Загрузка...



ГЛАВА 26. ЛЕГОМИНИЗМ О РАССУЖДЕНИЯХ СВЯТЕЙШЕГО АШИАТЫ ШИЕМАША, НАЗЫВАЕМЫЙ «УЖАС СИТУАЦИИ» 

– «Легоминизм», – продолжал Вельзевул, – через который были переданы рассуждения Святейшего Ашиаты Шиемаша, имел следующее содержание.

Он начинался с молитвы:

«Во имя причин моего возникновения, я буду всегда стремиться быть справедливым по отношения ко всякому уже одухотворенному порождению и по отношению ко всем будущим одухотворенным порождениям проявлений ОБЩЕГО ТВОРЦА, ВСЕМОГУЩЕГО АВТОКРАТА, ЕГО БЕСКОНЕЧНОСТИ, Аминь.

Мне, незначительной частице всего ВЕЛИКОГО ЦЕЛОГО, было приказано Свыше покрыться планетарным телом трехмозгового существа этой планеты и помогать всем другим таким же существам, возникающим и существующим на ней, освобождаться от последствий свойств того органа, который, по благородным и важным причинам, был реализован в присутствиях их предков.

До меня все священные Индивидуумы, специально и намеренно реализованные здесь Свыше, стремясь к этой же цели, всегда пытались выполнять возложенную на них задачу одних из трех священных путей самосовершенствования, предначертанных САМИМ ЕГО БЕСКОНЕЧНОСТЬ ТВОРЦОМ, именно священными путями, основанными на бытийных импульсах, называемых «Вера», «Надежда» и «Любовь».

Когда мне исполнилось семнадцать лет, я начал, по повелению Свыше, готовить свое планетарное тело к тому, чтобы «мочь» во время своего ответственного существования быть беспристрастным.

В этот период своей «самоподготовки», у меня было намерение, по достижении ответственного возраста, выполнить возложенную на меня задачу также через один из трех упомянутых священных бытийных импульсов.

Но когда, в течение этого времени своей «самоподготовки», мне приходилось встречать много существ почти всех «типов», формирующихся и существующих здесь, в городе Вавилоне, и когда, во время своих беспристрастных наблюдений, в меня закралось и стало все больше возрастать «сущностное сомнение» относительно возможности спасения трехмозговых существ этой планеты с помощью этих трех священных путей.

Различные проявления встречавшихся мне тогда существ, увеличившие мои сомнения, постепенно убедили меня, что эти последствия свойств органа кундабуфер, переходя по наследству через ряд поколений на протяжении очень длительного периода времени, в конце концов так кристаллизовались в их присутствиях, что теперь они доходили до современных существ уже как законная часть их сущности и, следовательно, эти кристаллизованные последствия свойств органа кундабуфер теперь стали, так сказать, «второй натурой» их общих присутствий.

Поэтому, когда я наконец стал ответственным существом, я решил, что, прежде чем остановить свой выбор на одном из упомянутых священных путей, я приведу свое планетарное тело в состояние священного «Кшеркнара», то есть в состояние «всемозговой сбалансированной восприимчивости», и только в этом состоянии буду выбирать способ своей дальнейшей деятельности.

С этой целью я тогда поднялся на гору «Везиниама», где сорок дней и ночей, стоя на коленях, предавался сосредоточению.

Вторые сорок дней и ночей я не ел и не пил, а вспоминал и анализировал все имевшиеся у меня впечатления обо всех восприятиях, которые я приобрел в течение своего существования там в период своей «самоподготовки».

Третьи сорок дней и ночей я стоял на коленях и тоже не ел и не пил и каждые полчаса выдергивал по два волоска из своей груди.

И когда после этого я наконец достиг полной свободы ото всех телесных и духовных связей с впечатлениями обычной жизни, я стал размышлять, как БЫТЬ.

Эти размышления моего очищенного разума тогда совершенно ясно показали мне, что спасать современных существ каким-либо из упомянутых священных путей уже слишком поздно.

Эти мои размышления совершенно ясно показали мне, что все истинные функции, свойственные человеческому существу, как они свойственны всем трехмозговым существам нашей Великой Вселенной, выродились уже у их отдаленных предков в другие функции, именно в функции, входящие в число свойств органа кундабуфер, очень похожие на истинные священные бытийные функции Веры, Любви и Надежды.

И это вырождение произошло, по всей вероятности, вследствие того факта, что, когда у их предков орган кундабуфер был уничтожен и они также приобрели факторы для истинных священных бытийных импульсов, тогда, поскольку у них еще оставался вкус многих свойств органа кундабуфер, эти свойства органа кундабуфер, напоминающие эти три священных импульса, постепенно смешались с последними, в результате чего в их психее кристаллизовались факторы для импульсов Веры, Любви и Надежды, хотя и сходных с истинными, тем не менее так или иначе совсем отличных.

Здешние современные трехмозговые существа иногда верят, любят и надеются своим разумом, так же как и своими чувствами; но как они верят, как любят и как надеются – вот в этом-то и заключается все своеобразие этих трех бытийных свойств!


Они тоже верят, но в них этот священный импульс функционирует не независимо, как вообще у всех трехмозговых существ, обитающих на других различных планетах нашей Великой Вселенной, на которых плодятся существа с такими же возможностями; а он возникает в зависимости от того или иного фактора, сформировавшегося в их общих присутствиях, как всегда, вследствие тех же последствий органа кундабуфер, как например, возникающих у них своеобразных свойств, которые они называют «тщеславием», «самолюбием», «гордостью», «самомнением» и т. д.

Вследствие этого здешние трехмозговые существа большей частью и подвержены восприятию и закреплению в их присутствиях всяких «синкрпусарамов», или, как здесь выражаются, они «верят всякой выдумке».

Существ этой планеты легко убедить в чем угодно, лишь бы во время их восприятия этих «выдумок» у них вызывалось и происходило, либо сознательно извне, либо механически само по себе, действие того или иного соответствующего последствия органа кундабуфер, кристаллизованные у них из числа тех, которые образуют так называемую «субъективность» данного существа, как например, «самолюбие», «тщеславие», «гордость», «чванство», «зазнайство», «бахвальство», «высокомерие» и т. д.

От влияния таких воздействий на их выродившийся разум и на выродившиеся факторы в их локализациях, каковые факторы реализуют их бытийные ощущения, кристаллизуется не только ложное убеждение относительно упомянутых выдумок, но они потом, со всей искренностью и убежденностью, даже рьяно доказывают окружающим, что это именно так и никак не может быть иначе.

В столь же ненормальной форме в них сложились данные, вызывающие священный импульс любви.

В присутствиях современных существ также возникает тот странный импульс, который они называют любовью, и этого у них сколько угодно; но эта их любовь, во-первых, также является результатом определенных кристаллизовавшихся последствий свойств того же кундабуфера; а, во-вторых, этот их импульс возникает и проявляется в этом процессе у каждого из них совершенно субъективно, настолько субъективно и настолько по-разному, что, если десятерых из них попросили объяснить, как они чувствуют этот свой внутренний импульс, то все десять – конечно, если они хоть на этот раз ответили бы искренне и откровенно и описали бы свои действительные чувства, а не вычитанные где-то или услышанные от кого-нибудь еще, – все десять бы ответили по-разному и описали бы десять разных чувств.

Один описал бы это чувство как сексуальное; другой – как жалость; третий – как желание подчиняться; четвертый – как обычную страсть ко внешнему и т. д. и т. п., но ни один из десяти не смог бы даже отдаленно описать чувство истинной Любви.

И ни один из них не смог этого сделать потому, что ни у одного из обычных человеческих существ здесь в течение длительного времени никогда не было чувства священного бытийного импульса истинной Любви. А без этого «вкуса» они даже смутно не могут описать этот, имеющийся в присутствии каждого трехмозгового существа всей Вселенной, блаженнейший священный бытийный импульс, который, по божественному предвидению Великой Природы, образует в нас те данные, в результате которых мы можем ощутить блаженство отдыха от трудов праведных, реализованных нами с целью самосовершенствования.

Здесь, в настоящее время, если одно из этих трехмозговых существ «любит» кого-нибудь, то оно любит его лишь потому, что последний все время притворствует или незаслуженно льстит ему; либо, что его нос очень похож на нос той женщины или того мужчины, с которым, благодаря космическому закону «полярности» или «типа», была установлена связь, которая еще не нарушилась; либо, наконец, она любит его только потому, что дядя последнего является крупным дельцом и когда-нибудь сможет оказать ему поддержку и т. д. и т. п.

Но человеческие существа здесь никогда не любят истинной, объективной и неэгоистичной любовью.

Вследствие этой любви здешних современных существ, их наследственное предрасположение к кристаллизации свойств органа кундабуфер кристаллизуется в настоящее время беспрепятственно и, в конце концов закрепляется в их натуре как их законная часть.

А что касается третьего бытийного импульса, именно «сущностной надежды», его положение в присутствиях здешних трехмозговых существ еще хуже, чем у первых двух.

Такой бытийный импульс не только, в конце концов, приспособился в них ко всему их присутствию искаженно, но эта заново образовавшаяся у них зловредная странная «надежда», заменившая бытийный импульс Священной Надежды, теперь уже стала главной причиной того, почему в них больше не могут приобретаться факторы функционирования истинных бытийных импульсов Веры, Любви и Надежды.

Вследствие этой своей вновь образовавшейся ненормальной надежды, они всегда на что-нибудь надеяться; и тем самым у них постоянно парализуются все те возможности, которые образуются в них либо намеренно извне, либо случайно сами по себе, каковые возможности могли бы может уничтожить в их присутствиях их наследственное предрасположение к кристаллизациям последствий свойств органа кундабуфер.

Вернувшись с горы Везиниама в город Вавилон, я продолжил свои наблюдения, для того чтобы выяснить, нельзя ли помочь этим несчастным как-нибудь по-другому.

За время специальных продолжавшихся в течение года наблюдений над всеми их проявлениями и восприятиями я убедился, что, хотя факторы, порождающие в их присутствиях священные бытийные импульсы Веры, Надежды и Любви, у существ этой планеты уже совершенно выродились, все же фактор, который должен порождать тот бытийный импульс, на котором основа вообще вся психея существ с трехмозговой системой и каковой импульс носит название объективной совести, у них еще не атрофировался, а остается в их присутствиях почти в своем первобытном состоянии.

Вследствие установившихся ненормальных условий обычного внешнего бытийного существования там, этот фактор постепенно проник в то сознание, которое здесь называется «подсознанием», и укрепился там, в результате чего он не принимает абсолютно никакого участия в деятельности их обычного сознания.

Так вот, именно тогда я с полной несомненностью понял всеми отдельными мыслящими частями, представляющими все мое «Я», что, если в общем функционировании этого их сознания, в котором они проводят все свое повседневное, как они здесь выражаются, «состояние бодрствования», участвовала бы деятельность этого бытийного фактора, еще сохранившегося в их общих присутствиях, только тогда было бы еще возможно избавить здешних современных трехмозговых существ от последствий свойств того органа, который был намеренно помещен в их первых прародителей.

Мои дальнейшие размышления тогда убедили меня, что этого можно было бы достичь, только если их общее бытийное существование длительное время протекало бы в предусмотренных соответствующих условиях.

Когда все упомянутое полностью пресуществилось во мне, я решил посвятить с того времени всего себя созданию здесь таких условий, при которых функционирование еще сохранившейся в их подсознании «священной совести» могло постепенно перейти в функционирование их обычного сознания.

Да благословит мое решение ВСЕМОГУЩИЙ ВСЕЛЮБЯЩИЙ ОБЩИЙ ОТЕЦ ЕДИНОСУЩИЙ ТВОРЕЦ ЕГО БЕСКОНЕЧНОСТЬ. Аминь».

Так начался легоминизм о рассуждениях Святейшего Несравненного Ашиаты Шиемаша, называемый «Ужас Ситуации».

Так вот, мой мальчик, когда, как я уже говорил тебе, вскоре после своего последнего личного спуска на поверхность твоей планеты я впервые подробно познакомился с этим легоминизмом, который я только что повторил, и сразу же заинтересовался выводами этого впоследствии Высочайшего Святейшего Общекосмического Индивидуума Ашиаты Шиемаша, не было ни каких-либо других легоминизмов, ни каких-либо других источников информации относительно Его дальнейшей Святейшей Деятельности среди этих твоих любимцев, потому я решил тогда подробно исследовать и непременно уяснить себе, какие Он принял меры и как Он впоследствии осуществил их, чтобы помочь этим несчастным избавиться от последствий свойств органа кундабуфер, которые переходили к ним по наследству и были столь зловредны для них.

И поэтому я сделал одной из своих главных задач этого своего последнего пребывания там, на поверхности твоей планеты, подробное исследования и выяснение всей дальнейшей Святейшей Деятельности там, среди твоих любимцев, этого Великого Сущностного любящего, ныне Высочайшего Святейшего Общекосмического Индивидуума Ашиаты Шиемаша.

А что касается той «мраморной таблички», случайно сохранившейся со времени Святейшей Деятельности Великого Ашиаты Шиемаша и являющейся ныне главной священной реликвией братства посвященных существ, называемого Братством Олбогмек, мне довелось во время моего последнего пребывания там увидеть и прочитать выгравированное на ней содержание.

В процессе моих дальнейших выяснений оказалось, что позже, когда этот Святейший Ашиата Шиемаша установил там именно те условия обычного бытийного существования, которые Он задумал, несколько этих табличек, по Его совету и инициативе, были установлены в соответствующих местах многих больших городов и на них были выгравированы всякие высказывания и советы для соответствующего существования.

Но когда потом опять начались их большие войны, все эти таблички были также уничтожены этими странными существами самими, и только одна из них, именно та самая, которая находится теперь у этих братьев, как-то сохранилась, как я уже говорил тебе, и является собственностью этого Братства.

На этом еще сохранившемся мраморе были надписи, касающиеся священных бытийных импульсов, называемых Вера, Любовь и Надежда, именно:

ВЕРА, ЛЮБОВЬ И НАДЕЖДА
Вера сознания есть свобода,
Вера чувств есть слабость,
Вера тела есть глупость.
Любовь сознания вызывает в ответ то же самое,
Любовь чувств вызывает противоположное,
Любовь тела зависит только от типа и полярности.
Надежда сознания есть сила,
Надежда чувства есть рабство,
Надежда тела есть болезнь.

Прежде чем рассказывать дальше о деятельности Святейшего Ашиаты Шиемаша на благо твоих любимцев, я должен, полагаю, немного подробнее разъяснить тебе тот внутренний импульс, который называется там твоими любимцами надеждой и относительно которого Святейший Ашиата Шиемаш констатировал, что дело обстоит хуже, чем с двумя другими.

И личные наблюдения и исследования, которые я позже специально провел относительно этого имеющегося у них упомянутого странного импульса, ясно показали мне, что, поистине, факторы, порождающие в их присутствиях этот ненормальный импульс, более всего зловредны для них самих.

Вследствие этой их ненормальной надежды, там у них возникла и даже существует до сих пор страннейшая и очень своеобразная болезнь, имеющая тенденцию развиваться, – болезнь, называемая там «завтра».

Эта странная болезнь «завтра» принесла с собой ужасные последствия, и особенно для тех несчастных трехмозговых существ там, которым случилось узнать и всем своим присутствием убедиться, что у них имеются некоторые очень нежелательные последствия, для избавления от которых они должны делать определенные усилия, и они даже знают, какие именно усилия и как надо делать, но из-за этой зловредной болезни «завтра» им никак не удается делать эти требуемые усилия.

И эта-то зловредная часть всего того огромного ужасного зла по различным причинам, большим и малым, концентрируется в процессе обычного бытийного существования этих жалких трехмозговых существ; и, откладывая от «завтра» до «завтра», эти несчастные тамошние существа, которые случайно узнают о том, что я упомянул, также лишаются возможности когда-либо достичь чего-нибудь реального.

Эта странная и для твоих любимцев зловредная болезнь «завтра» уже стала помехой для существ настоящего времени, не только потому что они полностью лишены всякой возможности удалить из своих присутствий последствия органа кундабуфер, но она стала для большинства из них помехой и в том, чтобы честно выполнять хотя бы те бытийные обязанности, которые стали совершенно необходимыми в уже установившихся условиях обычного бытийного существования.

Из-за болезни «завтра», трехмозговые существа там, особенно современные, почти всегда откладывают на «потом» все, что нужно сделать в данный момент, в убеждении, что «потом» они сделают лучше и больше.

Вследствие упомянутой зловредной болезни «завтра», большинство тех несчастных существ там, которые, случайно или благодаря сознательному влиянию извне, через свой разум осознают свое полное ничтожество и начинают понимать это всеми своими отдельными одухотворенными частями и которым также случается узнать, какие бытийные усилия и каким образом следует делать, для того чтобы стать такими, какими надлежит быть трехмозговым существам, тоже, откладывая от «завтра» до «завтра», почти все приходят к тому, что в один печальный для них день у них возникают и начинают проявляться те предвестники старости, называемые «слабость» и «дряхлость», которые являются неизбежным уделом всех больших и малых космических формаций к концу завершения их существования.

Здесь я должен непременно рассказать тебе также о том странном явлении, которое я констатировал там во время своих наблюдений и изучения почти полностью выродившихся присутствий этих твоих любимцев; именно, я определенно констатировал, что у многих из них к концу планетарного существования большинство последствий того самого органа, который кристаллизовался в их общих присутствиях, начинают атрофироваться сами по себе и некоторые из них даже совершенно исчезают, вследствие чего эти существа начинают видеть и понимать действительность немного лучше.

В таких случаях в общих присутствиях таких твоих любимцев появляется сильное желание работать над собой, работать, как они сами говорят, для «спасения своей души».

Но нет нужды говорить, что из таких их желаний ничего не может получиться просто потому, что уже слишком поздно, так как время, отпущенное им для этой цели Великой Природой, уже прошло; и хотя они видят и чувствуют необходимость реализации требуемых бытийных усилий, однако для выполнения таких своих желаний у них теперь есть лишь бесплодные стремления и «закономерные старческие немощи».

Итак, мой мальчик, мои изыскания и исследования относительно дальнейшей деятельности Святейшего Ашиаты Шиемаша на благо трехмозговых существ на этой твоей планете, в конце концов, сделали мне ясным следующее.

Когда этот великий и почти несравненный по своему разуму Священный Индивидуум полностью убедился, что обычные священные пути, существующие для целей самосовершенствования всех трехмозговых существ Вселенной, больше не годятся для существ этой планеты, Он тогда, после года своих специальных наблюдений и изучения их психеи, опять поднялся на ту же самую гору Везиниама и несколько земных месяцев сосредоточенно размышлял, каким образом Он может осуществить свое решение, то есть избавить существ этой планеты от тех наследственных предрасположений к кристаллизации последствий свойств органа кундабуфер посредством сохранявшихся в их подсознании данных для основного священного бытийного импульса Совести.

Эти Его размышления тогда прежде всего полностью убедили Его, что, хотя спасти их посредством сохранившихся в их общих присутствиях данных для порождения этого священного бытийного импульса действительно возможно, однако это будет возможно, лишь если проявления этих сохранившихся в их подсознании данных будут участвовать в функционировании того их сознания, под управлением которого протекает их существование дневного бодрствования, и, более того, если этот бытийный импульс будет длительное время проявляться во всех аспектах этого их сознания.