Загрузка...



7. Честолюбие

Мы обсудили вопрос о том, как существенно важно обладать любовью. И мы увидели, что ее невозможно приобрести или купить; однако без любви все наши планы относительно совершенного общественного устройства, в котором не будет эксплуатации, принуждения, не имеют никакого смысла; и я думаю, очень важно понять это, пока вы еще молоды. Где бы мы ни оказались в этом мире, куда бы мы ни попали, повсюду мы обнаруживаем, что общество пребывает в состоянии непрерывного конфликта. Всегда на одной стороне обеспеченные люди, обладающие властью и богатством, а на другой – трудящиеся; и каждый человек завистлив, каждый соревнуется с другим, каждый хочет более высокого положения, более высокой зарплаты, большей власти, более высокого престижа.

Таково положение во всем мире – положение постоянной войны, которая идет и во внешней, и во внутренней сферах.

И вот если мы с вами желаем совершить полнейшую революцию в общественном порядке, первое, что нам необходимо понять, – это инстинкт к приобретению власти. Большинство из нас желает власти в той или иной форме. Мы видим, что благодаря богатству и власти мы сможем путешествовать, общаться с важными людьми, стать известными; или же мы мечтаем о том, чтобы установить совершенное общество. Мы думаем, что при помощи власти совершим добро; однако сама погоня за властью – для себя или для какой-нибудь страны, ради какой-то идеологии, – дурна и разрушительна, потому что неизбежно создает противодействующие силы; и в результате при ней всегда налицо конфликт.

Тогда разве не будет правильным, чтобы образование и воспитание помогло вам по мере того, как вы станете старше, уяснить, как важно построить такой мир, где нет ни внешних, ни внутренних конфликтов, мир, где вы не окажетесь в конфликте со своим соседом или любой группой людей, где полностью исчезнет стимул честолюбия, представляющего собой желание положения и власти.

И возможно ли создать общество, в котором не будет внутреннего или внешнего конфликта? Общество есть взаимоотношения между вами и мной; и если наши взаимоотношения основаны на честолюбии, если каждый из нас желает обладать большей властью, чем другой, тогда мы, очевидно, всегда останемся в состоянии конфликта. Поэтому возможно ли устранить эту причину конфликта? Можем ли мы так воспитать себя, чтобы не иметь духа соревнования, не сравнивать себя с кем-то другим, не желать того или иного положения, – одним словом, совсем не быть честолюбивым?

Когда вы вместе с родителями покидаете школу, читаете газеты или разговариваете с людьми, вы, вероятно, замечаете, что почти каждый из них хотел бы произвести в мире какую-то перемену. Но не обратили ли вы внимания также и на то, что сами эти люди всегда находятся в конфликте друг с другом по тому или иному поводу – по поводу идей, собственности, расы, касты или религии? Ваши родители, ваши соседи, ваши министры и бюрократы – разве все они не честолюбивы, не борются за лучшее положение и не пребывают поэтому постоянно в конфликте с кем-то другим? Несомненно, только тогда, когда будет устранен весь этот дух соревнования, возникнет мирное общество, где каждый из нас сможет жить счастливой, творческой жизнью. Но как же сделать это? Может ли какое-то регулирование, какое-нибудь законодательство или тренировка вашего ума в направлении отсутствия честолюбия – может ли все это устранить честолюбие? Внешне вас можно будет приучить не выказывать честолюбия; вы можете перестать соревноваться с другими в обществе, но внутри вы все еще будете оставаться честолюбивыми, не так ли? И возможно ли полностью отмести это честолюбие, которое приносит людям столько горя? Вероятно, раньше вы об этом не думали, потому что никто не беседовал с вами так, как сейчас; но вот теперь, когда кто-то говорит с вами на данную тему, разве вам не хотелось бы узнать, можно ли жить в этом мире богатой, полной, счастливой, творческой жизнью без разрушительного стимула честолюбия, соревнования? Не хочется ли вам узнать, как вам жить, чтобы ваша жизнь не разрушала другую, не набрасывала тень на чужой путь?

Видите ли, мы думаем, что это утопическая мечта, которая на деле никогда не может быть осуществлена; но я не рассказываю вам сказок, это было бы бессмыслицей. Могут ли такие простые заурядные люди, как мы с вами, жить в этом мире творчески, без движущей силы честолюбия, которая выказывает себя различными способами в форме желания власти, высокого положения? Вы найдете правильный ответ на этот вопрос, когда будете любить то, чем вы занимаетесь. Если вы работаете инженером только для того, чтобы заработать на жизнь, или из-за того, что этого требуют от вас родители, общество, это окажется иной формой принуждения; а любой его вид вызывает противоречие, конфликт. Тогда как если вы действительно любите работу инженера или ученого, если вы можете посадить дерево, написать картину или стихотворение, – не для того, чтобы завоевать одобрение, а просто потому, что это занятие вам нравится, – вы увидите, что никогда не состязаетесь с другими. Я думаю, что именно тут и скрыт подлинный ключ ко всему вопросу: любить то, что вы делаете.

Однако пока вы молоды, зачастую бывает очень трудно узнать, чем вы любите заниматься, потому что вам хочется сделать так много. Вы хотите быть инженером, машинистом на паровозе, летчиком, круто взмывающим в голубые небеса; или вам может хотеться стать знаменитым оратором или политическим деятелем. Вы можете желать сделаться художником, аптекарем, поэтом или плотником; возможно, вам захочется работать головой, но, может быть, и руками. Действительно ли вы любите заниматься каким-нибудь из этих дел, или ваш интерес к нему есть просто реакция на давление со стороны общества? Как можете вы это узнать? И не в том ли и заключается подлинная цель образования, чтобы помочь вам выяснить это, так чтобы взрослым вы смогли отдать весь свой ум, все сердце и все тело действительно любимому делу?

Выяснение того, чем вы любите заниматься, требует большого понимания; потому что если вы опасаетесь, что не сумеете заработать себе на жизнь или не сможете приспособиться к этому загнивающему обществу, вы никогда не установите, что же является вашим любимым делом. Если же вы ничего не боитесь, если вы отказываетесь вступить в колею традиции, куда вас толкают родители и поверхностные требования общества, а также ваши учителя, тогда у вас есть возможность открыть то, что вы действительно любите делать. Итак, для того, чтобы открыть это, вы не должны испытывать страха перед тем, что не сумеете обеспечить свое существование.

Но большинство из нас боится именно этого; мы говорим: «Что же будет со мной, если я не поступлю так, как говорят родители, если не приспособлюсь к обществу? «Испытывая страх, мы поступаем так, как нам говорят; и здесь нет любви к делу, а только противоречие; это внутреннее противоречие и является одним из факторов, создающих разрушительное честолюбие.

Поэтому основная функция образования заключается в том, чтобы помочь вам установить, чем вам понастоящему нравится заниматься, так чтобы вы могли отдать этому весь свой ум и все сердце; ибо такой образ жизни создает человеческое достоинство, которое отметает посредственность, мелкобуржуазный образ мышления. Вот почему очень важно иметь настоящих учителей, правильную атмосферу, чтобы вы выросли с любовью, которая выразится в вашем занятии. Без этой любви все ваши экзамены, знания, способности, ваше положение и то, чем вы владеете, суть лишь пепел; они не имеют никакого смысла. Без этой любви ваши действия принесут только новые войны, новую ненависть, новые несчастья и разрушения.

Возможно, все это для вас ничего не значит, так как внешне вы еще очень молоды; но я надеюсь, что мои слова будут иметь какой-то смысл для ваших учителей, а где-то в глубине души – и для вас.

Вопрос: Почему вы ощущаете некоторую неловкость?

Кришнамурти: Знаете, какая это необыкновенная вещь в жизни – не быть никем: не иметь громкого имени, не быть великим человеком, не быть весьма ученым, не быть грандиозным реформатором или революционером, одним словом, не быть никем? И когда человека, по-настоящему чувствующего это, внезапно окружит толпа любопытных, такое обстоятельство вызовет в нем чувство замкнутости. В этом все дело.

Вопрос: Как можем мы постичь истину в нашей повседневной жизни? Кришнамурти: Вы думаете, что истина – это одно, а ваша повседневная жизнь – что-то другое; и вы думаете, что в повседневной жизни вам надо постичь то, что вы называете истиной. Но разве истина пребывает вне повседневной жизни? Когда вы подрастете, вам придется зарабатывать себе на жизнь, не правда ли? В концеконцов, именно для этого вы сдаете экзамены: вы подготавливаетесь к тому, чтобы зарабатывать себе на жизнь.

Однако многие люди не видят разницы в том, какое поле деятельности себе избрать, лишь бы зарабатывать деньги. Пока у них есть занятие, им все равно, что это за работа – быть военным, полицейским, адвокатом или каким-нибудь изворотливым дельцом.

Но ведь важно выяснить истину о том, что составляет справедливое средство существования, не так ли?

Ибо истина заключена внутри вашей жизни, а не за ее пределами. То, как вы говорите, то, что вы говорите, как вы улыбаетесь, как вы любите обманывать людей, играть с ними – все это и есть истина вашей повседневной жизни. И потому, прежде чем стать военным, полицейским, юристом или безжалостным дельцом, разве не должны вы постичь этих профессий? В самом деле, если вы не увидите истину того, что вы делаете, и не будете руководствоваться этой истиной, ваша жизнь станет отталкивающей мешаниной.

Давайте бросим взгляд на вопрос о том, следует ли вам становиться военным, – потому что другие профессии несколько более сложны. Отбросим в сторону пропаганду и то, что говорят другие люди, посмотрим, в чем заключается истина относительно профессии военного. Если человек становится военным, это означает, что он должен сражаться для защиты своей страны, должен приучить свой ум не думать, а повиноваться. Ему необходимо быть готовым к тому, чтобы убивать или быть убитым – и ради чего? Ради какой-то идеи, которая, как это утверждают некоторые люди, великие или малые, является справедливой. Итак, вы становитесь военным, чтобы жертвовать собой и убивать других. Разве это справедливая профессия? Не спрашивайте об этом никого, а найдите истину данного вопроса самостоятельно. Вам говорят, чтобы вы убивали ради чудесной утопии – как будто бы человек, говорящий вам об этом, знает все о будущем! Думаете ли вы, что убийство – это справедливая профессия, будь то ради своей страны или ради какой-либо организованной религии? Справедливо ли вообще убийство? И вот если вы хотите установить истину того важнейшего процесса, который являет собой ваша собственная жизнь, вам придется глубоко исследовать все эти вопросы, отдать такому исследованию ум и сердце. Вам будет необходимо думать независимо, ясно, без предубеждения, ибо истина не удалена от жизни, а заключена в самом ее повседневном движении.

Вопрос: Разве изображения, Учителя и святые не помогают нам правильно медитировать?

Кришнамурти: Знаете ли вы, что такое правильная медитация? Не хотите ли вы самостоятельно открыть истину данного вопроса? И откроете ли вы когда-нибудь эту истину, если примете мнение какого-то авторитета о том, что такое правильная медитация?

Это – необъятный вопрос. Чтобы открыть искусство медитации вам необходимо знать всю глубину и широту того необыкновенного процесса, который называется мышлением. Если вы примете слова какого-либо авторитета, который говорит: «Медитируйте по этим линиям», – вы будете всего лишь последователем, слепым прислужником какой-то системы или идеи. Ваше принятие авторитета основано на надежде добиться некоторого успеха, а это – не медитация.

Вопрос: В чем заключается долг ученика?

Кришнамурти: Что означает слово «долг»? Долг по отношению к чему? К своей стране, как говорит какой-то политический деятель? Или по отношению к отцу и матери, как они того желают? Они скажут вам, что ваш долг состоит в том, чтобы делать то, что они вам говорят; а то, что они говорят, обусловлено их глубинными тенденциями, традициями, и так далее. А кто такой ученик? Разве это просто юноша или девушка, которые посещают школу, прочли несколько книг, чтобы сдать какой-то экзамен? Или это просто учащийся, который все время учится и для которого поэтому нет конца учению? Несомненно, человек, который только читает все о каком-то предмете, сдает экзамены, а затем прекращает учение, – это не ученик. Подлинный ученик изучает, учится, вникает, исследует не только до двадцати или двадцати пяти лет, но в течение всей своей жизни.

Быть учеником – значит учиться постоянно; и пока вы учитесь, нет никакого учителя, не так ли? В то мгновенье, когда вы учитесь, нет никакой особой личности, которая должна вас учить, потому что вы учитесь у всего окружающего. Лист, гонимый ветром, шепот воды у берега реки, полет птицы высоко в воздухе, бедняк, шагающий с тяжелой ношей, люди, которые уверены в том, что знают о жизни все, – вы учитесь у всего и всех; поэтому здесь нет никакого учителя, и вы не становитесь чьим-то последователем.

Так что долг ученика – просто учиться. Как-то в Испании жил знаменитый живописец по имени Гойя, один из величайших художников; и когда он был уже очень старым человеком, он написал под одной из своих картин: «Я все еще учусь». Вы можете учиться по книгам, но это не поведет вас слишком далеко: книга может дать только то, что в состоянии сказать автор. А вот ученье благодаря самопознанию не имеет границ, потому что учиться при помощи собственного самопознания – это узнать, как слушать и как наблюдать; и потому вы учитесь от всего: от музыки, от того, что говорят люди, от того, как они это говорят, от гнева, жадности, честолюбия.

Эта земля – наша; она не принадлежит ни коммунистам, ни социалистам, ни капиталистам; это наша с вами земля, и мы должны на ней жить счастливой, богатой жизнью без конфликтов. Но это богатство жизни, это счастье, это чувство «наша земля» – нельзя осуществить принудительно, силой закона. Оно должно прийти изнутри, ибо мы любим эту землю и все, что на ней находится; такое состояние и есть состояние ученья.

Вопрос: В чем различие между уважением и любовью?

Кришнамурти: Вы можете отыскать в словаре значение слов «уважение» и «любовь» и найти ответ на свой вопрос. Вы хотите узнать именно это? Что вас интересует: поверхностный смысл этих слов или их более глубокое значение?

Обращали вы внимание на то, как все приветствуют появление какого-нибудь выдающегося человека, министра или губернатора? Это вы и называете уважением, не правда ли? Но такое уважение ложно, потому что за ним скрыты страх и алчность. Вы чего-то хотите от этого бедняги – и вешаете ему на шею гирлянду. Это не уважение, а всего лишь монета для купли и продажи на рынке. Вы не чувствуете уважения к своему слуге или к жителю деревни, а уважаете только тех, от кого надеетесь что-нибудь получить. Уважение подобного рода – это в действительности страх; это совсем и не уважение, в нем нет смысла. Но если вы на самом деле имеете в своем сердце любовь, тогда для вас одинаковы и губернатор, и учитель, и ваш слуга, и житель деревни, тогда вы уважаете их всех, испытываете по отношению к ним особое чувство; потому что любовь ничего не требует взамен.