Загрузка...



   Установить правильные отношения, значит уничтожить образ.

   Не существует любви между двумя образами. Как я могу любить вас, а вы – меня, если вы имеете образ, идею обо мне? Если я травмировал, толкнул вас, если я был честолюбив, умен и шел впереди вас, как вы можете любить меня? Как я могу любить вас, если вы угрожаете моему положению, моей работе, если вы уводите мою жену? Если вы принадлежите одной стране, а я – другой, если вы принадлежите одной секте, буддизму или католицизму и придерживаетесь своей веры, а я – мусульманин – как мы можем любить друг друга? Пока нет радикальных преобразований в отношениях, не может быть мира. Становясь монахом или отшельником и убегая к холмам, вы не собираетесь решать свои проблемы, потому что везде, где вы будете жить: в монастыре, в пещере или в горе, вы останетесь связанным. Вы не сможете изолировать себя от своего собственного образа, которой вы создали о Боге, о правде, или от своего собственного образа о самом себе, и от всего связанного с этим.

   Итак, чтобы установить правильные отношения, необходимо уничтожить образ. Понимаете ли вы, что означает уничтожить образ? Это значит уничтожить образ о самом себе – что вы являетесь индусом, что я – пакистанец, мусульманин, католик, еврей или коммунист. Вы должны уничтожить механизм, создающий образ, который находится в вас или в другом человеке. Иначе вы сможете уничтожить один образ, а механизм создаст другой. Таким образом, каждый человек должен не только распознать существование образа, то есть узнать о вашем специфическом образе, но также и знать о том, что такое механизмы, создающие образ.

   Теперь позволим себе рассмотреть, каковы эти механизмы. Вы понимаете мой вопрос? То есть сначала каждый должен сознавать, понимать, узнавать – не устно, не в уме, а реально знать как факт существование своего образа. Это – одна из самых трудных вещей, потому что «знать образ» подразумевает многое. Вы можете знать, можете заметить, что микрофон является фактом. Вы можете назвать его различными названиями, но если мы понимаем, что вы подразумеваете под этими названиями, то видим факт этого. Так что нет никакой интерпретации. Мы знаем, что такое микрофон. Но знание – различная вещь для понимания образа без интерпретации, для рассмотрения факта этого образа без наблюдателя, потому что наблюдатель сам создает изображения. И образ является мыслью наблюдателя. Это – очень сложная вещь. Вы не можете просто сказать «я уничтожу образ» и размышлять над этим, делать какие-то уловки, медитировать, чтобы уничтожить образ, – это невозможно. Такой процесс требует огромного понимания. Требует большого внимания и исследования, не заключенного во временные рамки. Человек, который исследует, никогда не сможет прийти к выводу. Жизнь – огромная река, которая течет, двигаясь постоянно. Если вы не следуете за ней свободно, с восхищением, с чувствительностью, с большой радостью, вы не будете видеть полную красоту, объем, качество этой реки. Так что мы должны понять данную проблему.

   Когда мы используем слово «понимаешь», мы подразумеваем «не делайте нас» : не умно. Допустим, вы поняли слово образ как создать его знанием, опытом, традицией, различными деформациями и стрессами в жизни семейства, работой в офисе, оскорблениями – всем, что составляет образ. Каков механизм, который создает этот образ? Вы понимаете? Образ должен соединяться. Образ должен поддерживаться. Иначе он разрушается. Так что вы должны узнать самого себя, и как эти механизмы работают. И когда вы поймете природу механизма, а также их значение, тогда сам образ перестанет существовать – образ – не только осознанный, но и тот, который вы имеете о самом себе сознательно, знаете поверхностно, а также внутренний образ, полностью всего. Я надеюсь, что ясно излагаю это понятие.

   Каждый должен вникнуть и узнать, как возникает образ, и, если возможно, остановить механизм, который создает его. Только тогда возникают отношения между людьми, а не между двумя образами, которые являются мертвыми объектами. Это очень просто. Вы льстите мне, вы уважаете меня. И у меня возникает ваш образ – через оскорбление, через лесть. У меня есть опыт – боли, смерти, страданий, конфликтов, голода, одиночества. Все это создает мой образ. Я – этот образ. Не то чтобы я был образом, образ и я отличаемся. Но «я» – тот образ. Мыслитель – тот образ. Это – мыслитель, который создает образ. Через свои ответы, через свои реакции – физические, психологические, интеллектуальные – мыслитель, наблюдатель, опытный человек создает его через память, через мысль. Итак, механизмы работают, проявляются через мысль. И мысль необходима, иначе вы не можете существовать.

   Давайте сначала посмотрим на проблему. Мысль создает мыслителя. Мыслитель начинает создавать свой образ: он – атма, он – Бог, он – душа, он – брамин, он – не брамин, он – мусульманин, он – индус. Он создает образ и живет в нем. Так, размышление – это начало работы механизма. И вы скажете: «Как я могу прекратить думать?» Вы не можете. Но можно мыслить и не создавать образы. Можно заметить, что кто-то является коммунистом или мусульманином. Вы можете видеть это, но почему вы должны создавать образ о самом себе? Вы только создаете образ обо мне как о мусульманине, как о коммунисте, потому что имеете свой образ, который судит обо мне. Но если бы вы не имели никакого своего образа, то смотрели бы на меня, наблюдали бы за мной, не создавая его. Именно поэтому это требует большого внимания, большого наблюдения за вашими собственными мыслями, чувствами.

   Таким образом, каждый начинает видеть, что большинство наших отношений фактически базируется на формировании образа, и, сформировав его, каждый устанавливает или надеется установить отношения между двумя. И, естественно, нет никаких отношений между образами. Если у вас есть мнение обо мне и если у меня есть мнение о вас, как мы можем иметь какие-то отношения? Отношения существуют только тогда, когда они свободны, и о наступлении свободы от «формирования образа» мы поговорим далее. Только когда образ разбит и формирование изображения прекращается, возникает окончание конфликта, окончание общего количества конфликтов. Только тогда наступает мир не только внутри, но и вокруг. Только, когда вы установите мир внутри себя, ваше мышление, будучи свободным, позволит идти дальше.

   Вы знаете, сэр, что свобода может существовать только тогда, когда мысль не находится в конфликте. Большинство из нас находится в конфликте, если мы не мертвы. Вы гипнотизируете себя или сопоставляете с какой-то причиной, обязательством, небольшим количеством философии, некоторой сектой или верой – вы столь идентифицированы, что находитесь в гипнозе и живете в состоянии сна. Большинство из нас находится в конфликте. Окончание конфликта – свобода. С конфликтом вы не можете иметь свободы. Вы можете искать, можете хотеть ее. Но никогда не сможете обладать ею.

   Итак, отношения означают разрушение механизма, который соединяет образ, а с разрушением устанавливаются правильные отношения. Поэтому существует окончание конфликта. И когда он заканчивается, появляется свобода, очевидно, фактическая свобода, не как идея, а как фактическое состояние, как факт. Тогда, в состоянии свободы, мысль, которая больше не искажается, не пытает, которая не поддается никакому воображению, никакой иллюзии, никакой мистической концепции или видению – тогда мысль может идти очень далеко. Далеко, не в рамках времени или пространства, потому что, когда есть свобода, нет никакого пространства и времени. Я использую слова «очень далеко» в том смысле, что тогда мы можем обнаружить, – слова, которые действительно не имеют никакого значения, – состояние пустоты в свободе, состояние радости, счастье, которые никакой Бог, никакая религия, никакая книга не могут дать вам.

   Именно поэтому, если отношения не установлены между вами и вашей женой, соседом, обществом, между вами и другими людьми, вы никогда не будете иметь мира и никакой свободы. И тогда как человек, а не как индивидуум, вы сможете преобразовать общество. Ни социалист, ни коммунист не сделает этого. Только человек, который понял, что такое правильные отношения, сможет прийти в общество, в котором можно жить без конфликтов.

    Бомбей, 1-я Публичная беседа,

    13 февраля 1966. Собрание сочинений,

    издание XVI, стр. 45–7