Загрузка...



ВСТУПЛЕНИЕ.

ОБРАЩЕНИЕ:

Не проиграв, не победить!

(слова из песни Эльдара Рязанова в кинофильме "Вокзал для двоих".)

Я предпочёл встать на колени перед моими соотечественниками, чьи жизни для меня были всегда важнее всего на свете, чем встать на колени перед чужими — в их преждевременном самовозвеличивании! И сказал Господь:

Тот кто захочет возвыситься, будет всегда унижен!

Многие, знающие в Казахстане, пишут мне сегодня в комментариях к моим публикациям у Ю.М.Мизинова: Эх, Алмаз, Алмаз! Зачем тебе нужен Назарбаев? Отвечу вопросом на вопрос: Можете ли, Вы, без него подарить мне мою мечту: вернуть мне гражданство Республики Казахстан? Также очень многие, самые близкие друзья по духу, в последние годы, настоятельно, просят: Алмаз, принимай гражданство США! В Казахстане ты никому не нужен… Согласен: Но прежде чем советовать мне, Вам нужно пережить пережитое мною, принять мою пожизненную казахпайскую тяжесть… Только с возрастом я начал понимать великую мудрость Абая, когда он говорил о себе: До 50 лет я тщетно боролся за справедливость, за продвижение добрых начал и, в конце-концов, устал… Теперь, я решил писать! Остальное без слов… Так уж случилось: Болары болды… - что в итоге моих долголетних скитаний по белому свету я вынужден теперь обращаться к вам из застенок Федерального заключения. В американской тюрьме я вынужден подчиниться воле судьбы и войти в роль ЖЫРАУ, чтобы из-за пошатнувшегося здоровья обратиться к власть имущим господам Казахстана за помощью!

От тюремного медицинского вмешательства я категорически отказываюсь в США, опасаясь за свою жизнь. В последнее время всё что я ни делаю в Соединённых Штатах оборачивается против меня… Всему виной моя неспособность в критические моменты предчувствий молчать и выжидать. Может быть люди «прессующие» меня сейчас правы?! Может быть я не оставил им другого выбора? Но таков мой характер: Не они, я выбираю… Подобное повторяется уже во второй раз в моей жизни: в 1985-ом году я обращался к Михаилу Сергеевичу Горбачеву и Димаш Ахмедовичу Кунаеву с предостережением и критикой времён периода застоя.

Тогда власти упрятали меня сначало в Бутырку, на больничку, где кололи мне «галопиредол» (средство выдуманное в 30-ых годах прошлого столетия фашистским Гестапо), и я отлично сыграл роль сумасшедшего, чтобы, пройдя по зонам, через 3 с половиной года выйти на свободу. Только мои предчувствия сбылись с астрономической точностью! Когда я был в Москве 1995-ом году, встретившись с одним из авторов моего ареста, я получил копии шести писем из архивов КГБ по Московской области, чтобы ещё раз убедиться в своей странности… Привожу некоторые строки из письма, датированного 17 августа 1985-го года, где красными чернилами сверху помечено "Принять меры! Крючков, Пред КГБ": Уважаемый Михаил Сергеевич! Я ещё раз Вам повторяю: ОДУМАЙТЕСЬ! Через пять лет, и я готов сейчас дать Вам голову мою на отсечение, Советский Союз развалится! Восемь с половиной миллионов населения Москвы, самодовольных и зажравшихся, бесконечно хлопающих в ладоши по каждому призыву КПСС и вне этого, станут теми свиньями, которые обернутся и растопчут Вас и Ваши идеалы! Нельзя сытость близких ставить в ущерб большинству! Каждый современный танк, взорванный в Афганистане, уносит из казны СССР миллионы рублей! Золото каждый год дорожает, и своей дороговизной увеличивает цену преступлений! Ковры своей растущей дороговизной увеличивают в стране социальную пропасть и классовую неприязнь!

В чужой пустыне сегодня сотнями на день гибнут ни в чём не повинные ребята, совсем молодые парни! Поверьте, существует КОНСТАНТА: в каждого из них Господь заложил талант или подвиг, который предсказан сбыться завтра, в будущем, в нужный час… Но мы сегодня глупо и недостойно убиваем наше будущее! И если вы настоящий коммунист, то должны вспомнить великие слова Владимира Ильича Ленина: РЕВОЛЮЦИЮ НА ШТЫКАХ НЕ ПЕРЕНЕСЕШЬ! Если Бог кому-либо знание даёт, то большим и спрашивает… А посему, как противник вашей идеологии, я обязан сейчас откровенно заявить: По самой обыденной логике, уже давно не может существовать ПАРТИЯ, КОТОРАЯ НЕ ИМЕЕТ СВОЕГО БУДУЩЕГО! Планы Хрущева рухнули… Коммунизм превратился в яркий обман, который так и остался призраком, чтобы не иметь никакого права на жизнь: общество не может стать скупо равномерным, как Бог не дал нам пять равных пальцев на одной руке! ВЕЛИЧАЙШИЙ ВСЁ СОРАЗМЕРИЛ, ЧТОБЫ МЫ НАУЧИЛИСЬ ДУМАТЬ И ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЯ. МЕНЕ, МЕНЕ, ТЕКЕЛ, УПАРСИН! (Надпись на стене Вавилона за ночь до его падения.)

И сейчас моя беда в моей откровенности. Самое главное, за 16 лет жизни в США я не сумел принять сердцем чужую мораль и нравственность. Я также думаю сейчас, уместно мне честно признаться: Когда-то я поступил несправедливо по отношению к моему Отечеству, воспевая превосходство западных свобод и принимая за чистую монету помыслы американцев, безмятежно радуясь каждой улыбке и любому приветствию со стороны великодушных, добреньких соседей или сослуживцев в вашингтонских офисах. С годами я перестал замечать разницу между крикливым и вечно жаждущим крови «орлом» и неуклюжим «медведем»: между настоящим американским высокомерием, намалёванным демо-гумо-яркой косметикой, и прошлым открытым русским великоросством… Разница лишь в том, что в СССР это проявление носило чисто местечковый характер, а здесь, особенно в последнее время, данная патология обретает глобальную окраску. Сегодня, обращаясь к Родине, я должен, как на исповеди перед Богом, открыться и просить Вас об одном: Уважаемые господа! Я признаю мою ошибку, которую совершил много лет назад, желая использовать в своих корыстных политических целях предоставленное мне в октябре 1990-го года убежище в США.

Признаю также, что, высокомерно обозначив личное «я» над традициями казахского народа, я оскорбил достоинство каждого из Вас. Я был не прав и недостойно груб, оскорбляя деятельность Президента Нурсултан Назарбаева и совершая нападки на его семью. Всё могло бы случиться иначе и могло бы иметь другие перспективы, если бы я, как шавка, в числе ваших степных дерьмократов активно выступал бы против существующей власти. Вчера, я сознательно избрал то, что, сегодня, получил… Если люди позволяют сегодня (не имеет значения: По каким причинам?) немногим членам их общества брать деньги с их облака, то эти же люди завтра не должны иметь никакого морального права протестовать и судить! Они обязаны были думать прежде, иметь смелость сказать: НЕТ!! — но если не думали, покорно позволили, то, после свершившегося факта, им остаётся по святому Учению Христа: Подставить вторую щёку! — чтобы активно искать компромисс с властью, чтобы не превратиться им в более худших — в поисках свободы, чтобы не превратиться в "мёртвых душ", движимых посторонними кукловодами… В связи с вышесказанным и учитывая состояние моего здоровья, я прошу Вас предоставить мне возможность вернуться на историческую Родину!

В 1990-ом году я должен был выбирать — между долгим тюремным заключением или эмиграцией? Я издавал тогда в СССР антисоветскую газету «ТУРКЕСТАН» и постоянно находился под «опекой» КГБ. Это издание, во внутреннем его содержании, я сам отписывал от первого листа до последнего, сам редактировал от листа к листу, и сам же, на своём горбу, таскал мешки с тысячами экземпляров по улицам Баку, Казани, Алма-Ата и Ташкента. Чего я желал?! Я желал не брать грех на душу. Тогда почти никто не верил в слабость советского режима… Бог миловал меня, и я не хотел рисковать жизнями других людей! Самое главное, рассчитывая на личные возможности в умении работать без прикрытия, я никак не желал навредить карьере уважаемых в стране людей, поставлявших мне статистические и труднодоступные материалы по регионам Средней Азии, Казахстана и Кавказа. Большую помощь в издании и в печатании материала на 25-и газетных страницах среднего формата мне оказывали депутаты Верховного Совета СССР из Прибалтики. Это Марья Лауристин и Виктор Пальме. Финансовую помощь мне оказал Рейн Кильке, известный бизнесмен в Эстонии.

Газета навлекла два события. Первое, КГБ выбрало самый продуктивный и в то же время самый примитивный вариант обвинения против меня — через коллективное письмо от ветеранов войны и труда, которые требовали привлечения к уголовной ответственности издателя антисоветской газеты. Второе, как печатный документ с живыми фотографиями и хроникой событий, через иностранные издательства и советологические центры Запада газета «Туркестан» наделала большой шум и привлекла "Хельсинскую Группу" в Казахстан для расследования декабрьских событий 1986-го года, что незамедлительно побудило Горбачёва заметать «следы» и поскорее вывести товарища Колбина из состава ЦК КПК и со сцены его авторского перестроечного спектакля. Газета «ТУРКЕСТАН» сделала моё имя популярным. Когда Михаил Сергеевич Горбачёв лишил меня гражданства СССР — Указом VII-807 от 04 октября 1990-го года, то первое приглашение на жительство, как лидер правозащитного движения в СССР "Ислам и Демократия", я получил в Ливию от самого полковника Муамара Каддафи. Мне пришлось выбирать между Богом и Дьяволом. Я выбрал Дьявола! В то время я активно сотрудничал с госпожой Розмари Форсайт, первым секретарём по политическим вопросам в американском Посольстве в Москве (позже она стала членом Совета Национальной Безопасности США). Часто встречался и по-человечески дружил с госпожой Дарьей Фэйн, вторым секретарём по политическим вопросам в Посольстве и ведущим экспертом по Казахстану и Средней Азии. Благодаря этим двум дамам, я встретился в Москве с делегацией конгрессменов из США и установил важный контакт с конгресменом Мэрвиным Даймоли, сопредседателем Иностранного Комитета в Палате Представителей, который активно занимался проблемами Мусульман в США. Тогда одним из первых документов на перевод в Библиотеку Конгресса США я передал выступление на трибуне Верховного Совета СССР Председателя Кабинета Министров Республики Казахстан — Нурсултана Абишевича Назарбаева, когда он, впервые, открытым текстом заявил на всю страну: Мы, казахстанцы, 95 процентов от общего Республиканского ВВП отдаём центру! Справедливо ли это, уважаемые товарищи?! После Съезда Народов Востока, который я провёл безвозмездно на собственные средства, от заработанных денег на печатной продукции «ТУРКЕСТАН», популярной по тем временам газеты, я достиг максимального результата в общественной политике, но в личном плане потерпел крах — превратился в изгнанника. Дерзко и вызывающе бросив перчаку! советскому режиму, я преднамеренно провёл многонациональный съезд в помещении, находящимся напротив площади Феликса Э. Дзержинского, во Всесоюзном Обществе «Знание», с участием видных депутатов Верховного Совета СССР и с участием делегатов от западных окраин — гагаузов Молдавии и крымских татар, делегатов от серединных регионов России — представителей Ногайского народа, народов Кавказа и Азербайджана, с участием делегатов от южных республик огоромной страны — Казахстана и Средней Азии, а также делегатов от древних сибирских народов Алтая и Якутии. На съезде участвовали иностранные СМИ и наблюдатели от славянских советских республик. Тогда я, честным образом, сумел до максимума использовать организаторские способности, чтобы донести до мировой общественности проблемы умирающего Арала, проблемы жертв Семипалатинского ядерного полигона и жертв декабрьских событий 1986-го года на центральной площади города Алма-Ата — столицы Советского Казахстана. Газета «ТУРКЕСТАН» и Съезд Народов Востока, благодаря Международным СМИ и помощи конгрессмена Мэрвина Даймоли привлекли внимание Советологических центров и Парламентов разных стран мира. Когда правоохранительные органы стали разыскивать меня в границах СССР и угрожать долгим тюремным заключением, я, при содействии американских друзей, был приглашён на обед в дом к Джеку Мэтлоку, Американскому Послу, и через несколько месяцев получил политическое убежище в Соединённые Штаты.

PS. Сегодня я искренне благодарен Америке за большую помощь, которую Она оказала мне в трудную минуту, и за то воспитание, которое Она мне дала: Я благодарен Ей за хлеб познаний и соль страданий!