Загрузка...



Предисловие

В двадцать первый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса входят произведения Энгельса, написанные с мая 1883 по декабрь 1889 года.

Это был период относительно «мирного» развития капитализма, период, когда начали складываться предпосылки перерастания домонополистического капитализма в монополистический капитализм, когда шло собирание сил пролетариата для предстоящих революционных боев. «Запад с буржуазными революциями покончил, — указывает В. И. Ленин, характеризуя этот период, — Восток до них еще не дорос» (В. И. Ленин. Соч., 4 изд., т. 18, стр. 545).

В течение 80-х годов рабочее движение европейских стран и США сделало большой шаг вперед. Все новые отряды рабочего класса вступали в движение, идеи научного социализма становились достоянием все более широких масс рабочих. В двух крупнейших странах Западной Европы — Германии и Франции — уже действовали влиятельные пролетарские партии, признававшие марксизм в качестве своей теоретической базы. Во многих странах — Австро-Венгрии, Италии, Испании, США, Бельгии, Голландии, Швейцарии и т. д. — возникали или укреплялись созданные ранее социалистические организации. Развернула свою деятельность по распространению идей научного социализма в России первая русская марксистская группа «Освобождение труда». Рост классового сознания пролетарских масс создавал реальные предпосылки для решения той основной задачи, которая была выдвинута в результате деятельности Первого Интернационала, — задачи создания в отдельных странах массовых политических пролетарских партий на идейной основе научного социализма.

Для осуществления этой задачи нужна была повседневная борьба за освобождение рабочего класса от влияния буржуазной и мелкобуржуазной идеологии. Необходимо было добиться окончательного идейного разгрома продолжавших существовать внутри рабочего движения мелкобуржуазных реформистских и анархистских течений, которые принимали различные формы и оттенки в разных странах в зависимости от уровня их развития и особенностей социальных условий. Все большей опасностью для молодых социалистических партий и организаций становились попытки буржуазии внести раскол и разложение в рабочее движение посредством прямых атак на марксистское учение, а также подкупа верхушки рабочего класса и использования всевозможных оппортунистических элементов в его рядах. Борьба с этими попытками становилась насущной задачей рабочего движения.

В этих условиях огромное значение имела деятельность Энгельса по дальнейшему развитию и распространению марксистской теории, его борьба за чистоту идей научного социализма, против антипролетарских влияний и оппортунизма. После смерти Маркса на плечи Энгельса легли основные обязанности по руководству международным рабочим и социалистическим движением. Тесно связывая теоретические и практические потребности развертывающейся борьбы рабочего класса, Энгельс придавал первостепенное значение завершению незаконченной Марксом работы по подготовке к изданию II, III и IV томов главного произведения марксизма — «Капитала». Наряду с этим он отдавал свои силы дальнейшей разработке других проблем марксистской теории, защите идей марксизма от извращения их идеологами буржуазии и оппортунистами, выработке тактической линии партий рабочего класса, соответствующей как общим задачам пролетарского движения, так и конкретным условиям каждой страны, воспитанию передовых рабочих в духе пролетарского интернационализма.

Важнейшим вкладом в теоретическую сокровищницу марксизма, сделанным Энгельсом в эти годы, является публикуемая в томе работа «Происхождение семьи, частной собственности и государства», произведение, охарактеризованное В. И. Лениным как «одно из основных сочинений современного социализма» (В. И. Ленин. Соч., 4 изд., т. 29, стр. 436). В этой работе впервые в систематическом виде дано научное материалистическое освещение истории человечества на ранних этапах его существования, показана история развития семьи, вскрыты причины возникновения частной собственности, разделения общества на антагонистические классы и появления государства как орудия господства в руках эксплуататорских классов, показана, наконец, неизбежность постепенного отмирания государства с полной победой бесклассового коммунистического общества.

Произведение Энгельса вооружило деятелей рабочего движения глубокими научными аргументами для разоблачения апологетов капитализма, катедер-социалистов и прочих врагов марксизма, старавшихся доказать незыблемость частной собственности, буржуазного государства и других институтов капиталистического общества.

Работая над созданием своего произведения, Энгельс, по его собственным словам, как бы выполнял духовное завещание Маркса, который со времени написания их совместного труда — «Немецкой идеологии» — уделял большое внимание проблемам истории предшествовавших капитализму общественных форм. Энгельс в своей работе использовал замечания, сделанные Марксом в конспекте книги прогрессивного американского ученого Моргана «Древнее общество», в которой основоположники научного коммунизма нашли фактическое подтверждение ряда своих выводов, а также опирался на материалы своих собственных исследований общественного строя древних кельтов, германцев и других народов. В классическом труде Энгельса были суммированы складывавшиеся в течение многих лет взгляды основоположников марксизма на докапиталистические общественно-экономические формации. Применив метод материалистической диалектики к анализу этих формаций, Энгельс дополнил данную Марксом в «Капитале» научную картину развития буржуазного общества глубокой характеристикой первобытнообщинного и рабовладельческого, а в известной мере и феодального строя. Тем самым получило дальнейшее конкретное развитие подлинно научное истолкование всего хода всемирной истории.

Впервые в марксистской литературе Энгельс в своей работе с позиций исторического материализма освещает эволюцию семьи. Рассматривая семью как историческую категорию, Энгельс раскрывает органическую связь ее форм, — начиная с древнего группового брака вплоть до утвердившейся с возникновением частной собственности моногамной семьи, — с различными этапами развития общества, зависимость этих форм от изменения способа производства. Он показывает, как по мере развития производительных сил уменьшалось влияние уз родства на общественный строй и с победой частной собственности возникло общество, в котором «семейный строй полностью подчинен отношениям собственности» (см. настоящий том, стр. 26).

Резкой критике подвергает Энгельс современную буржуазную семью. Он вскрывает экономическую основу неравноправия женщин в условиях господства частной собственности и показывает, что подлинное освобождение женщины может быть достигнуто только в результате уничтожения капиталистического способа производства. Лишь в социалистическом обществе, указывает Энгельс, благодаря широкому вовлечению женщин в общественное производство, установлению полного равенства их с мужчинами во всех отраслях общественной жизни, избавлению женщины от бремени домашнего хозяйства, заботу о котором общество во все возрастающей степени будет брать на себя, утвердится новый, высший тип семьи, основанный на полном равенстве полов, взаимном уважении и подлинной любви.

Значительная часть труда Энгельса посвящена исследованию появления и развития различных форм собственности и зависимости от них различных форм общественного строя. В противовес буржуазным историкам, экономистам и социологам Энгельс неопровержимо доказывает, что институт частной собственности не является извечным, что в течение длительного периода первобытной истории средства производства представляли собой общую собственность. Тогдашнее общество, основными ячейками которого были род и племя, сменившие на определенной ступени первобытное стадо, не знало ни разделения на классы, ни связанных с этим разделением отношений господства и подчинения, ни отделенной от народа публичной власти, то есть государства. Энгельс подробно показывает, как с развитием производительных сил и повышением производительности труда появляется возможность присвоения продуктов труда других людей, а следовательно, частная собственность и эксплуатация человека человеком, и как общество раскалывается, таким образом, на антагонистические классы. Прямым следствием этого явилось возникновение государства.

Проблема происхождения и сущности государства является главной в произведении Энгельса, ее основным стержнем. Всестороннее исследование этой проблемы Энгельсом явилось важным этапом в разработке марксистского учения о государстве и в этом отношении его книга примыкает к таким классическим трудам Маркса, как «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» и «Гражданская война во Франции», а также к работе самого Энгельса «Анти-Дюринг».

Книга Энгельса прямо направлена против буржуазных ученых, пытающихся изобразить государство как некую надклассовую силу, призванную якобы в равной степени защищать интересы всех граждан. На примере возникновения государства в Древних Афинах, в Древнем Риме и у германцев Энгельс ясно и убедительно показывает, что государство, начиная с момента своего возникновения, всегда являлось орудием господства тех классов, которые обладают средствами производства. Государство, пишет Энгельс, это орган «самого могущественного, экономически господствующего класса, который при помощи государства становится также политически господствующим классом и приобретает таким образом новые средства для подавления и эксплуатации угнетенного класса» (см. настоящий том, стр. 171).

В своей работе Энгельс рассматривает различные конкретные формы государства, в частности буржуазно-демократическую республику, которую апологеты капитализма изображают как высшую форму демократии. Энгельс раскрывает классовую природу этой республики как скрытой за внешне демократическим фасадом формы господства буржуазии. С исключительной прозорливостью указывает Энгельс на намечавшиеся в его время тенденции дальнейшей эволюции буржуазного государства, получившие свое развитие на более поздней, империалистической стадии капитализма, для которой характерен процесс сращивания государственного аппарата с монополиями, превращения государства в орудие финансовой олигархии. Подметив уже тогда некоторые стороны этого процесса, Энгельс указывал, что в демократической республике «богатство пользуется своей властью… в форме союза между правительством и биржей, который осуществляется тем легче, чем больше возрастают государственные долги и чем больше акционерные общества сосредоточивают в своих руках не только транспорт, но и самое производство и делают своим средоточием ту же биржу» (см. настоящий том, стр. 172).

Предостерегая от парламентских иллюзий, получивших к тому времени распространение среди некоторой части деятелей рабочего движения, особенно среди оппортунистических элементов германской социал-демократии, Энгельс указывает, что, пока сохраняется власть капитала, никакие демократические свободы сами по себе не могут привести к освобождению трудящихся. В то же время Энгельс подчеркивает заинтересованность пролетариата в сохранении и расширении демократических свобод, создающих максимально благоприятные условия для развертывания его освободительной борьбы за революционное преобразование общества.

Рассматривая, как по мере развития производительных сил изменяется и способ производства материальных благ, как на определенном этапе становится неизбежным и закономерным появление частной собственности и раскол общества на противоположные классы, Энгельс развивает в своей книге сформулированный основоположниками марксизма вывод о том, что дальнейший рост производительных сил в капиталистическом обществе с той же необходимостью приводит к превращению частной собственности и эксплуататорских классов в прямую помеху развитию производства. Это делает неизбежной пролетарскую революцию, осуществить которую, как неоднократно указывали Маркс и Энгельс, можно только путем слома старой эксплуататорской государственной машины буржуазии и замены ее государством нового типа — диктатурой пролетариата, представляющей собой высшую форму демократии. Лишь на основе ликвидации частной собственности на орудия и средства производства и антагонистических классов возникнут предпосылки для исчезновения и отмирания государства вообще. «Общество, которое по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей, отправит всю государственную машину туда, где ей будет тогда настоящее место: в музей древностей, рядом с прялкой и с бронзовым топором» (см. настоящий том, стр. 173).

Марксистское учение о государстве, в такой классической форме изложенное Энгельсом, было впоследствии применительно к новой исторической эпохе всесторонне развито В. И. Лениным. Его продолжают развивать Коммунистическая партия Советского Союза и другие марксистско-ленинские партии — авангард международного рабочего движения.

В своем гениальном труде «Государство и революция» В. И. Ленин показал, какое огромное значение для борьбы рабочего класса имеет учение марксизма о происхождении и классовой сущности государства, о диктатуре пролетариата. В. И. Ленин дал отпор фальсификаторским попыткам ревизионистов и реформистов замолчать и исказить это учение, разоблачил грубую подтасовку, к которой они прибегали, пытаясь выдать положение Энгельса об отмирании государства за отказ от идеи революционного слома буржуазной государственной машины. Он разъяснил, что это положение относится не к буржуазному, а к социалистическому государству, отмирание которого произойдет по мере выполнения им своих функций, необходимых для построения коммунистического общества. Творчески развивая марксистскую теорию, В. И. Ленин разработал положение об экономических предпосылках отмирания государства, связав эту проблему с учением о двух фазах коммунистического общества и доказав, что отмирание государства произойдет лишь на высшей фазе коммунизма. Учение марксизма-ленинизма о государстве нанесло и наносит в наши дни сокрушительный удар буржуазно-ревизионистским попыткам возродить лживые «теории» о надклассовом характере государства, фальсификаторски изобразить современное империалистическое государство как «государство всеобщего благоденствия». Это учение помогает трудящимся стран социалистического лагеря успешно строить новое, бесклассовое общество.

Создавая свое произведение, Энгельс опирался на огромный фактический материал в области археологии, истории и этнографии. В наибольшей степени он использовал книгу стихийного материалиста Моргана «Древнее общество». Энгельс сохранил и предложенное Морганом деление первобытной истории на эпохи дикости и варварства с подразделением каждой из них еще на три ступени в зависимости от развития орудий труда и уровня материального производства. Давая понять, что этот принцип периодизации истории имеет лишь ограниченное значение, поскольку в основе его лежит не смена различных типов производственных отношений, а различные ступени в эволюции материальной культуры первобытного общества, Энгельс указывал, что по мере дальнейшего развития науки и накопления нового фактического материала в эту периодизацию Моргана неизбежно будут внесены уточнения. Как и предвидел Энгельс, данные современной науки позволяют создать более совершенную периодизацию истории первобытнообщинного строя, а также внести ряд изменений в отдельные положения Моргана, касающиеся некоторых форм первобытной семьи, что частично было сделано уже самим Энгельсом при подготовке им четвертого издания своей книги в 1891 году. Однако эти неизбежные изменения и уточнения, вносимые в конкретную картину зарождения, развития и гибели первобытной общественно-экономической формации, нарисованную Энгельсом более 75 лет назад, касаются лишь отдельных частностей и ни в малейшей степени не затрагивают основных выводов, которые находили и находят в новых научных данных лишь подтверждение своей правильности. Книга Энгельса относится к числу тех произведений, в которых, по словам В. И. Ленина, «можно с доверием относиться к каждой фразе» (В. И. Ленин. Соч., 4 изд., т. 29, стр. 439).

Другая публикуемая в томе теоретическая работа Энгельса — «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» — является выдающимся произведением, в котором с классической ясностью показан процесс возникновения марксистского мировоззрения и раскрыто его существо. Написание этой работы также было связано с насущными потребностями рабочего движения, особенно в Германии. Систематическое изложение основ диалектического и исторического материализма должно было послужить для революционного пролетариата Германии и других стран мощным оружием в борьбе со всякого рода идеалистическими теориями, являвшимися идейной базой оппортунизма и реформизма. Нужно было дать отпор попыткам возрождения и противопоставления марксизму отрицательных сторон классической немецкой философии, попыткам, выразившимся в распространении неокантианства, реакционных элементов учения Гегеля и других подобных тенденциях, наблюдавшихся в кругах буржуазной, а также и среди известной части социал-демократической интеллигенции. Надо было показать, в каком отношении находится философия марксизма к классической немецкой философии, к Гегелю и Фейербаху, показать ее принципиальное качественное отличие от всех прежних философских систем, вскрыть их слабости и внутреннюю противоречивость, раскрыть то положительное и рациональное, что было сохранено и творчески переработано марксизмом.

Показав, что марксистская философия является результатом развития всей философской мысли, Энгельс вскрывает такую важнейшую особенность истории философии на всем протяжении ее существования, как борьба между двумя лагерями — материализмом и идеализмом. Энгельс впервые дает классическое определение основного вопроса философии — вопроса об отношении мышления к бытию, духа к природе, подчеркивая, что этот вопрос имеет также и другой аспект, другую сторону, выражающуюся в проблеме познаваемости мира, соотношения между бытием и отражением его в человеческом сознании. В зависимости от того, как тот или иной философ отвечает на основной вопрос философии, определяется его принадлежность к тому или другому из этих двух философских лагерей.

Энгельс подчеркивает несостоятельность попыток примирения материализма и идеализма путем создания промежуточной философии (дуализм, агностицизм). Доказывая познаваемость мира, Энгельс опровергает агностицизм во всех его проявлениях, показывает, что самое «решительное опровержение этих, как и всех прочих, философских вывертов заключается в практике, именно в эксперименте и промышленности… Мы можем доказать правильность нашего понимания данного явления природы тем, что сами его производим, вызываем его из его условий, заставляем его к тому же служить нашим целям» (см. настоящий том, стр. 284).

Крупнейшей заслугой Энгельса является обоснование на примере всей истории борьбы философских течений, отражавшей, как он показал, в идеологической области борьбу классов и партий, принципа партийности философии. Сама работа Энгельса является образцом пролетарской партийности и принципиальности в философии, примером страстной защиты передового мировоззрения и решительной отповеди реакционным идеалистическим течениям.

Подвергнув критическому рассмотрению гегелевскую философию, Энгельс показывает, что прогрессивной стороной ее являлся диалектический метод; он подчеркивает в то же время, что этот метод был Гегелем мистифицирован и искажен идеалистической оболочкой. Энгельс вскрывает противоречие, существующее между этим методом и всей гегелевской идеалистической системой, носящей догматический и метафизический характер. Он показывает, как Маркс, отбросив идеализм гегелевской философии, использовал ее рациональное зерно, диалектическую теорию развития, соединив ее с материалистическим пониманием мира.

Характеризуя воззрения Фейербаха как один из философских источников марксизма, Энгельс вместе с тем вскрывает ограниченность домарксовского материализма, его механицизм и метафизичность. Он показывает, что Фейербах, как и другие представители этого материализма, признавая первичность природы по отношению к духу, не смог преодолеть идеализма во взглядах на человеческое общество и его историю. Фейербах, говорит Энгельс, «был материалист внизу, идеалист вверху» (см. настоящий том, стр. 300).

Энгельс раскрывает существо того революционного переворота в философии, который был совершен Марксом в результате создания диалектического материализма. «Диалектика, — пишет он, — сводилась этим к науке об общих законах движения как внешнего мира, так и человеческого мышления» (см. настоящий том, стр. 302). Он подробно рассматривает сущность исторического материализма, который открыл общие законы развития, действующие в истории человеческого общества. Отмечая, что в основе исторического процесса лежат экономические отношения, определяющие характер политического строя и все формы и виды общественного сознания, включая религию и философию, Энгельс в то же время подчеркивает активную роль идеологических надстроек, их способность к самостоятельному развитию и обратному воздействию на экономический базис. Этим Энгельс показал недопустимость вульгарного истолкования материалистического понимания истории в духе игнорирования и принижения значения политических и идеологических факторов. В работе Энгельса с материалистических позиций были раскрыты происхождение, социальные корни и реакционная сущность религии. Весьма важное значение имеет мысль Энгельса о тесной связи между развитием передовой философии и успехами человеческой мысли в области естествознания. Энгельс подчеркивает, что революционное мировоззрение, отражающее стремление передового класса к преобразованию общества, находит себе также опору и в прогрессивном развитии естественных наук.

Энгельс указывает на научную несостоятельность и упадок буржуазной философии, представители которой стали откровенными идеологами реакционной буржуазии. Только идеологи рабочего класса продолжают развивать и двигать вперед теорию. Они и являются, заканчивает Энгельс, действительными наследниками классической немецкой философии.

Ряд произведений, включенных в том, отражает другую важнейшую сторону теоретической деятельности Энгельса в этот период — его работу над завершением и подготовкой к печати «Капитала», а также над выпуском и переизданием других произведений Маркса. Издание «Капитала» Энгельс считал своим основным долгом перед международным пролетариатом после смерти Маркса. Он неоднократно говорил, что с выходом в свет всех томов «Капитала» теория научного коммунизма получит несокрушимый фундамент и вся официальная буржуазная политическая экономия будет разбита наголову. Второй том «Капитала» был выпущен в свет в 1885 г., а над третьим Энгельс работал еще около десяти лет. Этот том вышел из печати лишь в 1894 году.

Одновременно с этим Энгельс подготовил сначала третье (1884 г.), а затем и четвертое (1890 г.) немецкие издания I тома «Капитала», тщательно отредактировал перевод его на английский язык (этот перевод вышел в свет в 1887 году). В третье, а также в четвертое немецкие издания Энгельс внес ряд изменений и уточнений, основанных на сохранившихся указаниях самого Маркса, и предпослал этим изданиям особые предисловия (см. настоящее издание, т. 23, стр. 27–29, 35–40). Специальное предисловие было написано им и для английского издания (см. там же, стр. 30–34). Вышедший в 1885 г. II том Энгельс также снабдил большим предисловием, дав решительный отпор тем буржуазным экономистам, которые в своих попытках дискредитировать учение Маркса и помешать победоносному распространению марксизма пускались на всякие недостойные приемы вплоть до самой грязной клеветы, обвиняя Маркса в плагиате у немецкого буржуазно-юнкерского экономиста, одного из духовных отцов прусского «государственного социализма» К. Родберту-са (см. настоящее издание, т. 24).

К предисловию Энгельса ко II тому «Капитала» непосредственно примыкает публикуемое в томе предисловие к первому немецкому изданию работы Маркса «Нищета философии», выпущенному в 1885 г. по инициативе Энгельса и под его редакцией. В этом предисловии Энгельс нанес сокрушительный удар апологетам Родбертуса — немецким катедер-социалистам, а также представителям оппортунистической группы внутри германской социал-демократии. Энгельс вскрывает здесь реакционную утопичность взглядов Родбертуса, несостоятельность его теории «рабочих денег», основанной на полном непонимании действия закона стоимости в капиталистическом обществе. Исходя из марксовой теории стоимости, Энгельс показывает, что в условиях капиталистического способа производства закон стоимости действует через конкуренцию и стоимость товара может быть выявлена только при постоянном отклонении цен товаров от их стоимости и лишь в силу этого отклонения. Энгельс отмечает, что Маркс, критически использовав теорию стоимости Рикардо, дал строго научное объяснение неизбежности краха капиталистического строя и доказал неизбежность победы социализма, основываясь не на требованиях морали, а на экономических фактах.

Энгельс разоблачает реакционные утверждения Родбертуса и его последователей о якобы надклассовом характере прусского государства и способности его выполнять особую социальную миссию облегчения положения трудящихся. С помощью этих утверждений сторонники «государственного социализма» пытались обосновать свое угодничество перед правительством Бисмарка и восхваление проводимых им в демагогических целях «социальных реформ».

С работой Энгельса над редактированием английского перевода первого тома «Капитала» связана статья «Как не следует переводить Маркса», в которой подвергается критическому разбору перевод на английский язык начальных разделов первой главы I тома, сделанный лидером английской Социал-демократической федерации оппортунистом Гайндманом (выступал под псевдонимом Д. Бродхаус). Эта статья свидетельствует о том, с какой нетерпимостью относился Энгельс к малейшим попыткам исказить Маркса, какое большое значение придавал он правильному переводу «Капитала» на иностранные языки. Энгельс проявлял особый интерес к переводу «Капитала» на русский язык, поддерживал постоянный контакт с переводчиком второго тома Н. Ф. Даниельсоном, помогая ему ускорить это издание.

Работая над «Капиталом», Энгельс продолжал следить за развитием капиталистической экономики, анализировал новые явления в ней. В статье «Протекционизм и свобода торговли», написанной в качестве предисловия к американскому изданию речи Маркса «О свободе торговли», Энгельс показывает, как протекционистская система по мере развития капитализма превращается из фактора, стимулировавшего это развитие, в фактор, который становится его тормозом. Энгельс подмечает при этом такие новые явления в экономике капитализма, как образование крупнейших акционерных обществ, считая это неизбежным результатом развития капиталистического производства. «Превращение пенсильванской нефтяной промышленности в монополию «Стандард ойл компани» — процесс, вполне соответствующий законам капиталистического производства» (см. настоящий том, стр. 386). Он подчеркивает антинародный характер таких монополий, их направленность не только против иностранной конкуренции, но и против жизненных интересов отечественного потребителя.

Ведя напряженную работу в области теории марксизма, Энгельс все эти годы одновременно осуществляет практическое руководство международным рабочим и социалистическим движением. «После смерти Маркса, — писал В. И. Ленин, — Энгельс один продолжал быть советником и руководителем европейских социалистов» (В. И. Ленин. Соч., 4 изд., т. 2, стр. 12). Он постоянно внимательно следил за борьбой пролетариата, поддерживал личные контакты с социалистическими лидерами Германии, Франции, Англии, России, США, Голландии, Австрии, Румынии и других стран, тщательно изучал социалистическую и буржуазную прессу. Роль Энгельса как вождя международного рабочего движения особенно ярко отражена в его богатейшем эпистолярном наследстве, в той огромной переписке, которую, он вел с деятелями рабочего движения Европы и Америки. Обладая гигантским опытом революционной борьбы, огромными знаниями в области истории и экономики различных стран, Энгельс всегда облекал свои советы и указания в конкретную форму. Учитывая исторические особенности развития каждой страны, он помогал находить решение наиболее сложных вопросов тактики рабочего класса. Он неустанно заботился об организационном оформлении и идеологическом укреплении пролетарских партий, помогая им исправлять ошибки и преодолевать трудности, страстно боролся с любыми проявлениями оппортунизма, догматизма, сектантства, анархизма.

Исключительное внимание уделял Энгельс все эти годы германскому рабочему движению. Особенности исторического развития Германии, вскрытые в ряде публикуемых в томе работ, — незавершенность буржуазной революции, осуществление объединения «сверху», под главенством юнкерской Пруссии, политическая слабость и трусость буржуазии, быстрое развитие капитализма при сохранении значительных пережитков полуфеодальных отношений как в экономической, так и особенно в политической области, — все это обусловливало исключительную остроту классовых противоречий. В силу этого немецкий пролетариат в последней четверти XIX в. оказался в авангарде международного рабочего движения. Германия была первой страной, в которой была создана единая массовая социалистическая партия, стоявшая на почве марксизма. Этой партии приходилось действовать в сложных условиях исключительного закона против социалистов, принятого правительством Бисмарка в 1878 году. Энгельс оказывал партии огромную помощь, ведя непримиримую борьбу с оппортунистическими элементами в ее рядах, подвергая критике ошибки и шатания партийного руководства и помогая преодолевать их. Энгельс помог социал-демократической партии в течение 80-х годов выработать правильную революционную тактику, умело сочетать легальную работу с нелегальной деятельностью и, значительно повысив свой авторитет и влияние среди рабочих, добиться в 1890 г. отмены закона против социалистов.

Энгельс считал делом первостепенной важности воспитание партии и рабочих масс в духе революционных традиций и пролетарского интернационализма, окончательное преодоление реформистского влияния лассальянства, а также других течений буржуазного и мелкобуржуазного социализма. Отмечая в предисловии к второму изданию своей работы «К жилищному вопросу», что в Германии эти антипролетарские течения имеют еще многочисленных представителей как в лице катедер-социалистов, так и в социал-демократической фракции рейхстага, Энгельс подчеркивал обусловленность этого явления социальной обстановкой в Германии — «стране мещанской по преимуществу, и притом в такое время, когда промышленное развитие насильственно и в массовом масштабе вырывает с корнем это искони укоренившееся мещанство» (см. настоящий том, стр. 338). В силу этого Энгельс придавал огромное значение разработке искажавшейся катедер-социалистами истории социалистического движения в Германии и других странах, в первую очередь истории Союза коммунистов и I Интернационала. Не имея возможности осуществить целиком задуманный им план создания такой истории, Энгельс выступает в печати со статьями, посвященными отдельным периодам революционной борьбы, организует переиздание некоторых работ Маркса и наиболее важных документов из истории революционного рабочего движения, сопровождая их своими предисловиями.

В статье «Маркс и «Neue Rheinische Zeitung»», написанной к первой годовщине со дня смерти Маркса, Энгельс раскрывает особенности тактики пролетарских революционеров в период буржуазно-демократической революции 1848–1849 годов. Работа Энгельса показывает историческое значение революционной борьбы масс и правильного тактического руководства их действиями. Энгельс подчеркивает, что пролетарская партия должна умело сочетать общедемократические задачи с пролетарскими. На примере тактики Маркса в 1848–1849 гг. Энгельс учил германских социал- демократов бороться за ведущую роль рабочего класса в общедемократическом движении, отстаивать классовые интересы пролетариата, не поддаваясь мелкобуржуазным иллюзиям и решительно разоблачая попытки обмана пролетариата лживыми обещаниями со стороны правящих классов.

В работе «К истории Союза коммунистов» Энгельс раскрывает историческую роль и место в развитии международного рабочего движения этой первой международной организации пролетариата, впервые провозгласившей своим идейным знаменем программу научного коммунизма. Подчеркивая, что основание этой организации явилось важным этапом борьбы за создание пролетарской партии, в том числе и в Германии, Энгельс тем самым разоблачает распространявшуюся лассальянцами легенду о том, что самостоятельное рабочее движение в Германии берет свое начало от лассальянского Всеобщего германского рабочего союза. На примере истории Союза коммунистов Энгельс показывает, что победа теории марксизма над различными сектантскими течениями была обусловлена тем, что эта теория с момента своего возникновения полностью отражала потребности практической революционной борьбы пролетариата и была неотделима от нее.

Для рабочего класса Германии в годы действия исключительного закона было особенно важно овладеть опытом революционной борьбы в период наступления реакции в 1849–1852 годах. Именно поэтому Энгельс счел необходимым переиздать речь Маркса перед судом присяжных в Кёльне на процессе Рейнского окружного комитета демократов в 1849 г., а также памфлет Маркса «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». В предисловии к брошюре «Карл Маркс перед судом присяжных в Кёльне» Энгельс указывает, что речи Маркса являются замечательным примером того, как коммунист должен использовать буржуазный суд в целях публичного отстаивания революционных воззрений. Энгельс с гневом и возмущением разоблачает здесь буржуазную «законность», на основе которой правительство Германской империи подвергало преследованиям социалистов. Предисловие Энгельса прямо направлено и против оппортунистических элементов внутри самой социал-демократической партии, которые готовы были поступиться основными революционными принципами и в обмен на обещания отмены исключительного закона превратить партию революционного пролетариата в партию немецкого мещанства.

Публикуемая в томе статья «Стачка рурских горняков 1889 года» свидетельствует о том большом внимании, которое Энгельс уделял массовым выступлениям немецких рабочих и участию социал-демократии в практической борьбе германского пролетариата. Он постоянно требовал этого от руководителей партии, подчеркивая особую важность вовлечения в движение новых отрядов рабочего класса.

Энгельс всемерно помогал германской социал-демократии вырабатывать правильную тактику по отношению к крестьянству. Он постоянно старался привлечь к этому ее внимание. Именно в эти годы Энгельс подготавливает к переизданию свою работу «Марка» в виде популярной брошюры, приступает к переработке своей книги «Крестьянская война в Германии» для нового издания. Эти работы, как и ряд других, были посвящены обоснованию необходимости союза рабочего класса с трудящимся крестьянством как единственного реального пути освобождения крестьян от гнета юнкерства и буржуазии.

Написанная Энгельсом в этой связи работа «К истории прусского крестьянства» посвящена раскрытию исторического процесса закрепощения крестьян в Пруссии и показывает, как помещики, вынужденные — войной против Наполеона, а затем революционными выступлениями крестьян в 1848 г. — пойти на ликвидацию феодальных повинностей, сделали это путем грандиозного ограбления крестьянства. Энгельс показывает, таким образом, что в лице ограбленного помещиками крестьянства рабочий класс имеет естественного союзника в борьбе за свержение капиталистических порядков.

С этой проблемой тесно связано и упомянутое выше «Предисловие ко второму изданию книги «К жилищному вопросу»». Анализируя в нем состояние немецкой домашней промышленности, Энгельс отмечает чрезвычайно низкий уровень оплаты труда рабочих этой промышленности, продолжающих еще сохранять связь с сельским хозяйством, что позволяет капиталистам не только платить им жалкие гроши, но и снижать заработную плату остальным категориям рабочих. В то же время Энгельс показывает, что распространение этой домашней промышленности обусловливает разорение мелких крестьян и превращение их в пролетариев. Таким образом, в ряды пролетариата вливаются широкие слои трудящихся и это создает благоприятные предпосылки для распространения революционного движения вплоть до самых отсталых уголков Германии. Отсюда Энгельс делает вывод, что в случае революционного выступления рабочего класса «крестьянские сыны «славной боевой армии» окажут мужественную поддержку» (см. настоящий том, стр. 343).

В интересах идейного воспитания немецких рабочих и германской социал-демократии в духе правильного понимания истории своей страны и ее современного положения Энгельс, несмотря на свою крайнюю занятость, собирался выпустить ряд работ, посвященных анализу исторического прошлого Германии. Он намеревался вскрыть в них исторические корни реакционных порядков, господствовавших в Германской империи. Готовя новое издание своей книги «Крестьянская война в Германии», он предполагал значительно расширить ее, более подробно осветив предшествующую историю страны и раскрыв значение событий первой четверти XVI в. как первой, хотя и неудавшейся буржуазной революции, событий, ставших, по его словам, краеугольным камнем всей истории Германии.

В томе публикуются дошедшие до нас фрагменты этого незавершенного труда — начало его вводной части, помещенное в разделе «Из рукописного наследства» под заглавием «О разложении феодализма и возникновении национальных государств», и рукопись «К «Крестьянской войне»», представляющая собой наброски плана этого введения. В этих работах Энгельс раскрывает процесс постепенного возникновения в Западной Европе в рамках разлагавшегося феодального строя капиталистических отношений и образования национальных государств. Энгельс подчеркивает в этой связи прогрессивную централизаторскую роль, которую сыграла на данном историческом этапе королевская власть — «представительница порядка в беспорядке» (см. настоящий том, стр. 411), давая тем самым ключ к пониманию и правильной оценке исторического процесса образования в XV–XVI веках в ряде стран Европы, за исключением Италии и Германии, централизованных абсолютных монархий. Энгельс внес существенный вклад в разработку марксистского учения по национальному вопросу, раскрыв особенности формирования наций в Европе.

В том же разделе публикуется другая незавершенная работа Энгельса «Роль насилия в истории», задуманная им в качестве четвертой главы брошюры того же названия. Три первые главы этой брошюры должны были составлять главы его книги «Анти-Дюринг», объединенные единым заглавием «Теория насилия». Как явствует из слов самого Энгельса, он имел в виду на конкретном примере истории Германии показать правильность сделанных в «Анти-Дюринге» выводов о взаимоотношении экономического и политического факторов в истории.

В своей работе Энгельс намеревался дать отпор злостным попыткам господствующих классов Германии, которые сами в своей политике объединения страны «кровью и железом» прибегали к грубому насилию, изобразить представителей пролетариата сторонниками применения насильственных действий при любых обстоятельствах. Именно под этим лживым предлогом правительство Бисмарка обрушило на революционную социал-демократию полицейские репрессии.

В «Роли насилия в истории» выявлены особенности развития Германии после 1848 года. Если во фрагментах к новому изданию «Крестьянской войны в Германии» Энгельс дал ключ к пониманию причин сохранения феодальной раздробленности в Германии вплоть до середины XIX в., то в работе «Роль насилия в истории» он выясняет экономические и политические предпосылки произошедшего позднее объединения страны. Энгельс дает исключительно четкую характеристику возможных путей объединения Германии, раскрывая причины, обусловившие объединение ее «сверху», под главенством Пруссии. Отмечая прогрессивность самого факта объединения, несмотря на то, что оно произошло таким путем, Энгельс в то же время раскрывает всю историческую ограниченность и бонапартистский характер политики Бисмарка, которая в конечном счете привела к утверждению в Германии полицейского государства, к засилью юнкерства — этого экономически и политически вырождавшегося класса, к росту милитаризма. Энгельс разоблачает всю половинчатость и трусливость германской буржуазии, оказавшейся не способной отстаивать до конца свои собственные интересы и добиться окончательной ликвидации феодальных пережитков. Бичующей критике подвергает Энгельс воинственную внешнюю политику господствующих классов Германии, нашедшую свое наиболее яркое выражение в ограблении Франции в 1871 г. и в аннексии Эльзаса и Лотарингии. Анализируя внутреннее состояние Германской империи и расстановку классовых сил в ней, вскрывая внутренние противоречия, присущие ей с самого ее основания, ее милитаристские и агрессивные устремления, Энгельс приходит к выводу о неизбежности ее краха. Из работы Энгельса вытекает со всей очевидностью, что в Германии только один класс — пролетариат — по праву может претендовать на роль носителя подлинно национальных общенародных интересов.

В томе публикуется ряд статей, в которых дана глубокая характеристика состояния и особенностей английского рабочего движения («Англия в 1845 и 1885 годах», «Приложение к американскому изданию книги «Положение рабочего класса в Англии»», «Отставка буржуазии»). Анализируя изменения, происшедшие в экономике Англии, Энгельс приходит к выводу о появлении признаков, предвещающих утрату Англией в будущем ее мировой промышленной монополии и господствующего положения на мировом рынке. Однако с неизбежной потерей этой монополии, указывает Энгельс, исчезнет и особое положение английских рабочих по сравнению с рабочими других стран, и это даст толчок для распространения социалистического движения в Англии.

Придавая первостепенное значение втягиванию в классовую борьбу широких масс неквалифицированных рабочих, находящихся вне старых консервативных тред-юнионов и не пользовавшихся тем относительным благополучием, которым обладала объединенная в них «рабочая аристократия», Энгельс горячо приветствовал пробуждение классового сознания этой наиболее многочисленной и наиболее угнетенной части английского пролетариата. Энгельс активно поддерживал начавшуюся в Англии в конце 80-х годов организацию так называемых новых тред-юнионов, охватывавших неорганизованные ранее слои неквалифицированных рабочих, и осуждал руководство английской Социал-демократической федерации за сектантское отгораживание от этого движения. Энгельс считал, что именно эти слои рабочего класса наиболее восприимчивы к социалистическим идеям, что их пробуждающаяся активность открывает перспективы освобождения рабочего класса от тред-юнионистской идеологии и создания в Англии массовой социалистической партии.

С исключительным вниманием следил Энгельс за принявшей широкий размах в 80-х годах XIX в. борьбой пролетариата США. Он решительно выступал против имевших место уже тогда попыток теоретиков исключительности американского капитализма доказать, будто в США отсутствует почва для распространения социалистических идей. Энгельс подчеркивает, что в условиях роста классового сознания пролетариата США идеи научного социализма неизбежно должны получить доступ к рабочим массам и их распространение становится насущной необходимостью. Энгельс предпринимает издание в США своей работы «Положение рабочего класса в Англии», считая, что это произведение окажется наиболее понятным и близким для американских пролетариев, уровень политического развития которых в середине 80-х годов примерно соответствовал политическому уровню английских рабочих за сорок лет до этого. В предисловии к этому изданию, опубликованном также в виде отдельного оттиска под заглавием «Рабочее движение в Америке», Энгельс показывает, что бурное развитие капитализма в США неизбежно сопровождается столь же бурным ростом рабочего движения. Он отмечает, что американский пролетариат, подобно своим европейским собратьям, рано или поздно обязательно встанет на путь борьбы за социализм.

Критическому анализу подвергает Энгельс в этой работе утопическую доктрину американского буржуазного реформатора Генри Джорджа, идеи которого пользовались одно время известным влиянием среди рабочих США. Отмечая прогрессивность выдвигаемого Джорджем и его сторонниками требования национализации земли, Энгельс в то же время показывает несостоятельность провозглашения этого требования единственной панацеей от бедности и нищеты народных масс. В условиях сохранения капиталистической системы, указывает Энгельс, национализация земли, вопреки утверждениям Джорджа, не может привести к освобождению трудящихся от гнета и эксплуатации. «То, чего требуют социалисты, предполагает полный переворот во всей системе общественного производства; то, чего требует Генри Джордж, оставляет нынешний способ общественного производства нетронутым» (см. настоящий том, стр. 350).

Подчеркивая в этой работе, как и в других своих произведениях, что пролетариат может добиться своего освобождения и взять в свои руки политическую власть, только создав самостоятельную политическую партию, Энгельс указывает на важность для такой партии иметь выдержанную революционную социалистическую программу. Без такой программы «сама новая партия будет оставаться в зачаточном состоянии… она будет партией только в потенции, но не в действительности» (см. настоящий том, стр. 347). Энгельс в то же время отмечает, что одного программного заявления о признании принципов научного социализма недостаточно. Партия, провозгласившая эти принципы, но оторванная от практической борьбы рабочего класса, неизбежно останется сектантской группой. Энгельс подвергает критике сектантскую, догматическую позицию Социалистической рабочей партии Америки, которая, признавая на словах марксизм, не делала серьезных шагов для того, чтобы связаться с массовым рабочим движением в стране. Он подчеркивает, что дальнейшее развитие самостоятельного рабочего движения в США зависит от того, удастся ли американскому пролетариату создать свою классовую политическую партию, свободную от влияния буржуазной идеологии.

Публикуемые в томе работы «Создавшаяся обстановка», «Редакционному комитету «Socialiste»», «К годовщине Парижской Коммуны», «О стачке рабочих стекольного завода в Лионе» и другие свидетельствуют о том, с каким глубоким интересом относился Энгельс к борьбе рабочего класса Франции, как помогал он французским пролетариям быстрее оправиться от поражения, нанесенного им разгромом Парижской Коммуны. Считая Францию страной, где «в наиболее резких очертаниях выковывались те меняющиеся политические формы, внутри которых двигалась эта классовая борьба» (предисловие к третьему немецкому изданию работы Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», см. настоящий том, стр. 259), Энгельс приветствовал успехи французских революционных социалистов, в частности успешную деятельность рабочих депутатов в парламенте. Одного появления социалистической фракции, пишет он, «было достаточно для внесения замешательства в ряды всех буржуазных партий» (см. настоящий том, стр. 268). Энгельс оказывал постоянную поддержку французским марксистам в их борьбе с отколовшимся от Рабочей партии оппортунистическим течением поссибилистов. В помещаемом в приложениях к тому памфлете «Международный рабочий конгресс 1889 года», отредактированном Энгельсом, указывалось, что «поссибилисты представляют собой сейчас по существу правительственную партию — министерских социалистов и пользуются всеми выгодами этого положения» (см. настоящий том, стр. 531). Энгельс всемерно помогал французским марксистам превратить Рабочую партию Франции в подлинно пролетарскую массовую социалистическую партию.

С самым пристальным вниманием следил Энгельс за развитием революционного движения в России. Усиление в 80-х годах политической реакции в стране не поколебало уверенности Энгельса в неизбежности народной революции против царизма, которой он по-прежнему придавал огромное значение, подчеркивая, что она будет способствовать ускорению победы европейского рабочего класса. В интервью для американской социалистической газеты «New Yorker Volkszeitung» Энгельс указывает, что революция в России вызвала бы «переворот во всем политическом положении в Европе» (см. настоящий том, стр. 520).

Энгельс был убежден, что революционные силы в России, несмотря на все репрессии и полицейский террор царизма, будут неуклонно расти и играть все более выдающуюся роль в мировом революционном движении. «Россия, это — Франция нынешнего века, — передает его слова Г. А. Лопатин. — Ей законно и правомерно принадлежит революционная инициатива нового социального переустройства» (см. настоящий том, стр. 490). Поддерживая постоянную связь с русскими революционерами, Энгельс приветствовал образование первой русской марксистской группы «Освобождение труда». Он придавал исключительное значение распространению марксизма в России и формированию там революционного пролетариата. С большой похвалой отзывался Энгельс о первых произведениях русских марксистов, посвященных критике народнических взглядов, вел переписку с В. И. Засулич и Г. В. Плехановым, радовался их участию в борьбе за интернациональное сплочение социалистических и рабочих партий.

Ряд произведений и документов, публикуемых в томе, отражают роль Энгельса в укреплении международных революционных связей социалистов различных стран. Энгельс всемерно поддерживал различные формы этих связей: личные контакты, взаимное сотрудничество в социалистической печати, проведение международных кампаний по поводу того или иного события, агитационные поездки в другие страны, наконец, организация в случае необходимости материальной поддержки. Огромное значение придавал Энгельс социалистической печати. Он принимал непосредственное участие в руководстве органом германской социал-демократии газетой «Der Sozialdemokrat», сотрудничал во французской газете «Le So-cialiste», в английских социалистических органах «The Commonweal» и «The Labour Elector», в немецком теоретическом журнале «Die Neue Zeit». Многие помещаемые в томе статьи Энгельса перепечатывались в социалистических органах разных стран. При непосредственном участии Энгельса, а в большинстве случаев и под его редакцией, помимо «Капитала» был осуществлен перевод и издание ряда важнейших произведений научного коммунизма на различных языках: подготовлены французский перевод работы Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта», итальянское, польское и датское издания «Происхождения семьи, частной собственности и государства» и т. д. Исключительно важное значение имело подготовленное при участии Энгельса новое немецкое (1883 г.) и отредактированное им английское (1888 г.) издания «Манифеста Коммунистической партии». В предисловии к английскому изданию этого программного документа марксизма Энгельс с удовлетворением отмечал, что «Манифест» стал «самым распространенным, наиболее международным произведением всей социалистической литературы, общей программой, признанной миллионами рабочих от Сибири до Калифорнии» (настоящий том, стр. 366).

Пока социалистические партии в основных европейских странах не оформились организационно, Энгельс считал преждевременным возрождение Интернационала. Но когда к концу 80-х годов в связи с повсеместным созданием и укреплением социалистических партий, стоящих на платформе марксизма, сложились благоприятные условия для основания нового международного социалистического объединения, Энгельс принял самое энергичное участие в подготовке Международного социалистического рабочего конгресса 1889 г., положившего начало Второму Интернационалу. Именно благодаря его участию потерпели полный крах попытки оппортунистических элементов в лице французских поссибилистов и лидеров английской Социал-демократической федерации захватить руководство международным рабочим движением. Эта деятельность Энгельса находит свое отражение в статье «Поссибилист-ские мандаты», а также в публикуемых в разделе «Приложения» материалах: в письме в редакцию газеты «The Labour Elector», написанном Энгельсом от имени французского социалиста Бонье, в отредактированных им двух памфлетах «Международный рабочий конгресс 1889 года» и в составленных при его участии документах о созыве конгресса.

В томе публикуется несколько работ Энгельса, посвященных борьбе против угрозы войны, милитаризма и гонки вооружений — борьбе, которую Энгельс считал одной из важнейших задач социалистических партий и всего международного рабочего движения. В статье «Политическое положение в Европе», в которой дается анализ международной обстановки во второй половине 1886 г., когда в результате так называемого балканского кризиса и роста шовинизма в Германии и во Франции угроза войны стала особенно острой, Энгельс подчеркивает, что правящие классы европейских государств, готовясь к войне, видят в ней также одно из средств подавления революционного движения. «Перед ними. встает призрак социальной революции, и они знают только одно средство спасения — войну» (см. настоящий том, стр. 326). Энгельс напоминает социалистическим партиям, что их прямая обязанность вести борьбу против развязывания войны. «Социалисты… — пишет он, — заинтересованы в сохранении мира, так как именно им придется оплачивать все издержки войны» (см. настоящий том, стр. 327).

Выдающимся вкладом в разоблачение милитаристской и завоевательной политики является введение Энгельса к брошюре С. Боркхейма «На память ура-патриотам 1806–1807 годов». В этом произведении содержится блестящий, основанный на тщательном анализе глубоких противоречий между европейскими державами прогноз относительно масштабов и последствий будущей войны, подготавливаемой правящими классами. «И это была бы всемирная война невиданного раньше размера, невиданной силы, — пророчески пишет он. — От восьми до десяти миллионов солдат будут душить друг друга и объедать при этом всю Европу до такой степени дочиста, как никогда еще не объедали тучи саранчи. Опустошение, причиненное Тридцатилетней войной, — сжатое на протяжении трех-четырех лет, и распространенное на весь континент, голод, эпидемии, всеобщее одичание как войск, так и народных масс, вызванное острой нуждой, безнадежная путаница нашего искусственного механизма в торговле, промышленности и кредите; все это кончается всеобщим банкротством; крах старых государств и их рутинной государственной мудрости, — крах такой, что короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны; абсолютная невозможность предусмотреть, как это все кончится и кто выйдет победителем из борьбы; только один результат абсолютно несомненен: всеобщее истощение и создание условий для окончательной победы рабочего класса» (см. настоящий том, стр. 361).

Это предвидение Энгельса было охарактеризовано В. И. Лениным как «гениальное пророчество». «Кое-что из того, что предсказал Энгельс, — писал В. И. Ленин в 1918 г. в статье «Пророческие слова», — вышло иначе: еще бы не измениться миру и капитализму за тридцать лет бешено быстрого империалистического развития. Но удивительнее всего, что столь многое, предсказанное Энгельсом, идет, «как по писаному». Ибо Энгельс давал безупречно точный классовый анализ, а классы и их взаимоотношения остались прежние» (В. И. Ленин. Соч., 4 изд., т. 27, стр. 456). Особенно высоко ценил Ленин в этих высказываниях Энгельса о будущей войне его оптимистическую непоколебимую веру в конечную победу рабочего класса и торжество социализма. Поднимая свой голос гневного обличительного протеста против преступной человеконенавистнической политики подготовки и развязывания мировой войны, Энгельс предсказывал, что эта война приведет к краху капиталистического строя.

* * *

В состав настоящего тома включено 5 работ, не вошедших в первое издание Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса: статья Энгельса «Стачка рурских горняков 1889 года», его заметка «О стачке лондонских докеров» (последняя вообще впервые публикуется на русском языке), рукописные наброски «К «Крестьянской войне»», план IV главы брошюры «Роль насилия в истории» и план заключительной части этой главы. Работы, не публиковавшиеся при жизни автора и сохранившиеся в рукописном виде, печатаются в разделе «Из рукописного наследства Ф. Энгельса».

В разделе «Приложения» публикуются работы и документы, в составлении которых принимал участие Энгельс и которые дают дополнительный материал о его теоретической и практической деятельности в данный период. Помимо уже публиковавшихся в первом издании Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса интервью Энгельса для «New Yorker Volkszeitung», поправок Энгельса к программе Североанглийской социалистической федерации, отредактированных им памфлетов «Международный рабочий конгресс 1889 года», воззвания и извещения о созыве Международного социалистического рабочего конгресса в том включен ряд других документов. Впервые на русском языке публикуются статья «Майское восстание 1849 года», написанная П. Лафаргом по материалам Энгельса, и составленное Энгельсом от имени французского социалиста Ш. Бонье письмо в редакцию газеты «Labour Elector». В «Приложения» включены также письмо Г. А. Лопатина М. Н. Ошаниной, содержащее изложение беседы Энгельса с ним, и полный текст статьи «Юридический социализм», написанной согласно замыслу Энгельса и в значительной части им самим.

При работе над текстом публикуемых в томе произведений использованы все их прижизненные издания как на языке оригинала, так и в переводах; важнейшие из разночтений отражены в подстрочных примечаниях. Опечатки и описки в именах собственных, географических названиях, датах и т. д. исправлены на основании проверки фактов. Заглавия работ даны в соответствии с оригиналами. В тех случаях, когда заглавие, отсутствующее в оригинале, дано Институтом марксизма-ленинизма, перед заглавием стоит звездочка.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС

Ф. ЭНГЕЛЬС

МАЙ 1883—ДЕКАБРЬ 1889