Загрузка...



25. Жить без усилий

Вас никогда не интересовал вопрос о том, почему происходит так, что люди, становясь старше, как будто утрачивают всю радость жизни? Сейчас вы молоды – и в большинстве своем вполне счастливы. У вас есть ваши небольшие проблемы, вы беспокоитесь по поводу экзаменов; но ведь несмотря на это в вашей жизни есть некоторая радость, не так ли? У вас есть непосредственное, легкое понятие жизни, легкий и счастливый взгляд на вещи. И почему же происходит так, что с возрастом мы как бы теряем это радостное соприкоснове ние с чем-то потусторонним, с чем-то таким, что имеет большой смысл? Почему столь многие из нас, достиг нув так называемой зрелости, стали тусклыми, нечувствительными к радости, красоте, обширному небу и чудесной земле?

Знаете, когда задаешь себе этот вопрос, в уме возникает множество объяснений. Мы чересчур заняты собой – и вот одно из них. Мы боремся, чтобы стать кем-то, достигнуть известного положения и удержать его; у нас есть дети и прочие обязанности, нам необходимо зарабатывать деньги. Все эти внешние обстоятельства скоро ложатся на нас мертвым грузом, и из-за них мы теряем радость жизни. Посмотрите на лица пожилых людей вокруг себя, обратите внимание на то, как печальны они, как изнурены заботами, почти болезненны, как они ушли в себя, как они отчуждены, иногда нервозны, и них не найдешь улыбки. Не задаете ли вы себе вопрос – почему это так? И даже когда мы действительно задаем себе этот вопрос, большинство как будто довольст вуется всего лишь объяснениями.

Вчера вечером я видел лодку, которая плыла вверх по реке под полным парусом; ее двигал западный ветер.

Это была большая лодка с грузом дров для города; в лучах заходящего солнца, на фоне неба, она была порази тельно красива. Лодочник только управлял ею, не совершая никаких усилий, так как ветер производил всю работу. Точно так же, если бы любой из нас мог понять проблему борьбы и конфликта, тогда я полагаю, мы могли бы жить без усилий, счастливо, с улыбкой на лице.

Мне думается, что нас разрушает именно усилие, эта борьба, в которой мы проводим почти каждое мгно вение своей жизни. Если вы проследите за пожилыми людьми, окружающими вас, то вы увидите, что для большинства из них жизнь была целой серией битв – с самим собой, с женами или мужьями, с соседями, с обществом; и такая непрестанная борьба рассеивает энергию. Радостный, по-настоящему счастливый человек не захвачен усилием. Оставаться вне усилия не значит погрузиться в застой, не значит быть тупым и глупым; наоборот, только мудрые, чрезвычайно разумные люди действительно свободны от усилия, от борьбы.

Но поймите, когда мы слышим о жизни без усилия, мы хотим стать такими же, хотим достичь состояния, в котором нам не будет нужно бороться, в котором не будет конфликтов; и вот делаем это своей целью, идеа лом, мы добиваемся такого состояния, – и в то же мгновение, когда мы так поступаем, мы утратим радость жизни. Мы снова вовлечены в конфликт, в усилие, в борьбу. Переменилась только цель борьбы, но сама борьба в сущности осталась той же самой. Можно бороться ради претворения в жизнь каких-то социальных реформ, ради того, чтобы найти Бога, создать лучшие взаимоотношения между собой и женой или мужем, или ради того, чтобы подружиться с соседом; можно сидеть на берегу Ганги, молиться у ног какого-нибудь гуру и тому подобное. Все это усилие, борьба. Поэтому важен не объект борьбы, а понимание самого процесса борьбы.

Однако возможно ли для ума не просто случайно осознать, что вот в данный момент он не борется, а быть на все время полностью свободным от борьбы? Возможно ли, чтобы при этом открылось состояние радости, в котором нет чувства высшего и низшего?

Наша трудность состоит в том, что ум чувствует себя низшим; вот почему он борется, чтобы сделаться или быть чем-нибудь, перекинуть мост между своими разнообразными и противоречивыми желаниями. Но не будем давать объяснений тому, почему наш ум наполнен борьбой. Каждый разумный человек знает причину существования внутренней и внешней борьбы. Наши зависть, алчность, честолюбие, наша страсть к соревно ванию, приводящая к безжалостной действенности, – очевидно, таковы факторы, которые ввергают нас в борь бу в настоящем или в будущем. Поэтому нам нет необходимости изучать книги по психологии, чтобы знать, почему мы боремся; и, несомненно, важно выяснить, может ли ум оставаться полностью свободным от борь бы.

В конце-концов, когда мы боремся, тогда существует конфликт между тем, что мы такое, и тем, чем долж ны или хотим быть. И вот способен ли человек понять весь этот процесс борьбы, не давая ему объяснений, так чтобы он сам пришел к концу? Может ли ум жить без борьбы, подобно той лодке, которую двигал ветер?

Конечно, здесь просто Вопрос: и этот вопрос – не о том, как нам достичь состояния, в котором нет борьбы.

Усилие достичь такого состояния само по себе есть уже процесс борьбы; и потому это состояние никогда не бывает достигнуто. Но если вы будете наблюдать от одного мгновения к другому, как ум вовлекается в беско нечную борьбу, если вы будете просто наблюдать этот факт, не стремясь изменить его, не пытаясь насильно создать в уме состояние, которое вы называете миром, – тогда вы обнаружите, что ум самопроизвольно пере стает бороться; и в таком состоянии есть колоссальные возможности для ученья. Тогда ученье – это не процесс всего лишь собирания информации, а открытие тех необыкновенных богатств, которые лежат вне сферы ума; и для ума, делающего подобное открытие, существует радость.

Наблюдайте за собой, и вы увидите, как вы боретесь с утра до вечера, как в этой борьбе растрачивается ваша энергия. Если вы просто станете объяснять, почему вы боретесь, вы потеряетесь в объяснениях, а борьба будет продолжаться; в то время как если вы будете наблюдать за своим умом очень спокойно, не давая объяс нений, если вы только предоставить уму возможность осознавать собственную борьбу, вы скоро обнаружите, что наступает такое состояние, в котором совсем нет какой бы то ни было борьбы, а существует только порази тельная бдительность. В этом состоянии бдительности отсутствует чувство высшего и низшего, нет большого или малого человека, нет никакого гуру. Все эти бессмыслицы исчезли, потому что ум полностью пробужден; а полностью пробужденный ум – радостен.

Вопрос: Я хочу сделать одну вещь; и вот, хотя я много раз пытался осуществить мой замысел, мне не удалось этого сделать. Следует ли мне отказаться от своих страданий, или я должен быть упорным в усилиях?

Кришнамурти: Добиться успеха значит прийти куда-то, прибыть; а ведь мы поклоняемся успеху, не так ли? Когда бедный юноша, подрастая, становится мультимиллионером, когда заурядный студент делается пре мьер-министром, им аплодируют, им придают большое значение; так что любой юноша, любая девушка хотят так или иначе добиться успеха.

Но существует ли вообще такая вещь, как успех, или это лишь идея, за которой гонится человек? Ибо в тот момент, когда вы чего-то достигли, всегда существует какой-то пункт, которого вам еще нужно достичь. И до тех пот, пока вы устремляетесь в погоню за успехом в любом направлении, вы неизбежно находитесь в борьбе, в конфликте. Разве это не так? Даже когда вы достигли своего, вам нет покоя, потому что вы желаете двигаться еще выше, иметь больше. Понимаете? Погоня за успехом есть желание «большего», и ум, постоянно требую щий «большего» – это не глубокий ум; наоборот, он является посредственным, глупым, ибо его требование «большего» предполагает постоянную борьбу и он пользуется понятиями, которые соответствуют стандарту, установленному обществом.

В конце концов, что такое довольство и что такое недовольство? Недовольство есть стремление к «большему», а довольство представляет собой прекращение этой борьбы; но вы не можете прийти к довольству без понимания всего процесса «больше» и того, почему ум требует «большего».

Если вы, например, провалились на экзаменах, вам приходится сдавать их заново, не правда ли? Во всяком случае, экзамены – наиболее неудачное обстоятельство, потому что они не показывают ничего существенного, не раскрывают истинного содержания вашего интеллекта. Сдача экзаменов в большинстве случаев представ ляет собой просто трюк памяти: результат может быть просто делом случая; но вы стремитесь сдать свои экзамены, и если вам это не удается, вы продолжаете совершать усилия. Для большинства из нас тот же самый процесс имеет место в повседневной жизни. Мы боремся, стремимся к чему-либо – и никогда не останавлива емся, хотя бы для того, чтобы проверить, стоит ли цель нашей борьбы. Мы ни разу не задали себе вопрос, заслуживает ли само дело усилия, поэтому мы все еще не открыли того обстоятельства, что оно не имеет смысла, мы не сопротивляемся мнению родителей, общества, всех учителей и гуру. Только тогда, когда мы поняли все значение «большего», – только тогда мы перестаем мыслить в понятиях неудачи и успеха.

Видите ли, мы так боимся неудачи, боимся ошибиться не только на экзаменах, но и в жизни. Ошибка считается чем-то ужасным, потому что мы подвергаемся критике, нас будут порицать. Но, в конце-концов, почему вы не должны делать ошибок? И разве не ошибаются все люди в мире? Разве мир перестает находиться в этой ужасной путанице, если вы никогда не будете ошибаться? Если вы будете опасаться ошибки, вы никогда не научитесь. Пожилые люди все время ошибаются, но они не хотят, чтобы вы делали ошибки – и этим заглу шают вашу инициативу. Почему? Потому что они боятся, что наблюдая и подвергая все сомнению, вы сможете самостоятельно что-то найти и порвать с авторитетом родителей, общества, традиций. Вот почему для вас придерживают идеал успеха, которому вы должны следовать; и обратите внимание на то, что успех всегда выражен в понятиях респектабельности. Даже святой в области так называемых духовных достижений дол жен стать респектабельным, иначе он не получит признания, не будет иметь последователей.

Поэтому мы всегда мыслим в понятиях успеха, в понятиях «большего», а это «большее» получает оценку у респектабельного общества. Иными словами, общество очень тщательно установило некоторый образец, согласно которому оно объявляет ваши действия успешными или неудачными. Но если вы любите что-то де лать всем своим существом, тогда вы не боитесь неудачи, тогда вас не беспокоит успех. Ни одного разумного человека этот вопрос не волнует; но, к несчастью, разумных людей очень немного, а вам всего этого никто не говорит. Вся забота разумного человека состоит в том, чтобы видеть факты и понимать проблему – а это не значит мыслить в понятиях успеха или неудачи. Только тогда, когда нам не нравится по-настоящему то, что мы делаем, – только тогда мы мыслим в этих понятиях.

Вопрос: Почему мы в основе своей так эгоистичны? Мы можем стараться изо всех сил не показывать эгоизма в своем поведении, но когда затронуты наши интересы, мы становимся поглощенными собой и безу частными к интересам других людей.

Кришнамурти: Я думаю, очень важно никого не называть ни эгоистом, ни человеком, лишенным эгоизма, потому, что слова оказывают на ум необычайное влияние. Назовите человека эгоистом, и он обречен; назовите профессором, и в вашем отношении к нему что-то изменится; назовите его махатмой, и сейчас же вокруг него появится сияние. Проследите за своими реакциями, и вы увидите, что такие слова, как «юрист», «бизнесмен», «губернатор», «слуга», «любовь», «Бог» обладают странным воздействием на ваши нервы, равно как и на ваш ум. Слово, определяющее какую-то особую функцию, вызывают чувство положения; поэтому прежде всего необходимо освободиться от этой бессознательной привычки связывать некоторые чувства с определенными словами, не правда ли? Ваш ум в силу обусловленности думает, что понятие «эгоистичный» представляет собой нечто очень дурное, не-духовное; и в тот момент, когда мы применяем такой термин по отношению к чему-то, ваш ум осуждает данное явление. И потому, когда мы задаем этот Вопрос: «Почему мы в основе своей эгоистичны?», в нем уже имеется осуждение.

Очень важно осознавать, что некоторые слова вызывают в вас нервную, эмоциональную или интеллекту альную реакцию одобрения или осуждения. Например, когда вы называете себя ревнивым, вы уже сразу пре пятствуете проникновению во всю проблему ревности. Точно так же есть субъекты, которые утверждают, что трудятся для всеобщего братства, – и вот хотя все их поступки противоречат братству, люди не видят этого факта, поскольку слово «братство» имеет для них особое значение, и они убеждены уже одним этим словом.

Люди прекращают всякое дальнейшее исследование – и поэтому никогда не выясняют, в чем состоит факт независимо от тех неврологических или эмоциональных реакций, которые вызывает данное слово.

Поэтому прежде всего необходимо произвести опыт и установить, можете ли вы смотреть на факты без осуждающего или похвального смысла, связанного с некоторыми словами. Если вы можете смотреть на факты без чувства осуждения или одобрения, вы найдете, что в самом процессе рассматривания имеет место раство рение всех преград, которые ум воздвиг между собой и фактами.

Понаблюдайте только за тем, как вы подходите к человеку, которого люди называют великим. Слова «великий человек» уже повисли на вас; к тому же газеты, книги, последователи – все говорят, что этот человек велик, и ваш ум согласен с этим. Или же вы становитесь на противоположную точку зрения и говорите: «Как это глупо; этот человек не велик! «В то время как если бы вы сумели отделить свой ум от всяческих влияний и просто взглянуть на факты, тогда вы нашли бы, что ваш оказался совсем иным. Подобным же образом слова «деревенский житель» ассоциируются с нищетой, грязью, запущенностью и так далее – и влияют на ваше мышление. Но когда ум освободится от влияний, когда он не осуждает и не одобряет, а просто смотрит, наблю дает, тогда он не поглощен собой – и тогда не существует более проблемы эгоизма, старающегося не быть эгоистичным.

Вопрос: Почему происходит так, что от рождения до смерти отдельный человек всегда хочет, чтобы его любили; а когда он не получает этой любви, он не бывает таким спокойным и полным уверенности, как его сотоварищи?

Кришнамурти: А вы разве думаете, что его сотоварищи действительно полны уверенности? Возможно, они хвалятся этим, делают вид; но вы обнаружите, что за внешним видом уверенности люди в большинстве своем пусты, тусклы, посредственны; они совсем не обладают подлинной уверенностью. И почему же мы хотим, чтобы нас любили? Разве вы не хотите, чтобы вас любили учителя, родители, друзья? А если вы уже взрослый человек, вам хочется, чтобы вас любили жена или муж, дети или ваш гуру. Почему же существует это вечное желание быть любимым? Внимательно послушайте. Вы хотите быть любимыми потому, что сами не любите; а в тот момент, когда вы любите, этому желанию приходит конец; тогда вы больше не стараетесь выяснить, любит вас кто-то или нет. Пока вы не требуете любви к себе, внутри вас нет любви; и если вы не чувствуете любви, вы безобразны, грубы; так за что же вас любить? Без любви вы – мертвая вещь; и когда мертвая вещь просит, чтобы ее любили, она все еще мертва; тогда как если ваше сердце полно любви, вы никогда не протягиваете свою чашу для подаяния кому-то другому, чтобы тот ее наполнил. Только пустой человек просит, чтобы его наполнили; и пустое сердце никогда нельзя наполнить – ни беготней за гуру, ни исканиями любви при помощи сотни других способов.

Вопрос: Почему взрослые воруют?

Кришнамурти: Разве вы никогда не воруете? Разве вам не известны случаи, когда малыш что-то крадет у другого малыша? Совершенно то же самое происходит во всей жизни независимо от того, молоды мы или стары; только пожилые люди делают это хитрее, со множеством красиво звучащих слов; им хочется богатства, власти, положения, и они смотрят на все сквозь пальцы, хитрят, философствуют, лишь бы получить все это.

Они воруют; но такое воровство не называется воровством, ему дают какое-либо благоприличное наименова ние. И почему мы крадем? Прежде всего потому, что общество, как оно сейчас устроено, лишает многих людей всего необходимого для жизни; некоторые классы населения не имеют достаточно пищи, одежды, жилья, и потому им приходится как-то выходить из этого положения. Есть и такие люди, которые воруют не из за недостатка пропитания, а потому, что являются так называемыми антиобщественными элементами: для них воровство стало игрой, формой возбуждения, – и это значит, что они не были правильно образованы и воспи таны. Настоящее образование – это понимание смысла жизни, а не просто натаскивание к сдаче экзаменов.

Существует также воровство на высшем уровне, воровство чужих идей, знания. Когда мы стремимся получить «еще» в любой форме, мы, очевидно, воруем. Почему же происходит так, что мы всегда требуем, просим, нуждаемся, воруем? Потому что внутри нас ничего нет; психологически мы похожи на пустой барабан. Будучи пусты, мы стараемся наполнить себя не только при помощи воровства вещей, но и при помощи подражания другим. Подражание есть тоже вид воровства: вы – ничто, но он является кем-то; поэтому и вы, копируя его, собираетесь получить часть его славы. Это разложение проходит через всю жизнь человека, и от него свобод ны очень немногие. Поэтому важно установить, можно ли когда-либо наполнить чем-то эту внутреннюю пус тоту. Пока ум стремится наполнить себя, он всегда будет пустым. Когда же ум более не занят заполнением собственной пустоты, – тогда только эта пустота перестанет существовать.