Загрузка...



Глава пятая

Два генерала

Вознаграждайте дарящего самим фактом того, что вы принимаете! — так советую я тем, кому нечем отдарить. Но чтобы быть созидающим, надо подвергнуться страданиям и многим превращениям. Человек познания должен не только любить своих врагов, но уметь ненавидеть даже своих друзей. Friedrich Nietzsche "Also Sprach Zarathustra" / "Так говорил Заратустра", Фридрих Ницше.

В 1999 году, после первой встречи в офисе с генералом Уайном, я, по его личной просьбе, решил организовать ему встречу с Юрием Ивановичем Титовым, отставным генералом ГРУ, который в бытность СССР и в первые годы демократической России являлся последним начальником ПолитУправления Западных войск в Берлине… Тогда в Вашингтоне, ДС стояло майское тепло. Уайн Билл остался доволен нашей встречей и моими взглядами на жизнь..

В этот день я задумчиво и долго бродил по всему этажу нашего оффиса: заходил то в библиотеку, листая очерки холодной войны, то в мою комнату, подолгу рассматривая политическую карту мира, то заглядывал в оперативную комнату, то спускался вниз, в наш бэйсмент, где находится популярный в Вашингтоне ресторан «Сиа Кост». Выпивая виски, я внимательно разглядывал лица конгрессменов, журналистов и политических деятелей. Их характеры всегда и нескончаемо вызывают во мне интерес. Мои сравнения открывают мне многие истины..

Вечером я долго сидел, распивая кофе, в конференц зале, внимательно просматривая через сателайт русское телевидение, к шести вечера я переключил канал на казахстанский «Актюбинск», где, по тому времени, передавали всегда более объективные новости по Казахстану. Это был единственный канал, доступный нашему спутнику с окраин моего Отечества. Так наступила ночь. Потом полуночь, и, наконец, два часа ночи.

В Москве было десять часов утра, как раз то самое время, когда в своём офисе появлялся Юрий Иванович Титов. Генерал был дисциплинированным солдатом, а потому был хорошим и уравновешенным бизнесменом: он относился к делам и ко всему по расписанию, во всём был пунктуален. Набрав московский номер, я застыл в ожидании. Трубку подняла Алла, менеджер и по совместительству секретарь Юрия Ивановича..

Доброе утро! — поприветствовал я её.

— Здравствуйте, Алмас!

— отозвалась секретарь, узнав меня, и сразу же предупредила: А Юрия Ивановича ещё нет..

— А где он? — спросил я.

Помешкав, взвесив ситуацию, она всё же ответила мне честно: А Юрий Иванович нынче открыл бизнес-клуб в гостинице «Орлёнок», вы знаете об этом?

— спросила Алла.

— Нет, — сказал я и поинтересовался, вежливо: Аллочка, скажи, если, конечно, это не секрет? Кто учредители нового заведения, кроме Юрия Ивановича?

— Депутаты ГосДумы и бывшие сослуживцы Юрия Ивановича.

— ответила Алла: Вы, наверное, помните Сергей Ивановича?

— Иван Сергеевич Гарибов?!

— подожди, остановил я девушку: Это тот самый кто в Потсдаме школой разведки командовал?

— Да, он!

— коротко сказала Алла.

Сергей Иванович Гарибов до распада Советского Союза возглавлял Школу разведки в городе Потсдаме. После окончания Львовского Высшего Военно-Политического Училища, до начала войны в Афганистане, я был направлен на курсы повышения в Германию. Там и встретил главного воспитателя, очень строгого на работе, но очень добродушного в быту, прямого и честного генерала, который любил "резать матку-правду", всегда старался выжать из нас до предела все соки, чтобы сотворить из нового поколения достойных и безукоризненных бойцов невидимого фронта.

— Сколько лет прошло?!

— воскликнул я в глубине души, чтобы от данной новости тут же воссторженно спросить Аллу: А где он сейчас? Во власти или в бизнесе?!

— Он, Алмаз Ака..

— по-узбекски, выразила своё отношение ко мне девушка: Сейчас является советником по безопасности Председателя Сената России!

Ого-го! — воскликнул я: Ладно, Аллочка, передай при встрече ему привет от ученика по кличке «Чингисхан» и ещё… Дай мне, если можно, телефон Юрия Ивановича в клубе?

— Записывайте..

— ответила Алла.

Я записал телефон и мы с ней простились. Тут же, даже не вставая с места, я набрал номер бизнес-клуба и услышал сразу же, после второго гудка, услышал знакомый обрывистый голос: Слушаю!

Я быстро выпалил: Привет, Юрий Иванович!

— А, привет!

— Юрий Иванович попросил кого-то умолкнуть за его столом: Что нового? — прозвучал вопрос генерала.

— Нормально..

— ответил я и продолжил: Юрий Иванович, ты помнишь имя такое: генерал Уайн Билл?

Потянулась долгая пауза, потом что-то шёлкнуло в моём телефоне, я тут же определил: подключилось инородное тело.

— Интересно, какая сторона?

— задумался я, но как только заговорил опытный в таких делах Юрий Иванович, я тут же понял: Подслушивают с моей стороны!

— и искренне ухмыльнулся: Пусть на здоровье слушают, ибо мы толкуем об инициативе, исходящей с американской стороны..

Юрий Иванович откровенно сознался: Я брал его "на мишень", ещё в середине восьмидесятых!

В воинской форме генерал Майкл Хайден нынешний Директор ЦРУ и бывший генерал Авиации.

"Мишень" на языке разведки определяет, что одна сторона прекрасно знает своего опасного противника в лицо и ставит перед собой задачу: взять его живьём с противной стороны для доставки в центр и информационной «раскрутки» или же, при сложившихся негативных обстоятельствах при осуществлении данной операции, посланные «торпеды» должны устранить физически данное лицо..

Я напомнил Юрию Ивановичу осторожно в телефон: А он тоже, кстати, говорил об этом мне, желая «мишануть» тебя "тем же самым и по тому же месту" в восточном Берлине. Юрий Иванович, он хочет с тобой встретиться!

— я понял, что ошарашил Титова.

Генерал молчал с целую минуту, просчитывая смысл внезапного предложения, потом ответил, как может сказать только начальник своему подчинённому: Полное имя и координаты! Паспортные данные. Никаких нейтральных территорий! Я пошлю моё визовое подтверждение в Консульство России в Вашингтоне. Давай! Пока..

— генерал положил трубку, даже не дожидаясь моего прощального слова.

Вообще, Юрий Иванович конкретный человек: дело и только дело, никаких эмоций.

На следующий день, после встречи с Уайн Биллом, я отправил Юрию Иванновичу все данные на отставного американского генерала.

Через неделю два врага из прошлого, два человека, которые всего десять лет назад желали "порешить друг друга" и могли бы получить за совершённые дела самые высокие ордена своих Отечеств, мирно сидели в вестибюле гостиницы «Рэдийсон-Славянская» в Москве и, попивая кофе, испытывающе заглядывали друг другу в глаза. Оба генерала, кстати, подружились, и теперь они имели общего врага — в лице исламского терроризма!

Сегодня, от тех давних дней, описанных мною выше событий, прошло 9 лет и многое коренным образом изменилось в мире. Накал геополитических страстей обрёл новые обороты. Я думаю, первая причина, цивилизованные страны не доверяют России, а вторая причина, Путин, как русский патриот, в поисках путей выхода из окружения, вынужден был совершать опрометчивые поступки.

Всего несколько лет назад на конкретный вопрос западного корреспондента:

— А в обмен на что Россия была бы готова согласиться на условия ЕС?

Известный помощник президента Путина Ястржембский ответил: Например, за доступ к рынкам ядерных материалов, который сейчас ограничен. Или в европейскую авиационную промышленность, к новейшим технологиям. Мы же должны чувствовать, что это паритетный обмен, что не только мы пускаем вас в наши стратегические сферы, но и вы нас пускаете туда, где нам интересно. Тогда мы можем действовать более быстро и гибко и выработать какое-то согласие. Мы не можем все время подстраиваться к интересам ЕС, это, с нашей точки зрения, не прагматичный подход. Мы должны стремиться к компромиссу, построенному на балансе интересов. При этом каждому придется чем-то пожертвовать, но в этом же и состоит компромисс. Консультации все время идут. Я надеюсь, что ЕС поймет, в чем наши интересы и приоритеты.

— такое предположение высказал Ястржембский. Но ЕС до конца Россию не понял, и я думаю, скорее доводы России оказались не убедительными! Ей следовало бы действовать намного хитрее и чуточку мягче, как это у России хорошо получается в ведении партизанской войны. При этом, конечно же, России следовало действовать без противоречий во внешней политике. Владимир Владимирович Путин достиг одного лучшего результата лишь в своей внутренней политике!

Многие годы, отрицая взгляды писателя Алексея Толстого, чванливого великороса, унижавшего достоинства инородцев на Руси, я сам долго и упорно искал истоки и характеристики на психологический портрет и деяния Петра Великого из всех, возможных, сохранившихся первоисточников. Мало кто, изучавший историю в СССР и после, знает подробно о тех хитростях, которые применил и благодаря которым Пётр возвеличил Россию на многие века.

Известно, свою первую поездку в Европу великий Пётр совершил в зрелой юности — в 1697-ом году. Он ставил перед собой задачу: Не подружиться с ней, а похитить её! Эта первая поездка Петра длилась больше двух лет, до 1699-го года.

Мятеж стрельцов в 1682. Стрельцы выволакивают из дворца Ивана Нарышкина. Пока Пётр I утешает мать, царевна Софья наблюдает с удовлетворением. Картина А. И. Корзухина, 1882 год.

Русский царь тщательно продумал свои действия. Он решил ехать инкогнито, чтобы лучше увидеть состояние просветлённой Европы, оценить её слабые и сильные стороны, дабы использовать самым лучшим образом в интересах России самое передовое общество того времени. Пётр не желал помпезных встреч с монархами, но он желал за кружкой пива слушать лучших мастеров, отмерять среди них достойных, скупать их «души» задешево, потомучто прекрасно понимал: через соглашения и договора с правителями европейских территорий, он получил бы в итоге только худших и ненужных! Пётр обманул всех..

Первый год в Европе русский царь отдал осуществлению своего хитрого замысла, и уже в июне 1698-го года великий Пётр снарядил четыре корабля, посадив в трюмы 672 человека, людей говоривших на разных языках: самых лучших европейских военных специалистов и офицеров, моряков и кораблестроителей, логистов и специалистов по колониальной политике, отработавших многие годы в знойной Африке и в хитрой Азии. На второй год хитрый Пётр решил осуществить другой свой замысел, уже политический..

Пётр открыто объявил себя и начал проводить переговоры с правителями и монархами о Христианском Союзе с европейцами против басурманской Турции, наседающей на окраины России. Талантливыми и преданными делу Петра оказались его спутники в данном путешествии — извечные собутыльники и сокутежёры русского царя при московском дворе. Вообще, самые великие дела, свершения и достижения, как не раз доказывала история, происходят часто без особых напряжений со стороны их авторов: мысль приходит не тогда, когда я хочу, а когда она хочет!!

Спутников русского царя было двое: Франц Лефорт и Фёдор Головин. Первый: сухопутный адмирал, знающий многие европейские языки и неутомимый балагур, который выполнял для Петра все функции пиарщика в европейских странах. Второй: истинно русский человек, который получил профессиональное дипломатическое образование в Европе и выполнял для Петра все функции по протоколам и международным договорам.

В Германии, в городе Кенигсберг, Пётр великий обучился артиллерийскому мастерству у прусского полковника. Ему выдали Аттестат мастера артиллерийского дела. В Голландии Пётр работал плотником на морской верфи кораблестроения и тоже получил соответствующий Аттестат. Но не удовлетворённый этими познаниями русский царь продолжил обучение в Англии. Уже к 25-ти годам молодой Пётр овладел 14-ю ремёслами.

РУССКИЙ ЦАРЬ НЕ ИСКАЛ ЛЮБВИ К ЕГО ПЕРСОНЕ ОТ ЕВРОПЕЙСКИХ МОНАРХОВ, ПОНИМАЯ, ЧТО ТУРКОВ ОНИ БОЯТЬСЯ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОН, НО ХИТРЫЙ ЦАРЬ СУМЕЛ ВЫТЯНУТЬ ИЗ ПОД ИХ НОГ ФУНДАМЕНТ НА ЧЁМ ОНИ СТОЯЛИ..

Далее я уже не способен умолчать о причудах Петра, чтобы подробнее и яснее раскрыть его характер: характер личности, которая в течении одной своей жизни изменила в глобальном масштабе мир..

Штурм крепости Нотебург 11 октября 1702 года. В центре изображён Пётр I. Картина А. Е. Коцебу, 1846 год.

Русский царь имел большую привязанность к медицине. В свободное время от время от военных учений и ремесленных работ, неугомонный Пётр, как мальчишка, бежал на лекции анатома Рюйша, бродил по госпиталям, с наслаждением стоял у операционных столов, по долгу рассматривая отрезанные органы и кости. Как рассказывал профессор Рюйш, однажды увидев на анатомическом столе препарированный труп ребёнка, который улыбался, как живой, Пётр поцеловал даже его. Русский царь до самой смерти оставался большим ребёнком!

А однажды в Анатомическом театре доктора Боэргава, когда Пётр с большой радостью восторгался мёртвыми телами, окровавленными органами и членами, ему пришлось заметить отвращение на лицах его спутников. Взбешенный и властнонеуравновешенный Пётр пришёл в такое негодование, что он заставил всех своих спутников под остриём его отточенной шпаги зубами разрывать мускулы от новоиспечённого трупа.

В прошлой летописи на Руси сохранилась информация, что когда, нанятые из Европы, доктора в лечебных целях пускали кровь отцу Петра — самому тихому из всех русских царей Алексею Михайловичу, то он, сначало, заставлял проходит эту процедуру всех своих придворных, и когда все оставались живы, он последним проходил кровопускание..

В другом источнике, уже более современном, одним из известных журналистов сделан проделкам Петра такой дословный вывод:

"Петр считал себя опытным хирургом и стоматологом. После него остался целый мешок с выдернутыми зубами — памятник его врачебной практики. Судя по тому, что все его близкие приходили в ужас, боясь, что государь проведает об их болезни, врачом он стал далеко не лучшим и явно преувеличивал свои способности. Из вышесказанного можно легко догадаться, в чем был главный дефект Петра-врачевателя. — К ремонту сломанного стула и вправлению вывиха он подходил одинаково, а редкому больному это понравится. Может быть, и не стоило об этом столь подробно говорить, но, как мы знаем, точно также Петр подходил и к реформам. Реформировал, как врачевал: дергал зубы всей России, заботясь о пользе пациента, но, не задумываясь о его страданиях и обезболивающих средствах."

В 1717-ом году, во второй своей поездке в Европу, зрелый и возмужавший Пётр искал уже для себя лишь интеллектуальные познания в старом свете.

В спорах и в беседах с английским епископом Солсберийским Бернетом, русский царь открывает для себя истину, что Государство обязано контролировать церковь и со староверами, столетиями отвергавшими это на Руси, нужно немедленно кончать… Недавно я нашёл у Ключевского впечатления от знакомства с Петром епископа Бернета: «Ученый английский иерарх не совсем набожно отказывается понять неисповедимые пути провидения, вручившего такому необузданному человеку безграничную власть над столь значительной частью света».

Известно также мнение о Петре Софьи Шарлотты Брандернбургской, с которой представительный внешне и очень энергичный русский царь переспал не одну ночь и подарил пример явного русского темперамента: «Это — государь одновременно и очень добрый и очень злой. Если бы он получил лучшее воспитание, это был бы превосходный человек, потому что у него много достоинства и бесконечно много природного ума».

Мало кто, из числа людей не исторической профессии, знает, что главным завещанием Петра Великого было это: "Ускорить упадок Персии, проникнуть до Персидского залива, если возможно. Восстановить древнюю торговлю Леванта через Сирию и достигнуть Индии, этой сокровищницы мира" Я подозреваю, что при сложившихся сегодня обстоятельствах в мире, Бог предоставил России выполнить это завещание Петра..

Для этого всего только нужно вспомнить Аятоллу Хомейни, который сказал в первые дни послереволюционного Ирана: Запад — нам враг! Но Россия — враг нам вдвойне..

Очень опасно доверяться персам, а тем более Исламскому Ирану, где вся земля, где вся власть до сих пор принадлежит духовенству..

Летом 1875-го года, перед Балканской войной, от имени Австрии на Европейском Совете разумно выразился граф Андраши: Христиане и мусульмане будут драться, как два льва до тех пор, пока от каждого не останется лишь по хвосту!

В 2002-ом я попал на «удочку» известного международного информационного Агенства: С одной стороны, задача состояла в личных намерениях моих: Остановить братоубийственную войну в Чечне! С другой стороны, Агенство рассчитывало получить живой репортаж с Шамилем Басаевым.

Я прилетел в Киргизию, перебрался через Узбекистан в Туркмению и в Красноводск, а оттуда паромом, поездом, автодорогами через Азербайджан и пешком горами до самой Чечни. В Шалинском районе шла жестокая война, но это не помешало мне встретиться с Муслимом. Несколько дней, скрываясь от Федералов и муджахедов одновременно, я по холмам и таёжным дорогам, Муслимом, знающим местность, ведомый, добрался до Элистанжи села.

Здесь сплетались важные магистрали в Шали и в пункты Веденского района на Чеченском востоке… Далее я пошёл уже один, координируясь картой и компасом. Мой маршрут пролегал до Эшелхатойского села, где должен был встречать меня друг и доставить на машине до «берлоги» Басаева… Но на пути было недоразумение, исходящее от неразберихи и многовластия на каждом участке территории Чечни: пастухи, завидев на расстоянии меня, спрятались, окружили и, внезапно для меня, выскочили из засады с берданками на руках, но я стрелять в стариков, каждый из которых был старше моего 75 летнего отца, не стал!

Так через час я попал муджахедам в руки! Пытали всю ночь, избивали жестоко, ничему не верили и утром уже вели меня на расстрел и тут случилось непредвиденное! Руслан, старший из группы этой, навёл пистолет мне в висок: Молись, Алмас! — скомандовал он. Я начал молиться, прочитав две Сунны из Корана и Святой Фарз: Альхамду Лилляхи Раббиль Айляймин, Биссмиллахир, Размонир, Рахим! — и вдруг Руслан потерял сознание и упал… Помню, потемнело в глазах и я качнулся, вдыхая грудью воздух и кашляя в ладошку, в полной своей растерянности. Со спины послышался голос: Смирно всем! Я увидел в парадной форме чеченской повстанческой армии Эмира Докку Умарова. Он весело поднял с земли Руслана: Что с тобой? — Руслан с трудом открыл глаза.

— Кто такой? — обратился Докку ко мне… Я выпрямил плечи: Казах! Алмас Естеков из США… Эмир, склонив лицо, призадумался: Казах? — потом, странно очами блеснул: Да, я знаю тебя точно, ты был помощником Олжаса в Москве в 90-ых годах! Отпустите его и пусть с миром идёт… - скомандовал он.

Так, даже пальцем не пошевельнув и слова не сказав никакого вовсе, Олжас из далёкого Парижа спас меня от погибели! Из чеченского плена я добрался до Москвы и прямым рейсом прилетел в Алма-Ата в дом отца. Виза была на полгода, жил и залечивал раны, раздумывал над своим будущим, хотел жениться: не получилось. Отец стал ворчать, ему не нравился мой детский, бесшабашный характер, а солидно, с показным видом, на людях я никак не приспособлен вести себя..

Находясь в глубоких мыслях, я неожиданно услышал голос Тедросса: Босс, приехали! Мысли мои рассеялись в мгновение, я вытер потный лоб и долго не мог выговорить слова.

Не помню сколько это длилось, но, придя в себя, я прежде помолился Богу, потом обратился к Тедросу: Спасибо!

— и тут же направился к дому.

Поднявшись на крыльцо, я набрал код и дверь распахнулась. Направился сразу на кухню, включил газ и поставил чайник. Чай для меня самое главное: без чая я не могу даже сосредоточиться, работать, и, к сожалению моему, уснуть без мыслей не могу, хотя все говорят: Чай отгоняет сон будто бы.

С самых детских лет чай был праздником в нашем доме: Где это было? О, Боже, мне уже скоро пятьдесят?!

— воскликнул я, испугавшись прожитого времени.

Я спорю жизнь с тобой Всегда:
Ты, Грешный мир… А, я?!
Его глаза!
Не возражай мне жизнь:
Прошу тебя! Пилат спросил Христа:
В чём Истина?!
Ответ был ясен:
Истина В глазах Христа!
А что же истина моя?!
Она от силы, Что сильней меня.
Сегодня робота умея создавать,
Ему язык и руки, мозг и ноги, —
Всё могу я дать,
А чувства? Душу? — Ну, никак!
Выходит,
Жизнь,
Что тот Чудак,
Умея души создавать!
В частицу
Целый мир вложив,
В любом из нас
Он вечно жив..
Сейчас пред зеркалом
Не я…
Во мне горят
ЕГО ГЛАЗА!
И чувства
Тоже не мои…
Они из вечности пришли!
Не спорь, о, Жизнь:
Прошу тебя! Ты, Бренный мир.
А я
ЕГО ГЛАЗА!

Когда я написал эти строки в юности, то что-то после этого изменилось во мне..