлечь признание экспортного контракта незаключенным и, как следствие, невозможность защиты своих прав в судах и третейских судах РФ.

    Во-вторых, Венская конвенция не касается вопросов последствий, которые может иметь договор в отношении права собственности на проданный товар (п. «b» ст. 4 Венской конвенции).

    Данное положение обусловлено тем, что в правовых системах различных государств по-разному определяется момент возникновения права собственности. Поскольку с самими договорными взаимоотношениями сторон по передаче товара при купле-продаже этот вопрос прямо не связан, то разрешение его отдано на откуп национальному законодательству.

    В-третьих, в Венской конвенции не разрешен вопрос о сроках исковой давности по договорам международной купли-продажи.

    В иных случаях необходимо руководствоваться нормами Гражданского кодекса РФ.

    В соответствии со ст. 1208 ГК РФ исковая давность определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению.

    В-четвертых, Венская конвенция не определяет порядок разрешения споров сторон по договору.

    В-пятых, Венская конвенция не содержит коллизионных норм, отсылающих для разрешения не урегулированных в ней вопросов к применимому праву.

    Для этих целей предназначена Конвенция о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров (Гаага, 22 декабря 1986 г.), заменившая одноименную Конвенцию от 15 июня 1955 г. Однако ни та ни другая Россией не ратифицированы. Поэтому их применение российскими предпринимателями возможно лишь при достижении договоренности о применении права страны, ратифицировавшей эти Конвенции.

    Вместе с тем в Венской конвенции достаточно подробно разрешены многие вопросы, связанные с соответствующими сделками.

    В частности, в Венской конвенции:

    1) отражены вопросы заключения, изменения, расторжения договора;

    2) описаны права и обязанности продавца и покупателя, средства их правовой защиты;

    3) разрешен вопрос о переходе предпринимательского риска;

    4) приведены общие для покупателя и продавца положения (в том числе вопрос об убытках, процентах, освобождении от ответственности).

    Анализируя положения Венской конвенции в целом, можно сказать, что нормы российского гражданского законодательства (в первую очередь, главы 30 ГК РФ) соответствуют требованиям данного международного договора. В случае противоречия норм российского законодательства и Венской конвенции применяются нормы международного договора РФ как имеющие приоритет в силу п. 4 ст. 15 Конституции РФ.

    В том случае, когда спорные вопросы не урегулированы международным договором, суд применяет нормы внутригосударственного российского гражданского права, в том числе нормы Гражданского кодекса РФ.

    Единственное существенное отличие Венской конвенции от норм российского права предусмотрено для формы договора купли-продажи, которая может быть как письменной, так и устной (ст. 11 Венской конвенции). Впрочем, данное положение в той части, в какой оно допускает возможность заключения экспортного контракта купли-продажи в устной форме, не применяется к договорам, в которых хотя бы одна из сторон имеет свое коммерческое предприятие в России (см. Постановление ВС СССР от 23 мая 1990 г. № 1511-1).

    Таким образом, применительно к сделкам международной купли-продажи следует учитывать, что основополагающие условия этих сделок непосредственно отражены в Венской конвенции. Ими и надлежит руководствоваться сторонам при заключении экспортного контракта.

    По вопросам, не урегулированным в Венской конвенции, стороны используют применимое в данном случае национальное право той или иной страны.

    Так, если в экспортном контракте купли-продажи продавцом является российская фирма, то по вопросам, урегулированным в Венской конвенции, применяются ее положения, по неурегулированным – российское право (подп. 1 п. 3 ст. 1211 ГК РФ).

    Помимо Венской конвенции Россия участвует и в других международных договорах купли-продажи. Они, за некоторыми исключениями, должны применяться в части, не противоречащей Венской конвенции.

    К числу таких исключений, в частности, относятся многие соглашения, перешедшие к России как правопреемнику СССР.

    В качестве примера можно привести:

    • общие условия поставок товаров между внешнеторговыми организациями СССР и внешнеторговыми организациями КНДР от 27 июля 1981 г.;

    • общие условия поставок товаров из СССР в КНР и из КНР в СССР (Пекин, 13 марта 1990 г.).

    Положения, закрепленные в таких международных договорах, имеют приоритет перед Венской конвенцией. Этот вывод обусловлен нормой самой Венской конвенции, в ст. 90 которой установлено, что эта Конвенция не затрагивает действия любого международного соглашения, которое уже заключено или может быть заключено и которое содержит положения по вопросам, являющимся предметом регулирования Венской конвенции, при условии, что стороны имеют свои коммерческие предприятия в государствах – участниках такого соглашения.

    Если учесть, что Венская конвенция вступила в силу в СССР (России) с 1 сентября 1991 г., то все международные договоры страны, заключенные ранее (в том числе вышеназванные Общие условия поставок товаров между КНР и СССР, СССР и КНДР), не должны приводиться в соответствие с данной Конвенцией, они имеют приоритет по отношению к ней.

    Во взаимоотношениях стран СНГ действует Соглашение об общих условиях поставок товаров между организациями государств – участников СНГ (Киев, 20 марта 1992 г.).

    С учетом ст. 90 Венской конвенции данное Соглашение применительно к правоотношениям коммерческих предприятий стран, участвующих в обоих международных договорах, действует в части, не противоречащей Венской конвенции. Например, во взаимоотношениях коммерческих предприятий России и Украины.

    1.6. Инкотермс

    Основной проблемой в правовом регулировании международного торгового оборота является несогласованность тех или иных гражданско-правовых конструкций договоров купли-продажи (в том числе торговых обычаев, связанных с ними) в правовых системах различных государств.

    В качестве наиболее приемлемого способа разрешения данной проблемы на международном уровне еще в 1936 г. была предпринята попытка истолковать сложившиеся обычаи международной торговли с помощью унифицированных терминов, чтобы у сторон договора купли-продажи не возникало противоречий при толковании условий заключенного договора. В результате были разработаны Международные правила толкования торговых терминов – Инкотермс. Позднее были приняты новые редакции Инкотермс – в 1953, 1967, 1976, 1980, 1990, 2000 гг.

    Обратите внимание! При заключении экспортного контракта стороны могут использовать любую редакцию. Однако в договоре им следует четко указывать, о какой конкретно редакции Инкотермс идет речь.

    Основным достоинством Инкотермс является то, что сторонам, их применяющим, нет необходимости специально оговаривать в договоре, что они подразумевают под тем или иным понятием, использованным в договоре, или подробно описывать спектр их прав и обязанностей по договору. Для этого достаточно открыть Инкотермс в соответствующей редакции и посмотреть описание того или иного термина, который использован в договоре.

    В российской торговой практике распространены Инкотермс в редакции от 1990 г. Именно о них и пойдет речь ниже.

    В соответствии с п. 6 ст. 1211 ГК РФ в случае, если в договоре использованы принятые в международном обороте торговые термины, то при отсутствии в договоре иных указаний считается, что сторонами согласовано применение к их отношениям обычаев делового оборота, обозначаемых соответствующими торговыми терминами. Это положение, в частности, означает, что стороны могут по собственному усмотрению определить, какие термины и в каком объеме применяются к заключенному сторонами договору. Для этого сторонам необходимо отразить в договоре согласие сторон на применение Инкотермс в редакции от 1990 г.

    Правом некоторых стран (например, Украины, Испании) предусмотрена обязательность применения Инкотермс. В некоторых странах (например, в Польше) применение Инкотермс исключается лишь в случае прямого указания в договоре. Все термины, предусмотренные данным документом, разделены на четыре группы и приведены в таблице 1.

    Для каждого из терминов предусмотрена совокупность корреспондирующих прав и обязанностей сторон. Сторонам достаточно указать в договоре на соответствующий термин и сферу его применения.

    Таблица 1. Группы терминов, предусмотренные Инкотермс[1]

    Инкотермс предусматривает свободу сторон в определении условий договора, использующего термины Инкотермс. В зависимости от конкретных потребностей сторон, сложившихся у них в ходе торговых взаимоотношений обычаев, национального законодательства и иных обстоятельств стороны могут корректировать используемые термины.

    Так, например, в Инкотермс предусмотрено: если продавец готов поставить товар на условиях, соответствующих торговому термину DEQ, который помимо прочего включает оплату таможенных пошлин, однако не желает платить таможенные пошлины (но при этом будет платить остальные налоги и сборы), то сторонам нет необходимости отказываться от применения термина DEQ. Им достаточно сослаться на этот термин с оговоркой – «без оплаты пошлин».

    При составлении экспортного контракта необходимо учесть, что каждому способу транспортировки соответствуют определенные термины Инкотермс. Соответствие видов транспорта торговым терминам приведено в таблице 2.

    Таблица 2. Соответствие видов транспорта торговым терминам Инкотермс

    Предположим, сторонами заключен экспортный контракт купли-продажи, по которому российская организация обязана передать венгерской компании станки. При этом стороны предполагают доставку товара силами покупателя из Москвы в Будапешт. В силу сложившихся правоотношений между компаниями продавец страхует перевозимые станки.

    В этом случае достаточно в контракте определить способ поставки товара как «FCA – франко-перевозчик (с указанием места сдачи товара продавцом перевозчику – г. Москва), включая страхование». Применение данного термина будет достаточным для разрешения в договоре многочисленных вопросов, связанные с толкованием договора (например, что означает «силами покупателя») или с описанием особенностей, связанных с передачей товара, переходом рисков, распределением иных расходов между сторонам в заключаемом ими договоре.

    Единственное, что нужно подробно оговорить в договоре, – это условия страхования станков. Это обусловлено тем, что, согласно термину FCA, в обязанности продавца не входит страхование товара. Тем не менее, как уже отмечалось ранее, стороны применительно к сложившимся между ними взаимоотношениям могут откорректировать те или иные условия термина FCA.

    Еще один пример. Между российской и английской компаниями планируется заключение экспортного контракта купли-продажи, по которому российская компания поставит иностранной свою продукцию морем. При этом стороны груз не страхуют, а обязанности продавца по доставке ограничиваются заключением с перевозчиком договора и сдачей ему для перевозки предмета договора не позднее определенного срока.

    В данном случае сторонам достаточно указать, что они заключают договор в соответствии с Инкотермс-90 на условиях «CFR Лондон с отгрузкой не позднее чем…».

    В соответствии с Инкотермс Приказом Федеральной таможенной службы РФ от 8 августа 2006 г. № 743 «О классификаторах и перечнях нормативно-справочной информации, используемых для таможенных целей» утвержден в том числе и Классификатор условий поставки, который в настоящее время используется для таможенных целей как таможенными органами, так и участниками внешнеэкономической деятельности.

    Налогоплательщики зачастую сталкивались с отказом налоговых органов в возмещении НДС, если в экспортном контракте были предусмотрены условия поставки, по которым товар передается или может быть передан покупателю на территории России и задекларирован для экспорта непосредственно покупателем (например, условия поставки EXW, FAS, FCA, DAF). Однако необходимо учитывать, что термины Инкотермс используются только для определения условий поставки товара, то есть взаимоотношений продавца и покупателя в сфере гражданского оборота. Поэтому вне зависимости от условий поставки товара за пределы территории Российской Федерации, предусмотренных в экспортном контракте, и времени перехода права собственности на поставляемый товар, он признается экспортируемым, если факт его экспорта подтвержден в установленном порядке.

    Упомянутый порядок установлен подп. 2 п. 1 ст. 164 НК РФ, в соответствии с которым налогообложение производится по налоговой ставке 0 процентов при реализации работ (услуг), непосредственно связанных с производством и реализацией товаров, помещенных под таможенный режим экспорта, при условии их фактического вывоза за пределы таможенной территории Российской Федерации и представления в налоговые органы документов, предусмотренных статьей 165 Налогового кодекса Российской Федерации. Законодательно установленный порядок подтверждения факта вывоза товаров (работ и услуг) за пределы таможенной территории обуславливает и существующую судебную практику (Обобщение практики рассмотрения дел о возмещении экспортного НДС за первое полугодие 2003 г., рассмотренных административной коллегией Арбитражного суда Удмуртской Республики, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 8 мая 2007 г. № Ф08-2488/07-1025А).

    1.7. Ошибки, допускаемые при заключении внешнеэкономических сделок

    Вступая в переговоры с зарубежным партнером о заключении договора, российские предприниматели нередко не проверяют ни правового статуса партнера (что юридически он собой представляет, где зарегистрирован, каков объем его правоспособности), ни его финансового положения и коммерческой репутации, ни полномочий его представителя на заключение контракта. В ряде случаев это приводит к невозможности получить оплату за поставленные экспортные товары или добиться возврата выплаченных сумм за импортные товары, которые либо вообще не были поставлены, либо поставлены не в полном объеме или с существенными недостатками. В таких случаях безуспешными оказываются попытки найти зарубежного партнера для вручения ему исковых материалов и повестки о вызове его в арбитраж.

    Иногда в договорах либо вообще не указываются юридические адреса сторон, либо содержится фиктивный юридический адрес зарубежного партнера, либо вместо него имеется почтовый адрес для направления корреспонденции до востребования.

    При анализе текста договора, представленного истцом в арбитраж по одному из споров, выяснилось, что в преамбуле договора наименование зарубежного партнера отличается от указанного в разделе «Юридические адреса сторон». Как оказалось, фирма под наименованием, указанным в преамбуле договора, не зарегистрирована в торговом реестре и соответственно не признается юридическим лицом страны, названной в качестве места ее нахождения. Та же фирма, юридический адрес которой указан в договоре, категорически отрицала, что ею заключен с истцом договор.

    При составлении договора нередко не учитывается, что отношения сторон определяются не только условиями договора, но и нормами применимого права. Несоответствие договора или какого-либо его условия императивным (обязательным) предписаниям закона приводило к признанию договора в целом или соответствующего его условия недействительным (например, при несоблюдении обязательной формы договора или изменений и дополнений к нему).

    Для российского предпринимателя зачастую неожиданным оказывалось, что отсутствие в контракте каких-либо условий по определенным вопросам восполняется нормами права, определяемого в порядке, изложенном в разделах 1.4. и 1.5. настоящей книги. При рассмотрении одного из споров российский покупатель, возражая против требования зарубежного продавца о возмещении ему убытков, вызванных нарушением договора покупателем, заявил, что он должен быть освобожден от ответственности, поскольку договор предусматривает лишь положения об ответственности продавца. Не всегда принимается во внимание и то, что имеются существенные расхождения в решении одних и тех же вопросов в праве разных государств, а потому необходимо знать, правом какого из них будут регулироваться отношения по конкретному контракту.

    Встречаются противоречия между отдельными условиями договора, и нередко сами условия формулируются недостаточно четко, а порой просто двусмысленно, что вызывает споры при их толковании. Между тем то или иное толкование таких условий может обойтись одной из сторон очень дорого (в десятки, а в отдельных случаях и в сотни тысяч долларов США).

    Далеко не всегда совпадают тексты договоров, составленные на двух языках с указанием, что оба текста имеют одинаковую силу. Нередко в таких случаях каждая из сторон исполняет договор, руководствуясь только текстом на своем родном языке. Когда же устанавливаются расхождения в текстах, возникают споры, при разрешении которых одна из сторон заявляет, что, если бы она могла в момент заключения договора допустить возможность толкования соответствующего условия в редакции, вытекающей из текста на другом языке, она вообще не заключила бы данный контракт.

    При формулировании условия об обстоятельствах, освобождающих от ответственности (так называемых «форс-мажорных оговорок»), нередко не учитывались последствия той или иной формулировки, что приводило к снижению или повышению имущественной ответственности соответствующей стороны договора.

    Например, при включении в контракт оговорки, предусматривающей конкретный перечень обстоятельств, наступление которых освобождает от ответственности при нарушении обязательства, арбитраж принимал решения о взыскании со стороны убытков, явившихся следствием обстоятельств, находившихся вне ее контроля, если они не были предусмотрены перечнем, содержавшимся в договоре.

    Имели место и случаи, когда в договоре недостаточно четко формулировалось условие о порядке разрешения споров.

    Наряду с очень краткими договорами, содержащими минимум условий, нередко заключаются многостраничные, очень подробные контракты, предусматривающие значительное число дополнительных условий.

    В то же время анализ многостраничных контрактов не всегда учитывает интересы сторон, поскольку часто такие контракты составлены по трафарету, недостаточно учитывающему вид товара, являющегося предметом купли-продажи. Практически одинаковые условия предусматриваются как в отношении поставки всех видов массовых продовольственных и промышленных товаров, так и в отношении поставки машин и оборудования. Кроме того, договоры примерно одинакового содержания составляются независимо от того, с партнером из какой страны они заключаются, и без учета применимого права. Также при составлении договоров редко используются ссылки на принятые в международной торговле стандартные условия купли-продажи.

    Россия с 1 сентября 1991 г. является участницей Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.). Поэтому важно определить, будут ли подлежать применению к отношениям по заключаемому контракту положения Венской конвенции. Венская конвенция предоставляет сторонам право исключить ее применение, или отступить от любого из ее положений, или изменить его действие. Исключение прямо предусмотрено лишь для одного положения: сторонам не предоставлено такого права в отношении правила об обязательности соблюдения письменной формы контракта тогда, когда коммерческое предприятие одной из сторон конкретного контракта находится не в России, законодательство которой требует соблюдения именно письменной формы как при заключении контрактов, так и изменении их условий, в том числе в случае прекращения действия контрактов соглашением сторон.

    Для российских предпринимателей это положение имеет первостепенное значение, учитывая, что именно таковы требования российского законодательства применительно к внешнеэкономическим сделкам.

    В последнее время появилось немало публикаций о правилах составления и внешнеторговых контрактов купли-продажи. Наряду с полезной информацией в них нередко содержатся универсальные рекомендации, которые пригодны для использования при составлении любых контрактов, независимо от вида товаров, характера внешнеторговых операций (экспорт или импорт), применимого национального права. Такие публикации зачастую содержат устаревшие сведения о действующем в России и за рубежом законодательстве и о документах, применяемых в международной торговле. Не учитываются или не полностью учитываются и международные договоры, в которых участвует Россия. Не указывается, что в современной международной торговле контракты зачастую заключаются путем обмена письмами, телексами, телеграммами.

    Не всегда принимается во внимание то, что при определении подходов к ведению переговоров и составлению контрактов необходимо руководствоваться общепринятым правилом о соблюдении добросовестности в международной торговле. Чтобы не допустить серьезных ошибок при составлении контракта, целесообразно перед использованием любых публикаций проверять достоверность изложенных в них сведений.