Загрузка...



  • На Оку за осенним хищником
  • Осеннее ужение на Нерли
  • На Пахру за крупной рыбой
  • Уклейка – рыба привередливая
  • На Оку за налимами
  • Махнем на Пяловское!
  • Водоем раннего пробуждения(о ловле рыбы в Верхнерузском водохранилище)
  • Волга начинается с Волго?
  • Восток – дело тонкое…[3]
  • Подмосковная сказка – Киржач
  • На Десну в гости к Незнайке
  • Анюйские таймени
  • Дорогой дорогалевский окунь!
  • На Оке шуга – на Цимлянке рыба
  • Весенняя плотва смоленской Яузы
  • И там и тут стерляжий пруд
  • Тайны тарусских драг
  • Раскинулось море Московское…
  • Все реки текут в Рыбинку
  • С блесной за клыкастым
  • Рыбалка – это святое!
  • Тур в бор
  • Шаранга, полная налимов…
  • Красновидовская плотва
  • Окунь Киржача
  • ЧАСТЬ V

    РЫБОЛОВНЫЕ МАРШРУТЫ

    В России много рек, озер, водохранилищ и прочих водоемов, богатых рыбой. Каждый из них имеет свою особенность. Но не всегда удается стать обладателем достойных трофеев, если водоем достаточно хорошо не изучен: удача сопутствует знающему рыболову. Вместе с тем успех в ловле часто сопутствует тому, кто, зная множество рыболовных маршрутов, четко сориентировался, куда поехать на рыбалку.

    Авторам этой книги доводилось ловить рыбу в разных уголках нашей необъятной страны, но чаще всего – в европейской части России. В этом разделе мы расскажем вам о наших любимых рыбацких местах и о том, как добраться до рыбацкого эльдорадо.

    На Оку за осенним хищником

    Осенью в Оке нетрудно за два-три часа наловить два десятка окуней. Полосатый в основном попадается некрупный, весом до 300 г. Ловят его спиннингом типа «лайт» или «ультралайт» на различные джиг-приманки, небольшие вращающиеся блесны серебристого цвета (можно с красноватым или зеленоватым рисунком), на маленькие воблеры и стримеры. Иногда окунь идет до самого берега за приманкой, но не берет ее. В этом случае выручает тандем приманок, который провоцирует хищника на мгновенную хватку. Это может быть такая пара: твистер, а выше него на коротеньком поводке – пестрая мушка (лучше черно-белая, изготовленная из козьей шерсти). Проводка чаще всего эффективна не равномерная, а иногда даже с короткими остановками. Однако такой метод ловли требует большого количества запасных приманок, поскольку любимые места обитания большинства хищников на Оке – это участки с каменистыми грядами. Забросы нужно делать в разных направлениях, против течения, поперек реки и вниз по течению. Лучше выбирать участки на границе быстрой и медленной воды.

    Ловля щуки спиннингом ведется в основном на тех же участках реки и теми же способами, но с применением более крупных джих-приманок, воблеров и блесен. Нередко небольшие экземпляры зубастой облюбовывают укрытия среди прибрежных водорослей. В этом случае приманку следует вести вдоль границы растений и чистой воды.

    После жаркого лета уровень воды в реке все еще остается низким, поэтому и места выхода хищника (особенно в верхнем течении Оки) несколько меняются. Относится это и к судаку. Он, как и летом, ближе к ночи продолжает выходить охотиться за мальком на относительно мелководные прибрежные гряды. Судак нередко выдает себя шумными всплесками. Желательно быстро сориентироваться и точно подбросить приманку в место всплеска – обычно тут же следует хватка клыкастого. Нередко осенний жор судака случается в тихие лунные ночи. Для ночной рыбалки следует иметь фонарик типа шахтерского, закрепленный на голове.

    В крупных затонах и старицах Оки ловят чехонь на спиннинг с применением самых мелких вращающихся блесен, нередко в паре со стримером. Здесь же случаются поимки берша в глубоких ямах. Более результативна ловля с лодки. Возможна ловля на дорожку с применением одновременно нескольких снастей с различными приманками и неодинаковым уровнем проводки.

    Поимка жереха в октябре в Оке – дело случая. В отличие от летней поры, осенью он большую часть времени проводит на глубине. Может попадаться попутно во время ловли судака на грядах и ниже островков, в том числе подводных. Наиболее уловистая блесна – кастмастер.

    Проехать к различным участкам Оки можно электричкой с Киевского, Курского, Павелецкого и Казанского вокзалов, а на автомобиле – по Симферопольскому, Калужскому, Каширскому, Волгоградскому и Рязанскому шоссе.

    Осеннее ужение на Нерли

    Нерль берет свое начало из Плещеева озера. От места слияния Нерли с Кубрью и вплоть до самой Волги есть много хороших мест для рыбалки. До впадения Сабли Нерль неглубока – 1 м, максимум 2 м при ширине 30–50 м, ниже берега все больше расступаются, появляется много глубоководных участков, широких плесов, и у впадения в Волгу ширина разливов доходит до 500 м.

    Там, где Нерль еще не очень широка, хорошо ловить впроводку. В этом случае наиболее уловистыми местами будут тихие участки в заводинках, за коряжником, у завалов, ниже сужений – там, где рыба отдыхает и одновременно собирает приносимый отбойной струей корм. Осенью при ловле впроводку продолжают клевать окунь, плотва, язь, подлещик, уклейка, голавль. Ловят на мотыля, червя, иногда на опарыша. Мотыля следует насаживать по 2–3 штуки под головку или прокалывать за серединку тела, если одного – то колечком (прокалывается только головка и хвостик), червя насаживают чулком или гармошкой, опарыша – по 1–2 личинки.

    Хороший результат обеспечивает прикормка из мелко нарубленных, замешанных в глиняные шарики червей. Шарики диаметром 5–6 см нужно подбрасывать на границу течений, ближе к быстрой воде, чтобы они лучше размывались. Кормить следует довольно часто. Если вы ловите на быстром течении, то необходимо размер шариков увеличивать.

    Крупную рыбу лучше ловить из-за укрытий, забрасывая снасть ближе к водной растительности и притопленному кустарнику. Проводка эффективна длиной не более 15–20 м. Во время проводки иногда нужно поиграть приманкой. Отпуск насадки производится над самым дном, но иногда рыба любит, когда насадка перекатывается, поэтому при перепадах глубин поплавок должен быть огружен так, чтобы на понижениях насадка шла над самым дном, а при повышениях слегка касалась грунта.

    Иногда следует останавливать насадку – в это время часто случаются поклевки. Насадка должна двигаться по струе или вблизи нее. Иногда полезно надевать на цевье крючка одну-две бисеринки желтого, красного или коричневого цвета.

    Снасть. Для ловли на спокойном течении огружают снасть следующим образом. В 15 см от крючка № 3,5–5,5 (в зависимости от насадки) ставят грузило-дробинку весом 0,1 г, далее расстояние между дробинками, как и их вес, увеличивается в геометрической прогрессии; обычно на леску ставят 5 или 6 дробинок. Если вы собираетесь вести ловлю на быстром течении, то оснастка используется такая: грузильца идут с промежутком 15 см (начиная от конца лески), постепенно увеличиваясь в весе; посередине поводка (длиной 15 см) в этом случае ставится самая легкая свинцовая дробинка весом 0,05 г. Такая оснастка необходима, чтобы насадку не поднимало над дном и чтобы она моментально устремлялась в придонный слой воды. Для ловли крупной рыбы применяют основную леску диаметром 0,16 мм, поводок – диаметром 0,12-0,13 мм. Поплавок берут из бальзового дерева, со свинцовым грузилом в нижней его части. Правильная огрузка поплавка – когда из воды торчит только кончик антенны. На быстром течении применяют поплавок с проволочным килем и короткой толстой антенной. Если ловля ведется не на большой глубине и не с дальним забросом, нужно обязательно фиксировать поплавок в двух точках. Выше поплавка, чтобы леску не выдувало, ставят дробинку – тогда подсечка более уверенная. При скользящей оснастке колечко поплавка должно быть маленькое. Это необходимо для того, чтобы стопорный узел не проходил через него. Можно применять колечко и пошире – в этом случае между поплавком и стопором нужно ставить скользящий шарик типа большого бисера, предотвращающий проскальзывание. Подсекать необходимо при малейшем намеке на поклевку, иначе рыба почувствует подвох и выплюнет насадку.

    На Нерли довольно добычлива ловля на летнюю удочку с боковым кивком и мормышкой. На эту снасть хорошо ловятся язь, плотва, окунь, подлещик. Поскольку осенью в Нерли вода очень чистая и рыба пугается рыболова с удочкой, забросы следует делать в окна между листьями, нередко плотным ковром устилающими поверхность воды в тихих заводях под деревьями; вместе с листьями в воду попадают муравьи и короеды, а ими любит полакомиться рыба в эту пору.

    На участках, где Нерль широко разливается, продолжается ловля налима и крупного леща на донные снасти. Для ловли налима лучшая насадка – это ерш, а для ловли леща – насажанные кучкой на крючок черви подлистники.

    Проезд до места впадения Нерли в Угличское водохранилище: с Савеловского вокзала до станции Скнятино, далее пешком; автотранспортом – по Дмитровскому или Ярославскому шоссе по направлению на Кашин. Река подходит близко к шоссе на довольно протяженном отрезке от деревни Волковойня до деревни Поречье.

    На Пахру за крупной рыбой

    Если вы хотите половить рыбу в живописном месте и при этом не потратить много времени на дорогу, отправляйтесь на Пахру, в район поселка Володарский. Здесь трофеями рыболовов часто становятся плотва, окунь, щука, подлещик, голавль, серебряный карась.

    Известно, что крупную и осторожную рыбу лучше всего ловить вдали от берега на донку. Мы чаще всего применяем в оснастке кормушку-грузило. Обычно это свинцовый стержень, согнутый в виде подковы, и обе стороны этой подковы через дырочки, просверленные в свинце, переплетаются миллиметровой проволокой. Поводки для крючков крепятся на основной леске чуть выше грузила-кормушки и затем пропускаются через кембрики, привязанные к обеим сторонам подковы либо через специальные каналы, сделанные внутри свинца. На расстоянии 5-10 см от подковы к поводкам привязываются крючки № 6–7. В такой отяжеленной сеточке хорошо держится вязкая прикормка, которая, вымываясь течением, подманивает рыбу к насадке. (Вариантов различных кормушек сегодня придумано очень много. Все они по-своему хороши при ловле карповых рыб.) Донка с кормушкой должна быть мобильной снастью, поэтому мы изготавливаем ее на базе обыкновенного спиннинга. Причем при наличии карабинчика на конце лески и сменной оснастки снасть становится универсальной: не клюет на донку – ставь блесну и займись более активной рыбалкой.

    Прикормка для кормушки должна иметь определенную вязкость, чтобы ее равномерно вымывало течением. Состав прикормки для ловли на среднем течении такой: 500 г пареного пшена, 250 г пшеничных отрубей, 250 г панировочных сухарей, 200 г овсяных хлопьев, 100 г жмыха. Прикормку необходимо тщательно перемешать.

    В качестве насадки для ловли донкой на Пахре чаще всего берут перловку (надевают на крючок по 2–3 зерна), опарышей (до 4 штук на крючке), пучок навозных червей.

    Забрасывать донку следует дальше середины реки или под противоположный обрывистый берег. Клев хороший бывает обычно, когда открыта плотина и течение довольно сильное. В это время рыба перемещается в поисках корма. Обычно ведут ловлю на две или три донки с применением разных насадок. Если клев хороший, в улове может быть от 3 до 10 кг рыбы. Обычно попадаются подлещик, плотва, крупный (весом до 1,5 кг) серебряный карась; иногда – лещ, голавль. Бывает, неожиданно «вваливается» крупный сазан – тогда держись, если твоя снасть крепка!

    Проезд: от станции метро Домодедово рейсовым автобусом до поселка Володарский, далее пешком; автотранспортом – по Каширскому шоссе до поворота на Молоково, далее прямо (примерно 20 минут езды) до поселка Володарский.

    Уклейка – рыба привередливая

    Ежегодно к концу зимы уклейка, до этого державшаяся разрозненно небольшими стайками по всему водохранилищу, вдруг, как по сигналу, начинает подходить к устьям речек и ручьев, где концентрация ее может быть очень велика. Она может заходить в заливы. Наш приятель, один из первых попавший в прошлом году на уклейку, взял 10 кг этой чудесной жирной рыбешки. Мы приехали на неделю позже, и уже клевало хуже – уловы рыболовов не превышали 4–5 кг.

    Насадка. При ловле на опарыша важно, чтобы он сохранял подвижность. Только на такого опарыша при плохом клеве уклейка прореагирует. Личинку репейной моли следует цеплять за край кожицы – тогда она не вытечет и будет привлекательно шевелиться. «Бутерброд» мотыля с опарышем бывает незаменимым при ухудшении клева.

    Прикормка. Лучше всего кормить уклейку размоченной в воде сухой смесью типа «Редфайтер» с добавлением мелкого непромытого мотыля. Если мотыля раздавить, то он даст запах, который пробудет аппетит у любой рыбы. Лучше всего подбрасывать прикормочную смесь небольшими порциями прямо в лунку, тогда от образовавшейся в воде мутной взвеси будут отделяться медленно падающие частицы, на которые уклейка реагирует моментально. Здесь важны такие факторы, как движение и запах: рыба подходит на запах и сразу реагирует на то, что от нее уходит. Зачастую хороший эффект дают прикормки из сухой смеси с добавлением мелкого опарыша. Он хорош тем, что очень подвижен в воде.

    Но стая уклейки непременно уйдет вниз, если комок прикормки большой; тогда необходимо переходить на ловлю с глубины. Иногда на падающий корм подходит более крупная рыба, такая как подлещик и плотва.

    Снасти. Любители этой уклеечной ловли разделяются на поплавочников и мормышечников. И те, и другие имеют в своем арсенале супертонкие снасти с леской диаметром 0,08 мм, крючком № 18 и наилегчайшим поплавком, огруженным чередой мелких дробинок. Какой иметь удильник – это дело вкуса. Одни любят «кобылку» с мотовильцем, другие – фирменную финскую удочку типа «ТЕНО». Но хлыстик в любом случае должен быть жесткий, иначе не сделать верную подсечку. При поклевке уклейка чаще всего поднимает поплавок или сторожок, поэтому важно выверить огрузку до миллиграмма. Для ловли уклейки на мотыля поплавочной удочкой лучше подходит крючок красного цвета, при ловле на опарыша, кусочек сала, личинку репейной моли – белого цвета.

    Катушка вашего удильника должна работать безотказно (следите, чтобы не намерзал на нее снег и чтобы у нее не было люфта, при котором нередко «зажевывается» леска). Это очень важно, потому что при ловле уклейки катушкой часто приходится работать, делая отпуск лески для ловли в разных слоях воды. По той же причине и отверстия кивка должны хорошо пропускать леску. Желательно, чтобы удильник имел ножки, так как уклейка периодами берет только на неподвижную приманку. Мормышка применяется самая маленькая, лучше всего свинцовая или оловянная, способная естественно планировать. Обычно применяют «дробинку», «муравья», «крыло», «капельку» и другие мормышки. Учитывая осторожность поклевки уклейки, жало крючка лучше оставить открытым. Кусочек сала, имеющий очень жесткую структуру, нацепляют так, чтобы жало оставалось открытым, иначе пробить поддев крючка будет очень сложно.

    Игра мормышкой. Приемов существует множество, но главное условие – плавность проводки. Опускаете ли вы приманку или поднимаете, задерживаете ли ее на долю секунды – главное, чтобы это напоминало естественное движение биологического кормового организма. Планирующий момент остается приоритетным, как и при ловле плотвы, когда никакие другие ухищрения не помогают. Но в некоторых случаях успех приносит только быстрая проводка с высокой частотой колебаний кивка.

    Поклевка и подсечка. Уклейка только в начале своего весеннего хода берет насадку жадно, затем она лишь чуть приподнимает и тут же выпускает насадку. Важно подметить момент контакта рыбы с насадкой, который иногда длится доли секунды. При малейшем выпрямлении кивка или при незначительном всплытии поплавка необходимо делать хлесткую короткую подсечку.

    Особое внимание следует уделять насадке. Если при хорошем клеве уклейка может жадно схватить и пару-тройку опарышей, то при вялом клеве рыболову приходится идти на всякие хитрости. Лучше всего ловить на два-три кормовых мотыля, иногда одного, а опарыша взять самого мелкого. Что касается сала, берется кусочек размером 2?2 мм, или два таких «зернышка» насаживаются подряд. Некоторые умельцы ловят на частичку турецкого батона, которую расплющивают немного ниже жала, при этом сохраняя «пушистую» структуру хлеба.

    Хороший клев уклейки наблюдается в конце февраля – начале марта на некоторых подмосковных водохранилищах. Места большой концентрации этой рыбы находятся вблизи села Троица, что находится на правом берегу Можайского водохранилища. Добраться туда можно рейсовым автобусом «Можайск – Троица». От Москвы до Можайска регулярно ходит электричка. Автотранспортом нужно ехать по Минскому шоссе через Можайск на Бородино – Троицу. Автомобиль можно оставить в селе, расположенном на самом берегу водохранилища.

    На Оку за налимами

    Если вы не любите часами просиживать у лунки, дожидаясь, когда клюнет маленький ершик или окунек, но любите загородный отдых и не прочь поймать экзотическую рыбу, отправляйтесь на Оку за налимами.

    Эта рыба и впрямь необычная: единственный представитель семейства тресковых в озерах и реках нашей страны, она внешне чем-то напоминает головастика и сома одновременно. Кожа налима выделяет очень много слизи. Это типичный ночной хищник. Отдельные вспышки клева могут случаться и днем. В отличие от других рыб, налим лучше ловится в плохую погоду, когда дует северный ветер и резко падает давление. Может не брать, если небо звездное, с ярким месяцем.

    Налимы концентрируются в очень локальных местах, поэтому обнаружить их не просто. В поисках корма эти рыбы могут перемещаться на 200–300 м, образуя так называемые налимьи тропы. Речной налим любит твердое каменистое дно, участки с умеренным течением; обычно это свалы, гряды, каменистые отмели на выходе из заливов, каменисто-песчаные косы у впадения малых рек, галечные наносы выше и ниже островов, песчаные пляжи на крутом изгибе реки, от которого отходят подводные гребни – своеобразные наносы на рельефе дна.

    Обычно, чтобы обнаружить налимью тропу, лунки сверлят вдоль береговой линии с интервалом 10–15 м. На ночь устанавливают 20–30 поставушек (вид жерлицы с глухой оснасткой). Если попался хотя бы один налим, на следующую ночь снасти сосредоточивают вблизи удачливой лунки.

    Лучшая приманка – живой ерш, опущенный на самое дно. Его подцепляют крючком за самый край хребтины перед спинным плавником. Особенность поклевки налима такова, что он как бы всасывает добычу, оставаясь на месте, поэтому при глухой оснастке между грузилом (весом 20–30 г) и крючком (№ 11–12) должно быть расстояние 50–70 см. От грузила до положенного поперек лунки мотовильца леска (диаметром не менее 0,4 мм) должна находиться в натянутом состоянии. Но даже при максимальном ограничении хода снасти налим умудряется уйти под камень, откуда его не всегда удается «выдрать».

    Налим очень вкусная рыба, особенно славится налимья печень. При обработке мелкая чешуя не счищается, ее убирают вместе с кожей, которая снимается чулком.

    На Оке неплохие налимьи места находятся вблизи Серпухова и Пущино. Крупный налим обычно там клюет до начала января, затем уходит на нерест, и жор его возобновляется лишь в конце февраля. Однако небольшой налим, весом 400–700 г, в этих местах довольно активно ловится всю зиму.

    Осенью налима ловят донками за мысами и напротив каменистых гряд. Неплохие места для ловли налима по открытой воде находятся в районе Серпухова и Каширы. В последние годы налима часто обнаруживают на русловых бровках. На край фарватера заплывают на лодке и устанавливают специальные поставушки. Для самой простой поставушки в качестве буйка можно использовать обыкновенную пластиковую бутылку, огруженную плоским грузилом весом 200 г. Такое грузило даже при сильном течении остается лежать на дне на одном месте (рис. 144).

    Рис. 144. Поставушка для налима с буем из пластиковой бутылки

    Проезд до Оки: на электричке с Курского вокзала до станции Серпухов, далее, до города Пущино, автобусом. Остановиться можно в серпуховской гостинице или в Пущино в одноименном пансионате, там в зимний период обычно имеются свободные номера.

    Махнем на Пяловское!

    Это водохранилище на реке Уча – любимый многими рыболовами водоемом. Берега там изрезаны глубокими заливами и на большом протяжении покрыты хвойными и смешанными лесами. Северный берег, особенно в районе Юрьевского залива, местами заболочен, из-под снега торчит сухой камыш. Глубины в этой части водохранилища небольшие, и ловят там в основном окуня, ерша и плотву на мормышку. Большое значение в такой рыбалке имеет поиск рыбы. Обычно в середине зимы начинают ловить на выходе из Юрьевского залива и затем продвигаются вдоль берега в сторону канала. Как правило, за день рыболовам удается найти не одну стайку окуней, правда не очень крупных. Но случается, что за рыбалку попадаются с десяток сковородных окуней. Плотва клюет реже, однако во время затяжных оттепелей, бывало, задавался неплохой клев этой рыбы. Окунь в тех местах любит чернобыльника. В том случае, если на мотыля поклевок нет, нужно в качестве насадки использовать личинку репейной моли, насаживая на крючок мормышки одну личинку или две. При этом частоту колебаний приманки необходимо увеличить, а амплитуду уменьшить.

    Те, кто умеет ловить на безнасадочную мормышку, в глухозимье бывают с большим уловом, чем те, кто ловит с подсадкой мотыля. Давно замечено, что рыба начинает проявлять стойкий интерес к мормышке, если кивок совершает от 200 до 350 колебаний в минуту. Существует целый ряд коротких бочкообразных и конусных вольфрамовых конструкций «чертика», рассчитанных только на игру с большой частотой колебаний кивка. В этом случае рыба реагирует на создаваемые мормышкой колебания, которые она улавливает боковой линией. Особенность игры на безнасадочную мормышку состоит в том, что она как бы вибрирует, оставаясь на месте. В то же время допустимо плавное перемещение мормышки вверх-вниз. Можно также вести ловлю на вертикальные мормышки типа «муравей», «овсинка», «уралка», но при этом на крючок следует надевать бисеринки, которые, ударяясь друг о друга, издают характерный звук, привлекающий рыбу.

    Удочка для ловли на безнасадочную мормышку должна иметь длинную ручку. Кивок изготавливается из часовой металлической пружины, и его отклонения от горизонтальной плоскости при игре не должны превышать 1,0–1,1 мм.

    Любители ловли леща и густеры на поплавочные удочки располагаются на затопленном русле Учи, которое проходит ближе к южному обрывистому берегу. С хорошей долговременной прикормкой из сухой смеси типа «Ред-файтер», смешанной с мотылем, завсегдатаям тех мест почти всегда удается наловить рыбы, среди которой не редкость и крупные лещи. Также на прикормку иногда подходит хорошая плотва. Надо располагаться на участках с глубиной 6–8 м. Лучшее время клева леща – раннее утро, перед сумерками и ночью (но палатки на льду там ставить запрещается).

    Жерличники в глухозимье в этих местах стоят редко, хотя нам доводилось наблюдать, как в Аксаковском заливе вылавливали зимой приличных щук и судаков.

    Из постоянных рыболовов на водоеме часто бывают несколько блеснильщиков, которые ловят в отвес на массивную белую блесну с подсадкой на крючок маленькой плотвички или ерша. Они сверлят лунки на участках с глубиной 6–9 м. Попадается крупный окунь, судак, реже щука. Однажды видели мы молодого человека, который вел ловлю в отвес на большой белый кастмастер. Дело было в обед, а им уже было поймано два окуня весом примерно 300 г и один судачок под 600 г.

    Что касается хищников, в этот период глухозимья наибольшего внимания заслуживает ловля налима. Она не требует больших затрат энергии. Поставушки необходимо ставить вдоль южного лесистого берега в направлении Солнечной Поляны, иногда вплотную приближаясь к подводному руслу реки. Дно там песчано-каменистое. Как раз на таких участках и любят держаться налимы. Вместо тройника рекомендуем ставить одинарный крючок с длинным цевьем № 1/0-1. Лучшая насадка – ерш, опущенный на дно. Однако для того, чтобы добиться успеха в ловле, необходимо посвятить немало времени обнаружению налимьих троп. Это занятие может быть даже интересным, если вы надолго поселились в одном из многочисленных окрестных пансионатов. И потом поимка налима, этой необычной рыбы, доставит вам немало радости.

    Кроме турбаз и пансионатов, где зимой можно найти свободные для ночлега места, там есть база отдыха общества «Рыболов-спортсмен». Находится она в Солнечной Поляне и имеет такое же название. Добраться до тех мест можно автобусом, следующим от железнодорожной станции Катуар (Савеловского направления) до поселка Аксаково, который является конечным пунктом маршрута и находится на самом берегу водохранилища, или личным автотранспортом – от окружной минут 30–40 езды. Рыбалка по путевкам.

    Водоем раннего пробуждения(о ловле рыбы в Верхнерузском водохранилище)

    Этот достаточно отдаленный водоем находится в самой западной части Московской области; он окружен густыми лесами и славится обилием упитанной щуки. Поимка 3-5-килограммового «крокодила» в этих местах не редкость, несмотря на то что в водохранилище хватает «кормовой» мелкой рыбы. А дело все в том, что в Верхнерузском водохранилище щука и другая рыба активно кормится в течение всей зимы. Если в других водоемах жор щуки приходится на самый конец ледостава, то в Верхнерузском водохранилище клев щуки ровный в течение всей зимы, а повышается активность хищницы уже в начале марта. Связано это с очень хорошей циркуляцией воды, которую «гоняют» насосы водной станции, расположенной поблизости на соединительном канале Яуза – Руза. Из-за этого же на водохранилище много промоин и вообще незамерзающих полыней.

    Больше всего щуки – в западной части водоема, особенно возле слияния рек Дуба и Черная, но добраться туда можно разве что в объезд по берегу на мотосанях, которые есть на рыболовной базе, расположенной в деревне Филенино. Но цена перевозки довольно высокая – 1500 рублей с человека в одну сторону. Следуя к щучьим местам, продвигаться нужно там, где лед надежный.

    Приехав на место, вы без труда наловите живца – мелкого окуня или плотвичку; их можно найти повсеместно вдоль берега, особенно в коряжнике.

    Если в других водоемах мы ловим щуку на специально оборудованные жерлицы, в оснастке которых используется удлиненный, не менее 0,5 м, поводок из лески диаметром 0,35 мм (более грубую снасть эта рыба просто проигнорирует), то на Верхнерузском водохранилище без металлического, а лучше мягкого кевларового поводка не обойтись, потому что щука яростно сопротивляется при вываживании. Катушка жерлицы должна иметь хорошую инерцию торможения, иначе при классической остановке щуки леска может сброситься и перехлестнуться.

    Жерлицы мы устанавливаем в шахматном порядке вдоль русловой бровки впадающих рек на расстоянии 15–20 м друг от друга (рис. 145). Иногда часть жерлиц устанавливаем на мели и в коряжнике. Однако новый человек на водоеме не всегда может угадать точное место стоянки хищника, поэтому после длительного бездействия жерлиц рекомендуется переставлять их в сторону на 10–15 м или вообще присмотреть новый участок ловли. Лунка, в которой установлена жерлица, обязательно присыпается снегом или закрывается куском картона, который надо иметь с собой, так как на не очень глубоких местах свет, проникающий в воду через лунку, пугает хищника.

    Рис. 145. Установка жерлиц на русле притока

    Весной, с поступлением в водоем талых вод и оживлением в подводном царстве, мелкая рыбешка снова концентрируется в коряжнике и возле травы. Жерлицы, предназначенные для ловли в коряжнике, имеют некоторые особенности. Как известно, щука, схватив живца, стремится уйти в укрытие. Если плотность коряжника очень высокая, запас лески на катушке оставляется не более 0,5 м. В таком случае на поводке используется два тройника, один из которых (находящийся в скользящем положении) зацеплен у основания спинного плавника живца, а другой – за его губу. Делается это для того, чтобы увеличить шансы при подсечке, в тот момент, когда щука еще не заглотила живца. При ловле в коряжнике очень важно неотрывно следить за флажками жерлиц и при поклевке своевременно делать подсечку. Иногда в коряжнике ведут ловлю на жерлицу с тройником и привязанным выше него крючком. В этом случае живца насаживают вниз головой: крючок, зацепленный возле хвоста, и тройник, торчащий изо рта, фиксируют рыбешку в вертикальном положении. Щука при таком способе ловли обычно засекается сама.

    На Верхнерузском водохранилище неплохие результаты дает и отвесное блеснение. В береговой зоне мы обычно ловим щуку на небольшие округлые блесны типа «лепесток» размером 20x40 мм, которые зачастую соблазняют и крупного окуня. При ловле на глубинах применяются блесны размером 20x70 мм, по форме профиля напоминающие грушу (рис. 146). Щучья блесна должна хорошо планировать в воде, а на хватку хищницу нередко провоцируют замысловатые комбинации игры блесною. Обычно, если после 7-10 взмахов удильником поклевки не произошло, переходят на другую лунку. Однако бывает так, что, вернувшись на старую лунку в другое время, рыболов неожиданно оказывается с уловом. Связано это с тем, что щука в разное время суток может находиться в разных частях своего угодья. При не прекращающейся всю зиму активности хищницы контур этого маршрута может быть достаточно широк.

    Рис. 146. Щучья блесна «груша» для вертикального блеснения

    Несколько слов о ловле другой рыбы. Налим в Верхнерузском водохранилище из-за обилия корма ловится плохо, правда, в марте эта рыба становится заметно активнее. Налимьи тропы следует искать у песчано-каменистых обрывистых берегов, возле устьев впадающих рек, где, по нашим наблюдениям, весной концентрация налима гораздо выше, чем в другое время.

    Плотвы в водоеме очень много, но крупные экземпляры попадаются крайне редко. По весеннему льду искать плотву нужно по предустьевым заливам в коряжнике на глубине 3–4 м. Мелкий подлещик придерживается более чистых и глубоких мест, но иногда он выходит на неглубокие предрусловые столы, на которых имеются ямки и другие неровности.

    Те, кто не любит больших переходов, могут половить хищника на выходе из Филенинского залива (с правой стороны), но такой улов, как на отдаленных участках водохранилища, здесь не гарантирован из-за того, что вблизи деревни местные жители балуют сетями. Но обычно и отсюда без парочки щук рыболовы не уезжают, а уж одного или двух налимчиков возьмут обязательно.

    Проезд до Верхнерузского водохранилища: на электропоезде с Рижского вокзала до станции Шаховская, далее – автобусом в направлении Петушков до деревни Мерклово, далее до деревни Филенино 3,5 км придется пройти пешком. Если добираться своим транспортом, то надо ехать по Рижской трассе через Шаховскую и Середу. Следующей после поворота на Петушки будет деревня Мерклово, от которой дорога пойдет на Филенино. На филенинской рыболовной базе 50 мест для ночлега. Рыбалка по путевкам.

    Волга начинается с Волго?

    Если миновать город Осташков и по дороге на Ржев свернуть возле деревни Сорокино в сторону, то уже очень скоро можно оказаться у этого живописнейшего русского озера. Со сказочных его берегов открываются взору все красоты Валдайской возвышенности. В сравнении с величественным Селигером у Волго, несомненно, есть неоспоримое преимущество: из-за отсутствия больших площадей камыша тут практически в любом месте можно вести ловлю с берега. Поэтому в сезон открытой воды совершенно необязательно нагружать себя в походе на Волго еще и резиновой лодкой.

    Со всех сторон озеро это окружено дремучим лесом. Районный центр зеленого рая называется Селижарово. На самом деле озеро Волго – это собственно река Волга, запруженная плотиной выше города и растянувшаяся по затопленным оврагам на десятки километров. Леса вокруг Волго – настоящая кладовая природных даров. Любителей ягод и грибов в сезон оттуда и за уши не вытащишь. А с открытием сезона охоты в окрестности озера устремляется целая армия вооруженных двустволками людей. Но самое главное здесь, конечно, рыбалка.

    Рыбалка на Волго просто фантастическая. С конца октября и до окончания ледостава здесь отлично клюет налим на обычные поставушки. С насадкой можно особо не церемониться, так как налиму в Волго абсолютно все равно, угощаете ли вы его целой плотвичкой или только нарезкой из нее. Более того, часто даже именно на нарезанные кусочки мелкой рыбешки попадаются наиболее крупные представители семейства тресковых рыб. До чего же у них печенка вкусна!

    Щука, судак, лещ, плотва – все эти рыбы постоянно присутствуют в уловах на Волго. С лещом вот, к сожалению, никак дело до конца не наладится: не выздоровела еще эта рыба от селитера, хотя клюет просто отменно, особенно на глубинах от 4 до 5 м. (Кстати, это обычные средние глубины озера Волго.) Каждого пойманного леща приходится проверять, потрошить. Но все чаще в последнее время стали попадаться здоровые экземпляры. Похоже, дело идет на поправку.

    Кружками нередко удается ловить вполне приличных судаков. Лучшим живцом осенью будет плотвичка, которую без труда можно поймать на глубине 1,5–2 м где-нибудь у бережка. Привозной карасик тоже годится. Он долго сохраняется в кане. Щука кроме названных рыб с аппетитом слопает и окунька; в Волго окушата снуют стайками возле водорослей.

    Когда наша компания приезжает на Волго, то обычно мы останавливаемся на базе «Чайка». Вполне приличная база – двухэтажная, из кирпича, с гостиницей, кухней, отоплением, удобствами – жить можно. Посуду с собой тащить не обязательно. Местная администрация достаточно заботливо относится к нашему брату рыбаку. От базы до озера всего лишь несколько минут ходьбы.

    В неглубоких травянистых заливах Волго прячутся в зарослях полчища зубастых хищников. Но поймать щуку, окуня или судака даже в таком благодатном для них месте тоже надо уметь. Многое зависит от знания конкретных мест обитания зубастых. Поэтому не надо стесняться, если вы оказались впервые на этом озере. Расспросите на этот счет местных рыбаков, они люди доброжелательные, охотно подскажут рыбные места. Скорее всего, вам посоветуют отправиться к самой Верхневолжской плотине, где на огромное количество сбрасываемого вместе с водой малька собирается целая эскадра хищников.

    Мне (далее рассказ поведет один из авторов) часто вспоминается замечательный случай, произошедший с моим товарищем Виктором на рыбалке год назад именно на Волго. На двух лодках мы не спеша подобрались к одной из многочисленных неглубоких заводей. Погода была чудная, хотя под вечер небо на горизонте затянули серые тучи. Гроза, скорее всего, могла разразиться только к ночи, поэтому мы не торопились на базу, несмотря на то что плащ-палатки оставили в машине.

    Заякорились мы рядом, развернувшись спинами друг к другу, и тут же стали облавливать участки воды вдоль травки. Я дразнил хищника длинным серебристым «Лонгом», в то время как Виктор выбрал почему-то обычную отечественную «колебалку» типа «Московской».

    Поначалу перевес был явно на моей стороне: пара килограммовых щучек уже взбрыкивала на дне видавшей виды «Омеги». И только я собрался окликнуть Виктора, чтобы похвастаться уловом, перед тем как опустить щук в садок, как вдруг услышал за спиной, в отдалении, звучный и хлесткий шлепок по воде. Я обернулся. Первое, что увидел, была прижатая к самой воде мелко подрагивающая вершинка спиннинга товарища. А потом я обратил внимание, как напряглась могучая спина Виктора. Мой товарищ – мужик крепкий, выпрямляет согнутый ледоруб легким движением рук. Но тут!.. Я испугался за Виктора, понимая, что на другом конце лески под водой скрывается настоящий монстр. Если бы Виктор перед выездом на вечернюю зорьку не поставил бы на свой спиннинг суперпрочную леску диаметром 0,3 мм, чем рассмешил меня, то, скорее всего, удерживать сейчас на леске было бы уже некого.

    На этот раз фрикцион не заскрипел, как обычно, а просто завизжал, наверное от восторга перед мощью противника. Как ни старался мигом вспотевший Виктор приподнять спиннинг над водой, толку от его стараний было мало. Тормоз фрикциона продолжал визжать, натянутая в струну леска готова была оборваться в любое мгновение. И тут случилось чудо.

    Сначала вершинка удилища плавно, но уверенно поползла вверх к нахмурившемуся перед грозой небу. Потом мой товарищ, растерявшийся было в неравной борьбе, стал все выше и выше поднимать спиннинг, выкачивая рыбу. Я даже на расстоянии ощутил, как облегченно вздохнул Виктор. Не осталось сомнений, что теперь он с этим монстром справится.

    Странно, но рыбина продвигалась в сторону наших лодок почти без борьбы. И если бы я сам не видел, как стремительно еще минуту назад ускользала в глубь воды леска, можно было бы подумать, что к нам движется поднятое со дна бревно. Я давно уже отложил в сторону свой старый «Абу» и молча наблюдал за происходящим.

    Виктор сидел в лодке теперь уже почти боком ко мне, развернувшись в сторону открытой воды. Я видел, как леска плавно заполняла остававшуюся на шпуле выемку. Фрикцион изредка поскрипывал, но теперь слабо и редко. Оставались последние метры. Как только под гладью воды стали вырисовываться очертания хищника, Виктор потянулся за подсаком, но вскоре понял, что тот ему ни к чему – рыба просто в него не влезет.

    Это был настоящий монстр длиной 1,5 м: темная, почти черная спина, огромная голова. Расстояние между человеком и рыбой стало критическим. Оба остановились. Эллипс удилища грозным натянутым луком застыл на фоне синеющего леса. Те несколько секунд, пока противники молча изучали друг друга, показались мне вечностью. Багорик бы в тот момент! Но, во-первых, у нас багра с собой не было, а во-вторых, вряд ли бы щука согласилась продвинуться еще хотя бы на несколько сантиметров к лодке.

    Первой опомнилась рыба: неожиданно стремительный для такой громадины разворот, мощнейший удар хвостом, взрыв брызг, окативший с головы до ног моего друга, – и вновь до боли знакомая противная песня фрикциона измученной катушки.

    Щука торпедой пронеслась мимо моей «Омеги», затем вдруг резко изменила направление, выпрыгнув при этом почти на полтуловища из воды, мотнула в воздухе страшной огромной головой, освобождаясь от поблескивающей сталью блесны, затем сердито плюхнулась в свою стихию и навсегда исчезла. Про душевное состояние моего товарища я рассказывать не буду. Скажу только, что вспоминать про ту рыбалку он почему-то не любит.

    Вот какие порою случаются вещи с нашим братом рыболовом. И где – не в низовьях Волги, не в сибирской глуши, а не так уж и далеко от Москвы! Эх, всегда надо быть готовым к неожиданной встрече. Тут ненароком задашь себе вопрос: «А может быть, Волга начинается с Волго?»

    Восток – дело тонкое…[3]

    Именно так, Восток, называется поселок в Астраханской области, куда меня тянет словно магнитом вот уже много лет подряд мое рыбацкое сердце.

    Мне приходилось бывать в других краях, было – поездил. Да и география калмыцких просторов тоже изучена более чем подробно: Никольское, Соленое Займище, Вязовка, Черный Яр, Замьяны, Сасыколи (это уже ближе к Ахтубинской пойме, да и берег другой, левый). Одним словом, пройдено и там немало.

    Однако все чаще и чаще возвращаюсь я при первой же возможности именно в Восток, а точнее, на крутые берега протекающей мимо того поселка реки Енотаевки. Она невелика и является одним из многочисленных волжских рукавов. Но рыбы там вряд ли меньше, чем в пресловутой уже Ахтубе, а вот народу пока, слава богу, не так уж и много.

    Речка Енотаевка начинается выше поселка Владимировка, что расположен по трассе Волгоград – Астрахань в 5–7 км перед Востоком, и, очень скоро снова впадая в Волгу между двумя населенными пунктами, почти тут же вновь убегает от матери, чтобы теперь уже вволю нагуляться, петляя десяток-другой километров под могучими берегами обожженной палящим солнцем степи. И уже где-то за Сероглазкой, нарезвившись, покорно возвращается в материнское лоно, чтобы вместе продолжить свой плавный и долгий путь к Каспию.

    Енотаевку от Волги отделяет длинный и широкий остров. Весной его почти полностью заливают паводковые воды, и после их спада на острове остаются десятки озер разной величины, заселенных плотвой, красноперкой, таранью, линем, сазаном, щукой, окунем, подлещиком. Рыбачить на удочку и короткий спиннинг здесь можно до самого ледостава.

    Добраться до озер несложно. Надо только переправиться на лодке на другой берег реки и пройти с полчаса по довольно густой, колючей и высокой траве, что, пожалуй, и является единственной реальной трудностью в этом походе. Хорошо бы перед дорогой надеть сапоги, ведь несколько раз в день вы обязательно встретите на своем пути змею, скорее всего где-нибудь рядом с озером или рекой (как правило, змея удирает, едва завидев человека, но береженого Бог бережет). Кстати, в этом году нашей команде встречалось на удивление мало ядовитых змей, да и водяных, по сути безобидных, тоже мы немного видали по сравнению с предыдущими нашими приездами. А вот ужей было предостаточно, и чтобы спасти от неминуемой гибели одного из них, пожелавшего полакомиться оставленной в садке без присмотра рыбой, моему другу Мише пришлось минут тридцать аккуратнейшим образом разрезать многочисленные ячейки садка, куда, нарочно не придумаешь как хитро, вплелось тело несчастного ужонка. В результате абориген получил желанную свободу, а садок… не подлежал ремонту.

    С высоты птичьего полета река Енотаевка напоминает накинутую на зеленое побережье голубую петлю. Ярко отливающим на солнце ожерельем, миллионами искорок переливается она на груди величественной красавицы степи. Там, где течение врезается в берега, образуются яры. Напротив же яров берега почти всегда пологие.

    Клюет в Енотаевке всегда. Можно ловить круглые сутки, и вы постоянно будете с уловом. Где-то посередине петли (там мы обычно и разбиваем наш лагерь) длинная песчаная отмель резко обрывается в яму глубиной около 20 м. В яме обитают сомы. Много сомов. Можно ловить их донными удочками или на квок. Последнее, конечно, интереснее. Рекордов в этом году нам установить не удалось: 15-килограммовый сомик хотя и порадовал команду в первый день приезда, но остался единственным крупным экземпляром в наших уловах. Пара последовавших затем обрывов на леску диаметром 0,8 мм свидетельствовала об упущенной возможности более солидных знакомств.

    Сразу за ямой, под крутым уже правым берегом реки, начинается сазанье приволье, которое местные называют поваленной рощей. Там на дне на самом деле столько деревьев, нанесенных весенними размывами, что не посоветую подводному охотнику туда залезать – запросто можно запутаться в корявых лабиринтах отполированных течением сучьев.

    Но сазан там хорош! Правда, новичок, пока нащупает места для его ловли, немало крючков оставит в подводном лесу. Клюет сазан на пучок червей, но лучше насаживать выползков. Не брезгует король подводного царства и мясом моллюсков, которых водится в Енотаевке немереное количество. А вот наших подмосковных мелких навозников сазану для угощения не предлагайте: от них его просто воротит.

    На зорьках под высокими обрывистыми берегами бойко играет щука. Тамошняя зубастая не брезгует блеснами. Вообще, я заметил, что на живца уловы любой хищной рыбы в Енотаевке весьма значительны, по крайней мере в названный период времени. Исключение – жерех. Он жадно, с первого заброса, хватает вращающуюся блесенку или плоский кастмастер, но это происходит уже не в районе поваленной рощи, а ниже километра на два по течению, под огромным обрывом (Хрипино). Именно там река резко поворачивает влево, а примерно за 500–700 м до поворота разливается мелким широченным плесом. Место это целый день буквально кипит от жереховой охоты. Чайки не устают махать бумерангами угловатых крыльев над местами жерехового «боя», выхватывая чуть ли не изо рта хищной рыбы оглушенных мальков. Лодка там обязательна. Ловить жереха в том месте с берега можно, но это примерно как есть суп вилкой.

    Если вы большой любитель спиннинга, то запаситесь терпением: даже при ловле чехони на мелкие блесны вашу приманку будет постоянно атаковать разбойник-окунь. Однако и эта проблема легко решается, если вы прихватите с собой коптильню. И тогда надоедливый обжора станет самой желанной вашей добычей, потому что копченный на костре окунь – настоящее лакомство.

    Душа моя сопротивляется, но все же расскажу про лучшее свое место в енотаевских краях. Именно там ровно 19 лет назад я впервые и познакомился с этой речкой. Когда вы минуете по трассе поселок Восток, буквально через 2 км в отдалении слева, почти над самым обрывом, появятся нехитрые строения в виде пары стареньких одноэтажных домиков и не менее древнего сарайчика. Мы между собой называем их кошарами, хотя в тех домах живут люди. И если найти к ним правильный подход, то можно договориться, чтобы они присмотрели за вашей машиной, пока вы будете отдыхать на острове. Да, я не оговорился. Лучшее место под Востоком находится именно на острове, в тени огромных старых деревьев. Поэтому потребуется в этом походе хорошая лодка, чтобы переправить без трудностей через речку все туристское снаряжение, а в случае необходимости быстро, менее чем за 10 минут, добраться до машины. Кстати, машину можно отогнать в поселок для надежности и загнать в хозяйский двор, за ворота, за умеренную плату. Ну, это уже личное дело каждого. Место для лагеря находится точно посередине обрыва, на противоположном берегу реки. Там только для вашей компании (если успеете занять его первыми) будет отдельный пляж с жарким солнцем, а недалеко, в 15 м, спасительная прохлада под уже золотящимися всеми красками осени густыми кронами вековых деревьев.

    Путь к тому раю неблизкий: расслабиться можно только на 1271-м километре, когда сквозь ветровое стекло автомобиля замаячит на обочине шоссе финишная черта в виде указателя населенного пункта с надписью «Восток». Из Москвы прямая как стрела трасса приведет вас точно в центр Волгограда, где в самом центре города-героя точно по указателю надо повернуть направо, на Астрахань. А там уж рукой подать до пункта назначения.

    Из провианта, если вы не гурман, можно с собой ничего не брать, разве что перекус в дорогу. Ассортимент продуктов в местных магазинах довольно широкий, ожиданий ваших наверняка не обманет. И все вполне съедобно. А потом, вы же в рыбный край едете, так зачем вам прошлогодние шпроты?

    Ну что, в путь? И не расстраивайтесь, если золотое местечко под хрипинским обрывом к вашему приезду будет уже занято. Спускайтесь по наезженной дороге с горы и выруливайте влево, в сторону кустистых деревьев, разбросанных вдоль реки. Вскоре вы наверняка присмотрите для своей компании подходящую площадку, и тогда на берегу Енотаевки рядом с Востоком еще один рыбацкий лагерь запестрит разноцветьем палаток. Главное – не суетитесь. Помните, как говорил Сухов: «Восток, Петруха, дело тонкое»?

    Подмосковная сказка – Киржач

    Рыбалка – это всегда волнующие мгновения поклевки, ожидание встреч с живой природой, разгадывание ее тайн. Если вы спросите меня, где можно хорошо половить окуня и щуку, отвечу: поезжайте в Киржач, будет вам и окунь, и щука.

    Там на самой окраине пригородного поселка 8–9 лет назад местные энтузиасты-фермеры вырыли на опушке великолепного соснового леса довольно-таки большой пруд: под водой находится почти 3 гектара. Сегодня пруд превратился в культурное хозяйство, достаточно благоустроенное, с изгородью, охраной, площадкой для стоянки автомобилей, многочисленными навесами от дождя и ветра, прочими удобствами. Нам не раз доводилось ловить рыбу в том пруду, и всегда успешно.

    Тогда все начиналось с карпа. Именно некрупным карпом зарыблялся киржачский водоем в середине 90-х годов. Подрастать до очень уж солидных размеров ему не давали – вылавливали удочками еще до середины лета почти подчистую. Посадили туда пару лет назад около сотни 2-3-килограммовиков и несколько десятков гигантов по 6–8 кг каждый. С этими поначалу рыболовы долго не могли справиться, столько лесок порвали, что впору было из них сети плести. Но постепенно выловили и гигантов.

    Время распорядилось так, что сейчас в этом пруду хозяйничают окунь и щука, сильно расплодившиеся за несколько последних лет. Благо кормовая база в виде малька там достаточная. Хозяева водоема запускают туда карпа в начале каждого сезона, и не мелкого. А теперь-то он наверняка подрос. Желающих порыбачить на пруду не убавляется. И те, кто приезжал туда хоть однажды, как правило, возвращаются вновь и вновь. Да и как не вернуться всей семьей: киржачская природа настолько живописна, что никого не оставит равнодушным – настоящая подмосковная сказка.

    Вода в пруду удивительно чистая, ведь он постоянно подпитывается лесным ручьем. А течет ручей десятки километров, из самых владимирских чащ. Буквально в 500 м от пруда протекает по зеленым лугам очень живописная речка Киржач. Вода в ней всегда немного прохладная, даже в жаркий летний полдень.

    Рыбалка на пруду платная. От кольцевой дороги ехать до Киржача 90-100 км (по Горьковской трассе или через Черноголовку). Далее по городу до центра, за памятником вождю – поворот налево и по грунтовке чуть более 1 км до платных прудов. Не заплутаете – там любой встречный мальчишка подскажет. (На всякий случай скажу: прежнее название хозяйства «Ихтиандр», сегодня оно переименовано в «Калибр».) Сразу за прудом начинается чистый сосновый лес. В сезон там изобилие ягод и грибов. Гостиницы в хозяйстве нет, но можно пользоваться своей палаткой. А вот лодки и сети там под запретом. Ловить можно только с берега. Поскольку площадь пруда небольшая, предпочтительнее, на наш взгляд, приезжать туда в будний день – не так сильно чувствуется рыболовный прессинг со стороны соседей по берегу. Но всей семьей можно замечательно отдохнуть и в выходные. За путевки платят только те, кто ловит рыбу.

    На Десну в гости к Незнайке

    Я знаю местечко, где и в ноябре можно здорово половить рыбку как на поплавочную удочку, так и на спиннинг. По желтой ветке добираемся на метро до Теплого Стана, пересаживаемся на рейсовый автобус, следующий по старому Калужскому шоссе в один из чудесных уголков ближайшего Подмосковья, доезжаем до остановки Совхоз или Воскресенское, а там – рукой подать до рыбных мест.

    Двадцать минут неспешной прогулки приведут вас к одной из замечательных подмосковных речек – Десне. Река эта неширока – почти в любом месте камнем можно перебросить. Расстояние до противоположного берега всего 30 м. Несмотря на малые свои размеры, Десна речка не простая. Рельеф дна реки очень разнообразен: быстрые перекаты сменяются вдруг омутами, где под старыми затопленными бревнышками таятся окуньки и плотвицы. Есть и сильно заиленные участки, течение там медленное, тягучее, как кисель. В таких местах серебряные красавцы караси порой ловятся отменно.

    Обилие нарядных коттеджей, выросших в последнее десятилетие по берегам Десны, может разочаровать привередливого рыболова. Что поделаешь… Зато удобно добираться. Но если пройтись вдоль реки, еще запросто можно отыскать незастроенные участки, где и можно спокойно рыбачить.

    Десне здорово повезло с отдаленностью промышленных зон. В ее чистой и прозрачной воде до глубокой осени хорошо ловится уклейка, плотва, лещ, голавль, плотва. И конечно же окунь и щука. Бывает, попадаются язи и подусты, но последние – очень редко. А порой на тройник мелкой «вертушки» садится и жерех.

    Человека, приехавшего туда впервые, может насторожить, а то и отпугнуть большое количество зацепов. По этой причине многие стараются ловить на чистых участках реки. Но на Десне вся рыба как раз и сосредотачивается в основном под поваленными деревьями, под кустарником, за изгибами реки. Ловля на Десне требует также постоянных экспериментов с насадками. Присматривайтесь к малейшим изменениям течения. Это позволит безошибочно определить места перепадов глубин. Там и рыба. В таких местах осенью хоть и недолго, но еще поработает поплавочная удочка. А со спиннингом мы отправимся на плотину, возле которой глубины (на русле) достигают 3 м – это максимальная глубина для такой реки. Здесь обитают рекордные, килограммовые окуни.

    Есть у Десны небольшой приток. Называется он Незнайка. Протекает как раз напротив деревни Пенино. Русло узкое, но достаточно глубокое – до 2 м. Сюда любит наведываться матерая щука. Спиннингисты частенько цепляют здесь «хвосты» под 3 кг, а то и крупнее. Надо заметить, что где-то с конца мая прибрежные зоны Десны и ее притока Незнайки начинают активно зарастать подводными травами. Но к октябрю трава спадает. Вот тут и начинается праздник для любителей порыбачить спиннингом. Хищника надо искать у коряг и любых других подводных возвышенностей, будь то одинокие камни или целый затопленный остров. А когда после продолжительных дождей вода в реке поднимется и заполнит маленькие прибрежные заливчики, сюда вслед за прибившимися к берегу мальками устремится и щука. В такие дни можно наблюдать ее интенсивный «бой». Тут уж не зевай – лови на всплеск.

    Я не отношусь к любителям ловли на воблер, предпочитаю использовать традиционные блесны. Но, применяя колеблющиеся и вращающиеся блесны, уже в июне сталкиваешься с проблемой их проводки среди разросшейся растительности. Вот тут и может выручить воблер. Прошедшим засушливым летом в период цветения подводных зарослей я ловил в Десне щуку на плавающий воблер, и порой успешно. Но осенью, безусловно, предпочтение отдаю темноватой, окрашенной в бронзовый цвет «колебалке». Успех чаще всего приносит замедленная проводка, с дальним забросом и отрывом блесны от дна. Хорошие результаты по-прежнему дает и живцовая удочка. Трудно сказать, где больше рыбы, в самой Десне в Подмосковье или в ее притоке. От плотины до самой Десны расстояние менее 1 км. Ниже плотины Незнайка сильно мелеет, да и узка там протока. Дно – то заиленное, то каменисто-галечное. Глубины на том участке, до самого слияния Незнайки с Десной, редко превышают осенью 1 м, а течение заметно усиливается. По видовому составу рыбы и по количеству ежедневно вылавливаемых там рыбаками «хвостов» приток заметно выигрывает у реки. Так что не поздно еще со спиннингом на Десну в гости к Незнайке.

    Анюйские таймени

    Юрий легонько поддернул вершинку спиннингового удилища, и спустя несколько секунд у борта лодки забила хвостом очередная серебристая красавица. Свободная рука рыболова до запястья нырнула в холодную воду горной реки.

    Наша команда из девяти человек на трех надувных лодках начала сплав со среднего течения одной из многочисленных рек Амурского бассейна – Анюя.

    Солнце золотом разливалось по искривленному зеркалу быстрой горной реки. Лески наших спиннингов безостановочно взрезали поверхность холодной воды. Судьба только что выловленного ленка оказалась счастливой: как и других, отведывавших ранее вкус отливающего медью «вайбрэкса», его отпустили в родную стихию. При этом доброе лицо нашего проводника Юрия расплылось в широкой улыбке.

    – Здесь принято отпускать рыбу на волю, – сказал он. – Заготовками мы не занимаемся, а для кухни достаточно всего нескольких штук, поймать их в конце сплава труда не составит.

    Не скажу, что клев прекращается, но ленок берет как-то вяло, без аппетита, не говоря уже о таймене. Причем и здесь работает общее правило: чем ненастнее погода, тем увереннее клев.

    При ловле тайменя всегда очень важно правильно подобрать блесну. Мало того, что крупный таймень игнорирует мелкие блесны, он еще и очень капризно относится к цвету. Иногда не грех и подкоптить блесну на костре, например в такой солнечный яркий день, как сегодня. Жаль, что мы не успели сделать этого.

    – Не устоял бы речной «тигр» перед таким соблазном! – Глаза Юрия заискрились, засверкали озорными огоньками, рыжеватая, с проседью борода прикрыла даже мочки ушей.

    За пять дней знакомства этому добродушному здоровяку удалось покорить своим обаянием всю нашу группу и сделать нас приверженцами сплава – удивительного по своей красоте и яркости впечатлений вида рыболовного туризма.

    Подобные путешествия сегодня – удовольствие весьма недешевое. О стоимости полета в Хабаровск и обратно скромно умолчим. А вот чтобы добраться до начала сплава, необходим вертолет, за каждый час летного времени которого надо платить минимум 1100 американских долларов. И неважно, что во время заброски группы на место или в день ее возвращения с маршрута в город вертолет в одну сторону идет порожняком – это время все равно оплачивается. Поэтому, чем многочисленнее группа, тем дешевле перелет для каждого из ее участников. Вычислить среднюю продолжительность перелета вряд ли возможно, хотя известно, что летать с рыболовами приходится от трех до десяти часов: все зависит от выбранного маршрута следования. Иногда пользуются и самолетами местной авиакомпании, чтобы добраться, к примеру, до Совгавани или порта Ванино. Откуда уже вертолетом до «тайменевых» рек (Хуту, Тумнин, Коппи), впадающих в Японское море, как говорится, рукой подать.

    Стоимость лицензии Амуррыбвода на ловлю тайменя и ленка – 100 долларов в день. За прокат снаряжения, за сопровождение, охрану на маршруте, обслуживание, питание, переезды на машинах и лодках, за гостиницу в городе в день приезда и отъезда тоже надо платить. И получается довольно круглая сумма.

    Предпочтение рыболовы отдают путешествиям по рекам, впадающим в Японское море. Но нередко посещают и те, что впадают в Охотское море, в частности Тугур и Амгунь. Воды последней перед впадением в море сливаются с водами Амура. Тугур – наиболее обжитая рыболовами река. На расположенных там базах имеются радиостанции, поддерживающие связь с Хабаровском.

    Вернемся, однако, к нашему путешествию. Ловили мы в основном, останавливаясь на широких длинных плесах. Цепью растягивались вдоль берега и, стоя по колени в быстром потоке, облавливали участок за участком. Использовали блесны типа «Mepps» и «Perlox» № 3 и 4 белого цвета; «Abu», «Garsia» и «Aglia», черные в крапинку, а также несколько различных типов воблеров. Лично мне с тайменем больше всего везло именно на плесах, при забросах со стороны берега на течение. На одном из таких участков я выудил целых пять рыб, но похвастать их размерами не могу – все это были 40-45-сантиметровые таймешата. Естественно, я их отпустил.

    Забегая вперед, замечу, что мне так и не подфартило зацепить на том маршруте экземплярчик посолиднее. Прав оказался Юрий Орлов: крупный таймень абсолютно игнорирует мелкие блесны.

    В Анюе ловить спиннингом во время сплава следует, забрасывая блесну под крутой берег, а не на стремнину. Я провел своеобразный эксперимент, целый час отправляя приманку с лодки на середину реки, меняя блесны и воблеры (они у нас тоже работали), меняя глубину и темп проводки, но ни разу не почувствовал ни одной поклевки. А мои товарищи, забрасывавшие в сторону ближнего берега, успешно вываживали 1,5-килограммовых ленков и небольших таймешат весом до 1 кг. Наконец мои нервы сдали, и я испортил коллегам праздник клева, продолжив блеснить в одном с ними направлении – наши лески время от времени начали перехлестываться.

    Темны ночи на дальневосточных реках. Стоит отойти от костра на 30 м – и уже не различаешь, где кончается берег и начинается вода. В одну из таких темных ночей испытывали мы привезенных из Москвы искусственных мышей. Тайменю наши московские мыши явно были не по вкусу, а вот ленки ими не брезговали. Примечательно, что ленок хватал мышь не тогда, когда она переходила со стремнины на участок с более тихим течением, а гораздо позже, когда мышь двигалась уже вдоль берега, почти параллельно ему, и на мелководье. Сразу вспомнились монгольские реки Орхон, Тола, Керулен, где ленок вел себя ночами совсем иначе: он бросался на мышь с шумом и плеском именно в момент перехода приманкой границы течений.

    Первый из крупных тайменей попался нам только на третий день сплава. Клюнул он на «Vibrax» и весил немного – 8,5 кг. После взвешивания и серии фотоснимков рыбу торжественно внесли в воду и поставили головой против течения. Но таймень не уплывал. Пробыв на берегу не более трех минут и оказавшись снова в родной среде, он долго не мог прийти в себя. Чтобы помочь рыбе, Юрий удалил воздух руками из-под жаберных крышек тайменя и сделал рыбе закрытый массаж сердца (брюшная стенка у тайменя мягкая, и сердце хорошо прощупывается). За всю рыболовную практику у Орлова был только один случай, когда рыбу ему не удалось спасти – передержали на воздухе лишнее время.

    Скоро наш пленник самостоятельно уткнулся головой в дно, а это означало, что по прошествии нескольких минут он исчезнет из нашего поля зрения. Так и случилось: внезапный мощный рывок – и рыба устремилась против течения в глубину.

    Лодки едва отчалили от берега, как у Владимира спиннинг согнулся почти до самой воды. Сомнений не было: снова блесной соблазнился речной «тигр», но на этот раз наверняка более внушительных размеров. Все остальные свернули снасти, работают только весла да затворы фотоаппаратов. Задача Владимира ясна: удержать рыбу в русле, не дать ей снова зайти под крутой берег, в коряги, пока мы не увидим подходящую отмель, куда можно причалить. Но отмели пока не видно, до противоположного пологого берега 50 м, но на быстром течении, да еще с крутящейся вокруг лодки здоровенной рыбиной вряд ли удастся выгрести.

    Таймень, тем не менее, ведет себя относительно спокойно: полукругом обходит лодку, на минуту пропадает в глубине, затем снова всплывает так высоко, что над водой торчат его мощная, широченная спина и огромный красный хвост. Смотришь на эту громадину и думаешь: да рвани он разок покрепче – мы все полетим из лодки. К счастью, таймень моих мыслей не прочитал. Владимиру удалось еще немного подтянуть рыбу поближе к борту, но сокращать 7-8-метровое расстояние до лодки таймень явно не был намерен.

    И так пролетает минут пятнадцать, прежде чем, заметив отмель на середине реки, мы успеваем к ней пристать. Владимир ступает в воду, начинает пятиться к возвышающейся над рекой гряде, двумя руками удерживая спиннинг и не сводя глаз с рыбы. Единоборство продолжается еще пару минут, но вот уже и Юрий совершает удачный маневр, прямо как на футбольном поле: обходит тайменя далеко сзади, затем аккуратно приближается и в броске, резко сгибаясь, хватает рыбину за хвост, сдавливая его руками и одновременно подталкивая тайменя на отмель. Борьба окончена. Трофей тянет на 18,5 кг! Он так и остался самым крупным из всех тайменей, которых нашей команде удалось выловить на том маршруте.

    А личный дневной рекорд Юрия Орлова – таймень весом 54 кг, пойманный на обычный титановый спиннинг с «Невской» катушкой. Его ночной рекорд – 36-килограммовый таймень (приманкой была мышь). Рекорд по продолжительности вываживания речного «тигра» из родной стихии с целью прогулять его на свежем воздухе составил 70 минут, а клюнул всего-то 8-килограммовый таймешок, но снасть была оборудована «плетенкой» диаметром 0,12 мм.

    Дорогой дорогалевский окунь!

    Волшебное рыбацкое местечко, о котором я хочу рассказать, находится совсем недалеко от деревни Дорогали. Старинное русское название затерянной в подмосковных лесах деревеньки давно уже стало для меня родным и приятным. Лет десять назад один из моих друзей взял меня с собой на рыбалку на небольшое лесное озерцо, о существовании которого я до той поры и не подозревал, хотя и разливается оно примерно в 10 км от места, где дача моя находится. Само озерцо совсем даже невелико, по нашим рыбацким понятиям – просто крохотное, настолько, что без помех друг для друга на нем могут разместиться максимум три-четыре рыбацкие лодки. При большем скоплении лодок лески спиннинговых удилищ наверняка будут перехлестываться при забросах. Но как раз в миниатюрности этого природного водоема и заключается вся его прелесть. И пусть знаем об этом озерце не только мы с другом, но ни разу за много лет мы не пересекались там с кем-либо еще, хотя следы недавнего присутствия туристов почти всегда обнаруживали.

    Между собой мы называем озеро лесным. На самом деле это – затопленная на торфянике впадина длиной 150 м и шириной около 80 м. Средняя глубина лесного озера такова, что каждая древняя коряжка, коих на дне великое множество, видна как на ладони. По берегам с двух сторон озеро окружено густыми камышовыми зарослями, еще с двух сторон вплотную к воде подступает лес.

    Чтобы найти это озеро, надо по лесной дороге, ведущей от восточных окраин города Ликино-Дулево (это Орехово-Зуевский район), проехать 7–8 км в сторону деревни Дорогали и, не доезжая до нее, свернуть влево, на одну из малоприметных, почти полностью заросших старых просек. Указать более точный ориентир не просто затруднительно, но фактически и невозможно, ведь это же лес. Однако, поплутав с часик по просекам, вы в любом случае наткнетесь на лесное озеро, так как наклон холма в сторону впадины непременно приведет путника к самой воде. Первое время мы и сами неоднократно проскакивали тот поворот, возвращались и, как новички, тыркались в каждую встреченную просеку. Здесь я считаю своим долгом предупредить, что лесная дорога в Дорогали мало похожа на скоростную трассу и двигаться по ней даже на второй скорости не всегда удается. Начинали мы обкатывать тот маршрут на «Ниве», а теперь предпочитаем уазик, который не так жаль царапать о разросшиеся ветви ельника.

    Сколько бы раз мы ни ездили на лесное озеро, всегда возвращались с уловом, в основном из окуней. Небольшие щучки, уже выросшие из возраста «карандашей», но еще не достигшие внушительной зубастой солидности, тоже цепляются, но гораздо реже, чем окунь. Полосатый же там ненасытен, почти каждый заброс сопровождается поклевкой… либо плавным зацепом за прогнившую торфяную коряжку: если хищник не успел еще догнать легкую вращающуюся блесну, то вряд ли удастся довести ее беспрепятственно до лодки – непременно «клюнет» одна из бесчисленных подводных коряг. Мне иногда кажется, что их специально собрали со всего леса и рассыпали в хаотичном беспорядке по дну лесного озера.

    Интересно, что ни разу еще мы не оборвали ни одной блесны, хотя зацепов было уже сотни, если не тысячи. Мягкая, рассыпающаяся под напором зацепившегося тройника древесина так податлива, что если и не удается освободиться от зацепа, не сходя с места, достаточно прогнать лодку до самой коряги и чуть поддергать леску в обратную сторону. Обычно этой манипуляции достаточно, чтобы отцепить блесну.

    Лучше других блесен на лесном озере зарекомендовали себя «вращалки» белого цвета. Странно, но именно белого, а не красноватого или желтого. Странно потому, что никакой верховки мы там никогда не встречали. Скорее можно предположить, что озерцо вместе со щучкой и окунем заселяет еще и маленький карасик. Но тогда лучше должна работать желтая блесна. Тем не менее белый легкий «Mepps» № 2 зарекомендовал себя убедительнее всех прочих приманок.

    Мой друг, известный в ореховских и шатурских краях рыболов Сергей Кукунов, недавно познакомил меня с очередной своей новаторской идеей – как совсем избавиться от зацепов. И надо сказать, у него это почти получилось. А придумал он вот что – вместо блесны оснастил леску примитивным крючковатым твистером, из тех еще, что самыми первыми появились в продаже несколько лет назад. Но Сергей не стал в данном случае применять традиционную уже джиг-головку, а продел в тело твистера самый обычный крючок, но только с длинным цевьем. Жало крючка он не вывел из «спинки» твистера, а только обозначил это место легким проколом. А вместо джига впереди твистера подвесил обычную «чебурашку» (круглый грузик с двумя ушками).

    Не скажу, что его новшество революционно, но зацепов на лесном озере действительно стало меньше. Есть, правда, одно «но»: окунь там для такой приманки все же оказался мелковат. Экземпляры покрупнее легко прокусывали резиновую основу приманки и попадали на спрятанный внутри крючок, но те, что помельче, просто били приманку в бок и возвращались в укрытие.

    Зато зацепов у Сергея теперь практически не было. А у меня на «вращалку» продолжали не только окуни клевать, но и коряги (к неописуемому, надо сказать, удовольствию моего друга). Между прочим, новая его приманка просто отлично повела себя на другом водоеме, где было полно прибрежной травы. Твистер, ведомый рыбаком в толще воды, постоянно привлекал щучье внимание. Видимо, хищнику было невдомек, как это шустрому «мальку» удается так быстро и беспрепятственно пробираться сквозь плотные подводные заросли. Любопытство щуки брало верх над осторожностью, в результате чего мой друг превзошел других рыболовов, к общему изумлению которых выдергивал из травы один «хвост» за другим.

    А меня почему-то совсем не огорчают зацепы на дне лесного озера. Вот и в эти выходные я хочу отправиться за окунем туда же. Кто знает, быть может, кого-то из вас и раззадорил мой рассказ, и вы не испугаетесь ухабистой дороги в деревушку с чудным названием Дорогали. И если вдруг встретимся там, устроим с вами соревнования по ловле окуня.

    Ведь все-таки чаще на лесном озере клюет не коряга, а полосатый разбойник, популяция которого с годами там не уменьшается, несмотря на то обстоятельство, что зимой лесное озеро промерзает чуть ли не до дна. По самому первому льду рыбалка там похожа на фантастическое приключение, но уже менее чем через месяц начинаются заморные явления, и клев прекращается до весны. Зато с весны и до самого ледостава царит на лесном озерце праздник непрекращающегося жора. И несмотря на то что полосатики в озере почти калиброванные, мы с другом научились их отбирать и мелочь теперь выпускаем на свободу – пусть подрастают, чтобы порадовать нас своей агрессивностью по первому льду.

    На Оке шуга – на Цимлянке рыба

    На быстрых реках, к которым относится и Ока, в начале зимы бывает ход шуги. Это льдинки отрываются от береговых закраин, и течение их несет. Льдинки шумят, переговариваются, оттого и получило это явление название «шуга». И в то же самое время первых морозов достаточно, чтобы лед стал на прилегающих к реке участках – в затонах, заливах, старицах. Мирные рыбы, обеспокоенные звуками плывущей шуги, уходят в тихие места, где могут концентрироваться в большом количестве и активно клевать на зимние снасти. За ними в поисках поживы подтягивается и хищник. Вот почему перволедье на Цимлянке, которая является большим, соединенным с Окой затоном, прекрасное время для ловли любой рыбы.

    Нужно только соблюдать осторожность, выходя на самый первый лед, и продвигаться, прощупывая его пешней. Вообще же рекомендуется выходить на зимнюю рыбалку, когда толщина льда на слабо проточных водоемах будет не менее 5–7 см, при этом на больших глубинах, где вода остывает дольше, лед может быть гораздо слабее.

    В Цимлянке обитает всякая рыба: лещ, плотва, судак, щука, окунь, язь, голавль, жерех, подуст, королевский ерш, налим, белоглазка, густера, чехонь и др.

    Крупную плотву, окуня и леща ловят на глубинах 5–7 м, которые легко найти вблизи южного и северного берега. Если на выбранном участке есть небольшое течение, прикормку осуществляют так. Сверлят по направлению течения две лунки на расстоянии около метра друг от друга. В верхнюю лунку опускают кормушку с мелким мотылем, перемешанным с сухарями (они нужны для отпугивания ерша), которую раскрывают в полуметре от дна. Корм сносится ко второй лунке, в которую опускают удочку. Ловят на маленькую вольфрамовую мормышку (насадка – мотыль), находящуюся неподвижно возле самого дна. Иногда следует ее плавными колебательными движениями слегка приподнять над грунтом. Только такими «вкрадчивыми» манипуляциями можно вызвать аппетит у крупной рыбы. А попадаются здесь очень солидные экземпляры… Сколько раз мы с друзьями были свидетелями того, как леску обрывали крупная плотва или крупный окунь. А иногда бывает, что какой-нибудь торопливый рыболов, зацепивший не пролезающего в лунку леща, багром отрывает ему голову.

    Если же у вас нет терпения, чтобы выискивать места стоянки крупной рыбы, а потом ее «высиживать», то поищите уловистые места возле самого берега на небольшой глубине. Прямо в начале водоема, недалеко от железнодорожной станции, таких мест сколько угодно. При хорошем клеве улов из 20–30 «матросиков», небольшой плотвички, уклейки, ершей вам обеспечен. Правда, случается, что и на мелководье подходит крупная плотва и крупный окунь, но чтобы их выловить, обязательна тишина, а Цимлянка – водоем людный.

    Для любителей половить на жерлицы подойдет ближний к железной дороге берег. Возле него есть хорошие глубины, а в таких местах любит держаться берш; попадаются довольно приличные экземпляры. Но, пожалуй, блеснильщиков берша на водоеме больше, чем жерличников. Они предпочитают искать эту рыбу, активно перемещаясь по водоему. Хорошие результаты дает ловля на балансир с черно-белым хвостовым оперением. На щуку жерлицы лучше ставить ближе к мелководным участкам у берега, вблизи кустарника и водной растительности. На Цимлянке случались поимки очень крупных экземпляров щук. Налима сейчас лучше всего ловить в горле, соединяющем карьер с Окой, или в самой реке. Для ловли со льда этого хищника потребуются ночные жерлицы-поставушки, а для ловли по открытой воде достаточно донки с глухой оснасткой и тяжелым грузилом. Налим в это время проявляет активность, переболев после нереста, и хорошо клюет на живого ерша, пущенного на поводке возле самого дна. По первому льду на глубинах 3–4 м, в ближайшем к железнодорожной платформе углу водоема, иногда попадается на поплавочную удочку с насадкой мотыля подуст.

    Рыбалка на водоеме бесплатная, но одному рыболову разрешено ставить не более пяти жерлиц. За соблюдением правил там следят строго.

    Проезд на автотранспорте – по Семфиропольскому шоссе до Серпухова. Перед въездом в город следует повернуть налево у железнодорожного переезда. Далее прямо, придерживаясь железнодорожной насыпи. Через 7 минут езды вы окажетесь на берегу реки.

    Электричкой – с Курского вокзала до станции Ока. Далее – 5 минут пешком.

    Весенняя плотва смоленской Яузы

    В Яузское водохранилище впадает несколько небольших лесных речушек. Начиная с середины марта с пятачков, столов и банок, находящихся за сотни метров от берега, в эти места, на свежую струю, приходят многочисленные косяки плотвы. Крупная плотва предпочитает держаться ближе к устью, где глубоководные места более обширные. Правда, из этого не следует, что крупные экземпляры не могут попадаться в нескольких километрах выше устья реки. Ведь там есть относительно глубоководные бочажки, места возле подмытых берегов, столы-разливы с коряжником, возле которых плотва находит себе корм.

    Из года в год приезжая в марте-апреле на эти речки, я достаточно хорошо изучил повадки крупной плотвы. Несколько лет подряд даже проводил такой эксперимент: делил залив и впадающую в него реку на сектора, а затем в течение одинаковых промежутков времени облавливал обозначенные участки. Вначале пытал счастье в заливе, потом в низовьях реки, постепенно поднимался выше по течению до тех мест, где еще встречались глубины 2,5–4 м. Так вот, в широком заливе, куда впадала река, рыба, как правило, рассеивалась, и стаю не так-то просто было найти. На это уходило много времени.

    В условном устье реки, которое в водохранилище обычно трудно определить, места обитания плотвы найти легче. Достаточно знать, где находится затопленное русло, и, перемещаясь от него вправо и влево по прилегающим ложбинам, ждать первой поклевки, а там только успевай таскать. Нередко удача сопутствует рыболову возле участков разреженного коряжника. Очевидно, это корни вырубленных или сгнивших при затоплении деревьев, среди которых плотва ищет корм. Стаи там держатся многочисленные. Такие участки довольно небольшой ширины имеют протяженность от одного до двух километров. Далее река сужается, бочагов становилось меньше, все чаще по краям ледового пространства появляются заросли береговой осоки. Тут стаи крупной плотвы попадаются небольшие. Однако мелкая плотва клюет хорошо, и очень часто бывает так, что иные рыболовы, потеряв в бесплодных поисках рыбы уйму времени, находят многочисленный косяк мелкой плотвы в самом верховье реки и, останавливаясь, набивают свои ящики «бибикой».

    Чем же руководствоваться, на что ориентироваться при поиске плотвы по последнему льду в подпруженных реках Яузского водохранилища? Лучше сразу найти бровку, для чего от берега к глубине надо пробурить несколько лунок. Я заметил, что очень глубокие бровки плотва не любит. Оптимальная глубина – 4–5 м. Но бывают и сюрпризы, когда плотва клюет возле самого берега, где глубина не превышает 0,5 м. Однажды мы приехали на реку Яузу в район поселка Петушки. Высыпавшие из автобуса рыбаки сразу повалили по проложенной на льду тропе в сторону большой воды, а я остался в самом верховье реки. Сел под берегом, просверлил пару лунок – и тут начался такой клев! Плотва клевала жадно, и все экземпляры были «сковородные». Под конец дня стали подтягиваться к автобусу разочарованные ловлей рыболовы. Увидев мой улов, они начали сверлить возле меня лунки и за оставшееся до отъезда короткое время многие отвели душу.

    В заливах следует «прощупывать» подводные бровки, свалы. Желательно отыскать пятачок с лудами, воронками, другими неровностями дна, где глубина колеблется в пределах 3,5–5 м, или подводную банку, то есть небольшое подводное плато, возвышающееся на фоне окружающих глубин. В любом случае предпочтение стоит отдавать тем местам, которые хоть чем-то выделяются в общей картине дна водоема. Например, часто можно обнаружить стоянки крупной плотвы на тех участках, где затопленное русло реки проходит вблизи того или иного залива. Обычно я отыскиваю под водой перепады глубин вблизи русла с умеренно закоряженными местами. Иногда уловистым оказывается участок у упавшего с крутого берега и вросшего в лед дерева или у затопленных кустов. Сильно заиленных участков дна плотва избегает. На незнакомом месте лучше начинать рыбалку с облова границ умеренного и спокойного течений, там, где преобладает галечно-песчаный грунт. Ориентироваться можно на береговые обнажения горных пород, находящиеся вблизи данного места.

    Обычно при неважном клеве новые лунки я вначале облавливаю с помощью маленькой мормышки, на крючок которой насаживаю пучок кормового мотыля или двух крупных мотылей, но аккуратно нанизанных через середину. При таком способе подсадки не очень длинные кончики личинок распушаются, что выглядит аппетитно для плотвы и в то же время легче и быстрее входят вместе с мормышкой в рот рыбе. Она еще не успевает почувствовать неестественную для нее тяжесть мормышки, а уже оказывается на крючке. Вначале я заставляю приманку планировать вниз, временами слегка приостанавливая ее движение. Такое натуральное погружение приманки чрезвычайно соблазнительно для плотвы. При ступенчатом притормаживании плотва скорее замечает приманку, чем при свободном падении мормышки на дно. Ступенчатое опускание позволяет сразу «вычислить» слои, в которых держится плотва.

    При отрицательном результате, повторив ступенчатую проводку два-три раза, я перехожу на ловлю со дна. Вначале едва-едва шевелю мормышкой, всего лишь на несколько сантиметров отрывая ее от грунта, затем заставляю приманку что ерзать. Важно сразу не спугнуть рыбу чрезмерно резвыми движениями и дать ей возможность привыкнуть к предложенной приманке. Если и это не помогает, регулирую и устанавливаю удочку на льду так, чтобы мормышка висела, едва касаясь дна. Нередко быстро замершая мормышка тут же провоцирует поклевку. Если в течение 2–3 минут на неподвижную приманку плотва не клюет, начинаю более интенсивную игру, поднимая мормышку в толщу воды, а иногда и выше.

    В случае поимки плотвы я стараюсь при последующих проводках мормышки повторять уловистую игру. Проверка «холостых» лунок занимает у меня 5–7 минут, после чего я перехожу на следующее место. Что же касается уловистых лунок, им надо давать «отдыхать». Целесообразно с затуханием клева перейти на другое место, прикормив «выдыхающуюся» лунку. Через какое-то время клев там, как правило, активизируется.

    Прикармливаю я лунки смесью мотыля и уникорма. В стоячей воде периодически подбрасываю в лунку щепотку мотыля без кормушки. В этом случае рыба меньше осторожничает и, как правило, быстрее подходит к лунке.

    Когда плотва клюет очень привередливо, есть смысл предложить ей не мормышку, а самый маленький крючок с одним мотылем – то есть надо перестраиваться на ловлю поплавочной удочкой.

    Вблизи заливов на столах с лудами на глубине 4–5 м может хорошо клевать крупный подлещик. На песчаных отмелях вблизи островов, а также в устьях рек с успехом можно половить окуня на блесенку или на мормышку, а щуку – на жерлицы.

    Проезд личным автотранспортом: по Рижской трассе до поселка Шаховская, далее поворот на поселок Середа. В Середе – поворот на Петушки. Затем все время прямо, минуя поворот на Петушки (есть указатель). Далее примерно через полчаса езды дорога приведет к охраняемой зоне «перекачки» – она находится в районе деревни Савино, до которой в период сильного снеготаяния добраться можно только на хорошем джипе по проселочной дороге. Возле самой деревни много прекрасных мест для ловли весенней плотвы. В деревне Савино есть небольшая рыболовно-охотничья база, рассчитанная на 20 мест.

    Еще одно хорошее место находится на реке сразу за поселком Петушки. Раньше там оставляли машины прямо у трассы и шли пешком к Яузе через лес. Но в последние годы туда рыболовы почти не ездят, потому что не хотят оставлять машины без присмотра.

    Проезд общественным транспортом: от железнодорожной станции Шаховская (Рижское направление) рейсовым автобусом до поселка Петушки, далее – 5 км пешком. Рыбалка по путевкам, которые можно купить в больших поселках Петушки и Карманово. Можно остановиться в частном секторе за незначительную оплату.

    И там и тут стерляжий пруд

    Еще пару лет назад я и сам бы не поверил, что буквально в 10–15 км от Московской кольцевой автодороги можно наловить форели и стреляди сколько душе угодно. Но рыболовный сервис у нас теперь развивается быстрее даже, чем можно было предполагать. Вот я и не устоял от искушения самому подергать дорогую рыбку из-подо льда.

    Звонок приятеля раздался накануне: «Слушай, тут рядом пруд есть – форель там, стерлядь и все такое, да и езды всего полчаса от дома. Дороговато, наверное, но зато будет чем друзей угостить. Ну, давай составь компанию». Леха давил конкретно. Учитывая, что он не отказался смотаться со мной на речку Сёблу, что совсем не близко, отказывать мне на этот раз было бы совсем несолидно.

    Выехали не рано. Зимний день хоть и короток, но на платный пруд, где клев гарантирован, спешить особенно ни к чему. В том, что без рыбы не останешься, сомнений нет. Дело в другом: чем больше выловил, тем больше и заплатил. А стерлядь не плотва – немалых денег стоит.

    С Каширского шоссе по МКАДу свернули на восток, затем по указателю поехали в сторону Быково и по скоростной Рязанке в считаные минуты пролетели 15 км. Позади и левее трассы остался город Люберцы, и тут, почти сразу же за развилкой, что соединяет две дороги, на правой обочине мелькнул указатель: «Русская рыбалка». Искусственно запруженный водоем находится так близко к трассе, что чуть ли не упирается в придорожный кювет: свернув с дороги, мы не проехали до распахнутых ворот рыбхозяйства и ста метров. Закатанная щебенкой автостоянка при въезде; ряд построек гостиничного типа слева, вдоль забора; навесы от ветра и осадков, расположенные по периметру всего пруда; деревянные мостки на самом пруду – все говорило о продуманном и хозяйском подходе к делу.

    На небольшом, занимающем площадь чуть менее трех гектаров, вытянутом в длину пруду к нашему приезду уже обосновался небольшой десант рыболовов. Народ явно не скучал. Периодически взмахивая руками, конкуренты только подогревали наш азарт. Вот один паренек выхватил из лунки что-то солидное, и мы увидели, как на льду запрыгала большая, почти килограммовая рыба. Несомненно, это была форель. Каждый раз, когда парень пытался схватить ее руками, она тут же выскальзывала и блестящим серебром бесчисленных мелких чешуек сверкала на утреннем солнце, отплясывая на льду вокруг спасительной лунки. Пару раз рыба почти уже улизнула, но рыболов все же изловчился схватить добычу покрепче.

    Вот какое дело: хоть и понимаешь, что в аквариум ловить приехал, а все равно руки чешутся – как хочется самому попробовать! Ведь не каждый день на обычной, привычной для нас рыбалке удается вытягивать из-под ледяного панциря такую крупную рыбу.

    Но сначала придется взять путевки. Тут же хозяева предусмотрительно напомнили правила ловли. Выпускать пойманную рыбу обратно в лунку запрещено, поскольку после полученного от сухой ладони человека ожога форель травмируется и обязательно гибнет. Поэтому ловить можно хоть и без ограничений, но разумно. Иными словами, столько, на сколько денег хватит. «Леха, отступать некуда. Позади Москва», – изрек я, первым ступая на прочный январский лед. И вот пробурены лунки и приготовлены удочки. У моего товарища на снасти стоит леска диаметром 0,16 мм, черного цвета мормышка, на крючок которой он повесил солидный кусочек креветки. У меня поплавочная удочка с тонкой, но прочной японской леской диаметром 0,1 мм и маленьким незакаленным крючком. Крючок я даже специально отпустил на огне. Это я сделал для того, чтобы в случае необходимости, когда я не захочу вытягивать из воды очередную клюнувшую рыбу, я мог бы, вдосталь насладившись ее рывками, позволить ей спокойно сойти с крючка, успешно разогнув его в результате долгой и отчаянной борьбы. Так, как мне казалось, можно было убить двух зайцев – и порыбачить от души, и избежать неминуемого перелова рыбы. Ведь не заставишь же себя покинуть водоем раньше обычного времени.

    Так и получилось. Основная доля нашего улова пришлась на моего товарища, который сначала без устали выдергивал на лед поочередно то форель, то стерлядку. Я же работал экономно и лишь изредка, когда понимал, что рыба уже утомилась и ей не удастся сорваться с крючка, вытягивал добычу на лед. В тот день стерлядь предпочитала мотыля. На крючок я насаживал их по 3–4 штучки, и десяток полуторакилограммовых стерлядочек, польстившихся тогда на мою наживку, тут же подо льдом обрели желанную свободу, подарив мне при этом немало интересных минут борьбы с крупной рыбой на тонкую изящную снасть. У Алексея же сначала клевала в основном форель. Крайне увлеченный, он упорно не понимал, почему я не желаю перейти на более грубую леску и так долго деликатничаю с «этой наглой рыбой». Но когда вес содержимого нашего общего садка (я не оговорился: наличие летнего садка на льду продиктовано местными правилами, что помогает хозяевам вести учет выловленной рыбы с целью своевременного пополнения ее запасов в водоеме) явно превысил 10 кг, я сказал товарищу: «Остынь, а то нам и заправиться не на что будет». Кажется, тут только он и вспомнил, что находится не на Истре, а весомый улов наш состоит совсем не из подлещиков или мелких окушков.

    Время, тем не менее, пролетело незаметно. Пора было форсировать сборы домой. Рассчитавшись за выловленную рыбу, мы предприняли перед самым отъездом небольшую экскурсию по территории хозяйства и выяснили, что там можно пообедать в кафе или при желании заказать, чтобы ваш улов тут же и закоптили. Приезжающим на более длительное время рыболовам можно остановиться в недавно построенной теплой и достаточно комфортабельной гостинице, где есть даже сауна.

    Впечатлений от той рыбалки хватило на весь обратный путь. А какой же вкусной оказалась форель со стерлядкой, запеченные в фольге в домашней духовке!

    Тайны тарусских драг

    Километрах в пяти от Тарусы, ниже по течению Оки, летом добывают гальку. Добытчики работают на левом берегу реки. Там же высятся огромные специальные механизмы, вгрызающиеся стальными зубьями в речное дно и извлекающие из него драгоценные булыжнички. Механизмы эти называются драгами. В стылые зимние дни уставшие за долгую летнюю смену железяки тихо спят в окружении причудливых сугробов. И только весной, когда стремительное окское течение размоет желто-коричневые краски на глинистых берегах пробудившейся реки, очнутся драги от сна, заревут во всю свою железную мощь, и закипит жаркая работа аж до самого нового ледостава.

    Но пока драги не проснулись, по скованному льдом искусственному заливу с утра, чуть свет, шагают с пешнями в руках местные мужички. Нехитрые рыбацкие принадлежности, уместившиеся в скромных по размерам ящиках, постукивают в такт неровным шагам рыболовов: снегу по колено – поди-ка продерись к заветным местечкам.

    Не у каждого получается на Оке рыбу удить. Для этого особая сноровка нужна. Приедут, бывало, москвичи, насверлят диковинными финскими ледобурами десятки лунок, расставят вдоль берега длинные ряды фирменных жерлиц – от флажков даже в глазах рябит. А под вечер, злые, второпях соберут свою так и не выстрелившую ни разу артиллерию и отвалят в сторону джипов, чтобы уехать ни с чем.

    А местные тихонечко так, совсем для постороннего взгляда незаметно потягивают из своих прорубленных простой пешней лунок серебристых красавиц.

    Река не болото, тут рыбе в феврале попроще: течение все равно приносит кислород, и выживать в речных условиях легче, чем, скажем, в озере. Если, конечно, не слопают рыбешку собратья.

    Однако и речной рыбе до настоящего праздника еще далеко. Скованная прочными льдами река не в состоянии подарить своим подводным обитателям даже скромного лучика света. Много месяцев пребывающие в полной темноте среди отмирающей прошлогодней растительности рыбы постепенно впадают в оцепенение: огромные судаки и щуки, как мощные подводные лодки, застывают в глубоких ямах или за корягами, стаи плотвы застенчивыми актрисами скрываются за декорациями подводных зарослей. Кормится рыба теперь не часто, а только в силу крайней необходимости. Да и корма ей надо совсем немного.

    А тарусские мужики не лыком шиты. Они все про рыбу знают. Вот и придумали хитрецы, как зимой каждый раз домой с уловом возвращаться. Течение на Оке такое, что хоть мешок корма в лунку вывали – через минуту все унесет. Но в заливчике, что под драгами, течение слабое. Однако и рыба в том заливчике не очень-то любит обитать. А вот на границе течений – дело другое, здесь ей гулять нравится. Но если в таком месте опустить в лунку леску с мормышкой даже недалеко от берега, то создается ощущение жуткой глубины. Парусящая под напором воды тонкая леска, стремительно слетая со шпули, молнией уносится под темнеющую в круглом провале лунки нижнюю кромку льда. Можно, конечно, увеличить груз до размеров оливки. Снасть, правда, при этом будет уже не такой чувствительной. Но многие, тем не менее, так и делают. Кроме местных.

    Поздним летом или ранней осенью они заплывают на лодках к речным ямкам, якорятся и устраивают перед ямками плетни. Для этого они вбивают в речной грунт толстые, диаметром 10–15 см, длинные сосновые колья, по 3–4 или даже 5 кольев в ряд по направлению с глубины к берегу. Заранее заготовленные плетни, уходящие почти от поверхности воды до самого дна, прочно привязываются затем рыбаками к этим кольям.

    Получается оригинальная маленькая заводь среди течения не более одного метра в длину. Но зато на этом метре становится возможным удерживать прикорм в течение очень продолжительного времени. Этого времени оказывается вполне достаточно, чтобы рыба постепенно привыкла к «обеденному столу». Да и леску с приманкой за такой маленькой, но мощной запрудой течением почти не сносит.

    А потом наступает зима. И все рыбаки буквально облавливаются жирующей подо льдом рыбой. Но проходит неделя-другая, и клев постепенно ослабевает. А затем и вовсе практически прекращается. Многие даже сворачивают свои зимние удочки до конца марта, чтобы порадоваться долгожданной поклевке уже по самому последнему льду. Многие, но не все.

    Вот и бредут себе вьюжным февральским утром тарусские мужички мимо дремлющих драг. Бредут не спеша, скромные такие, спокойные и уверенные. Они знают: не забыла рыба про свой «обеденный стол» – приплывет.

    Раскинулось море Московское…

    Столицу, если смотреть с высоты полета даже небольшого одноместного самолетика, со всех сторон окружает вода. Озера, водохранилища, болота, реки, речушки, лесные ручьи. Есть даже моря! Например, так называемое Московское море, или Иваньковское водохранилище. Оно возникло после сооружения плотины на Волге у деревни Иваньково. Площадь акватории 327 кв. км. В длину Московское море растянулось на 30 км, а в ширину достигает 4 км. Море неглубокое: в среднем, при относительной стабильности глубин, крючок рыбацкой удочки редко ныряет больше, чем на 4–5 м. Берега моря лесистые. Акватория находится в основном на территории Тверской области. Самыми уловистыми местами считаются среди рыболовов районы поселка Ново-Мелково и двух станций, которые называются Большая Волга и Московское море.

    Острова и небольшие подводные возвышенности типичны для этого водоема. Водное пространство Московского моря принято четко разделять в пределах трех плесов: Шошинского, Иваньковского и Волжского. Волжский плес очень узкий; в него постоянно поступают сточные воды из такого большого города, как Тверь, и это не может не отражаться на экологии этой части водоема. Шошинский плес в летний период года сильно зарастает из-за слабой проточности, и рыба из него стремится уйти туда, где благодаря рекам Шоша и Лама создается более приемлемый кислородный режим и обилие корма. Иваньковский плес считается самым рыбным из всех трех. Там вода постоянно обогащается кислородом.

    В любом случае, собираясь порыбачить на Московском море, мы четко должны понимать, что море это искусственное, а значит, регулируемое. Уровень воды в любое время года может резко изменяться. В результате подобных «катаклизмов» рыба вынуждена часто менять свои стоянки. И если вчера ты обловился под приветливо наклонившейся над пологим берегом березкой, то это вовсе не гарантирует тебе постоянный успех в том же самом месте. Рыбу при ловле в искусственных водоемах нужно постоянно искать. Это главное правило.

    Если же говорить об общих закономерностях, то весной, когда вода прогревается и у берегов появляется первая подводная растительность, рыба многих видов собирается ближе к свежей травке в поисках долгожданного весеннего корма. В летнюю жару рыба прячется на глубине – там вода прохладнее и не цветет, а значит, больше насыщена кислородом. Кислородный режим является главным фактором и в зимний период. Лучший клев наблюдается обычно около русел затопленных рек, вблизи впадающих в водохранилище речушек, у бьющих из-под земли ключей. Одним словом, всюду, где вода обогащена кислородом.

    Все реки текут в Рыбинку

    Все дороги ведут в Рим. А все реки текут в Рыбинку. По крайней мере, такое впечатление складывается, когда ежегодно с начала марта до середины апреля десятки тысяч рыболовов в легковушках с московскими и подмосковными номерами устремляются по Ярославскому шоссе в сторону Рыбинского водохранилища. Это золотые деньки для московского рыбацкого люда – долгожданный праздник ловли по последнему льду. Но само Рыбинское море уже с первых чисел апреля становится слишком опасным, для того чтобы зайти на остатки льда. Кто-то все же рискует, а другие ловят в реках, что стекаются в Рыбинку со всех четырех сторон – от Пошехонья до Весьегонска. Вернее, на остатках льда притоков этих рек. А какие замечательные названия у тех рек: Суда, Согожа, Ухра, Ламь, Шексна, Сёбла, Молога – да разве перечислишь все, ведь в Рыбинское море впадает более 60 различных рек!

    Рыболовы там гостят круглый год, причем по всему периметру моря. Маршрутов, коими до водохранилища наш брат добирается, много. Для меня привычным является путь в южную или в западную часть Рыбинки. Если, следуя по Ярославскому шоссе через Сергиев Посад, свернуть на Углич, а в самом Угличе миновать плотину через Волгу и, проскочив Новый Некоуз, оказаться уже в Шестихино, то до рыбацкого поселка Борок оттуда будет уже рукой подать. Там, кстати, иной год еще в начале апреля можно ловить со льда на канале, что тянется от пристани местечка Борок в сторону моря. Однако рыбы в канале в это время гораздо меньше, чем в местных реках, куда устремляются миллионы особей крупного леща и взрослой плотвы, весящей порой до килограмма.

    В районе поселка Борок в разгар весны подледная рыбалка часто бывает успешной на реках Ильдь и Сутка. Последняя под селом Верхне-Никульское разливается на добрую сотню метров в ширину. (По околице села вниз, к песчаному карьеру, ведет накатанная дорога, но довольно крутая, и в гололед – на обратном пути – при подъеме наверх могут возникнуть трудности.) Вот там, левее карьера, на самой излучине Сутки, ранней весной мы часто ловим и плотву, и леща одновременно. Рыба уже не осторожничает, а потому снасть готовится заранее покрепче, чтобы избежать обрывов. Я использую тогда леску диаметром 0,14-0,16 мм, а некоторые из моих друзей позволяют себе такую наглость, что пропихивают в тонкие отверстия мормышек лески диаметром от 0,2 до 0,25 мм. И что удивительно, даже на такую толстую для зимнего сезона леску плотва в это время ловится – и еще как ловится!

    Можно подняться выше по автомобильной дороге, минуя 15 маленьких деревень, что идут одна за другой, и добраться до деревни Горелово. Там катит свои воды неширокая и неглубокая река Чеснава. Леща по весне мне в ней не попадалось, но крупная плотва в марте – апреле в Чеснаве гостить любит. Странно, но именно на этой реке почему-то народу бывает меньше, чем на прочих знакомых мне рыбинских реках, хотя рыбалка на Чеснаве часто случается даже более удачной, чем где-либо еще. Да и течет эта речка очень удобно – как раз между двумя крупными поселками Борок и Брейтово.

    От речки Чеснавы до поселка Брейтово 20 минут езды на машине. К окраинам поселка с юга подходит река Сить. Перед мостом, за 2–3 км до впадения в море, река широко разливается. Глубины там не очень большие: на фарватере Сити – 4–4,5 м. Но мощное течение, активно подмывающее лед в центре русла, длинными рядами темнеющих на льду полос предостерегает каждого здравомыслящего человека от безрассудных шагов. И все же местные, еще и сбившись покучнее, «сидят» на самом фарватере, то и дело вытягивая из лунок блестящих серебристых плотвиц. Мы же не рискуем и жмемся ближе к берегу, где помельче и опасность провалиться под лед менее вероятна, но на клев грех жаловаться.

    В течение дня много раз приходится менять глубину проводки мормышки. Плотва то опускается на дно, то поднимается в толщу воды. Случается, рыба вдруг начинает капризничать и прекращает клевать на традиционную приманку – мотыля. Тогда выручает «бутерброд» из подсаженной к мотылю личинки репейной моли или репейника с опарышем. Если и этот вариант не срабатывает, тогда надо варьировать насадки, пробуя ловить даже на тесто или на распаренные зерна злаков. Видел сам, как один чудак вытаскивал приличных по размеру рыбин на малюсенькие кусочки какого-то… сыра.

    И все-таки даже весной по последнему льду поклевки самой крупной плотвы бывают почти всегда с какими-то причудами и малозаметными: сторожок едва вздрогнет и тут же застынет как ни в чем не бывало. Так чаще всего и поклевывают крупные экземпляры, словно дразня рыболова такой чрезмерной осторожностью, как будто проверяя его профессионализм: сумеет или не сумеет подсечь вовремя? А подсек – не зевай, вынимай плотвицу. Шлепнется она всей своей тяжестью на отполированный солнцем блестящий весенний лед, ударит несколько раз хвостом и начнет жадно хватать воздух маленьким ртом, словно пытаясь сказать: все, ребята, баста, сезон закрыт, завтра уже все здесь растает.

    С блесной за клыкастым

    Желаешь доказать друзьям, что ты настоящий дока в рыбалке, отправляйся на Верхнюю Волгу в район Ново-Мелково и начинай сезон зимней ловли с отвесного блеснения судака. Где ловить судака, подскажет скученность рыболовов, которым вместе легче контролировать передвижение по водоему этой рыбы. Но для того чтобы поймать клыкастого, понадобятся и рыбацкое мастерство, и выносливость, и физическая подготовка, и знание водоема.

    Подледный лов судака наиболее интересен в начале и конце зимы. В это время судак начинает вдруг усиленно питаться весь световой день.

    В начале зимы судак прекрасно ловится в устойчивую морозную и ясную погоду, а также во время оттепелей после длительных заморозков, когда вместо снега вдруг сыплется с неба мелкий моросящий дождик, давление падает, а температура воздуха повышается. В такую погоду на льду даже может появляться вода. С утра до вечера в такие дни можно успешно охотиться за клыкастым хищником, хотя наибольшую активность все-таки проявляет судак на зорях.

    Судак – приверженец излюбленных своих мест. Эта рыба держится, как уже упоминалось ранее, среди завалов камней, в коряжнике, на подводных бровках – там, где дно резко переходит в прибрежную полосу; неравнодушен он к затопленным оврагам и старицам рек, часто гостит и на границах ям и отмелей. Судак – рыба глубинная. Но бывает, что он обнаруживается вдруг на ровных и неглубоких участках – там, где и 2,5 м не насчитаешь. Но это уже исключение из общих правил, и пытаться в данном конкретном случае выявить какую-либо закономерность – напрасная трата времени. Никакой закономерности в поиске тут быть не может, поскольку судачьи стаи рассредоточиваются на большой площади дна, и помочь здесь может только коллективная охота за хищником. Рыболовы распределяются по льду на некотором отдалении друг от друга, и по поклевкам у крайних из них определяется направление движения рыбьего косяка.

    Но чаще все-таки судака ловят на бровках. Для чего четко определяют край бровки, поскольку даже малейший, всего лишь в полметра, перепад глубин имеет принципиальное значение. Чтобы определить такие места, лунки сверлят перпендикулярно самой бровке через каждые 3–4 м, пока не будет найден ее край. Судаки держатся той стороны бровки, которая обращена в сторону берега или отмели. Там и надо ожидать поклевки.

    Кто-то любит поохотиться за судачком с традиционной снасточкой, а по мне так и блесна ничем не хуже. Тут важно не переборщить с игрой. Работать блесной нужно в четком ритме. Не производить хаотичных, нечаянных движений, иначе рыба тут же насторожится и уже не вернется к приманке. Напротив, «правильное» поведение блесны побуждает судака к хватке. Поклевка у него зимой, как правило, решительно-смелая и быстрая. И если мелкий судак как бы толкает леску вниз, то поклевка солидной рыбы ощущается повисшей вдруг на леске «пудовой» тяжестью.

    Но неважно, как судак клюнул – повис на леске или же только прикоснулся к блесне, – все равно надо сразу же делать короткую, но энергичную подсечку. Если рыба засеклась, поднимаем без промедления, ни на секунду не ослабляя натяжения лески. Твердый судачий рот далеко не всегда удается просечь даже острым крючком, и вероятность схода этой рыбы обычно велика. Поэтому вываживать судака нужно размеренно и одновременно быстро. Причем темп подъема рыбы должен быть неизменным даже тогда, когда становится ясно, что клюнувший гигант в вашу лунку не пролезет. Ну и пусть не пролезет, пусть упрется головой в ее край – лишь бы леска оставалась натянутой как струна. Только в этом случае у рыболова еще остается шанс побороться за трофей, ведь под рукой есть пешня (хотя все реже и реже видишь этот старый добрый инструмент на льду) или багорик. В крайнем случае, кто-нибудь из соседей поспешит на ваш взволнованный призыв. И то правда: торопиться надо – рыба не будет долго демонстрировать свое хладнокровие, и если промедлить, то может отчаянно рвануться и даже не махнуть хвостом на прощание.

    Сам процесс блеснения на первый взгляд до смешного прост: подъем блесны, свободное погружение, пауза. И только после бесчисленных придыханий, чертыханий и волнений, после очередной неудавшейся подсечки начинаешь осознавать, что гениальное не так уж и просто. И, возвратившись домой, начинаешь снова листать рыбацкие книжки, журналы, газеты, в который раз пытаясь разгадать секрет незатейливой методики отвесного блеснения.

    А маршрут достаточно прост: из Москвы отправляетесь на автомобиле по Ленинградскому шоссе и, переехав р. Шошу, начинаете высматривать поворот налево к верховьям Иваньковского водохранилища. Подъездов к водоему в этом районе много, но важно найти рыболовов, устроивших облаву на клыкастого, и присоединиться к ним.

    Рыбалка – это святое!

    Так я и заявляю каждый раз жене в ответ на ее притязания на предстоящие выходные дни. Вот и сейчас слышу: «Дома столько дел накопилось за новогодние праздники, не разгрести, а тебя опять на рыбалку несет. Совсем совесть потерял!»

    Сердится женщина, быть может, и справедливо, однако напрасно. «Рыбалка – это святое, – серьезным тоном говорю я своей любимой супруге, – ты рыбалку не тронь». А сам тихонечко так, чтобы окончательно не рассердить ее, рюкзачок с льдобуром на плечо вскидываю, дверь прикрываю – и к машине. Знаю, что долго злиться жена не будет. Она же умница, все понимает: святое – значит, святое. И полчаса не прошло – звонок. Слышу родной голос: «Мотыля-то не забыл, чудо мое рыбацкое? Смотри без рыбы не возвращайся».

    Интересно, когда это я без рыбы домой приезжал? А с такого известного озера грех без улова возвращаться. В конце ноября, помню, по первому льду мы, я и Виктор, мой друг, по полсотни плотвиных хвостов там надергали. И плотва была не маленькая, штук пять даже больше ладони каждая. Но два месяца пролетели быстро. Льда наморозило. Снегу намело. Что нам сегодня озеро Святое подарит?

    Дорога туда недлинная. По Горьковской трассе 60 км, затем через Павловский Посад – на Носовихинское шоссе в сторону Ликино еще 40 км. Там, в городе, поворот на Шатуру, после чего остается примерно 40 минут пути – и вот оно, озеро Святое. А глубины-то в нем приличные! Смотрю, недалеко от берегового кустарника мелкими группами окунятники расположились. У кого-то клюнуло. Подсечка, взмах руки, и трепыхающийся на леске матросик выныривает из лунки на свет солнечного морозного утра.

    Однако мы приехали не за окунем. И двухметровые глубины прибрежной зоны не для нас. По сверкающей белой глади зимнего озера уходим от берега. Через 15 минут быстрой ходьбы оказываемся на месте. Естественно, вешки наши давно занесло метелью. Но я точно помню, что ловили мы в прошлый раз где-то здесь. Вот и ориентир знакомый: вдали, наискосок от натоптанной тропинки, сквозь голые ветви редких деревьев мелькает крыша низенького строения. Говорят, там рыболовная база и летом можно взять лодки напрокат. Но до лета далеко. Надо бурить лунки.

    Бур уходит легко. Шнек за одну проходку выбрасывает на снег взмокшее крошево льда. Десять минут приятной работы, и у каждого из нас по 6–8 лунок. Так и есть: глубиномер отмеряет 4 м. То что надо. Только бы плотва отсюда не ушла. Место интересное. На сотню-другую метров в ближайшем радиусе подо льдом почти идеально ровное дно – стол. Именно здесь и предпочитает в озере Святое кормиться плотва в зимнее время.

    И хотя давно уже рассвело, мы не расстроены поздним приездом. Плотва тут редко бывает активной с утра. Обычно у нее разыгрывается аппетит только к полудню. Не спеша, наслаждаясь свежим морозным воздухом и тишиной утра, прикармливаем все лунки, каждую присыпаем снежком. После чего делаем по глотку горячего чаю и беремся за снасти.

    Как и в прошлый раз, буду сегодня ловить на золотистую дробинку. Ну и пусть говорят, что плотва любит черный цвет. Моя задача – доказать обратное. На «мустадовский» крючок не более третьего номера «садится» пара белых личинок. Чернобыльник я припас загодя. Виктор пробует на традиционного мотыля. Забавно, но, пока я копаюсь в рыбацком ящике, мой друг каждый раз успевает первым опустить леску под лед. Вот и сейчас кивок его «балалайки» резко вздрагивает, и через пять секунд из лунки показывается… нет, совсем даже не плотва. Виктор разочарованно смотрит на свою ладонь, на которой шевелит хвостиком маленькое полосатое создание. Окушок уже отправляется в ту же лунку, из которой был извлечен, так и не успев сообразить, что же с ним приключилось, а Витя меняет дислокацию.

    Моя же первая лунка пока молчит. Проходят томительные минуты ожидания. У друга уже пять поклевок было, и столько же мелких надоедливых окушат оказались на крючке. Виктор уже не отпускает их обратно в воду, а небрежно отшвыривает в сторону, что-то бурча себе под нос. Делаю очередную проводку. Вот золотистая дробинка стукнулась о дно, вот она вздрогнула, словно от холода, и начала отплясывать гопака. Кончик кивка дрожит мелкой дрожью, плавно и медленно поднимаясь над стынущим столбом темной воды. И вдруг он замирает на долю секунды и едва заметно пригибается вниз. Медлить нельзя. Тонюсенькая паутинка диаметром всего лишь 0,8 мм натягивается от резкого рывка вниз, но достойно выдерживает напор противника. Неужели тоже окунь? Рыба почти уже в лунке. Я всматриваюсь в темноту снежного колодца и замечаю знакомые серебристые блестки нарядной чешуи плотвицы. Через пару секунд рыба, разбрызгивая хвостом воду, практически выпрыгивает из лунки и падает на снег. Радости моей нет предела. Значит, плотва подошла. Значит, будет рыбалка.

    Виктор уже летит ко мне вместе со всей своей амуницией. «Да бросай ты этого мотыля», – смеюсь я и протягиваю другу коробочку с белыми упитанными личинками. Он усаживается возле соседней лунки, и скоро мы уже устраиваем соревнование по ловле плотвы. Снег вокруг нас постепенно покрывается серебром. Но зимний день короток, и быстро убегающее за горизонт солнце по-приятельски подмигивает нам из-за ветвей дальнего берегового кустарника. Заканчивается еще один выходной. Он прошел не зря. Святое это дело – рыбалка.

    Тур в бор

    До деревни Берег, что расположилась на северо-западном берегу озера Белое, за пару часов от Москвы не доберешься. Но за тихой, неторопливой беседой с друзьями даже за рулем время пролетает незаметно.

    После небывалых ноябрьских снегопадов озеро и впрямь белое-белое. Название ему, наверное, давали зимой. Огромная его территория тянется от поселка Новокемский до Белозерска. «Тянется» – это только условно можно так сказать. На самом деле озеро Белое, как никакой другой водоем, круглое. Почти идеально круглое. Природа там дикая, необузданная, завораживающая своей суровой красотой.

    Наша компания начала наведываться туда в осенние месяцы еще несколько лет назад. Обычно мы отправляемся в дорогу на двух машинах. Путь неблизкий, московским сервисом дорога не балует, поэтому товарищеская помощь в пути всегда может понадобиться.

    Маршрут нехитрый: из столицы по Ярославскому шоссе – на Вологду. Между этими городами около 200 км. Затем – на Липин Бор. Это еще 140 км. В стороне, слева от трассы, остаются г. Кириллов и Шекснинское водохранилище. Тут обязательно мы дозаправляемся. Бензоколонка рядом – на трассе, у поворота на поселок. И вполне можно рассчитывать на 92-й бензин. Следующий раз можно заправиться в Новокемске. Но там только 76-й бензин. От поселка Липин Бор до деревни Скоково всего 4 км. Здесь надо уйти по дороге влево, в сторону Новокемска. И до Берега останется менее 50 верст.

    Да, чуть не забыл важный момент. Места там хоть и глухие, но рыбинспекция и егеря работают исправно, поэтому лучше заранее взять путевки. Все лицензионные дела решаются в поселке Липин Бор. Цены невысоки по меркам сегодняшнего дня.

    Берег – это не просто место на карте. Это леспромхоз, это большой порт. Отсюда кораблями отправляют лес. Кстати, лесом тут завалено все, включая все прибрежные воды. Поэтому рыболову лодка на Белом озере просто необходима, причем моторная. Но это летом, а зимой без «Бурана» не обойтись. Понимаю, что такое транспортное средство сложнее везти с собой, чем лодку. Но здесь на помощь приходят местные доброхоты. За умеренную плату нас доставляют на рыбные места, далеко от береговой зоны. Озеро Белое неглубокое, 3–4 м. Рыбы в нем очень много. Но, как и всюду, места надо знать.

    В Белом водятся судак, щука, лещ, густера, синец, чехонь, берш, плотва, линь, красноперка, крупный окунь и просто огромный, можно сказать, ерш. Я перечислил только тех рыб, что попадались мне на удочку; наверняка в озере обитают и другие рыбы.

    Народ в тех краях по-русски доброжелателен и отзывчив. Можно найти ночлег в жилом доме, а можно и в избушке, в которой для вас специально растопят печь. Но в любом случае всегда надо брать с собой спальники, и еще не помешает засунуть в уголок багажника автомобиля маленький баллон с газом и свою походную газовую плитку. Удачи!

    Шаранга, полная налимов…

    И хотя моего друга зовут совсем даже не Костя, все равно каждый раз, когда мы возвращаемся с ним из поездки в ветлужские края, мне вспоминается одна и та же незатейливая мелодия: «Шаланды, полные кефалей, в Одессу Костя приводил…»

    Мы, однако, везем не кефалей, а налимов, и не в «Одессу», а из «Одессы», а точнее, из Нижегородского Заволжья, где рядом с небольшим поселком Шаранга протекает одна из многочисленных в тех краях речек. Тамошние маленькие речушки и ручьи впадают затем в Ветлугу, которая, в свою очередь, в районе поселка городского типа Суходол соединяется с большим волжским заливом. Чуть ниже по течению мать русских рек принимает в свое лоно еще одну славную речку, рыбную до сих пор Рутку.

    Еще тридцать лет назад в краях этих шумели густой зеленью в тишине елово-пихтовые леса. Сегодня о деревьях-великанах напоминают только сохранившиеся кое-где большие пни. Вырубки постепенно зарастают лиственным молодняком. И лишь старые русские речки тихо оплакивают ушедших в небытие лесных исполинов.

    Путь к тем речкам несложен: через Иваново – на Шую, затем через маленький, но известный всему миру поселок городского типа Палех – на Заволжье, по мосту через Волгу – до города Шахунья, а там рукой подать и до самой Шаранги и близлежащих маленьких деревень. Кстати, недалеко от Шаранги путь идет мимо речки Уста. По слухам, тоже неплохая речушка для рыбалки. Но наши рыбные места находятся немного южнее: истоки Рутки под Роженцево, совсем недалеко от Шаранги. Заветные «налимьи» омутки притаились рядышком с деревеньками Нежнуры, Памьялы и Кунья. Там и живет наш добрый старый дед Акимыч.

    С Акимычем мы и познакомились однажды на скованной первым льдом Рутке. Уверен, что без него вряд ли бы отыскали мы тогда те самые налимьи места. Ну вот наконец-то «девятка» у знакомой калитки. «Привет, Акимыч!» Уговаривать старика долго не надо. Через полчаса, напившись с дороги доброго деревенского чаю, мы едва поспеваем за шустрым не по годам аборигеном по натоптанной им тропинке.

    В прежние годы, когда Акимыч был моложе меня с другом, в этих обделенных цивилизацией краях налимов ловили древними испытанными способами. Самоловные снасти, при всей их многочисленности, как ни странно, не представляли угрозы налимьему «поголовью». Как мне кажется, главным образом по той причине, что проживавшие здесь в те недавние еще времена люди обладали глубокой внутренней культурой. И хотя в ходу были «морды» (стационарные плетеные ловушки) и крючковые снасти, а также не чурались деды наши и лучить рыбу (ночная охота с острогой), все эти виды промысловой охоты жестко ограничивались истинными потребностями людей в пропитании. А стало быть, рыбу никогда не могли выбить «подчистую». Ах, милые, старые времена…

    Красновидовская плотва

    У каждого рыболова свои пристрастия, каждый отдает предпочтение своим рыбным местам и каждый предпочитает один сезон другому. Но если задать вопрос: «Какая рыба у вас самая любимая?», многие, без сомнения, ответят: «Плотва». Она живет в стае, обитает в водоемах по всей России. Нет этой рыбы только на Колыме. Ловится плотва круглый год, но лучше всего – по последнему льду. Любит медленное течение. Предпочитает держаться всей стаей у границ подводных зарослей, иногда забирается и в сами заросли, прячась там от хищников. Плотва красива! Тельце у нее прогонистое, зеленоватое на спинке и серебристое на брюшке и по бокам, но не брусковатое, а сжатое с боков. Нижний плавник и грудные плавники – оранжево-красные, верхний и хвостовой плавники – темные, но с красноватым отливом. Глазки – оранжевые. Вес рыбки невелик: от 50 до 500 г; в больших озерах еще можно выловить плотву до 1,5 кг, но редко. Поимка в реках плотвы весом 250–400 г считается успехом.

    Плотва не ерш – по дну не ползает, а плавает обычно чуть выше дна, хотя нередко поднимается и в толщу воды. Летом эта рыба питается в основном нитчатыми водорослями, растущими на сваях и камнях. Весной и в начале лета крупная плотва не брезгует и мальком, особенно в тех местах, где его много. Вот вам и безобидная мирная рыбка! Зимой плотва добывает из грунта мотыля и моллюсков.

    За плотвой по последнему льду я отправляюсь на Можайское водохранилище в район поселка Красновидово. Слева от рыболовно-охотничьей базы за лесом есть маленький островок. Вот возле него на мелководных столах и любит весной пожировать эта рыба.

    В марте ловят плотву на мормышку кивковой зимней удочки либо на крючок поплавочной зимней удочки. При втором варианте ловли обязательна правильная прикормка. Обычно используют какой-нибудь растительный корм промышленного изготовления в смеси с мотылем или без него.

    Ловля без поплавка, на удочку с кивком, ведется совсем иначе. В этом случае приманка не лежит без движения на дне, поджидая рыбу; мормышке нужно придать игру, чтобы привлечь плотву. Существует великое множество приемов игры приманкой. Весной хороший клев обеспечивает планирующее движение мормышки сверху вниз, так как с талой водой в эту пору в водоем попадает много корма. При проводке мормышки важны даже незначительные нюансы, осваиваемые путем многолетней практики. Тот, кто сумел найти свою игру, обязательно будет с хорошим уловом. За это рыболовы и любят плотву: она делает их настоящими мастерами.

    Если зимой вы рыбачите впервые, позаботьтесь о «правильной» одежде. Собрались просидеть сиднем весь день на одном месте в ожидании очередной поклевки, тогда без валенок и полушубка не обойтись (хотя и то и другое сегодня вполне заменяет современная экипировка, которой до потолка забиты все столичные рыболовные магазины). А уж если решили поохотиться на большой территории, то придется долго ходить и много сверлить, и тут уж и одежка должна соответствовать вашему спортивному настрою, иначе взмокнете уже на пятой лунке, и пропадет навсегда желание зимой ловить рыбу. В марте рыба смелеет, поэтому леску готовь покрепче, чтобы избежать обрывов. Лучше взять леску диаметром не менее 0,12-0,13 мм.

    Можайская плотва очень вкусна! Ее можно вялить, коптить, жарить, варить. Пробовал по-всякому – объедение! Если задумаете вялить, то чистить не надо. Можно и не потрошить, поскольку рыба мелкая. При копчении лучше плотву почистить, но в коптилку с рыбой другого вида не класть и коптить не более 15 минут на углях в плотно закрытой коптилке. Будете жарить – почистите и выпотрошите. Жарьте с головой: так и рыба вкуснее, и вид у нее эстетичный. Но обязательно сделайте неглубокие поперечные надрезы с обеих сторон спинки. Только в этом случае будете с аппетитом хрустеть корочкой, а не чертыхаться, выбирая косточки. Задумаете варить, найдите рецепт рыбацкой тюри, не пожалеете.

    Окунь Киржача

    Каждый раз, когда первые ночные заморозки напоминают о наступлении очередной зимы, я начинаю готовить зимние снасти к первым же выходным дням. Куда поеду на первый лед, знаю наверняка: во Владимирскую область, в город Киржач. Есть там две хорошие запруды. Одна очень большая находится прямо в городе, имеет название Кинзенское озеро, другая названия своего не имеет. На первом водоеме можно ловить бесплатно, но так же удачно, как и на втором. Ловля на второй запруде платная. Не секрет, что по первому льду и в луже клюет. Тем не менее всем «лужам» самого первого льда я предпочитаю эти два озера. Что там вытворяет окунь в ноябре! Городское озеро по площади под стать аэродрому. Там есть, где развернуться. Кстати в 2003 году в нем щука после наступления ледостава кусала все, что ей подавалось на лесках. Такой клев и местных рыболовов удивил. Сейчас, правда, рыбий агрессор поутих. С сильным похолоданием хищница скатывается в глубокие, до 10 м и более, озерные ямы и распределяется по всей акватории озера. А озеро, я уже говорил, немаленькое, пойди сориентируйся, где зубастая сейчас прячется.

    На втором озере, то есть на пруду, ориентироваться проще. Он занимает площадь всего 3 га, и глубины там не превышают 4 м. Но окуневая ловля по первому льду там в основном ведется на меньших глубинах: метр или метр с кепкой. Хотя если выйти к центру пруда, то запросто можно вытащить вслед за очередным матросиком даже карпенка. Зимой прошлого года они были здесь весьма активны и неплохо клевали на мотыля. Лед на пруду – он, кстати говоря, фермерский – выдержит десятка три рыбачков без проблем, да и без ущерба для рыбных запасов. Хотя пруд изначально планировался как карповый, окуня там за последнее время расплодилось столько, что впору его сачком вычерпывать. Но что удивительно, ни в какое другое время, кроме как по первому льду, подобной агрессивности он не проявляет. Создается впечатление, что окунь специально голодает весь год, чтобы отъесться в самом начале зимы. Ловится он в это время буквально на все, что ему предложишь. Приезжают на пруд и блеснильщики, и мормышечники, и даже поплавочники. Последние тщетно пытаются сначала отыскать плотву. А ее искать не надо, этой рыбы там полно. Но только не клюет она, и почему это происходит, непонятно. Ключ к расшифровке этой тайны пока никто не нашел. Попробуйте, может, у вас получится.