Загрузка...



ГЛАВА 35. ИЗМЕНЕНИЯ В НАМЕЧЕННОМ КУРСЕ ПАДЕНИЯ ТРАНСПРОСТРАНСТВЕННОГО КОРАБЛЯ «КАРНАК» 

В этом месте беседы Вельзевула с родственниками ему сказали, что капитан корабля просит разрешения поговорить с ним лично.

Вскоре после того как Вельзевул дал согласие, капитан вошел, почтительно поздоровался с ним и сказал:

– Ваше Высокопреподобие, в начале нашего путешествия вы соизволили обмолвиться, что на обратном пути вы, возможно, решите остановиться на святой планете Чистилище, чтобы повидать семью вашего сына Туилана. Если у вас есть действительно такое намерение, то будет лучше, если вы отдадите мне приказ сделать это сейчас, так скоро мы будем проходить через солнечную систему Халмиан, а, если, пройдя через эту систему, не направим падение нашего корабля сразу же левее, мы сильно удлиним путь его падения.

– Да, пожалуйста, мой дорогой капитан, – ответил Вельзевул. – Ничто не мешает нам остановиться попутно на этой святой планете. Никто не знает, представится ли мне еще такой подходящий случай попасть туда и навестить семью моего дорогого сына Туилана.

Когда капитан отдал честь и собирался выйти, Вельзевул вдруг, как бы вспомнив, остановил его и обратился к нему со следующими словами:

– Подождите, мой дорогой капитан, я хочу просить вас принять к сведению еще одну мою просьбу, – и, когда капитан сел на указанное ему место, Вельзевул продолжал. – Моя просьба к вам состоит в том, чтобы вы согласились после посещения святой планеты Чистилище придать нашему кораблю «Карнак» такой курс падения, чтобы по пути мы достигли поверхности планеты Дескалдино.

Дело в том, что в настоящий период течения времени на той планете имеет место своего постоянного существования Великий Сарунуришан, мой первый воспитатель, так сказать, основная причина всех одухотворенных частей моего истинного общего присутствия.

Мне хотелось бы, как в тот первый раз, прежде чем отправиться на планету, на которой я возник, воспользоваться случаем и еще раз припасть к ногам первоначального создателя моего истинного бытия, тем более, что именно теперь, когда я возвращаюсь со своей, возможно, последней конференции, полная удовлетворительность теперешнего функционирования всех независимых частей моего общего присутствия стала видна не только мне самому, но и большинству индивидуумов, с которыми я встречался, и вследствие этого во мне возник и еще неистребимо поддерживается бытийный импульс благодарности к этому Великому Сарунуришану.

Я очень хорошо знаю, мой дорогой капитан, что я задаю вам нелегкую задачу, так как уже был свидетелем того, как трудно выполнить такую мою просьбу, когда, возвращаясь впервые, после милостивого посещения меня, в место моего возникновения на планете Каратаз, я пожелал, прежде чем спуститься на нее, посетить поверхность планеты Дескалдино. В тот раз, когда капитан межсистемного корабля «Вездесущий» согласился на это и направил падение «Вездесущего» по направлению к атмосфере той планеты и действительно сумел выполнить ту мою просьбу, я имел возможность, прежде чем возвратиться на свою родину, достичь поверхности планеты Дескалдино и имел счастье приветствовать Великого Сарунуришана, создателя моего истинного бытийного существования, и получить его «создательское благословение», в высшей степени дорогое и ценное для меня.

На эту просьбу Вельзевула капитан корабля «Карнак» ответил:

– Очень хорошо, Ваше Высокопреподобие, я подумаю, как можно будет выполнить ваше желание. Я не знаю, какие именно препятствия были тогда у капитана корабля «Вездесущий», но в настоящем случае на прямом пути между святой планетой Чистилище и планетой Дескалдино находится солнечная система, называемая Сальзманино, в которой имеется много тех космических сгущений, которые, в целях общекосмического трогоавтоэгократического процесса, предназначены для трансформации и излучения веществ цильнотраго; и поэтому прямое падение нашего корабля «Карнак» через эту систему вряд ли будет возможно беспрепятственно. Во всяком случае, я постараюсь так или иначе удовлетворить желание, выраженное Вашим Высокопреподобием.

Сказав это, капитан встал и, почтительно отдав честь Вельзевулу, вышел.

Когда капитан корабля ушел оттуда, где сидел Вельзевул со своими родственниками, Хусейн подбежал к своему дедушке и, опять сев, как обычно, у его ног, стал просить Вельзевула продолжить рассказ о том, что случилось с ним после отъезда из столицы того большого сообщества существ планеты Земля, которая называлась Санкт-Петербургом.