Загрузка...



ГЛАВА 19. РАССКАЗ ВЕЛЬЗЕВУЛА О СВОЕМ ВТОРОМ СПУСКЕ НА ПЛАНЕТУ ЗЕМЛЯ 

Вельзевул начал так:

– Я спустился на твою планету Земля во второй раз лишь через одиннадцать их столетий после своего первого спуска туда.

Вскоре после моего первого спуска на поверхность той планеты с ней произошла вторая серьезная катастрофа; но эта катастрофа была местного характера и не угрожала бедствием большого космического масштаба.

Во время этой второй серьезной катастрофы на этой планете континент Атлантида, который был самым большим континентом и главным местом бытийного существования трехмозговых существ той планеты в период моего первого спуска, был поглощен, вместе с другими большими и малыми участками суши, внутрь планеты со всеми существовавшими на нем трехмозговыми существами, а также почти со всем, чего они достигли и что приобрели за многие свои предшествующие столетия.

На их месте внутри планеты затем появились другие участки суши, образовавшие другие континенты и острова, большинство из которых еще существует.

На этом-то упомянутом континенте Атлантида был расположен город Самлиос, где – помнишь, я однажды говорил тебе – существовал тот наш молодой соотечественник, из-за которого имел место мой первый «личный спуск».

Во время упомянутого второго большого бедствия, случившегося на той планете, многие из заинтересовавших тебя трехмозговых существ выжили благодаря многим и разным событиям, и их теперь уже чрезвычайно размножившееся потомство произошло именно от них.

Ко времени моего второго личного спуска они уже размножились так сильно, что плодились опять почти на всех вновь образовавшихся участках суши.

А что касается вопроса, какие именно закономерные причины вызвали это их чрезмерное размножение, ты это также поймешь в ходе моих дальнейших рассказов.

Ты может быть также, вероятно, заметил здесь в связи с этой земной катастрофой кое-что в отношении трехмозговых существ нашего собственного племени; именно, почему все существа нашего собственного племени, существовавшие на той планете во время упомянутой катастрофы, избежали неотвратимого так называемого «апокалиптического конца».

Они избежали его по следующим причинам:

Я однажды тебе рассказывал во время наших прежних бесед, что большинство существ нашего племени, выбравших эту твою планету местом своего существования, существовали во время моего первого спуска главным образом на континенте Атлантида.

Оказывается, что за год до упомянутой катастрофы наша, как она там называется, «партийная пифия» во время пророчества предложила нам всем покинуть континент Атлантида и переселиться на другой небольшой континент неподалеку, где мы должны были существовать на той определенной части его поверхности, которую она указала.

Этот небольшой континент тогда назывался «Грабонтзы», и указанная пифией часть действительно избежала ужасной пертурбации, случившейся тогда со всеми другими частями общего присутствия той злосчастной планеты.

В результате упомянутой пертурбации этот небольшой континент, существующий до сегодняшнего дня под названием «Африка», стал гораздо больше, потому что к нему добавились другие участки суши, появившиеся из водных просторов планеты.

Таким образом, мой мальчик, партийная пифия там сумела предупредить существ нашего племени, вынужденных существовать на той планете, и тем самым спасти их, как я уже рассказал тебе, от неотвратимой «апокалиптической судьбы» лишь благодаря особому бытийному свойству, которое, между прочим, существо может приобрести лишь намеренно, посредством так называемой бытийной парткдолг-обязанности, о которой я расскажу тебе позже.

Я спустился лично на поверхность этой планеты во второй раз по причинам, проистекающим из следующих событий.

Однажды еще на планете Марс, мы получили на центре эфирограмму, извещающую о предстоящем новом появлении там, на планете Марс, неких Высочайших Священных Индивидуумов; и действительно, не прошло и половины марсианского года, как там появилось несколько Архангелов, Ангелов, Херувимов и Серафимов, большинство из которых были членами той Высочайшей Комиссии, которая уже появлялась на нашей планете Марс во время первой большой катастрофы на той твоей планете.

Среди этих Высочайших Священных Индивидуумов опять был Его Ортодоксальность, Ангел – теперь уже Архангел – Луисос, о котором, помнишь, я недавно говорил тебе, что во время первой большой катастрофы на планете Земля он был одним из главных упорядочивателей в деле отведения последствий того общекосмического бедствия.

Так-то, мой мальчик! На следующий день после этого второго появления упомянутых Священных Индивидуумов Его Ортодоксальность, в сопровождении одного из Серафимов, своего второго помощника, явился ко мне домой.

Совершив вместе со мной благодарственную молитву и после заданных мною нескольких вопросов относительно Великого Центра, Его Ортодоксальность затем соблаговолил сообщить мне помимо прочего, что после столкновения кометы Кондур с планетой Земля он или другие ответственные космические Индивидуумы, управляющие делами «Гармоничного Миросуществования», часто спускались в эту солнечную систему, чтобы наблюдать за реализацией тех мер, которые они приняли для того, чтобы отвести последствия того общекосмического несчастного случая.

«И спустились мы, – продолжал Его Ортодоксальность, – потому, что, хотя мы тогда приняли все возможные меры и всех заверили, что все будет в полном порядке, сами мы, однако, не были полностью убеждены, что там не произойдет какой-нибудь непредвиденной неожиданности.

Наши опасения подтвердились, хотя, «слава Случаю», это произошло не в серьезной форме, то есть не в общекосмическом масштабе, так как эта новая катастрофа затронула только саму планету Земля.

Эта вторая катастрофа на планете Земля, – продолжал Его Ортодоксальность, – произошла из-за следующего:

Когда во время первого бедствия от этой планеты отделились два значительных обломка, тогда по некоторым причинам так называемый «центр тяжести» всего ее присутствия не успел сразу же переместиться в соответствующее новое место, в результате чего до самой второй катастрофы эта планета существовала с неправильно расположенным «центром тяжести», вследствие чего ее движение на протяжении этого времени не было «соразмерно гармоничным» и как внутри нее, так и на ней часто происходили различные потрясения и значительные перемещения.

Но упомянутая вторая катастрофа произошла недавно, когда центр тяжести планеты, наконец, переместился в ее настоящий центр.

Но теперь, – добавил Его Ортодоксальность с оттенком самоудовлетворения, – существование этой планеты будет вполне нормальным в плане общекосмической гармонии.

Эта вторая катастрофа на планете Земля в конце концов совсем успокоила, а также убедила нас, что из-за этой планеты больше не произойдет катастрофы большого масштаба.

Теперь не только сама эта планета опять обрела нормальное движение в общекосмическом равновесии, но и два ее отделившихся обломка, которые как я уже говорил тебе, теперь называются Луна и Анулиос, также обрели нормальное движение и стали, хотя и небольшими, однако самостоятельными «кофеншарными», то есть дополнительными, планетами этой солнечной системы Орс».

Подумав немного, Его Ортодоксальность затем сказал мне:

«Ваше Преподобие, я явился к вам как раз с целью обсудить дальнейшее благополучие большого осколка той планеты, который существует в настоящее время под названием Луна.

Этот осколок, – продолжал Его Ортодоксальность, – не только стал самостоятельной планетой, но на нем теперь также начался процесс образования атмосферы, которая необходима для каждой планеты и служит для осуществления Величайшего общекосмического Трогоавтоэгократа.

А сейчас, Ваше Преподобие, нормальный процесс образования упомянутой атмосферы на этой маленькой, непредвиденно возникшей планете задерживается нежелательным обстоятельством, причиной которого являются трехмозговые существа, возникшие и существующие на планете Земля.

И именно в связи с этим я решил обратиться к вам, Ваше Преподобие, и просить вас согласиться взять на себя во Имя ЕДИНОСУЩЕГО ТВОРЦА задачу попытаться избавить нас от необходимости прибегнуть к некоему крайне священному процессу, неподобающему трехмозговым существам, и устранить это нежелательное явление каким-нибудь обычным путем через «бытийный разум», имеющийся в их присутствиях».

И в своих дальнейших подробных объяснениях Его Ортодоксальность затем сказал, среди прочего, что после второй катастрофы на Земле случайно выжившие двуногие трехмозговые существа опять размножились; что теперь весь процесс их бытийного существования был сосредоточен на другом, вновь образовавшемся также большом континенте под названием «Ашхарх»; что на этом-то большом континенте «Ашхарх» только что сложились три самостоятельные большие группы, первая из которых существовала в местности, называвшейся тогда «Тиклямиш», вторая – в месте, называвшемся «Маралплейси», и третья – в еще существующей местности, тогда называвшейся «Страна Жемчуга»; и что в общей психее существ, принадлежащих ко всем этим трем группам, образовались некие своеобразные «хаватверноны», то есть определенные психические стремления, совокупность процесса каковых общекосмических стремлений они сами называли «религией».

«Хотя эти хаватверноны, или религии, не имеют ничего общего друг с другом, – продолжал Его Ортодоксальность, – все же, тем не менее, в этих их своеобразных религиях среди существ всех трех групп очень широко распространен один и тот же обычай, называющийся у них «жертвоприношениями».

И этот их обычай основан на представлении, додуматься до которого может единственно только их странный разум, что, если они будут уничтожать существование существ других форм в честь своих богов и идолов, то эти их воображаемые боги и идолы найдут это очень, очень приятным и будут всегда и во всем обязательно помогать им и способствовать осуществлению всех их фантастических и диких прихотей.

Этот обычай в настоящее время так широко распространен там и уничтожение существования существ различных форм с этой преступной целью достигло таких размеров, что имеется уже излишек «священного аскокина», требующегося от планеты Земля для ее прежних частей, то есть избыток тех вибраций, которые возникают во время священного процесса «Раскуарно» существ всех внешних форм, возникающих и существующих на той планете, от которой требуется упомянутое священное космическое возникновение.

Для нормального образования атмосферы вновь возникшей планеты Луны упомянутый избыток священного аскокина уже начал серьезно препятствовать правильному обмену веществ между самой планетой Луна и ее атмосферой, и уже возникло опасение, что, в результате, ее атмосфера может образоваться неправильно и позже стать помехой гармоничному движению всей системы Орс и, возможно, снова породить факторы, грозящие катастрофой большего общекосмического масштаба.

Итак, Ваше Преподобие, моя просьба к вам, как я уже сказал, состоит в том, чтобы вы согласились, поскольку у вас в обычае часто посещать разные планеты этой солнечной системы, взять на себя задачу специально спуститься на планету Земля и попытаться там на месте внедрить в сознание этих странных этих странных трехмозговых существ мысль о бессмысленности этого их представления».

Сказав еще несколько слов, Его Ортодоксальность поднялся и, когда Он был довольно высоко, добавил громким голосом:

«Этим, Ваше Преподобие, вы окажете большую услугу ЕДИНОСУЩЕМУ ВСЕОБЪЕМЛЮЩЕМУ ЕГО БЕСКОНЕЧНОСТИ».

После того как эти Священные Индивидуумы покинули планету Марс, я решил выполнить упомянутую задачу любой ценой и быть достойным, хотя бы только посредством этой явной помощи нашему НЕСУЩЕМУ УНИКАЛЬНОЕ БРЕМЯ БЕСКОНЕЧНОСТИ, стать частицей, хотя и самостоятельной, всего сущего во Вселенной.

Итак, мой мальчик, преисполненный этим, я вылетел на следующий день на том же корабле «Случай» во второй раз на твою планету Земля.

На этот раз наш корабль «Случай» опустился на море, которое заново образовалось вследствие пертурбации во время второго большого бедствия на этой твоей планете и которое там называлось в тот период течение времени «Колхидским».

Это море было расположено на северо-западе того недавно образовавшегося большого континента Ашхарх, который в тот период уже был там главным центром существования трехмозговых существ.

Другие берега этого моря составляли те недавно поднявшиеся участки суши, которые присоединились к континенту Ашхарх и которые все вместе сначала назывались «Фрянктцанарали», а немного позже «Колхиджиси».

Надо заметить, что это море, а также упомянутые участки суши существуют до сих пор, но, конечно, теперь они имеют уже другие названия; например, континент Ашхарх называется теперь «Азией»; море «Колхидское» – «Каспийским морем»; а все Фрянктцанарали вместе теперь существуют под названием «Кавказ».

«Случай» спустился на это море Колхидское, или Каспийское море, потому что это море был наиболее удобным для пришвартования нашего «Случая», так же как и для моих дальнейших путешествий.

И оно было очень удобно для моих дальнейших путешествий потому, что в него с востока впадала большая река, которая орошала почти всю страну Тиклямиш и на берегах которой стояла столица той страны, город «Куркалай».

Поскольку самым большим центром существования этих твоих любимцев была тогда страна Тиклямиш, я решил сначала отправиться туда.

Здесь, пожалуй, надо заметить, что, хотя эта большая река, называвшаяся тогда «Оксосерия», теперь еще существует, однако она больше не впадает в теперешнее Каспийское море, так как после локальных планетарных толчков примерно на середине пути она повернула направо и потекла в одну из впадин на поверхности континента Ашхарх, где внезапно образовалось небольшое море, которое еще существует и называется «Аральским морем»; но старое русло прежней половины той большой реки, которая теперь называется «Амударья», еще можно разглядеть, если хорошо присмотреться.

Во время этого моего второго личного спуска страна Тиклямиш считалась, и в самом деле была, самой богатой и плодородной из всех участков суши той планеты, пригодных для обычного бытийного существования.

Но когда с той злополучной планетой произошла третья большая катастрофа, эта в то время самая плодородная страна на поверхности твоей планеты вместе с другими более или менее плодородными участками суши покрылась «кашмануном», или, как они говорят, «песками».

В течение долгого времени после этой третьей катастрофы эту страну Тиклямиш называли просто «голой пустыней», а теперь ее части имеют разные названия; ее главная прежде часть называется «Каракум», то есть «Черные пески».

В течение этого времени вторая, также совершенно самостоятельная группа трехмозговых существ твоей планеты также обитала на том континенте Ашхарх, в той части, которая тогда называлась страной Маралплейси.

Позже, когда у этой второй группы также возник центральный пункт ее существования, ее назвали «городом Гоб», а всю страну долгое время называли «Гобландией».

Эта местность также покрылась впоследствии кашмануном, и теперь главная в прошлом часть и этой также когда-то процветавшей страны называется просто «пустыней Гоби».

Что касается третьей группы трехмозговых существ того времени планеты Земля, то у этой также самостоятельной группы место существования было на юго-восточной окраине континента Ашхарх, против Тиклямиша, как раз на другой стороне тех ненормальных выступов континента Ашхарх, которые также образовались во время второй пертурбации на этой злополучной планете.

Эта область существования этой третьей группы тогда называлась, как я уже говорил тебе, «Страна Жемчуга».

Позже название этой местности также неоднократно менялось, и вся область этой суши на поверхности планеты Земля теперь существует под названием «Индостан» или «Индия».

Следует непременно отметить, что в тот период, то есть во время этого второго моего личного спуска на поверхность твоей планеты, у всех этих заинтересовавших тебя трехмозговых существ, принадлежащих к трем перечисленным группам, вместо той функции, которая называется «насущным стремлением к самосовершенствованию» и которой надлежит быть у каждого трехмозгового существа, имелось и уже полностью кристаллизовалось такое «насущное», но очень странное «стремление», чтобы все другие существа их планеты называли их страну «центром культуры» всей планеты.

Это странное «насущное стремление» имелось тогда у всех трехмозговых существ твоей планеты и было для каждого из них, так сказать, главным смыслом и целью его существования. И в результате между существами этих трех самостоятельных групп в то время происходила постоянно ожесточенная борьба, как материальная, так и психическая, за достижение упомянутой цели.

Так-то вот, мой мальчик.

Итак, мы отправились от моря Колхидского, или, как оно теперь называется, Каспийского моря, на «сельчанах», то есть на особых плотах, вверх по реке Оксосерия, или, как она теперь называется, Аму-Дарья. Мы плыли пятнадцать земных дней и, наконец, прибыли в столицу существ первой азиатской группы.

По прибытии туда и после устройства там места нашего постоянного существования, я сначала стал посещать «калтааны» города Куркалай, то есть те заведения там, которые на континенте Ашхарх позже назывались «чайхана», «ашхана», «караван-сарай» и т. д. и которые современные существа там, особенно плодящиеся на континенте, называемом «Европа», называют «кафе», «ресторанами», «клубами», «танцевальными залами», «собраниями» и т. д.

Я стал сперва посещать эти их заведения потому, что там, на планете Земля, в настоящее время, так же как прежде, нигде лучше нельзя наблюдать и изучать специфические особенности психеи существ данной местности, чем как раз в таких местах их сборищ; а это-то мне и было нужно, чтобы уяснить себе их истинное внутреннее сущностное отношение к своему обычаю жертвоприношения и получить возможность быстрее и легче составить план действий для достижения этой цели, которой я посвятил это второе мое личное пребывание там.

Во время своих посещений там калтаанов я познакомился с несколькими существами, среди которых было одно, с которым мне довелось встречаться довольно часто.

Это тамошнее трехмозговое существо, с которым мне доводилось часто встречаться, принадлежало по роду знаний к «жрецам» и имя его было «Абдил».

Так как почти вся моя личная деятельность, мой мальчик, во время этого моего второго спуска была связана с внешними обстоятельствами этого жреца Абдила и так как мне пришлось во время этого моего второго спуска иметь из-за него много неприятностей, я расскажу тебе более подробно об этом тамошнем трехмозговом существе; и кроме того из этих рассказов о нем ты в то же время поймешь достигнутые мной тогда результаты по искоренению из странной психеи твоих любимцев потребности уничтожать существование существ других форм, чтобы «угодить своим богам и почитаемым идолам и «умилостивить» их.

Хотя это земное существо, ставшее впоследствии мне почти родным, не было жрецом высшего ранга, однако он был очень сведущим во всех тонкостях религиозного учения, господствовавшего тогда во всей стране Тиклямиш; и он также знал психею последователей этой религии, особенно, конечно, психею существ, принадлежащих к его так называемой «пастве», «жрецом» которой он был.

Вскоре после того как между нами установились «дружеские отношения», я обнаружил, что в существе этого жреца Абдила – благодаря очень многим внешним обстоятельствам, среди которых были также наследственность и условия, в которых его подготавливали к ответственному бытию, – еще не полностью атрофировалась функция, называемая «совестью», которая должна присутствовать в каждом трехмозговом существе, так что, после того как он постиг своим разумом некоторые космические истины, которые я объяснил ему, он сразу же обрел в своем присутствии по отношению к окружающим его ему подобным существам почти такие же отношение, которое должно быть у всех нормальных трехмозговых существ всей Вселенной, то есть он стал, как и там говорят, относиться с «состраданием» и «сочувствием» к окружающим его существам.

Прежде чем рассказать тебе об этом жреце Абдиле дальше, я должен разъяснить твоему разуму, что на континенте Ашхарх упомянутый ужасный обычай жертвоприношения был в то время, как говориться, «в разгаре» и уничтожение различных слабых одномозговых и двухмозговых существ происходило повсюду в невероятных размерах.

В тот период в каждом доме, если нужно было воззвать к тому или иному из их воображаемых богов или выдуманных «святых», они непременно обещали, что в случае удачи уничтожат в честь своих богов и святых существование того или иного существа или сразу нескольких; и если случалось, что им везло, они выполняли свое обещание с величайшим благоговением, если же случалось иначе, они усиливали резню, для того чтобы в конечном счете добиться благосклонности своего упомянутого воображаемого покровителя.

С этой же целью эти твои любимцы того времени даже делили существ всех других форм на «чистых» и «нечистых».

«Нечистыми» они называли существа тех форм, уничтожение которых считалось неугодным их богам; а «чистыми» – те существа, уничтожение существования которых считалось чрезвычайно приятным тем различным воображаемым идолам, которых они почитали.

Эти жертвоприношения совершались не только отдельными существами в их собственных домах, но и целыми группами, а иногда даже публично. Тогда для такой бойни существовали даже специальные места, располагавшиеся главным образом около зданий, посвященных чему-нибудь или кому-нибудь, главным образом святым – конечно, святым, которых они сами возвели в ранг «святых».

В стране Тиклямиш тогда было несколько таких специальных публичных мест, где проводилось уничтожение существ различных внешних форм; и в том числе было одно самое знаменитое, расположенное на небольшой горе, откуда, как считалось, некий чудотворец Алиман когда-то давным-давно был «взят живым» на «то или иное небо».

В том месте, также как и в других подобных местах, особенно в определенное время года, они уничтожали бесчисленное количество существ, называемых «быками», «голубями» и т. д., и даже существ, подобных им самим.

В последнем случае сильные обычно приносили в жертву менее сильных; например, отец – своего сына, муж – жену, старший брат – младшего брата и т. д. Но большей частью в «жертву» приносились «рабы», которыми тогда, как и теперь, были обычно так называемые «пленные», то есть существа побежденного сообщества, которое в данный период – то есть период, когда их насущное стремление к взаимному уничтожению проявлялось в их присутствиях интенсивнее, – имело, по закону, называемому «Солиуненсиус», меньшее значение в смысле этой их главной особенности.

Обычай «ублажать своих богов» путем уничтожения существования других существ распространен там, на твоей планете, до сих пор, только не в таких масштабах, в каких эти мерзости совершались твоими любимцами в то время на континенте Ашхарх.

Так вот, мой мальчик, в первые дни моего пребывания в городе Куркалай я часто беседовал на различные темы с этим моим упомянутым другом, жрецом Абдилом, но, разумеется, никогда не говорил с ним о таких вопросах, которые могли бы обнаружить мою истинную природу.

Как почти все трехмозговые существа твоей планеты, с которыми я встречался во время всех моих спусков, он тоже принимал меня за существо своей собственной планеты, но считал меня очень ученым и большим авторитетом в отношении психеи подобных ему существ.

С самых наших первых встреч, когда бы мы ни заговаривали о других подобных ему существах, его отзывчивость и переживания за них всегда глубоко трогали меня. И когда мой разум совершенно ясно показал мне, что функция совести, основная для трехмозговых существ, переданная его присутствию по наследству, у него еще не совсем атрофировалась, в моем присутствии с того момента начала постепенно возникать и в результате кристаллизоваться «реально функционирующее насущное стремление» по отношению к нему, как к своему сородичу.

С того момента он также, в соответствии с космическим законом «каждая причина порождает свое соответствующее следствие», естественно, начал испытывать по отношению ко мне «Силнуегордпану», или, как сказали бы там твои любимцы, «чувство доверия к другому как к самому себе».

Так вот, мой мальчик, как только это ясно констатировалось моим разумом, мне пришла в голову мысль осуществить задачу, ради которой был совершен этот мой второй личный спуск, через этого моего первого земного друга.

Я поэтому намеренно начал подводить все наши разговоры к вопросу обычая жертвоприношений.

Хотя, мой мальчик, с тех пор, как я разговаривал с этим моим земным другом, протекло немало времени, я мог бы, пожалуй, вспомнить теперь слово в слово и повторить одну из наших бесед, которые мы вели в то время.

Я хочу вспомнить и повторить как раз ту нашу беседу, которая была последней и которая послужила отправным пунктом всех последующих событий, которые, хотя и привели планетарное существование этого моего земного друга к мучительному концу, тем не менее подвели его к началу возможности продолжать задачу самосовершенствования.

Эта последняя беседа произошла в его доме.

Я тогда откровенно объяснил ему полнейшую глупость и абсурдность этого обычая жертвоприношений.

Я сказал ему следующее:

«Ну, хорошо.

У вас есть религия, вера во что-то. Прекрасно иметь веру во что-нибудь, что бы это ни было, даже если вы не знаете точно, в кого или во что и не можете представить себе значение и возможностей того, во что вы верите. Верить, сознательно или даже совсем несознательно, очень необходимо и желательно для каждого существа.

И желательно это потому, что лишь благодаря вере в существе появляется интенсивное бытийное самосознание, необходимое для каждого существа, а также чувство ценности личного Бытия, как частицы Всего Сущего во Вселенной.

Но какое отношение к этому имеет существование другого существа, которое вы уничтожаете, более того, существа, чье существование вы уничтожаете во имя его ТВОРЦА?

Разве эта «жизнь» не точно такая же, как и ваша, для ТВОРЦА, Который создал вас так же, как и это другое существо?

Благодаря вашей психологической силе и хитрости, то есть тем присущим вам данным, которыми наш один и тот же ОБЩИЙ ТВОРЕЦ наделил вас для совершенствования вашего разума, вы пользуетесь психической слабостью других существ и уничтожаете их существование.

Вы понимаете, несчастное создание, какое – в объективном смысле – действительно злодеяние вы совершаете?

Во-первых, уничтожая существование других существ, вы уменьшаете для себя число факторов из той совокупности результатов, которые только и могут создать необходимые условия для способности самосовершенствования подобных вам существ; и, во-вторых, вы тем самым определенно уменьшаете или полностью разрушаете надежды нашего ОБЩЕГО ОТЦА ТВОРЦА на те возможности, которые были заложены в вас, как в трехмозговое существо, и на кого Он рассчитывает, как на Своего помощника в последствии.

Очевидная нелепость такого ужасного бытийного действия становится ясной уже из того, что вы воображаете, будто, уничтожая существование других существ, вы делаете нечто угодное именно ТОМУ, Кто намеренно создал и эти существа.

Неужели вам никогда не приходило в голову, что если наш ОБЩИЙ ОТЕЦ ТВОРЕЦ создал и такую жизнь, то Он, вероятно, создал это с какой-то определенной целью?

Подумайте, – сказал я ему дальше, – подумайте, не так, как вы привыкли думать все свое существование, как «хорассанский осел», а подумайте честно и искренне, как надлежит думать существу, как вы называете себя, созданному «по образу и подобию Божьему».

Когда БОГ создавал вас и эти существа, чье существование вы уничтожаете, мог ли наш ТВОРЕЦ написать тогда на лбу некоторых Своих созданий, что они должны быть уничтожены в Его честь и во славу Его?

Если бы кто-нибудь, даже идиот с «островов Альбиона», подумал бы об этом серьезно и искренне, он понял бы, что этого не может быть.

Это было выдумано только людьми, которые говорят, что они созданы «по образу и подобию Божьему», а не Тем, Кто создал людей и эти другие существа различных форм, которых они уничтожают, как они воображают, Ему в угоду.

Для Него нет разницы между жизнью людей и жизнью существ любой другой формы.

Человек есть жизнь, и существа других внешних форм есть жизнь.

Он в высшей степени мудро предусмотрел, чтобы Природа приспособила различные внешние формы существ соответственно тем условиям и обстоятельствам, в которых предназначено протекать процессу существования различных форм жизни.

Возьмите себя, например; могли бы вы, со своими внутренними и внешними органами, пойти сейчас и прыгнуть в воду и плавать как рыба?

Конечно, нет, потому что у вас нет ни «жабр», ни «плавников», ни «хвоста», как у рыбы, то есть нет жизни, которой предназначено существовать в такой среде, как «вода».

Если бы вам пришло в голову прыгнуть в воду, вы мгновенно задохнулись бы, упали бы на дно и стали бы закуской для тех самых рыб, которые в этой соответствующей им среде были бы, естественно, несравненно сильнее вас.

То же самое относится к самим рыбам. Могла бы одна из них прийти сейчас к нам, сесть вместе с нами за стол и пить вместе с нами «зеленый чай», который мы сейчас пьем?

Тоже, конечно, нет! Потому что у нее нет соответствующих органов для таких проявлений.

Она была создана для воды, и ее внутренние, а также внешние органы приспособлены для проявлений, требующихся в воде. Она может проявлять себя эффективно и успешно в соответствии с целью своего существования, предназначенной ТВОРЦОМ, только в той, подходящей для нее среде.

Точно также ваши внешние и все ваши внутренние органы тоже созданы нашим ОБЩИМ ТВОРЦОМ соответствующим образом. Вам даны ноги, чтобы ходить; руки – чтобы готовить и брать необходимую пищу; ваш нос и связанные с ним органы приспособлены для того, чтобы вы поглощали и трансформировали в себе те мировые субстанции, которыми покрыты у трехмозговых существ, подобных вам, оба высших бытийных тела, на одно из которых наш ОБЩИЙ ВСЕОБЪЕМЛЮЩИЙ ТВОРЕЦ возлагает надежду на необходимую Ему помощь в соответствии предусмотренных Им реализаций на благо Всего Сущего.

Короче говоря, принцип соответствия предусматривается нашим ОБЩИМ ТВОРЦОМ и дается Природе, чтобы Он мог покрывать и приспосабливать все ваши внутренние и внешние органы в соответствии с той средой, в которой предназначено протекать процессу существования существ такой мозговой системы, как ваша.

Очень хорошим примером, объясняющим это, является ваш «собственный осел», стоящий сейчас на привязи у вас в конюшне.

Даже в отношении этого вашего собственного осла вы злоупотребляете возможностями, данными вам нашим ОБЩИМ ТВОРЦОМ, так как, если этот осел сейчас вынужден, не желая того, стоять в вашей конюшне, он делает это только потому, что такое устройство всего его присутствия необходимо для общекосмического существования на планетах.

И поэтому в присутствии вашего осла закономерно отсутствует возможность логического мышления и, следовательно, он закономерно должен быть, как вы говорите, «глупым» или «бестолковым».

Хотя вы были созданы для целей общекосмического существования на планетах и хотя вы были созданы так же как «поле надежды» для будущих ожиданий нашего ОБЩЕГО ВСЕМИЛОСТИВОГО ТВОРЦА – то есть созданы с возможностями покрыть в своем присутствии «Высшее Священное», для возможного возникновения которого и был создан весь наш ныне существующий Мир, – и несмотря на упомянутые возможности, данные вам, то есть, несмотря на то, что вы были созданы трехмозговым с возможностями логического мышления, вы однако не пользуетесь этим своим священным свойством для цели, для которой оно был предназначено, а проявляете его как «хитрость» по отношению к другим Его творениям, как, например, по отношению к вашему собственному ослу.

Если не считать имеющихся у вас возможностей сознательно покрывать в своем присутствии упомянутое Высшее-Священное, этот ваш осел имеет такую же ценность для общекосмического процесса и, следовательно, для нашего ОБЩЕГО ТВОРЦА, как и вы, так как каждый из вас предназначен для определенной цели, и эти различные определенные цели, в своей совокупности, реализуют смысл Всего Сущего.

Разница между вами и вашим собственным ослом лишь в форме и качестве функционирования внутреннего и внешнего устройства ваших общих присутствий.

Например, у вас только две ноги, в то время как у осла их четыре, каждая из которых при этом несравненно сильнее, чем ваша.

Вы можете, например, нести на этих своих двух слабых ногах столько, сколько этот осел?

Разумеется, нет, потому что ваши ноги даны вам только для того, чтобы носить себя и то немногое, что необходимо для нормального существования трехмозгового существа, каким его предусмотрела Природа.

Такое распределение сил и выносливости, которое, на первый взгляд, кажется несправедливым со стороны нашего СПРАВЕДЛИВЕЙШЕГО ТВОРЦА, было произведено Великой Природой просто потому, что избыток космических субстанций, предусмотрительно данных вам ТВОРЦОМ и Природой для использования в целях вашего личного самосовершенствования, на дан вашему ослу, а вместо этого Сама Великая Природа трансформирует этот самый избыток космических субстанций в присутствии вашего осла для силы и выносливости некоторых его органов только для его теперешнего существования, но, разумеется, без личного осознания этого самим ослом, давая ему таким образом возможность проявлять упомянутую силу несравненно лучше, чем вам.

И эти разные по силе проявления существ различных форм в своей совокупности реализуют как раз те внешние условия, в которых только и возможно подобным вам – то есть трехмозговым существам – сознательно совершенствовать «зародыш разума», заложенный в их присутствиях, до необходимой степени чистого объективного разума.

Я повторяю, все существа, всех мозговых систем, без исключения, большие и малые, возникающие и существующие на земле, в воздухе или под водой, – все равно необходимы нашему ОБЩЕМУ ТВОРЦУ, для общей гармонии существования Всего Сущего.

И так как существа всех перечисленных форм реализовали все вместе тот вид процесса, который требуется нашим ТВОРЦОМ для существования Всего Сущего, сущности всех существ равно ценны и дороги Ему.

Для нашего ОБЩЕГО ТВОРЦА все существа есть лишь части существования единой сущности, одухотворенной Им Самим.

Но что мы сейчас видим здесь?

Одна форма созданных Им существ, на присутствия которых Он возложил все свои надежды и чаяния будущего благополучия Всего Сущего, пользуясь своим превосходством, помыкает другими формами, уничтожает их существование направо и налево и, более того, делает это, якобы, «во Имя Его».

Весь ужас в том, что, хотя такие невероятно безбожные действия происходят здесь в каждом доме и на каждой площади, однако ни одному из этих несчастных никогда не приходит в голову, что эти существа, существование которых я или мы сейчас уничтожаем, равно дороги Тому ЕДИНОМУ, Который создал их, и что если Он создал существа этих других форм, так же как и нас, то должно быть также с какой-то целью».

Сказав все это моему другу, жрецу Абдилу, я продолжал:

«А самое печальное это то, что каждый человек, уничтожающий существование других существ в честь своих почитаемых идолов, делает это от всего сердца и абсолютно убежден, что делает «доброе» дело.

Я совершенно уверен, что, если бы любой из них осознал, что, уничтожая существование другого, он не только совершает злодеяние против истинного БОГА и всех настоящих Святых, но и причиняет им, их сущностям, печаль и горе, что в великой Вселенной, созданной «по образу и подобию Божьему», существуют существа-чудовища, которые могут проявлять себя по отношению к другим созданиям нашего ОБЩЕГО ТВОРЦА столь бессовестно и безжалостно; я повторяю, если бы любой осознал это, тогда безусловно ни один из них больше не мог бы от всего сердца уничтожать существование существ других форм для жертвоприношений.

Тогда, возможно, и на Земле начала бы существовать восемнадцатая заповедь Самого нашего ОБЩЕГО ТВОРЦА, которая гласит: «Любите все, что дышит».

Это принесение жертв Богу путем уничтожения существования других его созданий – то же самое, как если бы в ваш дом вломился кто-то с улицы и ни с того ни с сего стал уничтожать там все «добро», на приобретение которого вам потребовались многие годы и которое стоило вам многих лет труда и страданий.

Подумайте, но опять-таки подумайте искренне, и представьте себе все то, что я только что сказал, и ответьте: понравилось бы вам это и поблагодарили бы вы наглого вора, вломившегося в ваш дом?

Конечно, нет!! Тысячу раз нет!!!!

Наоборот, все ваше существо негодовало бы и хотело бы наказать этого вора, и всеми фибрами своей психеи вы попытались бы найти средство отмщения.

По всей вероятности, вы бы сейчас ответили, что, хотя это действительно так… «я, однако, всего лишь человек…»

Это верно, вы всего лишь человек. Хорошо, что БОГ есть БОГ и не так мстителен и злобен как человек.

Безусловно, он не будет наказывать вас и будет мстить вам, как вы наказали бы упомянутого грабителя, уничтожившего имущество и добро, которое вы собирали годами.

Само собой разумеется, БОГ прощает все – это даже стало законом в Мире.

Но Его создания – в данном случае люди – не должны злоупотреблять этой Его Всемилостивой и Всепроникающей Добротой; они должны не только заботиться обо всем, Им созданном, но и поддерживать все это.

А здесь, на Земле, люди даже разделили существа всех других форм на чистых и нечистых.

Скажите мне, чем они руководствовались, когда производили это деление?

Почему, например, овца чистая, а лев нечистый? Разве оба они не являются в равной степени существами?

Это тоже было выдумано людьми… А почему они выдумали это и произвели такое деление? Просто потому, что овца – очень слабое существо и притом глупое, и они могут делать с ним все, что хотят.

А льва люди называют нечистым только потому, что они не осмеливаются делать с ним, что хотят.

Лев умнее и, более того, сильнее их.

Лев не только не позволит, чтобы его уничтожили, но даже не позволит людям подойти близко. Если бы какой-нибудь человек осмелился приблизиться к нему, то этот «господин Лев» так трахнул бы его по башке, что жизнь вашего смельчака тотчас же отлетела бы туда, где еще не бывали «люди с острова Альбиона».

Я повторяю… лев – нечистый просто потому, что люди боятся его; он в сто раз выше и сильнее их; овца – чистая лишь потому, что она гораздо слабее их и, еще раз повторяю, гораздо глупее.

Каждое существо, в соответствии со своей природой и степенью своего, достигнутого его предками и переданному ему по наследству, разума, занимает определенное место среди существ других форм.

Хорошим примером, разъясняющим то, что я только что сказал, является различие между уже определенно кристаллизовавшимися присутствиями психеи вашей собаки и вашей кошки.

Если вы приласкаете собаку и приучите к тому, что вы хотите, она станет послушной и ласковой и даже будет сносить унижения.

Она будет бегать за вами и выделывать всякие трюки перед вами, чтобы еще больше угодить вам.

Вы можете не церемониться с ней, вы можете побить ее, вы можете сделать ей больно; она никогда не броситься на вас, а будет всегда еще больше ластиться к вам.

Но попробуйте сделать то же самое с вашей кошкой.

Как вы думаете? Будет ли она реагировать на ваши издевательства, как ваша собака, и также смиренно выделывать трюки вам на потеху? Конечно, нет…

Кошка, даже если она недостаточно сильна, чтобы отплатить немедленно, будет долго помнить это ваше отношение к ней и рано или поздно отомстит.

Например, говорят, нередко случалось, что кошка перегрызала горло человеку, когда он спал. Я вполне могу поверить этому, зная, какие у кошки могут быть основания для этого.

Нет, кошка постоит за себя, она знает себе цену, она горда, и это лишь потому, что она кошка и ее природа находится на той ступени Разума, где, в соответствии с достоинствами ее предков, она и должна быть.

Во всяком случае, ни одно существо и ни один человек не должны за это сердиться на кошку.

Ее ли вина, что она кошка и что, благодаря достоинствам ее предков, ее присутствие находится на такой ступени «само-осознания»?

Ее не следует ни презирать, ни бить, ни плохо обращаться с ней; наоборот, ей надо отдать должное, как занимающей более высокую ступень на лестнице эволюции «само-осознания"».

Кстати, мой дорогой мальчик, по поводу взаимоотношений существ бывший знаменитый пророк с планеты «Десагроанскрад», великий «Архунило», ныне уже помощник главного исследователя всей Вселенной в отношении деталей Объективной Морали, однажды сказал:

«Если по своему разуму существо выше вас, вы должны всегда склоняться перед ним и стараться подражать ему во всем; но если оно ниже вас, вы должны быть справедливы по отношению к нему, потому что когда-то вы занимали такое же место в соответствии со священной мерой градации разума, данной нашим ТВОРЦОМ и ВСЕДЕРЖИТЕЛЕМ».

Итак, мой дорогой мальчик, этот последний разговор с тем моим земным другом произвел на него такое сильное впечатление, что в течение двух дней после этого он ничего не делал, а только думал и думал.

Короче говоря, окончательным результатом всего этого было то, что этот жрец Абдил в конце концов стал испытывать по отношению к обычаю жертвоприношений почти то же, что ему следовало испытывать в действительности.

Через несколько дней после этого нашего разговора был один из двух больших религиозных праздников всего Тиклямиша под названием «Задик»; и в храме, где мой друг Абдил был главным жрецом, вместо того чтобы после храмового ритуала читать обычную проповедь, он вдруг начал говорить о жертвоприношениях.

Мне довелось тоже быть в том большом храме в тот день, и я был одним из слушавших его речь.

Хотя тема его речи была необычна для такого случая и для такого места, однако это никого не шокировало, потому что он говорил необычайно хорошо и красиво.

В самом деле, он говорил так хорошо и так искренне и привел в своей речи так много убедительных и красочных примеров, что, пока он говорил, многие из присутствовавших там существ Куркалая даже начали плакать навзрыд.

То, что он сказал, произвело такое сильное впечатление на всю его паству, что, хотя его речь продолжалась до следующего дня, вместо обычных получаса или часа, тем не менее, даже когда она закончилась, никто не хотел уходить, и долгое время все стояли как зачарованные.

После этого отрывки из его речи начали распространяться среди тех, которые сами не слышали ее.

Интересно отметить, что тогда был обычай, чтобы жрецы существовали лишь на приношения своих прихожан, и этот жрец Абдил также обычно получал от прихожан всякую пищу для своего обычного существования, как, например, жареные и вареные «трупы» существ разных внешних форм, таких, как «куры», «овцы», «гуси» и т. д. Но после этой его знаменитой речи никто не принес ему этих обычных подношений, а ему приносили или присылали только фрукты, цветы, изделия ручной работы и т. д.

На следующий день после своей речи этот мой земной друг сразу стал для всех граждан города Куркалая так называемым «модным жрецом», и мало того, что храм, где он совершал богослужение, был всегда переполнен существами города Куркалая, но его уговаривали выступать и в других храмах.

Он произнес много таких речей относительно жертвоприношений, и с каждым разом число его поклонников росло и росло, так что скоро он стал популярен среди существ не только города Куркалая, а и всего Тиклямиша.

Не знаю, чем бы все это кончилось, если бы все жречество, то есть существа-мужчины этой же профессии, что и мой друг, не встревожились и не забеспокоились из-за его популярности и не воспротивились бы всему, что он проповедовал.

Очевидно, эти его коллеги боялись, что, если исчезнет обычай жертвоприношений, исчезнут и их превосходные доходы, а их власть сначала поколеблется и в конечном счете рухнет.

С каждым днем число врагов этого жреца Абдила росло, и они распространяли все новые сплетни и клевету о нем, чтобы уменьшить или уничтожить его популярность и значение.

Его коллеги начали выступать в своих храмах, доказывая прямо противоположное всему тому, что проповедовал жрец Абдил.

Наконец, дошло до того, что жрецы стали подкупать различные существа, имеющие «хаснамусские» качества, чтобы те организовывали и совершали всевозможные покушения на этого бедного Абдила; и, в самом деле, эти земные ничтожества с упомянутыми качествами несколько раз пытались даже уничтожить его существование, обрызгивая ядом различные приносимые ему съедобные дары.

Несмотря на все это, число искренних поклонников его проповедей росло с каждым днем.

В конце концов, вся жреческая корпорация больше не могла мириться с этим; и в один печальный для моего друга день был устроен общецерковный суд, продолжавшийся четыре дня.

По приговору этого общецерковного собора этого моего земного друга не только совершенно исключили из числа жрецов, но на этом же соборе его коллеги также разработали способы его дальнейшего преследования.

Конечно, все это мало-помалу оказывало сильное влияние на психею обычных существ, так что даже те из его окружения, которые прежде почитали его, также начали постепенно избегать его и повторять всякие клеветнические измышления о нем. Даже те, которые лишь накануне присылали ему цветы и различные другие подношения и чуть ли не поклонялись ему, вскоре из-за постоянных сплетен тоже стали такими ожесточенными его врагами, как будто он не только обидел их самих, а перерезал всех их близких.

Такова психея существ той своеобразной планеты.

Короче говоря, из-за своего искреннего желания добра окружающим, этот мой добрый друг претерпел очень много. Даже это еще было бы может быть ничего, если бы крайняя несознательность со стороны коллег моего друга и других окружавших его земных «богоподобных» существ не положила всему этому конец; то есть они убили его.

И произошло это следующим образом:

В городе Куркалай у моего друга совсем не было родственников, так как он родился где-то далеко.

А что касается сотен слуг и других обычных земных ничтожеств, окружавших его благодаря его положению в прошлом, то к этому времени они, естественно, постепенно оставили его, так как мой друг не имел больше веса.

К концу с ним осталось только одно очень старое существо, которое находилось при нем очень долгое время.

По правде говоря, этот старик остался с ним только из-за своего дряхлого состояния, которое достигает там большинство существ, вследствие ненормального бытийного существования; то есть из-за своей полной бесполезности для чего бы то ни было, требующегося в условиях бытийного существования там.

Ему просто больше некуда было идти, и поэтому он не покинул моего друга, а оставался с ним, даже когда тот утратил свое положение и подвергался гонениям.

Войдя одним печальным утром в комнату моего друга, этот старик увидел, что он убит, а его планетарное тело разрублено на куски.

Зная, что я его друг, он сразу побежал ко мне сообщить об этом.

Я уже говорил тебе, что начал его любить как одного из своих близких. Поэтому, когда я узнал об этом ужасном факте, во всем моем присутствии чуть не случилось «скиникунартцино», то есть чуть не разрушилась связь между моими отдельными бытийными центрами.

Но я опасался, что в течение дня те же самые или другие несознательные существа могут совершить еще новые надругательства над планетарным телом моего друга, поэтому я решил предотвратить хотя бы возможное осуществление того, чего я опасался.

Поэтому я сразу же нанял за большую сумму денег несколько подходящих существ и, никому ничего не сказав, унес его планетарное тело и временно поместил его на своем селчане, то есть на своем плоту, который был пришвартован неподалеку на реке Оксосерия и с которым я не расстался потому, что намеревался плыть на нем оттуда в море Колхидское к нашему кораблю «Случай».

Этот печальный конец существования моего друга не помешал тому, чтобы его проповеди и убеждения о прекращении жертвоприношений сильно воздействовали на многих, даже на очень многих.

И, в самом деле, количество убийств для жертвоприношений стало весьма заметно уменьшаться, и можно было видеть, что, даже если этот обычай не будет со временем полностью уничтожен, то будет по крайней мере значительно ослаблен.

И пока мне этого было достаточно.

Так как у меня не было причины еще оставаться там, я решил немедленно вернуться к морю Колхидскому и там подумать, что делать дальше с планетарным телом своего друга.

Когда я прибыл на наш корабль «Случай», меня ожидала там эфирограмма с Марса, в котором мне сообщалось о прибытии туда еще одной группы существ с планеты Каратаз и о том, что желательно мое скорейшее возвращение.

Благодаря этой эфирограмме, мне в голову пришла очень необычная идея – именно, я подумал, что, вместо того чтобы захоронить планетарное тело моего друга на планете Земля, я могу взять его с собой и предать его присутствию планеты Марс.

Я решил осуществить эту свою идею, так как опасался, что враги моего друга, ненавидевшие его, могут устроить поиски его планетарного тела и, если случайно узнают, где оно было предано присутствию той планеты, или, как говорят твои любимцы, «похоронено», они, без сомнения, найдут его и совершат над ним какое-нибудь надругательство.

И вот, с моря Колхидского я скоро поднялся на корабле «Случай» на планету Марс, где наши существа и несколько добрых марсиан, которые уже знали о событиях, происшедших на планете Земля, воздали должные почести планетарному телу, которое я привез с собой.

Они похоронили его по обычному на планете Марс обряду и над этим местом воздвигли соответствующее сооружение.

Как бы то ни было, это была первая и, несомненно, будет последней, как говорят твои любимцы, «могила» существа планеты Земля на столь близкой и в то же время такой далекой и, для земных существ, совсем недосягаемой планете Марс.

Я узнал в последствии, что эта история дошла до Его Вседержительства, Величайшего Архангела «Сетренотцинарко», Четвертьдержителя той части Вселенной, к которой относится система Орс, и что Он проявил свое одобрение, дав кому следовало распоряжение относительно души этого моего земного друга.

На планете Марс меня действительно ожидало несколько существ нашего племени, только что прибывших с планеты Каратаз. Среди них, между прочим, была и твоя бабушка, которая, по указаниям главных цирликнеров планеты Каратаз, была предназначена мне в качестве пассивной половины для продолжения моего рода.