Загрузка...



  • КРУПНЕЙШИЙ КОНТИНЕНТ, КОТОРОГО НЕТ (неведомая Южная Земля)
  • НОВАЯ ГОЛЛАНДИЯ (побережье Австралии)
  • ЗАКРЫТИЕ НОВОЙ ГОЛЛАНДИИ (Тасмания, Австралия)
  • В ГЛУБЬ МАТЕРИКА (Центральная Австралия)
  • ЧЕРЕЗ АВСТРАЛИЮ
  • ПУСТЫНИ «ЗЕЛЕНОГО КОНТИНЕНТА»
  • Часть 5

    АВСТРАЛИЯ

    КРУПНЕЙШИЙ КОНТИНЕНТ, КОТОРОГО НЕТ

    (неведомая Южная Земля)

    Освоение Великого (Тихого) океана позволяло европейцам осваивать новые земли, прокладывать торговые пути в «Индию чудес» и к островам пряностей. Конкуренция со стороны Португалии заставила испанцев организовать крупную экспедицию под начальством Гарсиа Лоайсы, знатного рыцаря, и Хуана Элькано, капитана «Виктории» Магеллана. В эскадре было семь судов. Они отправились на запад через Атлантику летом 1525 года.

    В пути их преследовали неудачи. У берегов Патагонии шторм разбросал корабли, а один из них потерпел крушение. Перед входом в Магелланов пролив снова налетела буря. Один корабль был отброшен далеко на юг, и его капитан, Франсиско Осес, сообщил позже, что «видел конец земли» (пролив Дрейка тогда не был открыт).

    Еще один корабль пропал без вести, другой отправился на север, за ценным бразильским черным деревом. Оставшиеся четыре судна прошли Магелланов пролив, но затем снова попали в жестокий шторм, разъединившись уже окончательно. Считается, что Осес по пути на Молуккские острова потерпел крушение в Полинезии и погиб вместе со всем экипажем. Самое маленькое судно, не рискуя пересекать в одиночку океан, взяло курс на север вдоль западного берега Америки, впервые выяснив контуры материка. Еще одно небольшое судно продолжило плавание на запад, достигло Филиппинского архипелага, но разбилось о рифы. Часть экипажа спаслась, пробыла полтора года на острове; тех, кто остался в живых, подобрал испанский корабль «Флорида».

    Флагман флотилии «Санта-Мария» также направился через Тихий океан. Переход был очень труден. Погибла от голода и болезней почти треть экипажа, включая адмирала Лоайсу и заменившего его капитана. Достигнув Молуккского архипелага, они вынуждены были высадиться на берег, ибо судно пришло в негодность. После долгих скитаний вернулись на родину в 1536 году всего лишь восемь человек, завершив вторую в мире кругосветку. Испанцы не теряли надежду наладить торговые связи с островами пряностей. Осенью 1542 года из Акапулько вышла эскадра под командой Вильяловоса. Они направлялись точно на запад, открыли некоторые острова архипелага Ревилья-Хихедо, затем — ряд атоллов группы Каролинских и, наконец, добрались до Филиппинских островов (названных в честь испанского наследника престола Филиппа II). Здесь им пришлось устроить долгую стоянку.

    Один из кораблей этой эскадры под командованием Иньиго Ретеса отправился в обратный путь к Мексике более южным маршрутом, чем тот, по которому они шли на запад. И вскоре встретил землю, не зная, что ее 18 лет назад (в 1526 году) открыл португалец Жоржи Минезиш. Испанцы два месяца шли вдоль берега, борясь со штормами и встречными ветрами. Ретес назвал этот обширный остров Новой Гвинеей. По требованию команды корабль вернулся на Молукки. Сюда вынуждена была перебраться экспедиция Вильяловоса, попросившая помощи у португальцев, владевших этими островами. Вскоре умер начальник экспедиции. Оставшиеся в живых вернулись в Испанию.

    Сведения об открытой испанцами большой земле (Новой Гвинее) были восприняты в Европе как доказательство существования гигантского Южного материка. Однако европейцев интересовали не географические открытия, а захват новых островов в Тихом океане.

    В 1567 году испанская экспедиция под командованием Альваро Менданьи, плывя из Перу на запад, открыла группу островов. Капитан, знавший библейское предание о золоте царя Соломона, предположил, что перед ним страна Офир. Поэтому острова были названы Соломоновыми.

    Три года спустя наступила триумфальная пора для Южного материка. На карте мира, составленной известным фламандским картографом А. Ортелием, была нанесена Терра Аустралис Инкогнита. Это было сделано весьма убедительно, с показом прихотливых контуров некоторых ее частей: Огненной Земли, Страны попугаев (южнее мыса Доброй Надежды), Пустынной страны (южнее о. Малая Ява). Предлагалось и другое название этого гигантского материка — Магеллания.

    В 1595 году на Соломоновы острова отправились уже престарелый Менданья вместе с энергичной женой Изабеллой де Барре. Капитаном флотилии, состоящей из четырех кораблей, был опытный португальский моряк Педро Кирос. Они избрали более южный, чем в первой экспедиции, маршрут. Возможно, у Менданьи оставалась надежда обнаружить золотые копи Офира или даже неведомый Южный материк.

    Они открыли группу островов, которые назвали Маркизскими (в честь маркиза Каньете, вице-короля Перу). Идя далее на запад, встретили вулканический остров Сан-Бернандо. Наконец, продолжив маршрут, открыли группу островов Санта-Крус, которые поначалу приняли за Соломоновы (определять сколько-нибудь точно долготу все еще было невозможно из-за отсутствия надежных хронометров).

    Менданья все еще надеялся обнаружить «копи царя Соломона». С этой целью на одном из островов он основал поселок и приказал искать золото. Однако никаких богатств тут не было.

    Среди колонистов начались волнения. Менданья восстановил порядок, казнив зачинщика мятежа. Это не улучшило общей ситуации. Золота не было, началась эпидемия, жертвой которой пал сам руководитель. Его вдова взяла бразды правления в свои руки. Вскоре она была вынуждена признать, что все их старания напрасны и золота добыть не удастся. После долгого плавания два их корабля северным путем добрались до Мексики (два других потерялись еще в первые месяцы экспедиции).

    …Педро Кирос мечтал о славе великого мореплавателя и не прочь был обогатиться и стать губернатором новых земель. Он подозревал, что и Южный материк и страна Офир, которую искал на западе Тихого океана Менданья, действительно существуют южнее тех мест, где они плыли.

    Исходя из таких соображений, Кирос с редким упорством стал добиваться разрешения на новую экспедицию. Он отправился в Испанию, затем к папе римскому, добился аудиенции у короля Филиппа II. Наконец, разрешение было получено. В Мексике он снарядил три корабля и в конце 1605 года вышел в океан курсом на юго-запад.

    Через несколько недель корабли пересекли тропик Козерога. Дни шли за днями, а никаких следов материка не было. Кирос повернул на северо-запад. Наконец, им встретилась группа необитаемых островов, названная Киросом Низменными (Туамоту). Затем встретили богатый растительностью, населенный остров, дав ему имя Сагиттария. Однако сделать здесь остановку не удалось: сильный ветер и течение отбросили корабли далеко на северо-запад. Достигнув 10° ю.ш., Кирос взял курс на Соломоновы острова.

    Плавание было долгим и трудным; моряки страдали от жажды и голода. Наконец, удалось пристать к одному из островов архипелага Санта-Крус. Отдохнув, мореплаватели постарались выведать у гостеприимных индейцев, где находится «большая земля». И услышали в ответ, что она расположена на юге, за несколькими островками.

    Эскадра отправилась на юг. И вот на горизонте показалась вершина горы. Им открылась большая земля, покрытая лесами, с бурными реками и приветливым населением. Кирос был в восторге. Сойдя на берег, он заложил город Новый Иерусалим, а землю назвал Австралией Духа Святого.

    Пять недель стояла эскадра в бухте Нового Иерусалима. Кирос, отдохнув и снарядив флагманский корабль, отправился на нем якобы обследовать ближайшие окрестности. На самом же деле они вышли в открытое море. Кирос приказал взять курс на север. Он торопился в Акапулько, чтобы сообщить о своем открытии и получить права на новый континент. Однако, по его словам, корабль попал в шторм и был отброшен далеко на север, после чего пришлось плыть в Мексику. (Есть еще одна версия: команда заставила Кироса отправиться в Мексику.)

    Написав отчет, где утверждается, что Австралия Духа Святого «составляет по меньшей мере пятую часть всей земной суши», Кирос не скупился на восторги в адрес нового континента: «Нет на свете страны более приятной, здоровой и плодородной; страны более богатой строительным камнем, лесом, черепичной и кирпичной глиной, нужной для создания большого города, с портом у самого моря…» В докладной записке королю он без ложной скромности подчеркивал свой успех и право на награды не меньше тех, которые достались Колумбу: «Есть два материка, отделенные от Европы, Азии и Африки: первый из них открыт Кристобалем Колоном (Колумбом); второй и последний на Земле — тот, который я видел и который я прошу исследовать и заселить с разрешения Вашего Величества».

    Кирос просил организовать крупную экспедицию с колонистами. Ему пришлось из Мексики перебраться в Испанию, обивать пороги адмиралтейства, дворцов вельмож, кабинетов банкиров. Несколько лет прошло, пока он получил разрешение и средства на небольшую флотилию. Он отправился в Панаму и по пути умер, так и не завершив своего грандиозного мероприятия.

    Впрочем, оно не могло благополучно завершиться ни при каких условиях. Ведь Кирос открыл мнимый континент. Это выяснилось сравнительно быстро. До испанского двора соответствующие сведения дошли только в начале 1608 года и тотчас были засекречены.

    НОВАЯ ГОЛЛАНДИЯ

    (побережье Австралии)

    В начале XVII века в Южном полушарии стал приобретать все более четкие очертания призрак величайшего континента — Австралии Духа Святого. Однако его «первооткрывателю» Педро Киросу так и не довелось снискать славу великого мореплавателя, совершившего географическое открытие.

    Впрочем, достаточно часто реальные географические достижения совершались не вдруг и не одним конкретным лицом. Вот и открытие Австралии произошло не сразу, и в этом предприятии вольно или невольно принимали участие многие мореплаватели, среди которых был и знаменитый пират… Однако не станем забегать вперед и начнем с того эпизода, когда в 1606 году Педро Кирос, оставив свою эскадру, спешно отбыл на флагманском корабле от берега Австралии Духа Святого для того, чтобы доложить о своем открытии (мнимом) королю Испании и застолбить за собой право начальствовать на этих землях.

    Реальную Австралию было суждено открыть капитану одного из кораблей, оставленных Киросом в бухте у Нового Иерусалима — Луису Торресу.

    Тщетно прождав исчезнувшего начальника, он отправился обследовать Австралию Духа Святого. И вскоре убедился, что это остров, к тому же не очень большой. Обогнув его с юга, Торрес попытался достичь материка. Это ему не удалось (продолжив плавание в юго-западном направлении, он мог бы попасть к австралийскому берегу).

    Торрес направил свой корабль на северо-запад. Ему встречались острова, а затем началась длинная полоса рифов и мелей вдоль южного берега Новой Гвинеи. Отклонившись на юг, он и тут увидел ряд мелких островов, а за ними у горизонта землю. Это была Австралия!

    Осторожный Торрес не стал делать такого вывода. Более поздние исследователи пришли к твердому убеждению, что он первым в 1607 году обнаружил пролив, отделяющий Новую Гвинею от австралийского полуострова Йорк.

    Это было последнее великое географическое открытие испанских мореплавателей. Оно долгие годы сохранялось в тайне. Только во второй половине XVIII века англичане, захватив Манилу, проникли в испанские секретные архивы и познакомились с донесением Торреса. Географ А. Далримпл опубликовал эти документы. Пролив между Новой Гвинеей и Австралией был по справедливости назван Торресовым.

    Ни сам Торрес, ни его современники не имели представления о существовании той Австралии, которая известна нам. По-прежнему мореплаватели и географы-теоретики полагали, что имеется гигантский Южный материк и остается только уточнять его контуры.

    На открытие Австралии существенно повлияла изменчивая политическая ситуация в Западной Европе. В середине XVI в. в Нидерландах было создано торговое «Общество дальних стран». Однако плавания в Индийском и Тихом океанах оставались трудными и опасными: северные проходы не удалось обнаружить, а южные — держали под контролем и в секрете португальцы и испанцы.

    Помог несчастный случай с голландским капитаном Хаутманом. Он угодил в португальскую тюрьму за долги, и там выяснил у заключенных моряков маршрут вдоль Африки в Индию и к Молуккским островам. Об этом он сообщил на родину, предложив возглавить соответствующую экспедицию.

    «Общество дальних стран» выкупило Хаутмана и снарядило флотилию из 4 судов. В 1595 году они отправились из Нидерландов на юг. Зная трассы португальцев, Хаутман умело избегал встреч с их кораблями. Через полтора года голландцы достигли Явы и наторговали пряностей. Потеряв половину кораблей и треть команды, они завершили экспедицию в 1598 году.

    Следующая флотилия — уже из 8 кораблей — прошла по проторенному Хаутманом морскому пути вдвое быстрее. Причем половина эскадры, побывавшая на Молуккских островах, плавала дольше, зато принесла еще больше прибылей, так как пряности закупала по дешевым ценам.

    Хаутман, возглавив новую экспедицию, в 1600 году отвоевал у португальцев стратегически важный остров Маврикий, закупил пряности на Молукках. Обратный путь оказался тяжелым из-за военных стычек с португальцами. В результате была потоплена половина флотилии, Хаутман погиб. Однако для Нидерландов даже эта экспедиция оказалась чрезвычайно выгодной.

    В стране возник «колониальный бум». Резко усилилась конкуренция торговых организаций; стали снижаться цены на пряности в Европе и повысилась закупочная стоимость этих товаров на далеких островах и в Индии. Правительство Нидерландов, соблюдая государственные интересы, учредило мощную корпорацию — Ост-Индскую компанию, обладающую монопольным правом торговли с дальними заморскими странами. Были оборудованы базы-крепости на мысе Доброй Надежды (Капштадт или Кейптаун), Маврикии, Молукках, на острове Яве (город Батавия, или Джакарта).

    В 1615 году купцы голландского города Хорна организовали в обход существовавшей монополии свою экспедицию за пряностями. Два корабля под командованием Виллема Схаутена и торговца Якоба Ле-Мера отправились на юго-запад, пересекли Атлантический океан (при этом меньшее судно сгорело, команда перешла на флагман). Не имея права идти через Магелланов пролив и возле мыса Доброй Надежды (первый контролировали испанцы, второй — Португалия), они отклонились к югу и обогнули Огненную Землю, открыв пролив, названный именем Ле-Мера.

    Южнее находилась скалистая суша. Ее сочли выступом «Южного материка» и окрестили торжественно Землей Штатов (Нидерландских). В действительности это был сравнительно небольшой остров. При входе в Тихий океан они нарекли мысом Горн юго-западный выступ, как им казалось, Огненной Земли. Но и тут был остров, получивший позже то же название — Горн.

    Двигаясь к экватору, пересекли тропик Козерога, пошли на запад. За Новой Гвинеей открыли острова Схаутена и, наконец, достигли Молуккского архипелага, где их арестовали свои же голландцы — конкуренты из Ост-Индской компании. Команду отправили на родину как нарушителей конвенции. Ле-Мер умер в пути, а Схаутен написал «Дневник, или Описание удивительного путешествия», который был издан в Амстердаме в 1619 г. и имел огромный успех у читателей, увеличивая число желающих совершать дальние плавания.

    Главные усилия голландцев были направлены на освоение островов южных морей. Проходя Индийский океан южнее экватора, они порой достигали пустынных земель с племенами «дикими», остающимися еще в каменном веке. Никакого корыстного интереса эти малолюдные берега не представляли. За ними закрепилось название Новая Голландия. Ее считали северным выступом Неведомого Южного материка. Поселений здесь не устраивали. Сведения о характере прибрежных акваторий собирались и хранились в тайне. Это, в сущности, стало непосредственным началом открытия Австралии.

    В результате на западе Новой Голландии появились Земли Эндрахт, Эдель, Левин. В 1627 году капитан Питер Нейтс (Ньютс) нанес на карту западную половину южного берега Австралии, а также расположенный близ него архипелаг. Через год Нейтс на северо-западной окраине материка открыл Землю де Витта.

    Все эти данные ставили под сомнение существование единого гигантского Неведомого Южного материка. Окончательно утвердиться в этом впервые довелось опытному голландскому мореплавателю Абелю Тасману. С острова Маврикий два корабля под его командованием пошли на юг. Приблизительно на 45° ю.ш. повернули на восток и встретили севернее 42°25' сушу, названную Вандименовой Землей (остров Тасмания). Через девять дней они увидели горы южного острова Новой Зеландии. Тасман предположил, что перед ними продолжение Земли Штатов, которую открыли Схаутен и Ле-Мер к югу от Огненной Земли.

    Этот пример показывает, с какими неточностями определяли в те времена долготу, какие возникали при этом ошибки и насколько прочно укоренился миф о великой Неведомой Южной Земле.

    Ведь от Новой Зеландии до острова Горн более 8 тысяч километров!

    Голландцы плыли вдоль берега на северо-восток. В одной из бухт, где они попытались высадиться, местные жители-маорийцы убили трех матросов. «Бухта убийц» — так назвал ее огорченный и возмущенный капитан.

    Пройдя вдоль северной половины Новой Зеландии и приняв пролив между двумя островами за глубокий залив, Тасман взял курс на северо-восток. В январе 1643 года они достигли архипелага Тонга (возможно, первыми), повернув оттуда на северо-запад, к Яве. По пути открыли некоторые острова архипелага Фиджи. В июне они прибыли в Батавию.

    Казалось бы, после такой экспедиции всем, кто знал о ней, должно быть ясно: существует материк, вокруг которого совершил плавание Тасман. Однако достаточно веских оснований для такого суждения не имелось. Да и ни разу Тасман не подошел к Австралии, а открыв Новую Зеландию, счел ее продолжением «Земли Штатов» и частью Южного континента. Английский историк географии Дж. Бейкер назвал это путешествие «блестящей неудачей».

    В 1644 году в новую экспедицию отправилось уже три судна под начальством Абеля Тасмана. Они вышли из Джакарты на восток, от Новой Гвинеи повернули на юг, обследовали огромный залив Карпентария. Убедились, что от него нет выхода на юг, к Вандименовой Земле. Обследовали 3, 5 тыс. км берега Северной и Северо-Западной Австралии. С учетом предыдущих данных стало ясно, что это не группа островов, а единый материк. В тот же год экспедиция вернулась на Яву.

    По-видимому, несмотря на ценную географическую информацию, добытую Тасманом, его плавания не вдохновили голландских купцов и финансистов на организацию новых экспедиций. Да и сам капитан, судя по всему, не был очень озабочен добыванием богатств.

    Свой вклад в открытие нового материка внес английский мореплаватель Уильям Дампир. Он сделал своей профессией морской разбой. И этот «рыцарь удачи», искатель легкой наживы тоже стал географом-первооткрывателем. Уильям Дампир не отличался жестокостью и жаждой наживы, а пиратом был, можно сказать, по совместительству.

    Мореплавателям прошлого, даже состоящим на государственной службе, во время длительных походов приходилось обычно рассчитывать только на свои силы и умения. Им требовалось быть специалистами разного профиля. Многих капитанов и штурманов, даже из числа пиратов, есть все основания считать если не учеными, то весьма образованными и знающими людьми. Помимо всего прочего, они нередко знали несколько языков. Но настоящих исследователей среди них фактически не было. Пересекая моря и океаны, ведя наблюдения за погодой и течениями, встречая неведомые земли и новые племена, мореплаватели имели практические цели, прямо или косвенно связанные с торговлей или разбоем.

    И все-таки пирата Дампира с полным основанием можно считать ученым. Он удостоился чести состоять в научном Британском Королевском обществе (академии наук) вместе с Ньютоном. Даже во время пиратских экспедиций Дампир постоянно вел научные наблюдения, внимательно приглядывался к природным объектам, к быту и нравам местных жителей, делал ботанические описания.

    В своей первой кругосветке Дампир был штурманом. Их пиратский корабль «Услада холостяка» бороздил воды Индийского океана, течения и сильный ветер отнесли их далеко на юг от намеченного маршрута. Им довелось стать первыми англичанами, попавшими к берегам Австралии (тогда ее северо-западную часть называли Новой Голландией). Дампир провел здесь более двух месяцев, заходя достаточно далеко в глубь земли, названной его именем.

    Вскоре Дампиру наскучила компания полупьяных головорезов и он остался на острове недалеко от Суматры с одним матросом и четырьмя малайцами. Им пришлось отправиться в плавание на каноэ. Это были дни постоянного напряжения из-за реальной угрозы смерти. Лодчонку захлестывало волнами, и на четвертые сутки им показалось, что гибель неминуема. «Я должен признаться, — написал бывалый пират и толковый исследователь, — что мое мужество, которое я до этого еще сохранял, покинуло меня».

    Странный, совершенно уникальный этот пират вернулся после многих приключений из дальних странствий не с материальными, а с интеллектуальными ценностями! В 1697 году он издал свои записки «Новое путешествие вокруг света».

    Безусловно, Дампир был одним из величайших мореплавателей: трижды пересекал Мировой океан в очень непростых условиях, на разных, преимущественно ненадежных, кораблях, нередко с боями, порой в неведомых водах. Как писатель-натуралист он пользовался широкой и заслуженной популярностью. А вот о его научных открытиях мнения ученых расходятся.

    Соотечественник Дампира, английский историк науки Дж. Бейкер, сделал такой вывод: «Путешествия Дампира мало что дали географической науке. Как и голландские исследователи, он посетил лишь бесплодные части Австралии. Все, что Дампир говорил в ее пользу, носило отвлеченный характер; все, о чем он докладывал как очевидец, звучало совершенно бесперспективно, и потому неудивительно, что за его путешествиями не последовали новые».

    Отсюда следовало бы заключить, что Дампир совершил «географическое закрытие», отвратив исследователей от новооткрытого континента. В этом обвинении есть некоторый резон. Однако странно слышать упреки первооткрывателю в том, что он предельно точно, вне конъюнктурных соображений, описал природные условия и население данной территории. Конечно, в принципе он мог бы по примеру некоторых путешественников сочинить легенду о новом Эльдорадо. Но уж если он поступил в соответствии с правилами, принятыми в науке, а не в политике или беллетристике, то это следовало бы, пожалуй, вменить ему в заслугу. Не случайно на карте мира есть архипелаг, земля, два пролива, носящие имя этого пирата.

    То, что Австралия — это небольшой материк, выяснилось окончательно еще во времена Тасмана. Однако интерес к ней западноевропейских торговцев и колонизаторов был довольно сдержанный. Увы, многие великие географические открытия совершались вовсе не из стремления к познанию.

    ЗАКРЫТИЕ НОВОЙ ГОЛЛАНДИИ

    (Тасмания, Австралия)

    Знаете ли вы, где расположена Новая Голландия? А Новый Южный Уэльс? Вандименова Земля?

    На современных географических картах эти названия отсутствуют. Однако во второй половине XVIII века они были известны едва ли не всем просвещенным европейцам Зато они не ведали ничего ни об Австралии, ни о Тасмании.

    В те времена береговая линия того материка, который получил затем имя Австралия, была известна лишь фрагментарно. Вандименова Земля, открытая Тасманом, считалась юго-восточной оконечностью Новой Голландии. Да и само существование единого материка ставилось под сомнение; преобладало мнение, что это по меньшей мере два крупных острова, разделенных широким проливом, простирающимся с севера на юг.

    В ноябре 1797 года английский военный врач Джордж Басс с небольшой командой на шлюпке обследовал юго-восточное побережье Новой Голландии, начиная от поселения Порт-Джексон (позже — город Сидней). Он выяснил, что берег поворачивает на запад. Видя впереди открытое море, он предположил, что находится в широком проливе, отделяющем Новую Голландию от Вандименовой Земли, которая, следовательно, скорее всего не полуостров, а остров.

    В конце 1798 года Джордж Басс с военным моряком Мэтью Флиндерсом на судне «Норфолк» обогнули юго-восточный выступ Новой Голландии, прошли пролив (Бассов) и обошли вокруг Вандименовой Земли, неопровержимо доказав, что это остров. Это было значительное «географическое закрытие», после которого на картах появился остров Тасмания вместо неопределенных очертаний Вандименовой Земли.

    Во время этого плавания они достаточно точно очертили контур Тасмании, а также открыли два острова по обе стороны Бассова пролива: Флиндерс и Кинг. В последующие годы Флиндерс продолжал обследовать берега Новой Голландии. В то же время сюда, на южную оконечность материка, прибыли два французских корабля. Они, по-видимому, раньше англичан открыли остров Кенгуру, зато позже их прошли Бассовым проливом.

    В 1802—1803 годах Флиндерс совершил плавание вокруг Новой Голландии, начиная с Восточного побережья. Здесь, в некотором отдалении от береговой линии, он обследовал самую протяженную в мире полосу коралловых рифов и островов — Большой Барьерный риф. Пройдя Торресов пролив, он направился на юг, исследуя залив Карпентария, который, по предварительным предположениям, мог быть проливом, разделяющим Новую Голландию на две части.

    Надо заметить, что в мнении о «двойном материке» есть свой резон. От южной оконечности залива Карпентария тянется на юг полоса низменностей, которые в южной части материка находятся на отметках ниже уровня Мирового океана (там расположены соленые озера).

    В 1814 году Мэтью Флиндерс опубликовал свою книгу «Путешествие к Терра Австралия», где рассказал о своих плаваниях и открытиях. Он сознательно использовал часть старинного названия Неведомой Южной Земли (Терра Аустралис Инкогнита) и пояснил, что теперь, когда данная земля полностью и достаточно точно оконтурена, ее нет оснований называть «Неведомой» и, тем более, Новой Голландией (к тому времени наиболее вескими были претензии англичан на эту территорию).

    С тех пор с географических карт исчезли Новая Голландия, Вандименова Земля, а также Земля Наполеона Бонапарта, которую нанесли было на юге Новой Голландии французские исследователи, не предполагавшие, что вскоре армию этого императора наголову разгромят в России, а затем под Ватерлоо и ему суждено будет заканчивать свои дни на острове. Произошло завершающее открытие Австралии как еще одного континента, хотя и самого маленького.

    Однако Терра Австралия все еще оставалась в значительной мере Инкогнита, Неведомой. Почти на всей ее территории, исключая прибрежные земли (да и то не все) расстилалось белое пятно. Еще много десятилетий исследователи прокладывали пути к центральной части континента и совершали пересечения его в широтном и меридиональном направлениях, терпя лишения и порой погибая, пропадая без вести. Только в конце XIX века было завершено поверхностное (в прямом смысле: рельеф, речная сеть) изучение Австралии и началось познание ее геологического строения и полезных ископаемых. За этот срок европейские переселенцы завладели практически всеми более или менее плодородными землями континента, почти полностью истребив или оттеснив в пустыни и полупустыни аборигенов, численность которых сократилась примерно вдесятеро.

    В ГЛУБЬ МАТЕРИКА

    (Центральная Австралия)

    Географическое изучение Австралии началось только в XIX веке. Оно проходило прежде всего в юго-восточной части континента. Опорной базой при этом был Порт-Джексон (позже — Сидней). В начале 1788 года сюда прибыло несколько грузовых парусников с переселенцами — преимущественно ссыльными каторжниками — их скарбом, зерном, племенным скотом.

    Плодородные приморские низменности с запада ограждали горные гряды. По-видимому, первыми проникали в эти районы беглые преступники и ловившие их охранники. Однако британское правительство понимало, что пора переходить к освоению новых заморских земель в Австралии, для чего требуются не каторжники, а свободные переселенцы: скотоводы и земледельцы. Оказалось, что западнее водораздельного хребта находятся пригодные для животноводства речные долины и низменности.

    Вскоре выяснилось, что эти реки и низменности существенно меняются от сезона к сезону и от года к году. В засушливое время водотоки почти совсем пересыхают, а степи выгорают, тогда как в дождливые сезоны или года в понижениях образуются непроходимые болота. Это немаловажное обстоятельство первым отметил английский офицер Чарлз Стерт, которому колониальное правительство поручило исследовать реки по западную сторону Голубых гор (водораздельного хребта). В засушливый 1828 год он спустился в долину Маккуори, открытую еще в 1813 году, тогда река была полноводной и порой терялась в болотах, а теперь пересохла и от болот не осталось следа. Долина привела его к берегу крупной реки, протекавшей через солончаковую пустыню. Вода в реке была солоноватой. В честь губернатора Нового Южного Уэльса Стерт назвал реку — Дарлинг.

    Он вернулся в Порт-Джэксон, так и не выяснив одну из загадок этого края. Дело в том, что за десять лет до него топограф Джон Оксли попытался проплыть вниз по рекам Лакан и расположенной севернее Маккуори, но в обоих случаях путь ему преградили болота. Он сделал вывод: «Мы были где-то на пороге внутреннего моря или озера, по всей вероятности, обмелевшего и постепенно заполняющегося теми мощными отложениями, какие несут воды, стекающие в него из более высоких мест».

    Другие исследователи, побывавшие в тех же краях, согласились с этим мнением. Стерт, чтобы окончательно прояснить обстановку, предпринял в конце дождливого 1829 года смелую попытку обнаружить загадочное озеро, отправившись на лодке по реке Муррумбиджи, текущей на запад. Через неделю он достиг места ее впадения в реку Меррей. Еще через несколько дней он оказался у слияния этой реки с другой, полноводной, текущей с севера. Он сделал правильный вывод, что это и есть река Дарлинг. Никакого озера он не встретил.

    Впрочем, еще через несколько дней перед ним… Предоставим слово самому Стерту: «Прямо передо мной простиралось великолепное озеро, вполне пригодное для того, чтобы принять в себя воды приведшей нас к нему могучей реки». Но вскоре выяснилось, что это мелкая пресноводная лагуна. За ней начиналось море…

    Сейчас в этих краях огромный портовый город Аделаида с населением более миллиона человек. Но тогда это были безлюдные места, и путешественникам пришлось возвращаться тем же маршрутом, что и добирались сюда. Они и без того были измучены до предела, а тут надо было идти против течения.

    В последующие годы этот регион исследовал военный топограф Томас Митчелл. На юго-восточной окраине континента он прошел от морского побережья вверх по реке Гленелг и пересек прекрасную горную страну, окрестив ее Австралийскими Альпами (правда, в европейских Альпах нет и в помине эвкалиптов, которые в Австралии достигают высоты 140 м). Местность за этими горами произвела на него такое впечатление, что он назвал ее Счастливой Австралией (по аналогии со Счастливой Аравией на пустынном Аравийском полуострове).

    «Наконец-то мы открыли, — писал он, — вполне пригодную для заселения цивилизованным народом область, которой, быть может, суждено когда-либо стать частью великой империи». Но более насущной задачей для английских колонизаторов было исследование и закрепление за собой еще и юго-западной окраины материка, на которую продолжала претендовать Франция. Они основали город-порт Перт, но попытки пройти отсюда в глубь Австралии были безуспешными: на пути оказались пустынные степи и соленые озера.

    Подобную попытку — но уже от южной окраины материка — предпринял в 1840 году любознательный фермер-овцевод Эдуард Джон Эйр. От залива Спенсер он направился на север, где обнаружил, что открытое им недавно большое озеро Торренс превратилось в солончак. Севернее он увидел еще более обширную озерную котловину, окруженную солончаками (позже озеро получило его имя). Дальнейшее продвижение на север не сулило ничего хорошего.

    Вернувшись к морю, Эйр снарядил судно, которое должно было двигаться на запад вдоль берега, а сам во главе небольшого отряда отправился в том же направлении по суше. Периодически судно подходило к берегу, снабжая путников водой и пищей: местность по ходу маршрута была пустынной. Путешествие оказалось чрезвычайно трудным. Свой сухопутный отряд Эйр сократил до пяти человек: кроме него — натуралист Джон Бакстер и три аборигена. Двое туземцев, убив Бакстера, бежали, но Эйр с оставшимся спутником завершили поход. Во время своей экспедиции Эйр прошел более 2000 км. Если перефразировать слова Сергея Есенина, про эту экспедицию можно сказать так: «Как много пройдено дорог, как мало сделано открытий».

    Совершив этот мучительный переход, повлекший человеческие жертвы, удалось выяснить только то, о чем догадались те, кто осматривал эти берега с моря: ни одна река не впадает в огромный Австралийский залив, а на прибрежной территории отсутствуют деревья (Эйр так и назвал эту равнину: Нулларбор, что в переводе с латыни означает «Нуль деревьев»).

    Совершенно иначе путешествовал по неведомым территориям Австралии молодой немецкий натуралист Людвиг Лейхгардт, поступивший на службу правительству Нового Южного Уэльса. В письме на родину он признавался: «Эти-то глубинные районы, это ядро континента и есть цель моего путешествия — и я не успокоюсь до тех пор, пока не достигну ее!»

    Он был беден, и первое время выполнял трудные и опасные поручения, связанные с поисками новых пастбищ и пахотных земель. Во время этих странствий он учился находить себе еду и кров, а главное — воду в неизведанных районах, общаться с аборигенами. Лейхгардт вел систематические наблюдения, собирал коллекции флоры, минералов, горных пород.

    В 1844 году он организовал небольшой отряд, который отправился от истоков реки Кондамайн в Восточной Австралии к заливу Карпентария на севере. Лейхгардт рассчитывал пройти этот путь за полгода, но не мог предусмотреть всех трудностей переходов по неведомым для европейцев землям. Обогнув от реки Митчелл залив Карпентария, отряд пересек в северо-западном направлении полуостров Арнхемленд и вышел к заливу Ван-Димен. Было пройдено 4800 км, на что потребовалось больше года (14, 5 месяцев).

    Людвиг Лейхгардт стал первым исследователем обширных территорий на северо-востоке Австралии, получившей название Квинсленд. Он открыл много рек и гор, а также отметил районы, пригодные для сельскохозяйственного освоения.

    Успех его экспедиции, казавшейся безнадежным предприятием, сделал имя Лейхгардта известным в Австралии. Он доказал, что за каменистой пустыней, открытой Стертом, находятся плодородные земли, которые с той поры начали осваивать фермеры.

    Ученый замыслил еще более дерзкий поход, желая пересечь с востока на запад весь континент.

    В октябре 1846 года его отряд вышел в путь, однако на этот раз оказалось, что подбор участников произведен слишком поспешно, и среди них начались раздоры. Первые сотни пути показали, что провизии взято слишком мало. Заболевший Лейхгардт решил вернуться, пройдя лишь полтысячи километров.

    Год спустя он вновь отправляется в экспедицию. На этот раз он основательно подготовился: приобрел 7 лошадей (для семи участников экспедиции), 20 вьючных мулов, 50 голов рогатого скота. Своему другу в Германии он написал: «Я имел удовольствие узнать, что Географическое общество в Лондоне наградило меня почетной медалью, а Географическое общество в Париже отметило аналогичным образом. Разумеется, мне приятно узнать, что столь умные люди сочли меня достойным такой чести. Но я работал и продолжаю работать не ради наград, а только ради науки, единой науки ради; по мне, пусть никто не обращает на меня ни малейшего внимания. Опасаюсь только одного — Бог может отвернуться от меня, если я дам волю своей суетности и если к стремлению достичь чистых, труднодоступных вершин истинной науки примешаются тщеславие, жажда признания и славы».

    Подобные искушения его миновали, однако вскоре ему суждено было погибнуть. Последнее письмо в Сидней он отправил 3 апреля 1848 года, подойдя к западной границе освоенных в ту пору земель: «Спешу воспользоваться последней оказией и сообщить вам о моих успехах. За 11 дней мы добрались от фермы Бейреллса до фермы Макферсона на реке Фицрой. Несмотря на то, что дорога была временами очень и очень трудная, все шло хорошо. Мои вьючные животные в отличной форме, а спутники полны энтузиазма… Когда я думаю о том, сколь счастливо мы до сей поры продвигались вперед, во мне просыпается надежда на то, что Всевышний даст мне возможность довести до благополучного конца дело моей жизни».

    Его надежды не оправдались. Экспедиция направилась к центру Австралии и пропала без вести. Путешественники рассчитывали пробыть в пути не менее двух с половиной — трех лет. Только в 1852 году из Сиднея вышла спасательная экспедиция, но она не продвинулась далеко на запад, удовлетворившись непроверенными слухами, что аборигены убили какую-то группу белых людей. Финансировать поисковые экспедиции никто не желал по причине вспыхнувшей «золотой лихорадки» после первых находок в Австралии россыпей этого металла.

    Только в 1855 году на поиски отряда Лейхгардта была отправлена экспедиция под руководством Августа (Огастеса) Грегори. От северо-западной окраины континента они прошли вверх по долине реки Виктория, свернув на юго-запад вдоль русла Стерт-Крика, которое пропало на северной окраине Большой Песчаной пустыни. Не рискнув идти дальше, вернулись к реке и направились на восток; в дальнейшем путь экспедиции Грегори приблизительно совпадал с первым маршрутом Лейхгардта. В 1858 году он предпринял новый поход от восточного побережья материка на запад, а затем на юго-запад. На этот раз Грегори отдалился от моря на 900 км, хотя так и не достиг центра Австралии и не обнаружил следов экспедиции Лейхгардта. Эти поиски показали, что в центре материка нет никаких крупных пресноводных бассейнов, а простираются пустыни. На ее юго-восточной окраине в 1874 году один бродяга встретил, по его словам, Адольфа Классена, спутника Лейхгардта, прожившего с аборигенами (как почетный пленник) более четверти века. Этот бродяга по фамилии Хум, получив некоторую материальную поддержку, отправился туда, где встретил Классена, но погиб в пути (год был засушливым и пустыня оказалась для него последним пристанищем). Еще несколько лет спустя в одном поселении аборигенов оказалось несколько детей-метисов, говорящих по-немецки. Судя по всему, это было все, что осталось от пребывания здесь Классена.

    Памятником Лейхгардту и его спутникам стала огромная пустынная Центральная Австралия.

    ЧЕРЕЗ АВСТРАЛИЮ

    Золото — инертный минерал. Но оно обладает прямо-таки магическим свойством притягивать к себе людей. Это особенно ярко проявилось уже при зарождении капитализма, когда конкистадоры вторглись в Новый Свет, обуянные жаждой золота. Нечто подобное произошло в Юго-Восточной Австралии, когда там были обнаружены богатые россыпи золота.

    Наступили другие времена — середина XIX века, и соответственно, другие методы — не грабить цивилизованные страны, как это было в Центральной Америке начиная с XV века, а добывать своим трудом драгоценный металл в надежде быстро разбогатеть. Эта надежда привлекла в недавно еще пустынный край тысячи искателей счастья. Так возник город Мельбурн. Приток людей и капиталов, стремление осваивать, исследовать новые территории стимулировало создание местного Географического общества, располагавшего значительными средствами.

    В 1859 году была учреждена премия тем, кто первыми пересечет материк в меридиональном направлении. Географическое общество снарядило для этой цели крупную экспедицию во главе с полицейским инспектором Робертом О'Хара Берком и астрономом-геодезистом Уильямом Уилсом. В августе 1860 года большой караван (25 верблюдов, кони, повозки) выступил из Мельбурна, направляясь на север. Приходилось поторапливаться, потому что появились сведения об организации параллельной экспедиции с теми же целями (ее руководитель — Джон Стюарт).

    Среди пятнадцати участников похода Берка начались разногласия, и нескольких из них пришлось уволить. Пройдя половину маршрута, Берк на пересыхающей реке Купер-Крик организовал базу, где оставил группу с запасом провизии, частью верблюдов, лошадей. Группе предписывалось ждать здесь возвращения своих товарищей не менее трех месяцев. За этот срок Берк рассчитывал с небольшой мобильной группой добраться до залива Карпентария и вернуться на базу.

    Поначалу все шло по плану. В феврале 1861 года путешественники закончили маршрут, выйдя к заливу. Тотчас же они отправились в обратный путь, несмотря на то что были истощены и измучены. Дело в том, что начались проливные дожди и приморская низменность превратилась в болото. Продвигаться вдоль побережья, надеясь встретить случайный корабль, было слишком рискованно. Возвращение тоже не сулило ничего хорошего, но оставалась надежда вовремя добраться до базы, пока ее не свернули.

    Дожди не прекращались, продовольствие кончилось. Пришлось поочередно резать верблюдов — на мясо, бросая поклажу, в которой находились собранные коллекции растений, минералов. Из четырех путешественников один, считавшийся самым сильным, умер. Остальные торопились из последних сил. Вот и Купер-Крик, место, где была база… Нет ни людей, ни животных, ни продуктов. В записке сообщалось, что группа ушла на юг. Это произошло за восемь часов до того, как сюда добрались Берк с Уилсом и Кингом!

    Им ничего не оставалось, как идти на юг. У них было только два верблюда, но их тоже вскоре пришлось застрелить по очереди. Изредка им встречались аборигены, которые сами имели минимум продуктов. Умер Уилс, а через насколько дней и Берк. Кинга подобрали аборигены. Его нашла спасательная партия.

    Научные результаты трагической экспедиции Берка были невелики, но спасательные отряды, отправленные в Центральную Австралию на ее поиски, собрали немало ценных материалов. Прежде всего окончательно выяснилось, что в этих краях преобладают пустыни и полупустыни. Тем временем с 1860 года три попытки пересечь с юга на север Австралию предпринял Джон Стюарт, участник экспедиции Стерта в 1844 году. Первые две его попытки трудно назвать неудачными, хотя они не завершились пересечением материка. Зато Стюарт сделал ряд географических открытий, изучив основные черты рельефа и речной сети обширного региона, в частности, горные гряды Макдонелл и Стюарт-Блафф. В первый раз он вынужден был вернуться, встретив воинственно настроенных аборигенов. Во второй раз, когда до залива Карпентария оставалось не более 300 км, путь ему преградили густые заросли сухого кустарника, а припасов оставалось в обрез, он решил не рисковать и вернулся в Аделаиду. В начале 1862 года он в третий раз отправился на север, за полгода пересек материк и вышел к поселению в заливе Ван-Димен. Его трасса была вскоре использована для прокладки линии трансавстралийского телеграфа.

    «Таким образом… — писал Стюарт, — мне удалось добиться великой цели, стоявшей перед нашей экспедицией, и провести за собой целым и невредимым весь отряд, являющийся живым свидетелем нашего успеха. Мы прошли по самой чудной местности, которую когда-либо видел человек, прекрасной до самого побережья, в полумиле от которого катит свои никогда не иссякающие воды река… Если эта область будет заселена, то она превратится в одну из самых цветущих колоний Британии».

    В его словах нетрудно усмотреть немалую долю преувеличения. Путешественник словно забыл о том, с каким трудом пробивался он к этим прекрасным землям. Но в то же время возникал вопрос: а почему существуют такие природные контрасты на этом континенте? Чем объяснить такое обилие пустынь и полупустынь, тогда как вблизи от них существуют плодородные земли?

    Вполне возможно, что решение этой проблемы позволит совершить еще одно крупное географическое открытие, но уже не в результате путешествий, а на основе накопленных научных знаний и материалов.

    ПУСТЫНИ «ЗЕЛЕНОГО КОНТИНЕНТА»

    После пересечения Австралии Стюартом в 1862 году и прокладки по его маршруту линии телеграфа, а также дороги с несколькими населенными пунктами, начались исследования обширных территорий к западу от этой полосы. С 1872 по 1875 год три пересечения Западной Австралии — от линии телеграфа — совершили Э. Джайлс и П. Уорбертон, а в обратном направлении (на восток) — Д. Форрест.

    Эти и последующие экспедиции показали, что только немногие земли здесь пригодны для освоения, преобладают же пустыни. На картах появились неутешительные названия: Большая Песчаная пустыня (на северо-западе), Большая пустыня Виктория (к юго-востоку от нее) и между ними — пустыня Гибсона.

    И хотя до сих пор Австралию нередко называют «Зеленым континентом», в действительности на ее территории преобладают пустыни и полупустыни, русла пересыхающих рек и соленые озера. Правда, так было не всегда. Как показали исследования палеогеографов, всего лишь 20 тысячелетий назад континент действительно был зеленым, с преобладанием лесостепи (саванны), с обилием рек, пресных озер, болот, а также крупных животных.

    Что же произошло? Неужели радикально изменилась глобальная система циркуляции атмосферы? Но ведь Австралия — самый небольшой материк, окруженный океанами. Потоки влажного воздуха без особых препятствий вторгаются в его пределы. Да и осадков выпадает не так уж мало, в дождливые же сезоны, а тем более в годы повышенной увлажненности, австралийские пустыни страдают от избытка воды. Почему же обширнейшие территории остаются бесплодными?

    Своеобразную подсказку дала экологическая катастрофа, разразившаяся в Австралии в конце XIX — начале XX века. После того как на континент завезли несколько пар кроликов, эти зверьки в считанные десятилетия размножились в таком количестве, что стали наносить страшный урон пастбищам. Кролики «съели» овец, десять миллионов которых погибло от бескормицы (десяток кроликов съедает столько пищи, сколько одна овца).

    Когда число невольных переселенцев на «Зеленый континент» превысило сто миллионов, во многих районах началось экологическое бедствие: кролики поедали не только траву и кусты, но и кору молодых деревьев. Растительный покров беднел, а земля покрывалась рытвинами и норами, выкопанными кроликами. Резко усилилась эрозия почв. Пришли в запустение даже те территории, которые еще недавно были тучными пастбищами.

    Спасение от этого нашествия нашли биологи, распространившие через комаров и блох вирус, убивающий кроликов. Разразилась эпизоотия, косившая кроликов миллионами…

    На этом примере ученые убедились, какое бедствие для природы может принести вторжение на континент животных, не имеющих здесь естественных врагов. И тогда возник закономерный вопрос: а не произошло ли нечто подобное в результате переселения в Австралию с севера людей (кроманьонских охотников) — около 20 тысяч лет назад?

    Во второй половине XX века австралийские географы и ботаники обратили внимание на то, что, по свидетельству первых исследователей Австралии и Тасмании (в частности, А. Тасмана), аборигены систематически устраивали пожары для увеличения открытых пространств и уничтожения зарослей непроходимых кустарников. Английский исследователь У. Чеслинг, проживший несколько лет среди австралийских племен юленгоров, свидетельствовал:

    «Юленгоры поджигают лес во время охоты. Они не могут пройти мимо сухой травы и не поджечь ее. У них вошло в обычай сдирать с деревьев полосу волокнистой коры, скручивать ее в жгут и идти с ним, как с тросточкой, поджигая зажженным концом сухую траву вдоль дороги. К октябрю, когда ветер стихает, пожары успевают уничтожить перегной. Теперь жгучее солнце завершает разрушительную работу — страна превращается в груду пепла. В декабре ветер меняет направление: сильно насыщенный влагой, он дует с северо-запада, потоки дождя заливают страну… Рыхлая почва, песок, зола, перегной — все смывается в болота или уносится в море».

    Первые люди, заселявшие Австралию, не имели сложной техники, не знали земледелия и скотоводства, зато постоянно и для разных целей использовали огонь. Кроме того, они вызывали пожары и безо всякого умысла. Кочуя с места на место в поисках пищи, они не заботились о том, что порой оставляют после себя выжженные земли.

    Конечно, размножаются люди не так стремительно, как кролики. Поэтому обеднение природы Австралии происходило не за десятки, а за сотни и тысячи лет. А такие сроки вполне достаточны, как показывают расчеты, для того, чтобы несколько раз опалить пожарами всю территорию континента.

    Насколько глубокими могут быть подобные преобразования ландшафта, вызванные человеком, можно судить по свидетельству австралийского ученого Ч. Маунфорда. Ему довелось видеть, к чему приводит злоупотребление огнем в Центральной Австралии: «Стоя на голом холме и наблюдая за жаркими вихрями, поднимавшимися со дна высохшего озера, я не мог поверить, что когда-то первые белые люди достигли гор Манна, эта огромная впадина была полна водой, в которой плескались сотни уток и других водоплавающих птиц».

    Когда деградирует растительный и почвенный покров, усиливается поверхностный сток и уменьшается приток воды в подземные горизонты. Снижение уровня грунтовых вод ведет к пересыханию водостоков и ухудшает водоснабжение почв и деревьев, солнце выжигает остатки перегноя и земля становится бесплодной.

    Установлено, что споры и пыльца растений, витающие в воздухе, содействуют конденсации атмосферной влаги и выпадению дождей. Кроме того, опустыненные территории сильней отражают солнечные лучи и формируют области высокого атмосферного давления с восходящими потоками воздуха. Все это еще более усиливает эффект опустынивания.

    Так на примере самого маленького и не обделенного природными богатствами континента открывается важнейшая географическая закономерность: деятельность человека, не учитывающая требований природы, ведет к образованию пустынь на месте степей и степей на месте лесов; а когда эти процессы охватывают обширные территории, происходят существенные изменения — к худшему — климата.

    И хотя это открытие имеет конкретный адрес — Австралию, обнаруженная закономерность помогает понять многое, происходящее с земной природой не только за многие тысячелетия, но и за последние десятилетия. Яркий пример — судьба Аральского моря, которое фактически исчезло с лица земли при жизни одного поколения, превратившись в небольшие мелководные водоемы. Окружающие его территории превратились в бесплодные пустыни. И все это — результат хозяйничанья человека, опустынившего двуречье Сырдарьи и Амударьи, где более двух тысячелетий назад существовали обширные пастбища и обрабатываемые земли, появлялись все новые города и поселки.

    Такова, к сожалению, общая закономерность: в природных зонах, где особенно уязвим растительный и почвенный покров, активная хозяйственная деятельность (даже охотников и собирателей!) ведет к образованию пустынь и полупустынь. И теперь, когда этот процесс в общих чертах, а то и в отдельных деталях выяснен, остается сделать следующий шаг: перейти к планомерному глобальному наступлению на пустыни. Вполне возможно, что первым полигоном такого рода станет Австралия и в конце концов оправдает титул «Зеленого континента».