Загрузка...



   Это не значит, что вы не имеете никаких желаний, просто мышление способно к наблюдению без описания.

   Сейчас давайте сначала рассмотрим, что происходит с мышлением, которое всегда управляет само собой, подавляя и возвышая желание. Такое мышление, занимающееся только собой, становится нечувствительным. Хотя оно может говорить о чувствительности, совершенстве, что мы должны быть братскими, должны создавать изумительный мир, и всю остальную часть той ерунды, которую говорят люди, подавляющие желание. Такое мнение нечувствительно, потому что оно не понимает, что подавляет. Подавляете ли вы или уступаете, чтобы желать, – это по существу то же самое, потому что желание остается. Вы можете подавить желание женщины, автомобиля, положения. Но само убеждение не иметь эти вещи, которое заставляет вас подавлять желание всего этого, является самостоятельной формой желания. Так, поймав себя на желании, вы должны понять это, и не говорить, что является правильным, а что неправильным.

   Что же является желанием? Когда я смотрю, как дерево колеблется на ветру, это – прекрасно для наблюдения, и что тут неправильного? Что не так в наблюдении красивых движений крыльев птицы? Что не так в любовании новым автомобилем, удивительно хорошо построенным и отполированным? И что не так, если наблюдать за хорошим человеком с правильными чертами лица, показывающими здравый смысл, интеллект, качество?

   Но желание не останавливается на этом. Ваше восприятие – не просто восприятие, с ним приходят чувства. С возникновением чувств вы хотите прикоснуться, контактировать, а затем наступает убеждение обладать. Вы говорите: «Как красиво, я должен обладать этим», и так начинается суматоха желания.

   Возможно ли видеть, наблюдать, узнавать, что красиво, а что уродливо в жизни, и не произносить: «я должен иметь» или «я не должен иметь»? Вы когда-нибудь наблюдали просто так за чем-нибудь? Вы понимаете? Вы когда-либо наблюдали за своей женой, детьми, друзьями, просто глядя на них? Вы когда-либо смотрели на цветок, не называя его, без желания забрать его в бутоньерку или отнести домой и отдать кому-нибудь? Если вы способны к такому наблюдению безо всяких ценностей, навязанных мнением, то вы обнаружите, что желание – не такая уж чудовищная вещь. Вы можете смотреть на автомобиль, видеть его красоту и не быть пойманным в суматохе или противоречии желания. Но это требует огромной интенсивности наблюдения, а не только случайного взгляда. Не то чтобы вы не имели никакого желания, а просто, мышление способно к взгляду без описания. Можно смотреть на луну и не говорить: «Это луна, насколько же она красива». Так что нет никакой болтовни мышления, пребывающего в промежутках. Если вы сможете сделать это, вы обнаружите, что в интенсивности наблюдения, чувствах, реальной привязанности любовь имеет свое собственное действие, которое не противоречит действию желания.

   Поэкспериментируйте, и вы увидите, насколько это трудно для мышления – наблюдать, не обсуждая то, что видите. Но, конечно же, любовь имеет ту же природу, – не так ли? Как вы можете любить, если ваше мнение никогда не затихает, если вы всегда думаете о самом себе? Чтобы любить человека целостно, с вашим мышлением, сердцем и телом, требуется большая интенсивность. И когда любовь интенсивна, желание быстро исчезает. Но большинство из нас никогда не имело этой интенсивности в чем-либо, кроме как нашей собственной наживы, сознательной или несознательной. Мы никогда не чувствуем чего-либо, не ища чего-то еще. Только мышление, которое имеет интенсивную энергию, способно к следующему быстрому движению правды. Правда не является статической, она более быстра, чем мысль, и мышление не может думать об этом. Чтобы понимать правду, необходима та огромная энергия, которая не может храниться или вырабатываться. Энергия не возникает через самоотречение, через подавление. Напротив, она требует полного отказа, и вы не сможете закрыть себя или закрыться от других, если просто захотите результата.

   Возможно ли жить без зависти в мире, базирующемся на зависти, жадности, желании власти и положения. Это требует удивительной интенсивности, ясности мысли, понимания. Вы не сможете стать свободным от зависти, не понимая самого себя. Так что начните здесь, а не где-нибудь еще. До тех пор, пока вы не начнете с себя, с того, что должны делать, вы никогда не найдете конец горя.

    Бомбей, 2-я Публичная беседа,

    16 февраля 1957. Собрание сочинений,

    издание X, стр. 245