Загрузка...



К. МАРКС О ГААГСКОМ КОНГРЕССЕ

КОРРЕСПОНДЕНТСКАЯ ЗАПИСЬ РЕЧИ, ПРОИЗНЕСЕННОЙ НА МИТИНГЕ В АМСТЕРДАМЕ 8 СЕНТЯБРЯ 1872 ГОДА[186]

В XVIII веке, — говорит оратор, — короли и сильные мира сего имели обыкновение собираться в Гааге для обсуждения интересов своих династий.

Именно там, вопреки всем запугиваниям, мы решили созвать конгресс рабочих. В среде самого реакционного населения мы хотели подтвердить жизнеспособность, распространение и надежды на будущее нашего великого Товарищества.

Когда наше решение стало известным, то заговорили об эмиссарах, которых мы якобы послали для подготовки почвы. Да, мы не отрицаем, что у нас повсюду имеются эмиссары, но в большинстве случаев они нам неизвестны. Нашими эмиссарами в Гааге были рабочие, труд которых так тяжел; и в Амстердаме это тоже были рабочие, те самые, которые работают по 16 часов в день. Вот наши эмиссары, других у нас нет; и во всех странах, где бы мы ни появились, они всегда готовы дружески нас встретить, так как они очень быстро понимают, что улучшение их положения является нашей целью.

Гаагский конгресс успешно выполнил три важных дела:

Он провозгласил необходимость для рабочего класса вести в области политической такую же борьбу со старым, разрушающимся обществом, как и в области социальной; и мы можем поздравить себя с тем, что эта резолюция Лондонской конференции теперь включена в наш Устав [См. настоящий том, стр. 143. Ред.].

Некая группа, сформировавшаяся в нашей среде, провозгласила воздержание рабочих от политической деятельности.

Мы сочли своим долгом заявить, насколько опасными и пагубными являются эти принципы для нашего дела. Рабочий должен со временем захватить в свои руки политическую власть, чтобы установить новую организацию труда; он должен будет ниспровергнуть старую политику, поддерживающую устаревшие институты, если не хочет, подобно первым христианам, пренебрегавшим и отвергавшим политику, лишиться навсегда своего царства на земле.

Но мы никогда не утверждали, что добиваться этой цели надо повсюду одинаковыми средствами.

Мы знаем, что надо считаться с учреждениями, нравами и традициями различных стран; и мы не отрицаем, что существуют такие страны, как Америка, Англия, и если бы я лучше знал ваши учреждения, то может быть прибавил бы к ним и Голландию, в которых рабочие могут добиться своей цели мирными средствами. Но даже если это так, то мы должны также признать, что в большинстве стран континента рычагом нашей революции должна послужить сила; именно к силе придется на время прибегнуть, для того чтобы окончательно установить господство труда [В газете «Volksstaat» вместо этой фразы напечатано; «Однако не во всех странах дело обстоит именно так». Ред.].

Гаагский конгресс установил новые и еще более широкие полномочия для Генерального Совета. В самом деле, в тот момент, когда в Берлине собираются коронованные особы, и на этом собрании могущественных представителей феодализма и прошлой эпохи должны быть приняты против нас новые и более суровые репрессивные меры; в тот момент, когда организуются преследования, Гаагский конгресс счел благоразумным и необходимым усилить полномочия своего Генерального Совета и централизовать для предстоящей борьбы деятельность, которую разобщенность сделала бы бесплодной. Да и кому, кроме наших врагов, могут внушить тревогу полномочия Генерального Совета? Разве у него есть бюрократический аппарат или вооруженная полиция, для того чтобы заставить повиноваться себе? Разве его авторитет не является чисто моральным? И разве он не сообщает федерациям свои постановления, выполнение которых на них же и возложено? Поставленные в такие условия, без армии, без полиции, без чиновничества, коронованные особы, если бы они должны были строить свою власть исключительно на моральном влиянии и моральном авторитете, оказались бы слабым препятствием на пути революции.

И, наконец, Гаагский конгресс перенес местопребывание Генерального Совета в Нью-Йорк. Многие, даже из числа наших друзей, были, по-видимому, удивлены таким решением. Они, очевидно, забывают, что Америка становится по преимуществу миром рабочих, что ежегодно на этот второй континент переселяется полмиллиона рабочих и что на этой почве, на которой рабочий преобладает, необходимо, чтобы Интернационал пустил глубокие корни. Кроме того, постановление конгресса дает Генеральному Совету право кооптировать в свой состав тех членов, которых он признает нужными и полезными для общего дела. Положимся же на его благоразумие и будем надеяться, что он сумеет избрать людей, стоящих на высоте своих задач, которые смогут высоко держать в Европе знамя нашего Товарищества.

Граждане, вспомним об основном принципе Интернационала: о солидарности. Мы добьемся великой цели, к которой стремимся, если мы прочно укрепим среди всех рабочих во всех странах этот животворный принцип. Революция должна быть солидарной, и этому учит нас великий опыт Парижской Коммуны, которая пала потому, что [В газете «volksstaat» далее следует: «не было проявлено солидарности рабочими других стран». Ред.] во всех главных центрах, в Берлине, Мадриде и других, одновременно не вспыхнуло великое революционное движение, соответствующее высокому уровню борьбы парижского пролетариата.

Что касается меня, то я буду продолжать свое дело и неустанно работать над созданием этой, столь плодотворной для будущего, солидарности всех рабочих. Нет, я не ухожу из Интернационала, и остаток моей жизни, как и моя прежняя деятельность, будет посвящен торжеству социальных идей, которые, как мы в этом глубоко убеждены, рано или поздно приведут к господству пролетариата во всем мире.

Напечатано в газетах «La Liberte» № 37, 15 сентября 1872 г., «Der Volksstaat» № 79, 2 октября 1872 г.

Печатается по тексту газеты «La Liberte», сверенному с текстом газеты «Der Volksstaat»

Перевод с французского


Примечания:



1

«Мнимые расколы в Интернационале» — закрытый циркуляр Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих, написанный К. Марксом и Ф. Энгельсом в середине января — начале марта 1872 года. 5 марта Маркс изложил основные положения циркуляра на заседании Генерального Совета и отметил значение этого документа, дающего «картину исторического развития принципов и политики Товарищества, которые прослеживаются совершенно отчетливо». Циркуляр «Мнимые расколы в Интернационале», в котором была предана полной гласности подрывная деятельность внутри Интернационала возглавляемого Бакуниным Альянса социалистической демократии, завершает определенный этап борьбы Маркса и Энгельса против анархизма. Враждебная деятельность бакунистов особенно усилилась после Лондонской конференции (сентябрь 1871). Своими решениями о необходимости создания самостоятельной политической партии пролетариата и борьбы с сектантством конференция нанесла анархизму тяжелый удар. Анархисты развернули бешеную кампанию против Интернационала, прежде всего против Генерального Совета и Маркса. На съезде анархистов в Сонвилье, в ноябре 1871 г., был принят циркуляр (см. статью Энгельса «Съезд в Сонвилье и Интернационал», настоящее издание, т. 17, стр. 480—486), который явился сигналом для выступления против Генерального Совета различных враждебных марксизму элементов, как внутри Интернационала, так и вне его. Открытая и особенно тайная деятельность анархистов поставила под угрозу величайшее завоевание международного пролетариата — Интернационал. Маркс и Энгельс в «Мнимых расколах в Интернационале» разоблачили перед пролетариатом всех стран подлинные цели анархистов, их связь с чуждыми рабочему классу элементами и деятельность руководимого Бакуниным Альянса как враждебной рабочему движению секты.

Циркуляр «Мнимые расколы в Интернационале» был напечатан впервые отдельной брошюрой на французском языке в конце мая 1872 г. за подписью всех членов Генерального Совета и разослан всем федерациям Товарищества. На русском языке «Мнимые расколы в Интернационале» впервые были опубликованы в 1928 г. в книге В. Полонского «Материалы для биографии М. Бакунина», т. 3, стр. 466—490, но со значительными пропусками. Полностью первый перевод на русский язык был опубликован Институтом марксизма-ленинизма в 1938 г. в журнале «Пролетарская революция» № 9.



18

Лига мира и свободы — буржуазно-пацифистская организация, созданная в 1867 г. в Швейцарии рядом мелкобуржуазных и буржуазных республиканцев и либералов.



186

По приглашению Голландского федерального совета большинство делегатов Гаагского конгресса выехало после окончания работы конгресса в Амстердам на встречу с амстердамской секцией Интернационала. 8 сентября на митинге в Амстердаме выступили Маркс, Зорге, Лафарг и другие делегаты. Маркс произнес свою речь на немецком и французском языках. Эта речь была напечатана в голландской, бельгийской, французской и немецкой прессе. Наиболее полно речь была опубликована бельгийской и французской газетами, тексты которых совпадают полностью. Газета «Volksstaat» опубликовала данную речь Маркса по газете «Liberte», но с некоторыми изменениями. Гепнер писал Марксу 26 сентября 1872 г., что они не могут опубликовать его речь дословно, так как в немецких условиях упоминание о необходимости насильственного переворота немедленно создаст повод для процесса против газеты. В голландской газете «Algemeen Handelsblad» («Всеобщая торговая газета») речь была опубликована в очень краткой записи. Корреспондент писал: «Гражданин Маркс переходит к рассмотрению результатов закончившего свою работу конгресса. Он называет их важными. Сильная централизация власти в руках Генерального Совета является настоятельной необходимостью перед лицом конференции в Берлине, которая, по мнению оратора, предвещает всеобщее наступление на пролетариат, преследования и подавление рабочего класса. До тех пор, пока Интернационал не будет выступать как прочно спаянная организация, до тех пор он не сможет превратить движение в общее, так чтобы оно повсюду возникало одновременно, и его усилия не дадут значительных результатов. Оратор приводит пример Парижской Коммуны. Почему она потерпела неудачу? Потому что она осталась изолированной. Если бы одновременно с восстанием в Париже вспыхнули бы революции в Берлине, Вене и других столицах, то было бы больше шансов на успех».