Загрузка...



ГЛАВА 33. ВЕЛЬЗЕВУЛ – ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ГИПНОТИЗЕР 

Вельзевул продолжал рассказывать дальше:

– Когда я существовал среди твоих любимцев, в качестве профессионального гипнотизера, я проводил свои разъясняющие эксперименты на их психее, главным образом, посредством того упомянутого их необычного состояния, которое современные существа там называют «гипнотическим состоянием».

Чтобы привести их в это состояние, я сначала прибегал к тому же средству, каким существа тиклямишской цивилизации приводили в это состояние друг друга, именно воздействуя на них своим ханбледзоином.

Но потом, когда в моем общем присутствии стал часто возникать бытийный импульс, называемый «любовью к ближнему», и, помимо своих личных целей, мне приходилось вызывать это упомянутое состояние там у очень многих трехмозговых существ для их личного блага, и, так как это средство оказалось очень вредным для моего бытийного существования, я изобрел другое средство, благодаря которому получал тот же эффект, не затрачивая своего собственного ханбледзоина.

Я тогда придумал и очень скоро хорошо научился быстро изменять упомянутое «различие наполнения кровеносных сосудов» посредством некоторой задержки движения крови в определенных кровеносных сосудах.

С помощью этой задержки я добивался того, что, хотя уже ставшая механической скорость циркуляции крови их состояния бодрствования у существ оставалась, но в то же время начинало также функционировать их истинное сознание, то есть то, которое они сами называют подсознанием.

Это мое новое средство оказалось, конечно, несравненно лучше, чем то, которым и поныне пользуются существа твоей планеты, заставляющие гипнотизируемое лицо пристально смотреть на сверкающий или блестящий предмет.

Нельзя отрицать, что, как я уже говорил тебе, можно привести их в такое психическое состояние, заставляя их пристально смотреть на блестящий предмет, но далеко не всех существ там, по той причине, что, хотя от пристального взгляда, устремленного на блестящий предмет, у них может произойти изменение «наполнения кровеносных сосудов» в общей циркуляции крови, тем не менее главным фактором для этого должно быть намеренное с их стороны или автоматическое сосредоточение мыслей и чувств.

А это последнее может получиться у них либо от напряженного ожидания, либо от того происходящего в них процесса, который они обозначают словом «вера», либо от возникающей эмоции от ощущения страха, что что-то случиться, либо, наконец, от уже имеющихся внутри присутствия данного существа функций, которые они называют «страстями», как например, «ненависти», «любви», «чувственности», «любопытства» и т. д. и т. п.

Вот почему у существ, называемых там «истерическими», у которых временно или навсегда потеряна способность сосредоточения «мыслей» и «чувств», невозможно добиться изменения различия «наполнения кровеносных сосудов» в циркуляции крови путем фиксации ими пристального взгляда на блестящем предмете и, следовательно, также невозможно добиться у них упомянутого гипнотического состояния.

Но придуманным мной способом, именно определенным воздействием на сами «кровеносные сосуды», можно было привести в это состояние не только кого угодно из этих заинтересовавших тебя трехмозговых существ, но даже и многих одномозговых и двухмозговых плодящихся там существ, как например, различных так называемых «четвероногих», «рыб», «птиц» и т. д., и т. д.

Но что касается упомянутого импульса, любви к ближнему, побудившего меня искать новое средство приводить твоих любимцев в состояние, ставшее им уже присущим, – он возник во мне и постепенно стал некоторое время господствующим, главным образом, потому, что во время этой моей лечебной деятельности обычные трехмозговые существа там, принадлежащие ко всем кастам, вскоре повсеместно стали любить и почитать меня и считать чуть ли не посланным Свыше, чтобы помочь им избавиться от их вредных привычек; короче говоря, они стали проявлять по отношению ко мне свои искреннейший, почти истинный бытийный импульс «осколнику», или, как они сами говорят, «благодарность» и «признательность».

Эту бытийную осколнику, или благодарность, проявляли по отношению ко мне не только те, кого я спас, и их близкие, а почти все, кто так или иначе контактировал со мной или слышал обо мне, за исключением лишь тех специалистов у них, которые были их врачами.

Эти последние, напротив, ненавидели меня безмерно и прилагали все усилия, чтобы как-то подорвать добрые чувства, возникавшие у обычных существ по отношению ко мне; а ненавидели они меня просто потому, что я очень скоро стал их серьезным соперником.

Строго говоря, у них действительно были основания ненавидеть меня, так как всего лишь через несколько дней моей лечебной деятельности на мои ежедневные приемы приходили сотни пациентов, а сотни других стремились стать моими пациентами, в то время как мои бедные конкуренты должны были сидеть долгие часы в своих знаменитых кабинетах и с нетерпением ждать, когда к ним забредет, как «заблудившаяся овца», какой-нибудь случайный пациент.

Они ждали этих заблудившихся овец с большим нетерпением, так как некоторые из этих последних превращались в так называемых «дойных коров», из которых они выдаивали, как там уже было принято, то, что они обозначали словом «деньга», или «монета».

Все равно, справедливости ради, надо сказать, что в последнее время там действительно было совершенно невозможно существовать без этой «деньги», особенно тем трехмозговым существам, которые там являлись знаменитыми современными врачами.

Итак, мой мальчик, я начал свою деятельность в качестве врача-гипнотизера, как уже говорил тебе, в центре континента Азия, в различных городах Туркестана.

Сначала я был в городе той части Туркестана, которая позднее стала называться «Китайским Туркестаном», в отличие от той его части, которая, со времени ее завоевания существами, принадлежащими к большому сообществу Россия, была названа «Русским Туркестаном».

В городах Китайского Туркестана была очень большая нужда в таком враче, каким я тогда стал, так как среди трехмозговых существ, плодящихся на этой части поверхности этой твоей планеты, в тот период больше, чем обычно, развелись две их в высшей степени вредных так называемых «органических привычки», которые также стало свойственно приобретать в свои присутствия трехмозговым существам той злосчастной планеты.

Одной из этих вредных органических привычек было то, что называется там «курением опиума», а другой было «жевание анаши», или, как ее иначе называют, «гашиша».

Они получают этот опиум, как ты уже знаешь, из растения мак, а гашиш – из надпланетной формации там, называемой «чакла», или «конопля».

Как я только что сказал, в этот период моей деятельности мое существование проходило сначала, главным образом, в различных городах Китайского Туркестана, но обстоятельства сложились так, что потом я предпочитал находиться в городах Русского Туркестана.

Здесь, среди существ Русского Туркестана, одна из упомянутых «вредных привычек», или, как они сами называют их, «пороков», именно курение опиума, была очень редкой, а жевание анаши было еще более редким, но, с другой стороны, потребление так называемой «русской водки» там широко процветало.

Это зловредное средство получается там, главным образом, из надпланетной формации, называемой «картофель».

От потребления упомянутой водки не только психея злосчастных трехмозговых существ там становится, так же как и от «опиума» и «анаши», совершенно лишенной «здравого смысла», но вдобавок и некоторые важные части их планетарного тела постепенно совершенно вырождаются.

Здесь я должен сказать, мой мальчик, что именно тогда, в начале этой моей деятельности среди твоих любимцев, я завел, с целью лучшего проведения своих исследований в области их психеи, ту свою «статистику», которая потом постепенно заинтересовала некоторых Наисвятейших Космических Индивидуумов более высокой градации разума.

Так вот, когда я существовал в качестве врача там, среди существ, плодящихся в городах Туркестана, мне пришлось так много работать, особенно к концу, что некоторые функции моего планетарного тела стали расстраиваться, и я поэтому начал подумывать о том, как бы получить возможность хотя бы некоторое время ничего не делать, а только отдыхать.

Я мог, конечно, для этой цели вернуться к себе домой на планету Марс, но передо мной тогда возник мой лично-индивидуальный «бытийный димцониро», то есть мой бытийный долг по отношению к так называемому «сущностному слову», которое я дал себе.

А это сущностное слово, которое я дал себе, начиная свой шестой спуск, состояло в том, чтобы существовать там среди твоих любимцев до тех пор, пока я окончательно не уясню своему разуму все факты, являющиеся причинами постепенного формирования упомянутой исключительно странной бытийной психеи их общего присутствия.

Так вот, поскольку к тому времени я еще не выполнил данного себе сущностного слова, то есть еще не успел выяснить все подробности, необходимые для полного уяснения проблемы, я счел возвращение на планету Марс преждевременным.

Но оставаться в этом Туркестане и организовывать там свое существование таким образом, чтобы иметь своему планетарному телу требуемый отдых, я никак не мог, так как почти у всех существ там, на той части поверхности этой твоей планеты, плодящихся как в Китайском, так и в Русском Туркестане, уже кристаллизовались, либо через личные восприятия, либо из описания других, данные узнавать мою внешность; в то же время каждое обычное существо этой страны хотело поговорить со мной, либо о себе лично, либо о своих близких, по поводу одного из тех пороков, по избавлению от которых я стал там таким необыкновенным специалистом.

То, что я тогда задумал и осуществил, чтобы выйти из этого положения, и было причиной того, почему Туркестан – место, о котором в моем обычном присутствии есть и сохраняется закрепившиеся тогда данные для приятных воспоминаний, перестал быть местом моего постоянного существования на твоей планете в период этого моего последнего пребывания; и с этого времени города Туркестана с их «чайханами» и их восхитительным ароматным чаем заменились городами «знаменитой» Европы с их кафе с «черной жидкостью», неведомо из чего приготовленной.

Я решил отправиться в страну, которая является частью континента Африка и называется там Египтом.

Я избрал эту страну потому, что Египет действительно в тот период был лучшим местом для отдыха, и многие трехмозговые существа там, владеющие так называемым «материальным богатством», съезжались туда для этой цели со всех континентов.

Прибыв туда, я обосновался в городе, называемом «Каир», и очень скоро организовал внешнюю форму своего обычного существования таким образом, чтобы обеспечить этот отдых своему планетарному телу после упомянутых напряженных трудов.

Помнишь, я уже рассказывал тебе, что в первый раз я был в этом Египте во время своего четвертого появления на поверхности той твоей планеты, куда я спустился с целью собрать, с помощью нескольких существовавших там существ нашего племени, некоторое количество случайно возникших «уродцев», называемых «обезьянами»; и я тогда еще рассказывал тебе, что в той стране осмотрел много интересных искусственных сооружений, среди которых была и та самая, заинтересовавшая меня тогда, обсерватория для наблюдения космических сгущений.

В мой шестой спуск из всех многочисленных интересных сооружений, раньше существовавших там, почти ничего больше не было.

Они все были уничтожены, частью самими тамошними существами из-за так называемых «войн» и «революций», частью они покрылись песками.

Эти пески были следствием отчасти тех сильных ветров, которые я уже упоминал, а отчасти и того планетарного сотрясения, которое впоследствии существа этого Египта назвали «альнепусным землетрясением».

Во время этого планетарного сотрясения, расположенный к северу от еще существующего острова, называемого «Кипром», остров, называвшийся тогда «Сиапора», постепенно, очень необычным образом, за пять земных лет вошел в планету, и, пока продолжался этот процесс, в окружающем огромном салякуриапном пространстве происходили необычайные так называемые «отливы» и «приливы», в результате чего к поверхности этой суши из-под салякуриапа поднялось очень много песка и смешалось с песками уже упомянутого происхождения.

И ты знаешь, мой мальчик, что постепенно поднялось во мне, когда я рассказывал тебе все это о Египте и о том, что все мое существо ныне уже окончательно осознало, – именно, непростительную ошибку, которую я допустил своих рассказах о трехмозговых существах, плодящихся на планете Земля.

Ты помнишь, что однажды я сказал тебе, что ни одно из достижений существ прошлых поколений никогда не доходило до существ последующих поколений?

Так вот, во мне осознало, что я допустил в отношении этого ошибку.

Ни разу во время моих предыдущих рассказов об этих заинтересовавших тебя существах в моих бытийных ассоциациях не вспоминалось событие, имевшее место там как раз за день до моего отлета навсегда с поверхности той планеты, каковое событие доказывает, что что-то из достижений существ отдаленного прошлого все-таки дошло даже до твоих современных любимцев.

Эманации радости, возникшие тогда во мне от прощения меня ЕГО БЕСКОНЕЧНОСТЬЮ ВСЕСПРАВЕДЛИВЫМ ТВОРЦОМ ВСЕМОГУЩИМ и от Его милостивого разрешения вернуться мне в лоно моего первого возникновения, должно быть, помешали поглотить те впечатления достаточно интенсивно, для того чтобы в соответствующей части моего общего целого были такие «полностью кристаллизованные» данные, которые должны порождать у существ во время бытийных ассоциаций, возникающих от результатов проявлений, имеющих один источник, повторение того, что уже было прочувствовано.

Но теперь, когда я говорил об этом современном Египте и перед моим бытийным взором ожили картины некоторых когда-то понравившихся мне местностей той части поверхности суши планеты, слабые впечатления, которые у меня были раньше об этом упомянутом событии, постепенно облеклись у меня в определенное осознание и ясно вспомнились.

Прежде чем рассказать тебе об этом событии там, которое иначе как печальным и трагическим назвать нельзя, я должен еще раз, чтобы у тебя было более или менее ясное представление о нем, рассказать тебе кое-что о тамошних трехмозговых существах континента Атлантида, учредивших тогда учебное сообщество под названием Ахалдан.

Некоторые члены этого общества, уже имевшие какое-то представление о священном вездесущем Окиданохе, своими упорными трудами открыли, как получать из своей собственной атмосферы, а также из некоторых надпланетных формаций, каждую из его священных частей отдельно, и как, сохраняя эти священные космические «несущие силу» субстанции в концентрированном состоянии, проводить с их помощью определенные научные разъясняющие эксперименты.

Ученые члены упомянутого великого ученого общества тогда же открыли, среди прочего, что могут, с помощью отдельно локализованной третьей части Вездесущего Окиданоха, то есть с помощью его священной «нейтрализующей силы», или «силы примирения», привести всякие планетарные так называемые «органические» формации в такое состояние, чтобы они навсегда оставались со всеми содержащимися в них в данный момент активными элементами, то есть они могут остановить и совершенно задержать их будущее неизбежное так называемое «разложение».

Умение такой реализации перешло по наследству и некоторым существам этого Египта, именно к тем посвященным существам, которые были прямыми потомками ученых членов Ахалдана.

Так вот, через много столетий после гибели Атлантиды существа этого Египта, на основе дошедшего до них знания, также открыли, как, с помощью той же священной нейтрализующей силы священного Окиданоха, навсегда сохранять планетарные тела некоторых из них в состоянии неразложения и нераспада после священного Раскуарно, или, как они говорят, после того как у них наступила смерть.

И в самом деле, ко времени моего шестого посещения той планеты все существа и все, что было в этом Египте во время моего предыдущего посещения, совершенно перестали существовать, и обо всем этом не сохранилось даже никакого представления.

Но те планетарные тела, к которым они применили упомянутый способ, остались невредимыми там и поныне.

И эти сохранившиеся планетарные тела современные существа называют «мумиями».

Превращение планетарных тел в мумии осуществлялось существами Египта очень простым способом; а именно, они держали предназначенное для этой цели планетарное тело около полмесяца в том, что там называется касторовым маслом, а потом они вводили в него священную «силу субстанции», соответствующим образом разложенной.

Так вот, мой мальчик, согласно исследованиям и изысканиям одного существующего там и поныне нашего соотечественника, о которых мне было сообщено эфирограммой после того как я окончательно покинул поверхность твоей планеты, оказалось, что однажды, когда между сообществом существ, плодящихся в этом Египте, и существами соседнего сообщества начался процесс их «взаимного уничтожения» и когда, в то же время, один из их так называемых «фараонов» приблизился к концу своего существования, существа, обязанностью которых было навсегда сохранять тела заслуженных существ, не смогли, из-за приближения враждебных им существ, держать планетарное тело этого фараона в касторовом масле столько, сколько было необходимо, то есть полмесяца; все же они положили его тело в касторовое масло, поместили в герметически закрытом помещении и, разложив определенным образом упомянутую священную силу-субстанции, ввели ее в упомянутое помещение, чтобы добиться таким образом желаемого.

Это определенное священное нечто оставалось бы в своем первозданном состоянии неисчислимые столетия у этих трехмозговых существ, уже давно не имеющих в своей сущности никакого почитания; но, так как в присутствиях этих современных, как можно назвать их, «бессознательных святотатцев», возникла преступная страсть, вызывающая у них потребность грабить даже святилища существ прошлых поколений, они докопались даже до этой камеры, которая должна была бы быть для них почитаемым святилищем, и совершили то святотатство, ставшее теперь причиной того, что я осознал всем своим существом свою ошибку – как раз ту ошибку, которую допустил, так самоуверенно заверяя тебя, что от существ давно прошедших эпох до существ современной цивилизации не дошло абсолютно ничего; в то время как это упомянутое событие современного Египта является следствием одного дошедшего до них результата достижений их предков, существовавших на континенте Атлантида.

Такой результат научных достижений существ давным-давно прошедших эпох дошел до современных существ и стал их достоянием по следующей причине.

Возможно, мой дорогой Хусейн, ты уже знаешь, как и все ответственные существа нашей Великой Вселенной и даже находящиеся еще только во второй половине периода подготовки к тому, чтобы стать таковыми, даже бессознательно к степени их бытийного мышления, что общее присутствие планетарного тела всякого существа и вообще любой другой «относительно самостоятельной» космической единицы должно состоять из всех трех локализованных священных субстанций-сил священного Триамазикамно, то есть из субстанциональных сил Святого-Утверждающего, Святого-Отрицающего и Святого-Примиряющего, и что оно должно поддерживаться ими все время в соответствующем и сбалансированном состоянии; и если по какой-нибудь причине в какое-нибудь присутствие входит избыток вибраций любой из этих трех священных сил, то с ним неминуемо и безусловно должно произойти священное Раскуарно, то есть полное уничтожение его обычного существования как такового. Так вот, мой мальчик, из-за того, что в присутствиях твоих современных любимцев возникла, как я уже говорил тебе, их еще одна преступная потребность – грабить святилища своих предков, и некоторые из них, с целью удовлетворения своих преступных потребностей, даже вломились упомянутым образом в те герметически закрытые помещения, священная субстанциональная сила Святое-Примиряющее, находящаяся в этих помещениях локализованной в отдельном состоянии, не имея достаточно времени, чтобы смешаться с пространством, вошла в их присутствия и реализовала свое закономерное свойство.

Я ничего сейчас не буду говорить относительно того, как именно и в каком виде сформировалась психея трехмозговых существ, плодящихся там, на этой части суши поверхности твоей планеты.

Может быть, когда-нибудь позже, в подходящем месте, я объясню тебе и это; а пока вернемся к нашей прерванной теме.

Программа моего внешнего существования в этом упомянутом Египте включала, среди прочего, совершение прогулок каждое утро по направлению к так называемым «пирамидам» и «Сфинксу».

Эти пирамиды и Сфинкс были единственными, случайными, жалкими уцелевшими остатками тех величественных сооружений, которые были воздвигнуты поколениями величайших ученых Ахалдана и великих предков существ этого упомянутого Египта и свидетелем которых я был в свое четвертое пребывание на этой твоей планете.

Мне не удалось хорошенько отдохнуть в этом Египте из-за обстоятельств, которые вскоре заставили меня уехать; и обстоятельства, которые привели меня к преждевременному отъезду из Египта, были, строго говоря, причиной того, почему города милого Туркестана с их приятными «чайханами» сменились, как я уже говорил тебе, городами их знаменитого современного культурного континента Европа с не менее знаменитыми «кафе-ресторанами», в которых, как я уже говорил тебе, вместо ароматного чая вам подают черную жидкость, состоящую неизвестно из чего.