Загрузка...



27. Искать бога

Одна из многих проблем, стоящих перед всеми нами, особенно же перед теми, кто сейчас получает обра зование и скоро выйдет из школы, чтобы встретиться с миром, – это вопрос о реформе. Различные группы людей – социалисты, коммунисты, реформаторы всех видов – заняты попытками произвести в мире некоторые перемены, и эти перемены, очевидно, необходимы. Хотя в нескольких странах имеет место довольно высокая степень процветания, во всем мире продолжают существовать нужда и голод; миллионы людей не имеют необходимой одежды, места для ночлега. И каким образом следовало бы провести фундаментальную рефор мацию, чтобы не создавать при этом большего хаоса, новых несчастий и страданий? Разве это не является подлинной проблемой? Если мы хоть немного читали историю, если мы наблюдаем за нынешними политиче скими событиями, нам становится очевидным, что так называемая реформация какой бы желательной и необ ходимой она ни была, всегда приносит за собой только новые формы смятения и конфликта; и для того, чтобы противодействовать этим дальнейшим несчастьям, возникает необходимость в новых законодательных мерах, новых действиях, новых преобразованиях. Реформация создает новые беспорядки; в процессе их устранения возникают еще другие расстройства, и такой порочный круг никогда не прекращается. Вот с чем нам прихо дится сталкиваться; кажется, что всему этому нет конца.

Как же нам пробиться сквозь этот порочный круг? Обратите внимание, необходимость реформации оче видна; но возможна ли реформация без создания дальнейшего беспорядка? Этот вопрос представляется мне одной из фундаментальных проблем, которые должны заботить любого вдумчивого человека. Вопрос не в том, какого рода реформация является необходимой, на каком уровне она нужна, – а в том, возможна ли она вообще без того, чтобы приносить с собой другие проблемы, которые опять создают нужду в реформах. И что же следует делать, чтобы положить конец этому бесконечному процессу? Несомненно, функция образования, будь то небольшая школа или крупный университет, состоит в том, чтобы взяться за эту проблему – и не абст рактно, не теоретически, не при помощи простого философствования о ней или писания книг, – и встретить ее по-настоящему, чтобы найти решение. Человек уловлен в порочный круг реформации, которая все время нуж дается в дальнейших реформах; если весь этот круг не будет разбит, наши проблемы не смогут найти своего решения.

Итак, какого рода образование, какого рода мышление требуется нам, чтобы разбить порочный круг? Ка кое действие положит конец возрастанию проблем вот всей нашей деятельности? Существует ли какое-то движение мысли в любом направлении, способное освободить человека от нынешнего образа жизни, от ре формации, которая всегда требует новых реформ? Иными словами, есть ли такое действие, которое не рожде но из реакции?

Я думаю, что такой образ жизни, в котором нет этого процесса реформации, порождающего дальнейшие несчастья, действительно существует, и этот образ жизни можно назвать религиозным. Подлинно религиоз ный человек не занят реформами, он не заботится о том, чтобы произвести лишь перемену в общественном порядке; напротив, он ищет то, что истинно, и само это искание обладает преобразующим действием на обще ство. Вот почему образование должно быть занято главным образом помощью учащемуся в искании истины, или Бога, а не просто подготовкой его к тому, чтобы он соответствовал стандартам данного общества.

Я думаю, очень важно понять это, пока мы еще молоды; потому что когда мы станем старше и начнем отбрасывать наши небольшие развлечения и увлечения, наши сексуальные влечения и мелкое честолюбие, мы более ясно осознаем огромные проблемы, стоящие перед миром; и тогда мы захотим что-то сделать в этом направлении, захотим произвести в мире некоторые улучшения. Однако если мы не будем глубоко религиоз ными людьми, мы вызовем только новый беспорядок, дальнейшие несчастья; и подлинная религия не имеет ничего общего со священнослужителями, церквами, догмами или организованными верованиями. Эти вещи совсем не религия, они суть просто общественные учреждения, устроенные для того, чтобы удержать нас внутри какого-то частного образа мышления и действия; они суть средства эксплуатации нашей доверчивости, наших надежд и страхов. Религия есть искание того, что есть Бог; и такое искание требует невероятной энер гии, широты разума, тонкости мышления. В самом этом искании неизмеримого заключено правильное соци альное действие – а не в так называемых реформах, предназначенных для какого-то отдельного общества.

Для того, чтобы найти, что такое истина, необходима большая любовь, глубокое осознание взаимоотноше ния человека со всеми вещами; это означает, что человек не будет занят только собственным прогрессом и достижениями. Искание истины и есть подлинная религия, а человек, который ищет истину – это единственно религиозный человек. Вследствие своей любви такой человек находится вне общества, а потому его воздейст вие на общество полностью отличается от воздействия со стороны того человека, который находится внутри этого общества и занят его реформированием. Реформатор никогда не может создать новую культуру. То, что нам необходимо, – это искания, присущие подлинно религиозному человеку, ибо сами эти искания породят свою собственную культуру; и в них заключена наша единственная надежда. Видите ли, искание истины создает в уме состояние творческого взрыва, которое представляет собой истинную революцию; ибо в подоб ных исканиях ум не запятнан установлениями и санкциями общества. Будучи свободен от них, религиозный человек способен найти то, что истинно; и это открытие того, что истинно, совершаясь от одного мгновенья к другому, творит новую культуру.

Вот почему очень важно, чтобы вы имели образование правильного типа. Для этого сам ваш учитель воспитатель должен быть правильно образован и воспитан, так, чтобы он не рассматривал учительскую дея тельность как средство заработать на жизнь, а был способен помочь учащемуся отбросить все догмы и не оказаться захваченным какой бы то ни было религией или верой. Люди, объединяющиеся на основе религиоз ного авторитета или практического осуществления некоторых идеалов, все озабочены социальными реформа ми, что является просто украшением тюремных стен. Только подлинно религиозный человек – истинный рево люционер; и функция образования состоит в том, чтобы помочь каждому из нас быть религиозным в истин ном смысле слова, ибо только на этом пути лежит наше спасение.

Вопрос: Я хочу заниматься общественной деятельностью, но не знаю, как ее начать.

Кришнамурти: Я думаю, что очень важно выяснить не то, как начать общественную деятельность, а то, почему вы вообще хотите ей заниматься. Почему вам хочется заниматься общественной деятельностью? По тому ли, что вы видите, как много несчастья существует в мире – голод, болезни, эксплуатация, жестокое безразличие огромного богатства бок о бок с ужасающей нищетой, вражда между людьми? В этом ли причина вашего желания? Потому ли вы хотите заняться общественной деятельностью, что в вашем сердце есть лю бовь, и вас не занимает самовыражение? Или общественная деятельность является для вас средством убежать от самого себя? Понимаете? Например, вы видите всю уродливость, присущую ортодоксальной системе бра ка, и вот вы говорите: «Я никогда не вступлю в брак» – и вместо этого вы бросаетесь в общественную деятель ность; или, может быть, вас побуждают к этому родители; или у вас имеется некоторый идеал. Если для вас общественная деятельность – это только убежище от самого себя, если вы только преследуете какой-то идеал, установленный обществом, каким-то вождем или священником, наконец придуманный вами самими, – тогда всякая общественная деятельность, которой вы можете заняться, создаст только дальнейшие несчастья. Но если в вашем сердце есть любовь, если вы ищите истину и потому являетесь подлинно религиозным челове ком, если вы более не честолюбивы и не гонитесь за успехом, если ваша добродетель не ведет к респектабель ности, – тогда сама ваша жизнь поможет осуществлению тотального преображения общества.

Я думаю, понять это очень важно. Когда мы молоды, – как это имеет место у большинства из вас, – мы хотим что-то сделать; и общественная деятельность как бы висит в воздухе; о ней говорят книги, ее пропаган дируют газеты, есть школы, где готовят общественных деятелей и так далее. Но поймите, без самопознания, без понимания себя и своих взаимоотношений, любая общественная деятельность, которой вы займетесь, пре вратится в прах уже через секунду.

Только счастливый человек является революционером, а не идеалист, не несчастный беглец от самого себя; и счастливый человек – это не тот человек, который владеет многим. Счастливый человек – это подлинно религиозный человек, и сама его жизнь представляет собой общественную деятельность. Если же вы станете просто одним из бесчисленных общественных работников, ваше сердце будет пустым. Вы можете отдать на эту работу свои деньги, можете убедить оказать такую же помощь и других людей, можете провести замеча тельные реформы; но пока ваше сердце остается пустым, пока ваш ум наполнен теориями, ваша жизнь оста нется тусклой, утомительной, лишенной радости. Поэтому сперва поймите себя; а из такого самопознания придет и действие правильного типа.

Вопрос: Почему человек так черств?

Кришнамурти: Разве это не очень просто? Когда образование ограничивается сообщением знаний и подготовкой учащихся к работе, тогда оно просто поддерживает идеалы и учит заботиться о собственном успехе; поэтому человек, очевидно, делается черствым. Видите ли, мы большей частью не имеем любви в своих сердцах. Мы никогда не смотрим на звезды, не радуемся шепоту воды; мы никогда не замечаем пляски лунного света на водах бурного потока, никогда не следим за полетом птицы. В наших сердцах не слышно песни; мы всегда заняты: наши умы наполнены планами и идеалами для спасения человечества – а в одном нашем взоре заключено полнейшее отрицание того братства, которое мы исповедуем. Вот почему важно иметь образование правильного типа, пока мы еще молоды, и наши умы и сердца открыты, чувствительны, горячи.

Но эта горячность, эта энергия, это взрывающее понимание разрушается, когда мы испытываем страх; а боль шинство из нас напугано. Мы боимся родителей, учителей, священника, правительство, начальника; мы боим ся самих себя. Поэтому жизнь становится обителью страха, тьмы; и вот почему человек так черств.

Вопрос: Можно ли, сдерживая себя и не делая все, что хочется, все же найти путь к свободе?

Кришнамурти: Знаете, выяснить то, что мы действительно хотим делать, – одна из труднейших вещей не только в юности, но и в течение всей жизни. И если вы не установите самостоятельно, чего вы на самом деле хочется, что бы вы могли делать всем своим существом, вы кончите тем, что займетесь каким-то делом, кото рое не имеет для вас жизненного интереса; тогда ваша жизнь будет несчастной; а, будучи несчастным, вы станете искать развлечения в кино, в алкоголе, в чтении бесчисленных книг, в каких-либо социальных рефор мах и тому подобной деятельности.

И вот может ли воспитатель помочь вам выяснить, что вы хотели бы делать в течение всей жизни, незави симо от того, чего могут желать от вас родители и общество? Разве это не настоящий вопрос? Ибо если вы однажды откроете, что вы любите делать всем своим существом, тогда вы станете свободным человеком; тогда вы будете иметь способность, уверенность, инициативу. А если вы, не зная, что вам действительно нравится, станете юристом, политическим деятелем или кем-то другим, тогда для вас не будет счастья, потому что сама эта профессия окажется средством разрушения и вас, и других людей.

Вам необходимо самостоятельно выяснить, что именно вы любите делать. Не думайте об этом в понятиях выбора призвания, пригодного для общества, потому что таким образом вы никогда не откроете того, что вам нравится делать. Когда вы действительно любите что-то делать, проблемы выбора не существует. Когда вы любите, когда любовь действует, как хочет, действие бывает правильным, потому что любовь никогда не ищет успеха, никогда не захвачена подражанием; но если вы отдадите жизнь тому, чего не любите делать, вы никогда не будете свободным.

Однако делать просто то, что хочется, – это не значит делать любимое дело. Выяснение того, что вы дейст вительно любите делать, требует большой проницательности, прозрения. Не начинайте обдумывания в поня тиях заработка на жизнь – если вы откроете, в чем заключается ваше любимое дело, тогда у вас будут и средст ва к существованию.

Вопрос: Верно ли, что только чистые люди могут быть по-настоящему бесстрашными?

Кришнамурти: Не имейте идеалов чистоты, целомудрия, братства, ненасилия и всего прочего, потому что они лишены смысла. Не старайтесь быть храбрым, потому что это лишь реакция на страх. Для того, чтобы быть бесстрашным, требуется огромное прозрение, понимание всего процесса страха и его причин.

Видите ли, страх существует до тех пор, пока вы хотите быть в безопасности, – а вы стремитесь быть в безопасности в своем браке, в работе, в своем положении, в своих обязанностях; вы желаете безопасности в своих идеях, в своих верованиях, в своих взаимоотношениях с миром и с Богом. Движение ума устремлено к безопасности или удовлетворению в любой форме, на любом уровне; и поэтому существование страха неизбе жно. Что является важным – так это осознавать этот процесс и понимать его. Дело здесь совсем не в так назы ваемой чистоте. Ум, который подвижен, наблюдателен, свободен от страха, – это невинный ум; и только невин ный ум в состоянии понять реальность, истину, или Бога.

К несчастью, в этой стране, как и повсюду в мире, идеалы приобрели необыкновенную важность. Идеал представляет собой то, что должно быть: я должен обладать ненасилием, должен быть добрым и тому подоб ное. Идеал, то, что должно быть, всегда находится где-то далеко; поэтому его никогда нет. Идеалы – это про клятие, ибо они не дают вам мыслить прямо, просто и правильно, когда вы стоите перед фактами. Идеал, то, что должно быть, – это факт, которого вы боитесь: вам страшно того, что скажут ваши родители, что подумают люди, вы боитесь болезни, смерти; и если вы взглянете прямо на то, что есть, станете лицом к лицу с ним, углубитесь в него, даже если оно принесет вам горе, поймете его, – тогда вы обнаружите, что ваш ум становит ся необыкновенно простым и ясным; тогда в самой этой ясности страх прекращается. К сожалению, мы воспи таны на всех философских бессмыслицах идеалов, которые представляют собой лишь отсрочку; они не имеют совершенно никакой действенности.

Вот, например, у нас есть идеал ненасилия; но разве вы свободны от насилия? Так почему же не стать лицом к лицу со своим насилием, почему не посмотреть на то, что вы такое? Если вы будете наблюдать свою собственную жадность, свое честолюбие, свои удовольствия и развлечения, – и начнете все это понимать, тогда вы обнаружите, что время, как средство прогресса, средство достижения идеала, – это время пришло к концу. Видите ли, ум изобретает время, в течение которого он должен чего-то достичь, поэтому он никогда не бывает спокойным, тихим. Тихий ум невинен, свеж, хотя может при этом обладать тысячелетним опытом; и своего собственного существования во взаимоотношениях с миром.

Вопрос: Человек – это жертва собственных желаний, которые создают множество проблем. Как он мог бы осуществить состояние отсутствия желаний?

Кришнамурти: Хотеть осуществить состояние отсутствия желаний – это просто фокус ума. Видя, что желание создает несчастье и пытаясь убежать от этого несчастья, ум проецирует идеал отсутствия желаний, а после спрашивает: «Как должен я достичь этого идеала? «И что же происходит потом? Для того, чтобы достичь освобождения от желаний, не так ли? Вы удушаете их, пытаетесь убить, а затем думаете, что достигли состояния отсутствия желаний; но все это – обман.

Что такое желание? Это энергия, не правда ли? И в тот момент, когда вы задушили свою энергию, вы сделали себя тупым, безжизненным. Вот это и произошло в Индии: все так называемые религиозные люди подавили свои желания, – и теперь там очень немного таких личностей, которые думают и остаются свободными. Поэтому важно не удушать желания, а понять энергию и использовать ее в правильном направлении.

Видите ли, когда вы молоды, вы в изобилии обладаете энергией, и эта энергия заставляет вас прямо-таки прыгать через горы, достигать звезд; затем в дело вступает общество и требует, чтобы вы удерживали эту энергию в стенах той тюрьмы, которая называется респектабельностью. При помощи образования, всевозможных форм наказания и контроля ваша энергия постепенно подавляется. Но вам нужно больше энергии, не меньше; ибо без колоссальной энергии вы никогда не найдете то, что истинно. Поэтому проблема заключается не в том, чтобы урезать энергию, а в том, как сохранить ее и увеличить, как сделать ее независимой и непрерывной, – но не по требованию какой-либо веры или какого-то общества, – так, чтобы она стала движением в сторону истины, Бога. Тогда энергия будет иметь совсем другое значение. Подобно камешку, брошенному в тихое озеро и создавшему все расширяющиеся круги, действие энергии, направленное к тому, что истинно, создает волны новой культуры. Тогда энергия становится безграничной, неизмеримой; и эта энергия есть Бог.