Загрузка...



ГЛАВА 24. ВЕЛЬЗЕВУЛ ЛЕТИТ НА ПЛАНЕТУ ЗЕМЛЯ В ПЯТЫЙ РАЗ 

Вельзевул продолжал рассказывать:

– После моего четвертого пребывания на поверхности планеты Земля снова прошло много лет.

В течение этих лет я, конечно, как и раньше, иногда внимательно наблюдал через свой тескуано бытийное существование этих твоих любимцев.

За это время их число значительно увеличилось, и они уже заселили все большие и малые части суши поверхности этой твоей планеты; и, конечно, у них продолжала действовать их главная особенность, именно, время от времени они уничтожали существование друг друга.

За это время, то есть между моим четвертым и пятыми посещениями, с поверхности твоей планеты произошли большие изменения; в сосредоточениях мест поселения этих твоих любимцев так же произошло много изменений. Например, все тех их центры культуры на континенте Ашхарх, где я лично побывал во время своих предыдущих спусков на Землю, то есть страны Тиклямиш и Маралплейси, ко времени моего пятого прибытия туда, совсем перестали существовать.

Причиной уничтожения этих их центров культуры и вообще изменений на поверхности этой планеты было опять-таки бедствие, третье для этой злосчастной планеты.

Это третье бедствие носило исключительно местный характер и произошло потому, что в течение нескольких лет в ее атмосфере происходили небывалые так называемые «ускоренные перемещения частей атмосферы», или, как сказали бы там твои любимцы, «сильные ветры».

Причиной этих ненормальных перемещений, или сильных ветров, в то время были опять-таки те два осколка, которые отделились от этой твоей планеты во время первой великой катастрофы и которые впоследствии были самостоятельными маленькими планетами этой солнечной системы и теперь называются Луна и Анулиос.

Строго говоря, главной причиной этого земного бедствия была лишь большая из этих отделившихся частей, то есть Луна; маленький осколок, Анулиос, не играл в нем никакой роли.

Ускоренные перемещения в атмосфере Земли были следствием следующего:

Когда на маленькой, случайно возникшей планете Луна наконец образовалась атмосфера, и Луна, по уже упомянутому закону «Подхвата», продолжала падать обратно на свою основную массу по уже тогда установившейся траектории, и это недавно возникшее определенное присутствие на Луне еще не обрело своей собственной гармонии внутри общесистемной гармонии движения, тогда так называемое «осмуальное трение», которое, так казать, не было приведено в соответствие с целым, вызвало в атмосфере Земли упомянутые ускоренные перемещения, или сильные ветры.

Эти беспрецедентно сильные ветры начались тогда, чтобы силой своих потоков, как говориться, стереть возвышенные «части суши» и заполнить соответствующие «впадины».

Такими впадинами и были обе страны континента Ашхарх, на котором главным образом сосредоточивался процесс существования второй и третьей групп существ современной Азии, то есть главные части стран Тиклямиш и Маралплейси.

В то же время пески заполнили и некоторые части Страны Жемчуга, так же как и ту страну, в середине континента Грабонтзы, где, как я уже говорил тебе, образовался, после гибели Атлантиды, так называемый ведущий «центр культуры» всех трехмозговых существ там, страну, которая в то время была самой цветущей частью поверхности этой твоей планеты и которая теперь является пустыней под названием «Сахара».

Заметь также, что во время аномальных ветров того периода, помимо упомянутых стран, песками было покрыто также несколько других небольших пространств суши поверхности этой твоей злополучной планеты.

Здесь необходимо отметить, что твои современные любимцы каким-то образом тоже узнали об изменениях, происходивших тогда в местах постоянного существования трехмозговых существ, и, сделав и для этого ярлык «великое переселение народов», они приклеили его и к своему так называемому «знанию».

Ряд «ученых» там сейчас пыхтят изо всех сил, пытаясь выяснить, почему и как все это случилось, чтобы быть в состоянии рассказать об этом всем остальным.

Как раз сейчас там имеется несколько теорий относительно этого, которые, хотя и не имеют ничего общего друг с другом и одна, в объективном смысле, нелепее другой, тем не менее приняты там так называемым «официальным знанием».

Но в действительности, истинной причиной переселения трехмозговых существ там было то, что, как только началось упомянутое стирание гор, существа, жившие на континенте Ашхарх, боясь быть погребенными песками, начали переселяться в другие более или менее безопасные места. И эти переселения трехмозговых существ там происходили в следующем порядке.

Большинство трехмозговых существ, населявших Тиклямиш, двинулось на юг этого же континента Ашхарх, в страну, позднее названную «Персией», а остальные двинулись на север и обосновались в тех районах, которые впоследствии назвались «Киркистчери».

Что касается существ, населявших страну Маралплейси, то часть пошла на восток, в то время как остальные, большая часть двинулись на запад.

Отправившиеся на восток, перейдя через восточные горы, поселилась на берегах больших салякуриапных пространств, и эта страна была позже названа «Китаем».

А та часть существ Маралплейси, которые в поисках спасения двинулись на запад, после долгих скитаний, в конце концов добралась до соседнего континента, позже названного «Европой»; а трехмозговые существа, еще жившие тогда в середине континента Грабонтзы, рассеялись по всей поверхности.

И так, мой мальчик, этот мой пятый личный спуск на твою планету относится к периоду времени после этого упомянутого перераспределения групп сообществ этих твоих любимцев.

А причиной моего личного спуска туда стали следующие события.

Прежде всего я должен сказать тебе, что главная особенность психеи твоих любимцев, именно «периодическая потребность уничтожать существование себе подобных», все больше и больше интересовала меня с каждым последующим столетием, и наряду с этим у меня росло непреодолимое желание выяснить точные причины такой необычной для трехмозговых существ особенности.

И вот, мой, мальчик, чтобы иметь больше материала для выяснения этого столь сильно интересовавшего меня вопроса, я, в промежутке между своим четвертым и пятым пребыванием на планете Земля, организовал свои наблюдения над существованием тех своеобразных трехмозговых существ через тескуано планеты Марс следующим образом.

Я намеренно держал под наблюдением немало существ из числа твоих любимцев и на протяжении многих их лет либо сам лично, либо кто-нибудь по моему поручению, внимательно наблюдали за ними, всячески старясь ничего не пропустить и всесторонне выяснить все особенности в их проявлениях во время процессов их обычного существования.

Я должен признаться, мой мальчик, что, когда я был занят, я иногда целыми «синонумами», или, как твои любимцы там приблизительно определяют соответствующий поток времени, «часами», с большим интересом следил за движениями упомянутых наблюдаемых там трехмозговых существ и пытался логически объяснить себе их так называемые «психические переживания».

И вот, во время этих моих наблюдений через свой тескуано с планеты Марс, меня однажды осенило, что продолжительность их существования от столетия к столетию и даже из года в год укорачивается с очень определенной и также равномерной скоростью, и это послужило началом моего дальнейшего весьма серьезного изучения психеи этих заинтересовавших тебя трехмозговых существ.

Конечно, когда я впервые заметил это, я сразу же принял во внимание не только главную особенность их психеи, то есть из периодическое взаимоуничтожение, но также и бесчисленные так называемые «болезни», существующие исключительно на той планете, большинство которых, между прочим, возникло и продолжает возникать вследствие тех же установленных ими ненормальных внешних условий обычного бытийного существования и которые не дают им нормально существовать вплоть до священного Раскуарно.

Когда я впервые заметил это и стал вспоминать свое первое впечатление об этом, каждая отдельная независимая одухотворенная часть всего моего присутствия наполнилась убежденностью, а моя сущность почувствовала упомянутое «осенение», что в действительности эти трехмозговые существа твоей планеты в начале существовали, по их время исчислению, около двадцати веков, а некоторые из них даже около пятнадцати веков.

Чтобы быть в состоянии более или менее ясно представить себе скорость, с которой в течение этого времени уменьшалась продолжительность их существования, тебе достаточно знать, что, когда я навсегда покинул эту солнечную систему, максимальная продолжительность их существования была уже от 70 до 90 их лет.

И, наконец, если кто-нибудь прожил хотя бы столько, все остальные существа той своеобразной планеты считали бы, что он просуществовал вполне «достаточное время».

А если случалось, что кто-нибудь прожил немного более столетия, то его показывали бы в музеях, и, конечно, все остальные существа там знали о нем, потому что во всех их так называемых «газетах» постоянно были фотографии и описания образа его существования вплоть до перечисления всех его движений.

И вот, мой мальчик, поскольку в то время, когда я неожиданно установил там такой факт, у меня не было особого дела на планете Марс, а попытаться исследовать эту новую особенность с помощью тескуано было совершенно невозможно, я поэтому решил отправиться туда сам, чтобы, может быть, уяснить себе там на месте причины и этого.

Через несколько марсианских дней после своего решения я опять спустился туда на корабле «Случай».

Во время этого моего пятого личного спуска на твою планеты их «центром поступающих и выходящих результатов совершенствования бытийного жевания жвачки», или, как они сами называют это, их «Центром Культуры» был уже город Вавилон; поэтому именно туда я и решил отправиться.

На этот раз наш корабль «Случай» опустился на так называемый «Персидский залив», потому что перед своим полетом мы установили через тескуано, что для нашего дальнейшего путешествия, то есть чтобы достигнуть города Вавилон, а также для стоянки нашего корабля «Случай» самым удобным местом было бы то самое салякуриапное пространство поверхности твоей планеты, которое существует теперь под названием Персидского залива.

Это водное пространство было удобно для моего дальнейшего путешествия потому, что в него впадала большая река, на берегах которой стоял город Вавилон, и мы намеревались поплыть вверх по течению этой реки, чтобы добраться туда.

В этот период течения времени этот «несравненный» Вавилон процветал во всех отношениях. Он был Центром Культуры не только существ, обитавших на континенте Ашхарх, но и всех существ всех тех остальных больших и малых участков суши, которые были приспособлены к потребностям обычного бытийного существования на той планете.

Во время моего первого прибытия туда, в этот их Центр Культуры, они как раз подготавливали то, что впоследствии стало главной причиной ускорения процесса вырождения их «психической организации», особенно в смысле атрофии у них инстинктивного функционирования тех трех основных факторов, которые должны иметься в присутствиях всех трехмозговых существ, то есть тех факторов, которые порождают бытийные импульсы, существующие под названием «Вера», «Надежда» и «Любовь».

Эти бытийные факторы, вырождающиеся от поколения в поколение, вызвали то, что вместо настоящей бытийной психеи, такой, которая должна быть в присутствии любого трехмозгового существа, в присутствии твоих современных любимцев хотя теперь и существует «настоящая психея», однако такая, которую можно охарактеризовать одним из мудрых изречений нашего дорого муллы Наср-эддина, выраженного следующими словами: «В ней есть все, кроме ядра или хотя бы ядрышка».

Рассказать тебе возможно подробнее то, что произошло в то время в Вавилоне, совершенно необходимо, так как все эти сведения могут послужить тебе ценным материалом для лучшего уяснения и пресуществления в своем разуме всех причин, которые в совокупности породили, в конечном счете, ту странную психею трехмозговых существ, которая уже имеется у твоих современных любимцев.

Должен сказать тебе, прежде всего, что я получил сведения, касающиеся того периода, о которых я собираюсь рассказать, главным образом от тех трехмозговых существ, которых остальные существа называют «учеными».

Прежде чем продолжать, я должен здесь немного остановиться на том, каких именно существ там, на твоей планете, остальные существа называют учеными.

Дело в том, что даже до этого моего пятого пребывания там, то есть до того периода, когда Вавилон, как я сказал тебе, во всех отношения процветал, те существа, которые стали учеными и считались учеными другими, не были такими существами, которые становятся и считаются учеными повсюду по Вселенной, и не были такими, какие сперва становились учеными даже на твоей планете, то есть такими существами, которые приобретают своими сознательными трудами и добровольными страданиями способность рассматривать элементы всего сущего с точки зрения Мировозникновения и Миросуществования, благодаря главным образом чему они совершенствуют свое высшее тело до соответствующей степени священной меры объективного разума, для того чтобы позже понимать космические истинны настолько, насколько совершенно их высшее бытийное тело.

Но с периода так называемой Тиклямишской цивилизации до настоящего времени учеными становились главным образом те существа, особенно современные, которые «вызубривали» возможно больше всяких пустых сведений, таких, какие любят рассказывать старухи о том, что якобы говорилось в старое время.

Заметь между прочим, что для определения важности ученых там наш почитаемый мулла Наср-эддин также имеет изречение, выражаемое следующими словами:

«Все говорят, будто наши ученые знают, что полсотни равно пятидесяти».

Там, на твоей планете, чем больше таких сведений выучивает какой-нибудь из твоих любимцев, сведений, которых он сам никогда не проверял и, более того, которых никогда не понимал, тем более ученым он считается.

Итак, мой мальчик, мы достигли города Вавилон; там действительно собралось великое множество ученых существ почти со всей твоей планеты.

Так как причины скопления этих существ в городе Вавилоне в то время крайне интересны, я и об этом расскажу тебе немного подробнее.

Дело в том, что большинство ученых существ Земли собралось там тогда по велению весьма оригинального персидского царя, под владычеством которого в то время был и город Вавилон.

Для того чтобы вполне уразуметь, какой основной аспект, вытекающий из совокупных результатов установленных там ненормальных условий бытийного существования, породил упомянутую оригинальность персидского царя, я должен сначала просветить тебя относительно двух фактов, которые закрепились задолго до этого.

Первый факт состоит в том, что почти со времени гибели континента Атлантида в присутствиях всех твоих любимцев там начало постепенно кристаллизоваться и на протяжении последующих столетий полностью выкристаллизовалось своеобразное «свойство», вследствие которого бытийное ощущение, называемое «бытийным счастьем» – которое время от времени испытывает каждое трехмозговое существо от удовлетворения своей внутренней самооценкой, – появляется в присутствии твоих любимцев исключительно лишь тогда, когда они приобретают в свою собственность большое количество популярного там металла, называемого «золотом».

Худшее их несчастье, возникающее именно из этого «свойства» их общих присутствий, заключается в том, что упомянутое ощущение, обусловленное обладанием указанного металла, усиливается существами, окружающими обладателя, а также существами, которые узнают об этом только, так сказать, «понаслышке», а не убедившись в этом личным соответствующим восприятиями; и, более того, там установился обычай не принимать во внимание, путем каких бытийных проявлений он становится обладателем большого количества этого металла, и такое существо там становится для всех окружающих возбудителем функционирования в их присутствиях кристаллизовавшегося последствия органа кундабуфер, называемого «завистью».

А второй факт заключается в том, что, когда в присутствиях твоих любимцев их главная особенность действует «крещендо» и, по установившемуся в разных их сообществах обычаю, происходит процесс взаимного уничтожения существования друг друга, то потом, когда это исключительно зловредное для них свойство получает выход и они временно прекращают эти процессы, царь того сообщества, в котором выживает большое число подданных, получает титул победителя и обычно забирает себе все, принадлежащее существам побежденного сообщества.

Такой «царь-победитель» там обычно приказывает своим подданным забрать у побежденных все их земли, всех молодых существ женского пола, имеющихся в побежденном сообществе, и все так называемые «богатства», которые те накапливали веками.

И вот, мой мальчик, когда подданные упомянутого персидского царя побеждали существ другого сообщества, он приказывал им не брать и даже не трогать ничего этого, а брать с собой в качестве так называемых «пленных» только ученых существ этого побежденного сообщества.

Чтобы ясно представить и уяснить себе, почему же в индивидуальности этого персидского царя возникла такая оригинальная мания и стала присущей только ему, ты должен знать, что в период Тиклямишской цивилизации в городе под названием «Чикларал» трехмозговое ученое существо по имени Харнахур – сущность которого впоследствии кристаллизовалась в так называемого «вечного хаснамусского индивидуума» – выдумало, что какой угодно металл, в изобилии имеющийся на поверхности той планеты, может быть легко превращен в редкий металл «золото» и для этого нужно знать всего лишь один маленький «секрет».

Эта зловредная выдумка широко распространилась там и, кристаллизовавшись в присутствиях существ того времени предаваясь из поколения в поколение, стала переходить там к существам следующих поколений как постепенно сложившаяся определенная зловредная фантастическая наука под названием «алхимия», то есть под названием той великой науки, которая действительно существовала там в те давно прошедшие времена, когда в присутствиях их предков последствия органа кундабуфер еще не совсем кристаллизовались, и каковая отрасль истинного знания могла бы быть необходимой и действительно полезной для трехмозговых существ там даже в настоящее время.

А так как в тот период, к которому относится мое повествование, этому персидскому царю было нужно для какой-то его, без сомнения, хаснамусской цели большое количество этого редко встречающегося на поверхности Земли металла, называемого «золотом», и, так как сведения относительно этого метода, придуманного существовавшим тогда «хаснамусским индивидуумом» Харнахуром, достигли и его присутствия, он возжелал получить золото таким легким способом.

Когда этот персидский царь в конце концов решил получить золото с помощью «алхимии», он тут же впервые осознал всем своим существом, что еще не знает того «маленького секрета», без которого было абсолютно невозможно выполнить это его желание. Поэтому он стал тогда размышлять, как узнать этот «маленький секрет».

В результате этого размышления он понял следующее.

Так как ученые уже знают все другие «тайны», то и эта тайна должна быть известна кому-нибудь из них.

Придя в конце концов к такому заключению, он, с усиленным функционированием «бытийного удивления», почему такая простая идея никогда не приходила ему в голову раньше, позвал нескольких своих приближенных и приказал им выяснить, какое из ученых существ его столицы знает эту тайну.

Когда ему на следующий день доложили, что ни одно из ученых существ столицы не знает этой тайны, он приказал навести справки и в отношении всех ученых, имеющихся среди существ всего подвластного ему сообщества, и, когда через несколько дней он снова получил тот же отрицательный ответ, он еще раз принялся размышлять и на этот раз очень серьезно.

Серьезные размышления сначала привели его разум к тому, что, без сомнения, какое-нибудь ученое существо его сообщества знает и этот «секрет», но, поскольку у существ этой братии это строгое соблюдение «профессиональной» тайны очень хорошо развито, никто, конечно, не хочет раскрыть ее.

И в результате своих серьезных размышлений он понял, что нужно не просто спрашивать, а допрашивать ученых существ об этой тайне.

В тот же день он дал надлежащее указание своим соответствующим ближайшим помощникам, и последние уже начали «допрашивать» так, как давно уже было принято у власть имущих существ допрашивать обычных существ.

Когда этот оригинальный персидский царь в конце концов убедился, что ученые существа этого сообщества действительно ничего не знают об этой тайне, он стал искать в других сообществах ученых существ, которым эта тайна могла быть известна.

Поскольку цари других сообществ не желали предоставлять свои ученые существа для «допроса», он решил силой заставить этих непобежденных царей сделать это. И с того времени во главе подвластных ему многочисленных полчищ он стал с их помощью совершать так называемые «военные экскурсии».

Этому персидскому царю было подвластно много полчищ, потому что в тот период в этой области поверхности этой твоей планеты, где было расположено то сообщество, над которым он был царем, в присутствиях существ еще до того увеличилась, в соответствии с так называемым «предусмотрительным приспособлением» Великой Природы, так называемая «рождаемость»; и в данный период реализовывалось то, что требовалось для общекосмического трогоавтоэгократического процесса, то есть из этой области поверхности твоей планеты должно было поступать больше вибраций, возникающих от уничтожения бытийного существования.

Во время этого последнего объяснения Хусейн прервал Вельзевула следующими словами:

– Дорогой дедушка, я не понимаю, почему поступление вибраций, нужных для целей реализации этого величайшего космического процесса, должно зависеть от определенной области поверхности планеты.

На этот вопрос своего внука Вельзевул ответил следующее:

– Так как вскоре я намереваюсь сделать вопрос об этих устрашающих процессах взаимного уничтожения, который они называют «войнами», специальной темой своих рассказов о трехмозговых существах планеты Земля, лучше отложить и этот твой вопрос до этого специального рассказа, потому что тогда, думаю, ты хорошо поймешь это.

После этих слов Вельзевул опять продолжил рассказывать о Вавилонских событиях.

– Когда упомянутый мною оригинальный персидский царь стал побеждать, с помощью подвластных ему полчищ, существа других сообществ и захватывать силой их ученых, он отвел в качестве места для их сбора и существования упомянутый город Вавилон, куда их доставляли, для того чтобы этот владыка половины тогдашнего континента Азии мог потом на свободе допрашивать их в надежде, что один из них может быть знает секрет превращения дешевого металла в золото.

С этой же целью он совершил в то время даже специальный так называемый «поход» в страну Египет.

Он совершил тогда этот специальный поход туда потому, что в то время там собирались ученые существа всех континентов планеты, так как там было широко распространено мнение, что в этом Египте можно было получить больше знаний по их различным «наукам», чем где бы то ни было на их планете.

Этот персидский царь-завоеватель увез тогда из Египта всех находившихся там ученых существ, как местных, так и приехавших из других сообществ; в их числе было также несколько так называемых «египетских жрецов», потомков как раз тех ученых членов общества Ахалдан, которым удалось спастись и которые были первыми поселенцами той страны.

Когда в присутствии этого оригинального персидского царя через некоторое время возникла новая мания, мания уничтожения жизни других подобных себе существ, которая вытеснила прежнюю манию, он забыл об ученых существах, и они стали существовать там, в городе Вавилоне, свободно в ожидании его дальнейших указаний.

Собранные там таким образом в городе Вавилоне почти со всей планеты ученые существа часто собирались вместе и конечно обсуждали между собой, как свойственно ученым существам планеты Земля, вопросы, которые были либо несоизмеримо выше их понимания, либо в которых они никогда не могли выяснить абсолютно ничего полезного ни для себя, ни для обычных тамошних существ.

Так вот, во время этих собраний и дискуссий у них возник, что вообще бывает у ученых существ там, так называемый «жгучий вопрос современности», вопрос, который, так или иначе, действительно трогал их в то время, как они говорят, «до глубины души».

Вопрос, ставший жгучим вопросом современности, так живо затрагивал все существо каждого их них, что они даже «сошли» со своих так называемых «пьедесталов» и стали обсуждать его не только с такими же, как они, учеными, но и где попало и с кем попало.

Вследствие этого интерес к этому вопросу постепенно распространился среди всех обычных трехмозговых существ, живших тогда в Вавилоне, и примерно к тому времени, когда мы попали в этот город, он стал там злободневным вопросом для всех существ.

Об этом вопросе говорили и его обсуждали не только эти ученые существа, но и среди обычных существ там происходили подобные разговоры и яростные дискуссии.

О нем говорили и спорили и стар и млад, мужчины и женщины, и даже вавилонские мясники. Очень стремились они, особенно ученые, выяснить этот вопрос.

Перед нашим прибытием туда многие из живших в Вавилоне существ в конце концов даже свихнулись на этой почве и многие уже были кандидатами к тому же.

Этот жгучий вопрос современности заключался в том, что и «горе-ученые» и обычные существа города Вавилон очень хотели знать, есть ли у них «душа».

По этому вопросу в Вавилоне существовали всевозможные фантастические теории; и все время стряпались все новые и новые теории, и у каждой, как там говориться, «остроумной теории» были, конечно, свои последователи.

Хотя там существовала целая куча этих разных теорий, тем не менее все они до одной были основаны лишь на двух, но совершенно противоположных посылках.

Одни из них назывались «атеистическими», а другие – «идеалистическими» или «дуалистическими».

Все дуалистические теории утверждали существование души и, конечно, ее «бессмертие» и всевозможные «пертурбации» с ней после смерти существа «человек».

А все атеистические теории утверждали прямо противоположное.

Короче говоря, мой мальчик, когда мы прибыли в город Вавилон, там тогда происходило так называемое «Вавилонское столпотворение».

Произнеся эти последние слова, Вельзевул немного задумался и затем продолжал:

– Теперь я хочу рассказать тебе о только что употребленном мною выражении «Вавилонское столпотворение». Это выражение очень часто употребляют на твоей планете и современные тамошние трехмозговые существа.

Я хочу коснуться этого часто употребляемого там выражения и разъяснить его тебе главным образом потому, что, во-первых, мне пришлось быть в то время свидетелем тех событий, которые породили его, и, во-вторых, потому, что история возникновения этого выражения и его пресуществление в понимании твоих современных любимцев может очень ясно и поучительно объяснить тебе, что, как всегда вследствие тех же установившихся там ненормальных условий обычного бытийного существования, там никогда не доходит до существ последующих поколений никакой точной информации о событиях, которые действительно происходили с существами прежних эпох. А если случайно что-нибудь вроде этого выражения и достигает их, то странный разум твоих любимцев создает целую теорию на основе одного лишь такого выражения, в результате чего те иллюзорные «бытийные эгопластикуры», или так называемые у них «психические представления» в их присутствиях растут и множатся, вследствие чего во Вселенной возникла странная «уникальная психея» трехмозговых существ, имеющаяся у всех твоих любимцев.

Так вот, когда мы прибыли в город Вавилон и я стал общаться там с различными существами и делать соответствующие наблюдения, для того чтобы выяснить интересовавший меня вопрос, то, из-за того что почти повсюду я сталкивался с упомянутыми учеными существами, которые собирались и встречались там в больших количествах, случилось так, что я стал общаться только с ними и проводил свои наблюдения через них, а так же через их индивидуальности.

В числе ученых существ, с которыми я встречался с упомянутой мною целью, было также одно по имени Хамолинадир, которого также принудительно привезли туда из Египта.

Так вот, во время этих наших встреч между мной и этим земным трехмозговым существом Хамолинадиром установились почти такие же отношения, какие обычно устанавливаются повсюду между часто встречающимися трехмозговыми существами.

Этот Хамолинадир был одним из тех ученых там, в общем присутствии которого не совсем атрофировались перешедшие к нему по наследству факторы импульсов трехмозгового существа, и кроме того оказалось, что во время его подготовительного возраста окружавшие его ответственные существа подготовили его к тому, чтобы он также стал более или менее нормально ответственным.

Нужно заметить, что тогда в города Вавилоне было много таких ученых существ.

Хотя этот ученый Хамолинадир возник и подготавливался к тому, чтобы стать ответственным существом, как раз там, в городе Вавилоне, и происходил от тамошнего народа существ, называемого «ассирийским», однако ученым он стал в Египте, где в то время находилась высочайшая на Земле школа, которая называлась «Школой материализации мысли».

В том возрасте, когда я впервые встретил его, его «я» уже было – в отношении разумного управления так называемым «автоматическим психическим функционированием» своего общего присутствия – максимально устойчивым для трехмозгового существа планеты Земля того времени, вследствие чего во время так называемого «состояния пассивного бодрствования» такие бытийные восприятия, как, например, так называемые «самосознание», «беспристрастность», «искренность», «восприимчивость», «внимательность» и т. д. у него были весьма определенно выражены.

Вскоре после нашего прибытия в Вавилон я стал ходить с этим Хамолинадиром на различные так называемые «собрания» упомянутых существ и слушать всевозможные так называемые «доклады» по тому самому вопросу, который был тогда «злободневным» и который был причиной «волнения умов всего Вавилона».

Этого моего друга Хамолинадира также очень волновал упомянутый «жгучий вопрос».

Его очень волновал и озадачивал тот факт, что и уже существующие и многие вновь появляющиеся теории по этому вопросу, несмотря на свои совершенно противоположные доказательства, были все в равной мере убедительны и в равной мере правдоподобны.

Он говорил, что те теории, в которых доказывалось, что у нас есть душа, сформулированы очень логично и убедительно; и точно так же те теории, в которых доказывалось совершенно противоположное, изложены не менее логично и убедительно.

Для того чтобы ты мог поставить себя на место этого симпатичного ассирийца, я также расскажу тебе, что вообще на твоей планете, как тогда в городе Вавилоне, так и в настоящее время, все теории по такому вопросу, как они выражаются, о «потустороннем» или любое другое «разъяснение подробностей» всякого определенного «факта» придумываются там теми трехмозговыми существами, у которых полностью кристаллизовалось большинство последствий свойств органа кундабуфер, вследствие чего в их присутствиях активно функционирует то бытийное свойство, которое они сами называют «хитростью». Вследствие этого они сознательно – конечно, сознательно лишь применительно к тому разуму, который уже давно стал свойственен только им, – и, более того, просто автоматически, постепенно приобретают в своих общих присутствиях способность «подмечать» слабость психеи окружающих подобных им существ; и эта способность постепенно формирует в них данные, которые дают им возможность иногда чувствовать и даже понимать своеобразную логику окружающих их существ, и в соответствии с этими данными они придумывают или выдвигают ту или иную «теорию» по тому или оному вопросу; а так как, как я уже говорил тебе, у большинства трехмозговых существ там, из-за установленных там ими самими ненормальных условий обычного бытийного существования, бытийная функция, называемая «инстинктивно чувствовать космические истины», постепенно атрофируется, то, если кто-нибудь из них примется за подробное изучение какой-нибудь из этих «теорий», он обязательно, хочет этого или нет, оказывается убежденным в ней всем своим присутствием.

Итак, мой мальчик, спустя восемь их месяцев после моего прибытия в город Вавилон, я однажды отправился с этим своим тамошним другом Хамолинадиром на так называемую «общую конференцию ученых».

Эта «общая конференция ученых» уже была созвана в то время учеными существами, принудительно привезенными туда раньше, и на этой конференции были не только ученые, насильственно собранные там упомянутым персидским царем, который тем временем уже охладел к науке «алхимии» и совсем забыл о ней, но и многие другие ученые из других сообществ, добровольно собравшиеся там, как они тогда говорили, «ради науки».

На этой «общей конференции ученых» в тот день докладчики выступали по жребию.

Мой друг Хамолинадир тоже должен был выступать по какому-то вопросу и, следовательно, тянул жребий; и ему выпало выступать пятым.

Выступавшие до него докладчики либо говорили о новых «теориях», придуманных ими, либо критиковали уже существующие и известные всем теории.

Наконец, пришел черед этого симпатичного ассирийца.

Он поднялся на так называемую «кафедру», и, пока он поднимался, служители повесили на ней объявление, сообщающее, на какую тему будет говорить данный докладчик.

В то время было принято так делать.

В объявлении говорилось, что докладчик избрал темой своего доклада «Неустойчивость человеческого разума».

После этого мой земной друг сначала описал, какое строение, по его мнению, имеет человеческий «головной мозг», и в каких случаях и каким образом мозги человека воспринимают различные впечатления, и как только после определенного так называемого «соглашения» между всеми мозгами окончательные результаты отпечатываются на этом головном-мозге.

Сначала он говорил спокойно, но чем больше говорил, тем больше возбуждался, пока его голос не перешел в крик, и так, крича, он стал критиковать разум в человеке.

В то же время он безжалостно критиковал и свой собственный разум.

Все еще продолжая кричать, он очень логично и убедительно показал неустойчивость и непостоянство человеческого разума и продемонстрировал, как легко доказать этому разуму что угодно и убедить его в чем угодно.

Хотя среди криков этого моего земного друга Хамолинадира можно было слышать рыдания, тем не менее, даже рыдая, он продолжал кричать. Далее он сказал:

«Каждому человеку и мне, конечно, доказать все что угодно очень легко; нужно знать всего лишь, какие толчки и какие ассоциации следует вызвать в мозге другого человека, доказывая ту или иную «истину». Человеку даже можно очень легко доказать, что весь наш Мир и, разумеется, находящиеся в нем люди, всего лишь иллюзия, и что подлинность и реальность Мира лишь «мозоль», более того, мозоль, растущая на большом пальце его левой ноги. Кроме этой мозоли, в Мире не существует абсолютно ничего; все только кажется, да и то только «психопатам в квадрате «».

В этом месте речи этого симпатичного земного трехмозгового существа служитель подал ему сосуд с водой, и он, жадно выпив воду, продолжал говорить, но теперь спокойнее.

Он сказал далее:

«Возьмите, например, меня: я не являюсь обычным ученым. Я известен всему Вавилону и людям многих других городов как чрезвычайно ученый и мудрый человек.

Я закончил курс обучения, выше которого еще не было на Земле и вряд ли когда-нибудь будет.

Но что же это высочайшее развитие дало моему разуму в отношении вопроса, который уже почти два года сводит с ума всех вавилонян?

Этот мой разум, получивший высочайшее развитие, во время этого общего сумасшествия по поводу вопроса о «душе» не дал мне ничего кроме «семи пятниц на неделе».

Все это время я очень внимательно и серьезно следил за всеми старыми и новыми теориями о «душе», и нет ни одной теории, с автором которой я внутренне не согласен, так как все они изложены очень логично и правдоподобно, и такой разум, как у меня, не может согласиться с их логикой и правдоподобностью.

За это время я даже сам написал очень объемистую работу по этому «вопросу о потустороннем мире»; и многие присутствующие здесь, несомненно, познакомились с моим логическим мышлением, и вполне вероятно, что здесь нет такого, кто не позавидовал бы этому моему логическому мышлению.

И тем не менее я сейчас честно заявляю вам всем, что в отношении этого «вопроса о потустороннем мире» я сам, при всем накопленном мною знании, ни более ни менее, как просто «идиот в кубе».

У нас сейчас в городе Вавилоне происходит всенародное «столпотворение», чтобы с помощью этого столпа подняться на «Небеса» и посмотреть своими собственными глазами, что там происходит.

Этот столп строится из кирпичей, которые внешне все кажутся одинаковыми, но которые сделаны из совершенно различных материалов.

Среди этих кирпичей есть кирпичи из железа и дерева, а также из «теста» и даже из «гагачьего пуха».

Так вот, в настоящее время прямо в центре Вавилона из таких кирпичей строится столп чудовищных размеров, и всякий более или менее сознательный человек должен иметь в виду, что рано или поздно этот столп обязательно упадет и раздавит не только всех жителей Вавилона, но и все остальное, что там есть.

Так как я лично еще хочу жить и не имею желания быть раздавленным этой вавилонской башней, я сейчас немедленно уеду отсюда, а вы все поступайте, как хотите».

Он произнес эти последние слова уже на ходу и убежал, и с тех пор я больше никогда не видел этого симпатичного ассирийца.

Как я потом узнал, он в тот же день навсегда покинул город Вавилон и отправился в Ниневию и существовал где-то там до преклонного возраста. Я также установил, что этот Хамолинадир никогда больше не занимался «науками» и что он до конца своего существования занимался лишь возделыванием «чунгари», что на современном языке называется «кукурузой».

Так вот, мой мальчик, речь этого Хамолинадира сначала произвела на существ там такое большое впечатление, что почти месяц они ходили, как там говориться, «как в воду опущенные».

И когда они встречались друг с другом, они только и говорили о различных местах в его речи, которые они запомнили и повторяли.

Они повторяли их так часто, что некоторые из фраз Хамолинадира распространились среди обычных существ Вавилона и стали поговорками в обычном повседневном существовании.

Некоторые его выражения дошли даже до современных существ планеты Земля, и среди них имеется также выражение «Вавилонское столпотворение».

Современные существа теперь уже совсем ясно представляют себе, что когда-то в этом самом городе Вавилоне была построена некая башня, для того чтобы существа могли подняться в своих планетарных телах к «Самому Богу».

И современные существа планеты Земля также говорят и совершенно убеждены, что во время строительства этой «вавилонской башни» смешалось несколько языков.

Вообще до современных существ планеты Земля из того времени, когда Центром Культуры был Вавилон, так же как и из других времен, дошло очень много таких изолированных выражений, произнесенных или установленных разными разумными существами прежних эпох относительно некоторых подробностей полного понимания; а твои любимцы последних столетий на основе лишь этих «обрывков» состряпали своим совсем уж «куцым» разумом такие небылицы, что позавидовал бы сам наш архихитрый Люцифер.

Среди многих распространенных тогда в Вавилоне учений относительно «вопроса о потустороннем мире» две имели большее число сторонников, хотя у этих учений не было ничего общего между собой.

И именно эти два учения стали переходить из поколения в поколение и запутывать их «бытийное здравомыслие», которое и без них было уже достаточно запутано.

Хотя, в процессе передачи из поколения в поколение, подробности обоих этих учений претерпели изменения, все же основные содержащиеся в них идеи остались неизменными и дошли даже до нынешнего времени.

Одно из этих учений, имевших тогда в Вавилоне много сторонников, было как раз «дуалистическим», а другое – «атеистическим»; так что в одном из них доказывалось, что у существ есть душа, а в другом – прямо противоположное, то есть что у них нет ничего подобного.

В дуалистическом, или идеалистическом, учении говорилось, что в грубом теле бытийного человека имеется тонкое невидимое тело, которое и есть душа.

Это «тонкое тело» человека бессмертно, то есть оно никогда не разрушается.

Это тонкое тело, или душа, – говорилось далее – должно соответствующим образом платить за все действия «физического тела», вольные или невольные, и каждый человек уже от рождения состоит из этих двух тел, именно физического тела и души.

Далее говорилось, что как только человек рождается, на его плечи тотчас же усаживаются два невидимых духа.

На правом плече сидит «добрый дух», называемый «ангелом», а на левом – другой, «злой дух», называемый «дьяволом».

С самого первого дня эти духи – добрый и злой – регистрируют в своих «записных книжках» все проявления человека: дух, сидящий на его правом плече, записывает все его так называемые «хорошие проявления» или «добрые дела», а дух, сидящий на его левом плече, – «злые».

В числе обязанностей этих двух духов есть обязанность внушать человеку и заставлять его совершать больше тех проявлений, которые находятся соответственно в ведении каждого из них.

Дух справа постоянно стремиться удержать человека от того, чтобы он совершал действия, которые находятся в ведении противоположного духа, и, соответственно, волей-неволей больше совершал действий, которые находятся в его собственном ведении.

А дух слева делает то же самое, но наоборот.

В этом странном учении далее говорилось, что эти два «соперничающие духа» все время воюют друг с другом, и каждый изо всех сил стремится, чтобы человек совершал больше тех действий, которые находятся в его ведении.

Когда человек умирает, эти духи оставляют его физическое тело на Земле и уносят его душу к Богу, Который пребывает где-то «на Небесах».

Там на Небесах этот Бог сидит в окружении своих преданных ангелов и архангелов, и перед Ним подвешены весы.

По обеим сторонам весов стоят дежурные «духи». Справа стоят духи, называемые «служителями Рая», это ангелы; а слева стоят «служители Ада», это дьяволы.

Духи, сидевшие на плечах человека всю его жизнь, после смерти приносят его душу к Богу, и тогда Бог берет из их рук записные книжки, в которых занесены записи обо всех поступках человека; и Он кладет их на «чаши весов».

На правую чашу Он кладет записную книжку ангела, а на левую чашу – записную книжку дьявола; и, в соответствии с тем, какая чаша опускается, Бог повелевает дежурным духам, стоящим с этой стороны, взять эту душу на свое попечение.

На попечении духов, стоящих на посту справа, находится как раз то место, которое называется Раем.

Это место неописуемой красоты и великолепия. В этом Раю имеются в изобилии прекрасные плоды и бесконечное количество благоуханных цветов, и в воздухе постоянно раздаются чарующие звуки песен херувимов и музыки серафимов; и перечислялось еще много других вещей, внешние реакции на которые, по восприятиям и представлениям, ненормально укоренившимися у трехмозговых существ той странной планеты, скорее всего могут вызвать у них, как они говорят, «большое удовлетворение», то есть удовлетворение тех потребностей, сформировавшихся в их общих присутствиях, обладать которыми преступно для трехмозговых существ и совокупность которых вытеснила из их присутствий абсолютно все, что было заложено в них нашим ОБЩИМ ТВОРЦОМ и чем каждому трехмозговому существу надлежит обладать.

В ведение духов, стоящих на посту слева от весов, которые, по этому вавилонскому учению, являются дьяволами, находится так называемый Ад.

Относительно Ада говорилось, что это – место, в котором нет никакой растительности, всегда невообразимо жарко и нет ни единой капли воды.

В этом Аду постоянно раздаются звуки страшной «какофонии» и неистово оскорбительная «ругань».

Повсюду орудия всевозможных пыток, от «дыбы» и «колеса» до орудий для разрывания тел и механического натирания их солью и прочее в таком же духе.

В вавилонском идеалистическом учении подробно объяснялось, что, для того чтобы душа человека попала в этот Рай, он на Земле должен постоянно стремиться давать больше материала для записной книжки ангела – духа, сидящего на правом плече, в противном случае душа человека неизбежно попала бы в этот ужаснейший Ад.

Здесь Хусейн не мог удержаться и внезапно прервал рассказ следующими словами:

– Какие из своих проявлений они считают хорошими и какие плохими?

Вельзевул посмотрел на своего внука очень странным взглядом и, покачав головой, сказал следующее:

– Что касается того, какие бытийные проявления там, на твоей планете, считаются хорошими и какие плохими, – существовало два не имеющих ничего общего между собой независимых представления, переходящие от поколения к поколению с древнейших времен до настоящего времени.

Первое из этих представлений существует там и переходит от одного поколения к другому у таких трехмозговых существ там, какими были те члены общества Ахалдан на континенте Атлантида, и у таких, которые, хотя и другого типа, через несколько столетий после трансапальной пертурбации, приобрели почти то же самое на основе своих общих присутствий и которые назывались «посвященными».

Первое из этих представлений существует там в следующей формулировке:

«Всякий поступок человека является хорошим в объективном смысле, если он совершен в соответствии с его совестью, и всякий поступок является плохим, если от него он потом испытывает «угрызение совести"».

А второе представление возникло там вскоре после мудрой «выдумки» Великого Царя Конузьона, каковая выдумка, переходя из поколения в поколение, через обычных существ там, постепенно распространилась почти по всей планете под названием «морали».

Здесь будет очень интересно отметить одну особенность этой морали, которая была привита ей с самого ее возникновения и которая, в конце концов, стала ее неотъемлемой частью.

Что это за особенность земной морали, ты сможешь легко представить себе и понять, если я тебе скажу, что она приобрела, как внутренне, так и внешне, как раз то «уникальное качество», которое присуще существу, носящему имя «хамелеон».

А странность и специфичность этой самой обыкновенной тамошней морали, особенно современной, состоит в том, что ее действие автоматически зависит исключительно от настроения местных властей, каковые настроения, в свою очередь, зависят, так же автоматически, от состояния четырех источников активности, существующих там под названиями «теща», «пищеварение», «лакей» и «наличные».

Вторым вавилонским учением, которое тогда имело много последователей и которое, переходя от поколения к поколению, дошло и до твоих современных любимцев, было, напротив, одно из атеистических учений того времени.

В этом учении земного кандидата в хаснамусы того времени утверждалось, что в мире нет Бога, и, кроме того, у человека нет души, и, следовательно, все эти разговоры и споры о душе не что иное, как бред большой фантазии.

Дальше утверждалось, что в мире существует лишь один особый закон механики, по которому все существующее переходит из одной формы в другую; то есть следствия, возникающие из некоторых предшествующих причин, постепенно трансформируются и становятся причинами последующих следствий.

И человек, следовательно, является лишь следствием какой-то предшествующей причины и, в сою очередь, должен в результате этого быть причиной определенных следствий.

Далее говорилось, что даже так называемые «сверхъестественные явления», реально воспринимаемые большинством людей, есть не что иное, как такие же следствия, вытекающие из упомянутого особого закона механики.

Полное понимание этого закона чистым разумом зависит от постепенного объективного всестороннего ознакомления с его многочисленными подробностями, которые могут открыться чистому разуму в соответствии с его развитием.

Но что касается разума человека, то это всего лишь сумма всех воспринятых им впечатлений, из которых в нем постепенно возникают данные для сравнений, выводов и заключений.

В результате всего этого он получает больше информации, касающейся всех однотипных факторов вокруг него, которая, в свою очередь, становится в общей организации человека материалом для формирования у него определенных убеждений. Таким образом, из всего этого в человеке формируется разум, то есть его собственная субъективная психея.

Что бы ни говорилось в этих двух учениях о душе и какие бы зловредные средства ни были подготовлены теми учеными существами, собравшимися там почти со всей планеты, для постепенного превращения разума их потомков в настоящую фабрику глупости, это не было бы, в объективном смысле, полностью пагубным; но весь объективный ужас заключается в том факте, что впоследствии из этих учений получилось большое зло не только для одних лишь потомков, но, возможно, также для всего сущего.

Дело в том, что во время упомянутого «волнения умов» того времени в городе Вавилоне эти ученые существа, вследствие своего совместного мудрствования, приобрели в своих присутствиях, вдобавок ко всему уже имевшемуся, массу новых дополнительных данных для хаснамусских проявлений; и, когда они разошлись и отправились по домам в свои страны, они стали повсюду, конечно, бессознательно, распространять как заразные бациллы все те понятия, которые в своей совокупности, в конце концов, полностью уничтожили последние остатки и даже следы всех результатов святых трудов Святейшего Ашиата Шиемаша.

То есть остатки тех святых «сознательных страданий трудов», которые он намеренно реализовал с целью создания, именно для трехмозговых существ, особых внешних условий обычного бытийного существования, в каких только и могли постепенно исчезнуть из их присутствий зловредные последствия свойств органа кундабуфер, чтобы вместо них можно было бы постепенно приобрести свойства, подобающие присутствию всякого трехмозгового существа, все присутствие которого является точным подобием всего сущего во Вселенной.

Другим результатом различных мудрствований тех ученых существ Земли тогда в городе Вавилоне относительно вопроса о душе было то, что, вскоре после моего пятого личного появления на поверхности твоей планеты, этот их Центр Культуры, несравненный и действительно великолепный Вавилон, был, в свою очередь также, как говорится там, стерт до основания с лица Земли.

Был уничтожен не только сам город Вавилон, но и все, что было приобретено и достигнуто существами, прежде существовавшими там на протяжении многих их столетий.

Справедливости ради я здесь должен сказать, что первоначальная инициатива по уничтожению святых трудов Ашиаты Шиемаша исходила, однако, не от этих ученых Земли, собравшихся тогда в городе Вавилоне, а от выдумки очень хорошо известного там ученого существа, также существовавшего там, на континенте Азия, за несколько веков до этих вавилонских событий, именно от выдумки существа по имени «Лентрохамсанин», которое, покрыв свою наивысшую бытийную часть в определенное целое и усовершенствовав себя разумом до требуемой степени объективного разума, также стало одним из тех 313 хаснамусских вечных индивидуумов, существующих сейчас на небольшой планете, носящей название Возмездие.

Об этом Лентрохамсанине я тоже расскажу тебе, поскольку сведения, касающиеся его, послужат разъяснением для твоего понимания странной психеи трехмозговых существ, живущих на той своеобразной далекой планете.

Но я расскажу тебе об этом Лентрохамсанине, только когда кончу рассказывать о святейшем Ашиате Шиемаше, так как сведения, касающиеся этого, теперь уже Наисвятейшего, Индивидуума Ашиаты Шиемаша и Его деятельность в связи с этой твоей планетой, крайне важны и в высшей степени ценны для твоего понимания особенностей психеи этих заинтересовавших тебя трехмозговых существ, плодящихся на планете Земля.