Загрузка...



ГЛАВА 18. АРХИЧУДНОЕ 

Вельзевул продолжал следующим образом:

– Причиной моей первой встречи с тем трехмозговым существом, которое впоследствии стало моим сущностным другом и у которого я увидел упомянутые эксперименты с Вездесущим Окиданохом, было следующее:

Чтобы ты лучше представил себе события этого моего рассказа, ты должен прежде всего знать, что в начале моего изгнания в ту солнечную систему мои некоторые сущностно соответствующие друзья, не принимавшие участия в событиях, которые стали причинами моего изгнания, совершили по отношению к моей личности тот священный процесс, который существует во Вселенной под названием «Священный Взнушлитцвал», то есть – посредством другого священного процесса, называемого «Аскалнуазар», – в присутствиях тех трехмозговых существ по отношению к моей личности было внедрено то, что Объективная Наука определяет понятием «Доверяй другому как самому себе».

Так вот, как раз после моего прибытия в солнечную систему Орс, когда я начал посещать ее различные планеты и впервые спустился на поверхность планеты Сатурн, в связи с вышесказанным оказалось, что одно из существ, подвергнувшихся священному действию «Взнушлитцвала» по отношению к моей персоне, было, как там говорят, «харахрахрухри» всех трехмозговых существ, возникающих и существующих на планете Сатурн.

На планете Сатурн «харахрахрухри» называют существо, являющееся единственным главой над всеми другими существами на той планете.

Такие главенствующие существа существуют также на всех других планетах, на которых плодятся трехмозговые существа; они называются по-разному на разных планетах, на твоей планете Земля такой глава называется «царем».

Единственная разница в том, что в то время как во всех остальных местах, даже на всех других планетах этой системы, имеется один такой царь для всей данной планеты, на твоей своеобразной планете Земля для каждой случайно выделившейся группы этих твоих любимцев есть отдельный царь, а иногда даже и несколько.

Так вот.

Когда я впервые спустился на поверхность планеты Сатурн и начал общаться там с трехмозговыми существами, случилось, что на следующий день мне довелось встретиться с самим харахрахрухри планеты Сатурн; и во время нашего так называемого «обмена субъективными мнениями» он предложил мне сделать его собственный «хархури», то есть его собственный дворец, главным местом моего пребывания на их планете.

Я так и сделал.

Итак, мой мальчик, когда мы однажды беседовали просто в соответствии с течением так называемого «процесса бытийного ассоциативного мышления» и случайно коснулись, среди других вещей, вопроса о том, какие странные результаты реализуются в проявлениях особенностей Вездесущего Окиданоха, почтенный харахрахрухри планеты Сатурн сперва упомянул, что один из его ученых подданных-существ по имени Хархарх недавно изобрел для выяснения многих ранее необъясненных свойств этой космической субстанции чрезвычайно интересное приспособление, которое он назвал «рхахарахр», главную демонстрационную часть которого он назвал «хрхахархтцаха».

А далее он предложил устроить, если я пожелаю, все необходимое, чтобы показать мне все эти новые изобретения и дать мне все возможные объяснения относительно них.

В результате всего этого на следующий день в сопровождении одного придворного того почтенного харахрахрухри я отправился к месту существования того горнахура Хархарха, где впервые увидел те новые разъясняющие эксперименты с Вездесущим Окиданохом.

Горнахур Хархарх, который впоследствии, как я уже говорил тебе, стал моим сущностным другом, тогда считался одним из выдающихся ученых среди обычных трехмозговых существ всей Вселенной, и все его констатации, так же как и изобретенные им объясняющие аппараты, были распространены повсюду, и другие ученые существа на различных планетах все больше и больше пользовались ими.

Здесь невредно будет заметить, что я также, благодаря лишь его учености, позже имел в своей обсерватории на планете Марс тот тескуано, который, когда он был окончательно установлен, давал возможность моему зрению видеть или, как говориться, «приближать видимость» отдаленных космических сгущений в 7 285 000 раз.

Строго говоря, именно благодаря этому тескуано моя обсерватория впоследствии считалась одним из лучших сооружений такого рода во всей Вселенной; и важнее всего, что именно с помощью этого тескуано я сам впоследствии мог, даже оставаясь дома на планете Марс, сравнительно легко видеть и наблюдать процессы существования, происходящие на поверхности тех частей других планет той солнечной системы, которые, в соответствии с так называемым «общекосмическим Гармоничным Движением», можно было увидеть бытийным зрением в данный момент.

Когда горнахуру Хархарху сообщили, кто мы и зачем пришли, он приблизился к нам и тотчас же очень любезно начал свои объяснения.

Прежде чем начать излагать его объяснения, думаю, будет нелишне поставить тебя в известность и на будущее, что все мои разговоры с различными трехмозговыми существами, возникающими и существующими на различных планетах той системы, где я был вынужден существовать за «грехи своей молодости», – как, например в данном случае, беседы с этим горнахуром Хархархом, которые я собираюсь пересказать тебе пока мы путешествуем на пространственном корабле «Карнак», – все эти разговоры происходили на языках, еще совсем неизвестных тебе, а иногда даже, между прочим, на таких языках, созвучия которых «неудобоваримы» для восприятия нормальными бытийными функциями, предназначенными для этой цели.

Вот почему, мой мальчик, ввиду всего этого, я не буду повторять эти беседы слово в слово, а передам тебе только их смысл на нашем языке, продолжая, конечно, применять те термины и «специальные названия», или скорее те созвучия, производимые так называемыми «бытийными голосовыми связками», каковыми созвучиями пользуются твои любимцы планеты Земля и каковые теперь стали для тебя, благодаря неоднократному повторению во время моих рассказов о них, привычными и легко понимаемыми.

Да… здесь надо заметить, что слово горнахур употребляется трехмозговыми существами планеты Сатурн из учтивости; они произносят его перед именем того, к кому обращаются.

То же самое у твоих любимцев на планете Земля. Они также добавляют к фамилии каждого человека слово «господин», а иногда целую бессмысленную фразу, выражающую понятие, для которого у нашего почтенного муллы Наср-эддина имеется следующее изречение.

Он говорит так:

«Все же в этом больше реальности, чем в мудрствованиях «специалиста» по мартышкиному труду».

Ну ладно, мой мальчик…

Когда этот, впоследствии мой сущностный друг, горнахур Хархарх узнал, что от него требуется, он пригласил нас знаком приблизиться к одному сделанному им специальному прибору, который, как позже оказалось, он назвал «хрхахархтхцаха».

Когда мы приблизились к упомянутому особому очень странному сооружению, он указал на него определенным пером своего правого крыла и сказал:

«Этот специальный прибор является главной частью всего моего нового изобретения, и именно в нем обнаруживаются и показываются результаты почти всех особенностей Вездесущей Мировой Субстанции Окиданоха"».

И, указывая на все остальные специальные приборы, также находящиеся в «хрх», он добавил:

«Мне удалось получить чрезвычайно важные разъяснения, касающиеся вездесущего и всепроникающего Окиданоха, потому что, благодаря этим отдельным специальным приборам моего изобретения, стало возможно, во-первых, получать все три основные части Вездесущего Окиданоха из всех возможных над – и внутрипланетных процессов и затем искусственно сливать их в одно целое и, во-вторых, также искусственно, разъединять их и выполнять специфические свойства каждой части отдельно в ее проявлениях».

Сказав это, он опять указал на хрхахархтцаху и добавил, что с помощью этого объясняющего аппарата любое обычное существо не только может ясно понять подробности свойств этих трех абсолютно независимых частей – которые по своим проявлениям не имеют ничего общего – всего «Уникального Активного Элемента», особенности которого являются главной причиной всего существующего во Вселенной, но любое обычное существо также может вполне убедиться, что никакие результаты, нормально полученные из процессов, происходящих благодаря этой Вездесущей Мировой Субстанции, никогда не могут быть восприняты существами или ощущаться ими; однако некоторые бытийные функции могут воспринимать только те результаты упомянутых процессов, которые происходят по той или иной причине ненормально, по причинам, идущим извне и исходящим или из сознательных источников, или от случайных механических результатов.

Та часть нового изобретения горнахура Хархарха, которую он сам называл хрхахархтцахой и считал самой важной, по внешнему виду была очень похожа на «тирцикиано», или, как сказали бы твои любимцы, «огромную электрическую лампу».

Внутренность этого особого сооружения была похожа на небольшую комнату с дверью, которую можно было герметически закрывать.

Стены этого оригинального сооружения были сделаны из какого-то прозрачного материала, внешний вид которого напоминал мне то, что на твоей планете называется «стеклом».

Как я узнал позже, главной особенностью этого упомянутого прозрачного материала было то, что, хотя посредством органа зрения существа могли воспринимать сквозь него видимость всевозможных космических сгущений, однако никакие лучи, от каких бы причин они ни возникли, не могли проходить сквозь него, ни изнутри, ни снаружи.

Когда я посмотрел на эту часть этого упомянутого удивительного бытийного изобретения, и смог сквозь его прозрачные стены ясно различить внутри, в центре, то, что по-видимому было столом и двумя стульями; висящую над столом так называемую «электрическую лампочку», а под ним три совершенно одинаковых «предмета», каждый напоминающий «момонодуар».

На столе и рядом с ним стояло или лежало несколько различных аппаратов и инструментов, мне неизвестных.

Позже выяснилось, что упомянутые предметы, находящиеся в этой «хрхахархтцахе», так же как и все, что мы позже должны были надеть, были сделаны из специальных материалов, изобретенных этим горнахуром Хархархом.

Что же касается этих материалов, я немного подробнее объясню в надлежащее время в ходе своего дальнейшего рассказа о горнахуре Хархархе.

Пока же помни, что в огромный хрх, или мастерской, горнахура Хархарха, помимо уже упомянутой хрхахархтцахи, было еще несколько больших самостоятельных приспособлений, и среди них два совершенно особых, которые называются «жизнечаханами» и которые сам горнахур называл «крхррхихирхи».

Интересно отметить, что у твоих любимцев тоже есть что-то вроде этого «жизнечахана» или «крхррхихирхи»; они называют такой аппарат «динамомашиной».

Там также было, отдельно, еще одно самостоятельное приспособление, которое, как потом оказалось, было «солухнорахуной» особой конструкции, или, как сказали бы твои любимцы, «насосом сложной конструкции для выкачивания воздуха до полного вакуума».

Пока я с удивлением осматривал все это, сам горнахур Хархарх приблизился к упомянутому насосу особой конструкции и передвинул одну из его деталей, после чего в насосе начал работать какой-то механизм. Затем он опять приблизился к нам и, показав тем же определенным пером своего правого крыла на самый большой жизнечахан, или крхррхихирхи, или динамо-машину, продолжал далее свои объяснения.

Он сказал:

«С помощью этого особого приспособления сперва «всасываются» отдельно из атмосферы, или какой-нибудь внутри – или надпланетной формации, находящиеся там все три независимые части Вездесущего Активного Элемента Окиданоха и только потом, когда эти отдельные независимые части определенным образом вновь искусственно сливаются в крхррхихирхи в одно целое, Окиданох, теперь уже в своем обычном состоянии, течет и концентрируется там, в том «вместилище», – сказав это, он опять тем же определенным пером показал на нечто, очень напоминающее так называемый «генератор».

И затем оттуда, – сказал он, – Окиданох течет сюда, в другую крхррхихирхи, или динамо-машину, где он подвергается процессу Джартклом, и каждая из его отдельных частей концентрируется там, в тех других вместилищах, – и на этот раз он показал на то, что напоминало «аккумуляторы», – и только тогда я беру из вторых вместилищ, с помощью различных искусственных приспособлений, каждую активную часть Окиданоха отдельно для своих разъяснительных экспериментов.

Сперва я продемонстрирую вам, – продолжал он, – один из результатов, которые получаются, когда, по той или иной причине, одна из активных частей Вездесущего Окиданоха отсутствует во время процесса их «стремления вновь слиться» в целое.

В настоящий момент это специальное сооружение содержит пространство, которое действительно представляет собой абсолютный вакуум, полученный, надо сказать, только, во-первых, благодаря особой конструкции всасывающего насоса и особым свойствам материалов, из которых сделаны инструменты и которые только и могут обеспечить возможность экспериментов в абсолютном вакууме; и, во-вторых, благодаря свойствам и прочности материала, из которого сделаны стены этой части моего нового изобретения».

Сказав это, передвинул другой рычаг и снова продолжал:

«Благодаря перестановке этого рычага в этом вакууме начался процесс, в результате которого в отдельных частях Вездесущего Окиданоха происходят так называемое «стремление снова слиться в целое».

Но поскольку «компетентным разумом» – в данном случае мной – намеренно участие той третьей части Окиданоха, которая существует под названием «Паридхрахатнатиус», искусственно исключено из упомянутого процесса, то этот процесс происходит там сейчас только между двумя его частями, именно, между теми двумя независимыми частями, которые наука именует «анодной» и «катодной». И вследствие этого вместо обязательных закономерных результатов упомянутого процесса теперь реализуется тот незакономерный результат, который существует под названием «результат процесса взаимного уничтожения двух противоположных сил», или, как выражаются обычные существа, «источник искусственного света».

«Стремление снова слиться в целое» двух активных частей Вездесущего Окиданоха, происходящее в данный момент там, в этом вакууме, имеет силу, по подсчетам Объективной Науки, в 3 040 000 так называемых «вольт», и эту силу показывает стрелка вон на том специальном приборе».

Показав на «нечто», очень похожее на аппарат, также существующий на твоей планете и называемый там «вольтметром», он сказал:

«Одно преимущество этого моего нового изобретения для демонстрации данного явления заключается в том, что, несмотря на необычайную силу процесса «силы стремления», сейчас происходящего там, так называемые «вибрации салничицинуарного движения», которое большинство существ считает также «лучами» и которые должны получаться и исходить из этого процесса, не исходят из места своего возникновения, то есть из этого сооружения, в котором выясняются особенности Вездесущего Окиданоха.

И для того чтобы существа, находящиеся вне этой части моего изобретения, могли тем не менее также иметь возможность выяснить силу данного процесса, я намеренно сделал состав материала стены в одном месте таким, что он имеет способность пропускать сквозь себя упомянутые «вибрации салничицинуарного движения», или «лучи"».

Сказав это, он подошел ближе к хрхахархтцахе и нажал какую-то кнопку. В результате вся огромная хрх, или «мастерская», внезапно так сильно осветилась, что наши органы зрения на время перестали функционировать и только после того, как прошло значительное время, мы с большим трудом смогли поднять веки и оглядеться.

Когда мы пришли в себя и горнахур Хархарх передвинул еще один рычаг, в результате чего все окружающее пространство снова приняло свой прежний обычный вид, он сначала, своим обычным ангельским голосом, снова обратил наше внимание на «вольтметр», стрелка которого постоянно была на одной и той же отметке, а затем продолжал:

«Вы видите, что, хотя процесс столкновения двух противоположных составных частей Вездесущего Окиданоха, имеющих «силу стремления» одинаковой мощности, еще продолжается и часть поверхности этого сооружения, которая обладает способностью пропускать упомянутые «лучи», еще открыта, однако, несмотря на все это, больше нет того явления, которое обычные существа определяют выражением «источники искусственного света».

И этого явления больше нет там только потому, что, когда я в последний раз передвинул определенный рычаг, я ввел в процесс столкновения двух составных частей Окиданоха поток третьей независимой части Окиданоха, которая начала в определенном соотношении сливаться со своими остальными двумя частями, вследствие чего результат, полученный от такого слияния трех составных частей Вездесущего Окиданоха, – в отличие от процесса незакономерного слияния его двух частей – не может быть воспринят никакими бытийными функциями существ».

После всех этих своих объяснений горнахур Хархарх предложил мне отважиться войти с ним в саму демонстрационную часть его нового изобретения, чтобы я там внутри своими глазами увидел многие специфические проявления Вездесущего и Всепроникающего Активного Элемента.

Конечно, долго не раздумывая, я сразу решился и дал свое согласие.

А решился я сразу главным образом потому, что ожидал получить в своем существе неизгладимое «объективно сущностное удовлетворение».

Когда этот мой будущий сущностный друг получил мое согласие, он тотчас же дал необходимые указания одному из своих помощников.

Оказалось, что для осуществления того, что он предлагал, сначала нужно было сделать различные приготовления.

Прежде всего, его помощники надели на горнахура Хархарха и на меня специальные очень тяжелые костюмы, напоминающие то, которые твои любимцы называют «водолазными костюмами», но со множеством выступающих головок «болтов»; и, когда эти чрезвычайно странные костюмы были на нас надеты, его помощники закрутили головки этих болтов в определенном порядке.

На внутренней стороне этих водолазных костюмов на концах болтов оказались специальные пластинки, которые определенным образом прижимались к частям нашего планетарного тела.

Позже мне стало также вполне ясно, что это было необходимо для того, чтобы с нашими планетарными телами не случилась так называемая «тарануранура», или, иначе говоря, для того чтобы наши планетарные тела не разлетелись бы на мелкие кусочки, что обычно происходит со всякими над – и внутрипланетными формациями, когда они попадают в абсолютно безвоздушное пространство.

Вдобавок к этим специальным костюмам нам надели на головы «нечто», напоминающее так называемый «водолазный шлем», но с очень сложными так называемыми «соединителями», которые выступали из шлема.

Один из этих соединителей, называемый «хархринхрарх», что означает «поддерживатель пульсации», представлял собой нечто длинное, похожее на резиновую трубку. Один конец его посредством сложных приспособлений на самом шлеме был герметически прикреплен к соответствующему месту шлема для дыхательных органов, в то время как другой конец, после того как мы уже вошли в эту странную хрхахархтцаху, был привинчен там к прибору, который был в свою очередь соединен с тем пространством, «присутствие» которого соответствовало второй бытийной пище.

Между горнахуром Хархархом и мной был также специальный соединитель, через который мы могли легко общаться друг с другом, пока находились внутри хрхахархтцахи, из которой воздух был выкачан для создания вакуума.

Один конец этого соединителя также, с помощью приспособлений на шлемах, был определенным образом прилажен к моим так называемым органам «слуха» и «речи», а другой конец был прилажен к тем же органам горнахура Хархарха.

Таким образом, с помощью этого соединителя между моим будущим сущностным другом и мной был установлен, как сказали бы твои любимцы, своеобразный «телефон».

Без этого приспособления мы никак не смогли бы общаться друг с другом, главным образом потому, что горнахур Хархарх был в то время еще существом, имеющим присутствие, усовершенствованное только до состояния, называемого «Священное Инкоцарно»; я существо с таким присутствием не только не может проявлять себя в абсолютно пустом пространстве, но не может даже существовать в нем, даже если искусственно вводить в него продукты всех трех видов бытийной пищи.

Но самым «любопытным» и, как говориться, самым «хитроумным» из всех соединителей, имевшихся там для различных целей на этих странных водолазных костюмах и шлемах, был соединитель, созданный этим великим ученым горнахуром Хархархом для того, чтобы дать возможность «органу зрения» обычных существ воспринимать видимость всевозможных окружающих предметов в «абсолютно пустом пространстве».

Один конец этого удивительного соединителя был определенным образом прилажен, также с помощью приспособлений на шлемах, к нашим вискам, в то время как другой конец присоединялся к так называемому «амскомутатору», который, в свою очередь, был присоединен определенным образом посредством так называемых «проводов» ко всем предметам внутри хрхахархтцахи, так же как и к предметам снаружи, именно к тем предметам, которые было необходимо видеть во время экспериментов.

Здесь очень интересно отметить, что к каждому концу этого приспособления – творения почти невероятного для обычного разума трехмозгового существа – были подведены два самостоятельных соединителя, также из проводов, и по ним извне текли так называемые особые магнитные потоки.

Как потом мне подробно объяснили, эти соединители и упомянутые особые «магнитные потоки» были, по-видимому, созданы этим истинно великим ученым горнахуром Хархархом для того, чтобы присутствия ученых трехмозговых существ – даже не усовершенствованных до Священного Инкоцарно – могли, благодаря одному свойству «магнитного потока», «отражаться» для их собственных сущностей и чтобы, благодаря другому свойству этого потока, присутствие упомянутых предметов также могло бы «отражаться», вследствие чего восприятие реальности упомянутых предметов могло осуществляться их несовершенными органами бытийного зрения в вакууме, не содержит ни одного из этих факторов или тех результатов различных космических сгущений, получивших такие вибрации, от реализации которых лишь и возможно функционирование какого бы то ни было бытийного органа.

Приладив на нас упомянутые очень тяжелые приспособления, дающие возможность существам существовать в неподходящей для них среде, помощники этого, уже тогда великого вселенского ученого горнахура Хархарха опять с помощью специальных приспособлений поместили нас в саму хрхахархтцаху; и, прикрутив все свободные концы соединителей, выступающие из нас, к соответствующим приспособлениям в самой хрхахархтцахе, вышли и герметически закрыли за собой единственный путь, которым еще можно было, если это вообще было возможно, общаться с тем, что называется «всем миром».

Когда мы остались одни в самой хрхахархтцахе, горнахур Хархарх, повернув там один из так называемых «выключателей», сказал:

«Работа «насоса» уже началась, и скоро он выкачает отсюда все без исключения результаты тех космических процессов, какими бы они были, совокупность результатов которых является основой и смыслом, так же как и самим процессом, поддержания существования всего сущего в этом «всем мире"».

И он добавил полусаркастическим тоном:

«Скоро мы будем абсолютно изолированы от всего существующего и функционирующего во всей Вселенной; но, с другой стороны, благодаря, во-первых, моему новому изобретению и, во-вторых, уже достигнутому нами знанию, у нас есть теперь не только возможность вернуться в упомянутый мир, снова стать частицей всего существующего, но мы также скоро удостоимся стать безучастными свидетелями некоторых этих мировых законов, которые для обычных непосвященных трехмозговых существ являются так называемыми «великими непостижимыми тайнами Природы», но которые в действительности есть лишь естественные и очень простые результаты, «автоматически вытекающие один из другого"».

Пока он говорил, можно было чувствовать, что этот насос – еще одна, также очень важная, часть всего его нового изобретения – превосходно осуществлял работу, предназначенную ему этим разумным существом.

Чтобы дать тебе возможность представить себе и лучше понять совершенство также и этой части всего этого нового изобретения горнахура Хархарха, я должен непременно рассказать тебе также о следующем:

Хотя я лично, будучи трехмозговым существом, много раз прежде имел случай, по некоторым совершенно особым причинам, бывать в безвоздушных пространствах и должен был существовать, иногда длительное время, с помощью лишь одной Священной «Кримбулацумары»; и хотя от частого повторения в моем присутствии образовалась привычка перемещаться из одной сферы в другую постепенно и почти не испытывать неудобства от изменения в присутствии «второй бытийной пищи», происходящего от присутствий космических веществ, претерпевающих трансформацию и которые всегда находятся вокруг как больших, так и малых космических сгущений; а также, хотя сами причины моего возникновения и последующего процесса моего бытийного существования были устроены совершенно особым образом, вследствие чего различные бытийные функции, содержащиеся в моем общем бытийном присутствии, в силу необходимости постепенно стали также особыми, однако, тем не менее, несмотря на все это, выкачивание воздуха упомянутым «насосом» происходило тогда с такой силой, что на отдельных частях всего моего присутствия запечатлелись такие ощущения, что даже теперь я могу очень ясно почувствовать, как протекало мое состояние в то время и описать его тебе почти во всех подробностях.

Это чрезвычайно странное состояние началось во мне вскоре после того, как горнахур Хархарх высказался в полусаркастическом тоне о нашем предстоящем положении.

Во всех моих трех «бытийных центрах» – именно, в трех центрах, локализованных в присутствии каждого трехмозгового существа и существующих под названиями «Мыслительный», «Чувствующий» и «Двигательный» центры, – начали восприниматься, отдельно и независимо в каждом из них, очень странным и необычным образом, весьма определенные впечатления, что в отдельных частях всего моего планетарного тела происходит самостоятельный процесс священного «Раскуарно» и что которые составляют присутствие этих частей, протекают «напрасно».

Сначала моя так называемая «инициатива констатации» происходила обычным образом, то есть в соответствии с так называемым «центром тяжести ассоциативного переживания», но потом, когда эта инициатива констатация всего происходящего во мне постепенно и почти неощутимо стала функцией лишь моей сущности, последняя не только стала единственным всеохватывающим инициатором констатации всего, происходящего во мне, но и все, не исключая того, что только что происходило, начало восприниматься этой моей сущностью и фиксироваться в ней.

С того момента, как моя сущность начала воспринимать впечатления непосредственно и констатировать это независимо от того, что происходит, в моем общем присутствии полностью, так сказать, разрушались сначала части моего планетарного тела, а затем, мало-помалу, также локализации «второго» и «третьего» бытийных центров. В то же время определенно сложилась констатация, что функция этих последних центров постепенно перешла к моему «мыслительному центру» и стала свойственной ему, с тем результатом, что «мыслительный центр» с увеличением силы своего функционирования стал «единственным мощным воспринимателем» всего, осуществляемого вне его, и автономным инициатором констатирования всего, происходящего во всем моем присутствии, равно как и вне его.

Пока во мне происходило это странное и, для моего тогдашнего разума, еще непостижимое бытийное переживание, сам горнахур Хархарх был занят тем, что переключал «рукоятки» и «переключатели», каковых было очень много по краям стола, где мы находились.

Все это мое бытийное переживание изменил инцидент, происшедший с самим горнахуром Хархархом, и в моем общем присутствии возобновилось обычное «внутреннее бытийное переживание».

Случилось следующее:

Горнахур Хархарх со всеми этими необычайно тяжелыми приспособлениями, которые были также надеты и на него, вдруг оказался на некоторой высоте над стулом и начал барахтаться, как говорит наш дорогой мулла Наср-эддин, «подобно щенку, упавшему в глубокий пруд».

Как потом оказалось, мой друг горнахур Хархарх, переключая упомянутые рукоятки и переключатели, допустил ошибку и сделал некоторые части своего планетарного тела более напряженными, чем было необходимо. В результате, его присутствие, вместе со всем, что было на нем, получило толчок и также приобрело кинетическую энергию, созданную этим толчком, и, из-за происходящего в его присутствии «ритмичного» принятия «второй бытийной пищи» и отсутствия в том абсолютно пустом пространстве какого бы то ни было сопротивления, он начал парить или, как я уже сказал, барахтаться «подобно щенку, упавшему в глубокий пруд».

Произнеся это с улыбкой, Вельзевул умолк; немного погодя он сделал левой рукой очень странный жест и, с несвойственной его голосу интонацией, продолжал:

– По мере того как я постоянно вспоминаю и рассказываю тебе обо всем этом, касающемся событий теперь уже давно минувшего периода моего существования, во мне возникает желание сделать тебе откровенное признание – именно тебе, одному из моих прямых наследников, который должен неизбежно представлять собой итог всех моих деяний за все периоды процесса моего прошлого бытийного существования, – а именно, я хочу искренне признаться тебе, что, когда моя сущность, при участии ей одной подчиненных частей моего присутствия, самостоятельно решила принять личное участие в тех научных разъяснительных экспериментах с демонстрационной частью нового изобретения горнахура Хархарха, и я вошел в эту демонстрационную часть без малейшего принуждения со стороны, все же, несмотря на все это, моя сущность позволила закрасться в мое существо и развиться рядом с моими упомянутыми странными переживаниями преступно-эгоистичному беспокойству относительно безопасности моего личного существования.

Однако, мой мальчик, для того чтобы ты в этот момент не слишком огорчался, нелишне добавить, что это случилось со мной тогда в первый и в последний раз за все периоды моего бытийного существования.

Но, пожалуй, пока лучше не затрагивать вопросов, представляющих интерес лишь исключительно для нашей семьи.

Давай-ка лучше вернемся к начатому мной рассказе о Вездесущем Окиданохе и моем сущностном друге горнахуре Хархархе, который, между прочим, одно время считался повсюду среди обычных трехмозговых существ «великим ученым», а сейчас, хотя он еще продолжает существовать, не только не считается «великим», но, благодаря своему собственному результату, то есть своему собственному сыну, стал тем, кого наш дорогой мулла Наср-эддин назвал бы «бывший», или, как он иногда говорит в таких случаях, «он уже сидит в старой американской галоше».

Так вот, барахтаясь, горнахур Хархарх с большим трудом и лишь посредством особого и очень сложного маневра наконец сумел опустить свое планетарное тело, обремененное различными необычайно тяжелыми приспособлениями, опять на стул, и на этот раз он закрепил его с помощью специальных винтов, имевшихся на стуле для этой цели; и когда мы оба более или менее устроились и между нами стало возможно общение с помощью упомянутых искусственных соединителей, он сперва обратил мое внимание на те висящие над столом аппараты, которые, как я говорил тебе, очень похожи на момонодуары.

При близком рассмотрении все они были одинаковыми по виду и служили тремя одинаковыми «патронами», из концов каждого из которых выступали «угольные электроды», какие обычно имеются в аппаратах, которые твои любимцы называют «электрическими дуговыми лампами».

Обратив мое внимание на эти три, похожие на патроны, момонодуары, он сказал:

«Каждый из этих внешне похожих аппаратов соединен прямо с теми вторыми вместилищами, которые я показывал вам, когда мы были еще снаружи, и в которых, после искусственного Джартклома, собирается в общую массу каждая из активных частей Окиданоха.

Я приспособил эти три самостоятельных аппарата таким образом, что там, в этом абсолютно пустом пространстве, мы можем получать из этих вторых вместилищ для требуемого эксперимента столько, сколько хотим, каждой активной части Окиданоха в чистом состоянии, и мы также можем по желанию изменять силу «стремления вновь слиться в целое», которое приобретается в них и которое свойственно им соответственно степени плотности концентрации массы.

И здесь, в этом абсолютно пустом пространстве, я прежде всего покажу вам то самое незакономерное явление, которое мы недавно наблюдали, находясь вне того места, где оно происходило. А именно, я опять продемонстрирую вам это Всемирное явление, которое происходит, когда, после закономерного Джартклома, отдельные части всего Окиданоха встречаются в пространстве вне места закономерного возникновения и, без участия одной части, «стремятся вновь слиться в целое"».

Сказав это, он сначала закрыл ту часть поверхности хрхахархтцахи, состав которой имел свойство пропускать сквозь себя «лучи», затем он повернул два выключателя и нажал какую-то кнопку, в результате чего лежавшая на том столе маленькая пластинка, сделанная из какой-то особой мастики, автоматически двинулась по направлению к упомянутым угольным электродам; и затем, опять обратив мое внимание на амперметр и вольтметр, он добавил:

«Я опять впустил поток частей Окиданоха, именно анодную и катодную, имеющих равную силу «стремления вновь слиться"».

Когда я посмотрел на амперметр и вольтметр и в самом деле увидел, что их стрелки сдвинулись и остановились на тех же цифрах, которые я отметил в первый раз, когда мы были еще не в хрхахархтцахе, я был очень удивлен, так как, несмотря на показания стрелки и объяснения самого горнахура Хархарха, не заметил и не ощутил никакого изменения в степени моего восприятия видимости окружающих предметов.

Поэтому, не дожидаясь его дальнейших объяснений, я спросил его:

«Но же нет никакого результата от этого незакономерного «стремления вновь слиться в целое» частей Окиданоха?»

Прежде чем ответить на этот вопрос, он выключил единственную лампу, которая работала от специального магнитного тока. Мое удивление выросло еще больше, потому что, несмотря на мгновенно наступившую тьму, сквозь стены хрхахархтцахи можно было ясно видеть, что стрелки амперметра и вольтметра еще стоят на своих прежних местах.

Только после того как я несколько освоился с такой удивительной констатацией, горнахур Хархарх сказал:

«Я уже говорил Вам, что состав материала, из которого сделаны стены этого сооружения, в котором мы находились в данный момент, обладает способностью не пропускать никаких вибраций, из какого бы источника они ни возникали, за исключением определенных вибраций, возникающих от находящихся вблизи сгущений; и эти последние вибрации могут восприниматься органами зрения трехмозговых существ, и то, конечно, только нормальных существ.

Более того, в соответствии с законом, называемым «Гетератогетар», «вибрации салничицинуарного движения», или «лучи», приобретают способность воздействовать на органы восприятия существ только после того, как они перешли предел, определяемый наукой в следующей форме: «результат проявления пропорционален силе стремления полученного от толчка».

И поэтому, поскольку данный процесс столкновения двух частей Окиданоха имеет силу огромной мощности, результат столкновения проявляется гораздо дальше места его возникновения.

Теперь смотрите!»

Сказав это, он нажал какую-то другую кнопку, и внезапно вся внутренность хрхахархтцахи наполнилась таким же ослепительным светом, который, как я уже рассказывал тебе, я видел, когда был вне хрхахархтцахи.

Оказалось, что упомянутый свет получился потому, что, нажав эту кнопку, горнахур Хархарх опять открыл ту часть стены хрхахархтцахи, которая имела свойство пропускать «лучи».

Как он объяснил дальше, свет был лишь следствием результата «стремления вновь слиться в целое» частей Окиданоха, происходящего в том абсолютно пустом пространстве внутри хрхахархтцахи и проявляющегося благодаря так называемому «отражению» извне назад к месту своего возникновения.

После этого он продолжал следующим образом:

«Теперь я продемонстрирую вам, как и какими сочетаниями процессов Джартклома и «стремления вновь слиться в целое» активных частей Окиданоха в планетах возникают из так называемых «минералов», составляющих их внутреннее присутствие, определенные формации разных плотностей, как например, «минералоиды», «газы», «металлоиды», «металлы» и т. д.; как эти последние позднее превращаются, вследствие этих же самых факторов, друг в друга; и как вибрации, происходящие из этих превращений, составляют как раз ту «совокупность вибраций», которая создает для самих планет возможность устойчивости в процессе, называемом «Общесистемное гармоничное движение».

Для своих предполагаемых демонстраций я должен получить, как всегда, необходимые материалы извне, которые мои ученики дадут мне посредством заранее предусмотренных мною приспособлений».

Интересно заметить, что пока говорил, он в то же время постукивал своей левой ногой по «чему-то», очень похожему на то, что твои любимцы называют знаменитым передатчиком Морзе – знаменитым, надо сказать, конечно, только на планете Земля.

А немного позже из нижней части хрхахархтцахи медленно поднялось что-то маленькое, похожее на коробку, также с прозрачными стенками, внутри которой, как оказалось позже, были определенные минералы, металлоиды, металлы и разные газы в жидком и твердом состояниях.

Затем с помощью различных приспособлений, находящихся на одной стороне стола, он прежде всего путем сложных манипуляций вынул из этой коробки немного так называемой «красной меди» и положил ее на упомянутую пластинку, затем сказал:

«Этот металл есть определенная планетарная кристаллизация и является одной из плотностей, требующихся для упомянутой устойчивости процесса, называемым «Общесистемным гармоничным движением». Он является формацией, созданной предшествующими процессами действия частей Вездесущего Окиданоха, и в настоящий момент я хочу дать возможность протекать последующей трансформации этого металла искусственно и ускоренно с помощью особенностей этих же факторов.

Я хочу искусственно помочь эволюции и инволюции его элементов в сторону возрастания плотности или, напротив, в сторону их превращения снова в первоначальное состояние.

Чтобы сделать для Вас яснее картину разъяснительных экспериментов, я нахожу, что должен сначала сообщить Вам, хотя бы вкратце о своих первых личных научных выводах, касающихся очевидности причин и условий, благодаря которым в самих планетах происходит кристаллизация отдельных частей Окиданоха в те или другие упомянутые определенные формации.

Очевидно, прежде всего, из любого незакономерного Джартклома Вездесущего Окиданоха, который находится в присутствиях всех планет, его отдельные части локализуются в среде той части присутствия планеты, то есть в том минерале, который был в данный момент в том месте, где произошел упомянутый незакономерный Джартклом.

И поэтому, если так называемая «вибрация плотности элементов упомянутой среды» имеет «родство с вибрацией» упомянутой активной части Вездесущего Окиданоха, то, в соответствии со Всемирным законом, называемым «Симметричное вхождение», эта активная часть сливается с присутствием упомянутой среды и становится ее неотъемлемой частью. И с этого момента данные части Вездесущего Окиданоха, вместе с упомянутыми элементами упомянутой среды, представляют собой соответствующие плотности, требующиеся планетам, то есть различные виды металлоидов или металлов, как например, помещенный мной в эту сферу металл, в котором сейчас по моему желанию будет искусственно происходить действие «стремления вновь слиться в целое» частей Окиданоха и который, как я уже сказал, существует под названием красная медь.

И далее, возникнув в планетах таким образом, упомянутые различные металлоиды и металлы затем начинают, в соответствии с общевселенским законом, называемым «Взаимное поедание всего существующего», излучать из своих присутствий результаты своего внутреннего «Обмена веществ», как вообще свойственно всяким возникновениям, в которых участвует Окиданох или какая-нибудь из его активных частей.

Когда упомянутые массы разных плотностей, возникших таким образом в планетах при нормальных окружающих условиях, излучают из своих общих присутствий вибрации, требующиеся для упомянутого «Всемирного закона» «Взаимного поедания всего существующего», то, среди этих разнокачественных вибраций, устанавливается, благодаря основному Всемирному закону «Троемедехфе», взаимодействие.

И результат этого взаимодействия есть главный фактор в постепенном изменении различных плотностей в планетах.

Мои многолетние наблюдения почти полностью убедили меня, что именно благодаря лишь упомянутому взаимодействию и его результатам осуществляется «Устойчивость гармоничного равновесия планет».

Этот металл красная медь, который я поместил в сферу предложенной мною искусственной реализации действия активных частей Окиданоха, имеет в данный момент так называемую «удельную плотность», исчисляемую от единицы плотности священного элемента Теомертмалогос, равную 444, то есть атом этого металла в 444 раза плотнее и во столько же раз менее живителен, чем атом священного Теомертмалогоса.

Теперь смотрите, в каком порядке будут происходить его искусственно ускоренные превращения».

Сказав это, он вначале установил перед моим органом зрения автоматически двигающийся тескуано, а затем включил и выключил несколько выключателей в определенной последовательности; и, пока я смотрел через тескуано, он объяснял мне следующее:

«В этот момент я даю «втечь» всем трем частям Окиданоха в сферу, содержащую этот металл; и так как все три части имеют одинаковую «плотность» и, следовательно, одинаковую «силу стремления», они сливаются в целое в этой сфере, не внося никаких изменений в присутствие металла; и полученный таким образом Вездесущий Окиданох вытекает в своем обычном состоянии через специальное соединение их хрхахархтцахи и снова накапливается в первом вместилище, которое Вы уже видели.

Теперь смотрите!

Я намеренно увеличиваю силу стремления только одной из активных частей Окиданоха; например, я увеличиваю силу, называемую катодной. Вследствие этого, Вы видите, как элементы, составляющие присутствие этой красной меди, начинают инволюционировать в стороны качества веществ, составляющих обычные присутствия планет».

Объясняя это, он в то же время включал и выключал в определенной последовательности разные выключатели.

Хотя, мой мальчик, я смотрел очень внимательно на все происходящее, и все, что видел, запечатлелось в моей сущности «пестолнутиарно», то есть навсегда, тем не менее даже при всем моем желании я бы не смог сейчас описать тебе словами и сотую часть того, что тогда происходило в том небольшом кусочке внутрипланетного образования.

И я не буду пытаться объяснить тебе словами то, что тогда увидел, потому что мне как раз сейчас пришла в голову мысль о возможности вскоре показать все это тебе в действительности, и тогда ты также сможешь стать свидетелем такого странного и удивительного космического процесса.

Но пока я хочу тебе сказать, что в том кусочке красной меди происходило нечто, несколько напоминающее те устрашающие картины, которые я наблюдал с Марса через свой тескуано у твоих любимцев на планет Земля.

Я сказал «несколько напоминающее» потому, что то, что иногда происходило у твоих любимцев, имело видимость, доступную наблюдению лишь вначале, тогда как в кусочке красной меди видимость была непрерывной до окончательного завершения трансформации.

Можно провести грубую параллель между тем, что иногда происходит на твоей планете, и тем, что тогда происходило в этом маленьком кусочке меди, если ты представишь себе, что смотришь с большой высоты на большую площадь, где тысячи твоих любимцев, охваченных сильнейшей формой своего основного психоза, уничтожают всевозможными изобретенными ими самими средствами существование друг друга и на месте людей мгновенно появляются так называемые их «трупы», которые, вследствие зверств, совершаемых над ними еще не уничтоженными существами, очень заметно изменяются в цвете, в результате чего общая видимость поверхности упомянутой большой площади постепенно меняется.

Затем, мой мальчик, этот впоследствии мой сущностный друг, горнахур Хархарх, включая и выключая втекание трех активных частей Окиданоха и изменяя их силу стремления, также изменял плотность элементов упомянутого металла и тем самым превращал красную медь во все другие, также определенные, внутрипланетные металлы более низкой или более высокой степени живительности.

И здесь для объяснения странности психеи заинтересовавших тебя трехмозговых существ очень важно и интересно отметить, что, в то время как горнахур Хархарх с помощью своего нового изобретения производил искусственно и намеренно эволюцию и инволюцию плотности и живительности элементов красной меди, я очень ясно заметил, что этот металл превратился однажды на упомянутой пластине именно в тот определенный металл, над которым горе-ученые твоей планеты мудрствовали на протяжении почти всего своего возникновения и существования в надежде превратить другие металлы в этот металл и, таким образом, постоянно сбивали с пути своих уже и так достаточно заблудших братьев.

Этот металл называется там «золотом».

Золото это не что иное, как металл, который мы называем «пртцатхалавр», удельный вес которого, считая от элемента священного Теомертмалогоса, равен 1439; то есть его элемент в три с лишним раза менее живителен, чем элемент металла красная медь.

Почему я вдруг решил не пытаться объяснить тебе подробно словами все то, что тогда происходило в куске упомянутой красной меди, учитывая мое предположение, что возможно скоро я покажу тебе в определенных внутренних формациях процессы различных комбинаций проявлений активных частей Окиданоха, так это потому, что я вдруг вспомнил всемилостивейшее обещание, данное мне Его Четвертьдержительством, Величайшим Архихерувимом Пештвогнером.

И это всемилостивейшее обещание было дано мне, когда я вернулся из изгнания и должен был представиться прежде всего Его Четвертьдержительству, Архихерувиму Пештвогнеру, и пал ниц, чтобы дать ему так называемую «Сущностную Священную Алямизурнакалу».

Это я должен был сделать из-за тех же грехов своей молодости. И я был обязан сделать так потому, что, когда я был прощен ЕДИНОСУЩИМ ЕГО БЕСКОНЕЧНОСТЬЮ и мне было позволено вернуться в свою родную страну, определенные Священные Индивидуумы решили потребовать от меня на всякий случай совершения над моей сущностью этого священного процесса, для того чтобы я не проявлял себя как в дни юности и для того чтобы таким образом не случилось опять то же самое в разуме большинства индивидуумов, обитающих здесь, в центре Великой Вселенной.

Ты, возможно, еще не знаешь, что значит «Сущностная Священная Алямизурнакала»? Позже я объясню это тебе подробно, а пока просто воспользуюсь словами нашего дорогого муллы Наср-эддина, который объясняет этот процесс как «дать честное слово не совать свой нос в дела властей».

Короче говоря, когда я представился Его Четвертьдержительству, он соблаговолил спросить меня, помимо прочего, взял ли я с собой все бытийные изделия, которые интересовали меня и которые я собрал с различных планет той солнечной системы, где я существовал во время своего изгнания.

Я ответил, что взял почти все, за исключением тех громоздких аппаратов, которые мой друг горнахур Хархарх построил для меня на планете Марс.

Он тотчас же обещал распорядиться, чтобы все, что я укажу, привезли при первой же возможности во время следующего рейса пространственного корабля «Вездесущий».

Вот почему, мой мальчик, я надеюсь, что все необходимое будет доставлено на нашу планету Каратаз, так что, когда мы вернемся туда, ты сможешь увидеть все это своими собственными глазами и я смогу объяснить все подробно на практике.

А пока во время нашего путешествия здесь, на пространственном корабле «Карнак», я расскажу тебе, как уже обещал, по порядку о своих спусках туда на твою планету, а также о причинах так называемых «появлений там лично».