Загрузка...



24. Энергия жизни

Одна из самых трудных наших проблем – то, что мы называем дисциплиной; действительно, она является весьма сложной. Видите ли, общество чувствует необходимость подчинить гражданина, дисциплинировать его, сформировать его ум согласно некоторым религиозным, общественным, моральным и экономическим образцам.

Но необходима ли вообще дисциплина? Пожалуйста, послушайте меня внимательно, не говорите сразу же «да» или «нет». Большинство из нас чувствует, особенно в молодости, что никакой дисциплины быть не должно, что нам нужно позволить делать все, что захочется, и мы думаем, что это и будет свободой. Но просто говорить, что мы должны или не должны иметь дисциплину, что мы должны иметь свободу и т. д., имеет очень мало смысла, если мы не поймем всей проблемы дисциплины.

Разве атлет, поглощенный своими занятиями, не дисциплинирует себя постоянно? Его радость от атлети ческих игр и сама необходимость поддерживать организм в состоянии готовности заставляет его рано ложить ся спать, воздерживаться от курения, правильно питаться и вообще соблюдать предписания, необходимые для сохранения здоровья. Его дисциплина – это не навязанная система, не конфликт, а естественное следствие увлеченности атлетикой.

Но увеличивает дисциплина энергию человека или уменьшает ее? Во всем мире люди, принадлежащие к любой религии, к любой школе философии, налагают на ум дисциплину, которая подразумевает контроль, сопротивление, приспособление, подавление; и вот является ли все это необходимым? Если дисциплина взы вает увеличение объема человеческой энергии, тогда она заслуживает внимания, тогда она имеет смысл; но если она только подавляет эту энергию, тогда она вредна и разрушительна. Все мы обладаем энергией, и воп рос в том, можно ли благодаря дисциплине оживить нашу энергию, сделать ее богатой и обильной, – или же дисциплина разрушает любую, присущую нам энергию? Я думаю, что вопрос этот является центральным.

Многие люди обладают небольшим количеством энергии, да и это малое количество вскоре подавляется и разрушается принуждениями, угрозами и запретами того общества, к которому они принадлежат, свойствен ными этому обществу так называемыми образованием и воспитанием; и вот люди становятся подражательны ми, безжизненными членами этого общества. Ну, дает ли дисциплина действительное возрастание энергии тому индивиду, который в начале обладает нескольким большим ее количеством? Обогащает ли она его жизнь, наполняет ли ее силой?

Когда вы очень молоды, как сейчас, вы полны энергии, не так ли? Вам хочется играть, носиться, разговари вать; вы не в состоянии сидеть спокойно, вы полны жизни. Что же происходит впоследствии? По мере того, как вы подрастаете, учителя начинают как бы урезать эту энергию, придавать ей форму, направлять ее по особым шаблонам. И когда вы наконец становитесь взрослыми мужчинами и женщинами, та немногая энер гия, которая у вас еще остается, вскоре заглушается обществом, говорящим, что вы должны быть добропоря дочными гражданами, должны вести себя надлежащим образом. Под воздействием так называемого образова ния и воспитания, под воздействием принуждения общества та обильная энергия, которую вы имеете в моло дости, постепенно разрушается.

И вот возможно ли при помощи дисциплины придать больше жизненности той энергии, которую вы сей час имеете? Если вы обладаете лишь небольшим количеством энергии, может ли дисциплина его увеличить?

Если да, то дисциплина имеет смысл; а если дисциплина на самом деле разрушает вашу энергию, тогда дисци плину, очевидно, необходимо отбросить.

Что же это за энергия, которой мы все обладаем? Это энергия мышления, чувства; это интерес, энтузиазм, алчность, страсть, чувственность, честолюбие, ненависть. Живопись, изобретение машин, постройка мостов, прокладка дорог, обработка полей, игры, стихотворство, пение, танцы, посещения храмов, поклонение, – все это выражения энергии; и энергия порождает также иллюзию, зло, несчастья. И прекраснейшие, и наиболее разрушительные качества человека одинаково представляют собой выражения его энергии. Но, видите ли, процесс контролирования этой энергии, ее дисциплинирования, устремления в определенном направлении и сдерживания в другом становится просто социальным устройством: ум приобретает форму согласно образцу какой-то особой культуры, вследствие чего энергия ума постепенно рассеивается.

Итак, наша проблема состоит в том, можно ли увеличить энергию, которой мы все обладаем в большей или меньшей степени, можно ли придать ей больше жизненности? И если да, что для этого делать? Для чего существует энергия? Является ли ее назначением война? Или это назначение в том, чтобы изобретать реактив ные самолеты и бесчисленные иные машины, следовать за каким-нибудь гуру, сдавать экзамены, обзаводиться детьми, без конца тревожиться по поводу той или иной проблемы? Или эту энергию можно использовать как то иначе, так чтобы вся наша деятельность имела смысл в отношении к чему-то другому, ее превышающему?

Не может быть сомнения в том, что если человеческий ум, способный проявить такую поражающую энергию, не ищет реальности, или Бога, тогда всякое выражение этой энергии становится средством разрушения и не счастья. Искание реальности требует огромной энергии; и если человек не занят таким исканием, он рассеива ет свою энергию такими способами, которые создают несчастья; вот потому обществу приходится контроли ровать его. Так вот, возможны ли, чтобы вы освободили свою энергию в искании Бога, или реальности, – и в процессе открытия того, что истинно, оставались такими гражданами общества, которые понимают фунда ментальные проблемы жизни, и которых общество не в состоянии уничтожить? Следите ли вы за мной, или это чересчур сложно?

Видите ли, человек есть энергия; и если он не ищет истины, эта энергия становится разрушительной; потому общество контролирует и формирует индивида, подавляя его энергию. Именно это и случается в боль шинстве случаев со взрослыми людьми во всем мире. И, может быть, вы заметили еще один интересный и очень простой факт: в тот момент, когда вы действительно хотите что-то сделать, у вас находится нужная для этого энергия. Что происходит, когда вам очень хочется играть в какую-то игру? У вас немедленно появляется энергия, не так ли? И она же, эта энергия, становится средством контролирования себя, так что вам не требу ется никакая внешняя дисциплина. В искании реальности энергия создает свою собственную дисциплину.

Человек, который ищет реальность, спонтанно превращается в гражданина лучшего типа, причем такой тип не является соответствием образцу какого-то отдельного общества или правительства.

Итак, учащиеся равно как и учителя должны совместно работать над освобождением этой гигантской энергии, чтобы найти реальность, Бога, или истину. В самом вашем искании истины будет существовать дис циплина, и тогда вы станете подлинным человеком, завершенным индивидом, а не просто индуистом или парсом, ограниченным своим особым обществом и культурой. Если вместо того, чтобы урезать его энергию, как это делается сейчас, школа сумеет помочь учащемуся пробудить свою энергию в поисках истины, тогда вы найдете, что дисциплина имеет совсем другой смысл.

Почему происходит так, что дома, в классе, в общежитии вам всегда говорят, что вы должны делать то-то, а другое – не должны? Конечно, дело здесь в том, что ваши родители и учителя, подобно остальному обществу, не постигли, что человек существует только для одной цели, а именно: чтобы найти реальность, или Бога. Если бы даже небольшая группа учителей-воспитателей поняла это и обратила все свое внимание на такое искание, ими было бы создано новое образование и воспитание, совершенно иное общество.

Заметили ли вы, как мало энергии имеют окружающие вас люди, в том числе ваши родители и учителя?

Они медленно умирают, хотя тела их еще не стары. Почему? Потому что они оказались задавлены обществом, вынуждены ему подчиниться. Видите ли, без понимания ее фундаментальной цели, без освобождения того необычайного феномена, который называется умом, – с его способностью создавать атомные подводные лодки и реактивные самолеты, уменьем писать стихи и прозу, поражающие своей силой, способностью сделать мир необыкновенно прекрасным, а также разрушить его, – без понимания фундаментальной цели, состоящей в том, чтобы найти истину, или Бога, эта энергия становится разрушительной, и тогда общество говорит: «Мы долж ны контролировать энергию индивида, придавать ему определенную форму».

Поэтому мне кажется, что функция образования и воспитания заключается в том, чтобы вызвать освобож дение энергии в искании доброты, истины, Бога; а это, в свою очередь, делает индивида настоящим человеком и потому гражданином правильного типа. Просто дисциплина, лишенная понимания данной цели, не имеет смысла; наоборот, она представляет собой самую разрушительную вещь. Если каждый из вас не будет обучен и воспитан таким образом, чтобы, покидая школу и выходя в жизнь, он был полным жизненности и разума, был наполнен неистощимой энергией, направленной на отыскание того, что истинно, вы окажетесь просто поглощенными обществом, вы будете подавлены и уничтожены, вы будете ужасно несчастны в течение ос тальной своей жизни. Подобно тому, как река создает берега, которые ее удерживают, так и энергия искания истины создает собственную дисциплину без какой-либо формы принуждения; и, подобно реке, которая нахо дит море, эта энергия находит для себя свободу.

Вопрос: Зачем британцы приходили и завоевали Индию?

Кришнамурти: Видите ли, люди, которые обладают большой энергией, большой жизненностью, больши ми способностями, большим духом, приносят своим менее энергичным соседям или несчастья, или благосос тояние. В одно время Индия взорвалась на всю Азию; ее народ был полон творческого рвения, и индийцы принесли свою религию в Китай, Японию, Индонезию, Бирму. Другие нации отличались духом коммерции, что, возможно, также бывает необходимо и имеет свои печальные стороны – но таков порядок жизни. Удиви тельная сторона всего этого заключается в том, что те, кто ищут истину, или Бога, оказываются гораздо более взрывчатыми людьми, они освобождают необыкновенную энергию не только в себе, но и в других. И как раз они бывают подлинными революционерами, а не коммунисты, не социалисты, не просто реформаторы. Заво еватели приходят и уходят, а проблема человека остается той же самой. Все мы хотим господствовать, подчи няться или сопротивляться; но человек, который ищет истину, свободен от всех обществ и всех видов культу ры.

Вопрос: Кажется, даже во время медитации человек не в состоянии узнать, что является истинным; поэто му скажите нам, пожалуйста, что истинно?

Кришнамурти: Давайте на мгновение оставим вопрос о том, что истинно, и сначала посмотрим, что такое медитация. Для меня медитация есть нечто совершенно отличное от того, чему вас научили ваши книги и ваши гуру. Медитация есть процесс понимания вашего собственного ума. Если вы не понимаете собственного мыш ления, то есть не обладаете самосознанием, что бы вы ни думали, – все это будет иметь очень небольшой смысл. Без основы самопознания мышление ведет ко злу. Каждая мысль имеет свое значение; и если ум не способен видеть значение не одной или двух мыслей, но каждой своей мысли, когда она возникает, тогда простое сосредоточение на какой-то особой идее, на образе или фразе, – что обычно называют медитацией, есть форма самогипноза.

И потому, когда вы спокойно сидите, разговариваете или играете, осознаете ли вы значение каждой мысли, каждой реакции, которую вам случалось проявить? Попробуйте это, и вы увидите, как трудно осознавать каж дое движение вашего собственного мышления, потому что мысли громоздятся в уме с такой быстротой, как будто они прыгают одна на голову другой. Но если вы хотите проверить каждую мысль, по-настоящему жела ете видеть ее содержание, тогда вы обнаружите, что ваши мысли замедляют свой ход, и вам можно наблюдать за ними. Это замедление мышления и проверка каждой мысли и есть процесс медитации; и если вы углубитесь в нее, вы обнаружите, что, осознавая каждую мысль, ваш ум, который сейчас представляет собой обширное скопище беспокойных мыслей, где все они сражаются друг против друга, – этот ум становится очень тихим, совершенно спокойным. Тогда нет ни побуждений, ни принуждений, ни страха в какой бы то ни было форме; и в этой тишине проявляется то, что истинно. Нет «вас», переживающего истину; а когда ум тих, истина легче входит в него. В тот же момент, когда существуете «вы», существует и носитель переживания, а он является всего лишь результатом мысли и без мыслителя не имеет основы.

Вопрос: Если мы делаем какую-то ошибку, и нам указывают на нее, почему мы все-таки снова ее повторя ем?

Кришнамурти: А что думаете вы сами? Почему вы рвете цветы и вертите их в руках, сбиваете палками растения, портите мебель, разбрасываете бумажки, хотя, я уверен, вам двадцать раз говорили, что этого делать не следует? Послушайте внимательно, и вы поймете. Когда вы делаете такие вещи, вы ведь находитесь в со стоянии бездумья, не правда ли? Вы не осознаете себя, вы не думаете, ваш ум погружен в сон, и вот вы совер шаете явно глупые поступки. Пока вы не вполне сознательны, пока вы не вполне «там», нет никакого смысла просто говорить вам, чтобы вы чего-то не делали. Но если воспитатель сможет помочь вам быть вдумчивыми, иметь настоящее осознание, с удовольствием наблюдать деревья, птиц, реку, необычайное богатство земли, тогда достаточно будет одного намека, потому что вы окажетесь чувствительными, чуткими по отношению ко всему, что находится вокруг и внутри вас.

К несчастью, ваша чувствительность разрушается, потому что с самого момента рождения и до смерти вам продолжают твердить, чтобы вы делали одно и не делали другого. Родители, учителя, общество, религия, священнослужители, равно как и ваши собственные честолюбивые замыслы, ваша жадность, ваша зависть, все они говорят вам «делай» или «не делай». Для того, чтобы оставаться свободными от всех этих «делай» и «не делай» и все же быть чувствительными, так что вы самопроизвольно будете добрыми, не станете причинять боль другим людям, не будете разбрасывать бумажки, не пройдете мимо камня на дороге, не отбросив его в сторону, – для всего этого требуется большая вдумчивость. И цель образования и воспитания, несомненно, заключается не в том, чтобы просто дать вам возможность писать несколько букв после своего имени, а в том, чтобы разбудить в вас этот дух вдумчивости, благодаря чему вы станете чувствительными, подвижными, бди тельными, добрыми.

Вопрос: Что такое жизнь, и как можем мы быть счастливыми?

Кришнамурти: Очень хороший вопрос для маленького мальчика! Что такое жизнь? Если вы спросите об этом бизнесмена, он скажет вам, что жизнь – это торговля, возможность делать деньги, потому что в этом заключена вся его жизнь с утра и до вечера. Честолюбивый человек скажет, что жизнь есть борьба за то, чтобы достигнуть, осуществить нечто. Для человека, добивающегося положения и власти, для главы какой-нибудь организации или целой страны жизнь наполнена его собственной деятельностью. А для пахаря, особенно в этой стране, жизнь будет бесконечным трудом без единого дня отдыха, грязью, нищетой, полуголодным суще ствованием.

Так вот, может ли человек быть счастливым среди всей этой борьбы, усилий, голода и нищеты? Очевидно, нет. Что же тогда он делает? Он не высказывает сомнений, не спрашивает о том, что такое жизнь, а философ ствует о счастье. Эксплуатируя других, он говорит о братстве. Он изобретает высшее «я», некую сверхдушу, нечто такое, что в конце концов должно сделать его вечно счастливым. Но счастье не появляется, когда вы ищете; это побочное явление; оно появляется лишь тогда, когда существует доброта, любовь, когда нет често любия, когда ум спокойно ищет то, что истинно.

Вопрос: Почему мы деремся друг с другом?

Кришнамурти: Я думаю, этот вопрос задают и пожилые люди, не правда ли? Почему мы деремся? Аме рика выступает против России, Китай – против Запада. Почему? Почему мы говорим о мире и готовимся к войне? Я думаю, потому что большинство из нас любит состязаться, сражаться; это очевидный факт, иначе мы прекратили бы всякую борьбу. В столкновении существует повышенное ощущение жизни, это тоже факт. Мы считаем, что борьба в любой форме необходима, чтобы мы остались живыми; но вот вы видите, что жизнь такого рода весьма разрушительна. Есть иной образ жизни, лишенный борьбы. Это похоже на жизнь лилии, на жизнь любого цветка, когда он растет; он не борется, он есть. Бытие любой вещи и есть ее добродетель. Но этому нас совсем не учили. Нас обучали тому, чтобы мы соревновались, дрались, были солдатами, юристами, полицейскими, профессорами, руководителями, бизнесменами, – и все хотят ехать верхом, все мы желаем успеха. Существует много и таких людей, которые внешне претендуют на смирение; но счастливы лишь те, кто обладает подлинным внутренним смирением; и вот они не сражаются с другими людьми.

Вопрос: Почему ум злоупотребляет людьми, а также самим собой?

Кришнамурти: Что вы понимаете под злоупотреблением? Ум, который честолюбив, жаден, завистлив, ум, обремененный верой и традициями, безжалостный, эксплуатирующий людей, – такой ум в своем действии, очевидно, порождает зло и создает общество, насыщенное конфликтами. Пока ум не поймет самого себя, его действие неизбежно будет разрушительным; пока ум не обладает самопознанием, он обязательно порождает вражду. Вот почему так важно, чтобы вы пришли к познанию себя, а не просто научились чему-то по книгам.

Ни одна книга не в состоянии научить вас самопознанию; книга может дать вам сведения о самопознании; но это не то же самое, что узнать себя в действии. Когда ум видит себя в зеркале взаимоотношений, из этого восприятия приходит самопознание; и без самопознания мы не можем разобраться в этой путанице, в этих ужасных несчастьях, которые мы создали в мире.

Вопрос: Отличается ли ум, который стремится к успеху, от ума, который ищет истину?

Кришнамурти: Это один и тот же ум, независимо от того, что он ищет: успех или истину. Но до тех пор, пока он стремится к успеху, он не может найти то, что истинно. Понять истину – значит видеть истину в ложном и видеть истинное, как истинное.