Загрузка...



   Желание стало бы вещью пламени…

   Мы видим, как возникает желание, это весьма просто. Мы должны узнать, что дает непрерывность для желания. Это – действительно важный вопрос – не такой, как возникновение желания. Мы знаем, как возникает желание. Я вижу что-то красивое и хочу это. Я вижу что-то уродливое, болезненное. Это напоминает мне обо всех видах вещей: я выкинул это. Кто-то становится знающим о возникновении желания, но он никогда не задавался – по крайней мере, большинство из нас – вопросом о том, что же дает ему непрерывность и что приносит в той непрерывности противоречие. Если не было никакого противоречия, которое является сражением между хорошим и плохим, между болью и удовольствием, между выполнением и расстройством, – если не было этого противоречия в желании и непрерывности в желании, если бы было понимание этого, то желание имело бы весьма различное значение. Тогда желание стало бы вещью пламени, имело бы качество безотлагательности, красоты, ответного чувства – не для того, чтобы быть испуганным, разрушенным, задушенным и отверженным.

    Мадрас, 3-я Публичная беседа,

    23 декабря 1964. Собрание сочинений,

    издание XV, стp. 18

    Собеседник: Все религии учат нас ограничивать чувства. Действительно ли чувства являются помехой для открытия правды?

    Кришнамурти: Давайте рассмотрим вопрос и не будем полагаться на то, что говорят разные учителя и книги или что ваш наставник вселил в ваше сознание.

   Мы знаем, что необычная восприимчивость чувств – это осязание, слух, зрение, вкус и обоняние. Чтобы увидеть цветок полностью, узнать о его цвете, о его тонком запахе и красоте, вы должны иметь чувства. Когда вы увидите красивого мужчину или женщину или прекрасный автомобиль, начнутся неприятные моменты после того, как прийдет желание. Давайте разберемся.

   Вы видите красивый автомобиль. Возникает восприятие или наблюдение, чувства, контакт, и наконец желание. Именно так возникает желание, которое говорит: «Было бы изумительным иметь этот автомобиль, я должен обладать им»; и вы тратите свою жизнь и энергию на то, чтобы заработать деньги и купить автомобиль. Но религия учит, что «это очень плохо, зло становится мирским. Ваши чувства уводят вас. Вы должны подчинить их, управлять ими. Не смотрите на женщину или мужчину. Дисциплинируйте себя, возвышайте свое желание». Так, вы начнете укрощать свои чувства, которые являются развитием нечувствительности. Или ощущая вокруг себя уродство, грязь, нищету и страдание, не допускаете этого и говорите «Это зло. Я должен найти Бога, правду». С одной стороны, вы подавляете невосприимчивые чувства, а с другой – пробуете стать чувствительными к Богу. Так ваша целостность становится нечувствительной. Вы понимаете? Если вы подавляете желание в любой форме, ваше мышление, очевидно, становится нечувствительным, хотя вы можете искать Бога.

   Так что проблема состоит в том, чтобы понять желание, а не чтобы быть его рабом, что означает быть полностью чувствительным к своему телу, своему мышлению и чувствительным к сердцу, к красоте и уродству, к небу, цветам, птицам, к закату на воде, к лицам вокруг себя, к лицемерию и к ошибочности своих собственных иллюзий. Быть чувствительным ко всему этому – значит узнавать, а не просто воспитывать чувствительность к правде и красоте, отрицая все остальное. Само опровержение всего остального вызывает нечувствительность.

   Если вы рассмотрите это, то увидите, что для подавления чувств, чтобы сделать их нечувствительными к тому, что является бурным, противоречащим, конфликтным, печальным, как настаивают свамисты, йоги и религии, – необходимо отрицать всю глубину, красоту и славу существования. Чтобы понимать правду, вы должны иметь полную чувствительность. Вы понимаете? Действительность требует вашей целостности. Вы должны подойти к этому со всем своим телом, сознанием и сердцем, как полноценный человек, а не с парализованным мнением и ставшим нечувствительным из-за дисциплины. Тогда вы обнаружите, что пугаетесь чувств, потому что будете знать, как обращаться с ними, и они не будут уводить вас. Вы поймете чувства, будете любить их, видеть их полное значение, а затем, больше не будете мучить себя подавлением и контролем. Разве вы не видите этого, господа?

   Любовь – это не божественная любовь, не любовь в браке или братская любовь – это все ярлыки. Любовь – это только любовь, не дающая собственного значения. Когда вы любите цветок всей своей полнотой, которая не должна просто говорить: «Какой красивый», или когда любите человека, всем своим сознанием, сердцем и телом, тогда обнаружите, что в этом нет никакого желания, и, поэтому никакого конфликта, никакого противоречия. Желание, которое создает противоречие, страдание, конфликт между тем , что является и что должно быть, идеал. Человек, который подавил свои чувства и сделал себя нечувствительным, не знает того, чем является любовь. Поэтому, хоть он и размышляет в течение следующих десяти тысяч лет, он не найдет Бога. Только когда вы станете полностью чувствительным ко всему – к глубине своих чувств, ко всей необычной запутанности своих мыслей, а не только к тому, кого называете Богом, то желание перестанет быть противоречащим. Тогда в целостности возникают различные процессы, не являющиеся процессами желания. Любовь – это ее собственная вечность, и она имеет свое собственное действие.

    Бомбей, 1-я Публичная беседа,

    6 февраля 1957. Собрание сочинений,

    издание X, стр. 235–6