Загрузка...



ГЛАВА 36. ЕЩЕ НЕМНОГО О НЕМЦАХ 

Вельзевул начал так:

– Из Санкт-Петербурга я прежде всего отправился в так называемые Скандинавские страны и, объездив эти страны, поселился в главном пункте существ современной группировки, называемой «Германия».

Сказав это и погладив кудрявую голову Хусейна, Вельзевул с добродушной улыбкой, но с примесью так называемого лукавства, продолжал:

– Итак, мой мальчик, желая дать тебе некоторое представление о своеобразной психее трехмозговых существ и этой современной европейской группировки, я на этот раз изменю своей обычной практике, то есть посвящению тебя для уяснения информации в различные подробности, а задам тебе такую задачу, решение которой, во-первых, исчерпывающе разъяснит тебе специфичность психеи существ именно этой европейской группировки и, во-вторых, послужит идеальной тренировкой для твоего мышления.

Эта оригинальная задача, которую я придумал для тебя, состоит в том, чтобы ты путем активного размышления пришел к тем логическим данным, совокупность которых должна разъяснить тебе самую суть причины, почему именно у существ этой современной европейской группировки, в какой бы части своего так называемого «Фатерланда» они ни были, возникает один невинный обычай, согласно которому, когда они собираются в каком-нибудь месте на какой-нибудь праздник или просто на так называемую «пирушку», они неизменно поют одну и ту же песню, сочиненную ими самими и в высшей степени оригинальную, и состоит она из следующих слов:

Blodsinn, Blodsinn,

Du mein Vergnugen,

Stumpfsinn, Stumpfsinn,

Du meine Lust.[7]

Так вот, мой мальчик, если тебе удается извлечь что-нибудь из этого, то для твоего общего присутствия будет полностью реализована мудрая поговорка нашего дорогого учителя муллы Наср-эддина, которую он выражает следующими словами: «Самое величайшее счастье заключается в умении сочетать приятное с полезным».

Тебе это будет приятно потому, что ты будешь иметь идеальную тренировку для своего активного мышления, и полезно потому, что ты хорошо поймешь специфичность психеи интересующих тебя трехмозговых существ, плодящихся на планете Земля, которые принадлежат к этой современной европейской группировке.

Ввиду того, что, как я уже однажды говорил тебе, существа этой современной группировки являются прямыми заместителями древних греков в отношении «придумывания» всевозможных «наук», и ввиду того, что твои выводы из поставленной мною задачи могут быть диаметрально противоположны сопоставительно-логическим возможностям, я нахожу нужным немного помочь тебе и дополнительно проинформировать тебя относительно двух фактов.

Первый факт заключается в том, что некоторые слова этой песни не имеют соответствующих слов ни в каком другом языке, несмотря на то, что эта твоя планета, по бесчисленному количеству существующих там языков, называется «многоязычной гидрой»; и второй факт – в том, что, когда существам этой группировки, точно так как древним грекам, стало окончательно присуще придумывать всякие зловредные средства для «дезинтеграции» так называемого «логического бытийного мышления», уже и без того достаточно дезинтегрированного, они также придумали, помимо прочего, для своего языка одно так называемое «грамматическое правило» по которому они всегда во время всякого «обмена мнениями», даже и поныне, ставят отрицательную частицу после утверждения, как, например, они всегда, вместо того чтобы сказать «Я не хочу этого», говорят «Я этого хочу не».

Из-за этого их грамматического правила во время обмена мнениями собеседник сначала получает идею как подлежащую реализации, и таким образом в нем должен происходить определенный «бытийный диардукин», или как они сами сказали бы, определенное «переживание», и только позже, в конце, по своему грамматическому правилу, они произносят свое знаменитое «nicht»; поэтому всякий раз, в результате этого, в их общих присутствиях накапливается то, что в совокупности реализует, хотя медленно, но верно, эту упомянутую «специфичность» их общей психеи, и этот факт должен дать тебе возможность разрешить эту оригинальную задачу, которую я дал тебе.