Загрузка...



  • ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАГАДКИ
  • «Золотая баба»
  • Тайна ордена тамплиеров
  • Таинственное сокровище Ренн-Ле-Шато
  • Загадка замка Жизор
  • Сокровища Монтесумы
  • Золото инков
  • Сокровища Андрея Старицкого
  • Легендарное золото ускоков
  • Клады острова Хортица
  • Тайна лубенского замка
  • Ненайденные клады Мазепы
  • Сокровища Нефритовой горы
  • Легенда острова Оук
  • По следам «московской добычи» Наполеона
  • Исчезнувшие сокровища Лобенгулы
  • Миллионы президента Крюгера
  • Легенды Первой мировой
  • СОКРОВИЩА ПИРАТОВ
  • Код Дрейка
  • Будет ли найден «сундук мертвеца»?
  • По следам героев Стивенсона
  • Клады Генри Моргана
  • Секрет Оленьего острова, или Сундук капитана Кидда
  • Тайна Утёса Персе
  • «Острова сокровищ»
  • Завещание Оливье Левассёра
  • Тайна острова Сент-Мари
  • «ЗОЛОТО МАККЕННЫ» И ИЖЕ С НИМ
  • Сокровища найденные и… забытые?
  • Проклятье золотых рудников
  • Тайна «Шахты шахт»
  • Серебро иезуитов
  • Наследство Якоба Вальтца
  • Криптограммы Бейла
  • ЗАГАДКИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ
  • Загадка «золотого чемодана»
  • Что таится на дне озера Топлиц?
  • «Золото Бреслау»
  • Загадочный груз
  • Тайна золота усташей
  • Охота за «Восходящим солнцем»
  • …И КЛАДЫ СОВСЕМ ФАНТАСТИЧЕСКИЕ
  • Легенда о стране Эльдорадо
  • Кудеяровы Клады
  • Призрак разинских сокровищ
  • Старинные клады Словакии
  • Наследство Гетмана Полуботка
  • «Сорок миллиардов» на дне бухты Виго?
  • Пугачёвское золото
  • Пропавшие сокровища Марии-Антуанетты
  • Сказки острова кокос
  • Легенда о «Чёрном Принце»
  • «Золото Колчака»
  • Где-то в монгольской степи…
  • КЛАДЫ ЛЕГЕНДАРНЫЕ…

    ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАГАДКИ

    «Золотая баба»

    Легенды о сказочных богатствах Севера стали проникать на Русь ещё в XI столетии. Побывавшие в Югре, «за Камнем» — за Уральским хребтом — рассказывали про обилие в тамошних краях серебра и пушнины, о том, что там даже «тучи разряжаются не дождём или снегом, а веверицами (белками) и оленцами». И ещё рассказывали о том, что в приуральских лесах люди поклоняются «Золотой бабе» — статуе Великой богини Севера, отлитой из чистого золота…

    Слухи об этом «великом кумире» проникли на Русь ещё в конце XIV века. В 1398 году русский летописец, сообщая о кончине Стефана Пермского, писал, что святитель жил среди язычников, молящихся «идолам, огню и воде, камню и Золотой бабе». В послании митрополита Симона пермякам в 1510 году снова упоминалось о поклонении местных племён «Золотой бабе».

    В конце XV века сведения о «Золотой бабе» достигли Западной Европы. Польский географ Матвей Меховский в 1517 году сообщал: «За землёю, называемою Вяткою, при проникновении в Скифию… находится большой идол Zlota baba, что в переводе означает золотая женщина, или старуха. Окрестные народы чтут её и поклоняются ей. Никто, проходящий поблизости, чтобы гонять зверей или преследовать их на охоте, не минует её с пустыми руками и без приношений. Даже если у него нет ценного дара, то он бросает в жертву идолу хотя бы шкурку или вырванную из одежды шерстинку и, благоговейно склонившись, проходит мимо».

    Австрийский посол С. Герберштейн, посетивший Московию в 1520-х годах, записал, что за Уралом стоит идол «Золотая баба» в виде старухи, которая «держит в утробе сына, и будто там уже опять виден ребёнок, про которого говорят, что он её внук». Сам Герберштейн «Золотую бабу» не видел и видеть не мог — её вообще вряд ли видел кто-либо из европейцев, — но подробно записал рассказ о ней. В частности, он упомянул о таинственных трубах, окружающих изваяние «Золотой бабы» в её святилище: «Будто бы она там поставила некие инструменты, которые издают постоянный звук наподобие труб».

    Англичанин Дженкинсон в XVI веке писал: «Золотая старуха пользуется почитанием у обдорцев и югры. Жрец спрашивает у этого идола о том, что им следует делать, и сам (удивительно!) даёт вопрошающим верные ответы, и его предсказания сбываются». Итальянец Александр Гваньини в своём «Описании европейской Сарматии» (1578 год) сообщает, что идол находится в низовьях Оби, и ему поклоняются не только обдорцы (ненцы), но и народы Югры, и другие соседние племена. «Рассказывают даже, — пишет Гваньини, — что в горах, по соседству с этим истуканом, слышали какой-то звук и громкий рёв, наподобие трубного. Об этом нельзя сказать ничего другого, кроме как то, что здесь установлены в древности какие-то инструменты, или там есть подземные ходы, так устроенные самой природой, что от дуновения ветра они постоянно издают звон, рёв и трубный звук».

    Знаменитого уральского идола пытались разыскать ещё Новгородцы, которые во время своих походов на Югру охотно грабили языческие святилища. Интересовались «Золотой бабой» и казаки Ермака. Они впервые узнали о «Золотом идоле» от чуваша, перебежавшего в их стан при осаде одного из татарских городищ. Чуваш, попавший в Сибирь как татарский пленник, немного говорил по-русски, и с его слов Ермак узнал о том, что в осаждённом им урочище остяки молятся идолу — «богу золотому литому, в чаше сидит, а поставлен на стол и кругом горит жир и курится сера, аки в ковше». Однако казаки, взяв приступом городок, не смогли найти драгоценного идола.

    Вторично казаки услышали о «Золотой бабе», когда попали в Белогорье на Оби, где располагалось самое почитаемое остяками капище и где регулярно совершалось «жрение» и был «съезд великий». Здесь же находилась тогда главная святыня сибирских народов — «паче всех настоящий кумир зде бо», однако ермаковцам не довелось его увидеть — при их приближении жители спрятали «болвана», как и всю прочую сокровищницу — «многое собрание кумирное». Казаки расспрашивали остяков о «Золотой бабе» и выяснили, что здесь, на Белогорье, «у них молбище болшее богине древней — нага с сыном на стуле седящая». Сюда, в Белогорское святилище, принесли и положили к ногам «Золотой бабы» снятый с погибшего Ермака панцирь — подарок царя, по преданию, ставший причиной его гибели…

    Никто из русских или европейских путешественников воочию таинственного идола не видел, поэтому неудивительно, что рассказы о «Золотой бабе» обрастали слухами и домыслами в зависимости от фантазий рассказчиков. В разных источниках она описывается неодинаково: размеры варьируются от 30 см до величины в человеческий рост, изображается одетой в свободные одежды или обнажённой, сидящей или стоящей, с младенцем на руках или без такового. Все исследователи загадки «Золотой бабы» неизменно обращают внимание на перемещения её святилища: северные народы опасались, что идол попадёт в руки христиан, и маршрут «Золотой бабы» полностью совпадает с направлениями распространения русской колонизации. Первоначально, во времена Стефана Пермского (конец XIV в.) «Золотая баба» находилась в святилищах к западу от Урала. После похода русских войск в Пермь Великую в 1472 году, когда пермские земли официально были присоединены к Москве, лесные волхвы вынуждены были прятать кумира то в пещере на реке Сосьве, то в дремучем лесу на берегах Ковды. Затем она очутилась уже за Каменным поясом, в обском лукоморье. После прихода Ермака священный кумир тщательно скрывали в неведомых тайниках близ низовьев Оби. А дальнейший маршрут, по которому на протяжении столетий «перемещался» идол, по одной из версий, лежит от берега реки Кызым к Тазовской губе, а оттуда — на горное плато Путорана на Таймыре. Этнограф К. Д. Носиков, в 1883–1884 годах много плававший по рекам Конде и Северной Сосьве, пишет, что в селе Арентур на реке Конде он повстречался с дряхлым стариком-вогулом (манси), который рассказал ему об идоле: «Она не здесь, но мы её знаем. Она через наши леса была перенесена верными людьми на Обь. Где она теперь, у остяков ли где в Казыме, у самоедов ли где в Тазе, я точно не знаю». До сих пор в печати время от времени появляются «совершенно достоверные сведения» очевидцев, точно знающих, где хранится «Золотая баба», а некоторые даже видели её «своими глазами».

    Кого из языческих богов олицетворяла «Золотая баба»? По одной из версий, речь идёт об угро-финской богине Юмала. Английский историк Д. Бэддли отождествлял «Золотую бабу» с китайской богиней Гуаньинь. А в начале XX века Н. С. Трубецкой связал образ «Золотой бабы» с обско-угорской богиней Калтащ (Калтащ-анки у хантов, Калтащ-эква у манси) — «божественной женщиной», «божественной матерью», богиней, дающей человеку душу, покровительницей жизни, деторождения, продолжения рода. В руках Калтащ продолжительность жизни и предназначение человека, она покровительствует женщинам во время беременности и при родах. «В небе главные — Калтащ-анки и Мир-ванты-ху», — считали ханты и манси.

    Таинственная «Золотая баба» до сих пор составляет одну из неразгаданных загадок истории. Рассказывают, что она надёжно спрятана в подземной сокровищнице и секрет её местонахождения передаётся из поколения в поколения хантскими шаманами вместе с древними тайными знаниями их народа. А вместе с идолом хранится и стальная, окованная золочёной медью кольчуга покорителя Сибири…

    Тайна ордена тамплиеров

    Первый крестовый поход завершился в 1099 году взятием Иерусалима и образованием на Святой земле христианского Иерусалимского королевства. Большинство рыцарей-крестоносцев, посчитав свою задачу выполненной, вернулись на родину. Однако завоевания в Палестине требовалось защищать. Так в 1118 году, при короле Балдуине II в Иерусалиме возник монашеско-рыцарский орден, ставший впоследствии известным как орден тамплиеров (храмовников).

    Основатели ордена и первые его члены — Гуго де Пайен, рыцарь из Шампани, и восемь его товарищей — в присутствии короля Балдуина и патриарха Иерусалимского дали клятву защищать христианское королевство в Палестине. Король принял их услуги и отвёл рыцарям ту часть своего дворца, которая непосредственно примыкала к иерусалимскому храму. Отсюда и родилось название ордена: «Pauvres chevaliers du temple» — «Бедные рыцари храма».

    В первые годы своего существования орден действительно был очень бедным. Девять рыцарей жили исключительно милостыней, а единственной их службой являлась охрана паломников, отправлявшихся из Иерусалима к берегам Иордана.

    Первое время тамплиеры не имели ни устава, ни отличительных одежд. И основатель ордена Гуго де Пайен отправился в Европу, чтобы заручиться помощью церкви. На соборе в Труа (1128 г.) тамплиеры, получившие горячую поддержку аббата Бернара Клервоского (1090–1153) — крупнейшего в ту пору церковного авторитета — приняли устав Св. Бенедикта, предусматривавший строгие правила монашеского общежития, и облачились в белые одежды цистерцианцев, добавив к ним красный крест — символ крестоносцев.

    Становление нового ордена было стремительным. Несмотря на строгость устава, в ряды тамплиеров вливались всё новые и новые добровольцы. С самого начала орден прочно обосновался на землях Западной Европы. К началу XIV века храмовники располагали почти десятью тысячами землевладений, из которых около тысячи находились во Франции. Орденские замки густой сетью покрыли Европу.

    Орден охотно брал под своё покровительство сеньоров, выказывавших по отношению к нему верноподданнические чувства; торговцев, пользовавшихся его коммерческими услугами; ремесленников, обосновавшихся на его землях. В самом низу этой иерархической пирамиды находились крестьяне, прикреплённые к земле феодальной зависимостью, и рабы, вывезенные из Палестины, а на вершине царил великий магистр, избираемый собранием представителей девяти орденских провинций Западной Европы. Великий магистр обладал абсолютной властью, за исключением вопросов, связанных с приёмом новых рыцарей, продажей имущества ордена и назначением высших руководителей провинций, — этим ведало собрание.

    Тамплиеры не признавали над собой никакой другой власти. Орден пользовался правом экстерриториальности и не подпадал под юрисдикцию властей тех стран, на территории которых находились его владения, не платил никаких налогов, в том числе и церковную десятину, а также таможенных пошлин. У него была своя полиция и свой трибунал. Формально великий магистр подчинялся только папе, в реальности же — никому.

    Военная мощь ордена была значительна. В его рядах было около 15 тысяч рыцарей и 45 тысяч сержантов, не считая вассалов. Эта армия была рассеяна по всей Европе и не могла вести масштабные военные действия, но зато могла контролировать ценности ордена, разбросанные на огромных территориях. Свои богатства тамплиеры собирали с невероятной алчностью, используя методы, до тех пор неизвестные в средневековой Европе. Очень быстро религиозно-рыцарский дух ордена был вытеснен духом низменного стяжательства, корысти, ростовщичества…

    Как все монахи, тамплиеры давали обеты личной бедности. Но сам орден, как организация, мог иметь имущество. Его устав прямо обязывал накапливать ценности и запрещал продавать имущество без разрешения высшего совета. Скупость храмовников доходила до того, что они отказывались выкупать своих братьев из плена, как это было принято повсюду в то время.

    Орден имел собственный флот. Его корабли перевозили войска крестоносцев, паломников, отправлявшихся в Святую землю. Торговцы также использовали флот тамплиеров для перевозки своих товаров. Из Европы на Ближний Восток везли оружие, лошадей, продовольствие, в Европу — вино из Палестины, пряности и сахар из Индии, ткани из Дамаска, ковры из Персии, шёлк из Китая… Участие в этой торговле приносило ордену немалые прибыли. Ещё бо?льшие богатства храмовники аккумулировали в самой Европе. Чтобы заручиться поддержкой могущественного ордена, монархи и богатые феодалы дарили тамплиерам земли. Так в руках ордена оказались целые графства с их землями, реками, лесами, полями и крестьянами.

    Одной из самых прибыльных статей доходов ордена являлось ростовщичество. Тамплиеры создали свой банк с отделениями во многих европейских странах. Коммерсанты помещали в банк золото и другие драгоценные металлы, а взамен получали обменные векселя. Банк тамплиеров принимал на хранение сокровища монархов, сеньоров и епископов. Орден пускал это золото в оборот, предлагая его под большой процент королям, феодалам, городским коммунам и торговцам. Вскоре орден стал крупнейшим ростовщиком в Европе.

    Тамплиеры чеканили свою собственную монету. В течение XII–XIII веков ими было произведено такое количество серебряных денег, что они стали обычным платёжным средством. Но откуда появился металл? Все серебряные рудники в Европе находились под контролем, а из Палестины храмовники сумели вывезти лишь небольшое количество серебра. Те, кто знал этот секрет, молчали. Тамплиеры вообще о многом молчали. Так, устав ордена был известен только рыцарям, но и те не могли его хранить у себя, чтобы он не попал в руки непосвящённых, даже из числа членов ордена.

    На протяжении 200 лет тамплиеры не боялись никого и ничего. Могущество ордена росло. Но одновременно росло и недовольство этим транснациональным спрутом, пользовавшимся непомерными привилегиями и намертво присосавшимся к финансам всех европейских стран. Та цель, ради которой создавался орден, давно ушла в прошлое. Осталась лишь замкнувшаяся на себе, обслуживающая лишь свои собственные интересы корпорация, существование которой не имело смысла ни с моральной, ни с политической, ни с экономической, ни с военной точек зрения.

    В 1307 года папа римский издал указ о роспуске ордена. Французский король Филипп Красивый осуществил внезапную и хорошо подготовленную операцию против руководителей тамплиеров. Рыцари-ростовщики были обвинены в ереси, их владения разгромлены, имущество конфисковано. Многие из арестованных «братьев» были казнены. С этого времени появляются слухи о том, что главные богатства ордена ускользнули из рук французского короля и до сих пор остаются скрытыми в тайниках, рассеянных по всей Европе, а возможно, и по всему миру.

    В 1745 году немецкий архивариус Шитман опубликовал найденный им документ, в котором утверждалось, что великий магистр ордена Жак де Моле накануне казни сумел передать юному графу Гишару де Боже следующее послание: «В могиле твоего дяди, бывшего великого магистра ордена де Боже, нет его останков. В ней находятся тайные архивы ордена. Вместе с архивами хранятся реликвии: корона иерусалимских царей и четыре золотые фигуры евангелистов, которые украшали Гроб Господень в Иерусалиме и не достались мусульманам. Остальные драгоценности находятся внутри двух колонн, против входа в крипту. Капители этих колонн вращаются вокруг своей оси и открывают отверстия тайника». Жак де Моле требовал от графа де Боже спасти сокровища и архивы ордена и «сохранить их до конца света».

    После того как Жак де Моле был сожжён, граф де Боже испросил у короля Филиппа Красивого разрешение увезти из Тампля прах своего родственника. Он якобы вынул из колонн золото и драгоценные камни и вместе с гробом перенёс архивы и ценности в новый тайник…

    Вскоре версия Шитмана получила косвенное подтверждение: одна из колонн в церкви тамплиеров в Париже оказалась… полой. Куда же переправил сокровище Гишар де Боже? Одни полагали, что золото было вывезено на Кипр — единственное место, где суд над тамплиерами окончился их оправданием, — и ныне хранится в старом орденском замке в Лимасоле (его безуспешно ищут здесь уже два столетия). Другие уверяли, что клад должен находиться в бывших владениях графов де Боже: естественнее всего было бы перенести гроб с мнимыми останками великого магистра в фамильный склеп его семьи! Последнее предположение считалось настолько вероятным, что во времена революции 1789 года замок де Боже был разобран и перекопан. Но ни в склепе, ни в подвалах сокровищ не оказалось…

    В 1870-х годах при реконструкции Парижа церковь тамплиеров была снесена. Оказалось, что одна из могил в подземелье пуста. Не исключено, что это и есть та самая мнимая могила магистра де Боже, в которой Жак де Моле хранил архив и сокровища ордена…

    Это открытие дало толчок новым поискам. В конце XIX века были найдены документы, гласящие, что графам де Боже, кроме родового поместья, принадлежал и замок Аржиньи в департаменте Рона. Эта средневековая крепость с башнями, сводчатыми воротами и глубокими рвами, заполненными водой, прекрасно сохранилась до наших дней. Особенно хороша башня, сложенная из хорошо отёсанных глыб местного камня. Она имеет наверху восемь амбразур и называется башней Восьми Блаженств.

    В 1952 году французская исследовательница де Грация, долгое время занимавшаяся изучением тайнописи тамплиеров, заявила: «Я обнаружила в Аржиньи „знаки-ключи“. Эти знаки фигурируют и на гербе у входа, и на стенах, всюду. Я узнала „египетский знак“, указывающий на существование здесь сокровища мирского и одновременно духовного». Действительно, замок Аржиньи весь испещрён странными знаками. Ключ ли это к сокровищам или магические заклинания — неизвестно. Во всяком случае, пока никому не удалось приподнять завесу таинственности, окутывающую клад тамплиеров, возможно, хранящийся в Аржиньи…

    В истории ордена существует множество пока ещё не объяснённых фактов. Некоторые из них касаются флота тамплиеров. Так, для связи с Англией и Португалией у них имелись порты на побережье Атлантического океана. Расположение портов нельзя логически объяснить, исходя из потребностей тамплиеров в Европе. Главной базой орденского флота был Ла-Рошель, расположенный в 150 километрах к югу от Нанта в устье реки Жиронды, на побережье глубокой бухты. Он был хорошо укреплён и неприступен как с моря, так и с суши. С этой точки зрения выбор тамплиеров нас не удивляет. Непонятно другое: зачем нужен был ордену порт, находящийся далеко к югу от Англии и далеко к северу от Португалии, дорога в которую была более безопасна и удобна по суше? Однако Ла-Рошель отнюдь не был для ордена второстепенным пунктом. Со всех сторон к нему сходились семь «дорог тамплиеров».

    Среди множества признаний, сделанных арестованными тамплиерами на следствии, интересен протокол показаний рыцаря Жана де Шалона. Он утверждал, что в ночь перед арестами из Парижа вышли три крытые повозки, гружённые сундуками с сокровищами ордена. Повозки сопровождал конвой из сорока двух рыцарей во главе с Гуго де Шалоном и Жераром де Вилье. Рыцари и груз должны были прибыть в один из портов на атлантическом побережье, где их ждали семнадцать кораблей ордена…

    Бросается в глаза непропорциональность количества кораблей и содержимого трёх повозок. Но, может быть, существовали и другие обозы, направлявшиеся в этот порт? Мы не знаем и того, что в действительности было в сундуках. Слово «сокровища» может быть обманчивым. Сегодня оно означает «собрание золота, серебра и других драгоценностей». В Средние века его применяли и для обозначения тайных архивов. Вполне возможно, что сокровища, вывезенные из Парижа, это секретные архивы ордена, которые надо было спрятать в надёжном месте.

    В какой порт могли направиться рыцари в ту тревожную ночь? Конечно, в порт, принадлежавший тамплиерам, то есть в Ла-Рошель. К нему вела охраняемая тамплиерами дорога, на которой можно было найти сменных лошадей. Мы не знаем, достиг ли груз пункта назначения. Известно только, что архивы ордена не значатся в списках экспроприированного людьми короля имущества, а имена рыцарей, сопровождавших груз, названы в числе тех, кто скрылся от ареста. В то же время среди кораблей храмовников, нашедших убежище в Португалии, не было кораблей из Ла-Рошели. Они исчезли…

    Логично будет связать всё сказанное выше в единую цепочку. Тогда перед исследователем неизбежно встают три вопроса:

    1. Откуда тамплиеры брали серебро — металл, которым они в какой-то момент буквально наводнили Европу?

    2. Зачем им был нужен порт Ла-Рошель?

    3. Куда ушли корабли, гружённые «сокровищами» ордена, которые удалось спасти в 1307 году?

    Французский историк Жан де ля Варанд отвечает на эти вопросы так: тамплиеры вывозили серебро из… Америки! Главным пунктом их трансатлантической торговли был Ла-Рошель, откуда корабли храмовников уходили к берегам Нового Света. Туда же, в Америку, уцелевшие рыцари переправили сундуки с сокровищами ордена…

    К сожалению, Варанд не называет источников своих сведений. Поэтому попытаемся сами найти подтверждения этой гипотезе.

    Одно из свидетельств можно найти, внимательно рассмотрев роспись фронтона церкви, построенной тамплиерами в городе Везле в Бургундии, которая датируется XII веком. Среди людей, окружающих Христа, можно ясно видеть мужчину, женщину и ребёнка с непропорциональными длинными ушными раковинами. Мужчина одет в убранство из перьев, похожее на одежду североамериканских индейцев. Женщина — с обнажённой грудью и в длинной юбке. Сегодня нам известно, что доколумбовы жители Перу имели обычай оттягивать уши, вставляя в мочки кольца из золота, меди или камня.

    Ещё одним доказательством того, что тамплиеры могли знать о существовании Америки, служат печати ордена, хранящиеся в Национальном архиве Франции. На одной из них, приложенных к документу, относившемуся к личному ведению великого магистра, видна надпись «тайна Храма». В центре изображена фигура человека, похожего на американского индейца. Он одет в набедренную повязку, на голове у него убор из перьев, такой же, какой носили индейцы Северной Америки, Мексики и Бразилии, в правой руке он держит лук.

    Тамплиеры, возможно, действительно знали о существовании Нового Света. И это была их великая тайна — настолько важная, что её сохранение было поручено лишь высшим иерархам ордена и самому великому магистру. Это была тайна тайн, в которую не были посвящены даже рыцари 1-го ранга.

    Но действительно ли тамплиеры добывали своё серебро на американских рудниках? Известно, что мексиканские индейцы, особенно тольтеки, были мастерами золотых и серебряных дел. В Перу металлургия была ещё более развита, чем в Центральной Америке. Здесь обрабатывали золото, серебро, шампи — сплав золота и меди, бронзу и даже платину. Индейцы умели плавить, ковать, сваривать металлы, отливать их в формы. К сожалению, от великолепных изделий доколумбовых обитателей Нового Света мало что осталось, так как конкистадоры переплавляли в слитки все драгоценные металлы, которые попадали им в руки.

    Медь была самым редким и ценным металлом. И серебро считалось более ценным металлом, чем золото. Однако индейцы не знали железа и не пользовались им. В то же время в языках некоторых индейских народов — инков, кечуа, гуарани — имелись слова, обозначавшие сталь и железо! Можно предположить — но не более того, — что какие-то выходцы из Европы (тамплиеры?) принесли с собой железные инструменты, но за время своего пребывания в Новом Свете так и не смогли научить индейцев искусству получения и обработки железа — ремеслу более сложному, чем обработка цветных металлов. К моменту прибытия испанцев в Перу, как и в Мексике, не могло остаться стальных инструментов. Но название железа сохранилось.

    На протяжении по крайней мере ста пятидесяти лет слитки серебра доставлялись тамплиерами из Южной Америки в Европу. Правда, совершенно непонятно, почему вместе с серебром не вывозилось и золото? Ведь после открытий Колумба именно золото на первых порах стало главной статьёй испанского вывоза из Америки в Европу! Нет, похоже всё-таки, что в гипотезе Варанда слишком много натяжек и выдумок…

    Попытаемся ответить и ещё на один вопрос. Допустим, что серебро, которым пользовались тамплиеры, добывалось в Южной Америке и порт Ла-Рошель на берегу Атлантического побережья Франции был построен специально для ввоза американского серебра. Но куда ушли корабли, на которые были погружены секретные архивы ордена, таинственно исчезнувшие в 1307 году?

    Корабли с тамплиерами, избежавшими ареста в 1307 году, и, возможно, с секретными архивами ордена, тоже могли найти убежище в Новом Свете. Одним из адресов их убежища называется Мексика, другим, более вероятным — атлантическое побережье Северной Америки. Именно здесь, на острове Оук, расположенном у побережья Ньюфаундленда, в начале XIX века была найдена таинственная шахта, сооружённая, по всей видимости, опытными строителями, хорошо разбиравшимися в гидротехнике. Известно, что тамплиеры строили замки, оборудованные всевозможными хитроумными тайниками и системами защиты. Ещё один аргумент в пользу этой гипотезы: остров Оук, как уже говорилось, находится у побережья Ньюфаундленда. Именно здесь современные историки помещают легендарную страну Винланд, открытую Лейфом Эрикссоном, страну, на протяжении X–XII веков неоднократно посещавшуюся норманнскими мореплавателями. И именно от норманнов тамплиеры могли узнать о существовании Нового Света, но, в отличие от своих предшественников, они подошли к этой теме более практично…

    Среди многих индейских племён Северной Америки исследователи отмечают различные следы присутствия тех или иных форм христианских верований, которые не могли быть привнесены после европейской колонизации Нового Света и имеют гораздо более раннее, доколумбово происхождение. Для объяснения этих религиозных и этнографических аномалий обычно привлекаются самые разные версии. Но по крайней мере в некоторых случаях речь может идти о миссионерской деятельности тамплиеров.

    Возможно, что, отправляясь в Америку, храмовники полагали, что речь идёт о временном убежище. Но их расчёты не оправдались. Орден исчез навсегда. Оставшись в изоляции за океаном, тамплиеры могли насаждать свою веру, которая граничила с ересью, среди диких индейских племён. Но шло время, и никто не занимал место ушедших из жизни. Через пятьдесят лет после прибытия храмовников в Новый Свет в живых не осталось ни одного белого человека…

    Таинственное сокровище Ренн-Ле-Шато

    1 июня 1885 года в маленький приход в деревушке Ренн-ле-Шато приехал новый священник, 33-летний Беранже Соньер. Это был красивый, крепкого сложения мужчина, энергичный и очень неглупый. Казалось, ему уготована блестящая карьера — в семинарии он считался одним из первых. Однокашники прочили Соньеру место где-нибудь в Париже или, на худой конец, Марселе. Однако молодой кюре настоял на приходе в маленькой, забытой Богом деревушке, затерянной у подножия Восточных Пиренеев с населением всего-то 200 человек, в сорока километрах от ближайшего города — Каркассона. На пирушке, устроенной молодыми людьми по случаю выхода из стен семинарии, Соньер так объяснил свою добровольную ссылку: «Хочется отдохнуть от суеты, удалившись в приход скромный и нравственно здоровый. К тому же я вырос в соседней деревне. Ренн-ле-Шато для меня — второй дом».

    Церковь Святой Марии Магдалины, вверенная заботам новоиспечённого священника, от времени и непогоды превратилась в руины; крыша протекала, да так, что потоки дождевой воды обрушивались прямо на совершающего службу кюре и прихожан. Дом священника совсем развалился, и потому Соньер был вынужден поселиться у одной из своих прихожанок, Александрины Марро.

    В ту пору жалованье священнослужителям платило государство. Случилось так, что Соньер однажды во время какой-то избирательный кампании произнёс проповедь, которую власти сочли вольнодумной, за что внесли его в «чёрный список» и лишили денежного содержания. Теперь он стал не просто бедным, а нищим в прямом смысле этого слова. Беспросветная нужда вынудила кюре отказаться от услуг госпожи Марро и с грехом пополам устроиться в полуразрушенном домике у церкви. Он влез в долги и с трудом добывал себе пропитание, охотясь и ловя рыбу. Однако прошло время, и Беранже Соньер неизвестно на какие деньги нанял служанку — работницу шляпной мастерской по имени Мари Денарно, которая верно служила ему до последнего вздоха. Все последующие годы эти двое, столь разные по характеру и образованию, были связаны какой-то неведомой загадочной силой, которая сделала их верными союзниками. И даже когда Беранже Соньер уже добился потрясающего успеха и жил в роскоши, он даже не подумал расстаться с Мари. А она, в свою очередь, на склоне лет, измученная болезнями и одиночеством, не поддалась ни на какие уговоры и щедрые посулы и не раскрыла тайну, которой владели только Соньер и она…

    …Кюре стойко переносил лишения, но, к счастью, некий аббат Понс завещал приходу Ренн-ле-Шато 600 франков. В 1888 году благодаря этому скромному пожертвованию Соньер смог начать в храме самые необходимые ремонтные работы. Немного позже он обратился в муниципалитет с просьбой выделить средства на реставрацию церкви. Деньги в сумме 1400 франков ему дали, но в долг, и кюре абсолютно не знал, когда и каким образом он сумеет погасить задолженность.

    В конце 1891 года был начат ремонт центрального алтаря, который покоился на двух очень древних столбах, оставшихся, предположительно, ещё со времён владычества вестготов и украшенных тонкой резьбой в виде крестов и загадочных букв. С помощью рабочих с алтаря была снята плита, и тут реставраторов ждал сюрприз: один из столбов оказался полым. Соньер сунул руку в сероватую труху, которая заполняла столб, и извлёк на свет четыре деревянные трубки, залепленные с двух концов воском. На воске виднелись оттиски каких-то странных печатей. Трубки тут же распечатали, и из них выпали пергаментные свитки. Как оказалось, они были спрятаны здесь около 1790 года аббатом Антуаном Бигу, предшественником Соньера, и содержали в себе текст, написанный латинскими буквами, и изображения трёх генеалогических древ.

    Текст, на первый взгляд, казался бессмысленным, и только очень внимательный читатель мог заметить, что одни буквы в тексте чуть выше других. Если читать их подряд, то выходило довольно связное послание: «A DAGOBERT II ROI ET A SION EST CE TRESOR ET IL EST LA MORT» («Это сокровище принадлежит королю Дагоберту и Сиону, и оно — смерть»). Кроме этой фразы, в тексте значились какие-то цифры.

    Слухи о странной находке взбудоражили маленькое селение. На совет мэра сдать найденные древности в муниципальный архив Соньер ответил, что лучше продать эту диковинку за кругленькую сумму, например Парижу. Туда муниципалитет и отрядил предприимчивого кюре, оплатив ему все расходы.

    Прибыв в Париж, Беранже Соньер отправился к руководителю семинарии в Сен-Сюльписе аббату Бьелю, специалисту в области лингвистики, тайнописи и палеографии. Парижский свет знал его также как не последнего человека в эзотерических группах, сектах и тайных обществах, занимавшихся оккультизмом. Кюре провёл в столице три недели, во время которых посетил Лувр и заказал копии трёх картин: «Аркадские пастухи» Пуссена, «Святой Антоний-отшельник» кисти Тенирса и портрет папы Целестина V неизвестного художника. Довольно странный набор!

    По неизвестной причине Бьель не вернул Соньеру древние манускрипты (впрочем, кюре на всякий случай их скопировал). В Каркассоне Соньер навестил епископа и после разговора с ним получил «за труды» 2000 франков, которые позволили ему расплатиться с муниципалитетом и продолжить реставрационные работы. Вскоре он извлёк из земли интересную резную плиту, относящуюся к VII–VIII векам и, возможно, закрывавшую вход в старинный склеп. А дальше начали происходить и вовсе странные вещи: на местном кладбище кюре нашёл могилу маркизы Марии д’Отпуль де Бланшфор, скончавшейся около 100 лет назад. На её надгробном камне была вырезана… точная копия послания, содержавшегося в одном из найденных свитков! И Соньер… уничтожает эту надпись (не зная, впрочем, что она незадолго до этого была скопирована членами археологической экспедиции из числа местных любителей истории).

    В сопровождении верной Мари Денарно Соньер обошёл окрестности в поисках других надгробных камней. Каких именно — знал только он. А ещё сельский кюре вступил в активную переписку со всей Европой; затем начал какие-то неясные дела с различными банками и, наконец, инкогнито начал выезжать в путешествия, не разглашая своих маршрутов, после чего на имя Мари Денарно вдруг стали поступать крупные денежные переводы из разных стран…

    Дальше — больше. Кюре вдруг совершает какие-то необъяснимые траты, которые, как окажется после его смерти, исчислялись миллионами франков! То, что у священника и его подруги завелись немалые деньги, Соньер объяснял просто: наследство. Но никто в округе в него не поверил: уж больно подозрительны были те подарки, которые он раздавал своим друзьям. Так, одному достался старинный кубок тончайшей работы, другому — драгоценное собрание монет VI–VII веков…

    По деревне ходили слухи, что Соньер нашёл клад пастуха Игнаса Пари. Историю этого пастуха знал каждый мальчишка в округе. Местная легенда рассказывала, что в 1645 году тот возвратился домой с карманами, полными золотых монет. Объяснил он свою находку так: разыскивая заблудившуюся овцу, набрёл в горах на пещеру, внутри которой и обнаружил сундуки, ломившиеся от сокровищ. Отвести односельчан к этой пещере пастух отказался, и те, сочтя Игнаса лгуном, просто повесили его как вора.

    Соньер щедро делился своим богатством: часть его денег была направлена на благоустройство деревни (строительство дороги, водопровод) и материальную помощь её наиболее бедным жителям. А вот что касается церкви, то над её портиком была выгравирована надпись на латинском языке: «TERRIBILIS EST LOCUS ISTE» («Ужасно это место»), а сама церковь полностью перестроена. По завершении основных работ кюре Соньер пригласил группу искусных резчиков по камню и художников, чтобы они занялись внутренним убранством храма. Соньер лично следил за воплощением всех своих планов в жизнь, сам составлял тексты надписей, трижды заставлял мастеров переписывать сцену распятия. Одна эта роспись обошлась ему в 11 000 франков!

    Все работы были завершены в 1897 году, и одному Богу известно, почему церковь всё-таки была освящена епископом Каркассонским Бийаром: результат «ремонта», мягко говоря, удивлял. Судите сами: стоило войти внутрь храма, как у посетителя тотчас возникала какая-то непонятная тревога. Кропильницу у входа поддерживал донельзя безобразный бесёнок, а когда глаза привыкали в полумраку, то можно было различить уже целую толпу невообразимо уродливых созданий, гримасничающих, словно клоуны, застывших в непристойных позах, раскрашенных в яркие цвета и уставившихся на гостей ужасными стеклянными глазами. Непонятно почему, но в храме было множество надписей на иврите.

    Между тем кюре продолжал пускать деньги на ветер. Возвёл, например, на вершине горы трёхэтажную зубчатую башню, которую нарёк башней Магдалины. Он лично следил за тем, как она будет сориентирована, и требовал от строителей буквально математической точности. На другом конце своих владений Соньер построил огромную виллу, назвав её Вифанией в честь библейского селения; затем обустроил здесь прекрасную оранжерею и разбил чудесный парк с водоёмом. Кюре кидал деньги направо и налево, покупая редкие китайские вещи, дорогие ткани, античные мраморы, собрал великолепную библиотеку. Он даже устраивал банкеты для прихожан, делал им дорогие подарки. Высшие церковные власти закрывали на всё это глаза, но после смерти епископа Бийара новый епископ Каркассона потребовал от Соньера объяснений. Он отстранил кюре от должности и выдвинул против него ряд обвинений. Однако неожиданно за Соньера заступился кто-то в Ватикане, куда Соньер подал апелляцию в свою защиту.

    17 января 1917 года с Соньером случился удар. К нему пригласили священника из соседнего прихода. Тот заперся в комнате с больным, и после исповеди вышел оттуда, как свидетельствуют очевидцы, в большом смятении. По его словам, он отказал умирающему в последнем причастии, так что Соньер умер, так и не получив отпущения грехов.

    В своём завещании Соньер объявил, что у него за душой нет и сантима. Однако его верная Мари продолжала жить на вилле хозяина вплоть до 1946 года, ни в чём не нуждаясь, и только обмен купюр, проведённый по приказу правительства Рамадье, разорил бывшую служанку. Целый день она жгла у себя в саду множество толстенных пачек обесценившихся бумажек. В 1953 году с ней, как и с Беранже Соньером, случился удар, и вскоре она умерла, унеся свою тайну в могилу. Впрочем, кое о чём она всё-таки проболталась своему близкому другу Ноэлю Корбю. По её словам, старинный пергамент, найденный под алтарём, содержал зашифрованные сведения о местонахождении огромного клада, а ключом к тайне явилась картина Пуссена «Аркадские пастухи» (её копию и приобрёл Соньер во время поездки в Париж).

    На картине изображены трое пастухов и пастушка, которые, окружив старинную могилу, созерцают на ней надпись: «ETINARCADIAEGO» а на заднем плане изображён какой-то безликий горный пейзаж, якобы выдуманный художником. В 1970 году в десяти километрах от Ренн-ле-Шато, у деревни Арк, была найдена могила, совершенно идентичная той, которую рассматривали пастухи на картине: форма, размеры, расположение, растительность вокруг, даже кусок скалы, на которую опирается ногой один из пастухов, — всё совпадало. Когда могилу вскрыли, она оказалась пустой…

    Несомненно, что Соньер нашёл какое-то сокровище, но оно не объясняет ни особого интереса церкви к этому делу, ни снисходительности Ватикана по отношению к непослушному священнику, ни негласного разрешения на строительство странной церкви, ни отказа в последнем причастии. А может быть, богатство Соньера имеет другой источник — нематериальный? Может быть, оно является неким таинственным знанием, и в данной случае одно обменивается на другое: богатство на знание, и первое является платой за второе?

    Что за сокровища могли попасть в руки Соньера? Согласно одной версии, эти богатства принадлежали вестготским королям. Разграбив Рим, они вывезли оттуда несметную добычу. Когда на них напали франки, вестготы спрятали награбленное, но так никогда и не вернулись за сокровищами. Другая версия гласит, что клад, напротив, принадлежал франкским королям, которые заняли место вестготов. По третьей версии, во время крестьянского восстания 1250 года королева Бланш спрятала близ Ренн-ле-Шато фамильные драгоценности и золото, а сама вместе с семьёй бежала в Испанию.

    В 1956 году Рене Декадейа, хранитель библиотеки Каркассона, с несколькими энтузиастами предприняли раскопки в церкви Ренн-ле-Шато перед главным алтарём, где нашли немало любопытного. Например, череп мужчины с ритуальной зарубкой, а в саду дома Соньера — скелеты трёх мужчин со следами огнестрельных ранений. В 1960 году специальная комиссия из Парижа предприняла в храме новые раскопки. Что они нашли — осталось в тайне…

    Загадка замка Жизор

    Это произошло в 1944 году. В ту пору в замке Жизор, расположенном в Нормандии, в 63 км от Парижа, служил сторожем (и попутно — гидом) некто Ломуа. Привлечённый слухами о каком-то таинственном кладе, скрытом в недрах холма, на котором стоит замок, в одну из ночей он отправился раскапывать старый колодец, засыпанный землёй. Прокопав вглубь около 3 м, Ломуа обнаружил боковую галерею, ответвлявшуюся от ствола колодца и уходившую куда-то в глубь холма. Попытку пробраться в неё едва не закончилась трагедией: произошёл обвал, и Ломуа со сломанной ногой с большим трудом выбрался наверх. Впрочем, это не остановило его, и, едва оправившись от травмы, Ломуа вместе со своим другом вновь отправился на поиски загадочного подземного хода. После нескольких дней непрерывных работ они на глубине 16 м нашли пустую камеру размерами 4 x 4 м, потом — ещё одну горизонтальную галерею, проложенную в толще холма. Ни одно из этих сооружений не было связано с какими-либо другими подземельями. История становилась всё более загадочной. Было ясно лишь, что весь холм под замком Жизор пронизан какими-то подземными ходами и камерами. Но кто и с какой целью их построил?

    В марте 1946 года Ломуа возобновил раскопки. Идя от конца обнаруженной им боковой галереи, ему удалось углубиться под землю на 21 м. Здесь путь ему преградила каменная стена. Пробив в ней отверстие, Ломуа оказался в обширном подземелье. При свете фонаря он увидел, что это была настоящая старинная капелла романской архитектуры, длиной около 30 м, шириной 9 м и высотой 4,5 м. В дальнем конце зала располагался каменный алтарь с балдахином над ним. Вдоль стен стояли статуи Христа и двенадцати апостолов. Ломуа насчитал в часовне 19 каменных саркофагов длиной около 2 м каждый и не менее 30 старинных сундуков, скорее даже комодов, лежащих на полу. Каждый из них имел длину около 2,5 м, высоту 1,8 м и ширину 1,6 м. Вскрыть их Ломуа, по его словам, не сумел.

    Поднявшись на поверхность, кладоискатель явился в мэрию и рассказал о своей необыкновенной находке, но никто ему не поверил. Никто из чиновников не решился спуститься под землю, чтобы удостовериться в правдивости рассказа Ломуа. Лишь два человека — родной брат Ломуа и один армейский офицер — отправились по следам кладоискателя, но достичь капеллы они не сумели.

    Между тем городские власти обвинили Ломуа в том, что своими самодеятельными раскопками он мог повредить фундаменты замка и нанести тем самым ущерб историческому памятнику. Ломуа был уволен. Однако он не оставлял своей мечты добраться до таинственной капеллы и в 1952 году сумел убедить двух богатых людей вложить деньги в это предприятие. Однако власти Жизора в обмен на разрешение вести поиски пожелали получить 80 % сокровищ, если таковые удастся найти. При таких условиях предприятие не принесло бы никакой прибыли, и инвесторы отказались финансировать его. Потом загадочную капеллу искали ещё не раз. И хотя существование подземных галерей под замком Жизор подтвердилось, найти таинственный зал со статуями, саркофагами и сундуками не удалось пока никому. А между тем кто-то, говорят, даже нашёл в старых архивах рукописный рисунок этой капеллы, относящейся ко временам Средневековья. Легенды утверждают, что именно здесь, под замком Жизор, с XIV века хранятся наиболее важные тайны и сокровища знаменитого ордена тамплиеров…

    Замок Жизор действительно некоторое время находился в руках тамплиеров. Впрочем, история его начинается гораздо раньше — в IX столетии. Река Эпт, на которой стоит замок, на протяжении нескольких столетий служила рубежом между французскими и английскими владениями в Нормандии. По обеим её сторонам было выстроено множество замков, наиболее важным из которых был Жизор. Он занимает стратегически важный пункт на вершине холма, господствующего над долиной Эпта. Через Жизор пролегали две дороги из Парижа в Руан: по реке и по суше.

    Столь выгодно расположенный пункт вплоть до XV столетия оставался яблоком раздора. В 945 году французский король Людовик IV был вынужден отдать Жизор англичанам. В 1066 году другой французский король, Филипп I, отбил его у Вильгельма Завоевателя, но, увы, ненадолго. В 1087 году преемник Вильгельма Завоевателя, английский король Вильгельм II Рыжий полностью перестраивает Жизор; насыпает искусственный холм высотой 14 м и возводит на его вершине деревянные укрепления. В 1090 году новым владельцем замка становится рыцарь Тибо де Пайен — племянник Гуго де Пайена, основателя ордена тамплиеров. Так в первый раз судьба Жизора пересекается с судьбой знаменитого ордена…

    При Тибо де Пайене замок начал перестраиваться в камне. Холм был подсыпан и увеличен; на его вершине выросла внушительная, октагональная в плане цитадель. Перестройкой руководил архитектор Роберт Беллем, которому помогал другой зодчий, Лефруа, много работавший по заказам тамплиеров (в частности, он построил орденские замки в Беллеме и Ноже-ле-Ротруа, оба — с подземными капеллами, подобными той, что якобы видел в Жизоре кладоискатель Ломуа). А в 1128 году, когда замок уже был готов, в нём побывал и сам основатель ордена тамплиеров Гуго де Пайен. Рассказывают, что именно здесь, в Жизоре, знаменитый аббат Бернард Клервоский (1090–1153), сидя под сенью старинного вяза, собственноручно написал устав ордена тамплиеров.

    В 1119 году в Жизоре в присутствии папы римского Каликста II состоялась встреча королей Англии и Франции Генриха I и Людовика VI. На обратном пути в Англию корабль, на борту которого находились английская королева и единственный сын Генриха I, затонул. Сам король Генрих погиб у стен Жизора в 1135 году, убитый выстрелом из лука.

    В 1144 году Жизором овладел французский король Людовик VII. Желая прекратить многолетнюю вражду между Англией и Францией, архиепископ Кентерберийский Томас Бекетт начал в 1155 году переговоры на предмет заключения династического брака: принцу Генриху, сыну английского короля Генриха II Плантагенета, и принцессе Маргарите, дочери Людовика VII, предстояло, войдя в пору совершеннолетия, стать мужем и женой. В приданое за невестой Людовик VII отдавал замок Жизор, а пока будущие супруги не достигли совершеннолетия, замок переходил в попечение рыцарей ордена тамплиеров.

    В 1161 году бракосочетание юных принца и принцессы наконец состоялось, и Жизор перешёл в собственность английской короны. Король Генрих II завершил строительство замка. В том же 1161 году Людовик VII и Генрих II подписали в стенах Жизора договор о союзе, оказавшийся — как часто бывало в те времена — весьма кратковременным. В 1180 году новым королём Франции стал Филипп II Август, и давняя вражда двух стран возобновилась.

    В окрестностях Жизора король Филипп-Август и английский принц Ричард (будущий король Ричард Львиное Сердце) устраивали тайные встречи, интригуя против Генриха II (овладев троном, Ричард Львиное Сердце первое время сохранял добрые отношения с Филиппом-Августом). В 1188 году в Жизоре архиепископ Гийом Тирский в присутствии Филиппа-Августа и английского короля Генриха II призвал европейских монархов к Третьему крестовому походу. Этот поход начался в 1188 году, но английских рыцарей повёл в поход уже новый король — Ричард Львиное Сердце.

    Филипп-Август вернулся из крестового похода гораздо раньше Ричарда (в 1192 году, на обратном пути из Святой земли, английский король попал в плен к германскому императору) и, ссылаясь на заключённый на Сицилии договор между двумя монархами, потребовал передать Жизор под власть французской короны. Комендант замка отказался выполнить это требование в отсутствие короля. 20 июля 1193 года французская армия штурмом взяла Жизор.

    Вернувшись из плена, Ричард Львиное Сердце начал военные действия против своего бывшего друга и союзника. Англичанам удалось быстро отвоевать ряд замков в Нормандии. Ричард Львиное Сердце укрылся в Жизоре в ожидании решающей схватки. Однако в 1199 году король Ричард был смертельно ранен под стенами замка Шалю. В том же году Жизор и его окрестности окончательно были присоединены к Франции.

    В 1307 году начался разгром ордена тамплиеров. Французский король Филипп Красивый осуществил внезапную и хорошо подготовленную операцию против руководителей ордена. 29 ноября 1308 года в Жизор были привезены несколько тамплиеров высоких рангов. Они оставались здесь в заключении до 1314 года. Об этом напоминает сегодня название входной башни замка: башня Узников. Хотя она и была серьёзно повреждена в годы Второй мировой войны, на стенах помещений второго и третьего яруса до сих пор сохранились надписи, оставленные заточёнными здесь тамплиерами.

    В 1419 году, во время Столетней войны, Жизор после трёхнедельной осады был захвачен войсками герцога Кларенса. Англичане существенно перестроили замок. Реконструкция была главным образом направлена на то, чтобы средневековые укрепления могли устоять перед лицом нового грозного оружия: артиллерии. В 1449 году Карл VII вернул себе Нормандию вместе с Жизором, и с той поры замок уже не видел у своих стен чужих солдат. Впрочем, военное значение Жизора быстро сошло на нет: развитие артиллерии не оставило никаких шансов старинным твердыням. В 1599 году замок был исключён из списка французских крепостей.

    А что же клад тамплиеров? Действительно ли в недрах холма под Жизором скрывается таинственная капелла со скульптурами, саркофагами и загадочными сундуками? Ответ на этот вопрос, возможно, когда-нибудь будет найден. Пока же можно сказать одно: если эта капелла и существует, то она вряд ли может быть связана с орденом тамплиеров. Вспомним: ведь, строго говоря, замок находился во временном управлении рыцарей-храмовников лишь три года: с 1158 по 1161 год, и им не было никакого смысла укрывать что-либо в крепости, которая им не принадлежит. Но средневековая история Жизора и без тамплиеров была довольно бурной, и кто знает: может быть, действительно кто-нибудь из его владельцев пожелал скрыть некую тайну в глубоких подземельях замка?

    Сокровища Монтесумы

    С именем легендарного конкистадора Эрнана Кортеса (1485–1547) связано не только покорение империи ацтеков, но и множество легенд о несметных сокровищах, бесследно пропавших или спрятанных в тайниках. Одна из наиболее известных историй подобного рода — легенда о сокровищах Монтесумы. Что лежит в основе этого предания?

    …8 ноября 1519 года отряд Эрнана Кортеса, насчитывавший около 250 человек, вступил в столицу ацтеков Теночтитлан. Ацтекский правитель Монтесума — все без исключения источники, и испанские, и индейские, характеризуют его резко отрицательно, подчёркивая такие черты характера, как трусость, суеверность и чудовищную жестокость (ежегодно по приказу Монтесумы умерщвлялось до пятидесяти тысяч человек, включая детей), — официально пригласил испанцев в свою резиденцию в качестве гостей и устроил им небывало помпезную встречу. Сразу же после торжественного въезда Кортеса в Теночтитлан Монтесума нанёс конкистадору визит и предоставил в его распоряжение дворец своего предшественника, Ашайакатля.

    На третий день пребывания во дворце испанцы обнаружили в одной из комнат свежую кирпичную кладку. Не долго думая, они проломили стену и оказались в обширном зале, буквально набитом несметными богатствами! Здесь лежали тысячи золотых и серебряных предметов, слитки, золота, дорогие ткани, драгоценные камни, золотые столовые приборы… Все эти сокровища некогда принадлежали императору Ашайакатлю.

    Кортес благоразумно сделал вид, что ему ничего не известно об этом тайнике. Он приказал своим солдатам вновь замуровать «золотую комнату» и хранить молчание. Его расчёт оказался верен: втайне стремясь поскорее избавиться от пришельцев, Монтесума сам подарил всю эту сокровищницу испанскому королю Карлу V, предложив Кортесу как можно скорее доставить драгоценный дар в Испанию (то есть, говоря недипломатическим языком, — убраться побыстрее).

    Но Кортес вовсе не спешил в Испанию. Он прекрасно видел, что помимо «золотой комнаты» в Теночтитлане есть ещё немало другой добычи и нет никакого резона оставлять это золото и серебро дикарям. Правда, до того как овладеть этими богатствами, ему предстояло гораздо более сложное и неприятное дело: разрешить давний спор с губернатором Кубы Диего Веласкесом. Завидуя успехам Кортеса, Веласкес отправил в Мексику военную экспедицию, которая должна была захватить знаменитого конкистадора и доставить его в Гавану. Оставив в Теночтитлане большую часть своих солдат во главе с Педро де Альварадо, Кортес выступил в поход против людей Веласкеса.

    В мае ацтеки отмечали большой праздник, посвящённый божеству Уицилопочтли. Они обратились к Альварадо с просьбой разрешить им совершить торжественное богослужение. Альварадо дал согласие, но с условием: в главный храм все должны явиться безоружными. Индейцы приняли это условие. Со всех концов страны на праздник в Теночтитлан собрались знатные ацтеки, с головы до пят увешанные золотыми украшениями. Пришли на празднество и испанцы. Но, в противоположность ацтекам, — не безоружные…

    По знаку Альварадо испанцы обнажили мечи и обрушили их на головы ацтеков. Почти все участники ритуала были перебиты. В руки конкистадоров попали множество золотых украшений и драгоценных камней. Однако вероломство испанцев вызвало возмущение индейцев, и весь Теночтитлан восстал. Положение спасло лишь возвращение Кортеса.

    Сражение, как повествуют хроники индейцев, началось в тот момент, когда Кортес вступал во дворец. Штурм следовал за штурмом, силы испанцев таяли. В этой критической ситуации на помощь конкистадорам пришёл трусливый Монтесума. В торжественном облачении он вышел на крышу дворца, и ацтеки мгновенно пали ниц перед своим повелителем. Монтесума призвал индейцев сложить оружие, обещая, что испанцы сами, без боя покинут Теночтитлан. Это вызвало волну возмущения. «Ты баба, ты позорище ацтеков, Монтесума!» — кричали индейцы. В ничтожного императора полетели камни и стрелы. Монтесума был тяжело ранен и вскоре умер.

    Ацтеки продолжали атаковать испанцев. Кортес понял, что ему не устоять. В полночь 1 июля 1520 года он отдал приказ отступать. Наступила ночь — несомненно, самая тяжкая в жизни Кортеса. Позже испанский хронист и участник этих событий Берналь Диас назовёт её «ночью печали». Единственным путём отступления для испанцев служила дамба через искусственное озеро, которую ацтеки успели разрушить в нескольких местах. Солдатам Кортеса приходилось переправляться вплавь. С кровель дворцов, с берегов озера, с дамбы на испанцев сыпался град стрел и камней. Десятки испанцев пошли ко дну. Та же судьба постигла и караван мулов, нагруженных сокровищами Монтесумы. Выбравшись на берег, Кортес понял, что вся его добыча лежит на дне…

    После того как конкистадоры оставили Теночтитлан, ацтеки подняли драгоценный груз со дна озера, присовокупили к нему сокровища столичных дворцов и храмов и отправили всё это золото и серебро на север Мексики. Где-то там, в горах Сьерра-Мадре, а возможно, и ещё дальше — в Аризоне или в Юте, «сокровища Монтесумы» были тщательно укрыты в хорошо замаскированных тайниках.

    В первых числах июня 1521 года отряд Кортеса, пополнившийся новыми бойцами, снова подступил к Теночтитлану. Осада столицы ацтеков продолжалась около двух месяцев. 13 августа 1521 года, когда силы оборонявшихся были уже истощены, испанцы захватили на озере спасавшийся бегством чёлн, в котором оказались предводитель обороны Теночтитлана — последний ацтекский правитель Куаутемок, его жена — она же младшая дочь Монтесумы, и несколько знатных вельмож. С пленением Куаутемока завершилось сражение за Теночтитлан. Город лежал в развалинах, десятки тысяч его жителей были убиты. Кортес пытался выведать у Куаутемока тайну сокровищ Монтесумы, но индейский вождь наотрез отказался сообщить, где спрятано золото. Его жестоко пытали, но и под пытками Куаутемок ничего не сказал.

    Сокровища Монтесумы искали многие годы. На территории Мексики их не нашли. Многие годы спустя индейцы Аризоны рассказывали легенду о том, как однажды большой караван бронзоволицых носильщиков с тяжёлым грузом на плечах проследовал через горные перевалы на север, к реке Колорадо. Его сопровождали воины, украшенные перьями, с кожаными щитами и копьями в руках. Обратно не вернулся ни один человек…

    Золото инков

    Сколько крокодиловых слёз было пролито разного рода авторами по поводу горькой судьбы «миролюбивых индейцев», в одночасье ставших жертвами «алчных конкистадоров»! Как только не клеймили они Кортеса и Писарро в порывах «благородного» гнева! Между тем за этой бурей искусственно нагнетаемых эмоций совсем скрылся из виду простой вопрос: а откуда взялось такое изобилие золота, к примеру, у могущественных вождей империи инков? Плоскогорья Южного Перу — историческая родина инков — сравнительно небогаты этим металлом. Каким же образом достались «миролюбивым» инкам их сказочные богатства?

    Империю инков называли не только «империей Солнца», но и «империей золота». Согласно представлениям инков, между золотом и ними, «сыновьями Солнца», существовала особая, мистическая связь. Золото было своеобразным тотемом владык империи Тауантинсуйу. Именно поэтому правители этой империи — Великие Инки — объявили золото своей собственностью. Всё золото, независимо от того, находилось ли оно ещё в земле или же было из неё извлечено, принадлежало только одному человеку — императору.

    Золото украшало храмы Солнца и дворцы всесильных владык огромного государства. «Миролюбивые» инки так же рвались обладать золотом, как рвались к нему «алчные» испанские конкистадоры. Ведя непрерывные захватнические войны, инки расширили пределы своей империи до невероятных пределов и повсюду на захваченных ими территориях взимали с покорённых племён дань золотом. Самую большую добычу «сыновья Солнца» получили после захвата государства индейцев чиму, занимавшего прибрежные территории Северного Перу. Награбленное в городах и храмах чиму золото инки вывезли в Кахамарку: по иронии судьбы, именно в этот город Франсиско Писарро будет свозить захваченные им сокровища инков…

    Столица инков, город Куско, являлась настоящим городом золота: здесь в прямом смысле слова сосредоточивалось всё золото Южной Америки. Инки под страхом смертной казни запрещали выносить из города жёлтый металл, хоть раз побывавший в Куско. Ежегодно со всех концов империи в Куско поступало 15 тысяч арроб золота (1 арроба — 11,4 кг). Таким образом, можно подсчитать, что во время правления инков в столицу их империи было доставлено совершенно невообразимое количество золото: от 50 до 100 тысяч тонн!

    На заре истории инков золото имело в их глазах сакральный характер и служило доказательством исключительности инков и символом их сверхъестественной связи с Солнцем — небесным отцом. В последующие века золото стало символом головокружительного богатства «сыновей Солнца», самовластно объявивших себя воплощением солнечного божества, владыками всего мира. С помощью золота они демонстрировали свою мощь, безграничное богатство и… столь же безграничную спесь, алчность и жестокость.

    Испанцы, ступившие на землю Перу, в глазах тринадцатого Великого Инки Атауальпы были ничтожествами, чем-то вроде блох. Сын и наместник божественного Солнца вряд ли бы снизошёл до встречи с этими жалкими червяками, если бы не настойчивость Франсиско Писарро и дипломатический талант и опыт Эрнандо де Сото. Долгожданная для испанцев встреча началась с того, что перед Атауальпой предстал монах-доминиканец Винсенте де Вальверде. Слова, с которыми он обратился к инкскому вождю, были темны и непонятны: монах говорил о Боге-отце, сотворившем мир, о его единородном сыне Иисусе Христе, который страдал за людей и умер на кресте…

    Атауальпа слушал пришельца с недоумением, постепенно сменявшимся яростью: о каком Боге толкует этот странный человек, когда он, Атауальпа, и есть бог? Что это за Бог такой, который мог воплотиться в человека, пожертвовать собой и умереть мученической смертью ради спасения людей? Это он, Атауальпа, одним мановением руки отправляет на смерть тысячи людей! Только что по его приказу были зверски умерщвлены тысячи жителей Куско, поддержавших его мятежного брата Уаскара. 35 братьев Уаскара (бывших вместе с тем и сводными братьями самого Атауальпы), 80 детей ненавистного соперника, его многочисленные жёны и наложницы, включая беременных, были посажены на колья или живьём забиты камнями. Палачи Атауальпы сдирали кожу с живых людей, ещё не родившихся детей вырывали из чрева матерей…

    Самого Уаскара милосердный бог Солнца пощадил: он просто посадил его, связанного по рукам и ногам, смотреть на то, в каких страшных муках умирают его дети. Уаскар молча наблюдал за этим кошмаром, и лишь запёкшиеся уста пленника еле слышно шептали молитву: «О Виракоча, творец вселенной! Пусть так же воздастся тому, кто так со мной поступает. И пусть когда-нибудь ему самому придётся увидеть своими глазами то, на что я должен теперь смотреть…»

    И вот этот час, о котором молил Уаскар, наступил. 177 испанцев стояли перед 50-тысячной ордой «сыновей Солнца», в то время как само «божество» с нарастающим гневом слушало речи Вальверде. Конфликт цивилизаций был неизбежен: эти люди жили в разных мирах и в прямом, и в переносном смысле слова. Пожалуй, их роднило только одно: неутолимая жажда золота…

    Первые же выстрелы двух испанских пушек вызвали панику в рядах армии Атауальпы. Поражение «сыновей Солнца» было полным. «Божество», восседавшее на носилках из чистого золота, в мгновение ока было свергнуто с пьедестала своего величия, превратившись в жалкого пленника.

    Атауальпа предложил за себя выкуп: в обмен на жизнь и свободу он обещал наполнить золотом на высоту поднятой вверх руки весь огромный зал, в котором содержали пленника. Писарро дал «богу Солнца» два месяца сроку. Во все концы страны были разосланы гонцы с узелковыми письмами-кипу: узлы разной формы и размера говорили, сколько золота должна доставить в Кахамарку та или иная провинция. Выкуп был собран, однако принц Уаскар, содержавшийся по повелению императора под стражей, сумел отправить к Писарро своего посла с предложением: он заплатит испанцам ещё больший выкуп, если те помогут ему вернуть престол. Атауальпа заволновался: жестокий и малодушный трус, он боялся Уаскара больше, чем всех испанцев, вместе взятых. Он отдал своим подчинённым приказ немедленно убить Уаскара.

    Приказ императора инки выполнили без промедления: Уаскар был утоплен. Лёгкость, с которой «божество» отправило на смерть своего сводного брата, покоробила даже видавших виды испанцев, среди которых отнюдь не было смирных овечек. Атауальпу предали суду трибунала, который приговорил императора к смертной казни. В числе выдвинутых против него обвинений на первом месте стояло убийство Уаскара. 29 августа 1533 года Атауальпа был задушен. Новым императором при поддержке испанцев стал Манко II, брат убитого Уаскара.

    Эти события послужили питательной почвой, на которой выросли и буйно расцвели десятки слухов о несметных сокровищах инков, якобы спрятанных ими от конкистадоров. Рассказывают, например, что накануне казни обречённый Атауальпа передал верным людям узелковое письмо-кипу: тринадцать узелков были привязаны к слитку золота. Что это могло значить? Будто бы сразу после этого многие сокровища из храмов инков бесследно исчезли. Легенда гласит, что караваны носильщиков унесли и спрятали их где-то высоко в горах, в глубоких пещерах на склонах Анд. Там они и пребывают до сего дня…

    Взяв в плен Атауальпу, Писарро направил в Куско трёх своих людей, которые в первый же день захватили в святилищах инков около 100 центнеров золота. Потом в столицу Тауантинсуйу прибыл весь отряд Писарро. Общая сумма захваченной здесь испанцами добычи составила 588 226 песо золота и 164 558 марок серебра (одно песо соответствовало 46 граммам золота и стоило 450 марок. Серебряная марка была в несколько раз тяжелее золотого песо). Доля каждого из рядовых участников похода составила 4 тысячи песо золота и 70 марок серебра. Однако испанцам было этого мало: ходили слухи, что все добытые ими сокровища представляют собой лишь часть истинного богатства Куско.

    Особенно охотно подхватили эти слухи новые пришельцы из Старого Света, опоздавшие к дележу сказочных богатств империи Тауантинсуйу. Сразу же после похода Писарро было предпринято бессчётное количество попыток отыскать недостающую часть «золота Куско». До сих пор искатели сокровищ не оставили попыток отыскать спрятанное золото инков в подземных лабиринтах, якобы находящихся под крепостью Саксауаман — цитадели столицы инков. Версия о том, что золото инков сокрыто именно под Саксауаманом, опирается на многочисленные слухи и легенды. Рассказывают, например, о случае с двумя индейскими мальчиками, произошедшем уже в XX столетии: они будто бы заблудились в подземелье могучей крепости и целых три дня о них не было ни слуху ни духу. Потом они всё-таки выбрались на свет Божий, причём вышли на поверхность уже на территории самого города — в районе монастыря Санто-Доминго. Из этого продолжительного путешествия по подземельям Саксауамана, а затем по каким-то загадочным переходам под самим городом Куско, мальчики принесли золотой початок кукурузы, изготовленный древними инкскими ювелирами. По словам мальчиков, они нашли его в подземельях…

    Впрочем, помимо случайных мелких находок, золотые сокровища Куско так до сих пор и не обнаружены. Между тем, по подсчётам энтузиастов, они должны составлять десятки, если не сотни тонн! Рассказывают, что когда Великий Инка Манко II встретился с испанским послом Руисом Диасом, он высыпал на стол бокал кукурузных зёрнышек. Одно из этих зёрнышек Манко взял в руки и сказал: «Это всё, что вам досталось из золота инков». Затем показал на оставшиеся зёрнышки и сказал: «А это то золото, которое осталось у нас». Манко II предложил послу следующее: он отдаст ему всё золото инков, если белые навсегда покинут Тауантинсуйу. Но испанцы не согласились на это заманчивое предложение. Так что сокровища инков до сих пор лежат где-то в тайниках и ожидают своего счастливого первооткрывателя…

    Испанским конкистадорам, возможно, не удалось завладеть и личными сокровищами инкских императоров. Эти сокровища хранились не в Куско, а в других местах империи, куда белые проникли гораздо позже. Так, к примеру, известно, что большой клад могущественного Великого Инки Пачакути хранился в неприступном, возвышающемся на скале городе Писаке, в трёх больших пещерах неподалёку от вершины горы Писак. Сокровища Инки Уайна Капака, который был, по словам хроник, «большим любителем золота», хранились в перуанском городе Юкай. В городе Чинчеро, по слухам, хранятся сокровища Великого Инки Тупака Юпанки. Известно также, что множество сокровищ находилось в труднодоступном городе Мачу-Пикчу, который был открыт Хайремом Бингемом только в 1911 году. Испанские завоеватели не могли завладеть этими сокровищами хотя бы потому, что в Мачу-Пикчу вплоть до XX века не ступала нога белого человека. Наконец, существует предание о том, что где-то под непроницаемой завесой джунглей таятся затерянные города инков Вилькабамба, Виткос, Пайтити. В этих загадочных городах также, должно быть, хранится золото, спрятанное инками от ненасытных завоевателей…

    Сокровища Андрея Старицкого

    Редкий путешественник доберётся до старинного села Микулина — находится оно вдалеке от больших дорог, на самой границе Московской и Тверской областей. Над поймой тихой и светлой речки Шоши, окружённый оплывшими, но всё ещё внушительными валами, среди вековых берёз стоит древний собор Михаила Архангела — усыпальница последнего князя Микулинского Семёна Ивановича, «мужа, известного умом и храбростию», участника взятия Казани и Ливонской войны. Только собор и эти заросшие травой валы, усеянные белыми цветами земляники, напоминают о тех давних годах, когда Микулин был одним из важнейших тверских городов и центром удельного княжества.

    Микулин был построен тверичами для защиты Твери с юго-запада, со стороны Волоколамска, а первым микулинским князем в 1363 году стал Михаил Александрович — «бе муж страшен, и сердце его яко сердце льву». При нём в Микулине и был возведён этот сохранившийся до нашего времени вал, и построена деревянная крепость — детинец. А много лет спустя, в 1398 году, уже на склоне лет своих, князь Михаил — великий князь Тверской, — проживший тяжёлую, полную борьбы, сражений, изгнаний жизнь, построил в Микулине каменный собор во имя своего небесного патрона — Михаила Архангела. Видимо, помнил хорошо князь годы юности, проведённые в Микулине, и хотел, чтобы и город помнил о нём. Но тот собор не сохранился — вместо него, на фундаментах и подклете старого, князья Микулинские построили в 1559 году новый собор — пятиглавый, стройный, высоко вознёсшийся над поймой Шоши. Но закладную доску перенесли из старого — ещё и сегодня можно прочитать полустёртые буквы: «В лето 6906 построен собор сей Архистратига Михаила Великим Князем Тферскым Михаилом Олександровичем…»

    Своего расцвета Микулин достиг в XV веке, когда город стал одним из крупнейших в Тверской земле. Князь Михаил завещал Микулин своему сыну Фёдору, ставшему родоначальником самостоятельной ветви Тверского княжеского дома — князей Микулинских. Город начал застраиваться по обоим берегам Шоши, вокруг детинца разросся обширный посад, где вёлся значительный торг. В городе имелось 18 деревянных церквей, следы которых сохранялись и в XIX веке. Микулинские князья чеканили свою монету — не только серебряную, но и разменную, медную, и находки старинных «денег» и «пул» и сейчас нередки в Микулине.

    А в один из дней 1850 года в осыпи микулинского вала был найден удивительный клад — массивная серебряная чаша, покрытая чеканным орнаментом, с изображением Святого Георгия, поражающего копьём дракона. На дне чаши вилась загадочная надпись: «кпвлкгно ргна».

    Уникальная находка прошла через множество рук, пока не оказалась в Историческом музее, где ею заинтересовался известный русский нумизмат А. В. Орешников. Исследовав её, он пришёл к выводу, что владельцем чаши мог быть князь Юрий Дмитриевич Звенигородский, второй сын Дмитрия Донского. А укрыл её в Микулине, по мнению Орешникова, не кто иной, как сын князя Юрия — Василий Косой, и случилось это во время очередной княжеской усобицы за московский великокняжеский стол.

    Эту гипотезу, хотя и доказательную, всё же нельзя считать до конца достоверной. Чаша на самом деле могла сменить не одного владельца — ведь такими предметами дорожат и передают из поколения в поколение. Да и был ли Василий Косой в Микулине? Его маршруты лежали гораздо севернее и восточнее — Дмитров, Галич, Вятка, Новгород, Бежецк, Вологда. И с чего бы вдруг князь из Московского княжеского дома стал прятать свои сокровища в крупном городе чужого княжества? Микулин в те годы прочно находился в руках сильной Твери, и вряд ли тверичи не следили за передвижениями беглого князя, чей беспокойный нрав был им к тому же хорошо известен.

    А вот другой изгнанник в Микулине был наверняка — через этот город лежала дорога из Москвы в его владения. Звали этого изгнанника князь Андрей Старицкий.

    Младший сын Ивана III, Андрей Старицкий был родоначальником ветви последних удельных князей в России. С гибелью в 1563 году его сына, Владимира Старицкого, убитого в московской темнице, род князей Старицких пресёкся.

    Став в 1505 году старицким князем, Андрей Иванович носил этот титул до 1537 года, больше бывая в Москве, чем в Старице. «Будучи слабого характера и не имея никаких свойств блестящих, — пишет Карамзин, — пользовался наружными знаками уважения при дворе и в совете бояр, но в самом деле он нимало не участвовал в правлении… то хотел милостей от двора, то являл себя нескромным его хулителем». После смерти Василия III Андрей Старицкий бил челом вдове великого князя Елене Глинской о прибавлении новых областей к его уделу. Ему отказали, но, по древнему обычаю, в память об усопшем дали щедрые дары из московской великокняжеской казны, в том числе «множество драгоценных сосудов». Не тогда ли попала к Андрею Старицкому старинная чаша Юрия Звенигородского?

    Но «драгоценных сосудов» Андрею Старицкому показалось мало, и произошло у него с Еленой Глинской «несогласие». Сочтя себя обделённым, князь Андрей уехал в Старицу. Дорога же из Москвы в Старицу лежала через Микулин…

    Отъезд князя «в обоих сторонах произвёл подозрение». Елена Глинская видела в Андрее Старицком соперника, реального претендента на московский стол. Отношения Москвы и Старицы начали обостряться. После серии интриг, сопровождаемых дипломатической перепиской, терпение Москвы лопнуло и на арену выступили войска. Дружины князей Оболенских и боярина Никиты Хромого тайно начали стягиваться к Волоколамску. Андрей немедленно выехал из Старицы с женою и сыном и остановился в селе Берново…

    Старинное село Берново на реке Тьме имеет богатую историю. Оно известно ещё с XIV века, когда являлось одним из пограничных пунктов между владениями Твери и Новгорода. Село принадлежало новоторжским боярам Берновым, здесь проходил оживлённый торговый тракт. После 1569 года Берново поступило в опричнину, а в начале XVII века было отдано стольнику Калитину. За его потомками оно сохранялось до середины XVIII столетия, составляя одно огромное владение, и вся окрестная местность вплоть до начала XX века сохраняла название Калитинщины. При Калитиных в 1699 году в Бернове была построена дошедшая до наших дней Успенская церковь.

    Вот в этом-то селе и разбил свой лагерь мятежный князь. Отсюда он планировал двинуться на Новгород, «потому что новгородцы к его принятию были склонны». Стоя лагерем в Бернове, мятежный князь рассылал грамоты дворянам и детям боярским, призывая их под свои знамёна, чтобы «овладеть Новгородом и всею Россиею, буде возможно».

    Вот тут-то, в Бернове, говорят, и остались лежать в земле главные сокровища Андрея Старицкого. Местное предание рассказывает, что, «не зная, будет ли ему успех, а либо смерть от меча, схоронил тайно князь Андрей Иванович в Бернове часть своего кошта». Заметьте — часть! А остальное? Какая-то часть, вероятно, оставалась в княжеском обозе. А отголоском судьбы других пропавших «драгоценных сосудов», вероятно, стала серебряная чаша из Микулина.

    Судьба Андрея Старицкого завершилась трагически: не получив нигде поддержки, он доверился честному слову Москвы и явился к Елене Глинской с покаянием. Но по прибытии в Москву его схватили и «посадили в заточение на смерть». Через полгода князя не стало. Были казнены все его ближние бояре, участники похода в Берново — князь И. А. Пенинский-Оболенский, князь Г. А. Пенинский-Оболенский Большой, князь Г. А. Пенинский-Оболенский Меньшой, князь И. Б. Палецкий, князь И. А. Хованский, боярин И. И. Лобанов-Колычев. Были повешены и около 30 новгородских дворян, явившихся на призыв старицкого князя. Никого из посвящённых в тайну берновского клада в живых не осталось.

    А «драгоценные сосуды» и другие сокровища Андрея Старицкого до сих пор ждут своего находчика. Если они существуют, конечно…

    Легендарное золото ускоков

    В Морском архиве Венеции, одном из крупнейших в мире хранилищ древних документов, нередко можно встретить молодых парней спортивного вида, погружённых в изучение старинных фолиантов в кожаных переплётах с медными застёжками. Это посетители особого рода, их цель — выяснить, где, когда и при каких обстоятельствах, а главное, с каким грузом на борту затонули за прошедшие столетия в Адриатическом море различные суда. Они делают зарисовки, сникают копии с планов расположения погибших судов, уточняют местоположение населённых пунктов, которые за минувшие годы изменили названия или вообще перестали существовать. Затем, запасшись аквалангами, гидрокостюмами, подводными съёмочными камерами и прочим снаряжением, необходимым для поисков, они поселяются где-нибудь на побережье Адриатики, например, в Задаре, Улцине или в какой-либо из прибрежных деревень, и наводят справки у местных жителей: «Нет ли здесь поблизости укромной бухты? А где находится пиратский залив?»

    Иногда вместо вопросов поступают предложения такого рода: «Мы точно знаем, что у острова Корнат в 1673 году затонул корабль пиратского капитана Рамадана с сокровищами на борту. Помогите нам отыскать это место. Всё, что найдём, поделим между собой поровну».

    Устремления предприимчивых молодых людей имеют под собой реальную почву. Бумаги Морского архива дают точные сведения о местах и причинах гибели судов. Из них известно, например, что у берегов полуострова Истрия, вблизи Ровиня, лежит на морском дне под толстым слоем песка богатый клад, который с давних пор будоражит умы искателей приключений. А история его такова.

    В конце марта 1579 года в гавани этого приморского городка, который был в те времена военно-морской базой Венецианской республики, стояло несколько венецианских и турецких кораблей, нагруженных сказочными сокровищами: ларцами с ювелирными изделиями и произведениями искусства, предназначавшимися для подарков влиятельным особам из заморских стран. В то время венецианцы торговали со всем миром. Турки тоже достигли вершины своего могущества, но Адриатическое море было им неподвластно. Здесь хозяйничали ускоки — беглецы из захваченной турками Боснии, в основном бывшие крепостные, совершавшие с территории Далмации набеги на турецких угнетателей. Венецианцы и турки заключили союз против ускоков. Жестокие бои между противниками велись с переменным успехом.

    Однажды капитан венецианского корабля приказал отрубить головы всем членам команды захваченного в плен ускокского судна. Узнав об этом, ускоки поклялись жестоко отомстить за гибель своих соратников. Семнадцать кораблей, на борту, которых находилось пятьсот вооружённых с ног до головы ускоков, под командованием самого бесстрашного — капитана Милоша Славича, — перед наступлением сумерек подошли к Ровиньской гавани. План нападения был разработан до мельчайших подробностей. Стремительно ринулись они к стоящим на якоре торговым судам и с обнажёнными саблями ворвались на палубы. Спустя нескольку минут большинство неприятельских судов уже было в их руках. Если какое-либо из них оказывало сопротивление или, выбросив за борт груз, пыталось вырваться из окружения, то такое судно поджигали.

    Перед рассветом ускоки на двадцати четырёх доверху нагруженных судах — семнадцати своих и семи захваченных — покинули гавань. Половина драгоценного груза досталась ускокам, вторая оказалась в ту ночь выброшенной за борт. С тех пор она лежит на дне моря.

    В другой раз венецианско-турецкой флотилии удалось загнать несколько ускокских судов в бухту на западном побережье далматинского острова Ист. С наступлением ночи нападающие соорудили у выхода из бухты заграждение и стали ждать рассвета. На заре корабли союзников после основательной артиллерийской подготовки вошли в бухту, чтобы завершить уничтожение ускокских судов вместе с командой. Но те бесследно исчезли. Лишь из-за прибрежных скал высовывались длинные ружья ускоков и виднелись их шапки. Но почему-то никто не стрелял. Не встречая сопротивления, нападающие стали высаживаться на берег. И только там они поняли, в чём дело. На остроконечные камни были нахлобучены шапки, а из-за них торчали сухие жерди, издали похожие на ружейные стволы. Ускоков же и их судов нигде не было видно. Присмотревшись, одураченные венецианцы и турки заметили на камнях расплющенные куски мяса. Свои суда и часть добычи ускоки протащили через неширокий остров по подстилке из свежей говядины. На другой стороне они снова спустили суда на воду и спокойно отплыли. Но часть ценного груза — добычу, захваченную на венецианских и турецких кораблях, — они вынуждены были бросить в море. Эти сокровища по сей день ждут своего нового обладателя.

    Легендарный предводитель ускоков Улук Алуйя и четыреста человек команды его кораблей отыскали для себя убежище на южном побережье Адриатического моря — маленький городок Улцинь. Здесь они оборудовали гавань, возведи укрепления и сторожевые башни, установили береговые батареи. Отсюда ускоки совершали набеги на суда венецианцев и турок, здесь хранили захваченные сокровища. В конце концов турецкий султан Сулейман-паша принял решение разгромить это разбойничье гнездо.

    Однажды отлично вооружённые корабли Сулеймана с отборной командой на борту появились в Адриатическом море. Они шли под чужим флагом и беспрепятственно проникли в гавань Улциня, введя в заблуждение караул. Нападение застало ускоков врасплох. Однако оправившись от внезапного удара, они быстро сосредоточились и открыли ответный огонь. Наступил момент, когда показалось, что турецкий флот будет вынужден отступить. Но затем туркам удалось поджечь несколько ускокских судов, и вскоре пламя охватило весь флот Улука Алуйи. Горящие суда тонули одно за другим, и вместе с ними уходили на дно богатые сокровища. Местные рыбаки утверждают, что обломки тех судов до сих пор лежат на морском дне и мешают нынешним судам становиться в бухте на якорь.

    Немало кладоискателей пытались поднять со дна бухты Улциня золото и драгоценности, ставшие в своё время добычей ускоков, но все их попытки до сих пор оказывались безуспешными. Так что несметные богатства, рассыпанные ускоками, а также венецианцами и турками по дну Адриатического моря почти четыре с половиной столетия тому назад, всё ещё ждут своих новых владельцев.

    Клады острова Хортица

    «Пройдя Карийский перевоз, русы причаливают к острову, который носит имя Святого Георгия. На этом острове они приносят свои жертвоприношения. Там стоит огромный дуб…»

    Так писал о Хортице византийский император Константин Багрянородный (945–959). Легендарный остров Хортица на Днепре, близ современного Запорожья, издревле находился на одной из главных дорог истории. Здесь в древние времена вёлся торг славян с греками. Здесь находилось языческое святилище, а тот самый священный дуб, о котором пишет Константин Багрянородный, достоял аж до 1871 года и засох от старости — ему было около двух тысяч лет! И где-то здесь, на Хортице, окружённый на Чёрной скале печенегами, пал в бою легендарный князь Святослав…

    Расположенный там, где Днепр делится на зону порогов и зону плавней, остров с глубокой древности являлся естественным местом отдыха для путников, преодолевших опасную зону днепровских порогов. Остров нередко служил пристанищем княжеским дружинам. В 1103 году князья Давид Всеславич, Мстислав Игоревич, Вячеслав Ярополчич и Ярополк Владимирович «поидоша на коних и в лодьях, и приидоша ниже порог и сташа в протолчех и Хортичьем острове». Летописные известия о том, что Хортицу часто посещали русские дружины, подтверждаются археологическими находками. В X–XIV веках на острове существовала небольшая русская крепость, известная из летописей под названием Протолче. Археологическими раскопками на месте поселения выявлены остатки просторных «дружинных» жилищ, землянок, найдено множество предметов X–XII и XIII–XIV веков.

    Остров Хортица протянулся в длину на 12 километров, в ширину в среднем на 2,5 километра. Высота прибрежных скал кое-где достигает 30 метров. В этих скалах имеется множество пещер, самая известная из которых — Змиева. В ней, по преданию, в древности жил «змий» о двенадцати головах.

    Свидетельства давней истории Хортицы находят и под водой, и под землёй. В 1995 году неподалёку от балки Генералки на глубине 9,5 метра был обнаружен остов большого дубового долблёного судна. По мнению археологов, это — остатки ладьи времён Киевской Руси. А на северо-восточном побережье острова было обнаружено несколько землянок времён Киевской Руси, были найдены амфора, фрагменты керамики, наконечники стрел.

    Но самая главная легенда Хортицы — это Запорожская Сечь и клады запорожских казаков…

    Начало Сечи относится к 1552–1557 годам, когда Дмитрий Вишневецкий основал первый укреплённый городок на Хортице. Позднее казачьи городки распространились на правый берег Днепра и на южную половину острова. В 1577–1578 годах здесь устроил свой лагерь предводитель казацкого отряда Яков Шах, откуда он совершал набеги на турок и татар. Новые укрепления построил в 1617 году Пётр Конашевич-Сагайдачный, а ещё в XIX веке в западной части острова можно было видеть следы валов, куреней и церкви. Постепенно владения Сечи распространились не только на Хортицу, но и на окрестные небольшие острова на Днепре и на часть земель по обе стороны Днепра, включая Великий Луг — примыкающий к Днепру огромный участок степи в Александровском уезде (Александровск — название до 1921 года современного Запорожья).

    О том, что в Запорожской Сечи скапливалось немало сокровищ, по преимуществу добычи, отбитой у турок и татар, имеется множество свидетельств. Часть добычи шла на формирование «Войсковой Скарбницы» — казны войска Запорожского, а другая часть делилась «товариществом». Французский военный инженер на польской службе Боплан, находившийся на Украине в 1630–1640-х годах, писал, что казаки привозят из своих набегов на турок «богатую добычу: испанские реалы, арабские цехины, ковры, парчу… Каждый казак имеет на островах свой тайный уголок. Возвратясь с поисков над турками, они делят в Скарбнице добычу и всё, что ни получат, скрывают под водой, исключая вещи, повреждаемые оною». По свидетельству Боплана, казаки «скрывают под водой не только пушки, отбиваемые у турков, но и деньги, которые берут только в случае необходимости». Если казак возвращался из очередного похода, то брал спрятанное назад. А если погиб в бою — клад так и оставался в земле.

    Запорожская Сечь была ликвидирована в 1775 году, а казаки насильно переселены на Кубань. Есть свидетельства, что во время разгрома Сечи у многих казаков «була така думка, шо як помрёт „Потёмка“ (т. е. князь Потёмкин-Таврический), то воны вернуться назад». Поэтому, покидая Сечь, многие запорожцы «ничого не бралы с собою, а ховалы добро — хто в землю, хто в скелю, а инчи в Днипро». Тогда же, по преданию, где-то на Хортице или в её окрестностях была спрятана «Войсковая Скарбница» запорожцев. Ещё в конце XIX века были живы многочисленные свидетели, которые помнили от своих родителей приметы запорожских кладов:

    «На Хортивском острови, в Высчей Годови, був камень в рост чоловика, весь до низу попысаный. Теперь его або нема, або мхом порос — не пизнаешь. Пид тым камнем есть запорожский клад. Цей камень бачив я лит двадцять назад, як чабанував».

    «Нызче головы острова Хортивского, над Старым Днипром, есть урочище Лазни. Там, поверх скели, клад. Прымита така: лежыть камень, а на ему слова: „Есть и како, хто визьме — буде кай“. Годив трыдцять тому назад слова булы замитни, а теперь камень зарис мохом».

    Рассказывали, что в урочище Сагайдачном, где-то «пид каминнямы», «допропасты» зарыто казацких «грошей», но «не всякому воны судылысь». Справедливости ради надо сказать, что здесь действительно находили золотые и серебряные монеты и изделия. В 1900-х годах близ Совутиной скалы был случайно найден массивный золотой крест с рельефным изображением распятия. О находках знали, но помалкивали: как признался на склоне лет один 69-летний кладоискатель, «на свому вику я найшов п’ять золотих, та никому й не сказав». Деньги и находки потихоньку сбывали шинкарям.

    Ходила и другая «балачка», что на Стрелецком острове незадолго до ликвидации Сечи были «закопаны гроши» — золото, серебро и оружие. Спустя несколько десятилетий на остров наведывался какой-то «дид», который знал приметы клада: «На тим боци супротив остривка стояв дуб; на дубови була товста гылка, котра показувала на остривок, де сховано клад». Ещё один неведомо откуда взявшийся «дид» пытался отыскать клад на острове Канцерском: «В устье Хортицы, что впадает в Днепр, есть Канцирский островок, а на нём крепость. Это против большого острова Хортицы. На том островку, говорят, есть пещера, а в ней спрятаны три бочонка золота. Вход закрыт дверями, забит камнями и землёй. Перед входом поставлен деревянный крест». В 1846 году этот клад попытался отыскать какой-то «дид» с Херсонщины, но на третий день поисков «дид» внезапно умер. С тех пор уже никто не пытался отыскать вход в таинственную пещеру…

    Эти «диды», появившиеся на Хортице спустя несколько десятилетий после ликвидации Сечи, очевидно, были запорожскими казаками, некогда «сховавшими» своё имущество или знавшими о кладах, укрытых их товарищами. Их появление на Хортице только подхлестнуло интерес к хортицким кладам, легенды о которых уже давно ходили среди новопоселенцев бывших земель Запорожской Сечи.

    В 1789 году на острове была основана колония немцев-меноннитов, а опустевшие запорожские земли стали заселяться крестьянами. И пошли гулять среди новых насельников многочисленные легенды о таинственных запорожских кладах…

    «В голови острива Хортыци, шо вид Кичкаса, есть велыченька могылка, вся обкладена каминнями, — повествует одно из преданий о запорожских кладах на Хортице. — Лит трыдцять тому назад, там, темнои ночи, було часто показуется клад: оце выскоче на могылу козак с шаблею, та так огнем и засяе! Козак золотый, а пид ним кинь срибный! То, кажуть, золоти и срибни гроши. Ти гроши або взято, або показуються, та не всякому».

    Кладоискательство и вообще сбор всех материальных остатков Запорожской Сечи на Хортице имели массовое распространение у окрестных жителей. Как писал Д. И. Эварницкий (Яворницкий), «теперь колонисты научились подбирать всякую мелочь да продавать евреям, которые каждодневно навещают для этого наш остров. Медных и чугунных вещей, особенно пуль, много пошло на завод, где их плавят и потом из них выливают разные новые вещи. Ядра и бомбы подбирают русские бабы: они идут у них для разных домашних надобностей».

    Днепровские рыбаки говорили, что на Хортице и вообще на землях Запорожской Сечи клады «сами в руки просятся», «В старину, бывало, как пойдёшь по разным балкам на острове, то чего только не увидишь, — рассказывали местные жители. — Там торчит большая кость от ноги человека, там белеют зубы вместе с широкими челюстями, там повывернулись из песка рёбра, поросшие высокой травой и от времени и воздуха сделавшиеся, как воск, жёлтыми. Задумаешь, бывало, выкопать ямку, чтобы сварить что-нибудь или спечь, — наткнёшься на гвоздь или кусок железа; захочешь сорвать себе цветок, наклоняешься, смотришь — череп человеческий, прогнивший, с дырками, сквозь которые трава повыросла, а на траве цветы закраснелись; нужно тебе спрятаться в пещере, бежишь туда и натыкаешься на большой медный казан или черепяную чашку, или ещё что-нибудь в этом же роде». Один из кладоискателей рассказывал исследователю Хортицы Д. Яворницкому: «На о. Канцеровке я как-то натолкнулся на человеческую кость, стал копать, прокопав с пол-аршина земли, вижу — широкая яма, а в ней семь человеческих костяков. На груди каждого лежит по несколько небольших медных пустых в середине пуговиц, видно было, что покойники одеты в какие-то суконные кафтаны, сукно было тонкое, пожелтевшее, все скелеты сохранились очень хорошо, особенно черепа, на одном лишь я заметил дырку от удара в голову чем-то острым».

    Кроме черепов и костей на месте бывшей Запорожской Сечи находили множество различных предметов: пистолеты, кинжалы, ножи, сабли, ружья, пушки, ядра, пули, кувшины, казаны, графины, чугуны, бутылки, штофы, кольца, перстни, пряжки, мониста, монеты, трубки. В водах Днепра близ острова в прошлом столетии было найдено семнадцать челнов и два больших корабля (по-видимому, казачьи «чайки»). На одном из них стояла уцелевшая пушка, а в остатках другого была найдена сабля с посеребрённой рукоятью.

    «Много находили вещей в Днепре, а на самой Хортице ещё больше, — вспоминал другой кладоискатель. — Как-то я нашёл в балке Большой Вербовой кривой кинжал, длинное ружьё и стальную кольчугу; всё было покрыто ржавчиной… Однажды я нашёл в балке Куцой несколько монет; одна из них была так тяжела, как 6 серебряных рублей вместе, другие — точно рыбья луска (чешуя), а третьи такие же, как теперь пятачки. Случалось находить и другого рода монеты… Да что только не находили на Хортице! прежде на Хортице можно было всякой всячины найти… Теперь многое подобрано людьми, а многое повынесено водой». Можно добавить, что многое смыто рекой за прошедшие столетия. Под действием паводковых вод частично изменилась береговая линия Хортицы, а небольшой остров Дубовый попросту смыло.

    Археологические исследования Хортицы ведутся до сих пор. Исследуются не только остров, но и дно Днепра в окрестностях острова. В 1995 году во время подводных археологических работ у острова Канцеровского была найдена сабля XVI — начала XVII века, изготовленная на Кавказе или в Передней Азии (возможно в Иране). Однако большая часть Хортицы, в том числе плавневая зона, до сих пор остаётся неисследованной.

    По преданиям, особенно изобиловал запорожскими кладами Великий Луг. В многочисленных балках и «могылах» Великого Луга практически ежегодно находили выносимые вешними водами «старынни мидни и срибни гроши». Одна из речек Великого Луга, впадающая в Днепр, даже носила название Скарбной (т. е. Кладовой — от украинского «скарб» — клад, сокровище). Предание рассказывает, что возле её устья, «биля Скарбной, де стара Сичь, есть стрилыця, а в тий стрилыци схована вся запорозька казна». О том, что река Скарбная была освоена запорожцами, подтверждается реальными находками — ещё в прошлом веке в устье реки были найдены две затопленных запорожских «чайки».

    В окрестностях Сечи, по берегам Днепра, было разбросано множество старинных запорожских кладбищ. Многие из них постепенно распахивались, занимались под огороды или использовались под другие хозяйственные нужды, и нередко случалось так, что посреди огорода или крестьянского двора возвышались старинный каменный крест или надгробная плита.

    Несколько таких могил запорожцев находились в деревне Капуливка на реке Чертомлык. В одной из них был погребён знаменитый кошевой атаман Запорожского войска И. Д. Сирко (ум. в 1680 г.). После смерти Богдана Хмельницкого Иван Сирко в течение двадцати лет был кошевым атаманом запорожцев. Это он подписал знаменитый «Ответ турецкому султану»: «Ты — шайтан турецький, проклятого чорта брат i товарищ i самого люципера секретар!.. Свиняча морда, кобиляча срака, рiзницька собака, нехрещений лоб, хай би взяв тебе чорт! Отак тобi казаки вiдказали, плюгавче! Кошовий отаман Iван Сiрко зо всiм кошом запорiзьским».

    Иван Дмитриевич Сирко был погребён «знаменито, 2 августа, со многою арматною и мушкетною стрельбою и с великою от всего низового войска жалостью». А с могилой этого, кошевого атамана связана история с «седлом атамана Сирко».

    …Крестьянин Прусенко, житель Капуливки, копал яму под столб. Вдруг в земле что-то блеснуло. Копнув ещё несколько раз, крестьянин наткнулся на лошадиный костяк, на котором лежало полуистлевшее седло, украшенное блестящими «гайками». Набрав целый «подситок» странных «гаек», Прусенко принялся их разглядывать: «Что оно такое? Блестит, точно золото, но золото ли? Дай-ка пойду в Никополь к корчмарю Оське — он должен знать, что оно такое, золото или медь».

    Ссыпав «гайки» в старый рукав от женского платья, Прусенко отправился в Никополь. Корчмарь Оська, повертев в руках предъявленную ему «гайку», попробовал её на зуб и, внимательно изучив, спросил:

    — А много ты нашёл таких штучек?

    — Да целый рукав!

    — Давай-ка их все сюда, я сейчас схожу к Ицыку, он точно скажет, золото это или медь. А ты пока посиди в корчме вместо меня за стойкой, а если кто зайдёт — отпусти ему горилки.

    Прусенко охотно перебрался за стойку и, как только Оська вышел из корчмы, немедленно нализался. Пропьянствовав беспробудно три дня, он наконец очнулся и вспомнил про Оську. Пошёл к Ицыку:

    — Был у тебя Оська?

    — Давно уж не было. Да он ко мне почти не заходит — мы и знакомы с ним едва-едва.

    Оська исчез вместе с «гайками» (несколько лет спустя, говорят, его видели в Одессе). Тут только до мужика стало кое-что доходить. Но ищи ветра в поле! Отправился Прусенко к себе в деревню. Дома у него оставалось ещё две «гайки», и он решил показать их управляющему экономией в селе Покровском.

    — Да это же чистейшее золото! — воскликнул управляющий. — Хочешь, дам тебе за эти две штучки пару самых лучших в экономии волов?

    — Эх! — с досадой крякнул мужик и поскрёб затылок…

    Тайна лубенского замка

    «Начиналось его государство сразу же за Чигирином, а кончалось — гей! — у самого у Конотопа и Ромен. Но не одно оно составляло княжеское богатство, ибо, начиная от воеводства Сандомирского, князь владел землёю в воеводствах Волынском, Русском и Киевском; однако же приднепровская вотчина была всего любезнее…»

    Так писал Генрик Сенкевич о владениях князя Иеремии Вишневецкого — польского магната, владевшего в первой половине XVII столетия целым «государством» с населением в 228 тысяч человек на Левобережье Днепра. Столицей этого государства был город Лубны.

    Род Вишневецких вёл своё начало от Новгород-Северского князя Корибута, внука Гедимина и сына Ольгерда, великого князя Литовского. Несмотря на свою службу польскому королю, Вишневецкие долгое время исповедовали православие. Выходец из их рода, Дмитрий Вишневецкий в 1552–1557 годах основал укреплённый городок на острове Хортица — будущую Запорожскую Сечь. А в 1571 году Михаил Вишневецкий, староста черкасский и каневский, получил от польского короля наказ «оберегать и боронить» земли на левом берегу Днепра, по рекам Суле и Псёлу.

    С этого и началась история «Заднепровской державы». В 1590 году Сейм Речи Посполитой утвердил за сыном Михаила Вишневецкого, Александром, право на пустынные земли Посулья. Здесь, на реке Суле, в 1589 году Александр Вишневецкий основал на старом городище — месте, где во времена Киевской Руси некогда стоял известный с 1107 года городок Лубно, — новый город, назвав его Александровом. Но старое название, Лубны, прижилось как-то больше…

    К концу XVI века владения Вишневецких распространялись практически на всё Левобережье Днепра. Сын Александра, князь Михаил Вишневецкий, женившись на Раине, дочери молдавского господаря Иеремии Могилы, избрал Лубны своей резиденцией и начал активно осваивать этот обширный край, лежавший в то время в полном запустении. Привлечённые тридцатилетними налоговыми льготами и защитой сильного княжеского войска, в Заднепровье потянулись переселенцы…

    «И всё расцвело, и закипела жизнь. По следам древних шляхов были проложены дороги; реки укротились плотинами… Более четырёхсот водяных мельниц, не считая всюду, где можно, поставленных ветряков, смалывали хлеб в одном только Заднепровье. Сорок тысяч оброчных вносили оброк в княжескую казну, в лесах появились пасеки, по рубежам возникали всё новые деревни, хутора, слободы. В степях бок о бок с дикими табунами паслись огромные стада домашнего скота и лошадей. Неоглядный однообразный вид степей и лесов оживился дымами хат, золотыми верхами церквей и костёлов — пустыня превратилась в край, вполне заселённый». А столицей этого края были Лубны — город на реке Суле, получивший в 1691 году магдебургское право, с населением почти в двадцать тысяч жителей, с замком, ратушей, костёлом Святого Михаила, монастырём бернардинцев — «кляштором», православной Троицкой церковью, с двумя с половиной тысячью домов и с ежегодной ярмаркой, на которую приезжали купцы даже из Москвы, Крыма и Астрахани…

    Такой была Левобережная Украина в ту пору, когда на троне лубенского замка гордо восседал князь Иеремия Вишневецкий. На Украине его считали вероотступником и изменником — в девятнадцатилетнем возрасте Иеремия, после обучения у иезуитов во Львове, Италии и Испании, принял католичество, тем самым изменив вере отцов. Но у польской шляхты Иеремия Вишневецкий, воевода и сенатор Речи Посполитой, пользовался огромной популярностью благодаря своей воинской доблести, проявленной в многочисленных войнах с татарами, турками, казаками и Россией.

    За столетие в Лубенском замке Вишневецких накопились огромные фамильные богатства — доходы от заднепровских латифундий, военная добыча, дары татарского хана и молдавских господарей. На эти деньги Иеремия содержал собственное шеститысячное войско, многочисленный аппарат чиновников, управлявших его Заднепровской державой, строил костёлы, крепости, дороги… Денег хватало в избытке — только на свою свадьбу Иеремия Вишневецкий истратил 250 тысяч злотых.

    Всё рухнуло весной 1648 года. Вся Украина восстала буквально в один миг. Армия Богдана Хмельницкого разбила коронные войска под Жёлтыми Водами и Корсунем и вышла к Умани, Белой Церкви и Киеву. Восстание захватило всё Правобережье. На левом берегу Днепра стали появляться казацкие отряды. Местные жители, боясь солдат Иеремии Вишневецкого, пока выжидали, потихоньку перебегая в стан Хмельницкого. А сам владетель Заднепровья меж тем совещался в Лубенском замке со своими приближёнными.

    Тема созванного Вишневецким совета была одна: что делать? Дальнейшее пребывание в Лубнах грозило полностью отрезать владения Вишневецкого от Польши. Крестьяне Левобережья готовы были вот-вот восстать. Надо было уходить за Днепр, но все переправочные средства были уничтожены или угнаны казаками, а за Днепром стоял с двухсоттысячной армией Хмельницкий, противостоять которому с шестью тысячами, пусть и отборного, войска было невозможно.

    На совете в Лубенском замке было решено уходить на Волынь по долгому и сложному маршруту: двинуться на север через густые леса к Чернигову, оттуда свернуть к Любечу и там, переправившись через Днепр, идти через припятские болота к Ровно. Это был единственный путь к спасению, но он грозил многими осложнениями. Предстояло преодолеть около шестисот вёрст, переправиться через Десну, Днепр и Припять, преодолеть непролазные трясины. И это — с княжеским двором, многочисленными беженцами, обозом, артиллерией…

    Тем не менее решение было принято. Однако, ввиду предстоящего тяжёлого и долгого пути, в дорогу взяли только самое необходимое, оставив многое из княжеского имущества в надёжных тайниках лубенского замка — всё равно коронные войска вскорости одержат верх над казаками, и ненавистный Хмель сгинет, как сгинули до него другие казацкие вожаки — Косинский, Наливайко, Лобода, Тарас Трясыло, Павлюк, Гуня… Тогда, рассчитывал Вишневецкий, он вновь вернётся в свою отеческую «державу», на лубенский трон. Поэтому, как свидетельствует летописец Самуил Величко, Вишневецкий «выехал, як могл… в легце (т. е. налегке)».

    Вернуться, однако, не пришлось. Левобережье Днепра в результате освободительной войны украинского народа навсегда вышло из-под власти польского короля, а «Заднепровская держава» Вишневецких прекратила своё существование. Сам Иеремия Вишневецкий скончался в 1651 году. А к оставленным им Лубнам в конце июня 1648 года подступило около 15 тысяч «своевольников» — восставших крестьян, поддержанных небольшим отрядом казаков, которые «Лубны штурмом взяли и разорили, отцов бернардинов поумерщвляли, а вместе с ними и много шляхты». На могилы погибших в ходе штурма жителей города случайно наткнулись в 1860-х годах. При реконструкции мостовой, на спуске к Суле, было обнаружено несколько ям, наполненных человеческими костяками. Среди них нашли ржавые обломки мечей и сабель, пуговицы, застёжки, коралловые и янтарные бусы, шпоры, куски золотой и серебряной парчи.

    Город был жестоко разграблен и сожжён, стража и замковая челядь перебита, а замок Вишневецких повстанцы буквально сровняли с землёй. И спустя много лет, вплоть до конца XIX столетия, развалины замка исправно служили для лубенских жителей источником бесплатного строительного материала, прежде всего щебня, камня и кирпича.

    Немало попользовались от лубенского погрома и «своевольники». Богатства, захваченные у ограбленных и вырезанных лубенских жителей, легли в основу фамильного благосостояния нескольких малороссийских дворянских фамилий, ведущих своё происхождение от казацких старшин времён Хмельницкого, бравших штурмом Лубны в 1648 году, — Кулябко, Ореховских и других. Награбленного хватило всем — в городе укрывалось от войны много шляхты и купцов, да и горожане были люди не бедные. Однако главные сокровища Лубен, сокровища Вишневецкого, остались недосягаемыми, надёжно укрытые в подземных галереях лубенского замка. Правда, вспомнили об этом только много десятилетий спустя, когда обветшавшие городские укрепления начали проваливаться, подмытые вешними водами, и открывать таинственные, уходящие глубоко под землю, сооружения…

    …В 1850-х годах внезапный обвал открыл глубокий подземный коридор, уходящий в недра замковой горы. Несколько любопытных горожан рискнули спуститься в него и, пройдя небольшое расстояние, наткнулись на железную дверь, запертую на висячий замок. Ржавый замок можно было сломать, но обстановка явно грозила обвалом, и смельчаки поспешили вернуться. И вовремя: рухнувшая земля засыпала и ход, и загадочную дверь…

    Этот случай был для лубенцев, можно сказать, рядовым — подобное случалось в городе едва ли не каждую весну. Вешние воды с завидной регулярностью обнажали подземные ходы и пустоты, фундаменты старых построек, выносили на поверхность старинные изразцы, монеты, черепки, человеческие кости. Главным местом находок, конечно же, была замковая гора, известная под названием Вал, на которой некогда стоял замок Вишневецких.

    В одной из недавних публикаций утверждается, что якобы «место, где некогда горделиво возвышалась крепость надменного магната, заросло бурьяном и уже никто не мог вспомнить, где же стоял замок. В XIX веке археологи безуспешно пытались локализовать его местоположение». Читая подобное, поневоле вспоминаешь, что «мы ленивы и нелюбопытны». К этому можно добавить — «…и оттого склонны выдумывать небылицы». На самом деле местоположение лубенского замка на протяжении трёх столетий было известно каждому ребёнку в Лубнах, не говоря уж об археологах, которые ещё в XIX веке опубликовали подробный план города, на котором обозначена территория бывшего замка.

    Лубенский замок находился на высоком холме над Сулой, господствуя над всей долиной реки. Отсюда открывалась панорама степи на 25 километров окрест. С востока замок защищала речка Ольшанка, приток Сулы, а с севера — ручей Каменный Поток. С запада замок был отгорожен валом и глубоким рвом.

    Первоначальный неказистый городок, построенный Александром Вишневецким, сменили в 1619 году мощные укрепления, а при Иеремии Вишневецком, в 1639 году, замок был отделан с европейской роскошью. Над внутренней обстановкой дворца работали лучшие мастера. Особенным великолепием блистала «тронная зала» с куполообразным потолком, расписанным под небесный свод со звёздами. Дворец был щедро отделан мрамором и гранитом. Обломки этой роскоши можно было встретить вплоть до начала нынешнего столетия, а кусок мраморной колонны с резной капителью долго валялся в городском саду. Разбирая развалины замка на щебень, горожане находили наконечники стрел, чугунные ядра, подковы, серебряные монеты времён польских королей Сигизмунда III (1587–1632) и Владислава IV (1632–1648).

    В самом городе можно было натолкнуться на остатки загадочных старинных сооружений. В одном из парков долгое время сохранялись развалины каменной постройки с массивными дверями и решётками в отверстиях стен. Толщина стен составляла 1,5 аршина (более 1 м). Возможно, это были остатки кляштора бернардинцев. Это место пользовалось у горожан дурной славой — его почему-то традиционно избирали городские самоубийцы для сведения счетов с жизнью. Очевидцы утверждали, что по вечерам и ночью в липовых аллеях парка видели блуждающие огни, слышались стоны.

    Но главной загадкой Лубен были и остаются таинственные подземные галереи — расположенные на глубине около 3 метров, тщательно сработанные, со сглаженными стенами, сводом и многочисленными замаскированными отдушинами…

    …В 1899 году очередной обвал открыл подземный ход, пролегавший на глубине 4 аршин (2,8 м). Ширина хода составляла 3 аршина (2,1 м), высота — 4,5 аршина (3,2 м). Его попытались исследовать. Через несколько десятков шагов ход разделился: одна галерея пошла к соборной площади, другая — к замку. Исследователи направились по первому пути, но через 10,5 м наткнулись на обвал. Вернулись, двинулись по направлению к замку. Здесь повезло больше: через 20 шагов они упёрлись в полусгнившую дубовую дверь, подпёртую балками. Дверь аккуратно разобрали, двинулись дальше. Но тут дала знать о себе нехватка воздуха: факелы стали гаснуть, люди задыхаться. Пришлось вернуться назад…

    В результате этого похода в подземных галереях были найдены старинные изразцы, несколько серебряных монет, обломок меча и какие-то полуистлевшие печатные бумаги. Прослышав о находках, к провалу сбежалось множество желающих искать клад Вишневецкого. Пришлось полиции завалить вход в галереи «во избежание несчастного случая».

    Летом 1916 года поиски клада Вишневецкого впервые начал вести профессионал — «Колумб подземной России», выдающийся учёный-археолог Игнатий Стеллецкий. В 1922 году он опять приехал в Лубны и ещё два года вёл раскопки Лубенского замка. Стеллецкому удалось обнаружить подземелье ратуши, из которого подземный ход выводил прямо к реке Суле. Раскапывая замок Вишневецкого, Стеллецкий обнаружил плиточный пол и сгоревший подземный ход со множеством скелетов солдат Вишневецкого, погибших во время штурма замка казаками. Подземный ход вёл в овраг к Суле. В нём было найдено множество предметов — сабли, перстни, курительные трубки. Необходимо было дальше расчищать развалины замка в поисках тайников с сокровищами, но против этой работы неожиданно выступили местные власти. Осенью 1923 году Стеллецкий вернулся в Москву, и раскопки лубенского замка были прекращены.

    Может быть, когда-нибудь тайна старого замка всё же будет разгадана. А пока фамильные сокровища князей Вишневецких таятся где-то в недрах древнего городища, на котором некогда возвышалась столица «Заднепровской державы»…

    Ненайденные клады Мазепы

    …27 июня 1709 года, в первом часу пополудни, раненый король, наконец, добрался до своей главной квартиры в Великих Будищах. Спустя несколько часов сюда стали подходить остатки разбитой возле Полтавы шведской армии. Русские войска висели на плечах беглецов, и после короткого совета решено было бросить все тяжести, артиллерию, обоз, раздать лошадей пехоте и отступать к Днепру.

    С армией было покончено, но походную казну ещё можно было попытаться спасти. По приказу короля несколько подвод, сопровождаемых надёжными людьми, оторвавшись от отступавших к Переволочне шведов, двинулись кружным путём на северо-запад, к литовской границе.

    Через несколько дней, добравшись до села Варвы близ города Прилуки, шведы убедились в безнадёжности дальнейшего пути. Русские отряды занимали дороги и все сколько-нибудь значимые населённые пункты. Рассчитывать на помощь украинского населения после полтавского поражения и бегства гетмана Мазепы не приходилось. Тогда на горе у села Варвы шведы выкопали погреб, перенесли в него содержимое подвод и завалили тайник камнями…

    Шведский клад у села Варвы пытались искать множество раз. Перед Первой мировой войной с этой целью в село приезжали какие-то «генералы», которые имели при себе «планы и документы». Но и этим «официальным» кладоискателям не посчастливилось. Так и лежит где-то казна шведского короля целёхонькой.

    Рассказ о тайнике у села Варвы — лишь одна из множества легенд о кладах, зарытых во времена шведского нашествия. О том, что шведы действительно зарывали в украинскую землю не только деньги, но и орудие, свидетельствуют документы тех лет. Например, в 1706 году, во время похода на Волынь, «король свейский, будучи в Дубно, услышал о приходе московских войск, так скоро затревожась, побежал, что все тяжести бросил: и двадцать осмь пушек медных… в Дубне в землю зарыл, о которых накрепко под смертию запретил сказывать». Эти пушки были позднее найдены.

    А главное место среди ненайденных кладов той поры занимают клады, связанные с именем украинского гетмана Ивана Степановича Мазепы, перешедшего в 1708 году на сторону шведского короля.

    Генеральный есаул Иван Степанович Мазепа был избран гетманом Левобережной Украины в 1687 году. Всеми правдами и неправдами скопив огромное состояние, он стал одним из богатейших людей своего времени. Часть его имущества составляли многочисленные царские пожалования: в 1689 году, будучи в Москве, «злой и прелестный» Мазепа сумел понравиться молодому царю Петру и с тех пор неизменно пользовался его щедротами. Другая часть составилась за время его двадцатилетнего гетманства. В доносе на Мазепу, который в начале 1708 года подали царю Петру недруги гетмана, генеральный судья Кочубей и полтавский полковник Искра, об этом говорилось так: «Гетман распоряжается самовольно войсковою казною, берёт, сколько хочет… С десяти городов гадяцкого полка идут ему все доходы, кроме того, у него во власти есть волости и сёла значительные, а он берёт себе доходы с порукавичных и арендовых с большим умножением… За полковничьи места берёт взятки… После смерти генерального обозного Борковского Мазепа отнял у жены его и у малолетних детей имение и присвоил себе».

    На богатства Мазепы очень рассчитывал шведский король Карл XII, который постоянно нуждался в деньгах. Есть легенда, будто собираясь пристать к шведам, Мазепа послал к королю Карлу 30 возов с серебряными и золотыми монетами. Это, конечно, преувеличение, но финансовая подпитка Карла со стороны Мазепы действительно имела место.

    Как сложилась судьба гетмана — известно. А какова судьба сокровищ Мазепы? Известно, что гетманская «скарбница» находилась в Батурине, бывшем с 1669 года столицей малороссийских гетманов. В октябре 1708 года Мазепа, сказавшись царю Петру «больным», уехал в Борзну, тайно отправив посольство к шведскому королю. 21 октября к нему прискакал его доверенный, Быстрицкий, с вестью о том, что шведская армия подходит к реке Десне. Одновременно Мазепу уведомили, что в Борзну от Петра едет Александр Данилович Меншиков, извещённый о загадочной «хирагрической и подагрической» болезни гетмана и желающий навестить мнимого больного. Мазепа поздно вечером «порвался, как вихорь», из Борзны в Батурин. Всю ночь гетман отдавал последние приказы и распоряжения, а утром на другой день отправился из Батурина в Короб. На третий день, 24 октября, рано утром Мазепа переправился через Десну и прибыл к королю Карлу с отрядом в 1500 человек. С той поры гетман находился при шведском короле.

    А где в это время находилась гетманская «скарбница»? Несомненно, что очень значительная часть денег оставалась при Мазепе, в гетманском обозе, первоначально нашедшем убежище в Прилуках. В конце января 1709 года обоз с гетманской казной отправили из Прилук в Лохвицу, а в феврале — в Хорол. Часть телег с «пожитками» Мазепы отбили русские войска, преследуя отступавшего из Лохвицы шведского генерала Крейца. В марте гетманская «скарбница» была перевезена в Великие Будищи, где располагалась главная квартира Карла XII. Здесь казна Мазепы оставалась до самого Полтавского сражения (27 июня).

    Достоверно известно, что уже после Полтавы Мазепа, переправляясь через Днепр у Переволочны, захватил с собой 2 бочонка с золотыми монетами, несколько мешков серебра и множество другого «добра». Предание утверждает, что во время переправы гетман приказал бросить часть сокровищ в Днепр, не имея возможности их спасти: «Июня 27 числа в 4 часа дня Мазепа с несколькими единомышленниками своими сел в лодки и стал переправляться с левого на правый берег реки, но так как с ним было много казны, то люди его начали тонуть, и Мазепа приказал бросать деньги за борт, и так почти три доли того богатства очутились на дне Днепра», — пишет известный исследователь запорожской старины Д. И. Яворницкий.

    В конце прошлого столетия крестьяне показывали Д. И. Яворницкому близ приднепровского села Мишурин Рог камень с выбитой на нём буквой «М», уверяя, что это инициал Мазепы и что именно в этом месте гетман, спасаясь после Полтавского поражения, приказал бросить сундуки с деньгами и драгоценностями в Днепр.

    О том, что Мазепа успел взять с собой большую денежную сумму, свидетельствует тот факт, что даже находясь в изгнании, Мазепа имел возможность дать Карлу XII взаймы 240 тысяч талеров. А после смерти Мазепы в его казне осталось только деньгами 160 тысяч червонцев, не говоря о серебряной утвари и различных украшениях. Существует легенда, что на самом деле Мазепа не умер 22 сентября 1709 года в Бендерах, а тайно пробрался в Киев, в Лавру, принял иночество, затем схиму и окончил свои дни в покаянии.

    После измены Мазепы русское правительство приложило огромные усилия к отысканию и конфискации имущества бывшего гетмана. Немалая часть мазепинских сокровищ хранилась в Киево-Печерской лавре и в Белой Церкви; они были конфискованы. Были взяты в казну и обширные поместья Мазепы. Среди казачьей верхушки и населения активно вёлся розыск, правительство обещало отдать каждому, кто укажет на след достояния гетмана, половину от найденной суммы или стоимости имущества. Вот тогда-то возникли и по сей день не утихают слухи о сокровищах Мазепы, спрятанных им во время бегства с Украины…

    Эти слухи, по всей видимости, не лишены основания. Известен факт, когда в конце октября 1708 года, за несколько дней до своего отъезда к Карлу, Мазепа, собрав старшин, объявил им: «Пусть бы всяк зарывал в землю всё, что есть дорогого, потому что царь, не надеясь от Украины постоянства в случае неприятельского вторжения, хочет устроить что-то недоброе над гетманом и над всем народом». Интересно, сам гетман последовал своему же совету?

    Легендарных «местонахождений» кладов Мазепы известно немало. Но одним из главных мест, где, возможно, до сих пор таится часть ненайденных сокровищ гетмана, неизменно назывался Батурин, столица Мазепы, где хранилась гетманская «скарбница».

    Как мы помним, Мазепа последний раз побывал в Батурине в ночь с 22 на 23 октября 1708 года. А уже через несколько дней к Батурину подошёл с войсками А. Д. Меншиков. В городе заперлись верные сторонники Мазепы полковник Чечел и «арматный эсаул» (начальник артиллерии) Кёнигсек. Мазепинцы завели было «лукавые» переговоры, рассчитывая, что им на помощь придут шведы, но Меншиков отдал приказ начать штурм и «истребить в замке всех без различия, не исключая и младенцев, но оставлять в живых начальников для предания их казни». Штурм батуринского замка начался в 6 утра 1 ноября 1708 года, и уже через два часа всё было кончено. Гетманский дворец, службы, дворы старшин были обращены в пепел, всё живое истреблено. Город на долгие годы запустел. Последствия жестокого разорения были заметны даже спустя 17 лет, в 1726 году: «Ныне, по разорении, город Батурин ввесь пуст, и около его болварки и стены все поразвалились, и ввесь зарос. И в обоих замках никакого строения старого и нового нет, только две церкви каменные пустые… Да бывших гетманов и изменника Мазепы бывал войсковой каменной малой дом, три полати, ввесь поразвалился; да изменника Мазепы… каменные две полатки кладовые пустые, все разбиты». Жизнь теплилась только в городских предместьях, которые заселялись по преимуществу батуринцами, спасшимися от меншиковского разорения. Описание Батурина, сделанное в 1726 году, свидетельствует, что среди этих поселенцев было немало бывших мазепинцев. И, вероятно, именно из их среды начали распространяться слухи о кладе гетмана, укрытом где-то в развалинах бывшего гетманского дворца…

    …В 1716 году некто Михайловский в городе Глухове в пьяном виде «господ офицеров бил и ругал матерно». Пытаясь унять буяна, ему пригрозили тем, что дело дойдёт до царя Петра. В ответ Михайловский заявил: «Если я пропаду, то и государь пропадёт». За такие «поносные слова» его арестовали и доставили в Петербург, где под пыткой Михайловский сообщил, в частности, следующее: некий челядинец бывшего гетмана Мазепы несколько лет назад поведал ему, Михайловскому, о том, что в Батурине, в западной стене гетманского дворца Мазепа замуровал часть своих сокровищ. Эти показания были немедленно доведены до сведения царя, который приказал отправить в Батурин для поиска сокровищ воинскую команду. Четыре дня солдаты искали тайник в развалинах дворца, но так ничего не нашли.

    В истории поисков батуринского клада есть один факт, который, на наш взгляд, сильно снижает вероятность его существования. Дело в том, что 12 ноября 1708 года Мазепа ещё раз побывал в Батурине вместе с переправившимися через Десну шведскими войсками. Страшное зрелище предстало перед его глазами: «Всё превратилось в безобразную кучу угля и щебня; воздух был испорчен испарениями от гниющих и полуобгорелых человеческих и скотских трупов, так что от смрада дышать было невозможно». Но тем не менее во время этого короткого пребывания ничто не мешало Мазепе извлечь свой клад из укрытия — если этот клад, конечно, был.

    Между тем неподалёку от Батурина, в полуверсте от города, находится ещё один вероятный «адрес» кладов опального гетмана — замок («подворок») Мазепы Гончаровка. В последние годы гетманства Мазепа особенно заботился об укреплении Гончаровки, избрав его своей загородной резиденцией. По свидетельству недруга Мазепы Кочубей, Гончаровку в начале 1708 года гетман «обнести велел знатным валом для якоись неведомой причины».

    Замок Мазепы находился в версте от Батурина, у дороги на Конотоп, на обрывистом берегу реки Сейм. С напольной стороны его защищал тот самый «знатный вал». После меншиковского погрома место, где находилась Гончаровка, получила название Мазепинский Городок, или просто Городок. Спустя 17 лет после разгрома здесь ещё можно было видеть остатки гетманских построек: «Двор с садом, где Мазера сам жил, в оном дворе каменные палаты пустые и разбитые; там же церковь деревянная цела, с некоторою частью иконостаса».

    Был у Мазепы и ещё один загородный дворец — на хуторе Поросючка под Бахмачем. Именно в Поросючке в ноябре 1708 года все старшины, полковники, сотники и знатные войсковые товарищи принесли присягу на верность Мазепе и подтвердили готовность «надеяться на протекцию шведского короля».

    Остатки мазепинского замка находятся неподалёку от современной железнодорожной станции Бахмач, в так называемом Поросюцком лесу, на искусственном острове, образованном широкими копаными рвами, соединёнными с протекающей вблизи небольшой речкой Бахмач. На острове до сих пор заметны следы каких-то старых строений.

    Но, впрочем, вряд ли Мазепа стал бы прятать сокровища на месте своих замков — уж слишком очевидный это ход. Нет, скорее уж они лежат где-то на дне Днепра, или таятся в безвестных урочищах, или… Да мало ли потайных мест в Украине!

    Сокровища Нефритовой горы

    Летом 1993 года мировую печать облетели сообщения о том, что в северной вьетнамской провинции Ниньбинь найдено подземное хранилище ценностей, спрятанных более двухсот лет назад, когда императорская династия Ле пала под ударами наступавших с юга армий крестьян-повстанцев. Тогда, спасая императорскую казну, группа приближённых укрыла в подземельях огромное количество изделий из бронзы, нефрита и драгоценных металлов — всего общим весом 27 тонн…

    Сообщения о находке клада с подозрительным единодушием были опровергнуты официальными средствами массовой информации. Вьетнамское информационное агентство ВИА распространило слова Хоанг Суан Кхюена, заместителя председателя народного комитета провинции Ниньбинь, заявившего, что слухи о найденных сокровищах не соответствуют действительности.

    Между тем в уезде Тамдиеп давно бытовали легенды о том, что Нинь Тон, казначей династии Ле и уроженец здешних мест, спрятал императорские сокровища вблизи Нефритовой горы. Поиски клада велись здесь давно, но до сих пор удалось обнаружить только шесть каменных стел с иероглифическими надписями и две хорошо замаскированные пещеры в отрогах Нефритовой горы. Из Ханоя был приглашён 80-летний знаток иероглифики, который перевёл тексты на найденных стелах и установил, что они связаны с семьёй Нинь Тона. В надписях говорилось о существовании клада, однако его точное местонахождение было указано на седьмой, до сих пор не найденной стеле. Вход в одну из обнаруженных пещер в горе закрывала искусственная кладка, в другой — «пещере духов» — были найдены человеческие кости. По этому поводу было высказано предположение, что Нинь Тон приказал убить участников работ по сокрытию клада.

    В 1992 году предприниматель Буй Ван Кыонг взял в аренду этот участок земли якобы для создания птицеводческой фермы. Одновременно он начал прокладывать штольню внутрь горы. Он заявлял, что имеет старинный манускрипт с планом хранилища. Провинциальными властями ему было дано разрешение вести поиски, но ничего ценного найдено не было.

    Тогда поисковые работы перешли к частям специального назначения вьетнамской армии и были взяты на контроль командующим войск специального назначения генерал-майором Май Нангом. Летом 1993 года, почти синхронно с появлением слухов о находке сокровищ, военные заявили, что в связи с отсутствием результатов проводившиеся в районе Нефритовой горы поисковые работы были приостановлены.

    По мнению наблюдателей, сам факт привлечения к кладоискательским работам войск спецназа — элитных, наиболее боеспособных частей вьетнамской армии свидетельствует, что власти весьма серьёзно отнеслись к поискам сокровищ. К тому же в официальном опровержении недвусмысленно говорилось о необходимости сохранения государственной тайны при проведении такого рода поисковых экспедиций. После этого местные средства массовой информации о сокровищах Нефритовой горы внезапно как в рот воды набрали — ни одной публикации на эту тему больше не последовало.

    Между тем сообщения о «многотонных» хранилищах старинных ценностей и золота вызывают у специалистов резонный скептицизм. Конечно, за тысячелетнюю историю вьетнамского государства бывало всякое, и эта земля хранит немало кладов. Однако Вьетнам — не Эльдорадо и крупных золотоносных месторождений здесь нет и никогда не было. К тому же в XVIII веке страна переживала глубокий кризис, и казна династии Ле в канун падения была практически пуста.

    Тем не менее загадка Нефритовой горы пока остаётся неразгаданной. Или разгаданной — но сокрытой, в видах «необходимости сохранения государственной тайны»?

    Легенда острова Оук

    На восточном побережье Канады, у полуострова Новая Шотландия, лежит небольшой островок Оук-Айленд — «Дубовый остров». В его недрах скрывается некая тайна, которую вот уже более двухсот лет безуспешно пытаются разгадать энтузиасты. Здесь, под защитой довольно простых, но умело устроенных гидротехнических сооружений, как считают, скрывается бесценный клад, стоящий миллионы долларов. История поисков сокровищ началась в 1795 году, когда на острове Оук появились трое подростков, мечтавших разыскать клад знаменитого пирата Кидда, — Дэниел Макгиннис, Джон Смит и Энтони Воган. Обнаружив подозрительные впадины, они приступили к раскопкам. К их бесконечному изумлению, буквально через полметра лопаты уткнулись в плоские камни! Под ними на глубине 3 м лежала широкая дубовая доска. Энтузиасты продолжили копать. Оказалось, что через каждые три метра шахты устроены горизонтальные перегородки из дубовых брёвен толщиной от 15 до 20 см! Рыть дальше молодые люди не смогли и покинули остров, решив вскоре вернуться.

    Слух о находке быстро распространился по окрестностям. Спустя несколько лет большая группа новых копателей во всеоружии прибыла на остров. Кладоискатели пробили ещё несколько дубовых перекрытий и наткнулись на плоский камень с зашифрованной надписью. Специалисты до сих пор ломают голову над её прочтением, хотя вариантов дешифровки предлагалось несчитанное множество. Куда девался этот камень впоследствии — неизвестно.

    Искателям пришлось также пробиваться сквозь слой смолы, слой древесного угля и слой стружек кокосовой пальмы, вызвавший особое удивление: у берегов Канады кокосы не растут! По мере углубления шахта стала заполняться морской водой. Её пытались откачать, но безуспешно. По-видимому, неорганизованные и поспешные действия кладоискателей нарушили систему дренажа, в результате чего в шахту открылся доступ морским водам. Столкнувшимся с этим неожиданным препятствием копателям ничего не оставалось, как отказаться от своих дальнейших попыток.

    Во время раскопок 1849–1850 годов было установлено, что колодец напрямую сообщается с морем через один или даже два искусственных канала. Именно по ним вода проникала в колодец и затопляла его до уровня, соответствовавшего уровню воды в океане. Искатели пытались зондировать колодец и в результате открыли так называемую «камеру-сокровищницу», из которой были извлечены три звена золотой цепочки — неопровержимое доказательство того, что в тайнике действительно имеется драгоценный металл. К сожалению, никто не знает, куда потом делись эти звенья. Сегодня многие исследователи склонны полагать, что они были попросту подброшены самими копателями — с целью привлечения инвесторов…

    Как бы то ни было, инвесторы нашлись. В последующие годы на острове Оук побывали десятки экспедиций. Они привозили с собой мощные насосы, драги, землечерпалки, буровые механизмы. Но никакие ухищрения не смогли остановить приток воды, и никакие приспособления не позволили добраться до дна шахты. На поиск были затрачены миллионы долларов, в ходе изнурительных работ погибли пять человек. Наградой за все эти усилия стали упоминавшийся выше фрагмент золотой цепочки, железные ножницы и кусок пергамента с двумя латинскими буквами: то ли «ui», то ли «vi», то ли «wi»… Этот фрагмент исследовали специалисты по палеографии из Бостона, которые заключили, что он выделан из овечьей кожи, а значки написаны тушью и гусиным пером. Кроме того, был найден плоский камень, испещрённый «неразборчивыми значками». А телекамеры, опущенные на дно заполненной водой шахты, показали наличие на её дне каких-то ящиков или сундуков. Здесь же плавала… отрубленная человеческая рука, а в глубине этой мизансцены кто-то даже углядел человеческий труп! Правда, специалисты, смотревшие это видео, в один голос заявили, что ничего не могут на нём разобрать: слишком всё темно, невнятно и неопределённо.

    За истекшие два столетия шесть жизней и миллионы долларов были брошены в ненасытную глотку «Денежной шахты», но её тайна так и осталась нераскрытой. В 1967 году поисковикам, обшаривавшим остров, удалось найти пару железных ножниц. Эксперты установили, что ножницы — испано-американские, сделаны, по всей вероятности, в Мексике, и их возраст составляет 300 лет. В другом месте кладоискатели наткнулись на остатки плотины, входящей, по-видимому, в состав таинственных гидротехнических сооружений острова Оук. От неё уцелели лишь несколько брёвен толщиной 2 фута и длиной 65 футов. Через каждые 4 фута брёвна были размечены вырезанными в них римскими цифрами. Как показал радиоуглеродный анализ, эта древесина была срублена 250 лет назад.

    Вообще же находок в «Денежной шахте» и на всём острове за всё время поисков было сделано на удивление мало, чего нельзя сказать о гипотезах, объясняющих происхождение гипотетических сокровищ острова Оук (если, конечно, они там есть). Самая популярная версия приписывает клад знаменитому пирату — капитану Кидду. Другие утверждают, что клад на острове Оук действительно пиратский, только укрыл его в «денежной шахте» не Кидд, а другой не менее знаменитый пират — Эдвард Тич. Говорили также, что на остров некогда штормом занесло испанский корабль с сокровищами, и моряки спрятали золото в «Денежной шахте». Предполагаемыми «хозяевами» клада назывались викинги, ацтеки, беглые гугеноты, британские солдаты времён Войны за независимость североамериканских штатов и, наконец, французские короли династии Бурбонов — не исключено, что в «Денежной шахте» острова Оук накануне или в первые годы кровавой революции 1789 года были спрятаны ценности французской короны.

    В 1954 году кто-то пустил слух, что сокровища острова Оук — вовсе не пиратское богатство, а нечто более дорогостоящее, чем золото: священные реликвии из Иерусалимского храма, манускрипты и документы, некогда принадлежавшие ордену тамплиеров. Может быть, на дне «Денежной шахты» хранится даже чаша Святого Грааля! А находки на островке бутылок с остатками ртути заставили кое-кого вспомнить интригующую запись сэра Френсиса Бэкона о том, что «надёжнее всего хранить важные документы именно в ртути»! Сторонники последней версии утверждают, что в «Денежной шахте» хранятся… документы, неопровержимо свидетельствующие о том, что истинным автором пьес Шекспира является Френсис Бэкон!

    Согласно другой, менее оригинальной, версии, клад острова Оук — не что иное, как сокровище собора Святого Эндрю из Шотландии. В монастыре, являвшем собой нечто вроде государственной сокровищницы, веками копились драгоценные предметы богослужения, золотые и серебряные монеты, украшения и драгоценные камни. В 1560 году сокровище таинственно и бесследно исчезло, и не исключено, что из Старой Шотландии оно могло быть переправлено в Новую. Наконец, «Денежная шахта» может и вообще ничего не содержать, может быть, это просто гидротехническое сооружение, и всё… Кто сказал, что на дне шахты обязательно должны быть сокровища?

    Какие бы предположения ни выдвигались относительно происхождения сооружений на острове Оук, несомненным остаётся одно: кто-то, обладавший инженерными знаниями и имевший возможность привлечь соответствующие средства и рабочую силу, соорудил на глубине 40-метровой шахты (диаметр которой равен 12 футам или около 3,65 м) подземное хранилище. Завершилось строительство (вероятно, с участием множества людей с применением мощных землеройных механизмов), конечно, ранее 1795 года. Радиоуглеродная датировка отодвигает этот срок до 1660 года, а проведённый канадскими экспертами-лесоводами анализ брёвен, из которых сооружены стенки шахты, позволяет утверждать, что тайник был построен между 1700 и 1750 годами. «Авторов» загадочных сооружений на острове Оук пытались искать, в частности, среди известных пиратов XVI–XVIII веков, но могли ли пираты, многие из которых были элементарно неграмотны, создавать такие сложные конструкции? Во всяком случае, нигде в мире они неизвестны.

    Те, кто строил колодец, проделали гигантскую работу. Но вот вопрос: для чего? Наверное, не ради собственного удовольствия. Может быть, сооружение действительно предназначалось для того, чтобы укрыть нечто невероятно ценное. На страже этой тайны стояла и продолжает стоять хитроумная система защиты, бросающая вызов даже современной технике. Во всяком случае, после того как незадачливые кладоискатели XIX столетия нарушили систему дренажа, колодец наполнился водой и её до сих пор не удаётся откачать.

    «Остров сокровищ» уже давно перешёл в частные руки, различные кладоискательские компании его много раз продавали, покупали, делили на доли. В 1969 году большую часть острова приобрела компания «Тритон», созданная двумя неистовыми искателями сокровищ — Дэниелом К. Бленкеншипом и Дэвидом Тобиасом. В 2005 году часть острова была выставлена на продажу с аукциона, стартовая цена была определена в 7 миллионов долларов. «Общество туризма острова Оук» (существует и такое) надеялось, что остров приобретёт правительство Канады, однако в итоге его совладельцем стала группа американских бизнесменов, работающих в промышленности бурения (так называемая «Мичиганская группа»). В апреле 2006 года было объявлено, что «Мичиганской группе» отныне принадлежат 50 % острова Оук (остальная часть по-прежнему остаётся за Бленкеншипом и Тобиасом) и что поиски сокровищ будут продолжены.

    По следам «московской добычи» Наполеона

    Вот уже более ста восьмидесяти лет не дают покоя кладоискателям так называемые «клады Наполеона». Слухи о них появились уже в первые месяцы после изгнания французов из России, но плоть и кровь легенда обрела в последующие годы, когда то тут, то там в поисках сокровищ стали появляться различные загадочные личности, в том числе из числа бывших солдат и офицеров наполеоновской армии.

    Практически сразу после окончания войны в министерства иностранных дел некоторых европейских государств и посольства России за границей стали обращаться отдельные лица с просьбой допустить их на территорию России для отыскания драгоценностей, спрятанных ими самими или их родственниками во время отступления армии Наполеона осенью — зимой 1812 года. Некоторые просьбы русским правительством были удовлетворены, а некоторым кладоискателям были даже предоставлены дополнительные средства для отыскания запрятанных сокровищ. Но все попытки отыскать их оказались тщетными.

    Поиск «московской добычи» вёлся и ведётся до сих пор на всём протяжении пути отступления наполеоновской армии. При этом в качестве возможных местонахождений сокровищ зачастую указываются совершенно фантастические места, типа пресловутого Семлёвского озера. Исследованием вопроса о сокровищах Наполеона занимался даже Оноре де Бальзак, написавший знаменитый рассказ «Березина».

    Что же легло в основу многочисленных легенд о «московской добыче» Наполеона?

    Начнём с того, что после Бородинского сражения генерал-губернатор Москвы граф Ф. В. Ростопчин принимал активные меры к эвакуации сокровищ Кремля. Все обстоятельства, связанные с этими событиями, достаточно полно изложены в работе С. Н. Цветкова «Вывоз из Москвы государственных сокровищ в 1812 году» (М., 1912).

    Судьба государственных сокровищ была доверена начальнику Дворцовой экспедиции, действительному тайному советнику, сенатору и обер-церемониймейстеру П. С. Валуеву и чиновнику той же экспедиции Поливанову. Последний непосредственно готовил ценности к эвакуации в Нижний Новгород. Для этой цели Валуев затребовал у Ростопчина сто двадцать пять пар лошадей. Валуев и Поливанов понимали, что времени на решение поставленной перед ними задачи у них мало. В силу этого они были вынуждены многое оставить — ни сил, ни средств, ни времени для укладки уже не было. В первую очередь были брошены старинное громоздкое оружие, старые материи и костюмы, массивные серебряные рамы и оклады.

    Дни и ночи работая над упаковкой сокровищ, энергичный Поливанов находил время прятать остававшиеся ценные вещи в потайные места. Не ограничившись эвакуацией предметов из Оружейной палаты, Патриаршей ризницы, Большого кремлёвского дворца и Грановитой палаты, Поливанов вывез некоторые реликвии кремлёвских соборов и древней церкви Спаса на Бору. Тем временем французская армия быстро приближалась…

    Большой обоз с сокровищами, около 150 повозок, наконец двинулся по Владимирской дороге. Его сопровождали Поливанов, чиновники и служащие Дворцовой экспедиции. Меж тем в Кремле продолжалась лихорадочная работа: пытались спасти всё, что не успели вывезти, что ещё можно было укрыть от врага. Ценности замуровывали в тайники, зарывали в землю, прятали под полы.

    Часть ценностей была замурована в подземельях Троицкой башни Кремля, вход в которые были замурованы. Настоятель Чудова монастыря иеромонах Константин, из-за невозможности вывезти целиком монастырское достояние, закопал часть его в землю на территории монастыря. Он продолжал свой труд даже тогда, когда неприятель был уже «на стенах высот кремлёвских». Монахини московского Рождественского монастыря закопали монастырское добро под трапезной Рождественского собора и под усыпальницей князей Лобановых-Ростовских.

    Несколько служащих Дворцовой экспедиции, собирая и пряча ценные предметы, оставались в Кремле даже 2 сентября, когда в город вошли французские войска…

    Через три месяца после того как «Великая армия» оставила Москву, частично разрушенный маршалом Мортье Кремль был открыт для обозрения всем желающим. Одним из первых сюда приехал П. С. Валуев. Среди руин и груд битого камня он искал вещи из кремлёвских дворцов. Повсюду валялись обломки дворцовой мебели, иконы с сорванными ризами. Нашлись бронзовые двуглавые орлы с кремлёвских башен, бюст императора Петра I, который стоял на крыше Сената. Отыскался и большой крест с колокольни Ивана Великого. (Гораздо позже родился миф о том, что французы якобы вывезли его — об этом см. ниже.) Крест стоял, прислонённый к стене собора, — правда, золочёное серебро с него было содрано грабителями. Валуев обнаружил, что многие устроенные во время эвакуации тайники были разграблены — часть замуровок была разломана, а ценности расхищены.

    По официальной справке русского Министерства внутренних дел, «московская добыча» Наполеона составила 18 пудов золота, 325 пудов серебра и неустановленное количество церковной утвари, драгоценных камней, старинного оружия, посуды, мехов и др. Всё это было вывезено из Москвы и частично осталось в тайниках на Смоленской дороге. По мнению известного советского военного историка П. А. Жилина, «по всей вероятности, отступая, противник „разгружался“ и прятал награбленные ценности. Но где именно спрятана „московская добыча“ сказать трудно».

    Главная часть «московской добычи» Наполеона составила несколько десятков подвод (по одним источникам — двадцать пять, по другим — около сорока) и состояла из утвари соборов Кремля, старинного оружия, предметов искусства и драгоценностей. Часть изделий из драгоценных металлов была перелита в слитки. Для этого в Успенском соборе Кремля были оборудованы плавильные печи. Адъютант генерала Нарбонна де Костелан вспоминает, как французы «забрали и расплавили серебряную утварь кремлёвских церквей, пополнив этим кассу армии». Плавильные горны работали и в других местах города.

    Упоминания о «московской добыче» можно встретить в мемуарах многих французских участников кампании 1812 года.

    Офицер Маренгоне: «Наполеон велел забрать бриллианты, жемчуг, золото и серебро, которые были в церквах. Он велел даже снять позолоченный крест с купола Ивана Великого. Велел вывезти все трофеи Кремля. Ими нагрузили 25 телег».

    Собственные обозы с добычей имели наполеоновские маршалы Богарне, Даву, Ней, Мортье, Мюрат.

    Помимо этого, уходившие из Москвы французские солдаты и офицеры были нагружены своим личным достоянием. О том, как оно было приобретено, вспоминал казначей московского Данилова монастыря иеромонах Антоний: «Артиллерийские солдаты, вступив тогда же в монастырь, тотчас и начали в церкви с образов, и местных, и мелких, и раку обдирать, и даже в самой гробнице рыться, но не нашедши там ничего, кроме мощей Святых, бросили верхнюю доску поперёк гроба… Поколику же возглавие на гробнице очень вызолочено жарко, то сколько ни было уверения, что оно медное, сорвали… Один только на Спасителе большой серебряной оклад со стразами и дорогими каменьями, разбивши саблею стекло, сорвали. Что же касается ризницы, то не только одежды с престолов снимали, но самые срачицы раздирали, и даже святыми антиминсами опоясывались, а как находили их короткими, то бросали на пол. Словом, причинили убытку тысяч до десяти».

    По свидетельству британского военного агента при русской армии Роберта Вильсона, французская армия была просто перегружена награбленным добром: «На протяжении целых переходов тянулись в три-четыре ряда артиллерийские орудия, зарядные фуры, госпитальные и провиантские повозки, экипажи всевозможных родов и даже дрожки, нагруженные различными вещами (в основном предметами роскоши), пехотинцы изнемогали под тяжестью ранцев, маркитантки везли добычу, награбленную в Москве, которою также были наполнены артиллерийские повозки и госпитальные фуры». Французский сержант Адриен-Жан-Батист-Франсуа Бургонь писал в своих мемуарах, что нёс в своём ранце «несколько серебряных и золотых изделий, между прочим, обломок креста с Ивана Великого, то есть кусочёк покрывавшей его серебряной вызолоченной оболочки». Даже французский писатель-классик Стендаль, бывший в ту пору интендантом наполеоновской армии Анри Бейлем, уходя из Москвы, не побрезговал зашить в подкладку своей шинели награбленные им золотые монеты: что поделаешь, европейская культура обязывает…

    По подсчётам верейского краеведа Ю. Лискина, даже если предположить, что каждый солдат стотысячной армии нёс в своём ранце хотя бы полкило драгоценностей (монет, слитков, ювелирных изделий и т. д.), то общий вес награбленного, без учёта обозной клади, составил около пятидесяти тонн. Но, по словам Вильсона, «пехотинцы изнемогали под тяжестью ранцев». От полукилограмма, понятно, изнемогать никто не будет. Значит, награбленной добычи было во много раз больше.

    Вывоз французами основных ценностей из Москвы происходил с 15 по 27 октября. Французский офицер Сезар Лотье позднее вспоминал: «13 октября в Москве выпал первый снег. Мы задавали себе вопрос: как же перевозить ту драгоценную добычу, которую уже нагрузили на телеги, если только император не отдаст приказания оставить её здесь». Император, однако, отдал другое приказание…

    Главная часть «московской добычи» вывозилась двумя обозами. Первый отправился из Москвы с сильной кавалерийской охраной в середине октября, ещё до оставления Наполеоном Москвы, и направился по главной контролируемой французами коммуникации — Смоленской дороге. Предусматривалось, что в случае удачного прорыва армии к Калуге этот обоз присоединится к главным силам армии, проследовав под охраной частей корпуса Понятовского через Верею и Боровск.

    Второй обоз (французские источники называют его «трофейный») неотлучно следовал за императором до Малоярославца, где состоялся неудачный для французов бой. Прорваться к Калуге не удалось, и армия повернула к Боровску и Верее. 27 или 28 октября она встретила в районе Вереи первый «золотой обоз». С этого момента конвой с «московской добычей» шёл до самой Вильны единым транспортом, постепенно тая по дороге.

    О том, что Наполеон по дороге от Вязьмы к Дорогобужу вынужден был бросить часть трофеев, вывезенных им из Москвы, историкам известно давно. В стычках и боях на пути отступления французской армии в руки русских не раз попадали обозы с награбленными вещами и ценностями.

    Армия Наполеона вышла из Москвы 6 (19) октября. Уже через два дня на обочинах дороги стали появляться брошенные обозные телеги. «Лошадей пало много», — отмечает 8 (21) октября Арман де Коленкур. А после сражения под Малоярославцем император отдал приказ о подготовке армии к долгому и быстрому маршу. Часть обозов велено было бросить. Но это не помогло: когда сопровождаемая тяжело гружённым обозом наполеоновская армия двинулась через Боровск и Верею к Можайску вопреки приказу Наполеона об ускорении марша, войска и обозы сильно растянулись. Так, 28 октября штаб императора уже двигался через Можайск, в то время как арьергардные части Даву ещё тащились где-то в грязи под Боровском.

    По воспоминаниям сержанта Бургоня, во время движения от Малоярославца к Можайску французами было оставлено значительное количество снаряжения и награбленной добычи: «Дороги окончательно испортились, повозки, нагруженные добычей, тащились с трудом, многие из них оказались сломанными. С других возницы, опасаясь поломки, сбрасывали кладь. Вся дорога была усеяна ценными предметами: картинами, канделябрами, множеством книг…» Дивизия Жерара, шедшая в арьергарде армии, имела приказ уничтожать брошенное добро, сбрасывая его в реки, озёра, болота, заполненные водой канавы. Чаще всего заторы случались на мостах через многочисленные реки и речушки, и тогда в воду летели целые повозки с добычей. Только на пути от Малоярославца до Вереи французам не менее пяти раз приходилось прибегать к этой «процедуре».

    Как раз в эти дни М. И. Кутузове одном из приказов отмечал: «Неприятель в бегстве своём оставляет обозы, взрывает ящики со снарядами и покидает сокровища, из храмов Божиих похищенные».

    По словам П. А. Жилина, при отступлении от Малоярославца, на участке между Боровском и Можайском командовавший арьергардом генерал Жерар потребовал от колонны отстающих, сдерживавших темп марша солдат разгрузить ранцы, выкинув их содержимое в реку Протву. В возможности отдания такого приказа сомневаться не приходится: на плечах Жерара, подгонявшего отступающих, уже висели полки донских казаков.

    Сегодня старая дорога, превратившаяся в просёлок, упирается в песчаный брод на Протве, который местные жители называют «брод на Верею». Ничто не напоминает о том, что именно на этом месте в середине октября 1812 года и произошла первая крупная «разгрузка» московской добычи. А сколько ещё таких мест таится по пути отступления «Великой армии»…

    Армия Наполеона вступила в пределы Смоленской губернии. Русские войска преследовали её по пятам. Многочисленные арьергардные бои и стычки следовали едва ли не каждый день, и множество французских солдат осталось лежать в безвестных могилах, затерянных на Смоленщине. Эти «французские могилы» прочно вошли в местный фольклор. Нередко «французскими могилами» называют славянские курганы IX–XII веков. Но иногда кладоискатели действительно наталкивались на захоронения наполеоновских солдат. Например, в сентябре 1874 года в версте от деревни Соколово Гжатского уезда кладоискатели обнаружили братскую могилу французских солдат, в которой среди костей оказался полусгнивший пояс из красной кожи. Когда его стали извлекать из земли, пояс разорвался и из него посыпались серебряные монеты — русские и иностранные. Всего было найдено семнадцать монет.

    «Французская могила» была известна на речке Сорогоща в деревне Иваново, что в 20 верстах к востоку от Вязьмы. «Година та лихая была! — вспоминали местные жители. — Ух, лихая! Все из деревень повыехали, да в лесах хоронились. Кто своё худобишко с собой забрал, а кто тут позарывал. Много по здешним местам добра всякого зарыто. Ух, много! Вот, к примеру, под Кочетовым ровок есть, Шильонским прозывается, и струбы там дубовые — два, да ещё погреб каменный, а в погребе там икона Божьей Матери Одигитрии скрыта».

    «Французские могилы» — ряд небольших холмиков — указывали между деревнями Литвиновым и Кувшиновым в окрестностях Вязьмы. Другое предполагаемое захоронение находится у деревни Ямново, в ста метрах от дороги из Вязьмы в Белый. В конце XIX века его раскопали и нашли человеческие кости и оружие.

    Неподалёку от уже упоминавшейся деревни Литвиново известно «Кладовое озеро» — небольшой водоём, который уже в начале XX века сильно зарос. Здесь, по преданию, французы бросили в воду орудие и — народная фантазия неистощима — «три воловьих шкуры с золотом».

    В самой Вязьме перед приходом французов лихорадочно прятались церковные и монастырские сокровища. Причт церкви Рождества Богородицы укрыл церковную утварь, образа и имущество в яме, вырытой на огороде и тщательно замаскированной. Этот клад французы не нашли, и после их изгнания он был благополучно извлечён из земли. А вот где находится часть сокровищ Вяземского Иоанно-Предтеченского монастыря, неизвестно до сих пор. Они были зарыты в монастырском саду. Часть из них — золотые и серебряные слитки — были найдены и растащены французами. А другую часть не нашли даже сами монахи, хотя поиски этого клада велись на протяжении нескольких десятилетий…[4]

    …На пути от Дорогобужа к Смоленску французская армия получила приказ Наполеона: сжечь все трофеи. И снова в огонь полетело только наименее ценное и компактное: рухлядь, одежда, антиквариат… Но с золотом и серебром никто расставаться не спешил — пока.

    5 ноября в бою под Красным лейб-гвардии Уланский полк захватил обоз 1-го корпуса маршала Даву с московскими трофеями, среди которых была «золотая казна» — золото и серебро всего на сумму 31 тысяча рублей ассигнациями. Эта добыча стала достоянием полка и поступила в полковую артель. В дальнейшем из этих средств был составлен так называемый «Красненский капитал», и каждый солдат — участник дела 5 ноября, — выбывая из полка, награждался пятьюдесятью рублями из «Красненского капитала».

    С этой точки слухи об укрытых сокровищах Наполеона начинают лавинообразно нарастать…

    В качестве места, где хранится какая-то часть французских сокровищ, указывали на озеро вблизи местечка Бобр Сенненского уезда Могилёвской губернии. «Существуют свидетельства многих „военных лиц“, что в этом озере на дне хранятся трофеи 1812 года и великого бегства французов», — писала в 1911 году газета «Новое время». В этой местности начиная с 1870-х годов заговорили о том, что в озере французами во время бегства были затоплены награбленные сокровища московских церквей. В 1870-х годах один местный помещик занялся розыском легендарных сокровищ, причём пользовался таким примитивным средством, как выгребание воды. Ясно, что из этой затеи ничего не вышло, несмотря на то что он предпринимал неоднократные попытки. К сокровищам на дне Бобровского озера проявлял интерес «Кружок ревнителей памяти 1812 года», но по ряду причин (нехватка средств, начавшаяся Первая мировая война и др.) не смог заняться исследованием озера.

    Следы «золота Наполеона» известны и в окрестностях Могилёва. Заняв город и учредив в нём свою администрацию, французы обложили население налогами и реквизировали церковные ценности. В частности, 21 июля на архиерейский двор явилась рота французских солдат, обшарила всю церковь в поисках сокровищ, взломала полы топорами, вырыла под полами ямы и подвергла всё тщательному обыску. Но ничего найти не удалось.

    8 ноября 1812 года на базарной площади Могилёва французы сожгли все лишние вещи из обоза, а 11 ноября ночью покинули город…

    А 18 июля 1851 года дворянин Адам Щепковский донёс виленскому губернатору о том, что ему известны некоторые места, где «ретировавшиеся в 1812 году французские войска зарыли в землю ящики с деньгами». Показания Щепковского были доложены шефу Корпуса жандармов, который, в свою очередь, доложил об этом императору Николаю I. Император «высочайше соизволил разрешить для отыскания сих мест отправить Щепковского с одним из чиновников виленского военного губернатора с тем, что таковые поиски могут быть проведены и в других губерниях».

    Щепковский избрал для своих поисков Копысский уезд Могилёвской губернии, где, по его словам, «на могильнике» в 1812 году отступающие французские войска закопали «два ящика в золоте денег». Могилёвский вице-губернатор предписал всем властям оказывать Щепковскому всевозможное содействие «и о том, что будет открыто, немедля донести». Работы на «означенном могильнике» начались 30 июля, а уже 2 августа копысский исправник отписал в Могилёв: «Работы окончены, и ничего не оказалось».

    Во время трагической переправы через Березину часть «московской добычи» была, по слухам, зарыта и затоплена — вероятно, в нескольких местах. Известно, что в течение нескольких послевоенных лет окрестные помещики заставляли своих крепостных нырять в воды Березины и отыскивать на дне реки брошенные французами драгоценности. Всё, что удавалось найти — в основном золотые и серебряные вещи, — продавалось за бесценок. Сегодня можно с уверенностью говорить о том, что сведения о кладах французов, оставленных на территории Белоруссии, — там, где оставшиеся в живых солдаты Наполеона думали уже не о сохранении награбленных сокровищ, но единственно о сохранении собственной жизни, — принадлежат к числу наиболее достоверных версий о местонахождении «московской добычи».

    Несомненно, что до самой Вильны значительная часть «золотого обоза» ещё была цела. Обоз шёл под охраной единственной части наполеоновской армии, сохранившей боеспособность и дисциплину, — Старой гвардии. С транспортировкой сокровищ от Борисова до Вильно связан эпизод, известный по делам русского Министерства иностранных дел.

    Зимой 1838 года в Венеции к находившемуся там по делам службы русскому послу в Австрии Татищеву обратилась супруга генерал-адъютанта П. Д. Киселёва. По её словам, ей в силу стечения обстоятельств стало известно о том, что где-то в Минской губернии зарыт многомиллионный клад. Осенью 1812 года по приказу Наполеона батальон Старой гвардии эскортировал повозку, нагруженную тяжёлыми дубовыми бочками. Груз был очень тяжёл, и усталые лошади пали одна за другой. Тем временем распространился слух: «Казаки близко!» Одну бочку конвоиры разбили и золото растащили по карманам. А оставшиеся семь закопали в большой яме, выдолбив её в мёрзлой земле ломами и кирками.

    Киселёва рассказала Татищеву, что её муж не придаёт значения её словам, но она уверена в достоверности этих сведений и берётся отыскать их. По распоряжению вице-канцлера Нессельроде виленскому генерал-губернатору князю Долгорукову было направлено указание, «чтобы со стороны местного начальства оказано было генеральше Киселёвой всякое содействие к отысканию помянутого клада». Но, насколько можно судить, ничего найдено не было.

    В 1910 году нынешнего столетия виленские газеты опубликовали слухи о возможном кладе французов в местечке Селище на северо-западе Белоруссии.

    По рассказам старожилов тех мест, во время отступления французов в 1812 году часть армии Наполеона двинулась по дороге из Борисова в Молодечно. Эти пункты соединяла тогда широкая столбовая дорога. Как раз в это время наступили особенно жестокие морозы. Истощённые недостатком фуража, обозные и артиллерийские лошади устилали дорогу своими трупами, на протяжении всего пути можно было видеть бесконечные вереницы брошенных фур и мертвых человеческих тел.

    По этой дороге на Молодечно и далее на Вильно, бросив остатки голодной и замерзающей армии, ехал Наполеон. При нём находилась довольно значительная казна: несколько фургонов везли бочонки с золотом. У селения Мотыголь совершенно измученный император и его штаб заехали на ночлег в имение Селище, расположенное в нескольких сотнях шагов от большой дороги. Император поместился в старом господском доме. Здесь приближённые доложили ему, что дальше везти бочонки нельзя: почти все лошади пали, а достать свежих невозможно. Тогда Наполеон приказал зарыть золото в землю. Под покровом ночной темноты несколько штабных офицеров исполнили приказание императора…

    Про клад ничего не было известно до 1840 года. Около этого времени в имении начали строить новый господский дом. Под его фундамент крестьяне свозили с поля камни.

    Через некоторое время после постройки дома из Франции приехал какой-то человек с планом и объявил о цели своего прибытия — отыскание зарытых в 1812 году нескольких бочонков золота. Но спустя 28 лет местность уже не соответствовала плану, так как просёлочная дорога, ведущая от большой дороги к имению, была уже запахана, а вместо неё проложена другая. Кроме того, не оказалось и главной приметы — «острого камня», который точнее определял местность, где был зарыт клад. Таким образом, весь предполагаемый район поисков площадью в несколько гектаров остался без упомянутых в плане примет и ориентиров. Искатель клада поневоле вынужден был ограничиться расспросами у местных жителей: куда делся «острый камень»? Оказалось, его свезли под фундамент. После долгих поисков камень всё-таки нашли с правой стороны от крыльца в угловом фундаменте дома. На нём оказался высеченный знак в форме подковы. Однако настойчивые расспросы о том, откуда взят камень, ни к чему не привели — никто уже этого не помнил. Француз ни с чем вернулся в своё отечество…

    Один из авторов публикаций 1910 года, некто Л. С., долгое время жил в этой местности и ему удалось собрать множество свидетельств о пребывании здесь французов. Так, на поле имения Селище им были найдены пуговица от французского мундира с изображением скрещённых пушек, стальной шомпол и «отделка от штуцера». Кроме того, местные жители рассказали, что близ деревни в небольшом озере французами был затоплен «денежный ящик». Но попытки отыскать заветное сокровище так ни к чему и не привели.

    Реальна ли история о кладе в Селищах? Разрешить эту загадку могут только поиски.

    Территория бывших Виленской и Ковенской губерний — юг и запад Литвы — район, наиболее плотно насыщенный следами событий 1812 года. Именно здесь разыгралась самая ужасная трагедия наполеоновской армии, трагедия, которая затмила в памяти уцелевших все предыдущие испытания. Об этих событиях писалось довольно мало. Впрочем, это правильно — даже в наш жестокий век не хочется описывать те неслыханные сцены человеческих страданий, которые разыгрывались здесь в конце ноября — декабре 1812 года…

    В начале XX века местные жители указывали сотни братских могил солдат французской армии. Вот как выглядела, например, одна из них, у деревни Покальнишки: «Могила представляет из себя два рядом стоящие холма… Часть могилы немного обнажилась и на песке видна масса костей: черепов, челюстей, больших и малых берцовых костей, лопаток… Судя по костям, здесь погребено не менее 500 человек». А всего в литовской земле нашли своё последнее пристанище не менее 60 тысяч наполеоновских солдат и офицеров.

    На протяжении десятков лет крестьяне находили здесь ружья, сабли, тесаки, фрагменты обмундирования и амуниции, пуговицы, пряжки, металлические предметы, монеты. И — кости, кости, кости… А среди этих находок было немало следов «московской добычи» и «золота Наполеона».

    Золотые 20-франковые монеты неоднократно находили на Ковенской дороге. Нашли поблизости и золотое кольцо с французским гербом. А местные предания указывают на несколько мест, где находится и добыча «покрупнее». Так, у местечка Евье, на Старо-Виленской дороге, в болоте затоплена французская фура с деньгами и документами. В Закрете — предместье Вильно — указывали озеро, к началу XX века уже заросшее, в которое французы бросили золото. Этот клад в середине XIX столетия пытался отыскать немец Миллер, но неудачно. Ему удалось найти только сабли, ружья и другое брошенное в озеро оружие. Впрочем, говорили, что этот клад был всё же кем-то «вынут».

    А в середине мая 1826 года в российскую миссию в Карлсруэ явился слесарь Жан Пти и объявил, что ему известен клад, зарытый французами в окрестностях Вильно, просил паспорт и содействие в отыскании этого сокровища. Жан Пти утверждал, что ему известно и о других кладах, укрытых французами в «дуплах деревьев и пещерах».

    К тому времени русское правительство, уже многократно обжёгшееся на подобных кладоискателях, очень неохотно выдавало разрешение на поиски. Предложение Жана Пти было сочтено не заслуживающим внимания, так как он «не в состоянии дать более точных сведений о сокровищах, о существовании которых ему якобы известно».

    Клад французов указывали и на 5-й версте дороги Вильно — Полоцк — тут якобы находилась стоянка Наполеона. Память о зарытых здесь сокровищах более ста лет не давала покоя жителям местечка Михалишки.

    Не следует относить все эти предания только к области легенд. Достоверно известен, например, следующий полуфантастический, но реальный случай. В ноябре 1812 года на 14-й версте Полоцкого шоссе, под мостом через реку Вилейку, прятался крестьянин деревни Мицкуны Юрий Маковский. По мосту шла отступающая французская часть. Маковский увидел, как несколько французов бросили с моста в реку какой-то увесистый предмет. Когда французы прошли, любопытный крестьянин не побоялся слазить в ледяную воду, и его старания были вознаграждены — он вытащил на берег… бочонок с золотом!

    Этого золота Маковскому (он умер около 1850 года) и его семье хватило на 30 лет!

    7–9 декабря остатки французской армии проходили через Вильно. Морозы усилились до –25–27°. «Ночь с 7 на 8 и день 8 были ещё тяжелее для армии, чем предыдущие, — писал Наполеону утром 9 декабря из Вильны маршал Бертье. — Одна из повозок, на которых везли казну, разграблена возчиками; удалось спасти всего 12 000 франков. Делается всё, что в пределах человеческой власти, чтобы спасти остальные повозки».

    Судьба похищенных московских сокровищ и казны Главной квартиры была окончательно решена только за Вильной. По показаниям многочисленных очевидцев, последние остатки «золотого обоза» были дотла разграблены совсем потерявшими человеческий облик солдатами и офицерами «Великой армии» 10 декабря 1812 года на дороге между Вильно и Ковно, когда подводы, влекомые измученными лошадьми, беспомощно остановились перед покрытым льдом подъёмом на Понарскую гору. Из-за гололедицы на неё не могла въехать ни одна повозка и ни один экипаж, не говоря уже о тяжело нагруженных фургонах. Именно здесь, у подножия этой горы, погибли и «золотой обоз», и казна Главной квартиры «Великой армии».

    «Ваше величество, знаете, что в полутора лье от Вильны есть ущелье и очень крутая гора, — писал 12 декабря (30 ноября по старому стилю) из Ковно маршал Бертье. — Прибыв туда к 5 часам утра, вся артиллерия, Ваши экипажи, наши экипажи, войсковой обоз представляли собой ужасное зрелище. Ни одна повозка не могла проехать, ущелье было загромождено орудиями, а повозки опрокинуты…»

    Это был момент окончательной гибели всей артиллерии, фур и обоза. Скопившиеся у подножия обледенелой горы деморализованные и утратившие всякое подобие армии люди начали тащить с повозок всё, что можно унести на себе.

    Свидетельств очевидцев этих событий более чем достаточно. Предоставим же слово авторам мемуаров:

    «Мы на рассвете 10 декабря оставили город [Вильно] и пошли по дороге на Ковно. Часа через два мы пришли к подошве холма, обледеневшего и настолько крутого, что на него невозможно было взобраться. Кругом были разбросаны остатки экипажей Наполеона, оставленный в Вильне при отступлении обоз, походная касса армии и ещё много повозок с грузными московскими трофеями: они не могли подняться в гору…» (Штейнмюллер).

    «Через два часа мы подошли к подошве горы… Вокруг были остатки наполеоновских экипажей, войсковая казна и ящики с несчастными московскими трофеями…» (Лабом).

    «Здесь, у подножия холма, собрались дезертиры, фургоны, экипажи, артиллерия, всякого рода багаж и, наконец, императорские фургоны с 10 миллионами и остатками московских трофеев» (граф Хохберг).

    «Фургоны с казной, трофеи, взятые в Москве, русские знамёна, столовая посуда маршалов — всё это было брошено. Трудно представить себе, какие богатства были покинуты у подножия этой горы» (анонимный бельгийский солдат).

    «— Ко мне, друзья! Разграбим обоз!

    Тотчас толпы беглецов присоединяются к этому крику и бросаются на драгоценные фургоны. В одно мгновенье они окружены стаей хищных птиц. Кидаются к замкам и взламывают их посредством всего, что находится под рукой.

    Они разбиты вдребезги и открыты. Солдаты всех родов оружия, лакеи, чиновники, даже офицеры полными пригоршнями черпают в них золото и бесчестие… Пренебрегают монетами в пять франков — их выбрасывают далеко на снег» (Лемонье).

    «Все бросились к повозкам: взломали кассы, в которых было ещё около пяти миллионов франков, деньги вынули и поделили…» (Штейнмюллер).

    «Многие, кто пришли потом, приняли участие в этом грабеже. Люди, умирающие с голоду, в то же время сгибались под тяжестью богатств, которых они не могли нести. Со всех сторон говорили лишь о слитках золота да о драгоценностях. Каждый солдат был нагружен серебром, но ни один не имел ружья» (Лабом).

    «Здесь валялись раскрытые сундуки, там — разграбленные фургоны с золотом. Я видел, как люди падали под тяжестью мешков с золотом» (граф Хохберг).

    «Мешки с деньгами, слишком тяжёлые для переноса, оставлялись на земле с пренебрежением. Стрелок из моего полка по имени Фулон захватил таким образом мешок, содержащий 20 тысяч франков золотом» (Комб).

    «На мою долю я мог бы иметь мешок с золотом, содержащий 50 000 в наполеондорах, но я нашёл его вес слишком тяжёлым и удовольствовался несколькими пригоршнями этого золота, которые я положил в карманы моих панталон» (анонимный бельгийский солдат).

    «Крик „Казаки!“ послышался снова, но теперь на него никто не обращает внимания. Жажда золота пересилила страх, и фургоны покидаются только совершенно пустыми, разбитыми и опрокинутыми» (Лемонье).

    «Наши собственные солдаты разграбили часть армейской казны при появлении казаков, одно время даже работали с ними в полном согласии. Ночью многие французы и союзники предлагали мне купить награбленные вещи, серебряные чаши, приборы и т. п.» (де Кастеллан).

    «Наши солдаты бились на кулачках с врагами из-за золота» (Комб).

    «Все трофеи, которые вёз император из Москвы, его кареты, фургоны с золотом — всё было потеряно или разграблено казаками и даже нашими собственными солдатами, хотя, я думаю, очень немногие из них привезли свою добычу во Францию» (Гриуа).

    По словам самого Наполеона, «в Вильно мои войска разграбили двенадцать миллионов». Разгром «золотого обоза» довершили казаки Платова, отбившие часть «московской добычи» у французов. Часть трофеев, захваченных у Понарской горы, была отправлена в Новочеркасск. «Казаки разграбили всё, что оставалось на противоположном берегу реки, где было много повозок, нагруженных огромными ценностями», — свидетельствует участник событий Серрюрье.

    Итак, «золотой обоз» погиб?

    Нет!

    Действительно, огромное количество ценностей было разграблено или попало в руки казаков. Но уцелевшие солдаты и офицеры императорской гвардии, всего 400–500 человек, во главе с маршалом Бертье ухитрились спасти значительную часть казны Наполеона — главным образом вещи, лично принадлежавшие императору, — золото и столовое серебро.

    Попав в безвыходное положение у подножия Понарской горы, Бертье и его люди не потеряли присутствия духа и «занялись тем, что оттаскивали в сторону опрокинутые экипажи, сжигали те, которые загромождали проход, — писал Бертье Наполеону из Ковно 12 декабря. — Ваше серебро и деньги казначея Вашего кабинета были сложены в мешки и перевезены на наших лошадях, ничего не было потеряно… Мы могли достичь вершины горы, только проложив себе путь справа и слева через лес. Почти все экипажи были ввезены в гору, после того как в каждый было запряжено по 20 лошадей».

    «Пришла мысль с помощью конвойных перенести деньги, принадлежащие казне, — пишет уже упоминавшийся участник событий французский офицер Лабом. — Их было около пяти миллионов, из коих большая часть в серебряных монетах».

    На долю артиллерийского подразделения под командованием офицера Ноеля непосредственно выпало перевозить часть императорских сокровищ;

    «Обоз с казной был оставлен прямо посередине пути. Маршал издал приказ, чтобы мой отряд остановился и нагрузил наши повозки бочонками с золотом. Нам гораздо важнее были наши пушки, чем золото, но ничего не помогло…»

    Итак, усилиями Бертье и гвардейцев большая часть «золотого обоза» была спасена и прибыла в Ковно. Но по дороге часть с таким трудом спасённых сокровищ была расхищена. «Приманка была слишком соблазнительной! — пишет Ноель. — Скоро стали обнаруживаться потери повозок с бочонками». Одна из фур с золотом была разграблена прямо у ворот Ковно. Много солдат и офицеров тут же дезертировало вместе с награбленным.

    Оставшиеся несколько фургонов с золотом вошли в Ковно и были сданы на хранение.

    В Ковно собралось около трёх-четырёх тысяч усталых и замёрзших солдат — всё, что осталось от 1-го и 4-го пехотных корпусов и от всей армейской кавалерии. Здесь же находился маршал Мюрат, принявший командование армией после отъезда императора. Кроме того, ещё до прибытия «золотого обоза» в Ковно хранилось около двух с половиной миллионов франков.

    Перед тем как отправиться в дальнейший путь, снова перешерстили все имевшиеся в наличии повозки, высвободили лошадей для перевозки двенадцати ещё остававшихся в распоряжении армии орудий и для повозок с казной. Остальные припасы и имущество раздавались солдатам и офицерам. «Припасы раздаются на 8 дней, а также дают вещей и оружия, по сколько возможно, — писал Бертье. — Но солдаты не хотят брать… Я приказал генералу Эбле принять все необходимые меры, чтобы сжечь и уничтожить всё, чего нельзя будет забрать. Я велел забрать всех лошадей, каких можно было найти, чтобы сменить уставших лошадей у повозок, на которых везли казну».

    С обстоятельствами оставления французами Ковно связано самое раннее послевоенное известие о спрятанных французами сокровищах. Как свидетельствуют документы архивов русского МИДа, 11 февраля 1814 года бывший премьер-министр Пруссии Энгельгард сообщил императору Александру I о том, что ему известно о кладе, укрытом французами в одной из ковенских церквей. В марте 1813 года у Энгельгарда остановились два возвращавшихся из России французских офицера, Альбер и Беллегрин. Альбер рассказал, что в Ковно один его товарищ, зайдя в одну из церквей, своими глазами видел, как несколько артиллерийских солдат возятся с церковными плитами. На вопрос, что они делают, солдаты ответили, что прячут ящик с деньгами на сумму около 800 тысяч франков, так как дальше они его тащить не в состоянии. Альбер уточнил, что эта церковь находится в Виленском предместье, неподалёку от старого замка.

    Неизвестно, предпринимались какие-то меры по поиску этого клада или нет, но в рассказе Альбера имеется одна характерная деталь: клад укрывали артиллерийские солдаты. Но именно артиллеристы, как мы помним, перевезли золото через Понарскую гору и доставили его в Ковно…

    Но отправимся дальше по следам «золотого обоза». За Ковно, во время переправы через Неман, обоз снова попал в ситуацию, схожую с той, что была у Понарской горы: сразу за переправой дорога упёрлась в крутой обледенелый холм. Несколько повозок снова были растащены. «Холм, на который нам нужно было взобраться сейчас же после перехода через мост, весь был загромождён экипажами, между которыми находились разграбленные фургоны с золотом», — вспоминал французский офицер Булар.

    Грабежи фур с золотом продолжались и после перехода французами Немана. Многие из повозок с деньгами были брошены.

    «13-го мы перешли Неман, и тут наткнулись в полях на несколько фургонов с золотом, покинутых своими проводниками. Солдаты их сейчас же разбили и черпали полными горстями золото и серебро из разбитых бочек», — писал участник событий, французский офицер Пьон-де-Лош.

    Таким образом, за Неман французы перешли, имея на руках значительные средства. «Разграбленная казна» никуда не делась — она просто сменила хозяев. По словам академика Е. В. Тарле, в январе 1813 года в Гумбинене (Восточная Пруссия), куда постепенно подходили группы спасшихся из России французов, «вся площадь была покрыта крестьянскими повозками, стекавшимися со всех сторон возить французов за деньги». «Сразу в Пруссии для французов явилось решительно всё, что можно купить за деньги, — пишет Е. В. Тарле. — А денег — монеты золотой и серебряной — в спасшейся казне Наполеона было ещё сколько угодно».

    Следы сокровищ Наполеона прослеживаются и южнее маршрута Березина — Вильно — Ковно — Восточная Пруссия. Существует несколько свидетельств о кладах, укрытых французами в окрестностях Гродно и Белостока. В этих местах также в течение длительного времени находили следы отступления наполеоновской армии. Например, в селе Волковичи близ Новогрудка в конце XIX столетия в спущенном пруду была найдена брошенная французами пушка.

    О нескольких бочках золота, зарытых в окрестностях Гродно, сообщал в декабре 1835 года житель баварского города Вюрцбурга Георг Йозеф Михель. Он обращался к русскому императору с просьбой о содействии в отыскании этого клада, но его просьба была «оставлена без уважения по неимению в виду никаких доказательств о справедливости заключающихся в оной показаний». В магистрате Вюрцбурга Михель показал, что о сокровищах он узнал от одного «с давних времён мне преданного» баварца, человека «честного поведения и к тому же в здравом рассудке», участника походов 1812–1813 годов. В 1812 году этот баварец был прикомандирован к двум казначеям в качестве «смотрителя амуничных по армии вещей». В пути, опасаясь, что их настигнет неприятель, казначеи «зарыли в одном месте Гродненской губернии, где они уже несколько дней находились, в присутствии и в глазах его, все при них находившиеся деньги, кои были укладены в пяти бочонках и имели весу 15 центнеров. Притом взяли они с слово хранить глубокое молчание о сём происшествии, обещав в сём случае дать ему некоторую долю из зарытых денег… Деньги сии, состоящие в одних наполеондорах, простираются до многих миллионов франков». Оба казначея были смертельно ранены в сражений под Финстервальдом и «испустили дух ещё на поле сражения».

    По словам Михеля, этот его товарищ несколько лет назад побывал в России и «узнал опять то место, где деньги зарыты, и убедился в том, что оные деньги не могут без соизволения правительства быть вырыты и взяты».

    Показания Михеля, данные им вюрцбургскому магистрату, рассматривало баварское правительство. Они были признаны заслуживающими внимания, и в январе 1836 года баварские представители обратились в русский МИД с просьбой оказать Михелю помощь в поисках клада. МИД России ответил, что «прошение не может быть удовлетворено по тем же причинам, по коим и в первом случае ему было отказано. Но господину Михелю не возбраняется выполнить своё намерение на удачу собственными издержками». Своих средств на поездку в Россию у Михеля не было. Зато они были у некоего кавалера де Бре, который, узнав о показаниях Михеля, решил отыскать клад самостоятельно и отправился в Россию. Чем закончилась его поездка, неизвестно.

    На этот же район как на возможное местонахождение наполеоновских сокровищ указывала прусская подданная Йоппих, урождённая Ярих, сообщившая в июне 1875 года русскому послу в Берлине Убри о том, что её отец много лет хранил тайну клада, зарытого его товарищем во время войны 1812 года в окрестностях Белостока. По словам её отца, этот товарищ имел задание доставить в Белосток семь бочек с золотом. Ночью, находясь на старой мельнице, он услышал отдалённый конский топот. Решив, что это русские казаки, немец быстро выкопал во рву под мельничной плотиной яму глубиной 3 фута и скатил в неё все семь бочек с ценностями. Впоследствии долгие годы он мечтал вернуться на это место и, умирая, доверил тайну своему другу — отцу г-жи Йоппих. По словам самой Йоппих, место, где зарыты бочки, находится «у самой плотины, которая между старой мельницей и старым монастырём ведёт к Белостоку. Плотина заросла тополями, и драгоценный клад находится влево от монастыря, у тополей…»

    Итак, подведём итоги.

    Как мы могли видеть, основная часть казны «Великой армии», преимущественно в золотой и серебряной монете, была сохранена и благополучно была вывезена из России.

    Другая часть казны и «московской добычи» разграблена солдатами армии Наполеона и отбита русскими авангардными частями.

    Третья часть… Вот судьба третьей части и легла в основу легенд о «московской добыче» и «золоте французов». Не исключено, что разбросанные по многочисленным тайникам на всём пути отступления французской армии, эти сокровища до сих пор дожидаются своего часа. Очевидно, что таких тайников может быть не один и не два. И также очевидно, что их содержимое составляет не казна «Великой армии», а часть личной добычи её солдат, офицеров, генералов и маршалов — тех самых, что «изнемогали» под тяжестью награбленного. Время только прибавляет к списку тайников новые и новые «адреса», не давая, впрочем, ответа на главный вопрос: а где же они, эти сокровища? И поневоле на ум приходит старинное русское присловье:

    «— Пресвятая Богородица, почто рыбка не ловится?

    — Либо невод худ, либо нет её тут».

    Исчезнувшие сокровища Лобенгулы

    Это поистине странная история. Только Африка может породить таких действующих лиц и фон, на котором она разворачивалась…

    Начать со старого Лобенгулы, которого некоторые почитатели описывали как «благородного дикаря». В действительности он был столь же жесток, как и его отец Мзиликази. Зулусы, которые могли оказывать тёплый приём белым миссионерам, при этом проявляли кровожадность и отдавали приказы убивать людей тысячами. Неудивительно, что крааль вождя зулусов Лобенгулы назывался Булавайо, что означает «место убийств».

    За высоким, толстым, с кожей бронзового цвета королём стоит неприметная и зловещая фигура Джона Джекобса, королевского секретаря и переводчика. Джекобс описывался разными историками и как готтентот, и как мулат-полукровка, но на самом деле он был выходцем из племени абедунгу — обитателей Вомваналенда в Транскее, которые унаследовали немного «белой» крови от потерпевших там много лет тому назад кораблекрушение европейцев. Джекобс стоит того, чтобы заняться им поподробнее, потому что именно у него был ключ к тайным сокровищам Лобенгулы…

    Джекобса бросила мать, когда он был ещё совсем ребёнком. Он учился у миссионеров в Капской колонии. Юный Джекобс подавал такие надежды, что преподобный Л. Ф. Эсселен даже взял его с собой в Эдинбург для продолжения образования. Видимо, его собирались выучить на священника. Неизвестно, был ли Джекобс посвящён в духовный сан, но тем не менее в более поздние годы он часто выдавал себя за священника эфиопской церкви.

    Вскоре после возвращения в Южную Африку Джекобс был пойман в Кимберли за нелегальную скупку алмазов и приговорён к принудительным работам. После освобождения Джекобс снова попал в тюрьму за попытку изнасилования. После отбытия второго заключения он продолжил свою преступную карьеру, а когда за ним начала охотиться полиция, бежал в Булавайо. Там он втёрся в доверие к Лобенгуле. Джекобс говорил по-английски, по-голландски и на нескольких африканских языках. Он произвёл на Лобенгулу большое впечатление. «Ты можешь заставить бумагу разговаривать», — говорил он Джекобсу.

    Лобенгула не мог представить, что Джекобс будет плести интриги с его «главной женой» Лосикейи. Это была опасная игра, но коварный Джекобс вёл её так умело, что оставался в милости у Лобенгулы вплоть до последних дней его жизни. Джекобс знал все секреты королевского крааля. Он часто занимался тем, что усыпал тело Лобенгулы золотыми соверенами, — такова была королевская прихоть, из-за которой Джекобс ощущал близость к сокровищам и которая ещё больше разжигала его алчность.

    В восьмидесятые и девяностые годы XIX века Лобенгулу стали донимать европейцы, стремившиеся получить у него концессии. На него сыпались богатые дары, причём большая часть оплаты шла золотом. Каждый месяц он получал сто золотых соверенов от «Привилегированной компании», и только её выплаты к концу его жизни составили в общей сложности шесть тысяч фунтов. Африканские монархи до того, как белые люди ввели в оборот деньги, исчисляли свои богатства слоновой костью. Лобенгула унаследовал от своего отца огромные запасы слоновой кости и значительно увеличил их в годы собственного правления (1870–1893). Сотни подданных Лобенгулы трудились на алмазных шахтах Кимберли. В те дни не было ещё электронных приборов, и кражи очень часто оставались незамеченными. Рассказывали, что каждый зулус или матабеле, возвращающийся с шахт на родину, должен был принести с собой алмаз для своего короля. Никто никогда не сомневался в том, что Лобенгула был богат. Он много тратил на своих жён, на шампанское, на украшения и роскошные одежды, но он не мог растратить все свои богатства, которые буквально стекались в королевский крааль в Булавайо. Фирма Джона Орра из Кимберли продала Лобенгуле сейф. Предполагали, что он наполнил его необработанными алмазами, а в другом сейфе держал золото из старых родезийских разработок. Лобенгула также вёл добычу золота из собственной шахты и приобрёл специальное оборудование для его обработки. «Все отрывочные свидетельства, сложенные вместе, приводят к однозначному выводу: огромные сокровища действительно существовали, и они не были растрачены», — писал полковник Хью Маршалл Хоул, который стал британским специальным уполномоченным в Булавайо после захвата Родезии.

    Лобенгула полностью отдавал себе отчёт в том, что столкновение с белыми неизбежно. Он был достаточно умён, чтобы попытаться избежать его; но его военачальников возмущало вторжение в их страну белых людей, и с ними нельзя было не считаться. Лобенгула также должен был знать, что рано или поздно его царствованию придёт конец…

    И вот здесь оканчиваются факты и начинаются легенды.

    В начале 1893 года Лобенгула отправился в путь в сопровождении импи (военный отряд у зулусов и матабеле) из 1200 человек, которые охраняли дюжину фургонов, нагруженных сокровищами. Как говорят, караван направился в дикую местность, лежащую к северо-западу от Булавайо. Укрытием сокровищ, как говорит предание, руководил Джон Джекобс. Основная часть импи не приближалась к тому месту, где были зарыты сокровища. Из их числа выбрали надёжных людей, чтобы копать ямы, заниматься взрывными работами и засыпать камнями сокровища. Деревья вокруг сожжены, в качестве примет были установлены тайные ориентиры, а затем всё это место засеяли кукурузой.

    Когда люди, прятавшие сокровища, вернулись к ожидавшим их импи, Джекобс приказал воинам перебить всех, кто участвовал в захоронении клада. Есть свидетельства, что Лобенгула выслал большое войско, чтобы встретить импи и уничтожить всех, кроме брата Лобенгулы и Джекобса. Вскоре после этого Джекобс застрелил брата Лобенгулы. Так остался лишь один человек, который знал секрет сокровищ…

    В ноябре 1893 года две колонны белых двинулись на Булавайо, разбили отряды негров-матабеле и вошли в горящий крааль. Как только сражение закончилось, начались поиски сокровищ. Среди пожарища был найден серебряный слоник, которого подарили Лобенгуле белые торговцы. Искатели сокровищ прочёсывали развалины, рыли землю в поисках слоновой кости и под конец решили, что сокровища исчезли. За Лобенгулой была организована погоня в надежде на то, что сокровища окажутся вместе с ним.

    Тем временем Лобенгула с некоторыми из своих жён, тремя сыновьями, Джекобсом, большим числом рабов и несколькими верными сторонниками двигался к Замбези. Был сезон дождей. Им пришлось бросить фургоны в болотах и продолжить путь верхом. Лобенгула был сломлен морально и физически. Когда в его лагере вспыхнула эпидемия оспы, он умер одним из первых. Подробности его смерти неизвестны, но считалось, что Лобенгулу похоронили там, где он умер, — на берегу ручья Млинди, в сорока милях к югу от Замбези.

    Сокровища Лобенгулы долгое время не давали покоя тем, кто знал о богатствах королевского крааля в Булавайо. Единственный оставшийся в живых очевидец того, как эти сокровища прятали, Джон Джекобс, сдался британским властям вскоре после смерти Лобенгулы. У него нашли необработанные алмазы, но британцы не возбудили против него уголовного дела. Его переправили через границу в Трансвааль, едва ли представляя себе, что выслали единственного человека, который знал тайну сокровищ Лобенгулы…

    Прошли годы, отгремела англо-бурская война, и Джекобс решил, что власти Родезии забыли о нём. В конце 1903 года на отдалённый пост колониальной администрации в Баловале, расположенный в Северной Родезии, неподалёку от ангольской границы, прибыло трое белых людей на трёх фургонах. Прибывшие сообщили представителю колониальных властей в Баловале Дж. Х. Веннингу, что они занимаются поисками сокровищ Лобенгулы. Веннинг записал их слова в свой официальный дневник. Он взял показания и у проводника, который оказался… Джекобсом. Джекобс утверждал, что сокровища были зарыты не в Южной Родезии, как полагали многие, а за границей, в Анголе. Клад состоял из двух сейфов, набитых золотыми соверенами, двух ящиков с золотом, ящика с необработанными алмазами и большого количества слоновой кости. Везли этот груз в тринадцати фургонах.

    Веннинг подверг Джекобса тщательному допросу, так как хотел понять: почему человек, который собственными глазами видел, как закапывают сокровища, не смог их обнаружить. Джекобс отвечал: «Я случайно услышал, что белые собирались меня убить, как только я покажу им место. Они собирались забрать сокровища и смыться с ними в португальскую колонию, поэтому я сделал вид, что не смог их найти».

    На этот раз Джекобса оштрафовали и выслали из страны. Но восемь лет спустя он вновь проскользнул незамеченным через родезийскую границу с ещё одной экспедицией и добрался до Леалуи в Баротселенде. На этот раз Джекобс, кажется, заблудился и вернулся с пустыми руками. Его вновь опознали, арестовали, посадили на месяц в тюрьму и, наконец, выслали. Однако после Первой мировой войны Джекобс предпринял ещё одну экспедицию, на этот раз замаскированную под охотничье сафари. Бдительная полиция не забыла Джекобса, и после ещё одного короткого срока в тюрьме он был переправлен через границу в последний раз.

    Джон Джекобс умер 28 июня 1937 года. В одной газете его возраст определили в 105 лет! «Он присутствовал при захоронении сокровищ Лобенгулы и был единственным человеком, который остался в живых после того, как их зарыли. Все остальные были убиты», — утверждала газета «Кейп Аргус».

    …Майор Лейпольдт заинтересовался сокровищами Лобенгулы задолго до того, как встретил Джекобса. Это было во время его службы в качестве офицера разведки в Германской Юго-Западной Африке. В 1915 году ему в руки попало секретное немецкое досье, кратко помеченное «Лобенгула». Из материалов досье складывалось впечатление, что немецкий синдикат по добыче алмазов знал о том, что сокровища зулусского вождя скрыты где-то в дебрях Анголы. Немецкие предприниматели были настолько уверены, что найдут их, что даже планировали обратиться к своему правительству с просьбой выделить военный корабль для перевозки сокровищ в Германию. Однако начавшаяся в 1914 году Первая мировая война спутала их планы…

    Когда майор Лейпольдт изучил всю имевшуюся в его распоряжении информацию, у него сложилось мнение, что горные районы в глубине Анголы вполне могли подходить для осуществления планов Лобенгулы. Первую попытку найти сокровища Лейпольдт предпринял в 1920 году. Он проник на территорию Анголы и двинулся на восток. Но португальские власти что-то заподозрили в намерениях приезжего южноафриканца и вернули его обратно. Неизвестно, знали ли португальцы в то время что-нибудь о сокровищах Лобенгулы; очевидно, что цель экспедиции стала им вполне понятна несколькими годами позже.

    Во время следующей экспедиции, в 1921 году, Лейпольдт прошёл через Южную и Северную Родезию, следуя маршруту несчастных импи, охранявших повозки с сокровищами. Многие местные жители помнили ещё этот поход, так как свирепые воины Лобенгулы опустошили их страну, как стая саранчи. Лейпольдт и его спутники вступили на территорию Анголы, не афишируя свои действия. Впрочем, районы, прилегающие к границе, были настолько глухими, что местные власти не тревожили их. Экспедиции удалось сделать невероятное открытие: Лейпольдт и его люди натолкнулись на… остатки нескольких сожжённых фургонов!

    Они стояли у края большой прогалины в джунглях, площадью примерно в квадратную милю. В центре прогалины высился большой камень. Он выглядел явным ориентиром, но, по-видимому, сам непосредственно не служил указателем. Деревья вокруг прогалины, похоже, были помечены тайными знаками. Лейпольдт без успеха перекапывал землю вокруг камня: сокровищ не было…

    Вновь и вновь Лейпольдт возвращался к этому уединённому месту посреди глухого леса. В 1923 году он ушёл в отставку со своего поста в вооружённых силах Южноафриканского Союза, чтобы иметь возможность посвятить всё своё время поискам. И вновь и вновь он ломал голову над тем, как подобрать верный ключ к разгадке…

    Лейпольдт побывал на прогалине с камнем в 1924, 1925 и 1928 годах. Все его поиски оказались безуспешными. Тогда он решил зайти с другой стороны: после долгих поисков ему удалось отыскать Джона Джекобса. Бывший секретарь Лобенгулы жил в то время в гостинице «Апельсиновая роща» в Йоханнесбурге. Чтобы вызвать доверие к себе, майор выдал себя за внука миссионера Эсселена. Джекобс вряд ли испытывал какое-то чувство благодарности по отношению к тем, кто дал ему образование, но разговаривал он охотно, и Лейпольдт смог получить от него подробную схему расположения тайника с драгоценностями.

    В 1930 году, полагаясь на инструкции, данные Джекобсом, Лейпольдт предпринял последнюю и самую основательную попытку отыскать сокровища Лобенгулы. У него было больше денег для оплаты рабочих, чем когда-либо раньше. Они копали настолько глубоко, что траншея осыпалась, и несколько туземцев погибли под завалом. Начался сезон дождей. Лейпольдта свалила малярия. Он едва не умер в этом диком лесу, но всё-таки выбрался оттуда в цивилизованный мир, полностью уверенный, что стоял буквально в одном метре от сокровищ…

    В заметках Лейпольдта, помеченных 1935 годом, есть такие строки:

    «Джон Джекобс доверился мне. Он зарыл сокровища, включающие два фургона золота (примерно четыре тонны), несколько возов слоновой кости и два ведра алмазов. Затем Джекобс предусмотрительно убил всех, кто помогал ему, так что теперь он единственный, кто знает об этом. Я нашёл место, но точное местонахождение известно только в радиусе пятидесяти ярдов. Отметки на деревьях были уничтожены разрушительным действием времени и лесными пожарами. Таким образом, ничего не оставалось, как перекопать всё это место. За время моих экспедиций, начиная с 1920 года, я проделал три четверти работы. Мне приходилось нанимать от восьмидесяти до ста рабочих, так как грунт очень твёрдый. Джекобс утверждает, что они рыли на двадцать футов вглубь до коренной скальной породы, а затем проделали в ней углубление с помощью взрыва. Скальный грунт был затем уложен обратно так, чтобы напоминал коренную породу, поэтому это место трудно заметить. Нами были использованы электрические и магнитные приборы, но они ничего не дали из-за наличия в глине и коренной породе железа. Работы возможно вести только в течение августа, сентября и октября, так как в другое время грунт очень сырой. Джекобс утверждает, что вместе с зарытым грузом находится и завещание, согласно которому Лобенгула назначает его (Джекобса) своим наследником».

    Больше Лейпольдт ни разу не возвращался на это место. Он обосновался в городке Спрингбок в Намакваленде, служил землемером, охотно поддерживал контакты с другими людьми, жаждавшими найти сокровища Лобенгулы, но сам уже никогда не занимался поисками клада. Между тем к сокровищам Лобенгулы проявила большой интерес Британская Южно-африканская компания. Её директора рассматривали компанию в качестве наследницы Лобенгулы и давал и понять, что, если сокровища будут найдены, она претендует на значительную их долю. «Де Бирс», компания по добыче алмазов из Кимберли, также заявляла о своих правах на алмазы, украденные с её шахт… Между тем, если посмотреть на всю историю поисков сокровищ Лобенгулы, то почти везде можно заметить руку Джона Джекобса. Несомненно, что это он дал соответствующие указания немцам в 1914 году, ибо именно в немецком досье Лейпольдт и нашёл первый ключ к разгадке тайны. Но почему указания Джекобса так и не привели к находке сокровищ? Вполне возможно, что он слишком понадеялся на собственную память, а оставленные ориентиры оказались ложными…

    А вот ещё одна удивительная история: однажды Лосикейи, «великая жена» Лобенгулы, вызвала настоящий переполох в Булавайо, появившись там несколько лет спустя после смерти короля и истратив в торговых лавках большое количество золотых соверенов. Это были старые соверены, на которых изображены профили монархов, правивших ещё до королевы Виктории. Кое-кто уверял, что эти деньги представляют собой часть сокровищ Лобенгулы…

    Многие люди были убеждены, что королевские миллионы похоронены вместе с самим королём. Но место его захоронения долгое время оставалось в глубокой тайне. Лишь в ноябре 1943 года комиссар правительства Родезии по делам туземцев А. Дж. Хакстейбл получил волнующее послание: гробница Лобенгулы найдена!

    Наутро Хакстейбл отправился из Булавайо в 230-мильное путешествие. С ним были несколько африканцев — члены клана Кумало (потомки Лобенгулы), родезийский чиновник и двое туземных полицейских с ружьями. Свернув с главной дороги, они поехали по тропе среди буша через долину Лубимби. Оставив здесь автомобиль, Хакстейбл со своей группой пустился в путь по слоновьим тропам через джунгли, пересёк несколько раз реку Маньянда и наконец пришёл к пещере на берегу реки. По словам 70-летнего негра-матабеле по имени Гиньилитше, именно здесь был погребён великий вождь Лобенгула.

    «Королевская могила найдена, — заявил Гиньилитше. — Теперь я открою вам своё сердце. Зачем хранить молчание? Великой тайны больше не существует. Я участвовал в битве при Шангани. Король уехал перед сражением. Он был на лошади. Мы сражались, чтобы не дать врагу возможности преследовать короля. Его фургоны остались сзади. Нам не велели следовать за королём, так как по нашим следам могли определить, куда он направился. Все спутники короля, кроме вождя Магвегве, вернулись обратно и сказали нам, что король умер и его похоронили». По словам Гиньилитше, король умер от оспы. Другие говорили, что король и вождь Магвегве приняли яд. Был убит чёрный бык, короля завернули в его шкуру и оставили в пещере. Магвегве предали земле снаружи, так как только король мог быть похоронен в пещере.

    Хакстейбл обратил внимание, что камни у главного входа в пещеру вдвинуты. Он также заметил ещё три входа — небольших, но достаточно широких, чтобы туда мог проникнуть шакал или гиена. Внутри пещеры Хакстейбл обнаружил череп и голенную кость Лобенгулы. Видимо, животные, питающиеся падалью, проникли в пещеру через небольшие входы и растащили остальные части скелета. Было также ясно, что какие-то люди уже побывали в пещере и тщательно обшарили её…

    Когда секрет могилы Лобенгулы был раскрыт, появились очевидцы тех давних событий. Какой-то старик, явившись к Хакстейблу, рассказал о тех предметах, которые были оставлены вместе с телом короля: по его словам, это были два стула, трубка, золотые монеты и куски необработанного золота, королевское седло, латунный подсвечник, два ружья, глиняная посуда, серебряные кувшины, ваза из белого металла, сковороды и форма для литья пуль. Однако ничего из этих предметов найдено не было. Лишь много позже из документов, хранящихся в архивах Британской Южноафриканской компании стало известно, что власти впервые узнали о могиле Лобенгулы ещё в 1912 году, но скрыли находку по соображениям безопасности, боясь роста враждебных настроений среди африканцев в случае, если эта новость будет опубликована. Королева Лосикейи несколько раз тайком посещала пещеру для совершения священных обрядов, «Сокровища пещеры, если они вообще существовали, забрали оттуда много лет назад, — говорилось в одном официальном отчёте. — Но как это было на самом деле, мы, может, никогда и не узнаем». Вероятнее всего, что тайна миллионов Лобенгулы умерла вместе с Джоном Джекобсом, человеком, который когда-то знал точное место клада, но так и не смог добраться до сокровищ…

    Миллионы президента Крюгера

    До сих пор некоторые люди верят в огромное богатство, составленное из слитков золота, якобы спрятанное бурами где-то в Южной Африке в последние дни существования Трансваальской республики. Из-за давности событий многие посчитали эту историю выдумкой. Однако эта легенда продолжает волновать умы…

    11 октября 1899 года правительства Трансваальской республики и Свободного Оранжевого государства объявили Великобритании войну. Эта война, продлившаяся до 1902 года, известна под именем Англо-бурской. Несмотря на то, что англичане надеялись на завершение военных действий к Рождеству, лидеры буров заявили о затяжном характере войны и стали искать средства на её финансирование. Для решения этой проблемы на правительственном совете, куда был вызван государственный смотритель шахт, было решено направить огромные массы рабочих в золотодобывающую промышленность. Что привело бы к увеличению столь необходимого золотого запаса.

    Это был разумный шаг. Ещё за год до начала войны добыча золота в Трансваале возросла до такой степени, что перекрыла продукцию России, Америки и Австралии, вместе взятых. Таким образом, Южная Африка стала крупнейшей золотой державой в мире. Эксперты ожидали увеличения продукции золотых приисков до суммы, равной двадцати миллионам фунтов стерлингов.

    Работа на приисках успешно продвигалась. Чего нельзя было сказать об успехах на фронте. Войска буров отступали, теряя города и территории. К концу мая 1900 года англичане, одержавшие ряд побед, уже угрожали Претории. Это вынудило правительство президента Крюгера покинуть столицу и переехать в местечко Машадодорп. Там было организовано так называемое «правительство на колёсах» — все государственные учреждения находились в железнодорожных вагонах. Несмотря на то что золотые прииски были покинуты ещё в начале мая, когда англичане начали операции по окружению Претории, монетный двор продолжал работать до тех пор, пока английские войска не вступили в город.

    И тут начинаются события поистине странные… Вот что рассказывает об этом в своей статье «Правда о миллионах Крюгера» Густав Преллер, артиллерист, отозванный с фронта для службы в администрации Трансвааля:

    «28 мая начальник департамента горнодобывающей промышленности попросил меня выделить ему повозку для кое-каких перевозок. Я согласился. Вечером в 11 часов я, прогуливаясь по городу, забрёл на станцию, где, к своему удивлению, увидел правительственного чиновника, управляющего погрузкой и отправкой по железной дороге золотых монет и слитков золота. Для этих-то целей и была использована повозка. Золото вывозилось из банков, а затем — из города на поезде генерала-аудитора.

    Золото хранилось в городе в трёх местах: в Нидерландском банке, откуда господин де Брааль, управляющий, уже начал вывозить его, на монетном дворе, а также в огнеупорном подвале Дворца юстиции. Вначале мы опустошили сейфы Нидерландского банка, затем — монетного двора, и наконец подвалы Дворца юстиции. К тому времени, как дело было сделано, в Претории не осталось ни грамма золота, принадлежавшего Трансваалю. Стоимость же всего золота, вместе с уже вывезенным в Машадодорп, составляла порядка полутора миллионов фунтов. В основном эта сумма состояла из слитков золота высокой пробы, но были ещё и монеты чеканки монетного двора Претории и не очень чистое, ещё не прошедшее подготовку для чеканки, золото, стоившее на двадцать шиллингов за унцию дешевле, и ещё не отштампованные заготовки для монет, прокатанные листы золота…»

    В августе 1900 года полковник Денис Райц, прибывший с фронта в Машадодорп навестить своего отца, обратил внимание на то, что дворы и склады вокруг железнодорожной станции охраняются день и ночь с огромным усердием. «И вдруг я понял, что здесь, на этой станции, сложены огромные суммы, — пишет в своих воспоминаниях Райц. — Я хорошо помню своё изумление от осознания того несчётного богатства, которое лежало здесь. Я сам видел, как по ночам к вагонам подъезжали повозки, загружались и уезжали обратно в темноту. Я абсолютно уверен теперь, что золото не покидало Машадодорп, что он зарыто где-то там…»

    После войны южноафриканский журналист Джеймс Грей, редактор «Новостей Претории», провёл детальное изучение баланса золотого запаса Трансваальской республики в годы Англо-бурской войны. Известно, что за неделю до начала войны Рандские рудники переслали в Преторию груз золота на сумму в 462 853 фунта. К этому надо также добавить, во-первых, золото, добытое с ноября 1899 по май 1900 года, стоимость которого, согласно правительственным документам, составляла около двух миллионов фунтов, и во-вторых, ещё 300 000 фунтов, взятых в Нидерландском банке (вспомним рассказ Преллера!). Так что к началу военных действий золотой запас правительства Крюгера составлял как минимум свыше трёх миллионов фунтов. Если же вычесть военные расходы, получится, что к августу 1900 года в казне ещё имелось около полутора миллионов неистраченных денег! Интересно, что ту же сумму упоминает и Преллер, участвовавший в погрузке золота на поезд, отправлявшийся из Претории.

    В августе 1900 года хроническая нехватка денег вынудила правительство Трансвааля продать часть золотого запаса. Покупатель был найден: им стала немецкая фирма «Вилькен и Акерман». А 11 сентября 1900 года, когда англичане вступили в Машадодорп, Крюгер пересёк границу с Мозамбиком, взяв с собой тридцать ящиков монет, и отправился к морю. Здесь золото было погружено на немецкий корабль «Бундесрат» и в конце октября отправлено в Гамбург.

    В 1925 году в газете «Саут Африкен нейшн» (номер от 10 октября) появилась статья, в которой говорилось, что к августу 1900 года весь объём золотого запаса Трансвааля составлял лишь 20 000 фунтов и что именно эта доля была вывезена Крюгером в Мозамбик. Но куда в таком случае пропали ещё без малого полтора миллиона фунтов? Ведь золото на такую сумму никак не могло уместиться в тридцати ящиках, якобы увезённых Крюгером в Мозамбик!

    «Точно определить, сколько слитков золота оставалось в Республике после президента Крюгера, сколько необработанного золота было продано „Вилькену и Акерману“, и хранилось ли что-либо помимо официально зарегистрированного количества золота в подвалах казначейства? — вот те вопросы, на которые ещё предстоит дать ответ…»

    Какова же истинная судьба «золота Крюгера» стоимостью полтора миллиона фунтов стерлингов (в ценах 1900 года)? Большинство исследователей этого вопроса склоняются к мысли, что оно закопано где-то на территории Трансвааля. Несмотря на постоянные заявления правительства о беспочвенности слухов о пресловутых «миллионах Крюгера», эта история всё больше и больше обрастала сплетнями и легендами…

    * * *
    Легенда первая — «Доротея»

    В то время как бежавший из Трансвааля Крюгер находился в столице Мозамбика Лоренсу-Маркише (ныне Мапуту) и обговаривал условия продажи золота в Германию, из провинции Наталь в Голландию отправился парусник «Доротея» с грузом цемента на борту. Ходили слухи о том, что именно этим кораблём и было вывезено золото Трансвааля. Эта история выглядела бы вполне правдоподобно, если бы «Доротея» не потерпела крушение ещё в… 1898 году, то есть за год до начала войны, что делает эту историю совершенно невероятной.

    * * *
    Легенда вторая — Филипп Шварц

    В книге известного южноафриканского журналиста Лоуренса Грина «Странное богатство» рассказывается о том, что тайну пропавших «миллионов Крюгера» знал некто Филипп Шварц, бывший офицер армии Трансвааля. В августе 1900 года он лично участвовал в их захоронении, а после войны вместе с тремя своими компаньонами, одного из которых звали Ван Никерк, отправился в местечко Лоувельд для того, чтобы отыскать тайник. Однако вскоре после прибытия группы на место Ван Никерк загадочно исчез, и экспедиция вернулась, практически не начав раскопок. Шварц рассказал вдове Ван Никерка свою версию смерти её мужа, но не убедил её, и женщина обратилась в полицию. Вскоре один из патрулей обнаружил изгрызенный шакалами труп с перстнем-печаткой «CvN». Шварца заподозрили в убийстве, арестовали, но так как он был болен малярией, его отправили в Питерсбургский госпиталь, где он и провёл свои последние дни. В госпитале его посетил один высокопоставленный английский офицер, пытавшийся выяснить правду о золоте Крюгера, но Шварц ничего ему не сказал. Через несколько дней он был осуждён Йоханнесбургским судом за убийство Ван Никерка и повешен. Секрет золота умер вместе с ним.

    Впрочем, говорят, что Шварц рассказал кое-что о сокровищах Крюгера охранникам, приставленным к нему в госпитале. Возможно, что это всего лишь выдумка, но вот другая сторона этой истории: по словам адвоката Шварца, задаток за его защиту был вручён ему в виде крупной суммы золотыми монетами. Эти монеты производили впечатление… пролежавших многие годы в земле!

    * * *
    Легенда третья — «Победитель»

    Ходили слухи, что через двадцать лет после окончания Англо-бурской войны некий неизвестный наследник трансваальского президента выкопал «золото Крюгера» и вывез его из Африки в Европу. Называлось даже название корабля — «Победитель». Ходило это судно якобы под французским флагом. Однако американские журналисты сумели выяснить, что в списках «Регистра Ллойда» «Победитель» не значился. Такого судна вообще не было в природе!

    Нельзя обойти молчанием и мнение скептиков. Так, американский историк Джоуи Кейдж полагает, что никакого клада не существует. По его расчётам, все полтора миллиона были истрачены бурским правительством на выплаты военным и партизанам, на закупку оружия и провизии. Но легенды, как известно, быстро не умирают…

    Легенды Первой мировой

    …Шла Первая мировая война. В январе 1915 года русская 10-я армия под командованием генерала А. М. Сиверса начала наступление на позиции германцев. После нескольких дней боёв на фронте наступило затишье. Воспользовавшись этим, германцы перегруппировали войска и внезапно, в метель и вьюгу, ударили во фланг и тыл 10-й армии. Русские войска оказались в очень тяжёлом положении. Почти окружённые, они с тяжёлыми боями пробивались на восток.

    В окрестностях города Каунаса (Ковно), когда положение стало совсем критическим, несколько офицеров штаба 10-й армии получили приказ закопать армейскую кассу, в которой хранилось большое количество золотых монет. Выполнив это секретное поручение, офицеры возвращались в штаб и внезапно наткнулись на германский отряд. В неравном бою русские офицеры погибли, и вместе с ними ушла в небытие тайна кассы 10-й армии. Точное место, где спрятан этот клад, неизвестно. Говорят только, что он зарыт на опушке леса около какого-то костёла…

    Это предание — не единственное из числа тех, что связывают судьбу золотых сокровищ с событиями Первой мировой войны. Рассказывают, например, что на Кавказском фронте, в горах Армении, казачий полковник Икатуров сумел отбить у турок бесценное церковное имущество, награбленное ими в армянских и греческих храмах и монастырях: золотые кресты, чаши и оклады икон, монеты, бриллианты — некоторые от 70 до 80 карат! Однако спустя несколько дней посланные в погоню турецкие войска окружили отряд Икатурова в одном из горных ущелий. В ходе ожесточённого боя почти весь отряд погиб. Чтобы сокровища не достались туркам, полковник сложил их в два больших тюка и зарыл на склоне безымянной горы. «Клад Икатурова» пытались найти не раз. Так, в начале 1930-х годов в этом районе побывала английская экспедиция, которая провела рекогносцировку и топографическую съёмку местности. Повторная экспедиция должна была состояться в 1939 году, но начавшаяся Вторая мировая война помешала этому.

    Одно из наиболее известных преданий, связанных с событиями Первой мировой, — легенда о кладе генерала Самсонова.

    …Русские войска вступили в Восточную Пруссию 4 августа 1914 года. Они наступали прямо на Кёнигсберг, но на их пути лежали огромные Мазурские болота. Первая армия под командованием генерала Ренненкампфа должна была обойти их с севера, а с юга двигалась Вторая армия под командованием генерала Самсонова.

    Оторвавшись от тылов, оставшись без обозов с продовольствием и боеприпасами, армия Самсонова всё больше углублялась в заболоченные леса. Железная дорога проходила неподалёку, но узкая немецкая колея не могла принять российские вагоны со снарядами и пополнением. Эшелоны так и стояли на границе, прочно заблокировав все пути на станции Млава. Без боеприпасов и пополнения, без продовольствия войска генерала Самсонова оказались в окружении, но продолжали сражаться. Были предприняты отчаянные попытки прорваться к своим, однако немногим это удалось. Из 80-тысячной армии сквозь вражеское кольцо пробилась лишь четверть солдат и офицеров. Остальные попали в плен, погибли или пропали без вести.

    В группе, с которой выходил из окружения командующий армией, находились генерал Лебедев, полковник Вялов, несколько офицеров штаба армии и солдаты взвода охраны. Все шли пешком. На одной-единственной повозке, укрытый брезентом, лежал тяжёлый металлический ящик — касса Второй армии, составлявшая почти триста тысяч рублей золотом.

    Группа Самсонова вышла из окружения 31 августа в районе Остроленки. Однако самого командующего уже не было в живых. Очевидцы по-разному описывают его смерть. Согласно одной версии, генерал погиб от разрыва снаряда, согласно другой — мучимый приступом астмы, Самсонов ночью отделился от своих спутников и застрелился. С вышедшими из окружения не оказалось и металлического ящика с деньгами…

    В реляции о разгроме армии Самсонова кайзеровское командование среди захваченных трофеев упомянуло 22 знамени и 32 тысячи рублей золотом. Однако казна Второй армии была ровно в десять раз больше. Куда же она девалась?

    Первые поиски начались в 1916 году. Все следы указывали на болотистую местность близ города Вельбарк, где 29 августа останавливалась на днёвку выходившая из окружения группа Самсонова. Ещё шла война, а в Вельбарке уже появились агенты немецкого Генерального штаба, расспрашивавшие местных жителей о золотых монетах российской чеканки. Спустя несколько лет один из местных жителей, отправившись в лес за грибами, вернулся с пригоршней золотых монет. Однако когда его попросили показать место находки, сделать этого он не смог… Занимался поисками и бывший царский генерал Носков, эмигрировавший после революции в Германию. Ему тоже ничего не удалось найти.

    После Второй мировой войны территория, где мог находиться клад, отошла к Польше. В окрестностях Вельбарка был создан военный полигон. На какое-то время о «золоте Самсонова» забыли. Но в 1960-х годах в этих местах появились оснащённые металлоискателями польские офицеры-сапёры. Их сопровождал пожилой человек — по его словам, возница той самой брички, на которой везли металлический сундук с золотом. Он утверждал, что генерал Самсонов якобы лично приказал ему вывезти из окружения ценный груз. При переезде через какой-то ручей повозка увязла, и усталые лошади никак не могли сдвинуть её с места. Тогда возница и сопровождавшие его солдаты решили выкопать яму и спрятать в ней сокровище…

    Поиски золота продолжались более недели, но, кроме осколков снарядов и исковерканного оружия, ничего найдено не было. Офицеры уехали, а местные жители, вдохновлённые легендой, зачастили в лес. Вооружившись заострёнными металлическими прутьями, они прощупывали каждый бугорок. К слову, золото в этих местах всё же находят. Оно попадалось польским солдатам, копавшим окопы на полигоне, несколько раз плуг крестьян выворачивал из борозды пару золотых монет, а однажды был найден свёрток, в котором находился золотой Георгиевский крест. Но это всё же не касса Второй армии…

    Один из офицеров, сопровождавших повозку с казной, писал в своих мемуарах, что сундук был зарыт в тени большого старого дуба. Легенда гласит, что 30 августа, ровно в полдень, тень от самой большой ветви огромного дерева покажет место, где надо искать клад…

    СОКРОВИЩА ПИРАТОВ

    Код Дрейка

    Сэр Фрэнсис Дрейк, «пират на службе Её величества», был во многих отношениях личностью незаурядной. Он выделялся не только отвагой, дерзостью, энергией и военным талантом, но и вместе с тем был одним из наиболее блестящих первопроходцев XVI столетия. За свою сравнительно недолгую жизнь — адмирал скончался в возрасте 56 лет — Дрейк сумел сделать гораздо больше, чем мечтал. Его имя осталось навсегда запечатлённым на географических картах и вошло в легенды. Многие из них связаны с таинственным «сокровищем Дрейка», по слухам, состоящим из не менее чем 40 тонн серебра…

    В свой знаменитый поход к тихоокеанскому побережью Южной Америки Дрейк отправился в 1577 году во главе флотилии из пяти небольших кораблей. К заветной цели, однако, дошли только два корабля, а вскоре у Дрейка вообще осталась одна «Золотая лань». Но и с этими крохотными силами он сумел вызвать настоящий переполох в испанских колониях. Двигаясь на север вдоль тихоокеанского побережья, Дрейк нигде не встречал сопротивления: испанцы не ждали здесь нападений ни на суше, ни на море. «Золотая лань» высаживала десанты и грабила прибрежные города дочиста. Дрейку удалось захватить и несколько гружённых драгоценными металлами галеонов. 1 марта 1579 года пираты взяли на абордаж настоящую «плавучую сокровищницу»: испанский галеон, на борту которого оказалось 14 сундуков с серебряными монетами, 80 фунтов золота и 1300 серебряных слитков. Захваченный груз в сто раз превышал затраты на снаряжение экспедиции Дрейка.

    Но как теперь достичь Британии? Испанские военные корабли уже искали пиратов вдоль всего побережья, Магелланов пролив был заперт. Дрейк был готов обогнуть Северную Америку, пройдя северо-западным проходом из Тихого океана в Атлантический, чего ещё не делал ни один человек (это удалось только Р. Амундсену в 1903–1906 гг.). Пока же он повёл «Золотую лань» вдоль тихоокеанского побережья Центральной, а затем Северной Америки, стремясь оторваться от преследователей.

    В какой-то бухте, расположенной на широте 38°, «Золотая лань» встала на якорь. Дрейк намеревался привести в порядок корабль и решить, что делать дальше. Бухту, где стояла «Золотая лань», он окрестил Новым Альбионом в надежде, что когда-нибудь эта земля станет владением Англии. Отсюда корабль Дрейка двинулся на север.

    Идя вдоль Американского континента, Дрейк непрерывно картографировал побережье. Эта работа стала неоценимым вкладом в дело расширения географических знаний. Пределом продвижения «Золотой лани» стало устье реки Колумбия (ныне штат Орегон, США). Здесь вконец уставшая команда настоятельно потребовала от неугомонного капитана взять, наконец, курс к родным берегам: «Англия или смерть, Дрейк»! И Дрейк был вынужден повернуть «Золотую лань» на Юг…

    Англичане снова бросили якорь в Новом Альбионе и простояли здесь 36 дней, готовясь к дальнему и сложному плаванию через Тихий океан. На борту судна находилось огромное количество захваченной у испанцев добычи, но в море она скорее была обузой: золото нельзя есть, серебро нельзя пить, а перегруженный корабль вдобавок мог легко отправиться на дно. Поэтому было решено взять с собой только самое ценное, чтобы освободить трюмы для запасов питьевой воды и провианта. Наиболее ценным в глазах Дрейка были золото и драгоценные камни, наименее ценным — серебро. А на борту «Золотой лани» его было ни много ни мало — почти 40 тонн! Однако, когда корабль Дрейка вышел, наконец, в плавание, серебра в его трюмах уже не было.

    Один из участников плавания «Золотой лани», Флетчер, пишет в своём дневнике, что во время 36-дневной якорной стоянки Дрейк закопал 40 тонн серебра на побережье Нового Альбиона, у 38-й параллели. Но что это за Новый Альбион и где именно спрятаны сокровища Дрейка? Несомненно, что знаменитый корсар преднамеренно не оставил никаких письменных свидетельств относительно местоположения Нового Альбиона и тайника с серебром…

    Загадке «серебра Дрейка» посвящено огромное количество литературы. Сотни кладоискателей посвятили свою жизнь поискам сокровищ знаменитого корсара. Сегодня все согласны в том, что Новый Альбион — это современная бухта Сан-Франциско. Однако предполагаемая площадь поисков здесь составляет не менее 10 тыс. кв. миль (а по другим подсчётам — до 40 тыс. кв. миль). На то, чтобы просеять тонны земли на этой огромной территории, не хватит и человеческой жизни!

    Однако насколько верно утверждение о том, что сэр Фрэнсис Дрейк не оставил никаких записей, никаких намёков на возможное местонахождение клада? Этот вопрос задал себе американский исследователь Ричард Уилборн. «Из опыта прошлого я знаю, что те, кто скрывали сокровища, почти всегда оставляли записи об этом, — позже говорил Уилборн. — Вся штука в том, чтобы понять, в каком виде оставлены эти записи или как расшифровать их содержание».

    Первым делом Уилборн занялся исследованиями на местности. С аппаратами магниторазведки он и его команда прошли вдоль 38-й параллели на участке бухты Сан-Франциско, отклоняясь на 100 миль к северу и к югу. В пределах этого 200-мильного коридора им встретились только две аномалии: одна, довольно мощная — на острове Ангела, лежащем в середине залива Сан-Франциско, и вторая, очень слабая — в графстве Мерайн. Может быть, одна из этих аномалий и представляет собой искомый клад?

    Эта гипотеза нуждалась в документальном подтверждении, хотя бы в намёке. Уилборн отправился в библиотеку Бэнкрофта при Калифорнийском университете в Беркли. Уже новыми глазами, с новым отношением он вновь и вновь просматривал старые книги и документы, над которыми в своё время корпели десятки исследователей. Особое внимание Уилборн уделил старым морским картам, которые были изготовлены по результатам плавания Дрейка. Их имелось несколько, но карта 1595 года оказалась наиболее точной и удобочитаемой. Открытие было сделано лишь спустя шесть недель напряжённой работы…

    Интуиция подсказывала исследователю, что Дрейк не мог не оставить вообще никаких намёков на местоположение тайника с серебром. С другой стороны, он не мог оставить и прямых свидетельств: если бы «Золотая лань» попала в руки испанцев, такое свидетельство стало бы готовой накладной на получение драгоценного груза. Между тем Дрейк вовсе не собирался возвращать свою добычу испанцам! Из этого следует, что у корсара оставался один-единственный выход: зашифровать указания на местонахождение клада. Так родился «код Дрейка»…

    «Хитроумный код Дрейка точно сообщает нам, где расположен Новый Альбион, — пишет Ричард Уилборн. — Он точно показывает, на какой глубине закопано серебро, сколько тонн серебра содержатся в тайнике и, наконец, где именно расположен этот тайник». Эта драгоценная информация находилась буквально перед глазами исследователей на протяжении всех 400 лет, истекших со времени плавания «Золотой лани»!

    Ключ к разгадке таился… в рисунках, сопровождавших навигационную карту. По углам большого листа были помещены четыре рисунка, изображавших четыре ландшафта исследованных Дрейком земель, — по всей видимости, они представляли собой панорамы, распахивающиеся перед наблюдателем, сидящим в «вороньем гнезде» на верхушке мачты. Верхняя левая картинка представляет собой Новый Альбион. На ней изображён остров рядом с остроконечным мысом, далеко вытянувшимся в море с берега какого-то залива, Уилборн определил это место как остров Бельведер, расположенный поблизости от мыса Тибурон в бухте Сан-Франциско. А остриё мыса Тибурон на карте Дрейка служит… указательной стрелкой, направленной на бухту Айяла на острове Ангела. Здесь неизвестный художник поместил изображение корабля. Так вот где «Золотая лань» простояла на якоре в течение 36 дней!

    Интересно, что в подтверждение своих выводов Уилборн отыскал пусть и несколько сомнительный, но удивительно совпадающий с его выводами документ. Ещё в 1952 году в Сан-Франциско появился некий английский моряк, занимавшийся поисками сокровищ знаменитого корсара. В его распоряжении имелась страница из личного дневника Дрейка. Между тем считается, что дневник Дрейка был конфискован королевой, когда корсар возвратился в Англию! Таинственная страница была куплена Калифорнийским Историческим обществом в том же 1952 году, но опубликован её текст был только в 1988 году. В нём, в частности, говорилось: «В этот день, 25 августа 1579 года, я, чтобы облегчить бремя моего судна, приказал удалить из моей каюты серебряные слитки. Я захоронил их на поросшем редкими деревьями холме на полпути между морем и большим внутренним озером». По мнению Уилборна, «большое внутреннее озеро» — это одна из бухт залива Сан-Франциско, глубоко врезающаяся в сушу. «Море» — это открытое море, то есть Тихий океан. А на полпути между ними находится остров Ангела!

    Любопытно, что верхняя часть рисунка на карте Дрейка, изображающего Новый Альбион, как бы резко отрезана. За пределами рисунка осталась вершина горы Ливермор — самого высокого пункта острова Ангела. Уилборн полагает, что это не случайно: именно на горе Ливермор захоронены 40 тонн серебра, захваченного Дрейком у испанцев. Серебряные слитки передавались из рук в руки вдоль цепочки людей, выстроившихся от побережья бухты Айяла, где стояла «Золотая лань», до вершины горы Ливермор, «поросшей редкими деревьями». После этого Дрейк навсегда покинул Калифорнию. Его мечтам о «Новом Альбионе», английской колонии на тихоокеанском побережье Северной Америки, так и не суждено было сбыться. Серебро (его современная стоимость оценивается в девяносто миллионов долларов) навеки осталось лежать в земле…

    Ричард Уилборн уверен, что сумел разгадать ещё одну подсказку Дрейка: серебро зарыто на глубине 6 футов, или 72 дюйма. Об этом, по его мнению, свидетельствует цифра «72», изображённая на носу судна, стоящего в бухте Айяла. Чтобы ни у кого не возникало в этом сомнений, Дрейк даёт ещё одну подсказку: на рисунке изображены шесть домов, стоящих на берегу. Долгое время считалось, что это — жилища команды Дрейка, построенные моряками во время 36-дневной стоянки в Новом Альбионе. Однако исследователь полагает, что Дрейку и его людям не было нужды так капитально обосновываться на острове во время такой короткой стоянки. Легче предположить, что шесть домов означают «шесть футов». Шесть английских футов составляют ровно 72 дюйма!

    Выводы Уилборна могли бы подтвердить только поиски на вершине горы Ливермор. Однако пока это сопряжено с большими трудностями: остров Ангела имеет статус заповедника федерального значения и входит в состав Калифорнийского национального парка. Перспектива проведения масштабных земляных работ, неизбежных при поиске большого клада, не вызывает восторга у чиновников природоохранного ведомства: клада на острове может и не оказаться, зато ландшафт острова будет непоправимо изгажен. Кстати, известно, что в годы Первой и Второй мировых войн американские военные инженеры вели на острове земляные работы, и при этом никаких находок сделано не было. Даже случайных…

    Будет ли найден «сундук мертвеца»?

    «Пятнадцать человек на сундук мертвеца…» Эта пиратская песенка из романа Р. Л. Стивенсона «Остров сокровищ» мгновенно переносит нас в Карибское море, где в белом песке голубых лагун под зеленью пальм таятся золотые сокровища пиратов. Детская мечта звала и зовёт многих любителей приключений в Богом забытые уголки Карибского моря, где с помощью самых современных технических средств они упорно годами ищут пиратские клады.

    В 1996 году у побережья американского штата Северная Каролина подводные археологи обнаружили остатки старинного корабля, который, по мнению исследователей, является не чем иным, как парусником «Месть королеве Анне», на котором плавал знаменитый пират Чёрная Борода, Эдвард Тич — таким было настоящее имя этого морского разбойника. Он был человеком огромного роста, густо обросший чёрной бородой, заплетённой в многочисленные косички. Рассказывают, что перед очередным боем он вплетал в бороду длинные фитили и поджигал их. Оскаленное лицо Тича в ореоле пламени наводило ужас на жертв пиратских набегов.

    У Тича был целый флот. Его флагманский корабль «Месть королеве Анне» погиб в 1718 году. Сейчас его останки, обнаруженные американскими подводными археологами, покоятся на глубине шесть метров в трёх милях от побережья. Со дна моря уже подняты старинные бутыли с джином и ромом, судовая рында, небольшая пушка. И хотя пресловутая «бутылка рома» была найдена, следов «сундука мертвеца» с пиратским сокровищем, которое, как полагают, находилось на борту погибшего корабля, пока не обнаружено. Как считают кладоискатели, исследование отмели, на которой найден пиратский корабль, займёт ещё около трёх лет.

    Имя Эдварда Тича теснее всего связано с Британскими Виргинскими островами. Именно здесь, среди сотен укромных бухт, маленьких островков и обломков скал уже третье столетие идёт поиск главных сокровищ легендарного пирата. Его базой являлся остров Горда. Сегодня Чёрная Борода стал здесь местной туристской достопримечательностью, а его портреты, вышитые разноцветными нитками, можно купить на любом углу любого из посёлков острова. Где-то здесь, на «Острове мертвеца», Чёрная Борода, по преданию, спрятал огромный клад. После того как сокровище было надёжно укрыто, Чёрная Борода щедро угостил ромом двенадцатерых закапывавших клад пиратов, а когда те совсем опьянели от угощения, предводитель пиратов собственноручно отрубил всем им головы, чтобы надёжно сохранить тайну сокровища. Эта легенда отчасти подтвердилась впоследствии, когда в разных местах острова были найдены несколько обезглавленных скелетов.

    Чёрная Борода неслучайно избрал Горду своей базой. Прибрежные воды острова усеяны коралловыми и вулканическими рифами, поэтому к берегу мог пристать только моряк, хорошо знакомый с фарватером. В то же время рядом проходил главный путь испанских «золотых галеонов», доставлявших в Испанию золото и серебро из Америки. Их путь в Атлантический океан лежал через гряду Антильских островов, и именно здесь-то, в узких проливах, их подкарауливали быстроходные пиратские корабли…

    Согласно современным данным, в окрестностях острова Горда на дне моря покоятся останки, по крайней мере, четырёхсот испанских галеонов. Местные историки-краеведы называют другую цифру — более пятисот. Им точно известно местонахождение 138 погибших кораблей в водах близ острова. А само сокровище Тича, стоимостью в несколько сот миллионов долларов, как считают островитяне, укрыто в одном из подводных гротов. Известен случай, когда один местный рыбак случайно обнаружил отверстие, ведущее в подводную пещеру, в глубине которой оказался… сундук с золотыми монетами и украшениями! Эта весть мгновенно вызвала новую волну кладоискателей, хлынувших на остров. Было открыто ещё несколько подводных пещер. Сокровищ в них, правда, не оказалось, и теперь эти пещеры служат предметом паломничества туристов. А искатели кладов продолжают свои сопряжённые с риском для жизни поиски — ведь на Горде уверенно рассказывают о том, что свирепый дух легендарного пирата до сих пор бродит по острову, охраняя своё сокровище…

    По следам героев Стивенсона

    Когда в 1883 году английский писатель Роберт Льюис Стивенсон издал свой всемирно известный «Остров сокровищ», книга моментально стала бестселлером. Сидя в уютном кресле у камина, читатель становился участником захватывающих приключений на тропических островах в Карибском коре, служивших прибежищем флибустьерам; не на жизнь, а на смерть сразиться с «джентльменами удачи»; затаив дыхание, приподнимать крышку сундука, полного золота и драгоценностей… Успеху романа в немалой степени способствовало то обстоятельство, что повествование в нём строилось на реальных фактах. У писателя имелась подлинная карта острова и рукопись, повествующая о том, как знаменитый предводитель морских разбойников грабил торговые суда и прятал сокровища.

    Долгое время кладоискатели не хотели верить в достоверность «вымышленного» острова и даже не пытались сравнить его описание с реальной географией карибских островов. Между тем если бы они сделали это, то без труда убедились бы в поразительном сходстве «Острова сокровищ» с островом Пинос (Хувентуд) у южного побережья Кубы: та же округлая форма, напоминающая «жирного дракона, стоящего на своём хвосте», глубокая, кривая бухта, узкий мыс, закрывающий её, и даже три характерных холма — «Фок-мачта», «Бизань-мачта» и «Грот-мачта»…

    На протяжении более чем трёх столетий — с 1520 по 1830 год — остров Пинос был главной базой пиратов в Карибском море. На его песчаных берегах высаживались шайки Джона Хоккинса, Ван Хорна и де Граафа, Чёрной Бороды, Ларита, Олинуа и многих других. Всех их привлекало то, что остров располагался близ оживлённых морских путей, на нём в изобилии имелась пресная вода и бродили дикие животные, за счёт которых можно было пополнить запасы провизии. Ну и, конечно, здесь имелась возможность припрятать добычу.

    Место зарытого клада пираты обычно отмечали пушечными ядрами, якорными цепями или медными гвоздями, вбитыми в ствол приметного дерева. В дополнение к этому чертились карты и писались пояснительные грамоты, хотя они мало что могли сказать непосвящённым. Ведь в качестве ориентиров указывалась приметная скала или устье ручья, от которых нужно было отмерить столько-то шагов на восход или заход солнца. А потом, как написано в одной из таких грамот, «…копать с пол-ярда. Там найдёшь кувшин с шестью тысячами золотых монет, сундук с золотыми брусьями, шкатулку с драгоценностями, на которых выгравированы инициалы принцессы из Кастель-Бела и которые ценнее всего золота. Там же восемь рукояток от мечей, усыпанных брильянтами, одно распятие, три пары тяжёлых золотых подсвечников, 23 кремнёвых мушкета и пистоля».

    Впрочем, имелось немало фальшивых карт и грамот, заставлявших с подозрением относиться к подлинным старинным документам. Американец Гордон оказался одним из немногих, кто всерьёз интересовался ими. Причём не последнюю роль тут сыграла книга Стивенсона, точнее, бросавшееся в глаза совпадение деталей с подробностями из дошедших до наших дней рукописей. Гордон, пожалуй, первый задался вопросом: а что если описанное в ней правда и «Остров сокровищ» действительно существует? Тогда имевшиеся в его распоряжении пиратские грамоты, в которых, судя по всему, речь шла об одних и тех же местах, можно дополнить тем, что сообщено писателем, и в итоге получить более или менее достоверные указания, где вести поиски!

    После консультаций с географами Гордон пришёл к выводу, что загадочный «остров сокровищ» скорее всего и есть Пинос. Но подтвердить или опровергнуть догадку можно было только отправившись туда. В начале 1940-х годов Гордон снарядил небольшую экспедицию на собственной прогулочной яхте. Он отправился к Пиносу тем же маршрутом, каким шла у Стивенсона «Испаньола». Герой романа, юный Джим Хокинс, сидя в бочке из-под яблок на палубе «Испаньолы», подслушал разговор одноногого Джона Сильвера, из которого явствовало, что состоящая из бывших пиратов команда намеревается убить капитана и его друзей, чтобы завладеть кладом. И вот полтора века спустя на палубе своей яхты Гордон случайно услыхал, как двое матросов сговаривались проделать то же самое с ним самим… Спасая свою жизнь, он привёл яхту не к Пиносу, а к одному из островов Сан-Фелипе. Несколько дней американец делал вид, будто ищет клад, но, естественно, безрезультатно. Затем поспешил вернуться обратно, заявив, что документы оказались подделкой.

    Можно лишь гадать, насколько правдива рассказанная Гордоном история, поскольку слишком уж много в ней от Стивенсона. Не исключено, что кладоискатель просто-напросто выдумал её, чтобы оправдать своё фиаско. Однако на следующий год Гордон снарядил новую экспедицию к мысу Сан-Антонио на побережье Кубы, неподалёку от Пиноса. По его данным, здесь когда-то налетел на рифы испанский галеон с грузом золота и серебра, которые после кораблекрушения были укрыты в одной из прибрежных пещер.

    На этот раз Гордона сопровождали четыре надёжных компаньона. Но счастье опять отвернулось от него. Правда, на сей раз виноваты были местные жители. Они весьма неприветливо встретили приезжих американцев, следили за каждым их шагом и даже бросались камнями. Чтобы не рисковать, Гордон покинул негостеприимный берег, пробыв на мысе Сан-Антонио всего несколько часов. Когда его катер отчалил, американцы ясно увидели у подножия одного утёса наваленные грудой камни, скорее всего скрывавшие вход в пещеру с сокровищами. Впрочем, Гордон особенно не переживал, поскольку был уверен, что его удача не уйдёт от него. Тем более из пиратских грамот он знал ещё одно заветное место в тридцати милях западнее…

    Это была небольшая бухточка, окружённая густым лесом, стеной спускавшимся к воде. Ориентиром должно было служить дерево-исполин, под корнями которого якобы захоронен пиратский клад. Но сколько американцы ни вглядывались в берег, обнаружить ориентир никак не удавалось. За прошедшие двести лет здесь появилось столько гигантских деревьев, что определить, какое из них имели в виду авторы грамоты, было невозможно. Вероятнее всего, решил Гордон, оно давно засохло и упало. Единственная надежда — разыскать его пень, если он вообще сохранился.

    Несколько дней кладоискатели, чертыхаясь, лазили по колючему кустарнику, которым заросло побережье бухты, пока не нашли у самой кромки уходившие в воду толстенные корни когда-то росшего тут дерева. Гордон предложил проверить дно бухты в этом месте. Через полчаса один из спутников наткнулся на бронзовую цепь. Восторгу кладоискателей не было предела: пиратская грамота не обманула!

    Зайдя по пояс в воду и ухватившись за цепь, американцы попытались вытащить её. Но из этого ничего не получилось: чем сильнее они тянули, тем глубже увязали в песке и иле. Тогда кладоискатели соорудили на берегу импровизированный ворот, привязали к концу цепи трос и стали накручивать его на обрубок бревна. Медленно, буквально по сантиметру, что-то тяжёлое неохотно высвобождалось из трясины. И вот, когда во взбаламученной воде уже можно было нащупать какой-то большой прямоугольный предмет — не иначе сундук с золотом! — цепь лопнула. Прежде чем охотники за сокровищами пришли в себя и сообразили, что делать, таинственный предмет опять погрузился глубоко в ил. Нечего было и пытаться обнаружить его без специальных приспособлений.

    Впоследствии Гордон ещё не раз возвращался в эту бухту, но так и не смог вторично разыскать лежащий на дне клад. А преждевременная смерть помешала ему снарядить новую экспедицию за сокровищами в пещере на мысе Сан-Антонио…

    Почти одновременно с Гордоном другой богатый американец, Стефенс, также веривший в пиратские грамоты, направился к острову Пинос. За исходную точку он выбрал узкий пролив между Пиносом и островком, прозванным флибустьерами «островом Скелета», где, если судить по роману Стивенсона, однажды бросила якорь «Испаньола». Исследовав южное побережье острова, Стефенс обнаружил в зарослях остатки старинного бревенчатого форта и чугунные ядра. Не исключено, что как раз этот форт герои Стивенсона — капитан Смолетт, доктор Ливси и Джим Хокинс — защищали от шайки одноногого Джона Сильвера, а найденные пушечные ядра были выпущены с «Испаньолы». Но вот приметных ориентиров, о которых говорилось в пиратских грамотах, нигде не было.

    Идя дальше на запад, Стефенс обследовал три бухты, прозванные флибустьерами Раем, Чистилищем и Преисподней, и, не обнаружив в них ничего интересного, направился к главной цели своего путешествия — мысу Пуэнто-дель-Эсте на южном побережье Пиноса. Здесь он рассчитывал найти драгоценный груз испанского фрегата «Дон Карлос III». В 1828 году этот корабль вёз жалованье испанскому войску в Мексике на сумму в пять миллионов долларов. Фрегат благополучно достиг Кубы, затем повернул к Юкатанскому проливу. После этого он пропал без вести.

    Спустя несколько месяцев на поиски был послан военный корабль, который наткнулся на следы «Дона Карлоса» на мысе Пуэнто-дель-Эсте. Испанцы встретили на берегу несколько моряков с потерпевшего кораблекрушение фрегата. Поскольку ни одного офицера среди них не было, это показалось подозрительным. Всем уцелевшим учинили допрос с пристрастием. Выяснилось, что лоцман, вступивший в сговор с командой, направил судно на подводный риф. Матросы перебили офицеров, а золото перевезли на берег. Первое время они питались корабельными припасами, потом тем, что удавалось найти на берегу или поймать в море. Многие умерли от голода. Однако даже самые страшные пытки не смогли заставить оставшихся в живых признаться, где спрятаны деньги. Бо?льшую часть преступников испанцы расстреляли там же, на мысе Пуэнто-дель-Эсте, главарей отвезли в тюрьму в Гавану. Оттуда им удалось переправить на волю карту участка побережья с небольшим пояснением: «…на берегу три дерева, в середине самое большое. В его корне медный гвоздь; от него под землёй протянута цепь — 20 шагов на север. Четверть на запад. Маленькое озерцо. Десять шагов назад от восходящего солнца. Небольшой холм. С него видно два берега в одну линию на запад и на восток. Рядом родник. В тени холма, противоположного роднику, зарыто три бочонка с золотыми монетами».

    Возможно, преступники надеялись, что кто-то из сообщников разыщет клад и выкупит их у властей или что богатства, по крайней мере, достанутся их родственникам. Во всяком случае, карта каким-то непостижимым образом попала в Испанию к жене одного из заключённых. Карта бережно хранилась в семье, пока правнуки, не верившие в пиратские клады, не продали её какому-то искателю приключений. Тот, в свою очередь, уступил старинный документ антиквару, в лавке которого на него случайно наткнулся Стефенс.

    Его судно подошло к мысу Пуэнто-дель-Эсте спустя 120 лет после крушения «Дона Карлоса». Однако следы трагедии всё ещё были заметны на коралловом рифе в виде глубокого пролома. Ближе к берегу во время отлива нашлись и другие свидетельства — выступавшие из песка корабельные обломки. После долгих поисков Стефенс установил место, где на мысу когда-то росли три дерева, и даже разыскал высохшее русло родника у подножия небольшого холма. Но вот дальше возникло неожиданное препятствие: склоны холма были покрыты таким густым кустарником, что применить металлоискатель оказалось невозможно. Чтобы расчистить заросли, требовались не дни, а недели. И потом, не исключено, что металлоискатель вообще не покажет наличие клада, поскольку неизвестно, на какой глубине он находится. Значит, придётся рыть шурфы. А на это тоже уйдёт немало времени. В довершение всего в округе не оказалось пресной воды. Взятый же с собой небольшой запас быстро таял. Скрепя сердце, Стефенс решил покинуть Пинос.

    Можно представить, как терзался при этом американец: знать, что где-то рядом под землёй лежат сокровища, — и быть вынужденным отказаться от их поисков! Его отчасти утешил лоцман Фернандо, с которым он успел подружиться. Кубинец рассказал Стефенсу занятную историю о другом островке в Карибском море неподалёку от Ямайки — Кайо-Авалосе, также служившем пристанищем пиратам. На протяжении долгих лет на нём жил американец по фамилии Броун, выстроивший себе бунгало и добывавший пропитание охотой и рыбной ловлей. На Кайо-Авалос его привела «подлинная пиратская карта». Как это часто случалось, на месте выяснилось, что большинство указанных в ней ориентиров исчезло. Сохранились лишь две пушки, лежавшие близ берега на отмели, которые были хорошо видны при отливе. Эти пушки соприкасались стволами, образуя подобие стрелы, направленной остриём внутрь острова, на плоский утёс. Там, наверху, были высечены цифры и лицо, обращённое в сторону лагуны. Броун долго ломал голову над этой загадкой и в конце концов пришёл к выводу: лицо означает, что пиратские сокровища захоронены на дне, цифры же означают расстояние от берега. Он решил отгородить лагуну от моря дамбой, а затем осушить её. Несколько лет отшельник занимался возведением дамбы, но, так и не закончив её, умер в 1925 году.

    По словам Фернандеса, его отец сам видел загадочные пушки. Но ни он, ни Броун не придали значения тому, что дула у них залиты цементом. Через десять лет после смерти американца Кайо-Авалос посетили какие-то кладоискатели. Дождавшись отлива, они проломили цементные пробки в стволах пушек. Оказалось, что обе набиты золотыми монетами и драгоценностями! Судя по историческим хроникам, так поступал со своей добычей пират Лафит. Если бы Броун изучил первоисточники, прежде чем отправляться на поиски клада, он наверняка бы нашёл его…

    Впрочем, и это было ещё не всё. Если верить лоцману, в детстве он не раз бывал с отцом на Кайо-Авалосе. Однажды, играя в песке на берегу лагуны, Фернандес откопал чугунное ядро, от которого вниз уходила цепь. Мальчик позвал своего отца и дядю, рыбачивших неподалёку. Те взялись за лопаты и выкопали несколько досок с выжженными на них словами «Двенадцать апостолов» — очевидно, названием пиратского судна. Под досками показалась залитая смолой крышка большого котла, к ручке которого был прикреплён конец цепи с ядром. Воодушевлённые находкой, они принялись лихорадочно рыть дальше. Но тут начался прилив, и яма стала быстро заполняться водой.

    Выбравшись наверх, отец и дядя попробовали тянуть за цепь. В этот момент стены ямы обвалились, и оба по горло погрузились в жидкую песчаную кашу. Туда же сползла и цепь с ядром. Времени, чтобы попытаться достать её, уже не было. Оставалось только одно: спасаться самим. С трудом они кое-как выкарабкались из ямы-ловушки, отказавшись от мысли вызволить клад. Впоследствии отец с дядей, бывало, поговаривали о том, чтобы отправиться на остров, но всё откладывали экспедицию, потому что на раскопки ушло бы много времени, а обоим нужно было каждодневно добывать хлеб насущный для своих многочисленных семейств.

    Рассказ лоцмана, согласившегося за приличное вознаграждение показать скрывавший пиратские сокровища песчаный пляж, заставил Стефенса изменить планы. Он поспешил в Кингстон, где, не торгуясь, купил всё необходимое для предстоящих работ: бензиновый движок, два насоса для откачивания воды и песка, доски и сборную арматуру для крепления стенок шахты. К Кайо-Авалосу его судно подошло уже на исходе дня. Из-за мелководья пришлось встать на якорь в трёхстах метрах от берега. Однако нетерпение Стефенса было так велико, что он уговорил лоцмана, не дожидаясь утра, спустить шлюпку и отправиться на разведку. Когда с последними лучами солнца они высадились в заветном месте на берег, в глаза им сразу бросилась окружённая высокими отвалами огромная яма, наполненная водой.

    И всё же у Стефенса ещё теплилась надежда. Утром он перевёз на остров технику и принялся откачивать воду. Когда её уровень понизился на четыре фута, кладоискатель пустил в ход длинный шест, которым нащупал в глубине что-то твёрдое. Оба насоса опять заработали на полную мощность. Не прошло и получаса, как из воды показался деревянный щит из свежих досок с большим квадратным окном посередине. Стефенсу было достаточно одного взгляда, чтобы понять: его опередили. Подозревать лоцмана в обмане нелепо. Фернандес не знал, что его отец или дядя раскрыли кому-то семейную тайну. Ну а дальше свою роль сыграл слепой случай… Стефенс прекрасно понимал всё это, но разочарование было так велико, что он навсегда потерял интерес к пиратским кладам.

    И всё-таки, по крайней мере однажды, Пинос оправдал своё название «Острова сокровищ». Уже в 1950-е годы американец Уиккер, дотошно изучивший не один десяток пиратских грамот и карт, решил попытать счастья у подводного рифа в пяти милях от Пиноса. Это место заслужило у флибустьеров мрачную славу «кладбища кораблей»: слишком много судов затонуло там во время шторма. «Если каждое десятое, пусть даже сотое, судно имело на борту ценный груз, шансы найти его не так уж малы», — считал Уиккер. Его команда, вышедшая в море из Майами на быстроходном катере, состояла из четырёх человек: его самого, сына Билла, механика Лавстоуна, в прошлом офицера береговой охраны, и лоцмана, кубинца Себастьяна, который был опытным водолазом, много раз участвовал в подобных экспедициях.

    Переход от Флориды к Пиносу прошёл без приключений. Но, когда они были уже у цели, погода испортилась. Сильный ветер поднял крутую волну. Тем не менее девятнадцатилетний Билл, прекрасный пловец, и Себастьян уговорили Уиккера отпустить их для предварительного осмотра района предстоящих поисков. Захватив маски и дыхательные трубки, они на надувной лодке направились к подводному рифу, над которым кипели буруны и взлетали фонтаны брызг. С замиранием сердца отец следил в бинокль за тем, как сын и лоцман приближаются к линии прибоя. Огромные пенные валы то вздымали крохотное судёнышко высоко на гребень, то швыряли в глубокую пропасть между ними. Он уже жалел, что поддался их уговорам. Несмотря на искусство гребцов, лодка каждую секунду грозила перевернуться. И тогда… О том, что может случиться, страшно было даже подумать.

    Впрочем, Билл и Себастьян и не думали возвращаться. Напротив, они подошли к самому рифу и, чего-то выжидая, отчаянно старались удержаться на одном месте. Рискованный план стал понятен Уиккеру только тогда, когда лодка была подхвачена высоченным «девятым валом»: смельчаки решили проскользнуть на нём над рифом!

    Им повезло лишь наполовину. Волна действительно перенесла через подводный барьер. Но, поскольку коралловая гряда срезала подошву водяной горы, та, рухнув, перевернула лодку. Прошло несколько минут, прежде чем Уиккер разглядел в кипящей белой пене оранжевый поплавок с вцепившимися в него людьми. Внезапно Билл отделился от лодки и скрылся под водой. Вынырнув, он торжествующе поднял руку и помахал чем-то, зажатым в кулаке. Было ясно: это «что-то», конечно, не простой коралл.

    Когда Билл поднялся на катер и протянул отцу кусок коралла с вросшим в него золотым браслетом, Уиккер убедился, что не зря копался в архивах: в акватории за рифом на дне лежали старинные сокровища!

    Четыре дня американцы переживали непогоду под защитой мыса. И лишь на пятый день, когда шторм начал стихать, Уиккеру удалось провести катер узким извилистым проходом между подводными камнями за линию рифов и встать там на якорь. Поиски было решено вести по двое, чтобы страховать друг друга от нападения акул. Первыми под воду спустились Билл и Себастьян. Оставшиеся на катере Уиккер и Лавстоун с нетерпением ожидали их возвращения. Впоследствии Уиккер утверждал, будто бы с самого начала был уверен в успехе. Однако, когда через два часа Билл и Себастьян подплыли к катеру с пустыми руками, лицо руководителя экспедиции, по свидетельству Лавстоуна, вытянулось.

    — Па, надевайте быстрее акваланги. Нужно вам кое-что показать, — с каким-то озабоченно-огорчённым видом позвал Билл.

    — Что там? — не на шутку встревожился отец.

    — Сами увидите, — сердито буркнул Себастьян.

    Подождав, пока Уиккер и Лавстоун спрыгнут в воду, кубинец поплыл впереди, показывая путь, а Билл с подводным ружьём замыкал цепочку аквалангистов. Себастьян остановился над небольшой прогалиной в коралловых зарослях и ткнул ружьём вниз. Ошеломлённые Уиккер и Лавстоун не могли поверить своим глазам: на дне, среди разросшихся кораллов, стоял железный сундук с откинутой крышкой, в котором лежали жёлтые бруски. «Неужели золото?» — мелькнула у обоих одна и та же мысль.

    Да, это было золотые слитки! К тому же в сундуке обнаружились ещё и старинные золотые украшения. К вечеру сокровища доставили на катер. На следующий день аквалангисты приступили к тщательному осмотру участка вокруг сундука. Работали втроём. Пока двое осторожно пробирались по дну между ветвистыми кораллами, третий с подводным ружьём плавал над ними, охраняя от акул и прочих незваных гостей. К счастью, пока продолжались поиски, никто не беспокоил кладоискателей. Тем более что прочёсывание подводных зарослей оказалось не напрасным: удалось найти немало драгоценных браслетов, ожерелий, брошей, по большей части вросших в кораллы. Одну из таких находок Уиккер позднее передал в музей.

    Вообще же Уиккер и его спутники предпочли держать язык за зубами относительно подробностей своей экспедиции. В частности, осталась в тайне стоимость поднятых сокровищ. Это послужило пищей для самых фантастических слухов. Например, кое-кто из газетчиков писал, будто бы американцы обнаружили у побережья Пиноса чуть ли не штабеля цинковых ящиков с золотом и драгоценностями, причём поднята только часть, а ещё больше осталось на дне. Подтекст был ясен: не упускайте шанс разбогатеть. Ведь не зря Стивенсон назвал Пинос «Островом сокровищ»…

    Клады Генри Моргана

    Клады Генри Моргана давно стали, что называется, «притчей во языцех» — кто только не отметился на этом благодатном поприще! Журналисты, романисты, кинематографисты, авантюристы — все приложили свои усилия к созданию таинственного ореола вокруг сокровищ знаменитого пирата. И хотя до сих пор не обнаружено ни одного сколько-нибудь крупного клада, зарытого знаменитым буканьером, легенды о его скрытых богатствах не дают спокойно спать искателям сокровищ вот уже третье столетие.

    Сегодня дебри и прибрежные районы Панамы — Мекка для предприимчивого кладоискателя. Здесь открывают рудники драгоценных камней, в сухих руслах рек обнаруживают золотые жилы. Здесь археологи во время раскопок наталкиваются на древнюю глиняную посуду и бесценные золотые украшения. Многие из этих изделий захоронены едва ли не по всей территории Панамы. Если верить легендам, немало здесь и пиратских кладов. Некоторые из них ещё ждут своего открытия, а вот некоторые, как говорят, давно уже найдены!

    По сообщениям местной прессы, два бывших американских солдата, служивших когда-то в Зоне Панамского канала, сумели обеспечить себе безбедную старость. В 1997 году они вернулись в Панаму, чтобы в пещере у реки Чагрес, что приблизительно в 40 километрах севернее города Форт-Клейтон, обнаружить большой клад, зарытый в XVII веке, похоже, самим Генри Морганом. Парадоксально, но обнаружить клад им помогла старая пиратская карта, купленная у какого-то рыночного торговца, который и сам то, похоже, не знал, что она подлинная. Кроме золотых дублонов, отчеканенных в Лиме (Перу), тайник оказался полон золотых и серебряных украшений, различных по весу и величине. Поскольку пиратская добыча была найдена в зоне, находящейся под юрисдикцией США, сокровище передали американскому правительству, а нашедшие получили свою положенную долю, оказавшуюся немалой.

    Вообще, если вести разговор о кладах Генри Моргана, то здесь пальму первенства держит легендарный остров Кокос, расположенный в экваториальной части Тихого океана, в 500 км от берегов Коста-Рики. Если собрать воедино все легенды, то получится, что в недрах этого острова хранится пиратских сокровищ чуть ли не на миллиард долларов! В течение нескольких столетий, прежде чем остров попал под юрисдикцию Коста-Рики, остров Кокос был излюбленным местом отдыха морских разбойников, которые орудовали в Тихом и Атлантическом океанах. Энтузиасты утверждают, что в недрах острова — в естественных гротах, пещерах, подземных тайниках — до сих пор таятся золотые слитки и разнообразные произведения ювелирного искусства. С середины XIX века на остров Кокос было снаряжено более 300 экспедиций, пытавшихся отыскать сокровища. В период с 1935 по 1940 год на острове трижды побывал президент США Франклин Рузвельт, но, в отличие от искателей золота, он ловил здесь рыбу и наслаждался красивыми ландшафтами. В то время пока президент отдыхал, его охрана и помощники излазали в поисках сокровищ весь остров и, конечно же, ничего не нашли.

    Самым серьёзным и настойчивым кладоискателем считается немец Август Гисслер. Он прибыл на Кокос в 1889 году и в течение 20 лет исследовал каждый клочок земли острова. Правительство Коста-Рики даже пожаловало ему за упорство право основать там колонию. Однако колония просуществовала 20 лет и распалась из-за слабой связи с материком. Но и Гисслер не нашёл ничего более ценного, чем десяток старинных испанских монет.

    Получается, что несметные сокровища острова Кокос так никто и не нашёл. Или… никто не признался, что нашёл их?

    Кроме острова Кокос есть ещё Каймановы острова, расположенные к северо-западу от Ямайки. Морган неоднократно посещал их до и после своих пиратских рейдов, чтобы запастись продовольствием или отсидеться в какой-нибудь пещере. По мнению многих исследователей, именно там он мог захоронить часть награбленных драгоценностей. На одном из островов у него был свой дом. Известно также, что Морган неоднократно находил пристанище на острове Пинос (Хувентуд), расположенном в 65 километрах к югу от побережья Кубы и как две капли воды похожем на остров сокровищ из знаменитого романа Стивенсона. Очень возможно, что и там король буканьеров мог спрятать часть награбленного…

    Относительно недавно американский кладоискатель Грегори Брукс начал поиск «сокровищ Генри Моргана» на Гаити. Его команда арендовала списанный катер береговой охраны, оборудованный самыми современными приборами для проведения подводных работ. Кладоискателем Брукс стал совершенно случайно. В 1984 году вместе с женой Кэтрин и несколькими друзьями он нырял с аквалангом у побережья Гаити. В предпоследний день отпуска к всеобщей радости Брукс поднял со дна три серебряных слитка. Этот день он считает поворотным во всей своей жизни.

    В течение последующих четырёх лет Брукс перерыл гору книг по истории Эспаньолы (Гаити) и испанских колоний в Америке. Он узнал, что не менее тысячи судов затонули в XVII веке у берегов Гаити и Доминиканской Республики. Во второй раз Брукс возвратился на Гаити в 1988 году с двумя друзьями и металлодетектором. В океане, недалеко от побережья, им удалось обнаружить район, над которым детектор вёл себя очень активно. Вернувшись в США, они тщательно разработали план действий и, уладив все формальности с гаитянскими и американскими должностными лицами, через два года снова вернулись на Гаити. Вскоре Бруксу и его друзьям удалось поднять целую коллекцию старинного французского фарфора, разбросанного в районе предполагаемого кораблекрушения. Затем там были подняты два британских орудия, отлитых примерно между 1650 и 1699 годами. Исторические документы указывают, что только два судна могли затонуть в этом районе в то время: фрегат «Оксфорд», принадлежащий пирату Моргану, и «Джамайка мерчент» — корабль, на котором приплыл сюда всё тот же Морган, чтобы попытаться отыскать остатки «Оксфорда».

    Известно, что вскоре после разграбления Портобельо Морган стал готовиться к новой акции. Он бросил клич всем, желавшим служить под его началом, собраться у Коровьего острова, куда прибыл сам в январе 1669 года. Здесь, на фрегате «Оксфорд», он дал для офицеров банкет. Когда веселье было в самом разгаре, корабль взорвался. Предположительно, от неосторожного обращения с огнём у порохового склада. Лишь немногим — и Моргану в том числе — удалось спастись. По мнению Брукса, если бы на корабле не было ничего ценного, король пиратов никогда бы не стал возвращаться на место гибели судна. Брукс уверен, что на «Оксфорде» находилась часть сокровищ, награбленных буканьерами в Портобельо.

    Сегодня Брукс полон оптимизма и собирается оплачивать проект с помощью своих спонсоров, поддержкой которых уже заручился. Естественно, он надеется на прибыль — поднятие «Оксфорда» сулит миллионы долларов. Однако, по мнению скептиков, не стоит раньше времени будоражить мир преждевременными заявлениями, поскольку голое умозаключение может оказаться весьма опрометчивым.

    Секрет Оленьего острова, или Сундук капитана Кидда

    Очередное собрание морского общества в американском городе Нью-Лондон (штат Коннектикут) проходило в обстановке строгой секретности. Повод для этого был, поскольку дело касалось сокровища, разгадать тайну которого, похоже, под силу лишь Шерлоку Холмсу…

    Среди старинных морских реликвий, любезно подаренных морскому обществу семейством Хаскелл, имелась переплетённая в кожу большая бухгалтерская книга. В прошлом она принадлежала Натану Хаскеллу; в ней он подробнейшим образом фиксировал все расходы, которые могли представлять хоть какой-нибудь интерес. Книга эта превратилась в хронологию едва ли не всей его жизни, но ни одна из записей не была столь интересна, как конверт, вложенный между страницами, в котором содержались подробности одной истории, начавшейся… 300 лет назад.

    Когда речь идёт о кладе, дело, конечно, не может обойтись без пиратов. Так в этой истории всё началось с капитана Уильяма Кидда — алчного флибустьера, стяжавшего весьма дурную славу. Известно, что незадолго до своей смерти на виселице, в 1695 году, Кидд припрятал награбленные драгоценности. Сокровища хранились в некоей неприметной пещере, как говорил сам Кидд — на острове Гарднерс, расположенном к востоку от Лонг-Айленда, а по другим сведениям — на Оленьем острове, расположенном в одном из заливов реки Пенобскот (побережье штата Мэн). Позже этот клад, стоивший целое состояние, по слухам, неисповедимыми путями попал в руки известному мультимиллионеру Джону Джекобу Астору.

    Эта история, возможно, никогда бы не получила огласки, если бы не одно обстоятельство: остров Олений ещё в 1699 году был передан в собственность некоему мистеру Олмстеду, как упоминалось в бумагах, «в награду за спасение жизни индейского вождя». Позже правительство Соединённых Штатов Америки подтвердило подлинность документа, и потомки того Олмстеда долгое время проживали на острове, пока не продали его семейству Хаскелл. А Фредерик Олмстед — кстати, дизайнер знаменитого Центрального парка в Нью-Йорке — в 1901 году стал автором документа, обнаруженного в старой бухгалтерской книге Натана Хаскелла…

    За десять лет до этого, в 1892 году, в результате бури и сильного шторма замаскированный вход в пещеру, расположенную на берегу острова, размыло до основания. Дети Олмстедов, давно облюбовавшие живописные окрестности в качестве площадки для игр, из любопытства забрались внутрь открывшейся пещеры. Там, в глубине коридора, на окаменевшем полу они нашли какие-то следы, вызвавшие у них немалое любопытство. Похоже, ребята выболтали «страшную тайну», и она стала известна взрослым. Осмотрев место, Олмстеды пришли к выводу, что это не что иное, как следы от сундука или ящика. Никто в этом не сомневался, поскольку на твёрдом глиняном полу можно было легко различить даже отпечатки замков и оковки.

    Потрясённый увиденным, Фредерик Олмстед, обладавший богатой фантазией и острым аналитическим умом, решил во что бы то ни стало найти ответы хотя бы на два вопроса: что это был за сундук и когда он исчез?

    Олмстед был хорошо знаком с местным фольклором. Поэтому ему не составило особого труда вспомнить одну давнюю историю, оказавшуюся напрямую связанной с предметом его изысканий.

    В 1801 году Олмстеды сдали в аренду небольшой участок земли около той самой пещеры некоему трапперу — охотнику за пушниной, по имени Жак Картье. Тот прибыл из ниоткуда, жил просто и не причинял хозяевам острова никаких хлопот. И вдруг — о чудо! — Картье разбогател. Разбогател чуть ли не в один день и начал сорить деньгами направо и налево, что, разумеется, не могло не заинтересовать окружающих. В один прекрасный день он сжёг свою лачугу и исчез так же внезапно, как и появился. Среди руин его сгоревшей хижины нашли обрывки бумаги, на которых можно было разобрать слова «в глубокой тайне» и «Джон Джекоб Астор»…

    Вспомнив эту историю, Фредерик Олмстед попытался соединить все концы воедино. Он начал с поисков в семейных бумагах, потом добился доступа к местным архивам. Его кропотливая работа дала свои плоды: проведя прямо-таки детективное расследование, Олмстед смог установить связь между сокровищами Кидда, исчезновением Картье и огромным состоянием Джона Астора. О последнем стоит рассказать подробнее.

    Как и Картье, Астор поначалу торговал пушниной, только с гораздо большим размахом, нежели французский траппер, с которым у него, очевидно, имелись общие дела. В Нью-Йорке он основал собственное предприятие и держал деньги в Манхэттенском банке. Из банковских отчётов видно, что вклады Астора с самого начала его карьеры были весьма скромными, пока в 1801 году на его счету вдруг не появились сотни тысяч долларов! Фредерику Олмстеду удалось найти копии платёжек, по которым со счёта Астора выписывались чеки на имя… Жака Картье!

    Олмстед предположил, что именно Картье обнаружил сундук и вытащил его из пещеры. Может быть, он сделал это в одиночку, а может — ещё с кем-нибудь. Но прочные замки и запоры не поддались, и это скорее всего вынудило Картье изменить планы: траппер отказался от сундука, но не от денег. Недалёкий охотник, похоже, продал находку своему компаньону — хитрецу Астору, — возможно, так и не узнав, что же было внутри.

    Предлагая сундук Астору, Картье полагал, что тем самым сорвёт куш, заломив немалую цену. Трудно сказать, на что рассчитывал Астор и что побуждало его покупать «кота в мешке». Вероятно, он что-то слышал о сокровищах капитана Кидда. Как уж он договорился с Картье — неизвестно, но факт остаётся фактом: Картье получил деньги, Астор — сундук.

    Вскоре Олмстед обнаружил другие источники, на подлинность которых вполне можно было положиться. Из них он узнал, что именно в тот период времени Астор начал вести дела с Лондоном, точнее — со Стилерсами, едва ли не самыми богатыми в мире торговцами драгоценными камнями и металлами. Если учесть, что компаньонами Стилерсов всегда оказывались очень солидные люди, такое совпадение не могло быть случайным. Подробно изучив списки драгоценностей, приобретённых Стилерсами у Астора, Олмстед среди прочего обратил внимание на фантастическую стоимость уникального жемчужного браслета. Отыскав его нынешнего владельца, Олмстед смог даже получить браслет для экспертизы и установил, что изначально драгоценность принадлежала… некоей леди Данмур, числившейся среди пассажиров судна, ограбленного капитаном Киддом в 1695 году!

    Вооружившись всеми доказательствами, Фредерик Олмстед подал иск в суд, подвергнув сомнению законность огромного состояния Астора. Если бы ему удалось убедить фемиду в том, что сундук добыт на территории частного владения, находка стала бы собственностью семейства Олмстедов. Адвокат Олмстедов Уильям В. Эверетт согласился помочь и вместе с Фредериком Олмстедом составил тот самый документ, что позже обнаружился в бухгалтерской книге Натана Хаскелла. Но где же находится заветный сундук?

    Фредерик Олмстед пошёл по самому простому пути: он поместил в газете «Нью-Йорк трибьюн» объявление, в котором просил всех, кому что-либо известно о подробно описанном предмете, указать его местоположение. За возвращение этой «фамильной сентиментальной вещицы» было обещано вознаграждение.

    На объявление не сразу, но откликнулись. В течение месяца Олмстед вёл переговоры с дилерами компании «Бронсон-Таттл» из Коннектикута, сборщиками отходов и различного лома. Они сообщили, что у них есть то, что ему нужно. Сундук, в котором теперь хранился какой-то хлам, они получили от так называемых ликвидаторов из фирмы «Джонс энд Ко». Эти предприимчивые ребята занимались тем, что по заказам богатых клиентов демонтировали старые постройки. Они, в свою очередь, рассказали Олмстеду, что нашли сундук, когда разбирали старый особняк Асторов (!), переехавших в новое поместье.

    Фредерик Олмстед не поленился отвезти находку в пещеру и водрузил её на старое место. Сундук встал, как влитой — именно там, откуда его унесли сто лет назад! Олмстед смог по достоинству оценить и запоры, хотя и давно взломанные с помощью специальных инструментов, но имевшие весьма сложную конструкцию. Действительно, орудуя одним топором, Картье никогда бы не смог открыть сундук, потому ему и понадобилась помощь, за которой он — и это почти доказано — обратился к Астору.

    Казалось бы, все факты налицо, но… Судебная тяжба Олмстедов с наследниками Астора ни к чему не привела. По неизвестным причинам дело закрыли, а документ, повествующий об этих удивительных событиях, пролежал в бухгалтерской книге почти сто лет. Кому понадобилось всё это скрывать? Может, Олмстедам и Асторам просто удалось договориться и скрыть всю правду, нежелательную для обеих сторон? Заслуживает внимание ещё один факт: в 1930 году Марианна Олмстед неожиданно заявила прессе, что дело было «сфабриковано» её отцом просто скуки ради. Получается, что заседания суда, гонорары адвокатам и прочие издержки — всего-навсего развлечение? Что ж, у богатых свои причуды. Может быть, дело обстояло именно так, хотя в это не очень-то верится… Впрочем, история эта не окончена. Есть основания надеяться, что в будущем обнаружатся новые документы или свидетельства, либо проливающие свет, либо опровергающие всё, о чём здесь рассказывалось.

    Тайна Утёса Персе

    Вряд ли где на земном шаре можно найти более недоступное место, чем утёс Персе у восточного побережья полуострова Гаспе в Канаде. И, согласно давней легенде, именно здесь, на самой вершине утёса, спрятан сундук с сокровищами пирата Дюваля…

    Во всей Канаде для скалолазов едва ли сыщется другой такой «крепкий орешек», как утёс Персе, похожий на торчащий из воды орлиный коготь. И всё же вот уже двести лет, подобно магниту, он притягивает к себе охотников за кладами. Десятки смельчаков старались взобраться на него, но все были вынуждены отступить. Персе действительно неприступен. С трёх сторон его окружают подводные камни и скалы, закрывающие подход к утёсу. С четвёртой — вертикальная стенка, ближе к вершине переходящая в нависающий над водой огромный выступ.

    Большинство попыток покорить Персе заканчивалось трагически. Причём больше всего погибших приходится именно на этот единственно возможный путь к вершине: скалолазы срывались, пытаясь преодолеть стенку с отрицательным наклоном, когда до цели было, что называется, рукой подать. Чтобы положить конец бессмысленной гибели людей, парламент провинции Квебек принял специальный закон, запрещающий восхождения на утёс Персе и налагающий немалый штраф на нарушителей.

    И всё же паломничество к утёсу не прекращается. Каждый год с приходом весны, когда на юг тянутся караваны гусей, в окрестностях утёса появляются небольшие группы с палатками и надувными лодками. И хотя все они выдают себя за охотников или любителей рыбной ловли, местные жители лишь скептически посмеиваются: слишком уж красноречивы их битком набитые рюкзаки с верёвками, крючьями и другим альпинистским снаряжением. Да и свои лагеря они стараются разбить обязательно поближе к вожделенному утёсу.

    Скалолазы идут на приступ Персе вовсе не из спортивного азарта. Их манят сокровища пирата Дюваля. В отличие от Кидда, Моргана, Чёрной Бороды и других знаменитых флибустьеров он не был звездой первой величины среди членов «свободного братства», промышлявших морским разбоем у берегов Америки. И если его имя вошло в историю пиратства, то обязан этим Дюваль исключительно незаурядной выдумке, которую он проявил, припрятывая награбленные богатства.

    Если верить преданиям, когда английские военные фрегаты блокировали шлюп Дюваля у полуострова Гаспе, пират решил укрыть сундук с золотом и драгоценными камнями в одной из расселин на вершине утёса Персе. Проводник-индеец показал пиратам, как вскарабкаться на небольшую площадку на скале, высившейся рядом. Оттуда один из пиратов принялся обстреливать из мушкета вершину утёса пулями, к которым был прикреплён прочный линь. Наконец после множества неудачных попыток одна из них всё же перелетела через утёс и повисла в нескольких десятках футов над водой. Каким-то образом пираты ухитрились зацепить болтающийся конец линя. Дальше дело пошло проще. К концу привязали толстый канат и тоже протащили через зазубренный выступ у вершины. Кто-то из матросов взобрался по канату наверх, с помощью поднятых туда талей втащил сундук с драгоценностями и спрятал его в расселине. Но Дюваль на этом не успокоился. Чтобы обезопасить свои сокровища, он приказал подтянуть на скальную площадку, откуда был заброшен линь, бочку пороха и взорвал её. Вместе со скалой взрыв обрушил и изрядный кусок утёса, образовав тот самый непреодолимый выступ, что позднее стоил жизни многим скалолазам, пытавшимся добраться до клада капитана Дюваля…

    Конечно, любая легенда, пусть даже самая правдоподобная, не смогла бы столько лет подогревать интерес кладоискателей к неприступному утёсу. Дело в другом. Ещё в XIX веке богатый канадец по имени Кингсли загорелся идеей подтвердить или опровергнуть саму возможность существования пиратского клада на вершине Персе. Поскольку никаких достоверных документов на сей счёт не сохранилось, Кингсли обратился за помощью к геологам. За большое вознаграждение он пригласил двух видных специалистов и попросил их дать заключение: является ли злополучный выступ у вершины результатом естественных геологических процессов или же он образовался в результате взрыва?

    Геологи провели на Гаспе около месяца, обследовали все окрестные скалы и утёсы, собрали массу образцов горных пород. Затем засели за расчёты. Именно их выводы до сих пор не дают покоя кладоискателям. Утёс действительно имеет необычную для здешних мест конфигурацию, поскольку его верхняя часть под острым углом выступает над остальным массивом. Если бы когда-то часть монолита откололась под влиянием погодных условий или по иным природным причинам, то трещина скорее всего прошла бы от основания до вершины без крутого излома. Следовательно, весьма вероятно, что разлом был вызван взрывом!

    Ничего более определённого геологи сказать не могли. Но и этого оказалось достаточно, чтобы существование клада на утёсе Персе стало считаться «научно подтверждённым» фактом. В наши дни охотники за ним неоднократно пытались использовать вертолёты, однако оказалось, что и этот путь исключён. Иглоподобная вершина не даёт вертолёту возможности зависнуть над утёсом, чтобы спустить на тросе поисковиков. Если же попытаться произвести десантирование с большой высоты, то постоянно дующие там сильные ветры наверняка разобьют смельчака об острые скальные выступы. Так: что до сих пор никто не может ответить, соответствует ли истине заманчивая легенда о кладе капитана Дюваля.

    «Острова сокровищ»

    Если верить преданиям, Сейшельские острова прямо-таки напичканы пиратскими кладами. В 1975 году почтовое ведомство Сейшел даже выпустило марку, на которой изображены пираты, закапывающие в землю кованый сундук с драгоценностями…

    История и подвиги пиратов Карибского моря и Атлантики описаны достаточно полно. Пиратам же Индийского океана повезло куда меньше. Между тем Мадагаскар, Маврикий, Реюньон, Сейшелы и другие, более мелкие острова западной части Индийского океана долгие годы служили пристанищем морских разбойников — причём вовсе не легендарных, а вполне реальных. Это о них писал маврикийский историк XIX века Элизе Льенар: «…они грабили суда, перехватывая скот и провиант, который с Мадагаскара поставлялся на Маврикий и Реюньон. Они высаживались на этих двух островах, сжигали там поселения, убивая их обитателей. Голландцы, владевшие тогда Маврикием, были доведены до крайности, лишены пищи, и, возможно, именно частые нашествия этих бандитов и послужили причиной того, что они покинули навсегда Маврикий в 1712 году».

    Заходили пираты и на Родригес, Фаркуар, Агалегу, Альдабру, Амирантские острова, которые позже других были освоены европейцами. Но дольше и активнее всего они использовали в качестве своей базы Сейшелы. Этот архипелаг, по существу, стал последним «пиратским раем» на земле. Изолированность, малочисленность населения, множество удобных бухт, где можно укрыться от шторма или погони, здоровый климат, источники пресной воды, изобилие пищи и древесины для починки судов — всё это привлекало на Сейшельские острова множество морских разбойников.

    В бухте главного города и порта Сейшел — Виктории, лежит крошечный островок Одуля. Его название напоминает о том, что в самом конце XVIII века Сейшелы стали базой знаменитого пирата Жана-Франсуа Одуля. Сюда, в гавань Виктории, Одуль приводил на починку свой небольшой, быстрый корабль. Вплоть до начала XIX века его «Аполлон» был грозой всех, кроме французских, судов на огромном пространстве от берегов Африки до Явы. Он избороздил всю западную часть Индийского океана, и немало мест в этом районе ныне носит его имя. Даже на пустынном атолле Альдабра существует мыс Одуль-Пойнт.

    Рассказывают, что Одуль был кем-то вроде морского Робин Гуда и однажды даже вернул захваченные сокровища англичанину, с которым подружился после того, как взял его в плен. Между делом Одуль занимался и работорговлей. Он показался сейшельским колонистам достаточно респектабельной и уважаемой фигурой, и они избрали его мировым судьёй. На этом посту прославленный пират провёл остаток своих лет и почил в судейском звании. Кто бы мог предсказать ему такую судьбу в те лихие времена, когда на своих кораблях «Аполлон» и «Оливетт» он терроризировал английские суда!

    На старом кладбище Виктории среди фамильных склепов первых колонистов находится могила этого знаменитого французского корсара. На могильном камне изображён корабль Одуля с надписью:

    «Здесь лежит Жан-Франсуа Одуль,

    бывший капитан корсаров.

    Родился 15 июня 1765 года.

    Умер 10 января 1835 года».

    И приписка:

    «Он был справедлив».

    Потомки Жана-Франсуа Одуля до сих пор живут на Сейшелах.

    Одуль и другие французские пираты награбили немало ценностей на британских торговых судах, бороздивших Индийский океан. С 1793 по 1797 год 2266 британских торговых судов было захвачено корсарами, а стоимость награбленных ценностей составила 3 миллиона фунтов стерлингов. Говорят, что часть своей добычи Одуль в буквальном смысле унёс с собой в могилу, завещав похоронить золото вместе со своим бренным телом. Но островитяне ни за какие сокровища не желают тревожить костей старого пирата.

    Одуль не однажды едва не оказывался в руках англичан, но всякий раз ускользал от расправы. Ему невероятно везло. Так, 16 мая 1794 года четыре британских корабля под командованием капитана Генри Ньюкама вошли в Порт-Рояль, как называлась тогда Виктория. В гавани в тот момент находился бриг Одуля «Оливетт». Шансов на спасение у пирата практически не было, но ему всё-таки удалось ускользнуть…

    Неудивительно, что на Сейшелах бытует масса преданий о зарытых пиратских сокровищах. Все местные легенды о пиратах и кладах связаны со следами пребывания на островах пиратов. Эти следы были обнаружены переселенцами, появившимися на архипелаге в середине XVIII века. И нет такого островка или бухточки, которые не имели бы собственной легенды. Анс-Фурбан (Пиратская бухта), на южном берегу острова Маэ, Кот-д’Ор (Золотой берег) на северо-востоке острова Прален, далеко не случайно были названы так первыми европейскими колонистами…

    Особенно богат преданиями остров Фрегат. Здесь пираты в своё время обосновались, видимо, надолго: они даже устроили наблюдательный пункт, откуда следили за появлением на горизонте военных кораблей. Вот что писал Элизе Льенар после посещения Фрегата в августе 1838 года: «Мне показали яму, вырытую незадолго до моего приезда, — в ней был огромный сундук, наполненный посудой различных стран, голландские пики, ножи, боевые топоры, сабли, испанские пиастры — всё это почти полностью заржавевшее от времени». На Фрегате Льенар видел также засыпанные землёй и заросшие лианами остатки укреплений, построенных пиратами. В этом месте, по словам Льенара, в 1812 году были найдены портупея для сабли и золотой эполет. В хорошую погоду в полумиле от берега можно было увидеть остов большого корабля, лежащего на дне. А на скале, обращённой к заливу, поселенцы нашли какие-то таинственные изображения, в которых распознали зашифрованные надписи, но смысла их разгадать не смогли…

    У бухты Гранд-Анс первые колонисты, обосновавшиеся здесь во второй половине XVIII века, обнаружили остатки жилищ, а в другом месте — деревянную мачту и платформу: некое подобие наблюдательного поста или командного мостика. Там же, на берегу моря, среди кораллового песка, были обнаружены три могилы, в которых нашли рукоятки шпаг, отделанные кожей, и множество человеческих костей. Элизе Льенар сделал вывод, что пираты жили здесь несколько лет. Опасаясь, что их застигнут на море, они закопали часть своих сокровищ на острове. «Но всё же, немного позже оказавшись в руках правосудия, они понесли заслуженное наказание за свои преступления — все, кроме одного, помилованного по причине юного возраста. От него-то и узнали о кладах: умирая, он передал одному из своих друзей записку, содержащую описания мест, где были спрятаны сокровища, — пишет Льенар. И добавляет: — Я видел эту записку и не сомневаюсь в её подлинности».

    На острове Муайен, что лежит у внешнего рейда Виктории, по местные преданиям покоится клад стоимостью 30 миллионов фунтов стерлингов. Почему его никто так и не поднял, если о нём всем известно? Клад заколдован, считают местные жители.

    Другой остров в группе Сейшельских — Силуэт — тоже сохраняет стойкую репутацию острова сокровищ. Фактом остаётся пока только то, что с него вывозили копру, но копра — это не так романтично, как золото, которое вполне могло быть здесь зарыто, когда пираты кренговали, чистили и смолили свои суда в этих неглубоких водах. Один старый африканец, бывший раб, дожил до 1920-х годов. Он утверждал, будто знает, где именно на Силуэте находится пиратский тайник. Однако это был упрямый и своенравный старик. После первой неудачной попытки договориться с ним он отказался вести кого-либо к заветному месту. Говорят, одному богатому землевладельцу удалось всё же соблазнить бывшего раба и тот повёл его к тайнику. Они обогнули на лодке неприступную скалистую часть острова и уже было собрались высадиться на берег, как вдруг африканец заметил, что за ними следят. Он испугался, вернулся к своей лодке и с тех пор не верил уже больше никому.

    Большой знаток Сейшельских островов Джулиан Мокфорд немало времени потратил на проверку легенд о кладах, зарытых на архипелаге. Ему показывали золотые кольца, найденные неподалёку от города Виктория (остров Маэ), а также несколько старинных монет, обнаруженных в песке. Жители острова с глубокой убеждённостью толкуют о таящихся в песке золотых дублонах и драгоценностях. Но они убеждены, что счастливчики, нашедшие клады, никогда не распространяются об этом и продают свои находки осторожно, не спеша, с помощью умеющих хранить тайну индийских и арабских моряков.

    На Маэ до сих пор ходят слухи, что состояния как минимум двух местных семейств появились благодаря найденным кувшинам, наполненным золотыми монетами: одного на острове Терезы, а другого около женского монастыря Святой Елизаветы в Виктории. Но находок, которые бы стали достоянием гласности, очень мало. Единственным официально зафиксированным найденным кладом была находка в 1911 году на острове Астов 107 серебряных монет, нескольких вилок и ложек, двух пряжек от башмаков и боцманского свистка.

    Пока же целенаправленные поиски кладов на Сейшелах результатов не дали, но это ещё ни о чём не говорит. Уильям Лоринг Эсперанс Бешерель занимался поисками пиратских сокровищ более десяти лет. Поиски кладов начал ещё его отец. Но, в отличие от своего отца, который работал вручную, Бешерель нанял десять человек с отбойными молотками, динамитом, мощными насосами, дизельными и электромоторами. Он ежемесячно тратил на поиски 450 фунтов стерлингов, и, как признался одному журналисту, чем дальше продвигалось его дело, тем больше денег оно требовало. Чтобы как-то покрыть свои непомерные расходы, Бешерель стал брать в пай всех желающих. И они находились, — впрочем, это совсем не удивительно: он обещал 1000 процентов прибыли.

    В 1973 году в вырытом им гигантском котловане шириной 45 и глубиной 15 метров Бешерель нашёл остатки каменных сооружений, по-видимому, действительно возведённых пиратами. Однако Бешерель считал, что это не руины, а выложенная из камней карта с указанием подлинного места, где спрятаны сокровища. При раскопках был найден скелет, по мнению Бешереля, — раба-мальгаша, помогавшего зарывать клад и затем убитого, потому что он был ненужным свидетелем. Прервать свои поиски Бешерелю пришлось не потому, что он разуверился в успехе, а, как это обычно бывает, по чисто финансовым причинам. Впрочем, он был уверен, что его потомки, разбогатев, продолжат фамильное дело…

    Завещание Оливье Левассёра

    Пожалуй, нет такого острова в западной части Индийского океана, с которым не были бы связаны легенды о пиратских сокровищах. Мадагаскар, Сент-Мари, Маврикий, Реюньон, Сейшелы, Коморы, острова Родригес, Фаркуар, Альдабра и Амиранты — всюду что-нибудь напоминает о присутствии здесь в своё время пиратов. И немудрено — пиратство в западной части Индийского океана имеет давнюю историю. Ещё в 1508 году пират по имени Мондрагон впервые захватил португальское торговое судно у побережья Мозамбика. В двадцатые годы XVIII века в этом регионе действовали три знаменитейших пирата: Эдвард Ингленд, Джон Тейлор и Оливье Левассёр, больше известный под прозвищами Ля Бюз (Обжора) и Ля Бюф (Сарыч).

    Карьера Левассёра началась в 1715 году. Французское правительство поручило ему грабить — в пользу французской казны — испанские суда в Атлантике. Однако очень скоро Левассёр вышел из подчинения морского министерства и на собственный страх и риск отправился искать счастье в Индийский океан и примкнул к действовавшим здесь пиратским шайкам.

    13 апреля 1721 года Джон Тейлор на корабле «Виктори» и Левассёр на «Кассандре» встретили у берегов острова Реюньон португальское судно «Вьерж дю Кап», сильно повреждённое штормом. Большинство пушек португальцы сбросили за борт, пытаясь спасти терпящее бедствие судно, так что захватить его пиратам не составило труда. К своему восторгу, они обнаружили, что корабль представлял собой настоящую плавучую сокровищницу! На его борту были золотые и серебряные слитки, сундуки с золотыми монетами, жемчуга, бочонки с алмазами, целые километры шёлка…

    Левассёр и Тейлор по-братски поделили добычу. О её неслыханных размерах свидетельствует хотя бы такой факт, что каждый из членов команды обоих пиратских кораблей получил по пять тысяч золотых гиней и по сорок два алмаза. Южноафриканский писатель Т. Балпин утверждает, что «награбленное Левассёром было одной из самых больших добыч в истории пиратства».

    В дальнейшем Левассёр избрал своей базой остров Сент-Мари и время от времени выходил отсюда на поиски добычи. В начале 1730 года во время очередного такого рейса корабль Левассёра вступил в бой с французским военным судном «Медуза». После упорного сражения пиратское судно было захвачено, а предводителя пиратов в кандалах доставили на Реюньон. Суд был коротким, и 17 июля 1730 года Левассёра повесили. Согласно легенде, когда Левассёру уже накидывали на шею петлю, он вытащил из кармана листок бумаги, испещрённый непонятными значками, и со словами: «Найдёте мои сокровища, если сможете это прочесть!» — бросил его в толпу.

    Поступок этот был вполне в характере Левассёра, однако неизвестно, была ли это всего лишь издёвка над будущими кладоискателями, или же он задал им подлинную головоломку. Неизвестно также, произошла ли эта история на самом деле, либо она является всего лишь красивой легендой: так, по мнению некоторых исследователей, Левассёр был повешен не на городской площади, а на корабельной рее, так что толпы зевак вокруг попросту не могло быть. Однако другие исследователи оспаривают это мнение: на реях были повешены только рядовые члены команды, а сам Левассёр был казнён на берегу.

    С записки, брошенной Левассёром в толпу перед казнью, были сделаны копии, которые со временем разошлись по всему свету во множестве экземпляров. Текст записки оказался зашифрован. И с тех пор немало исследователей ломали себе головы над этой таинственной криптограммой.

    Но где всё-таки спрятаны сокровища Оливье Левассёра, стоимость которых сегодня оценивают в сто миллионов британских фунтов? По мнению одних, их следует искать на острове Сент-Мари, по мнению других — на Сейшельских островах. Многие считают, что Левассёр закопал свои несметные сокровища на песчаном берегу в местечке Бель-Омбр, расположенном на главном острове Сейшельского архипелага Маэ. Одним из самых ревностных сторонников этой гипотезы в течение многих дет был англичанин Реджинальд Херберт Круз-Уилкинс.

    Бывший английский офицер, комиссованный в 1941 году по ранению, он несколько лет прожил в Кении, став профессиональным охотником, а в 1948 году поехал на три недели отдыхать на Сейшелы. Здесь Круз-Уилкинс встретил норвежского китобоя, двадцать лет искавшего клад Левассёра. В его распоряжении имелась копия той самой криптограммы, которая якобы таила в себе разгадку тайны пиратского сокровища. Круз-Уилкинс из любопытства снял копию с криптограммы, хранившейся у норвежца, а позднее случайно рассказал о ней местной жительнице Шарль Сави из Бель-Омбр. Каково же было его удивление, когда мадам Сави показала ему ещё восемь документов, относящихся к этой теме, которые были собственноручно скопированы ею в архивах Маврикия!

    Так Круз-Уилкинс узнал, что мадам Сави и её супруг ищут сокровища Левассёра уже с 1923 года — по ночам, тайком, при свете фонаря и с помощью обычной лопаты. Им удалось обнаружить на прибрежных скалах какие-то странные знаки, явно сделанные рукой человека, — изображения собак, змей, черепах, лошадей и людей. Подобные знаки, как оказалось, были найдены и на скалах в некоторых других местах на острове Маэ. Супруги Сави не сомневались, что они были оставлены в своё время пиратами, и считали, что они содержат указание на место, где спрятаны сокровища. Однако в итоге лопаты увлечённой кладоискательством четы извлекли из земли не золото, а останки человека, зарытого прямо в прибрежном песке. Супруги Сави решили, что это пираты убрали ненужного свидетеля.

    Документы, хранившиеся у Сави, включали карты, письма (одно на немецком, второе — на ломаном французском) и другие бумаги, на одной из которых были изображены четыре таинственных знака. Всё говорило о том, что эти знаки как-то соотносятся с загадочными изображениями на скалах. Круз-Уилкинс, тщательно исследовав документы, решил вложить в поиски сокровищ имевшиеся у него двести фунтов. А первые же предпринятые им расследования убедили его: эти сокровища принадлежат Оливье Левассёру, и искать их надо на побережье Бель-Омбр.

    Круз-Уилкинс отправился в Найроби и организовал там синдикат по поиску клада Оливье Левассёра. Нанятые рабочие приступили к раскопкам. Вскоре им удалось откопать грубо вырубленные в скале ступени лестницы — о которой, кстати, упоминалось в одном из документов, — ведущей, по всей видимости, из подземной пещеры к нагромождению скал, господствующих на подходе к песчаному берегу Бель-Омбр. На стенах лестницы тоже были высечены какие-то изображения, но вход в пещеру оказался завален: либо громада скал просто осела за прошедшие века, либо Левассёр специально подстроил это, чтобы затруднить доступ к сокровищам.

    Это открытие только подогрело энтузиазм Круз-Уилкинса. В последующие двадцать лет он вложил в поиски десять тысяч фунтов стерлингов собственных сбережений и двадцать четыре тысячи фунтов, собранные синдикатом. Его рабочим пришлось переместить семьсот тонн скального грунта. Побережье Бель-Омбр было изрыто траншеями и туннелями, проложенными ниже уровня моря, а вокруг них были возведены бетонные стены, чтобы защитить от волн оборудование для откачки воды.

    Круз-Уилкинс не сомневался, что нашёл пещеру, в которой были спрятаны сокровища. Но чтобы добраться до неё, была проделана огромная и опасная инженерная работа. Прежде всего пришлось соорудить большую дамбу, чтобы место раскопов не заливало море. Левассёр надёжно защитил свой клад: сокровища охраняли скала и вода одновременно. Подобраться к пещере можно было только с севера — со всех других сторон это было крайне опасно, так как хитроумный пират расставил здесь множество ловушек. Однажды огромная скала начала сползать вниз и едва не раздавила кладоискателей. В результате поисков Круз-Уилкинс обнаружил ряд новых изображений на скалах, лезвие шпаги, палки, торчащие вертикально из пола пещеры, французскую монету начала XVIII века, кремнёвый пистолет, резные статуэтки, кувшин для вина XVII века. Рядом на берегу кладоискатели обнаружили пушку, часть спускового устройства мушкета и английскую монету времён Карла I (1625–1649).

    Круз-Уилкинс не сомневался, что сокровища, помещённые в три сундука, каждый размером 3 x 7 футов, находятся где-то рядом — рукой подать, однако на этом все его находки и окончились. Средства у экспедиции кончились, а желающих вкладывать новые деньги в это предприятие больше не нашлось. Тем не менее отставной британский офицер стал живой достопримечательностью Сейшел, а около места его грандиозных раскопок открылся ресторан «Корсар». Сегодня в Бель-Омбр до сих пор сохранились остатки бетонных стен, возведённых, чтобы вести работы ниже уровня моря.

    Шарль де Ларонсьер, бывший хранитель Национальной библиотеки в Париже, в своей книге «Таинственный пират», посвящённой Левассёру, излагает свою версию расшифровки текста записки, брошенной пиратом в толпу перед казнью, и загадочных знаков на сейшельских скалах. Он пишет: «Находка его сокровищ послужит в один прекрасный день эпилогом этой истории. За склонами скал, которые скрывают богатства, начались раскопки…» Стоит добавить, что с тех пор как были написаны эти строки, прошло шестьдесят лет. И пока что результата нет…

    Тайна острова Сент-Мари

    Остров Сент-Мари, расположенный на восточном побережье Мадагаскара, флибустьеры облюбовали ещё в XVII столетии. В конце XVII — начале XVIII века его посещали тысячи морских разбойников. Именно это обстоятельство привлекало и продолжает привлекать на остров десятки кладоискателей. Здесь уже образовалось своеобразное братство, под стать пиратскому. На берегах многочисленных бухточек и заливов то тут, то там можно повстречать бомжеватого вида личностей, которые, перекидываясь друг с другом фразами на английском, французском, голландском, итальянском или шведском языках, с остервенением копают песок. Более зажиточные кладоискатели держатся солидней: нанимают рабочих, используют современные средства металлопоиска, их палатки напоминают не то полевой штаб, не то сельскую библиотеку: они буквально завалены картами, старинными книгами, микрофильмами, на которых пересняты редкие документы и статьи со штампами Библиотеки конгресса США и Британского музея…

    В XVII веке Индийский океан пересекли маршруты кораблей, отправлявшихся из Европы в Индию. Нагрузившись сказочными богатствами этой далёкой экзотической страны, они возвращались тем же маршрутом — в обход мыса Доброй Надежды. Неудивительно, что юго-западная часть Индийского океана вскоре приобрела огромную популярность у пиратов. Здесь имелось всё, что было необходимо для морского разбоя: богатая добыча и масса удобных мест для базирования.

    Одним из этих мест стал остров Сент-Мари. Известно, что во второй половине XVII столетия его буквально наводняли пираты. Морской разбой здесь был поставлен на такую широкую ногу, что на Сент-Мари даже приезжали коммерческие агенты из Европы и североамериканских колоний Великобритании. Они скупали награбленное пиратами добро, а также брали на хранение у них золото и драгоценные камни. Возглавляла этот бизнес компания «Филипп Брос». В 1691 году она послала на Мадагаскар своего агента Адама Балдриджа.

    Одним из самых громких среди имён здешних пиратов было имя «счастливчика» Генри Эйвери. Он начал заниматься морским разбоем ещё в свою бытность в Новом Свете. У берегов Перу Эйвери поднял бунт на военном корабле «Карл II», овладел им и ушёл в африканские воды. Там он разграбил португальский посёлок на одном из островов Зелёного мыса, в Гвинейском заливе взял на абордаж три английских корабля, доверху нагруженных слоновой костью, серебром, золотом и драгоценными камнями. Окрылённый успехом, молодой пират направился на остров Сент-Мари. Сначала ветераны этой твердыни флибустьеров встретили неизвестного им выскочку в штыки. Однако вскоре его щедрость и отвага многим заткнули рот, и Эйвери сделался главой мадагаскарских пиратов. Он плавал не только в Индийском океане, но и в Красном море и Персидском заливе, где нападал на богатые арабские и индийские суда.

    Одна из таких операций помогла Эйвери оставить своё имя в анналах истории. В начале 1690-х годов он захватил корабль Великого Могола. На этом корабле из Мекки возвращались высшие сановники императорского двора, сопровождавшие дочь всесильного правителя Индии. Эйвери женился на ней, оставив себе в качестве приданого огромный корабль Великого Могола, а также найденные на нём полмиллиона фунтов. Но где эти сокровища? Известно, что в 1696 году Эйвери перебрался в Америку, а затем в Англию, где его в конце концов повесили. Но своих сокровищ с Мадагаскара он не увёз: припрятал на случай, если придётся бежать назад. С тех пор эти сокровища не дают покоя не одному поколению кладоискателей…

    Другой легендарный клад острова Сент-Мари связан с именем знаменитого капитана Кидда. О нём рассказывают, что он был сказочно богат, хотя никто так и не может внятно объяснить, откуда взялось это богатство. Как раз в те годы, когда Эйвери уже начинал подумывать о том, чтобы удалиться на покой, в Англии был образован синдикат, создатели которого решили погреть руки на обширных доходах флибустьеров острова Сент-Мари. Среди основателей этого синдиката были верхи английской аристократии — лорд Орфорд, первый лорд Адмиралтейства, лорд Белламонт — губернатор Нью-Йорка, лорд-канцлер Сомэр, государственный секретарь лорд Родней, министр юстиции лорд Шрусбери и многие другие лидеры партии вигов. Понятно, что сами они не могли быть замешаны в тёмных делах, поэтому от их имени действовал капитан Кидд. Ему был выделен корабль «Эдвенчериз», команда отборных головорезов, и выдана королевская грамота, дававшая Кидду право пускать ко дну любое судно под флагом Франции, а также нападать на любой пиратский корабль. За каждого пойманного пирата Кидду было обещано лордами по пятьдесят, а за голову их главарей, Эйвери и Тью, — по пятьсот фунтов.

    Прибыв к берегам острова Сент-Мари, Кидд очень быстро убедился, что головы старых пиратов, покоящиеся на их крепких плечах, приносят ему куда больше дохода, чем то, что обещали за них лорды. Потеряв всякий интерес к делу, которое ему доверили создатели синдиката, и выведав многие секреты о богатствах, спрятанных в земле острова Сент-Мари, Кидд начал избегать сражений с пиратами в океане. Пристав к мадагаскарскому берегу, он подговорил одного из местных вождей напасть на форт, построенный Адамом Балдриджем, находившимся в это время в Америке, а сам направился на Лаккадивские острова. Разграбив их, Кидд возвратился на остров Сент-Мари. Здесь он отыскал и похитил клад, о котором ему рассказал старый пират Тью (Тью потом долго проклинал Кидда, обвиняя его в том, что тот лишил его всего), а затем организовал карательную экспедицию против исполнявшего его волю вождя, избавившись тем самым от ненужного свидетеля. Когда Адам Балдридж возвратился на Сент-Мари, всё выглядело так, будто бы клад был похищен аборигенами…

    Между тем хозяевам Кидда всё больше не нравилось его поведение. Чтобы «реабилитировать» себя в глазах лордов, Кидд в первый и последний раз за свою каперскую карьеру напал на судно «Кедахский торговец». Но добычи на нём оказалось всего на тридцать тысяч фунтов. Оставив пришедший в негодность «Эдвенчериз» и пересев на «Кедахского торговца», Кидд отправился на поиски новых жертв. Он надеялся на королевскую грамоту, но она уже не помогала: агенты Ост-Индской компании, которой пираты наносили огромный материальный урон, отказались снабжать его припасами и отправили в Лондон донесение о якобы огромной добыче, присвоенной Киддом.

    Партия тори использовала дело Кидда для того, чтобы дискредитировать вигов, и лорды из синдиката лишили пирата своей поддержки. Ради общественного спокойствия Кидд был принесён в жертву и приговорён к виселице. Существует предание, что, покидая Мадагаскар и зная, как его встретят лорды, Кидд не стал брать с собой мешки с награбленным золотом на сумму восемьсот тысяч фунтов. Он закопал их где-то на побережье острова Сент-Мари. По этому поводу в английском парламенте даже устраивалось целое расследование, инициированное депутатами от партии тори. Расследование это, впрочем, так и не дало никаких результатов. Как и многолетние поиски кладоискателей на острове Сент-Мари…

    «ЗОЛОТО МАККЕННЫ» И ИЖЕ С НИМ

    Сокровища найденные и… забытые?

    История, рассказанная в старом американском вестерне «Золото Маккенны» с Грегори Пеком в главной роли, кажется, не оставила равнодушным никого: герои фильма искали несметно богатую золотую жилу, скрытую в затерявшемся в горах Аризоны каньоне, которому суждено было оказаться разрушенным природными силами, вызванными проклятием старого апача — хранителя сокровищ. Сюжет этого фильма навеян многочисленными легендами о сказочно богатых золотых жилах и серебряных рудниках, затерянных на просторах штатов Юта и Аризона, Колорадо и Нью-Мексико. Драгоценные металлы здесь начали добывать ещё в доколумбовы времена. Согласно одному из преданий, где-то на юге штата Юта или в Аризоне укрыты сокровища ацтеков, спасённые от конкистадоров Кортеса. Но основная часть легенд связана с теми временами, когда испанцы, утвердившиеся в Новом Свете, в поисках золота и серебра обратили свой взор на земли, лежащие к северу от реки Рио-Гранде. Три века спустя по их следам двинулись американские пионеры, осваивавшие новые территории Дикого Запада. Почти повсеместно им встречались старые заброшенные рудники. Из уст в уста передавались рассказы о несметных богатствах в старых копях, о сокровищах тайных шахт, о богатейших золотых жилах, когда-то разрабатывавшихся, а теперь забытых, — тайну их знают лишь старики-индейцы… Так рождались легенды.

    …2 сентября 1539 года монах-францисканец Маркос де Ниса вернулся в Куликан из дальнего шестимесячного похода в неизвестность. Уже много позже стало ясным, что его экспедиция принесла немало пользы испанской короне, но всё её реальное значение оказалось затуманено странным поступком монаха: явившись к вице-королю Новой Испании, Маркос де Ниса сообщил, что самолично видел легендарную Сиволу — «Город Золота».

    Само собой разумеется, это сообщение вызвало большое волнение. Нашлось немало горячих голов, готовых немедленно отправиться на поиски Сиволы. Одну из первых партий, отправившихся на север, возглавил Мельчор Диас. Во главе отряда из 15 человек он, как полагают, сумел добраться до реки Тисон (штат Колорадо). Возможно, Диаса и его спутников ожидала судьба множества других авантюристов, очертя голову помчавшихся на север на поиски сокровищ и канувших в безвестность, однако вслед за этим на северный берег реки Рио-Гранде переправилась самая большая экспедиция из числа тех, что когда-либо отправлялись в неисследованные области Североамериканского континента.

    Этот отряд возглавил Франсиско Васкес Коронадо, губернатор Новой Галисии. Испанский король Карл I уполномочил его отыскать таинственный «Город Золота». В случае успеха Коронадо мог рассчитывать на славу и почести, сопоставимые с теми, что выпали на долю Кортеса и Писарро. 23 февраля 1540 года экспедиция Коронадо выступила из селения Компостела. В её составе насчитывалось 250 конных и 62 пеших испанских солдата, около 700 индейцев — погонщиков и носильщиков, сотни вьючных лошадей и около тысячи голов крупного и мелкого рогатого скота и свиней. Проводником при Коронадо состоял отец Маркос де Ниса. Он очень неохотно отправился в поход — лишь потому, что ему приказали это сделать. Вероятно, у него были причины для этой неохоты…

    Отряд Коронадо шёл на север путём, уже проложенным до этого экспедицией Кабеса де Вака, отцом Маркосом, Мельчором Диасом и многочисленными партиями искателей приключений, на свой страх и риск отправившихся на поиски «Города Золота». Испанцы далеко углубились в пределы гористой и пустынной области, ныне носящей название Аризона, и на реке Хила повстречали отряд Мельчора Диаса. Диас поспешил присоединиться к Коронадо, и вместе они отправились на север, в страну индейцев зуни. Именно там, по словам отца Маркоса, должен находиться «Город Золота». Однако Коронадо нашёл здесь лишь скопление жалких лачуг из самана и камня. Индейцы встретили испанцев враждебно: камнями и стрелами. Коронадо был легко ранен в голову. В отместку испанцы напали на деревню и захватили её, убив много индейцев. Как бы то ни было, ни здесь, ни в других селениях индейцев зуни (оказавшихся ещё более жалкими, чем первое) отряду Коронадо не удалось найти ничего из того, что так красочно описывал в своём отчёте отец Маркос.

    Только духовный сан защитил незадачливого монаха от расправы, но он не мог защитить его от презрения и Насмешек. Коронадо, искренне опасаясь за жизнь отца Маркоса, отправил его назад в Мексику с неутешительным сообщением для вице-короля: никакого «Города Золота» нет. В итоге бедняга попал в немилость и был назначен служить на маленькую испанскую заставу в пустыне, где и умер в 1558 году, проведя все эти годы в отчаянной нищете.

    Между тем Коронадо упорно продолжал искать золото. Он без конца расспрашивал о нём индейцев, но в ответ слышал одно: у них золота нет, но вот дальше к северу и особенно к западу — в Тусайяне, можно найти много жёлтого металла. Коронадо расположился в одном из селений зуни и отправил на север отряд Педро Товара, состоящий из 20 человек. Ему предстояло отыскать Тусайян и его сокровища.

    Товар достиг Тусайяна в июле 1540 года. Здесь также не оказалось никаких «золотых городов», но местные жители рассказали ему о богатой стране, лежащей дальше к северу. Там, на берегах большого озера Копалья, жили индейцы племени юта, добывавшие золото и серебро из многочисленных рудников в горах. Эта страна называлась Тегуайо.

    25 августа Товар вернулся в страну зуни и рассказал испанцам, что Тусайян — земля живописная, пейзажи прекрасные, но никакого золота там нет. Зато дальше на север, говорят, лежит золотая страна…

    Коронадо решил не терять времени впустую. По его приказу капитан Карденас во главе отряда из 25 человек отправился на поиски Тегуайо, имея строгое предписание: идти на север ровно 80 дней, раньше срока ни в коем, случае не возвращаться, и искать не прекрасные пейзажи, а золото. 25 дней отряд Карденаса пробирался через пустынную гористую страну, страдая от нестерпимого зноя и жажды. Наконец, на 26-й день испанцы вышли к большой реке. Переправиться через неё не было никакой возможности…

    Историки до сих пор расходятся во мнениях относительно того, какую реку обнаружил Карденас. Одни убеждены, что это Литтл-Колорадо, другие говорят, что это была река Сан-Хуан. Как бы то ни было, все сходятся в одном: Карденас, вероятно, стал первым европейцем, достигшим границ современного штата Юта. Так далеко ещё не забирался никто!

    К тому времени, когда Карденас вернулся в страну зуни, индейцы уже были на грани восстания из-за злоупотреблений, которым они подвергались со стороны испанцев. Коронадо приказал схватить в качестве заложников 200 индейцев и сжечь их, полагая, что эта расправа послужит уроком для других. Это, однако, вызвало обратный эффект: индейцы восстали. Испанцы были атакованы со всех сторон, но сумели отбиться. При этом погибло много индейцев. Слухи о жестокости белых пришельцев быстро облетели все окрестные земли. С этого момента экспедиция Коронадо была обречена на провал. Куда бы он ни являлся в поисках золота, везде его ждал один и тот же приём: стремясь побыстрее избавиться от алчного и жестокого завоевателя, индейцы говорили ему, что «страна золота» лежит где-то дальше — на севере, или на северо-востоке, или на востоке… Коронадо, как маньяк, рыскал по всему юго-западу Северной Америки, пересёк Нью-Мексико, Техас, Оклахому, достиг равнин Канзаса и, так ничего и не найдя, весной 1542 года вынужден был повернуть обратно.

    После возвращения в Мексику Коронадо был арестован. Хотя обвинения против него в конечном счёте были признаны ложными, имя его осталось покрыто позором. Он умер в опале и был похоронен в церкви Санто-Доминго в Мехико — столице Мексики. Лишь много позже стало ясно, что Коронадо за два года своего похода открыл для Испании больше территорий, чем Римская империя сумела присоединить за пять столетий. И земли эти вопреки первым обескураживающим результатам оказались вовсе не бедными!

    В 1581 году фра Бернардино Бельтран и дон Антонио Эспехо исследовали север и запад Тусайяна и нашли богатые залежи серебра и меди на реке Верде в Аризоне. В Нью-Мексико экспедиция обнаружила сказочно богатую серебряную шахту. Эта шахта — Эль-Мина дель Тиро, «Шахта шахт» — будет исправно пополнять королевскую казну на протяжении всего последующего столетия, а потом исчезнет навсегда…

    Открытия Эспехо и Бельтрана наделали много шума. На поиски богатых золотых и серебряных шахт немедленно двинулись десятки партий. Пик поисковых экспедиций приходится на первую половину XVII столетия. Священник Алонсо Бенавидес исследовал северные области на протяжении пяти лет — с 1625 по 1630 год, и в итоге нашёл «очень большое сокровище в виде шахт, исключительно богатых золотом и серебром, а также россыпи прекрасных гранатовых камней». К середине XVII столетия на всём огромном пространстве от Калифорнии до Техаса уже работали сотни шахт, где добывалось серебро и золото. Согнанные на принудительные работы индейцы умирали в этих шахтах тысячами. Долго зревшее возмущение, наконец, прорвалось: неведомо откуда явился лидер, а вместе с ним — надежда на избавление от рабства.

    Как звали этого таинственного вождя, так и осталось загадкой. Он именовал себя просто Папой. Казалось, он одновременно ухитрялся быть в нескольких местах, всюду убеждая индейцев разных племён восстать против испанцев. Папа верил сам и сумел убедить своих последователей, что находится в прямом контакте с богом Кецалькоатлем, и поэтому повстанцы просто не могут потерпеть неудачу.

    Назревали грозные события. В 1677 году монах Хуан Франсиско написал отчаянное письмо вице-королю, умоляя его воспрепятствовать массовым злоупотреблениям на шахтах и предупреждая, что последствия восстания будут ужасны. Вице-король остался глух к этим мольбам. В 1679 году Хуан Франсиско отправился в Мехико, чтобы обратить внимание архиепископа на тяжёлое положение индейцев-шахтёров. В ответ он услышал, что помощь индейцам повлечёт за собой «бесполезные расходы». Вскоре на одной из шахт Нью-Мексико произошёл обвал, около 100 индейцев погибли. Эта трагедия переполнила чашу терпения шахтёров.

    Восстание началось в Таосе 10 августа 1680 года. Тысячи испанцев — солдат, владельцев шахт, торговцев, представителей духовенства — были убиты. Более 400 испанцев погибли в городах Чама и Абике. Испанцев убивали на шахтах и в миссиях, расположенных в отдалённых горах. Немногие уцелевшие собрались в столице провинции — городе Санта-Фе, но даже здесь они не могли чувствовать себя в безопасности. 2500 индейцев окружили город. К губернатору Отерману явился индейский посланец и протянул ему два флага: белый и красный: «Если вы выберете белый флаг, то будете должны немедленно оставить нашу страну. Если выберете красный флаг, то никто из вас не останется в живых». Отерман выбрал белый флаг…

    Вся территория к северу от Рио-Гранде была очищена от испанцев. Индейцы искренне надеялись, что завоеватели больше не вернутся. Они предприняли большие усилия, чтобы уничтожить то, чем так дорожили белые пришельцы: золотые и серебряные шахты. Многие из подземных разработок были затоплены, другие завалены камнями и брёвнами. Входы в туннели забивали огромными глыбами, засыпали землёй и щебнем. Испанские миссии были разрушены до основания — так, что от них не осталось никакого следа. Драгоценная утварь и другие церковные сокровища были большей частью брошены в затопленные шахты или захоронены в разных местах. До сих пор об этих пропавших сокровищах рассказывают немало легенд…

    Между тем испанский король Карл II вовсе не собирался терять богатые серебром и золотом колонии. Он назначил Диего Хосе Варгаса генерал-капитаном Новой Мексики и поручил ему подавить индейское восстание и вернуть короне утраченные земли. Варгас прибыл в Эль-Пасо в феврале 1691 года. Здесь он нашёл королевскую армию в таком плачевном состоянии, что потребовалось почти два года, чтобы подготовить её к походу. 21 августа 1692 года Варгас во главе своей армии, наконец, двинулся на север. На всём пути испанцы встречали только развалины. Бывшая столица провинции, город Санта-Фе, куда Варгас вступил 12 сентября, тоже лежала в руинах. Единственным неповреждённым — хотя и полностью разграбленным — зданием оставался дворец губернатора. Санта-Фе испанцы заняли без боя, но далее к северу армия Варгаса столкнулась с ожесточённым сопротивлением. Даже погода обратилась против испанцев: в горах стояли немилосердные холода, 21 солдат замёрз до смерти. Тем не менее Варгасу удалось сломить сопротивление индейцев и захватить в плен несколько сотен активных участников восстания. 70 из них были повешены на центральной площади в Санта-Фе. Правда, испанцам понадобилось ещё 2 года, чтобы окончательно усмирить мятеж и восстановить разрушенные города Таос, Чаму и Абике.

    К концу 1694 года было восстановлено и большинство серебряных шахт. Однако некоторые ранее разрабатывавшиеся жилы так и не были найдены: индейцы так хорошо постарались скрыть их, что даже самые тщательные поиски ни к чему не привели. Как бы то ни было, к началу XVIII столетия шахты Аризоны и Нью-Мексико уже работали на полную мощность.

    Спустя полтора века после мексиканско-американской войны 1846–1848 годов вся бывшая территория Новой Мексики отошла к США. К тому времени добыча серебра здесь уже пришла в упадок, многие шахты были заброшены, и разработкой рудных залежей и золотых жил занимались в основном частные старатели. Говорят, даже в это время ежегодно на юг уходили караваны мулов, гружённых серебряной рудой. Потом армия США надёжно перекрыла границу по Рио-Гранде, и рудники опустели. Тайну серебряных и золотых копей помнили только старики индейцы. Именно от них американские старатели, появившиеся здесь в середине XIX столетия, получили сведения о заброшенных испанских рудниках, где в старину добывалось, по слухам, несметное количество драгоценного металла…

    Одна такая шахта находилась в местности, известной под названием Серебряные Луга. Её искали ещё первые американские поселенцы в этой области. Однако найти эту таинственную шахту, подучившую название «Серебряная леди», удалось только… в начале 1990-х годов! За засыпанным и тщательно замаскированным входом лежали полуистлевшие кожаные мешки с серебряной рудой и ржавые железные инструменты. Анализ проб показал, что руда из этой шахты отличается на редкость высоким содержанием серебра и золота — как и говорили древние легенды.

    Но если «Серебряная леди» в итоге была всё-таки найдена, то десятки других старых испанских шахт до сих пор продолжают числиться в розыске. Рассказывают, например, о заброшенном золотом руднике, находящемся где-то в горном массиве Лайтнинг-Ридж. Работать сюда испанцы пригнали большую партию индейцев навахо — считалось, что навахо и пайюты более «выгодная» рабочая сила, чем упрямые и гордые индейцы юта. Однако даже «покорные» навахо в итоге взбунтовались против жестокой эксплуатации. Владельцы шахты были убиты, все следы горных разработок уничтожены. В последующие годы никому так и не удалось отыскать этот рудник. Лишь в 1980-е годы местный лесник во время очередного объезда своих владений случайно нашёл маленький слиток золота размером приблизительно 1 x 3 дюйма. Последующие поиски дали более весомый результат: был найден слиток драгоценного металла весом более чем пять фунтов! Анализ показал, что он на 47 % состоит из золота, на 45 % — из серебра и на 5 % из меди. Иными словами, этот слиток явно представляет собой продукт промежуточной переплавки, которая обычно производилась прямо на руднике или где-то поблизости от него. Другой находкой стал небольшой бронзовый колокольчик диаметром около 4 дюймов — такие колокольчики обычно использовались в испанских миссиях. Означает ли всё это, что заветный золотой рудник находится где-то поблизости?

    Тут стоит вспомнить странную историю, произошедшую с двумя старателями — Уилфордом Бинджели и Биллом Нанли. В ноябре 1931 года оба они входили в состав лесной команды, занимавшейся борьбой с жуком-короедом, напавшим на леса в районе горного хребта Лайтнинг-Ридж. В один из холодных дней, оставив лагерь в районе Холодного Ключа, они поднялись в горы и там совершенно неожиданно наткнулись на присыпанные землёй старые гнилые брёвна, закрывавшие вход в какое-то подземелье. Устроив небольшой лаз, Бинджели и Нанли пробрались внутрь и оказались в давно заброшенной шахте. Она уходила в глубь горного массива под углом приблизительно шестьдесят градусов, следуя за многоцветной кварцевой жилой. Билл Нанли был опытным старателем, и для него не составило никакого труда определить: жила золотоносна, и золота здесь очень и очень много! Захватив с собой несколько образцов горной породы, Бинджели и Нанли выбрались на поверхность. В лагерь они пришли как раз вовремя: погода стала совсем плохой, надвигался снежный буран, и их товарищи уже складывали пожитки, готовясь сняться с места.

    Следующей весной Бинджели и Нанли вернулись в горы. Они без проблем нашли следы лагеря у Холодного Ключа, повторили свой путь в горы, нашли даже место, где завтракали в прошлом году… Единственное, чего они не могли найти — это старой шахты. Она словно сквозь землю провалилась (если это сравнение вообще можно употребить в применении к шахтам). Бинджели и Нанли обшарили всю область, даже искали шахту по другую сторону горного хребта, и, в конце концов, решили, что шахту просто завалило оползнями. Надо же было как-то объяснить её загадочное «исчезновение»!

    Позже Нанли ушёл куда-то на юг штата Юта, а Бинджели занялся собственным бизнесом, разрабатывая гравий в карьерах. Однако мысль о «золотой шахте» не давала ему покоя. Собрав небольшую команду из собственных рабочих, он раз за разом принялся прочёсывать склоны хребта Лайтнинг-Ридж в надежде отыскать заветную шахту. Дело кончилось тем, что однажды к Бинджели явились несколько индейцев юта. В частной беседе они более чем настойчиво попросили его прекратить свои поиски и больше никогда не появляться в горах Лайтнинг-Ридж. Они также порекомендовали ему — если он хочет жить, конечно — не рассказывать эту историю своим знакомым. Тем не менее слухи о находке Бинджели и Нанли в последующие годы распространились по округе, и предпринималось немало попыток отыскать таинственную «золотую шахту». В ходе этих поисков было обнаружено несколько выработанных старых рудников, но местонахождение той самой шахты с кварцевой жилой до сих пор остаётся загадкой.

    Проклятье золотых рудников

    Прежде чем рискнуть отправиться на поиски затерянных золотых рудников, что разбросаны по территории штата Юта, стоит хорошенько подумать. Кроме нехватки кислорода, постоянной угрозы обвалов и нападений со стороны диких животных, использующих шахты для укрытия, существуют и проклятья индейцев, и множество мрачных историй, напрямую связанных с испанским золотом…

    Три столетия назад на золотых рудниках, расположенных на территории нынешней Юты, работали индейцы. Алчные испанцы согнали их сюда, чтобы осуществить свою давнюю мечту, будоражившую их воображение ещё со времён Кортеса, — завладеть всеми сокровищами Нового Света.

    Испанцы появились на территории Юты ещё в 1667 году — гораздо раньше тех переселенцев, что считаются предками нынешнего поколения американцев, легендами о которых столь богат их фольклор. Среди знаков на стенах каньонов, оставленных, по всей видимости, монахами-иезуитами, видны символы в виде креста. Первоначально многие думали, что это — индейские иероглифы и пиктографы. На самом деле ими оказались указатели-ориентиры вдоль легендарной Испанской тропы, которая когда-то вела из Мексики к горам Уинта и дальше. Тропа была главным путём сообщения между Мексикой и укреплёнными пунктами испанцев в западных горах, представляющих собой религиозные форпосты, что подтверждают многочисленные изображения крестов, вырезанное на деревьях или нацарапанные на камнях на протяжении всего пути. Испанцы присутствовали здесь до начала XIX века, когда переполненные мексиканские обозы, доверху набитые, как поговаривают, золотом, стали отправляться куда-то за горы Уинта. И сегодня на отвесной скале, расположенной южнее старого форта Робиду, можно встретить испанские надписи типа «d. Julien» или «16 Mat 1836».

    Кроме знаков на скалах и деревьях, в горных районах штата Юта были сделаны и другие, не менее волнующие находки испанского происхождения. Там обнаружили пушки, ядра и мечи — подтверждение того, что по тропе двигались не только монахи, но и солдаты. А как же иначе — золотые жилы надо охранять!

    По всей видимости, самое древнее из найденных орудий изображено на обложке книги Джорджа А. Томпсона «Исчезнувшие следы. Затерянные шахты Роудиса и другие скрытые сокровища восхитительных ютских гор», вышедшей в США несколько лет назад. На стволе бронзового орудия видна дата: 1517 год. Найдены были и другие орудия, включая большую пушку, в настоящее время выставленную на учебном манеже национальной гвардии в Солт-Лейк-Сити. Орудие было отлито в Испании, в городе Севилье, ещё в октябре 1776 года, а обнаружено — в окрестностях горной долины Камас, в штате Юта, спустя два века. Историки полагают, что пушка использовалась для охраны испанских золотых рудников, расположенных на востоке долины Камас.

    Конечно, орудия и другие найденные свидетельства — убедительное доказательство испанского присутствия, но для некоторых гораздо важнее не это, а золотые рудники, оставленные конкистадорами.

    До 1800 года здесь мало кто слышал об испанском золоте. И всё же поселенцы понимали, что они не были первыми белыми в этом районе, поскольку повсюду оставались руины каменных домов, фортов, рисунки и множество других свидетельств. Но то, что именно тут сокрыты несметные природные богатства, погребённые в заброшенных шахтах, пока им оставалось неведомо.

    Точное местонахождение шахт знали только индейцы, да и то потому, что когда-то использовались испанцами в качестве рабской силы. Предполагается, что после многих лет неволи индейцы восстали, убив многих ненавистных им испанцев. Индейцы возвратили золото в слитках туда, откуда оно было взято: в землю, засыпав и замуровав его в шахтах. Клубок тайн вокруг рудников начал распутываться лишь тогда, когда краснокожие сами рассказали о золоте белым.

    Одним из первых, кто понял, что на самом деле могут скрывать заброшенные рудники, был Томас Роудис, ближайший помощник главы мормонской церкви Брайема Янга. Того самого Янга, который привёл «святых последнего дня» на Дальний Запад. В 1847 году в районе Большого Солёного озера, в местах обитания индейского племени юта, Брайем Янг основал колонию мормонов. Очевидно, индейцы тоже признали в нём религиозного лидера, ибо вождь Валкара поведал Янгу о каком-то тайнике золота в горах Уинта. Так или иначе, но Янг решил передать золото церкви. Чтобы переправить его из тайного индейского места в Солт-Лейк-Сити, где находился центр колонии, нужен был верный человек. Им стал Томас Роудис.

    Тайник оказался заброшенной испанской шахтой, полной золотых самородков. Сами индейцы даже не подошли к ней, поскольку золото было проклято их предками, вернувшими его земле. Но для Роудиса, не слишком обременённого индейскими проклятиями, особого труда не составило извлечь один из больших слитков и погрузить его в фуру. По свидетельствам современников, на первую поездку туда и обратно Роудису хватило двух недель, после чего он возвратился с шестьюдесятью фунтами чистого золота.

    Ещё много лет Роудис беспрепятственно продолжал поставлять золото мормонской церкви. А после 1887 года он обнаружил другие шахты, расположенные уже не на индейских землях. С тех пор интерес к испанскому золоту сильно возрос, поскольку народ в округе быстренько смекнул, что неведомый тайник индейцев юта — далеко не единственный источник мормонского золота.

    Как только Роудис обнаружил ещё несколько золотых рудников в горах Уинта, на поиски удачи отправились местные кладоискатели. В окрестностях долины Хибер они отыскали другие шахты, а заодно и свою долю золота. Одним из старейших жителей долины, обнаружившим испанские рудники, был Аарон Дэниелс. Он с самого начала осел в долине Хибер в той области, которая теперь носит его имя. В честь удачливого пионера были названы каньон и ручей. Кроме того что Дэниелс прославился как золотоискатель и исследователь гор Уинта, он был известен ещё как друг Роудиса и нескольких других старателей, ухитрившихся кое-что отыскать.

    В упомянутой книге «Исчезнувшие следы» Джордж А. Томпсон рассказывает ещё об одном эпизоде. В 1896 году некие Билл Безерс и Генри Борен обнаружили скальный обломок с рисунками, а вскоре — полузасыпанный шахтный тоннель. 12 февраля 1897 года местная газета в очередном выпуске опубликовала подробную статью о том, что и как нашли Безерс и Борен. В ней упоминалось, что в долине ещё за восемь или десять лет до прибытия первых белых (около 1849 года) в окрестных горах существовали золотые и серебряные рудники, разработки которых вели мексиканцы. Последние времени даром не теряли, регулярно отправляя домой целые обозы из вьючных мулов, нагруженных тяжёлым золотом, добытым из шахт. Один старик мексиканец рассказал, что шахты находились приблизительно в тридцати милях от большого озера, известного сегодня как озеро Юта. Рассказал он и о том, как однажды шахты окружили индейцы, как они вывели рабочих, жаждая расправиться с ними, и действительно многих убили. Лишь нескольким мексиканцам удалось спастись. Из их уст позже и услышали историю о сокровищах, скрытых в проклятом старом руднике. Именно на этот рудник натолкнулись Безерс с Бореном.

    На одной из вершин хребта Уосатч Безерс и Борен показали автору той статьи замаскированный тоннель, который вёл на двадцать пять футов внутрь твёрдой скалы и был когда-то золотоносной жилой. Этот тоннель оба золотоискателя расчищали на досуге в течение года. Позже они обнаружили новое ответвление. И вот, к моменту посещения журналиста, Безерс и Борен нашли ещё один рукав. Все эти тоннели были заполнены рыхлой глиной и камнем, но расчистить их с помощью лопат не представляло особого труда, что доказывало только одно: тоннели были засыпаны. Очень возможно, что именно из них в своё время мексиканцы пополняли свои кладовые. Другое обстоятельство, на которое нельзя было не обратить внимания, — большой гранитный камень, торчавший у подножий гор перпендикулярно земле примерно в полумиле от места разведки.

    Он весь был покрыт странными иероглифами и рисунками, высеченными ударным инструментом. Камень имел форму клина, пять футов в высоту и четыре в ширину. Смысл рисунков на нём могли понять только те, кому они принадлежали. Одна из фигур — человек с раскинутыми в удивлении руками, другая — нечто напоминающее вьючного мула или осла, третья — серп луны… Целый ряд изображений, различимых довольно чётко. Расшифровать их значение так никому и не удалось.

    Безерс и Борен утверждали, что эти иероглифы есть не что иное, как ориентиры для людей, работавших на руднике, которые при долгом отсутствии могли забыть точное местонахождение своей шахты. Странно, но нигде не были найдены останки мексиканцев, убитых, по рассказам, индейцами. Поиски продолжались, но в прессе о тоннелях больше не упоминалось. По местным слухам, семейство Безерсов и в наши дни знает место, где расположены неисследованные до конца старые шахты.

    Само собой разумеется, поиск многообещающих шахт отнюдь не был ограничен районом долины Хибер. Та же «Уосатч вейв», местная газета, писала в 1895 году: «Весьма любопытные шахты найдены в горах недалеко от Камас-Кинкса. О восьми таких шахтах, открытых в трёх милях восточнее Камаса, заявили на прошлой неделе трое энтузиастов, пожелавших остаться неизвестными. Хочется верить, что их открытия обещают в будущем сенсационные находки». Сенсационных находок не последовало. А может, о них просто не заявляли?

    Ясно, что поиски кладов, особенно золотых, — дело нешуточное, а зачастую — опасное. Для некоторых кладоискателей поиски закончились трагически. Как только в Юте прослышали об испанских рудниках, тотчас возникло множество историй о нашедших свою смерть старателях. Говорили, что это мстили индейцы, защищавшие священные места. Хотя наверняка не обошлось и без «бледнолицых братьев», сводящих счёты друг с другом. «Теперь золота стало чуточку больше…» Помните?

    Но увы, трагические события не прекратились и после того, как канула в лету кровавая эпоха колонизации диких земель. В 1939 году золотоискатель по фамилии Бабкок был убит индейцами неподалёку от старой шахты у ручья Поул, впадающего в реку Уинта. По всей видимости, эта бонанса, а ныне шахта Бабкока, оказалось ещё не до конца выпотрошенной. Официально после того инцидента шахту закрыли, но работы на ней продолжались до 1986 года, когда во время взрыва при невыясненных обстоятельствах погиб некий Уоллес Муир…

    В книге Джорджа А. Томпсона приведён и более свежий пример, когда один из жителей Солт-Лейк-Сити рассказал свою мрачноватую историю: во время поисков заброшенного рудника в районе реки Рок-Крик, на индейской территории, жестокие потомки краснокожих отрубили ему три пальца на руке. В 1990 году в американской печати промелькнуло сообщение о том, что по кладоискателям, копающимся недалеко от источника Фарм-Крик, кто-то открыл огонь из винтовок. Кто же? Индейцы, не желающие допускать белых к своим тайнам? А может, «бледнолицые братья»?

    Проходя по краю каньона, нависшего над Змеиным ручьём, неподалёку от хребта Уосатч, и сегодня сверху можно видеть заброшенные шахты. Только вырыты они уже не испанцами, хотя всё равно привлекают внимание — здесь орудуют современные золотоискатели. Они частенько промывают в лотках воду Змеиного ручья, не забывая заглянуть и на соседний источник, легендарный ручей Дэниелса. А окрестные каньоны? А Парк-Сити? Да что там! Шахт в округе немало… А ещё больше историй о скрытых в них богатствах.

    Тайна «Шахты шахт»

    После знаменитого восстания индейцев пуэбло в 1680 году, распространившегося на всю Новую Мексику, многие древние шахты отошли в область легенд. Фольклор юго-запада США до сих пор изобилует рассказами о неправдоподобно богатых забытых шахтах и потерянных сокровищах. Одно из центральных мест в этих рассказах занимает легендарная «Шахта шахт» — Эль-Мина дель Тиро.

    Первые слухи о ней принесли люди Франсиско Васкеса Коронадо. В 1540 году, идя долиной реки Галистео, Коронадо услышал от местных индейцев рассказ о богатых залежах серебра и бирюзы, расположенных где-то поблизости. Индейцы давно разрабатывали эти богатейшие копи, и испанцы смогли самолично убедиться в этом: на всём пути через долину им встречались следы старых горных разработок. Главная рудная жила, по слухам, находилась где-то в горах. Люди Коронадо не смогли отыскать её: их гнал вперёд призрак «золотого города» Сиволы. Индейцы пуэбло, недовольные жадностью и жестокостью испанцев, старались как можно быстрее отделаться от пришельцев и охотно рассказывали им всякие небылицы о «золотых городах», якобы лежащих где-то дальше на северо-востоке. Так что экспедиция Коронадо прошла в непосредственной близости от шахты Эль-Мина дель Тиро, и тайна «Шахты шахт» так и осталась нераскрытой. До времени.

    В 1580 году фра Бернардино Бельтран получил разрешение отправиться на север, в совершенно неизвестные и не нанесённые на карты области Новой Мексики, чтобы отыскать и спасти двух священников, отставших от экспедиции Родригеса. Вместе с ним в путь отправился богатый промышленник из Санта-Барбары по имени Антонио Эспехо. В сущности, экспедиция Бельтрана и Эспехо была призвана стать спасательной миссией, но на практике это вылилось в геологоразведочную экспедицию, искавшую новые золотые и серебряные копи.

    В 1581 году фра Бернардино Бельтран и дон Антонио Эспехо, сопровождаемые 14 солдатами, исследовали север и запад Тусайяна и нашли богатые залежи серебра и меди на реке Верде в Аризоне. Индейцы также показали Эспехо богатую серебряную жилу (возле современного города Прескотт, Аризона). Затем маленькая экспедиция отправилась в западную часть современного штата Нью-Мексико, где обнаружила древнюю индейскую серебряную шахту, разрабатывавшуюся уже много лет. Дон Эспехо был потрясён её богатством: «Я своими собственными руками извлёк из неё руду… Она очень богата и содержат много серебра». Эта и была легендарная Эль-Мина дель Тиро, «Шахта шахт».

    Испанцы осмотрели выработку и пришли в удивление от масштабов ведущихся здесь обширных работ. Добывать серебряную руду здесь было весьма рискованно: жила уходила в глубь горного массива под очень крутым углом, постоянно изгибаясь и меняя направление. В одних местах шахтёрам приходилось спускаться в отвесные колодцы, в других — пробивать узкие отверстия под названием «лаз для койота». Протиснуться в такую щель мог только человек очень маленького роста или подросток. Тем не менее на поверхность извлекалось немалое количество серебра и золота.

    Эспехо и Бельтран возвратились в Мексику в 1583 году. Сделанные ими открытия наделали много шума. Их появление в Чиуауа — тогдашней столице Северной Мексики, с мешком самородков и рудных образцов, вызвали настоящий фурор. В своём письме вице-королю Эспехо сообщил, что Новая Мексика изобилует серебром и золотом, и сведения, полученные в своё время экспедицией Коронадо, в общем и целом соответствуют действительности: «Новая Мексика очень богата, и я привёз оттуда с собой образцы руды, чтобы доказать это». Эспехо подал прошение на имя испанского короля, стремясь получить право на разработки богатейших месторождений Новой Мексики, но в этом ему было отказано. Вместо него король уполномочил разрабатывать сокровища северных земель Хуана Оньяте, богатого шахтовладельца из мексиканского города Сакатекас. Горя желанием во что бы то ни стало заполучить эту концессию, Оньяте даже согласился на собственные средства снарядить экспедицию, оплатить жалованье и экипировку королевских солдат и все расходы на изготовление и доставку шести орудий, двух дюжин кольчуг и двух дюжин аркебуз.

    На то, чтобы подготовить это масштабное предприятие, Оньяте потребовалось несколько лет. Лишь 26 января 1598 года прекрасно снаряжённая экспедиция, в составе которой было 130 солдат, восемь священников и несколько десятков рабов-индейцев, возглавляемая Хуаном Оньяте, вышла из Санта-Барбары и двинулась на север. Экспедицию сопровождали 83 фургона и огромное стадо, насчитывавшее 7000 голов рогатого скота. Многие из его солдат взяли с собой свои семейства и имущество, поскольку предполагалось, что экспедиция будет основывать по дороге колонии и миссии. Первой из них стала миссия Сан-Габриель (ныне вошедшая в черту города Санта-Фе). Она стала «столицей» Оньяте, базой для его дальнейших действий.

    Со всех сторон до испанцев доходили слухи о богатых индейских шахтах и серебряных жилах. В селении Сан-Маркос, расположенном в северной части долины реки Галистео, Оньяте рассказали о находящихся неподалёку обширных залежах серебра и бирюзы, давно разрабатываемых индейцами. На поиски был отправлен капитан Маркос Фарфан в сопровождении шести индейцев-проводников. «Они нашли шахту глубиной три стадии, откуда индейцы извлекали руды для украшения тел и для окраски своих тканей, — писал Хуан Оньяте. — В шахте имелись коричневая, чёрная, синяя и зелёная руды. Синяя была настолько яркой, что мне показалось, что это бирюза… Мне сказали, что это серебро — лучшее в мире». Пробы показали, что найденная руда содержит 11 унций золота и серебра на квинтал (220 унций на тонну). Так была поставлена точка в истории поисков «Шахты шахт»…

    На протяжении без малого ста лет Эль-Мина дель Тиро исправно снабжала королевскую казну серебром и золотом. Впрочем, выгоду от неё получал не только король. В 1660-х годах ходили упорные слухи, что шахтой — через подставных лиц — владеет не кто иной, как сам губернатор Новой Мексики дон Хочен Кодальос-и-Робаль. Тысячи горняков-индейцев сложили свои головы в недрах «Шахты шахт»: работать здесь приходилось в неимоверно тяжёлых условиях. Вертикальные колодцы шахты были настолько глубоки, что нижние уровни почти постоянно затапливались водой. Работы не прекращались день и ночь. Шахтёры работали при свете факелов, порой стоя по колено, а то и по пояс в воде. То и дело случались обвалы. На смену погибшим в шахту спускали новых бедолаг…

    Говорят, что роковой обвал, погубивший более 100 человек и ставший непосредственным поводом к восстанию 1680 года, произошёл именно на шахте Эль-Мина дель Тиро. Как бы то ни было, именно 1680 год стал последним в истории «Шахты шахт». По одной версии, повстанцы затопили шахту, по другой — взорвали и засыпали вход в неё. Под землёй остались огромные запасы неотгруженного серебра и сама богатейшая жила…

    Испанцы больше не смогли отыскать шахту. После 1692 года, когда земли Новой Мексики вернулись под власть испанской короны, «Шахту шахт» пытались найти многие. В ходе этих поисков были найдены некоторые другие «пропавшие» шахты, но судьба Эль-Мина цель Тиро так и осталась загадкой. Говорят, что она располагалась в окрестностях селения Серильос, в пределах «получасовой поездки на муле» от него. В этих местах частенько можно встретить поросшие кактусами большие груды камней. Под одной из этих насыпей, возможно, и таится вход в легендарную «Шахту шахт»…

    Серебро иезуитов

    Старинное предание, бытующее в штате Аризона, повествует о таинственной серебряной шахте «Непорочное Зачатие» (исп. «La Purisma Concepcion»), когда-то принадлежавшей миссионерам из ордена иезуитов. Этот сказочно богатый рудник, однажды найденный, позже, подобно шахте Эль-Мина дель Тиро, был потерян и стал ещё одной легендой этих мест.

    Политика испанского правительства в Новом Свете ставила целью обратить аборигенов-язычников в христианскую веру и подчинить их государственной организации. В рамках этой задачи действовали и миссионеры-иезуиты — члены ордена Братства Иисусова, созданного в 1540 году. Для обращения индейцев в христианскую веру и организации хозяйственной деятельности отцы-иезуиты организовывали земледельческие колонии, где «язычников обращали в истинную веру и приучали их к цивилизованной жизни».

    Иезуитская миссия в Тумакакори на юге Аризоны была основана в 1691 году. Здешние земли были малопригодны для земледелия, зато недра были богаты драгоценными металлами. Испанская система «энкомьенды» позволяла любому испанцу использовать для своих нужд индейцев в качестве рабочей силы, так что вскоре под контролем миссий уже находилось множество шахт, где добывались серебро и золото. А в 1736 году была обнаружена просто неправдоподобно богатая жила: взятые пробы показали, что руда здесь содержит 50 % серебра и одну пятую часть золота. Новая шахта получила название «Непорочное Зачатие».

    Согласно королевскому указу 1592 года, пятая часть доходов от всех шахт Нового Света — так называемая «королевская пятина» — должна была отчисляться в пользу испанской короны. Понятно, что владельцы шахт не очень-то стремились раскрывать истинные объёмы добычи и предпринимали немалые усилия, чтобы скрыть часть доходов. Очень часто бывало так, что хозяева рудников втайне копили добытое серебро и золото, ожидая удобного случая, чтобы беспошлинно переправить драгоценный металл в Европу.

    Хозяйственная деятельность иезуитских миссионеров в Аризоне мало в чём отходила от негласных правил, принятых в ту пору. На их рудниках трудились местные индейцы — главным образом пимас. Порабощённый испанцами, этот гордый народ не раз брался за оружие. Первый раз индейцы пимас восстали в 1695 году, но это восстание было жестоко подавлено. В 1750 году индейцы во главе с Луисом Оакписагуа (одно время он служил в испанской колониальной администрации) восстали снова. Шахтёрские посёлки и иезуитские миссии были разграблены и сожжены, те из миссионеров и испанских переселенцев, кто не был убит, бежали. Слухи о восстании достигли отцов из миссии Тумакакори гораздо раньше, чем повстанцы явились сюда, так что у миссионеров имелось достаточно времени, чтобы распорядиться своими сокровищами. Накопленные и утаённые от фискальных органов драгоценные металлы, а также подготовленное к отправке в Испанию серебро были сложены в шахту «Непорочное Зачатие», а вход в шахту опечатан и завален камнями. Однако спастись отцы не успели: миссия была захвачена повстанцами и сожжена, миссионеры убиты.

    В 1752 году восстание закончилось. Многие из сожжённых и разрушенных миссий начали восстанавливаться. Испанцы вернулись в Тумакакори в 1754 году, рудники заработали вновь. Но отыскать шахту «Непорочное Зачатие» так и не удалось: в её тайну был посвящён лишь ограниченный круг людей, и все эти люди погибли…

    Растущее могущество ордена иезуитов пугало его противников, и в 1767 году они добились прекращения его деятельности. Испанский король конфисковал владения иезуитов в Новом Свете, отцам пришлось отправиться в Европу без надежды вернуться назад. История с шахтой «Непорочное Зачатие», вероятно, так бы и канула в Лету, если бы не американские старатели, в середине XIX столетия пришедшие на горные плато Аризоны в поисках золота и серебра.

    Вскоре после окончания мексиканско-американской войны 1846–1848 годов один старатель из Тубака предпринял несколько поездок в горы Пахаритос и Эль-Руидо, каждый раз возвращаясь с богатым уловом серебра. Другой старатель — владелец салуна в городе Ногалес — также искал драгоценные металлы в горах Пахаритос и Эль-Руидо. Пробыв в отлучке около шести недель, он вернулся с увесистым мешком серебра и рассказал, что нашёл его на перевале между Пахаритос и Эль-Руидо. Это серебро якобы было рассеяно прямо на поверхности, что, по-видимому, явилось результатом выветривания горных пород. Так это или не так — уже никто никогда не узнает: не в меру удачливый старатель был найден мёртвым наутро следующего дня.

    Несколько лет спустя после окончания Первой мировой войны в районе того самого перевала работали два старателя. Пока один из них, прервав поиски, отправился по каким-то делам в расположенный неподалёку город Тусон, другой в это время натолкнулся на подозрительную груду камней, явно искусственного происхождения. Разбросав камни и проделав лаз, старатель оказался в старом туннеле протяжённостью приблизительно 400 футов. С карбидной лампой в руке он двинулся вглубь. То тут, то там в стороны отходили боковые галереи. Вдоль одной из стен туннеля стояли какие-то штабели: при ближайшем рассмотрении оказалось, что это ящики, наполненные серебряной рудой. Здесь было не менее 30 тонн руды!

    Осмотрев туннель, старатель решил до возвращения товарища оставить пока всё как есть и выбрался наверх. Следующий день он посвятил исследованию горного каньона, через который пролегала дорога к перевалу. Пробираясь через заросли кустарника, он неожиданно натолкнулся на маленькую полуразрушенную часовню. Её руины мрачно высились в центре небольшой полянки. По всей видимости, это была «виста» — одна из тех маленьких капелл для горняков, которые обычно сооружались вблизи от входа в шахту. Старатель сфотографировал развалины и провес в этом месте довольно беспокойную ночь, а наутро вернулся в главный лагерь. Его партнёр долго не мог поверить в этот изобилующий фантастическими подробностями рассказ и удостоверился в нём лишь после того, как сам побывал в таинственной шахте.

    Старатели запечатлели увиденное на фотоплёнку и взяли с собой образец найденной в шахте руды, чтобы сдать его в Тусоне на анализ. Однако на обратном пути из шахты их настигла буря, вызвавшая мощный сель. Потоки грязи с горных склонов буквально смели лагерь старателей, один из них погиб вместе с захваченным в туннеле образцом руды. Тело его так и не удалось отыскать. Второй старатель остался жив. Уцелела и драгоценная фотоплёнка, на которой были запечатлены разрушенная часовня, вход в таинственный туннель и даже грозовые облака, собиравшиеся над головами старателей в тот момент, когда они выбирались из заброшенной шахты. Сама шахта оказалась скрытой под селевыми наносами…

    Удивительное дело: таинственная «La Purisma Concepcion» не найдена до сих пор, несмотря ни на сохранившиеся фотографии и показания оставшегося в живых старателя, ни на найденные в архивах прямые указания на местонахождение шахты. Согласно старым испанским документам, шахта «Непорочное Зачатие» расположена в четырёх лигах (12 миль) к югу от миссии Тумакакори и в трёх лигах от другой шахты, принадлежавшей отцам-иезуитам, — Гуадалупе. Дорога к заветному руднику ведёт через перевал Лос-Ханос на юг, затем через другой перевал — Агуа-Ондо. Шахта расположена к востоку от перевала. Здесь в горной породе пробит туннель протяжённостью 300 варас (835 футов). Устье туннеля закрывает дверь, окованная медью и запертая на большой железный замок. Над входом в туннель долотом вырублена надпись: «La Purisma Concepcion». На расстоянии приблизительно 200 варас от входа в туннель на стене высечен крест. Он отмечает начало бокового туннеля длиной 100 варас, который ответвляется от главного туннеля в западном направлении. Здесь, на расстоянии пятидесяти варас от устья туннеля, горняки-индейцы нашли в начале XVIII столетия целые глыбы самородного серебра, весящие от 25 до 250 фунтов…

    Поиски легендарной шахты до сих пор не принесли успеха, хотя едва ли не ежегодно к горе Эль-Руидо отправляются десятки старателей. Они не теряют надежды когда-нибудь отыскать заветный туннель, под сводами которого громоздятся ящики с «серебром иезуитов».

    Наследство Якоба Вальтца

    25 октября 1891 года в доме Джулии Томас в Финиксе (Аризона) умер некий Якоб Вальтц — уроженец Германии, долгие годы занимавшийся старательством и исходивший, кажется, весь юго-запад США. После его смерти под кроватью усопшего было найдено золото — много, очень много золотых самородков. Где отыскал это сокровище старый старатель? Это осталось неизвестным. Тайну происхождения золота Якоб Вальтц унёс с собой в могилу. Осталась лишь легенда о потерянной «шахте Немца»…

    Многие годы спустя исследователи смогли по архивным документам установить, что Якоб Вальтц — лицо абсолютно историческое. Он родился в Обершвандорфе (Вюртемберг, Германия) около 1810 года (дата рождения установлена приблизительно, так как церковные метрики не сохранились). В 1845 году Вальтц эмигрировал в Америку. Сперва он прибыл в Нью-Йорк, а оттуда, привлечённый известиями о начавшейся «золотой лихорадке», отправился на поиски золота в Северную Каролину и Джорджию. Первым делом Вальтц направил свои стопы в Медоу-Крик (Северная Каролина). Подобно многим другим иностранцам, он оказался дезинформирован относительно богатств этого края: все золотые россыпи к тому времени уже были выбраны местными старателями. Тогда Вальтц перебрался в Дони (Джорджия) в надежде найти работу или — чем чёрт не шутит? — наткнуться на золотоносную жилу. Потерпев, однако, фиаско и здесь, он отправился в Натчез (штат Миссисипи). Неудачи в Северной Каролине и в Джорджии ясно показали Вальтцу: для получения права на самостоятельную добычу золота он должен стать американским гражданином. Поэтому 12 ноября 1848 года Вальтц подаёт в суд графства Натчез заявление о своём намерении стать гражданином Соединённых Штатов Америки.

    В 1850 году Вальтц уезжает на золотые прииски Калифорнии. Проработав одиннадцать лет в качестве простого горняка, он 19 июля 1861 года получает, наконец, заветное американское гражданство. И в 1863 году Вальтц — «шахтёр, уроженец Германии, 53 лет», как говорится в одном из документов тех лет — отправляется в Аризону, в горы Брэдшоу. Отправляется как старатель-одиночка, на свой страх и риск.

    Четыре года Вальтц провёл в горах Брэдшоу, заслужив прозвище «горного отшельника». В 1868 году он перебрался в долину Солт-Ривер и зарегистрировал здесь ферму на собственное имя, расположенную на 160 акрах земли на северном берегу Солт-Ривер. Отсюда Вальтц в течение последующих восемнадцати лет ежегодно отправлялся в горы, в только одному ему известное место. По всей округе поползли слухи о том, что немцу удалось отыскать тайник с золотом, припрятанным мексиканскими старателями где-то в горном массиве Суперстайшен. Другие говорили, что Вальтц напал на сказочно богатую золотую жилу. Эти слухи обрели вполне материальное воплощение после того, как после смерти старателя под его кроватью было обнаружено настоящее сокровище…

    Первым искателем «шахты Немца» стала его квартирная хозяйка, Джулия Томас. Она своими глазами видела тусклое мерцание груды жёлтого металла, извлечённого из-под кровати Вальтца, и это зрелище пробудило в ней неутолимую страсть к золотоискательству. Вместе с отважной женщиной в горы отправились два немца-иммигранта — братья Рейнхарт и Херман Петраш. Напрасно проблуждав в горах несколько недель, троица вернулась ни с чем. Решив получить хоть какую-то выгоду от сокровищ своего покойного постояльца, Джулия Томас пошла на подлог: она изготовила несколько карт с обозначением на них «золотых рудников» и выгодно продала их. Этот товар не нуждался в особой рекламе: оборотистая хозяйка шепнула каждому из покупателей, что эту «единственную в мире» карту ей вручил слабеющей рукой сам Якоб Вальтц, лёжа на смертном одре… Когда распродажа завершилась, Джулия Томас пожалела, что «единственных в мире карт» она изготовила явно в недостаточном количестве.

    Много позже историки сошлись во мнении, что история с потерянной «шахтой Немца» начинается с Джулии Томас. В сентябре 1892 года она дала обширное интервью свободному журналисту Пьерпонту Бикнеллу, рассказав о своём удивительном постояльце и своих собственных поисках потерянной шахты, предпринятых ею совместно с братьями Петраш. Ирония судьбы! То, что не смогла сделать эта экзальтированная троица, сумели сделать другие, более опытные старатели: в ноябре 1892 года в тех местах, где побывала Джулия Томас с братьями-золотоискателями, была обнаружена богатая золотая жила «Чёрная Королева», а в апреле 1893 года там же была найдена не менее богатая «Шахта Мамонта», давшая в следующие три года золота в слитках приблизительно на три миллиона долларов.

    Эти открытия тем не менее лишь подтвердили правоту рассказов о потерянной «шахте Немца»: ведь если в горах Суперстайшен найдено реальное золото, то почему бы не предположить, что Вальтц тоже набрёл на золотую жилу и тайно от всех разрабатывал её на протяжении двух десятилетий? Этой гипотезе ничто не противоречило. Поэтому статья Бикнелла, появившаяся в «Сан-Франциско кроникл» 13 января 1895 года, вызвала повышенный интерес: в ней со слов Джулии Томас назывались ориентиры, по которым можно было попытаться отыскать «шахту Немца»: скала «Игла Ткача» и пик Эль-Сомбреро, расположенные в восточной части горного массива Суперстайшен. Приводились в статье и загадочные слова Якоба Вальтца, сказанные им на смертном одре: «Моя шахта находится там, где никому в голову не придёт искать золото… Чтобы найти её, вы должны пройти через коровник… От моей шахты вы можете видеть тропу войны, но с тропы войны вы не можете увидеть мою шахту… Когда солнце заходит, его лучи освещают вход в мою шахту… Тропа, ведущая к шахте, имеет одну хитрость. Шахта расположена в узком каньоне, вытянувшемся на север. Тропу, ведущую к ней, закрывает высокая скала».

    С тех пор как были опубликованы эти строки, тысячи старателей отправлялись на поиски «шахты Немца». Утверждают, что именно эта легенда легла в основу фильма «Золото Маккенны». Подсчитано, что за истекшее столетие 137 раз звучали утверждения, что «шахта Немца» найдена. Но она так и не найдена до сих пор. Систематически прочесать 244 квадратных мили дикого скалистого ландшафта, изрезанного каньонами, — задача не из лёгких. Современные геологи считают, что из-за отсутствия надёжных геологических свидетельств трудно предположить, чтобы такая богатая золотая жила вообще могла существовать в этих вулканических горах, однако не зря Вальтц говорил, что его шахта «находится там, где никому в голову не придёт искать золото»…

    В 1940-х годах была высказана версия, согласно которой Якоб Вальтц нашёл не золотую жилу, а тайник, где было спрятано золото, добытое мексиканскими старателями в начале XIX столетия. Позже эти старатели были убиты апачами, и тайна спрятанного золота осталась нераскрытой. В пользу этой гипотезы говорит то обстоятельство, что золото, извлечённое из-под кровати Вальтца, было на удивление чистым, как будто прошло предварительную обработку. Согласно другой версии, Вальтц натолкнулся на одну из старых испанских шахт, заброшенных после событий 1680 года. И первая, и вторая версии остаются недоказанными. Как, впрочем, и версия о существовании «шахты Немца». И хотя старатели и охотники за сокровищами продолжают свои поиски в этой обширной дикой местности, строгие правила, принятые в последние десятилетия, существенно ограничили их деятельность: ровно в полночь 31 декабря 1983 года отдел сельского хозяйства министерства экономики США закрыл область гор Суперстайшен для всех видов геологоразведочных работ.

    Криптограммы Бейла

    …К началу 1885 года Джеймс Б. Уорд был готов признать своё поражение и отказаться от попыток разгадать таинственные криптограммы. Двадцать лет упорной работы принесли весьма ограниченные успехи, и шансов решить эту сложнейшую проблему до конца жизни у него, кажется, не было никаких. После долгих раздумий Уорд решил сделать эту известную только ему одному тайну достоянием широкой публики: вдруг кому-нибудь всё же удастся добиться успеха! Так в 1855 году в Линчбурге (штат Вирджиния) вышла в свет небольшая брошюра с очень длинным названием: «Бумаги Бейла, содержащие подлинные сведения относительно сокровища, захороненного в 1819 и 1821 гг. около Буфордса в графстве Бедфорд, Вирджиния, и которое никогда не было найдено».

    В этой брошюре Уорд рассказал странную историю, ставшую ему известной двадцать лет назад от некоего Роберта Морриса, владельца гостиницы в Линчбурге. В 1817 году человек по имени Томас Джефферсон Бейл во главе партии из тридцати человек — выходцев из западных штатов США — отправился в северную часть Нью-Мексико охотиться на бизонов. Где-то там Бейл и его товарищи наткнулись на богатую золотую жилу. Охота, разумеется, тут же была забыта, и охотники превратились в старателей. К 1819 году они накопили немалые запасы золота. Но что делать с ним в этой пустынной местности, где в любой момент можно столкнуться с апачами или бандитами? Согласно «Бумагам Бейла», «…вопрос переправки нашего богатства в более безопасное место обсуждался часто. Было нежелательно хранить такое большое количество золота в таком диком и неспокойном месте, где обладание им могло бы подвергнуть опасности наши жизни. Скрывать же его там было бессмысленно, поскольку под принуждением любой из нас в любое время мог указать место тайника».

    В итоге старатели решили переправить золото фургоном в Вирджинию. За два рейса они сумели доставить 2921 фунт золота и 5100 фунтов серебра. До поры до времени сокровище было схоронено в железных горшках на глубине приблизительно шесть футов ниже уровня земли, в секретном подвале, грубо выложенном камнем. Своим доверенным лицом, как говорится в «Бумагах…», группа Бейла избрала Роберта Морриса из Линчбурга. Отправляясь на запад за третьей и последней частью груза, Бейл отдал Моррису запаянную металлическую коробку и строго-настрого заказал: вскрыть эту коробку можно только спустя десять лет и лишь в том случае, если за это время никто из партии Бейла не вернётся в Линчбург.

    Честный Моррис безуспешно прождал старателей даже не десять лет, а целых двадцать три года. Когда окончательно стало ясно, что Бейл и его люди не вернутся никогда — вероятно, они сложили свои головы в горах Нью-Мексико, — Моррис вскрыл таинственную коробку. В ней он нашёл запечатанный пакет, а в пакете — три криптограммы и письмо, кратко разъясняющее смысл этого «послания потомкам». Криптограммы содержали секретную информацию о том, где зарыта первая часть сокровища Бейла. Используя содержащиеся в сопроводительном письме ключи, Моррис должен был расшифровать эти криптограммы, отыскать сокровище и распределить золото и серебро среди прямых потомков старателей по мужской линии, ежели таковые найдутся.

    Каждая криптограмма состояла из ряда чисел, насчитывавших от одной до трёх цифр. Однако сколько Моррис ни тряс конверт, сколько ни перечитывал письмо, сколько ни вертел жестяную коробку — никаких обещанных ключей к шифру он не нашёл. Что делать? На свой страх и риск Моррис попытался дешифровать таинственные криптограммы, но это ему не удалось. В 1863 году, приблизительно за год до своей смерти, он посвятил в тайну Джеймса Б. Уорда. И… совершенно случайно Уорду удалось разгадать тайну криптограммы № 2! Ключом к ней оказался текст Декларации независимости США, а текст криптограммы представлял собой список содержимого тайника, оставленного Бейлом и его товарищами. В такой случае две другие криптограммы, по-видимому, содержат информацию о местоположении тайника и список людей, входивших в группу Бейла, наследников которых предстоит отыскать. Однако несмотря на все попытки, Уорд так и не смог расшифровать две эти криптограммы.

    В 1885 году Уорд, по его собственным словам, «решил раз и навсегда отвязаться от этого дела, и снять со своих плеч груз ответственности перед покойным г-ном Моррисом… Для этого я не нашёл лучшего способа, как обнародовать тайну».

    После выхода в свет брошюры Уорда множество людей пыталось расшифровать таинственные криптограммы. Большинству энтузиастов это сделать так и не удалось. Другие после многих попыток в итоге сумели получить более или менее связные тексты, но почему-то все эти варианты дешифровок кардинально разнились между собой, а попытки отыскать на их основании сокровища всякий раз приводили к плачевным результатам. Наконец, третьи, махнув на тексты рукой, попросту принялись перекапывать землю в штате Вирджиния, надеясь найти сокровище «методом тыка». Для отыскания клада Бейла использовались ясновидящие, лозоходцы, наконец, бульдозеры… Соблазн был велик: в 1982 году один журналист подсчитал, что современная стоимость сокровища может составлять 30 миллионов долларов.

    В 1968 году даже была основана ассоциация «Шифр Бейла». Эта группа надеялась, объединив свои ресурсы и таланты, разрешить, наконец, загадку таинственных криптограмм. Много сил было потрачено на поиски документов, способных пролить свет на судьбу Бейла и его товарищей, и текстов, которые могли бы служить как ключи для дешифровки криптограмм № 1 и 3 подобно тому, как Декларация независимости послужила ключом для дешифровки криптограммы № 2. Усилия ассоциации в этом направлении оказались напрасными, зато совершенно неожиданно перед исследователями открылся другой путь.

    Насколько достоверны «Бумаги Бейла» и кто является их истинным автором? Без ответа на этот вопрос все дальнейшие поиски не имеют смысла. Исследователи искали следы Томаса Джефферсона Бейла в архивах, но не нашли никаких подтверждений тому, что человек с таким именем существовал в Вирджинии в начале XIX столетия. Также нет никаких документов, подтверждающих факт ухода в конце 1810-х годов партии охотников или старателей из Вирджинии на запад — в Нью-Мексико или Калифорнию. Наконец, установлено, что оригинала «Бумаг Бейла» — то есть подлинных текстов криптограмм и сопроводительного письма к ним — не существует. Ещё в 1880-х годах Уорд сообщил, что они якобы погибли в пожаре. Резонно напрашивается вопрос: а не является ли вся эта история мистификацией?

    Исследователи обратили внимание на ряд мелких погрешностей, содержащихся в брошюре Уорда: несоответствие дат, наличие неологизмов, не характерных для языка, на котором говорили в Америке 1820-х годов, несовпадение названий… Например, в письме Бейла, традиционно датируемом 1822 годом, в описании бегущего стада бизонов употреблено слово «stampede» — «паническое бегство». Однако это слово (от испанского «estampida») вошло в лексикон американцев не ранее 1844 года, двадцатью двумя годами позже.

    Если «Бумаги Бейла» — мистификация, то кто мог быть её автором? Очевидно, сам Бейл (если он существовал), Моррис и Уорд. Именно на последнего указывают большинство скептиков. Лексический анализ текста брошюры, изданной Уордом, показал, что все тексты в ней (включая тексты «писем Бейла») написаны скорее всего одним-единственным человеком, наиболее вероятно — Уордом. Причём в отличие от Бейла, историчность фигуры Уорда не вызывает никаких сомнений.

    Чем вдохновлялся Уорд, сочиняя эту историю? Некоторые исследователи указывают на повесть Эдгара По «Золотой жук», где присутствуют сходные детали сюжета. Другим источником могла послужить легенда, бытующая в штате Кентукки: она рассказывает о человеке фамилии Свифт, обнаружившем серебряную шахту, и эта шахта до сих пор считается потерянной.

    Но если «Бумаги Бейла» — всего-навсего вымысел, то что содержат две нерасшифрованные криптограммы? Или они просто представляют собой случайный набор чисел? Однако компьютерный анализ криптограмм, проведённый В 1971 году, показал, что между числами имеются циклические соответствия, которые нельзя считать случайными, и что в обоих случаях криптограммы представляют собой текст, кодированный тем же самым способом, что и криптограмма № 2. Только ключ (или ключи) к этому шифру следует искать не в Декларации независимости, а в каких-то других текстах…

    О чём могут поведать нам нерасшифрованные сообщения? Рассказать о месте, где зарыто сокровище? Или… подтвердить, что вся эта история является досужей выдумкой Уорда? Мы не узнаем этого до тех пор, пока кто-нибудь не расшифрует, наконец, загадочные «криптограммы Бейла».

    ЗАГАДКИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ

    Загадка «золотого чемодана»

    В сентябре 1941 года, спасая наиболее важные экспонаты и документы от фашистов, директор Керченского историко-археологического музея Ю. Марти и инструктор горкома Ф. Иваненкова вывезли 19 ящиков, в числе которых был их чемодан со всем золотым запасом музея, в Армавир. Однако летом 1942 года война докатилась и до Кубани. Фашисты подступали к городу, поэтому было решено переправить «золотой чемодан» в более отдалённую часть Кубани — в станицу Спокойную, где ценности были переданы в местное отделение Госбанка. 27 августа 1942 года управляющий Спокойненским отделением Госбанка Я. Лобода сдал на хранение в штаб Спокойненского партизанского отряда так называемый «золотой чемодан» с ценностями Керченского музея. На этом все достоверные сведения о дальнейшей судьбе сокровищ Керченского музея обрывались. «Золотой чемодан» загадочным образом бесследно исчез. Лишь сегодня благодаря исследователю этой загадочной истории Андрею Адерехину мы имеем возможность рассказать, что произошло дальше.

    Какие ценности находились в «золотом чемодане»? Из официальной описи предметов следует, что они были аккуратно рассортированы по 15 коробкам: византийские монеты червонного золота; золотые боспорские монеты греческого и римского времени; золотые подвески — в виде грифона, с изображением конного и пешего скифов, головок бычков, львёнка… Всего в «золотом чемодане» было около 800 предметов, историческую и художественную ценность которых деньгами не измерить…

    13 сентября отряд начал поход из Спокойненских лесов к перевалу. 17 сентября партизаны остановились на стоянку для перестройки повозок. Здесь и обнаружилась пропажа чемодана.

    Остановка для перестройки повозок произошла у подножия горы Беден. В архивных материалах сохранился рассказ бойца отряда Н. Черноголового о том, как была обнаружена пропажа «золотого чемодана»:

    «…Бывший боец отряда Магдычев Григорий Иванович на привале под горой Большой Беден погнал в яр поить закреплённых за Ним пару волов. И там, в яру, обнаружил раскрытый чемодан, пустой, с остатками некоторых вещей, не представляющих никакой ценности и названия которых никому не известны. Так, например, он из яру принёс металлическую вещь — зигзагообразную, цвета бронзы, весом граммов 700–800. И кому-то из бойцов показал её и сказал, где он её взял…» Дошло до Смирнова, командира отряда, приказавшего обыскать Магдычева и изъять у него «зигзагообразную вещь». Других людей Смирнов обыскивать не разрешил, убеждая всех, что чемодан с ценностями похитил Магдычев. Как вспоминал Н. Черноголовый, расследование на том было закончено, а Смирнов возненавидел Магдычева, создавая ему невыносимые условия для пребывания в отряде. Позже Магдычева расстреляли фашисты…

    Трудно понять ненависть Смирнова, который вообще-то должен был провести в отряде нормальное расследование. Ведь предметы из «золотого чемодана» буквально замелькали в руках партизан. Вот лишь некоторые из собранных уже в основном в 1944 году свидетельств.

    М. Шульженко, медсестра партизанского отряда: «…Примерно 17 сентября 1942 года мы увидели, что по дороге валялось много ярлыков какого-то исторического музея. Мы посчитали, что его эвакуировали и разбиты ценности, но их мы не находили. Я только нашла золочёный крест, облепленный красной медью, а в середине стекло… Я не помню сейчас, куда его дела».

    Боец Н. Сысоев: «В сентябре 1942 года во время ремонта повозки я нашёл две маленькие монеты исторической давности. На одной монете выгравирована какая-то голова… Я их долго носил в кармане, а затем где-то потерял».

    Следует прямо сказать, не тревожа памяти павших и памяти оставшихся в живых партизан Спокойненского отряда, в абсолютном большинстве своём (всего в отряде было 110 человек) ушедших в леса воевать, а не отсиживаться, что причиной многих их бед было то, что командовать ими взялись местные партийные и советские «князьки», думавшие только о себе. 18 марта 1943 года, когда немцы уже были изгнаны, бывший комиссар партизанского отряда, а теперь уже 1-й секретарь Спокойненского РК ВКП(б) И. Мальков и бывший замначальника снабжения отряда, ставший председателем Спокойненского райисполкома, М. Фёдоров оставили уникальный акт. В нём они как очевидцы свидетельствовали о том, что все ценности и документы отделения Госбанка, в том числе «золотой чемодан» и 40 тысяч рублей, были сожжены в лесу «вследствие невозможности эвакуировать… т. к. путь следования был перерезан вражескими войсками».

    Расследование этого и других фактов началось лишь в сентябре 1943 года. Довольно быстро выяснилась фиктивность акта. Так, один из очевидцев показал, что при роспуске отряда были сожжены только банковские документы и марки, а вот «золотой чемодан» и деньги не уничтожались. В июле 1943 года Фёдоров обратился к главбуху отделения Госбанка с просьбой заменить большую сумму денег, которые якобы промокли в кармане и пришли в негодность. При обмене оказалось, что эти деньги из числа тех самых 40 000 рублей, которые были сданы на хранение в отряд и потом «сожжены»…

    Началом проявления интересов органов госбезопасности к «золотому чемодану» можно считать сентябрь 1943 года, когда «разрабатывалась» бывший кассир партизанского отряда И. Гульницкая, 1905 года рождения. Однако интерес этот был косвенным. Гульницкая прежде всего подозревалась в измене Родине, пособничестве оккупантам. 29 марта 1944 года она была арестована, но 30 октября того же года освобождена из-под стражи, поскольку выдвинутое обвинение доказано не было.

    Немного о судьбах других партизан. Н. Смирнов был пойман полицией и расстрелян. Погиб от рук фашистов управляющий Спокойненским отделением Госбанка Я. Лобода, погибли и многие партизаны отряда. И. Мальков был снят с должности 1-го секретаря Спокойненского РК ВКП(б) и позже работал директором свиноводческого совхоза в Ленинградской районе Кубани. М. Фёдоров скорее всего тоже был отстранён от должности, но что с ним случилось дальше, выяснить не удалось…

    2 января 1944 года инспектор А. Щербатюк обращается к наркому просвещения Крымской АССР Гавриленко с запиской, в которой жалуется на пассивность кубанцев в поисках пропавших музейных ценностей. «Председатель Армгоррайисполкома т. Малых очень пристрастно относится ко всей этой истории с чемоданом, он, например, старался меня убедить, что это мелочь, у вас пропал весь Крым, у меня Армавир, а вы будете морочить голову и разыскивать какой-то чемодан…» Тем не менее кое-какие усилия по поиску пропавших сокровищ по свежим следам всё же предпринимались. Органы госбезопасности Кубани разослали по ряду регионов ориентировки с копиями описи содержимого «золотого чемодана».

    Однако ни в те времена, ни за все минувшие годы ни один предмет из сокровищ Керченского музея так и не «всплыл» ни в нашей стране, ни за рубежом. Историческая и художественная ценность этих раритетов столь очевидна и многократно описана в мире, что полная «тишина» оставляет надежды — основная часть содержимого «золотого чемодана» до сих пор где-то спрятана…

    От всего чемодана пока остались 2 монеты, найденные при обыске у Гульницкой. Экспертная комиссия установила, что обе монеты были чеканены в античном городе Пантикапее (располагавшемся на месте нынешней Керчи) и могли принадлежать Керченскому музею. По мнению Гульницкой, ценности Керченского музея были похищены командованием Спокойненского партизанского отряда. Действительно, вся совокупность фактов чётко свидетельствует о том, что «золотой чемодан» был действительно разграблен в самом партизанском отряде. Грабитель или грабители, вероятно, закопали основную часть похищенного в лесу (продолжать переход в отряде с ценностями было опасно) где-то близ горы Беден, рассчитывая вернуться за сокровищами. Но впоследствии вор или воры, возможно, оказались убиты или арестованы, и так и не смогли вернуться за похищенным…

    В пользу такой версии развития обстоятельств говорят и некоторые события уже наших дней. В 1991 году управление КГБ по Краснодарскому краю получило данные о том, что в Санкт-Петербурге, возможно, проживают дети комиссара одного из партизанских отрядов Армавирского куста Соколова Николая Петровича, который погиб в бою при выходе из окружения. Уже после войны вдова Соколова (имя её неизвестно) приезжала из Ленинграда с двумя сыновьями, одного из которых зовут Виктором, на место гибели мужа. Вдове передали вещи погибшего, среди которых была и карта с нанесёнными отметками партизанских баз-тайников… Увы, но в ответе из Санкт-Петербурга сообщалось, что, по данным центрального адресного бюро, Соколов Николай Петрович или Соколов Виктор Николаевич не значатся прописанными или уехавшими из города. Скорее всего, имена, сообщённые из Краснодара, оказались неточны. Но, как бы то ни было, нельзя исключить вероятность того, что основная часть «золотого чемодана» всё же попала в один из партизанских тайников.

    Что таится на дне озера Топлиц?

    Австрия по праву считается Меккой европейского туризма. Она соперничает в этом отношении с Францией, Италией и Испанией, притягивая к себе массу путешественников, жаждущих познакомиться с горными пейзажами этой страны, её городами с богатым историческим прошлым, памятниками архитектуры. Живописный район Зальцкаммергут привлекает определённую категорию «туристов». Речь идёт о довольно необычных визитёрах: это всё больше бодрые весельчаки крепкого сложения, которых влекут на путь приключений всяческие загадки, тайные общества и секретные экспедиции. Целью этих людей является горное озеро Топлиц, расположенное между горными вершинами высотой от 2000 до 3000 метров в 15 километрах к северо-востоку от курорта Бад-Аусзее. Его тёмные и глубокие воды завораживают, не давая покоя вот уже не одному поколению авантюристов. Это озеро укрывает, как говорят, одно из самых значительных из известных в мире сокровищ, вокруг которого тесно переплелись война, политика и оккультизм…

    Эта легенда о нём берёт своё начало в последних днях Второй мировой. Отступившие на юг, в горные районы Австрии, гитлеровские войска контролировали лишь небольшие участки территории, а нацистские главари тем временем принимали меры для спасения богатств рейха. Этот озёрный край, окружённый труднопреодолимыми отвесными скалами, стал последним прибежищем многих высокопоставленных эсэсовцев. В первые майские дни 1945 года здесь скрывались Эрнст Кальтенбруннер — шеф Главного управления имперской безопасности, и начальник еврейского отдела РСХА Адольф Эйхман. Историки до сих пор точно не знают, сколько золота, денег и тайных бумаг они привезли с собой в багаже и какая часть этих сокровищ была опущена в ящиках на дно Топлицзее…

    Район Аусзее стал одним из последних бастионов германского сопротивления; именно вокруг этого города, по замыслу нацистов, должны были быть оборудованы основные тайники для сокрытия сокровищ Третьего рейха. Ещё в конце 1944 года фюрер сделал такое пророческое признание своим наиболее доверенным лицам:

    «В конце концов мы будем побеждены. Англия отказывается от перемирия. Черчилль будет нести главную ответственность перед будущими поколениями за разгром Запада. В будущей войне Европа будет уничтожена за один день; если наш народ уцелеет, ему нужно будет восстановить свет цивилизации и объединить западную элиту. Я хочу оставить богатое наследство для будущего великого рейха».

    В соответствии с пожеланиями Гитлера была разработана обширная программа, согласно которой значительная часть богатств Третьего рейха должна была быть укрыта в надёжных местах. Продвижение союзников было стремительным, и действовать необходимо было быстро. В апреле 1945 года, всего за несколько дней до окончательного разгрома гитлеровцев, около тысячи грузовиков, предназначенных для транспортировки награбленных богатств, именуемых «национальным достоянием», направились к секретным местам назначения…

    В какую сумму можно оценить сокровища Третьего рейха? По самым приблизительным подсчётам, на конец войны их размер мог составлять около 500 миллиардов золотых франков, из них половина — в виде вкладов в Германском банке, вторая половина — в виде драгоценностей, слитков драгоценных металлов, драгоценных камней и награбленных предметов культа и роскоши, и, наконец, значительного количества произведений искусства. Часть спрятанных гитлеровцами сокровищ не обнаружена до сих пор. Но то, что было найдено и возвращено после войны, позволяет представить их значимость.

    В мае 1945 года из самого крупного тайника в Альт-Аусзее со дна соляной шахты было извлечено сокровищ на сто миллиардов марок. Добавим к этому сокровища главы секретных служб Кальтенбруннера, закопанные в саду виллы Керри и оценённые в миллиард марок. Следует также упомянуть самое ценное собрание произведений искусства, обнаруженное в замке Нойшванштайн в Фуссене, включающее в себя картины из французских коллекций Ротшильда и Штерна: полотна художников-примитивистов, одно полотно Фрагонара, одна картина Броуэра, произведения Шардена и других знаменитых художников; сокровища из Кёнигзее в окрестностях Берхтесгадена (Верхняя Бавария); сто тонн золота, спрятанные в соляной шахте Мекерс юго-западнее Готы; сокровища барона Гельмута фон Гиммеля, лейтенанта, служащего при Мартине Бормане, загадочным образом оказавшиеся в подвалах архиепископского дворца в Зальцбурге в 1946 году…

    К этим открытиям надлежит добавить и то, которое было сделано в зацементированных подвалах замка Фельденштайн близ Нюрнберга, куда маршал Геринг спрятал свои личные богатства: 36 массивных золотых подсвечников, серебряную ванну, живописные полотна знаменитых художников, ящики старинного коньяка…

    В 1945 году американская разведка арестовала вызвавшего у неё подозрения немца и нашла у него следующий перечень, который был снабжён пометками генерала СС Фрелиха и подписан им:

    «166 250 000 швейцарских франков

    299 018 300 в американских банкнотах

    31 351 250 000 в слитках золота

    2 949 100 в бриллиантах

    93 450 000 в коллекционных марках и предметах искусства

    5 425 000 000 в наркотиках».

    В какой валюте зашифрованы эти миллиарды и миллионы — в марках, фунтах, долларах или франках? Никто этого не знает. В то же время известно, что 19 миллиардов франков были зарыты на альпийских лугах в Блаа-Альме Адольфом Эйхманом, который в 1960 году был захвачен израильтянами, приговорён к смерти и казнён. Известно и то, что два больших чемодана с золотом были зарыты в 1945 году под контролем шефа СС Савада на гумне в Фестено, деревушке, находящейся недалеко от Фуши. Полагают, что где-то здесь в скотобойне под бетонным полом скрыт тайник, содержащий валюту и драгоценности бывшего министра иностранных дел Риббентропа. Но основные тайники рассеяны в горах, близ Гаштайна, Зальцбурга и особенно в Зальцкаммергуте, где находится озеро Топлиц…

    В 1945 году «тысячелетний» рейх рухнул. И на поиски спрятанных нацистами сокровищ ринулись толпы кладоискателей, среди которых было немало бывших солдат и офицеров вермахта. Пресса подогревала ажиотаж: так, в одной из газет был опубликован рассказ бывшего лейтенанта по имени Франц Готтлих, участвовавшего в операциях по сокрытию сокровищ, который впервые сообщил о сокровищах, спрятанных нацистами близ озера Топлиц.

    «Русские заключённые зарыли у озера 30 ящиков, наполненных золотом, редкими драгоценными камнями и предметами роскоши… Я знаю это, потому что был там».

    Спустя всего несколько дней после своего признания Готтлих исчез при загадочных обстоятельствах. А его брат, взявшийся за расследование дела, получил таинственное послание, в котором ему без обиняков рекомендовалось прекратить ворошить эту историю…

    В июле и августе 1959 года на озере Топлиц работала американская экспедиция. При содействии ФБР и при помощи команды немецких специалистов, оснащённых великолепной техникой — ультразвуковыми зондами и телекамерами, американцы принялись методично обследовать дно озера. Несмотря на толстый слой ила, затрудняющий работы, на глубине 70–80 метров им удалось обнаружить 16 ящиков. Радость открытия, к сожалению, сразу же сменилась удивлением и разочарованием: в большей части ящиков лежали лишь кипы фальшивых денежных знаков… Там было десять миллиардов франков! Мастерски сфабрикованные на эсэсовском спецпредприятии «Унтернемен Бернхардт» опытными фальшивомонетчиками, доставленными из всех немецких тюрем, эти фальшивые банкноты были главным козырем в так называемой «операции Бернхардта», ставящей своей целью разрушить экономику союзников.

    Такое огромное количество фальшивых денег не было бы столь обескураживающим для исследователей, если бы не существовало свидетельства австрийского участника Сопротивления Альбрехта Гайсвинклера, который во время войны действовал в этом районе и который утверждал, что в озере находятся настоящие слитки драгоценных металлов.

    Четыре года спустя австрийское министерство внутренних дел направило в район озера новую группу водолазов, и те подняли со дна ещё несколько ящиков, в которых, согласно официальному сообщению, тоже находились фальшивые ассигнации, но каких-либо архивов с материалами и документами не было. Однако в том же 1963 году Симон Визенталь направил письмо главе австрийского МВД, в котором выразил уверенность, «что в Топлицзее находятся документы, сообщающие о перемещении германских капиталов, включая так называемый список держателей вкладов». По словам Визенталя, эти капиталы предназначались для строительства «четвёртого рейха».

    Попытки отыскать сокровища на дне озера Топлиц продолжались. 6 октября 1963 года во время этих поисков погиб 19-летний немец Альфред Эгнер, специалист по подводному плаванию. Эгнер был не первой жертвой проклятого сокровища: до него в водах Топлица или в его окрестностях погибла добрая дюжина искателей приключений…

    …Поздней осенью 1999 года в уединённое кафе на берегу озера Топлиц вошёл мужчина лет 45. Он говорил по-английски и представился тренером по кикбоксингу. Поинтересовавшись, можно ли тренироваться рядом на лесной опушке, и получив утвердительный ответ, он удалился.

    Хозяин кафе Альбрехт Сиен уже давно ничему не удивлялся. Все послевоенные годы к альпийскому озеру приезжали и приезжают любопытные иностранцы. Чего они тут только не находили: мины, ржавые авиабомбы… Ореол тайны, витавшей над озером, привлекал искателей приключений и… кормил владельца прибрежного кафе.

    Вскоре выяснилось, что «тренер по кикбоксингу» на самом деле хочет заняться поисками нацистских документов, якобы лежащих на дне озера. Вслед за ним должна была прибыть группа водолазов для осмотра дна озера, глубина которого достигает 103 метров. Спонсорами экспедиции были названы американская телекомпания Си-би-эс и Лос-Анджелесский центр Симона Визенталя. Их цель — поиск материалов и документов времён Второй мировой войны.

    Представитель Си-би-эс в этом проекте Билл Оуэнс («тренер по кикбоксингу») полагал, что шансы на успех составляют «пятьдесят на пятьдесят». Однако большинство австрийских журналистов были уверены в том, что американцы со своим проектом немного опоздали. Ещё недавно в близлежащем городке Альт-Аусзее жил тот, кто мог бы им точно сказать, имеют ли смысл их поиски или нет: бывший оберштурмбаннфюрер СС Вильгельм Хеттль. Он находился рядом с Эрнстом Кальтенбруннером в конце войны и встречался с Эйхманом ещё до того, как тот ушёл в подполье. Незадолго до смерти Хеттль сказал, что после него здесь не останется никого из прежде многочисленной общины эсэсовских ветеранов, переживших войну. Когда же речь заходила о «сумасшедших кладоискателях», верящих в то, что в Топлицзее есть нечто более существенное, чем рыба и фальшивые деньги, Хеттль лишь презрительно улыбался.

    Тем не менее, если на дне озера действительно обнаружатся новые документы, которые помогут найти награбленное эсэсовцами золото, то этот успех будет очень кстати, так как Центр Визенталя опубликовал недавно имена 50 тысяч жертв нацистских преследований в Австрии и предложил им подать судебные иски с требованием выплаты компенсаций. Кроме того, он потребовал от Швейцарии раскрыть номера 1600 банковских счетов, через которые нацисты оприходовали награбленное. А время не терпит: люди, пережившие войну, уже состарились.

    Но главное, вероятно, находится в другом месте: тайники, содержащие сотни миллиардов золотых франков, могут быть обнаружены в окрестностях маленького городка Аусзее, который географически находится примерно в 60 километрах по прямой линии от Зальцбурга к юго-западу от двух горных озёр и который пересекает небольшая речушка, приток Трауна…

    «Золото Бреслау»

    Январь 1945 года. Столица Нижней Силезии Вроцлав (нем. Бреслау) лихорадочно готовится к обороне. Красная армия, прорвав немецкий фронт на Висле, шла на запад со скоростью урагана. В коридорах вроцлавских банков, административных зданий, армейских штабов и полицейских управлений день и ночь идёт спешная подготовка к эвакуации. В водонепроницаемые ящики пакуются банковские депозиты, ценные бумаги, произведения искусства, музейные собрания, техническая документация, партийные, полицейские, армейские документы, разведывательные материалы. Большинство функционеров Третьего рейха уже ясно понимало, что конец не за горами. Только немногочисленные фанатики верили в бредни Гитлера о «чудо-оружии» — «Wunderwaffe» — и в битву до победного конца. Реалисты мыслили более рационально: часть ящиков следует эвакуировать в Германию, а остальные надёжно укрыть на территории Нижней Силезии. Если русские что-то и найдут, всё равно все сокровища им не достанутся. Транспорт для эвакуации есть, рабочей силы — узников концлагерей — более чем достаточно. Единственная проблема — быстрые темпы советского наступления.

    Поздним январским вечером колонна грузовиков, нагруженных ящиками без маркировки, двинулась в направлении железнодорожных пакгаузов. Здесь, на дальних путях товарной станции Бреслау, её уже ждала партия пленных, согнанных из лагерей, которые под охраной полицейских и надзором нескольких офицеров быстро перегрузили ящики в железнодорожное вагоны. Поезд двинулся на юго-запад и спустя два часа остановился в тупике на станции Мирославицы, где его ожидала другая команда военнопленных под охраной эсэсовцев. Здесь ящики были перегружены на грузовики. После окончания перегрузки колонна двинулась на юго-запад, в направлении горного массива Судет. Помимо узников и охраны её сопровождала группа высших офицеров СС и СД, а также несколько офицеров инженерных войск. Эти последние неслучайно оказались в составе конвоя: все без исключения они были сапёрами.

    Автоколонна углубилась в лес. После многочасовой езды в темноте, по бездорожью, машины остановились на поляне, плотно оцепленной отрядом эсэсовцев. Неподалёку в склоне горы темнел въезд в широкую штольню, где мог свободно уместиться большой грузовик. Повинуясь командам регулировщиков, автомобили один за одним начали уходить вглубь тёмного коридора. Технические специалисты обеспечили грузовики всем необходимым так, как будто они предназначались для гаражного хранения: бензобаки заполнены до отказа, машины в любую минуту готовы к выезду. Теперь к работе приступают минёры. Они закладывают целую сеть зарядов, каждый из которых рассчитан на неустранимость. Только лицо посвящённое может разминировать это минное поле. Чужой сапёр или случайный искатель сокровищ, задев взрыватель, мгновенно уничтожит всю штольню вместе с укрытыми в ней грузовиками.

    Пока минёры возятся в глубине штольни с зарядами, на поверхности звучат несколько торопливых, коротких очередей из пулемёта — это эсэсовцы кончают узников концлагеря, работавших над устройством штольни. Вторая группа минёров завершает подготовку зарядов снаружи, чтобы взрывами завалить вход в подземелье. Всю работу должны закончить специалисты по маскировке. Солдаты группами отправляются к дороге, где их должны подобрать грузовики, идущие во Вроцлав: фронт приближается очень быстро, на счету каждый человек с ружьём…

    Спустя несколько лет после войны тщательные поиски, проведённые в лагерях для немецких военнопленных, не дадут никаких результатов: ни один из солдат, участвовавших в укрывании таинственных ящиков, так никогда и не был найден живым. Может быть, все они полегли в боях за Бреслау? А может быть… почили в безымянных братских могилах, расстрелянные своими «камрадами» из СС? Как бы то ни было, организаторы этой акции достигли своей цели: легендарное «золото Бреслау» до сих пор принадлежит к числу величайших загадок Третьего рейха…

    Что такое «золото Бреслау»? Под этим общим названием понимается достояние немецких государственных учреждений и населения Нижней Силезии, собранное, согласно изданному в 1944 году распоряжению министерства финансов Германий, для хранения в бункерах «крепости Бреслау», а затем вывезенное в неизвестном направлении. Часть этих сокровищ попала в руки польских властей и частей Красной армии. Другая часть не найдена до сих пор. Время от времени в Польше, Германии и других странах объявлялись оставшиеся в живых свидетели тех событий — одним из них, например, был расстрелянный эсэсовцами сапёрный офицер, который, однако, не только выжил, но и дал кое-какие показания. Однако эти свидетели вскоре либо исчезали или умирали при не вполне ясных обстоятельствах, либо умолкали и отказывались от своих показаний, словно бы кем-то устрашённые. Большей частью эти люди являлись бывшими офицерами или чиновниками, которым по долгу службы приходилось прямо или косвенно участвовать в акциях по укрытию «золота Бреслау». Полученная от них информация противоречива, большая её часть не подтверждается, так что все наиболее интригующие вопросы остаются без ответа…

    Но почему именно Нижняя Силезия была избрана местом укрытия сокровищ Третьего рейха?

    Территория Силезии находилась в составе Пруссии со времён III раздела Речи Посполитой (1795 г.). По условиям Версальского договора Верхняя Силезия, известная своими угольными копями, вернулась в состав Польши… Нижняя Силезия осталась в составе Германии. Основным населением этого региона были немцы, преданные идеям нацизма, готовые защищать «немецкость» своей земли. На протяжении почти 150 лет все отрасли здешней промышленности, предприятия и шахты оставались в руках немецких предпринимателей. До 1945 года богатые семейства Нижней Силезии накопили огромные сокровища, собранные в стенах многочисленных дворцов и замков. Этот регион служил родным домом для многих известнейших аристократических фамилий, подчас связанных родством с правящими монархическими династиями Европы. В годы Второй мировой войны богатства, накопленные на протяжении трёх поколений, увеличились за счёт «трофеев», вывезенных немцами из оккупированных стран. Нижняя Силезия стала настоящей сокровищницей Третьего рейха.

    В 1944 году, когда стало ясно, что судьба войны предрешена, немцы озаботились дальнейшей судьбой этих сокровищ. Считалось весьма вероятным, что будущий мирный договор будет подписан приблизительно на тех же условиях, как это имело место после Первой мировой войны. Подписанный в 1919 году Версальский договор налагал на Германию высокую контрибуцию, но не покушался на богатства, находившиеся в руках частных лиц. Это положение, кстати, защищала Гаагская конвенция 1907 года. Ничто не указывало на то, что Германия утратит Нижнесилезский регион. Разведка доносила, что, согласно решениям «Большой тройки» в Тегеране и Ялте, послевоенная граница Германии пройдёт по Одеру (польск. Одре) и Нейсе (польск. Нысе). В германских правящих кругах считалось, что речь в этих документах идёт о верхнем течении Одера и его левом притоке Нысе-Клодзкой, делящем Силезию на Верхнюю и Нижнюю. Однако, к отчаянию немцев, оказалось, что в реальности в соглашениях говорится о Нысе-Лужицкой — левом притоке Одера, расположенном… в 200 км к западу!

    Именно в этом географическом недоразумении следует искать ответ на вопрос: почему именно в Нижней Силезии была укрыта значительная часть сокровищ Третьего рейха. Вплоть до капитуляции Германии считалось, что эти клады благополучно переживут наступление Красной армии и после окончания военных действий вернутся к своим хозяевам. Подтверждением тому служит факт, что большая часть сокровищ, реквизированных польскими властями после войны, даже не была как следует укрыта. Целые собрания произведений искусства находили в подвалах церквей, замков, дворцов, в бункерах и заброшенных штольнях. Похоже, их владельцы стремились не спрятать свои сокровища поглубже, а лишь максимально обезопасить их от военных действий. Владельцы нижнесилезских богатств, убегая от надвигавшихся «орд с Востока», не забывали оставить своим слугам и доверенным лицам точные и подробные указания, связанные с опекой над оставшимся имуществом. Однако в ту минуту, когда Германия подписала акт капитуляции и оказалось, что граница Польши отныне проходит по Нысе-Лужицкой, судьба нижнесилезских богатств была решена. Согласно одному из первых распоряжений Временного правительства народной Польши, они были объявлены собственностью государства.

    Другим обстоятельством, связанным с превращением Нижней Силезии в «сокровищницу Третьего рейха», стал факт быстрого приближения фронта. Немцы оказались не готовы к такому обороту дел: ведь всего за несколько месяцев до этого линия фронта пролегала в глубине территории СССР. Быстро приготовить надёжные убежища оказалось достаточно трудным делом, зато эвакуация произведений искусства вглубь Германии давала возможность и время решить их дальнейшую судьбу. Такое мнение высказал нижнесилезский музейный хранитель и реставратор Гюнтер Грундманн, что, однако, не понравилось властям. Грундманна объявили «пораженцем» и отправили на строительство укреплений. Только в конце 1944 года, в связи с быстрым наступлением советских войск, было решено приступить к эвакуации и укрытию сокровищ, однако во многих случаях оказалось, что это невозможно в связи с нехваткой транспорта и времени. Возглавить эту работу было поручено Гюнтеру Грундманну, о чём он и рассказывает в своих записках.

    Перед Грундманном стояла почти непосильная задача по спасению и сохранению ценных художественных, музыкальных, научных, этнографических коллекций, происходящих из силезских музеев, научных институтов, театров, архивов, церквей и частных собраний. Кроме того, в 1944 году гитлеровские власти, опасаясь авианалётов союзников на Берлин, отправили часть ценностей из Берлина в Силезию, поэтому среди силезских собраний оказались и ряд ценнейших берлинских коллекций. Наряду с этим во Вроцлаве были собраны произведения искусства, награбленные немцами в польский музеях, галереях и костёлах. Наконец, предстояло спрятать в тайниках депозиты силезских банков, документы гестапо и СС, техническую документацию и т. п. Последним занимались в основном чины СС и абвера, но в силу обстоятельств Грундманну приходилось взаимодействовать и с ними.

    Музейному хранителю удалось организовать на территории Нижней Силезии ни много ни мало — около 80 тайников. Большинство из них располагалось в частных имениях и замках, другие — в выработанных штольнях в предгорьях Судет. Летом 1945 года польские власти на основании документов, обнаруженных в канцелярии Грундманна, сумели обнаружить все эти тайники, однако извлечённые из них произведения искусства составили лишь часть «сокровищ Бреслау». Где находится сегодня золото силезских банков? Где спрятаны сокровища СС? Ответы на эти вопросы до сих пор остаются открытыми…

    Предвоенный Вроцлав был крупным оживлённым городом. Начавшаяся в 1939 году Вторая мировая война внесла в его облик множество изменений: началось строительство новых фабрик и объектов, с ними связанных, строительство новых укреплений и перестройка старых и т. д. Всю документацию, связанную с подземными и тайными объектами, строившимися для нужд VII военного округа и Нижнесилезского округа люфтваффе, разрабатывала и хранила строительная инспекция СС «Ост», штаб-квартира которой располагалась во Вроцлаве. Её деятельность до сих пор окутана легендами. Рассказывают о том, что на рубеже 1930–1940-х годов под Вроцлавом был выстроен второй город, состоящий из подземных фабрик, многоярусных складов, подземных госпиталей, бункеров и густой сети туннелей, приспособленных даже для железнодорожного сообщения. Именно с этим обстоятельством связано второе, неофициальное название города: «Festung Breslau» — «крепости Бреслау» — и то необыкновенно упорное сопротивление, которое немцы оказали частям Красной армии. Оборона Бреслау стала символом гитлеровской «тотальной войны». Ожесточённые бои за город велись на протяжении 80 суток. Когда сражения уже шли на улицах Берлина, Вроцлав, оставшийся в глубоком тылу советских войск, ещё продолжал оказывать ожесточённое сопротивление! Гарнизон «крепости Бреслау» сложил оружие только 6 мая 1945 года — за два дня до капитуляции Германии.

    Столица Нижней Силезии была досконально подготовлена к обороне. Её многочисленный гарнизон состоял из отборный частей, усиленных двумя полками парашютистов. Вокруг города была сооружена линия железобетонных огневых точек и целая система полевых укреплений, противотанковых рвов, минных полей. Для гражданского населения во дворах, парках и подвалах были устроены бомбоубежища и укрытия, многие из которых сохранились до наших дней. Кроме того, в городе были собраны огромные материально-технические ресурсы, а самое главное — имелась постоянная возможность производить военную продукцию. Где хранились эти запасы, где производилась продукция? Как утверждают легенды — в огромных подземельях «второго города», большая часть которых не найдена до сих пор. Не исключено, что именно там спрятано и «золото Бреслау»…

    Что скрывают эти подземелья и существуют ли они вообще? В попытках разгадать эту тайну энтузиасты потратили немало времени и сил. Переломным оказался 1992 год, когда было открыто подземелье под Главным вокзалом. Об этом подземелье известно было давно: легенды утверждали, что оно имело три уровня и соединялось с целой системой подземных железнодорожных коммуникаций — своеобразным «метро». Обнаружить удалось только один уровень, состоящий из главного коридора и серии боковых помещений, в каждом из которых могло поместиться от 30 до 50 человек. Попадали в главный коридор по лестнице, ведущей из зала ожидания вокзала, или непосредственно с площади, расположенной перед вокзалом. Всего в этом подземелье могло укрыться около 1000 человек, однако это число кажется слишком малым — принимая во внимание то, что вроцлавский вокзал являлся крупным железнодорожным узлом и здесь всегда скапливалось много людей. К этому стоит добавить жителей окрестных домов и железнодорожников. Может быть, под вокзалом действительно есть ещё два уровня, пока не обнаруженных? Ведь рассказывают же легенды о подземных железнодорожных путях, перронах, складах… Впрочем, такое гигантское строительство было бы очень трудно сохранить в тайне.

    Другим объектом, привлекающим внимание искателей сокровищ Третьего рейха, является подземный госпиталь в районе Грюнвальдского дворца. Известно, что на этом месте в дни осады Бреслау располагался полевой аэродром, построенный уже во время боёв за город. Где-то под этим аэродромом якобы скрывался подземный госпиталь на несколько сот коек, вместе со всей материально-технической и лечебной базой. Сообщения некоторых свидетелей указывают на существование подобного объекта, но память, как известно, ненадёжна. Правда, кажется странным, что во время строительства Грюнвальдского дворца никаких следов подземного госпиталя не было обнаружено. И насколько разумно было размещать госпиталь под полевым аэродромом или в его окрестностях? Однако в 1947 году польским властям удалось отыскать в Щецине бывшего коменданта подземного объекта под Грюнвальдским дворцом, который дал устные показания о его местонахождении, вместимости (он имел два уровня), входах и въездах. В последние дни осады лифтовые шахты, ведущие в госпиталь, были взорваны, так что эвакуировать оттуда удалось только легкораненых. Этот комендант обещал всё показать на месте, и его должны были доставить во Вроцлав, но в последний момент он был убит неизвестными.

    Обширное подземелье существовало между Центральным универмагом и Оперой. В сентябре 1945 года в этом районе был обстрелян патруль милиции, однако погоня не смогла выйти на след стрелявших — они как сквозь землю провалились. Зато был найден вход в обширное подземелье, оснащённое электрогенераторами, с водо- и газонепроницаемыми бронированными дверями, большими запасами продовольствия, кухней и даже с подземной пекарней. Позже по распоряжению военных это подземелье было засыпано. Очевидно, оно служило убежищем членам «вервольфа» — глубоко законспирированной террористической организации, оставленной гитлеровцами на территории, занятой союзниками. На «вервольф» была возложена и охрана тайников с сокровищами Третьего рейха.

    Одно из наиболее таинственных мест Вроцлава — Олимпийский стадион. Уже многие годы оно привлекает интерес поисковиков. Стадион был построен в 1926–1928 годах, а в 1936 году его начали перестраивать — якобы в связи с Берлинской олимпиадой 1936 года. Однако на нём не было проведено ни одного состязания! Зато руководил перестройкой стадиона не кто иной, как Рихард Конвяж (1883–1960) — несмотря на польскую фамилию, немец и убеждённый нацист. Этот архитектор построил во Вроцлаве — как перед войной, так и в годы войны — множество военных объектов и бункеров, а работы выполняла фирма, специализировавшаяся на подземных работах. Странное совпадение, не правда ли?

    Кстати, первоначально стадион назывался не Олимпийским, а носил имя Германа Геринга, и менее всего напоминал спортивный объект. Вплоть до конца войны его тщательно охраняли военные посты и войти на территорию стадиона можно было только по именному пропуску. Во время войны на территории стадиона была проложена узкоколейка, а на оставшемся свободном пространстве была устроена взлётно-посадочная полоса, которую могли использовать транспортные самолёты средней величины. В ходе перестройки стадиона в конце 1930-х годов на месте прежней Олимпийской аллеи вырос… длинный земляной вал, на который, по оценкам, пошло 38 тыс. кубометров земли. При этом совершенно непонятно, для чего он служил, и откуда на стадионе взялось такое количество земли, которой раньше там не было?

    В ходе перестройки была также надстроена часовая башня. По легенде, именно в этой башне, а также в схроне на территории расположенного рядом со стадионом парка и в бетонном бункере на земляном валу (он сохранился до наших дней) располагались входы в огромное подземелье под стадионом. Главный вход находился в часовой башне, где была устроена лифтовая шахта.

    В непосредственной близости от башни в 1970-х годах велись работы, связанные с прокладкой тепловых коммуникаций. В их ходе рабочие натолкнулись на широкую трубу, заложенную неглубоко от поверхности земли, рядом с которой тянулся телефонный провод. Этот провод рабочие случайно перерубили, однако это никак не сказалось на работе вроцлавских телефонных сетей: никто не пожаловался на то, что у него перестал работать телефон. Провод был явно проложен задолго до 1970-х годов и вёл он… к часовой башне. Другой его конец доходил до старой котельной и исчезал в её стене. Никто, к сожалению, так и не поинтересовался, что это за труба и что это за провод.

    Не менее интересен и парк, окружающий стадион. До конца 1950-х годов здесь ещё сохранялись следы полигона ПВО, существовавшего при немцах. В одной его части находилась большая бетонная плита неизвестного происхождения (найти её сегодня не удаётся), на которой когда-то высилась конструкция, напоминавшая печную трубу. К этой плите вела широкая подъездная дорога, следы которой видны до сих пор. В парке также находился один из предполагаемых входов в подземелье под стадионом — на этом месте сегодня небольшое озерко. По-видимому, этот вход был кем-то затоплен.

    Между часовой башней и Одрой находится ещё один странный объект. Его назначение угадывается с трудом — от него остался только фундамент. Один из свидетелей утверждает, что объект представлял собой некое гидротехническое сооружение — что-то вроде насосной станции или станции водоочистки. Если это правда, то для чего на стадионе понадобилось очищать стоки?

    Польский музеевед Станислав Деркач в первые годы после войны работал в составе комиссии, занимавшейся поисками художественных сокровищ, укрытых немцами. Одна из жительниц Вроцлава рассказала ему, что её муж во время войны работал на подземном объекте, находившемся под стадионом. По её словам, на глубине 40 метров располагалось обширное подземное хранилище, куда можно было попасть с помощью лифта, находившегося в часовой башне. Во время исследования территории вокруг стадиона был обнаружен бункер и устье лифтовой шахты, к сожалению, засыпанной. Деркач вспоминает также об одноэтажном домике поблизости, в котором своими глазами видел приведённое в негодность оборудование: агрегаты, машины, провода неизвестного назначения. Неподалёку от ворот стадиона можно было ещё видеть остатки разрушенного входа в подземелье. Во время войны тут часто видели немецких солдат, входящих и выходящих в бункер. После войны бункер был взорван, потом его остатки были разобраны. В разговоре с послевоенным директором стадиона — молодым офицером — Деркач рассказал ему о своих подозрениях. Офицер заинтересовался этим рассказом, пытался найти засыпанный вход, но погиб в результате несчастного случая.

    Анджей Скжипчак, после войны работавший главным энергетиком стадиона, имел возможность узнать о подземельях от сына главного строителя объекта, Р. Конвяжа. Согласно этой информации, помещения для комендатуры стадиона действительно были устроены под землёй. Скжипчак пытался найти эти помещения, но безуспешно. Однако во время поисков он наткнулся под футбольным полем на силовые кабели, ведущие в глубь земли.

    Лех Голембевский служил в городском штабе гражданской обороны. Ему было поручено проверить слухи, окружающие стадион, и организовать изыскательские работы в часовой башне. После нескольких часов бурения бур наткнулся на слой железобетона толщиной 1,2 м. Под ним находился… слой песка — что очень удивительно, поскольку в других местах на такой глубине песок не встречается. Ходят слухи, что после войны были также обнаружены несколько подземных входов, залитых водой. Рассказывают ещё, что после войны во Вроцлаве появлялись какие-то немцы, которые за очень большие деньги искали информацию о подземельях, якобы находящихся под стадионом, на глубине 30–40 м под футбольным полем. Согласно одной из наиболее популярных версий, в этих подземельях располагался огромный склад военных запасов, согласно другой версии — секретный военный завод. Безусловно, что стадион сам по себе не являлся военным объектом, но он мог служить неплохим камуфляжем для располагавшегося под ним обширного подземного сооружения. В послевоенный период главной заботой властей было восстановление разрушенного на 70 % города, а не разгадка тайн Третьего рейха. Сегодня эта тема приобретает всё большую популярность. При помощи местных энтузиастов, много лет занимающихся этой темой, начались работы по поиску ответов на волнующие загадки подземного Вроцлава.

    Нет, однако, сомнения в том, что тайники с «золотом Бреслау» располагались не столько в черте города, сколько за его пределами. Известно, что власти рейха организовали на территории Нижней Силезии несколько крупных военных заводов, о которых до сих пор ходят самые тёмные слухи. С одним из этих предприятий, расположенным в небольшом городке Пеховицы (нем. Пелерсдорф), связана легенда о «золотом поезде».

    В годы войны в Пеховицах действовал крупный военный завод, производивший, в частности, морские мины и торпеды. Судя по тому, что к нему была проложена специальная железнодорожная ветка, объёмы продукции были немаленькие. Часть производственных мощностей располагалась под землёй — в этих местах сохранилось множество старых горных выработок. Возможно, именно поэтому Гитлер и его ближайшие советники на секретном совещании в июне 1944 года указали на Пелерсдорф как на одно из мест укрытия сокровищ Третьего рейха. Старые штольни под горой Собес были расширены, забетонированы и подготовлены к приёму ценных грузов, устроены системы вентиляции, дренажа, разработана схема минирования туннелей. 7 ноября 1944 года на территорию завода в Пеховицах прибыл поезд, до краёв наполненный сокровищами, — слитки золота, драгоценности, произведения искусства. По преимуществу это были банковские депозиты, собрания музеев и художественных галерей. Здесь находились три вагона с имуществом Германа Геринга, эвакуированного из Восточной Пруссии, три вагона с имуществом Эриха Коха — гитлеровского наместника Украины, несколько вагонов с золотом и ценными бумагами, принадлежавшими вроцлавским банкам.

    Руководителем операции был генерал Штайнке. За 24 часа большая группа узников концлагерей уложила 400 метров рельсового пути, ведущего в глубь горы. Поезд медленно въехал в широкую штольню и скрылся из виду. Тотчас вслед за этим временные рельсы были разобраны, вход в туннель взорван, все его следы засыпаны. Финальным актом этой драмы стал расстрел узников, работавших на строительстве и разборке подъездного пути.

    Слухи о том, что под горой Собес (633 м над уровнем моря) находится обширное подземелье, где гитлеровцы укрыли часть сокровищ Третьего рейха, в том числе и «золото Бреслау», появились в польской печати в середине 1990-х годов. В ходе горячих обсуждений и скептики, и энтузиасты пришли к ряду общих выводов: под горой Собес, очевидно, действительно находится подземный объект, вероятно, производственного характера. Здесь до сих пор хорошо сохранились следы построенной когда-то дренажной системы. Эта система могла относиться к какому-то комплексу, которого нет снаружи горы, и, следовательно, он должен находиться внутри. Правда, в недрах горы существуют старые горные выработки, и система могла служить для их дренирования. Однако почему строители устроили её такой разветвлённой, не ограничивающейся ближайшими окрестностями шахты? В настоящее время в некоторые штольни можно войти, однако ничто не указывает на то, что они имели какую-то связь с предполагаемым подземным объектом.

    В 1998 году экспедиция, работавшая на горе Собес, исследовала её недра георадаром, магнитометром и другими высокотехнологичными приборами. Заключительным этапом стало бурение. Во время бурения в местах, где, согласно показаниям свидетелей и результатам приборных исследований, могли находиться засыпанные въезды, бур поднял, помимо скального грунта, бетон. В один момент бур наткнулся на такое сопротивление, что земля, на которой стояли люди, начала дрожать. Такая ситуация повторялась несколько раз. В итоге экспедиции удалось подтвердить существование подземного комплекса под горой Собес, но никаких признаков «золотого поезда» обнаружено не было. Не исключено, что в недрах горы во времена нацистов действительно находилась подземная фабрика, устроенная на основе существовавших там старых горных выработок, но вот историю с «золотым поездом», похоже, следует отнести к области легенд.

    Одна из наиболее загадочных историй, связанных с «золотом Бреслау», — дело бывшего немецкого капитана Герберта Клозе. В 1944 году он был офицером полицай-президиума во Вроцлаве. Арестованный в 1953 году польской службой безопасности, Клозе признался, что лично участвовал в укрывании золота из нижнесилезских банков. Согласно версии Клозе, дело происходило следующим образом.

    В ноябре 1944 года он вместе со штандартенфюрером СС Олленхауэром по заданию командования занимался поиском мест, пригодных для организации тайников. Приблизительно 20 ноября, спускаясь со склонов горы Снежка — главной вершины Судет, они, наконец, нашли подходящее с их точки зрения место. В середине декабря 1944 года (приблизительно 15-го числа) Клозе получил от Олленхауэра приказ подготовить к эвакуации 23 ящика с золотом и документами вроцлавского полицай-президиума. Под руководством Клозе эти ящики были вывезены на аэродром и там погружены на борт транспортного самолёта. Самолёт поднялся в воздух, однако в окрестностях Вроцлава был обстрелян советскими истребителями и получил ряд повреждений. Чтобы избежать катастрофы, лётчики были вынуждены повернуть назад. На аэродроме часть ящиков была выгружена — повреждённый самолёт из-за перегрузки мог попросту не добраться до места назначения, другая часть осталась на борту. Выгруженные ящики с золотом снова оказались в подвалах полицай-президиума. Впрочем, ненадолго.

    Ранним утром от здания полицай-президиума отправился небольшой конвой, состоявший из 3–4 грузовиков и одного легкового автомобиля. Начальником конвоя был Олленхауэр, его помощниками — Клозе и обер-лейтенант Альфред Зайферт, а в кузовах грузовиков лежали те самые ящики с золотом — около 1,5 тонны. Конвой отправился на юго-запад, к предгорьям Судет. В курортном посёлке Карпач ящики были перегружены на сани, офицеры сели на коней. Олленхауэр зачем-то отобрал оружие у Клозе и Зайферта. Отряд двинулся в направлении горного приюта «Самотня». К сожалению, конечной цели путешествия Клозе не достиг: где-то в районе «Самотни» он упал с коня и на некоторое время потерял память. В связи с этим он не смог принять участие в конечной фазе операции.

    Много лет спустя сильно постаревший капитан Клозе не раз давал интервью журналистам и даже выступал по вроцлавскому телевидению. Сравнивая показания Клозе, данные им на следствии, и его выступления перед журналистами, исследователи тайн Третьего рейха пришли к выводу, что капитан либо врёт, либо действительно не помнит того, что с ним происходило в 1945 году. В беседах с журналистами Клозе охотно подтверждал то, что невольно «подсказывали» ему в задаваемых вопросах интервьюеры, и понять ход его мысли можно было далеко не всегда. Выступая на телевидении, Клозе подтвердил, что принимал участие в акции по укрыванию «золота Бреслау» где-то в окрестностях горы Снежка. По его словам, это происходило на рубеже октября — ноября 1944 года. Однако из протокола допроса Клозе от 7 февраля 1953 года следует, что впервые эта задача была поставлена перед ним только 15 ноября 1944 года. Первый день Клозе и Олленхауэр провели в окрестностях Вроцлава, потом искали подходящие места вдоль дороги, идущей на Ленчицу, потом повернули к предгорьям Судет и добрались до Снежки, где, наконец, нашли подходящее место. На следующий день они вернулись в окрестности Вроцлава, и где-то там Клозе упал с коня и подучил контузию, от которой лечился более двух недель. В протоколе другого допроса записано: «Во время объезда окрестностей Вроцлава я упал с коня, сломал руку и лежал в госпитале. Выйдя из госпиталя, я встретил обер-лейтенанта Альфреда Зайферта, который рассказал мне, что около Снежки укрыто золото».

    По всей видимости, Клозе пытался скрыть правду о золоте и своём участии в этой акции. Из одних его показаний вытекает, что он вообще не принимал участия в укрывании золота, из других — что принимал, но места укрытия не знает, так как не добрался до него. Похоже, на допросах Клозе сознался только в том, в чём хотел. Между тем польские контрразведчики подозревали бывшего капитана в том, что он знает гораздо больше, чем говорит. В телепередаче Клозе старался представить себя как простого офицера вермахта, разоружённого Олленхауэром из-за недоверия к нему, и утверждал, что не знал истинных целей операции. Однако в документах следственного дела говорится: «Материалы дела свидетельствуют, что по линии абвера, подчинённого в то время СС, Клозе был назначен шефом диверсионно-саботажной группы» (иными словами — «вервольфа»). Не исключено, что в действительности Клозе являлся доверенным офицером СС, посвящённым в тайну «золота Бреслау».

    Не подлежит сомнению, что Клозе был под Снежкой вместе с Олленхауэром в ноябре 1944 года во время рекогносцировки, что он и подтвердил на допросе 7 февраля 1953 года: «От Елени-Гуры мы отправились к Чеплицам, а оттуда по направлению к Снежке. Пока было можно, ехали на автомобиле, потом шли пешком. Поднялись на гору, потом спускались, вниз, и Олленхауэр показывал места, которые с его точки зрения лучше всего подходят для устройства тайников. Места эти я мог бы и сегодня показать». Из этого вытекает, что Клозе знал места, выбранные Олленхауэром.

    По словам Клозе, они ехали, пока было можно, а потом шли пешком вдоль линии канатной дороги в направлении вершины Снежки, из чего следует, что они могли оставить машину в долине Золотого ручья, который течёт через ущелье под названием Белый Яр. Этот район известен обильными зимними снегопадами, и многие места, в том числе плато на склонах Снежки, в это время года недоступны даже для конных запряжек, а единственная мощёная дорога, ведущая на плато, проходима только на нижнем участке. Несомненно, что в таких условиях Олленхауэр не мог позволить, чтобы сани с золотом застряли где-то в снежных заносах или попали под лавину. Если бы акция имела место в середине зимы, как это следовало из первых признаний Клозе, то из мест возможного укрытия золота следовало бы сразу исключить территории, опасные с точки зрения схода лавин. Однако в своём телевизионном выступлении Клозе уже утверждал, что это была не зима, а осень.

    Из телевизионного интервью Клозе неожиданно выплыл ещё один интересный факт. Бывший капитан рассказал, что грузовики они оставили около водопада и оттуда вместе с Олленхауэром отправились в горы на конях. В чём состояла цель этой конной разведки? Можно предположить, что офицеры отправились вверх по Белому Яру, чтобы удостовериться, пригодна ли дорога, ведущая через ущелья, для движения саней. Эта дорога была построена в начале XIX века и служила для транспортировки руды с действовавших там в течение короткого времени шахт. Уже много десятилетий ею не пользуются, дорога загромождена скальными обломками и подняться по ней наверх с тяжёлым грузом на санях достаточно проблематично. Подняться в верхнюю часть Белого Яра мешало большое количество снега. Следовательно, пройти далее середины ущелья сани не могли.

    Следует также иметь в виду, что зимний день короток, и у группы Олленхауэра имелось в распоряжении всего-навсего несколько световых часов. Транспорт с золотом отошёл от здания полицай-президиума во Вроцлаве рано утром. Из-за трудных условий на зимних дорогах, запруженных войсками и беженцами, колонне автомобилей потребовалось по крайней мере три часа, чтобы пройти 140 км от Вроцлава до Карпача. Далее предстояло перегрузить ящики с грузовиков на сани, доставить их на место, спрятать груз в тайник, замаскировать его и вернуться. Из этого следует, что высоко в горы группа Олленхауэра попросту не могла подняться, и клад спрятан где-то в нижней части Белого Яра.

    В пользу этой версии говорит и тот факт, что в районе Белого Яра в 1827–1832 годах функционировала шахта. Разработки велись двумя стволами («Густав» и «Хайнрих»), каждый глубиной около 40 м, и двумя штольнями. Одна — «Святая Барбара» — имела длину около 60 м, другая, без названия, была значительно короче. Эта шахта — идеальное место для тайника. Протяжённость её разработок позволяет свободно разместить груз, причём вместе с санями (из старых планов следует, что высота штолен достигала около 2 м). Условия шахты гарантировали сохранность ценных бумаг немецких банков и документов полиции.

    Главная проблема — найти вход в шахту, который, по-видимому, был завален взрывом. Группы поисковиков неоднократно прочёсывали этот район, но безрезультатно. Скептики говорят, что ещё в 1950-х годах золото могло быть тайно вывезено властями ПНР на основании указаний Клозе. Оптимисты утверждают, что это не так: ещё в 1980-х годах поиски в этом районе вела специальная оперативная группа, состоявшая из офицеров инженерных войск. Наконец, относительно недавно группа энтузиастов выступила с заявлением, что искомый вход в шахту ими найден, и разгадка тайны «золота Вроцлава (Бреслау)» — только вопрос времени. Что ж, подождём…

    Загадочный груз

    В феврале 1945 года в Северной Италии, в долине альпийской реки Тикосы двигалась колонна немецких военных грузовиков. Машины с трудом преодолевали горную дорогу — в кузовах явно везли что-то очень тяжёлое. Необычной была и охрана колонны: впереди двигались два танка и бронетранспортёр, за ними следовал грузовик, битком набитый вооружёнными эсэсовцами, а замыкал колонну ещё один бронетранспортёр.

    Оберштурмбаннфюрер СС барон Руди де Магистрис задремал в тёплой кабине грузовика. Разбудили его выстрелы и крики:

    — Партизаны!..

    Сон как рукой сняло. Руди выскочил из кабины и бросился к кювету, на ходу вытаскивая из кобуры парабеллум. Но воспользоваться оружием он не успел. Здоровенный итальянец в обмотках подбежал к Руди, и последнее, что успел увидеть отпрыск знатной саксонской фамилии, — это занесённый над ним кованый приклад карабина.

    Когда Руди очнулся, бой уже закончился. Преодолевая подступающую тошноту, офицер подполз к краю кювета и увидел лежащие вдоль дороги трупы эсэсовцев. Ещё он увидел, как партизаны быстро перегружают ящики из машин на откуда-то взявшиеся телеги. Перед тем как потерять сознание, Руди услышал таинственное слово, которое повторяли партизаны:

    — Баргальи!.. Баргальи!..

    Так началась история с исчезновением нацистского золота в горах Северной Италии. Вернее, эта история началась намного раньше. И все таинственные события, случившиеся в горной итальянской деревушке Баргальи во время войны и после неё, — только одна из глав кровавой саги о нацистских богатствах, бесследно исчезнувших вместе с отступавшими фашистами. А богатства эти были поистине несметные: ещё в середине 1930-х годов Гитлер поручил Мартину Борману построить специальные секретные хранилища, куда стекалось бы награбленное золото со всей Европы. Достаточно сказать, что только из России в Германию ежемесячно приходило до полусотни набитых ценностями эшелонов! Регулярно строились новые хранилища, столь же регулярно пополнялась и нацистская партийная касса. Борман старался вовсю: он даже заставил швейцарских банкиров открыть номера счетов уничтоженных нацистами людей и вложил эти деньги в партийную кассу. Разумеется, не забывали нацисты и о своих интересах. Так, командующий «люфтваффе» Герман Геринг, получив возможность направлять эшелоны с картинами и прочими художественными ценностями из Парижа прямиком в свой замок под Берлином, в одночасье стал очень богатым человеком. Правда, иногда кто-нибудь из завидовавших Герингу высших чинов рейха (например, «честный служака» Геббельс) ехидно интересовался:

    — Послушай, Герман, зачем тебе столько золота и картин?

    Геринг лишь улыбался в ответ:

    — А разве я стараюсь для себя? Вот закончится война, я построю в Линце художественную галерею и подарю её рейху!..

    Подарить Геринг ничего никому не успел — всё награбленное им навсегда исчезло после смерти «летающего маршала».

    На начало 1945 г. общая стоимость всех похищенных и официально «оприходованных» нацистами ценностей составила около 15 млрд. фунтов стерлингов. К тому времени, когда советская, американская и английская авиация начала «утюжить» немецкие города, часть награбленной добычи надёжно спрятали в соляных шахтах под Альт-Аусси в Австрии. В одном из монастырей Чехословакии и в баварском замке Нойшванштайн не менее надёжно были скрыты сказочные запасы бриллиантов. Только из банков Германии эвакуировали и припрятали в заранее заготовленных «схронах» золотых слитков на 70 млрд. долларов США в ценах 1945 года. Сегодня это золото тянет на триллионы…

    В декабре 1944 года Гитлер приказал забрать из Центрального банка Рима 120 т золота. Приказ был выполнен: конфискованное у Италии золото с немецкой педантичностью пересчитали, тщательно упаковали в деревянные ящики, погрузили в машины и отправили в Германию. Во главе охраняемой отборными частями СС колонны стоял оберштурмбаннфюрер СС барон Руди де Магистрис. Когда колонна выезжала из Рима, итальянский военный оркестр по требованию немцев исполнил что-то из Вивальди…

    В долине Тикосы колонну с золотом перехватили итальянские партизаны, большинство из которых были уроженцами деревни Баргальи. Перебив эсэсовскую охрану, итальянцы перегрузили золото на подводы и ушли, не подозревая, что один из эсэсовцев чудом остался жив. С тех пор о судьбе этого золота ничего не известно. А в Баргальи начались таинственные убийства.

    Первой жертвой охватившей Баргальи золотой лихорадки стал полицейский Кармине Скотти, которому поручили расследовать дело об исчезновении трофеев. Через несколько дней после начала расследования его изуродованное тело нашли на окраине деревни. Перед смертью полицейского подвергли чудовищным пыткам и заживо зажарили на вертеле…

    Ещё через два месяца, в апреле 1945 года, четверо партизан, участвовавших в налёте на немецкую золотую колонну, были расстреляны из пулемёта. Говорили, что их казнили за предательство, но кого предали эти несчастные, осталось тайной. За несколько послевоенных лет, до 1950 г., в деревне Баргальи при невыясненных обстоятельствах погибли 13 человек. Все они так или иначе были причастны к нападению на немецкую колонну…

    Пятидесятые годы прошли спокойно, и многим в Баргальи стало казаться, что давняя история с золотом канула в Лету. Но в декабре 1961 года 72-летний могильщик Джузеппе Муссо свалился с моста в ров и раскроил себе череп. Ровно через 8 лет, в декабре 1969 года, в собственном доме была до смерти забита 64-летняя Мария Валетто.

    В ноябре 1972 года на пустынной ночной улице обнаружили изуродованный труп 76-летнего Джероламо Канобио. За пару часов до этого его видели в местной таверне: пьяный Джероламо хвастался, что знает, где закопано нацистское золото…

    В марте 1974 года кто-то камнем разбил голову 74-летней Джулии Вичаве. А 27 июля 1974 года поздно вечером постучались в дом местного парикмахера Сальваторе Ленарди. 78-летний старик открыл дверь и через секунду упал, обливаясь кровью: пули, выпущенные из двустволки, снесли ему полчерепа.

    В марте 1976 года 54-летнего Пьетро Чеваско нашли в лесу повешенным. В июне 1978 года 69-летний Карло Спаллароза погиб странной смертью: сначала он сломал себе позвоночник, «упав» со скалы, а потом кто-то отрубил ему голову. Это была двадцать первая жертва «Чудовища из Баргальи», к тому времени убившего семнадцать мужчин и четырёх женщин. Все они когда-то были партизанами.

    В 1974 году в этой истории неожиданно появился новый персонаж. Звали её баронесса Анита де Магистрис. Старушка поселилась на вилле в окрестностях Баргальи, часто приезжала в деревню и о чём-то подолгу беседовала со стариками. Местные называли её баронессой и, надо сказать, уважали: пожилая синьора аккуратно посещала церковь и даже стала руководить церковным хором. Но главное — баронесса была вдовой Руди де Магистриса, который в феврале 1945 года возглавлял нацистскую золотую колонну. Тогда барон остался жив и, видимо, позже рассказал жене о судьбе пропавшего золота. После смерти мужа Анита де Магистрис переселилась поближе к Баргальи. О дальнейших планах настырной баронессы теперь, увы, никто никогда не узнает: в июле 1983 года она стала жертвой нападения неизвестного преступника, ударившего её дубинкой по голове. Таинственного убийцу из Баргальи так и не нашли. Возможно, это дело рук кого-то из бывших партизан, знавшего тайну нацистского золота. Не исключено, что старик действовал не один, а с кем-то из родственников (сыновьями, внуками или племянниками), с которыми он поделился своей страшной тайной. Но вот что любопытно: Баргальи до войны была беднейшей деревней в округе, а в мирные времена сразу стала самой богатой. Видимо, трудолюбивые люди живут в этой горной итальянской деревушке…

    Тайна золота усташей

    Шли последние дни войны. Под ударами частей Народно-освободительной армии Югославии и Красной армии остатки разгромленных германских войск и их союзников — хорватских усташей и домобранов — поспешно отступали в Австрию.

    В начале мая 1945 года остатки небольшого подразделения домобранов (армии созданного в апреле 1941 года Независимого хорватского государства), которым командовал капитан Августин Гавран, вышли к полотну железной дороги неподалёку от словенского города Целье. На рельсах стоял длинный, в 35 вагонов, эшелон, на открытых платформах которого стояли орудия и пулемёты. Судя по форме солдат, суетившихся вокруг эшелона это была какая-то зенитная воинская часть усташей — хорватских эсэсовцев. Поезд только что подорвался на партизанской мине, и паровоз и два головных вагона, изуродованные взрывом, валялись под откосом.

    Усташей было более сотни. Одни из них находились в боевом охранении, другие окапывались на поросшем травой лугу между железнодорожной линией и шоссе, а третья группа на расстоянии четырёх-пяти метров от шоссе копала глубокую яму шириной около метра. Из двух закрытых вагонов усташи выносили и складывали в яму светло-серые алюминиевые ящики, ярко блестевшие на солнце. Ящики имели длину около 80 сантиметров и ширину около 20 сантиметров. Сложив ящики в яму, солдаты закопали её и тщательно замаскировали, ликвидировав все следы…

    Что же было в этих ящиках?

    «Усташский полковник, командир части, сказал мне, что поезд вёз золотой запас и государственные деньги, которые должны были быть использованы для финансирования усташского движения в эмиграции».

    Это сенсационное заявление Августин Гавран, 82-летний житель Загреба, сделал в 1997 году, тем самым нарушив молчание, длившееся более полувека. Бывший домобранский капитан уже не помнит сколько было всего ящиков с драгоценностями, помнит только, что они находились в двух вагонах, были сложены в три ряда и занимали пространство от пола до потолка.

    После сообщения Гаврана средства массовой информации Словении и Хорватии охватила «золотая лихорадка». Действительно, во время войны в казну усташского Независимого хорватского государства (НХГ) поступило немалое количество золота и различных драгоценностей, в основном награбленного у евреев и конфискованного во время «акций устрашения». Нередко жертвы усташей пытались откупиться от своих палачей драгоценностями чтобы спасти жизнь, однако случалось, что их всё равно отправляли на тот свет. В 1945 году части руководителей НХГ удалось эмигрировать из страны, а вместе с ними исчезло и «золото усташей»…

    Признания Гаврана пролили первый луч света на тайну «золота усташей». Постепенно стали появляться новые подробности. Бывший капитан припомнил, например, такую деталь: неподалёку от ямы с таинственными ящиками тогда же были похоронены погибшие от взрыва партизанской мины машинист паровоза, кочегар, один офицер-усташ и ещё какой-то человек — кто именно, Гавран уже забыл. Зато он хорошо помнит, как полковник, командир усташей, сказал ему тогда, что эшелон должен был идти через Марибор, но вынужден был свернуть на Целье, так как появились слухи о том, что вблизи Марибора видели советские танки.

    В поисках свидетельств и подтверждений слов Гаврана кладоискатели и журналисты немедленно кинулись в Целье. Место, указанное Гавраном, было тщательно осмотрено, но определить, где находится клад, не удалось. После опроса местного населения появились новые свидетельства. Рассказ жительницы села Прожинска Васа Антонии Гаешек почти дословно совпал с рассказом домобранского капитана, кроме одного: она не видела ящиков с золотом. Впрочем, даже если они и были, окрестные жители не могли бы их увидеть, так как усташи, которые три дня простояли в их селе, разгружая вагоны, никого не подпускали к подорванному поезду, огородя его заграждением из верёвок. Действительно, взрыв партизанской мины уничтожил паровоз и два вагона, в результате чего, по словам крестьян, погибли машинист и два солдата, которых усташи и похоронили где-то около железнодорожной линии. Некоторые жители Прожинской Васы знали о том, что партизаны заминировали железнодорожный путь, и заблаговременно ушли в лес, чтобы обезопасить себя от возможных неприятностей.

    Старожилы припомнили и тот факт, что позднее территория вдоль железной дороги в этом месте была засыпана шлаком. Впрочем, среди местного населения бытовало мнение, что усташи заминировали сокровища, поэтому никто не рисковал искать яму с таинственными ящиками.

    Тем не менее поиски продолжаются. Правда, высказываются опасения, что в случае, если рассказ Гаврана окажется истиной и сокровища будут найдены, то это может вызвать трения между Хорватией и Словенией. По мнению хорватской прессы, клад является государственным достоянием Хорватии и принадлежит хорватскому народу. Хотя чего делить шкуру неубитого медведя…

    Призрак «японского золота»

    Пока в Европе энтузиасты ищут следы «нацистского золота», на другом конце света, в Юго-Восточной Азии, ведутся не менее интенсивные поиски «японского золота», легенды о котором рассказывают на Филиппинах и Тайване, в Индонезии и Вьетнаме…

    Имя легендарного японского генерала Томоюки Ямаситы, прозванного «Тигром Малайи», со времён Второй мировой войны прочно связано с загадочным «кладом Ямаситы», вот уже полвека будоражащим воображение искателей приключений.

    Его звали «Тигром Малайи» за коварство и агрессивность, проявленные при оккупации британских колоний в Индокитае. Ямасита, чья блестящая операция по захвату Сингапура вошла в военные учебники, в годы войны был фактическим правителем всех захваченных Японией территорий Юго-Восточной Азии. Огромный поток реквизированных японцами сокровищ из буддийских монастырей, подвалов сингапурских торговых контор и гонконгских банков, лавок филиппинских торговцев, сокровищниц бирманских и малайских правителей стекался в подвалы «Форта Сантьяго» в Маниле на Филиппинах, где располагался штаб генерала Ямаситы. Отсюда сокровища должны быть отправлены в Токио.

    В конце войны Ямасита был командующим императорскими силами на Филиппинах. Помимо значительного количества золота, поступившего из Японии для нужд филиппинского гарнизона, в распоряжении Ямаситы находились награбленные на оккупированных территориях золото и драгоценности, которые уже ожидали отправки в Японию, когда американцы внезапно высадились на Филиппинах и, поддерживаемые отрядами филиппинских повстанцев, начали стремительно наступать на Манилу.

    Эвакуировать сокровища уже не было возможности, и Ямасита приказал спрятать награбленные на захваченных территориях запасы золота и других ценностей — всего на сумму от 20 до 100 млрд. долларов.

    Сокровища были укрыты примерно в 170 местах на всей территории Филиппин. Часть золота была размещена в специально сооружённых для этой цели глубоких шахтах в труднодоступных районах Филиппин. Принимавшие участие в захоронении сокровищ военнопленные и местные рабочие были расстреляны.

    С той поры «сокровища Ямаситы» стали голубой мечтой тысяч кладоискателей, которые вот уже полвека с завидной целеустремлённостью прочёсывают джунгли Филиппин. И хотя время от времени звучат голоса скептиков, реальность не даёт однозначного ответа на загадку японского генерала.

    К тому же нашёлся живой свидетель тех дней — 84-летний бывший майор военной разведки императорской армии Микио Мацунобэ, который, по его словам, сам закапывал ценности в джунглях под огнём наступавших американских войск. Мацунобэ утверждает, что не менее 10 тысяч золотых монет весом 35,3 грамма каждая были доставлены им лично в конце войны из Японии в распоряжение генералы Томоюки Ямаситы. Однако сразу же после этого американцы высадились на острове Лусон, что помешало потратить привезённые деньги. Командование отступавших японских войск приказало частично закопать золото в районе города Багио, а частично распределило по отдельным подразделениям. Во время отчаянных, безнадёжных последних боёв японцы пытались прятать эти монеты в скалах, в наспех отрытых ямах.

    По мнению отставного майора, уже после войны многие мелкие «самодельные» клады, зарытые в последние дни боёв, были найдены американцами и местными жителями. Сам Мацунобэ ещё в 1950-х годах пытался отыскать золото, однако потерпел неудачу, поскольку плохо помнил место, где оно было закопано.

    По мнению Мацунобэ, золото генерала Ямаситы действительно было спрятано японской армией на Филиппинах, однако его было несравнимо меньше, чем утверждают поклонники этой захватывающей легенды. Всего, полагает бывший майор, японцы могли спрятать на Филиппинах от 2 до 6 тонн золота.

    В 1988 году в полузасыпанных подземных ходах под старинной крепостью «Форт Сантьяго» в Маниле, где в годы войны располагался штаб императорских войск, работала группа кладоискателей во главе с отставным офицером американских частей особого назначения («зелёные береты») Чарльзом Макдугаллом. Как утверждал Макдугалл, в подземельях форта Ямасита приказал спрятать часть находившегося под его контролем золота на сумму до 7 миллиардов долларов. Однако поиски закончились неудачно: внезапный обвал заживо похоронил в подземных лабиринтах крепости двух искателей сокровищ.

    Некоторый свет на судьбу сокровищ Ямаситы пролили интервью вдовы бывшего президента Филиппин Фердинанда Маркоса и нескольких в прошлом высокопоставленных чиновников администрации Маркоса. Как рассказал в одном из интервью бывший губернатор провинции Кирино Орландо Дулай, на протяжении всего периода правления Маркоса под непосредственным контролем президента велись интенсивные поиски «кладов Ямаситы», и за двадцать лет своего правления Маркосу удалось обнаружить около трети всех запрятанных сокровищ. В обстановке сверхсекретности золото и ценности вывозились за рубеж, где поступали на личные счета Маркоса в иностранных банках. Этим объясняется феноменальное богатство семьи Маркос. Дулай утверждает, что в начале 1970-х годов самолично видел, как извлечённые из тайника драгоценности, среди которых были золотые слитки, драгоценные камни и золотые статуэтки Будды, были извлечены из шахты и погружены на три грузовика. «Извлекались сокровища в основном ночью, под охраной филиппинских военнослужащих и под надзором нескольких японцев — офицеров императорской армии», — отметил бывший губернатор. По его словам, Маркос иногда лично присутствовал при извлечении кладов.

    Вдова Маркоса Имельда прямо заявляла, что золото Ямаситы — источник огромного состояния её семьи. По её словам, Фердинанд Маркос наткнулся на захоронения сокровищ ещё в конце войны, когда руководил партизанским отрядом, действовавшим в глухом горном районе Филиппин. Ещё до своего избрания на пост президента Маркос занимался бизнесом с драгоценностями, но держал свои дела в секрете, поскольку размеры найденных им сокровищ были «астрономическими».

    Бывшая «первая леди» Филиппин рассказала, что когда она впервые обнаружила в доме золотые слитки, то приняла их за «какие-то кирпичи» (слитки были покрыты слоем свинца) и выбросила их на помойку. Она сообщила также, что Маркос хранил золото в тайниках, устроенных в стенах его дома.

    Однако филиппинские власти скептически отнеслись к рассказам Имельды — они посчитали, что вдова Маркоса просто попыталась таким образом с помощью таинственного золота объяснить происхождение семейного состояния и отвести предъявленные ей обвинения в том, что в течение 20 лет она помогала покойному супругу «искать сокровища» в государственной казне. Судебные власти Филиппин давно обвиняют семейство Маркос в расхищении государственных средств на сумму около 5 млрд. долларов. По мнению главного прокурора Филиппин Франсиско Чавеса, миф о «сокровищах Ямаситы» используется только для того, чтобы «скрыть совершенно явный случай коррупции и мошенничества против филиппинского народа».

    Между тем следы «золота Ямаситы» всплыли… в Нью-Йорке. Летом 1991 года окружной апелляционный суд Манхэттена принял к производству иск гражданина Филиппин Роджера Роксаса к холдинговым компаниям в Нью-Йорке, принадлежавшим покойному филиппинскому диктатору Фердинанду Маркосу. Истец требовал выплатить ему возмещение за сокровища, отобранные у него при правлении Маркоса.

    По словам Роксаса, подручные диктатора отняли найденную им в 1971 году большую статую Будды из чистого золота. Он утверждает, что статуя являлась частью обнаруженного им клада золотых слитков и драгоценных камней, награбленных и спрятанных японскими военными во время оккупации Филиппин в ходе Второй мировой войны. Оказавшись в тюрьме, Роксас под пытками рассказал, где находится клад. На вырученные от его продажи средства супруги Маркос скупили в Нью-Йорке и Европе несколько компаний, владеющих недвижимостью.

    Так «клад Ямаситы» найден? Скорее всего — да, но не весь. Напомним, что золото японского генерала было размещено более чем в 170 точках на всей территории Филиппин и вряд ли все тайные хранилища удалось обнаружить. Поиски «клада Ямаситы» продолжаются, и периодически появляются сведения о новых находках — впрочем, не все они подтверждаются…

    Последний всплеск интереса к «сокровищам Ямаситы» случился в феврале 1995 года. Как сообщили информационные агентства, на севере Филиппин в 500 километрах от Манилы в море на 20-метровой глубине был обнаружен упакованный в пластик огромный полусферический слиток платины весом около двух тонн.

    Сообщение вызвало панику на международном рынке драгоценных металлов. Резко пошли вниз цены на биржах в Нью-Йорке и Гонконге. Однако вскоре выяснилось, что паника была преждевременной: экспертиза показала, что платина составляет всего около 0,0005 процента от общего веса загадочной полусферы и на филиппинском рынке металлолома за неё можно выручить лишь 500 долларов. Как предполагают эксперты, это всего-навсего подводная часть причала.

    Странную «железку» обнаружил в море и принял её за платину некий японец, именующий себя «сыном соратника генерала Ямаситы». Он возглавлял одну из многочисленных команд кладоискателей, охотящихся за сокровищами Ямаситы. Однако в группе кладоискателей начались распри из-за находки, и загадочную полусферу забрал себе один филиппинский бизнесмен, не пожелавший делиться с товарищами. Оскорблённый японец донёс на коллегу в Национальное бюро расследований (НБР) Филиппин, которое конфисковало находку и передало её на экспертизу. Именно заявление директора НБР Эпимако Веласко вызвало ажиотаж на биржах.

    Несмотря на отрицательный результат экспертизы, на Филиппинах поговаривали, что это всего-навсего ловкий ход, предпринятый НБР, чтобы сбить интерес к кладу Ямаситы и не будоражить ситуацию на биржах. Как бы то ни было, в истории с золотом «Тигра Малайи» по-прежнему никакой ясности нет.

    Но не только Филиппины привлекают искателей «японского золота». Интенсивные поиски сокровищ, награбленных японскими оккупантами в странах Юго-Восточной Азии в годы Второй мировой войны, ведутся и на островах Ару, что в восточной части Индонезийского архипелага. Как полагают, именно там незадолго до капитуляции Японии были спрятаны несметные богатства, в том числе золотые слитки, бриллианты и украшения из драгоценных камней и металлов на миллионы долларов, которые командование японских оккупационных войск рассчитывало использовать в будущем для закупок оружия. Группы охотников за сокровищами ведут поиски ценностей с использованием современной электронной аппаратуры. Однако пока нет никаких свидетельств о том, что сокровища найдены.

    Кладоискатели давно и безуспешно ведут поиски золотой статуи японского императора времён Второй мировой войны на острове Серам, расположенном в группе Молуккских островов, на востоке Индонезийского архипелага. Полагают, что статуя использовалась во время религиозных ритуалов для поднятия боевого духа японских оккупационных войск, которые были сосредоточены на острове Серам для вторжения в Австралию. В 1990 году искателям сокровищ удалось обнаружить один из ходов в потайной тоннель, где, по некоторым данным, золотая статуя императора была спрятана незадолго до капитуляции Японии. Однако раскопки были прерваны, так как оползень завалил вход в туннель.

    Несомненно, что легенды о «японском золоте» имеют под собой реальную почву и какие-то находки, очевидно, были сделаны. Поэтому поток кладоискателей, обшаривающих леса и горы индонезийских и филиппинских островов, не иссякает. Время от времени мир облетает очередная «сенсация», лопается как мыльный пузырь, и снова вокруг поисков «японского золота» наступает тишина. До следующей сенсации…

    Охота за «Восходящим солнцем»

    В начале Второй мировой войны гитлеровская Германия поставляла в Японию военную технику и приборы: радарные установки, торпеды, бомбардировочные прицелы. Взамен немцы получали от своего дальневосточного союзника стратегическое сырьё: вольфрам, олово, каучук для военной промышленности, а также опиум для фармацевтической промышленности. Эти грузы шли через СССР по Транссибирской магистрали протяжённостью более 9 тыс. км. Но после того как Германия напала на Советский Союз, для этих перевозок остался лишь длинный морской путь — 22 тыс. км.

    Немцы маскировали свои караваны под чужие, якобы принадлежавшие нейтральным государствам. Но такая маскировка не помогала, и к началу 1944 года Германия потеряла половину своих транспортных судов. Гораздо эффективнее оказалось использование для дальних трансокеанских рейсов подводного флота.

    В годы Второй мировой войны японские судостроители наладили серийный выпуск транспортных подводных лодок, которые были на 30 м длиннее обычных боевых субмарин. Эти гиганты без дозаправки преодолевали расстояние в 34 тыс. км. Субмарины стали в буквальной смысле связующим звеном между странами «оси», при помощи которого они вели интенсивный обмен стратегическими материалами и технологиями.

    В разгар войны Германия всё острее стала ощущать нехватку некоторых видов промышленного сырья. В 1943 году положение было уже почти катастрофическим. Японии же как воздух были нужны последние разработки немецких специалистов. Благодаря транспортным подводным лодкам союзникам удалось наладить взаимовыгодный «бартер»: в обмен на немецкое «ноу-хау» японцы поставляли в Германию сырьё — прежде всего каучук и металлы.

    В марте 1944 года военно-морскую базу Куре (остров Хонсю) тайно покинула подводная лодка «I-52». После остановки в Сингапуре, где на борт был принят груз каучука и олова, субмарина пересекла Индийский океан, обогнула мыс Доброй Надежды и продолжила плавание в Атлантике. На борту подлодки находилось почти 300 т груза (в том числе 2,8 т опиума и 54 т каучука), полный боекомплект, 95 человек личного состава и 14 инженеров — специалистов по оптическим технологиям. Во французском порту Лорьян японскую подлодку дожидалась немецкая субмарина со «встречным» грузом на борту. Немцы приготовили для своих союзников радарные установки, вакуумные приборы, шарикоподшипники и, возможно, окись урана для ядерных исследований.

    Американская разведка знала об этой операции абсолютно всё. Ни японцы, ни немцы не догадывались, что союзникам уже давно удалось расшифровать секретные коды, при помощи которых велись все передачи в эфире, так или иначе связанные с «бартером». Так что, когда «I-52» отправилась в рейс, ни маршрут следования, ни содержимое грузовых отсеков японской лодки не были тайной для союзного командования. И уже вскоре после отплытия из Куре навстречу «I-52» из Норфолка (штат Вирджиния) вышла оперативно-тактическая группа военных кораблей во главе с авианосцем «Будж». Приказ, полученный командиром перед самым выходом в море, был более чем кратким: перехватить и уничтожить лодку. Поскольку у японцев поход «I-52» проходил под кодовым обозначением «Операция „Восходящее солнце“», союзники окрестили свой контрвыпад «Охотой за „Восходящим солнцем“».

    В ночь с 23 на 24 июня лодка «I-52» в полном соответствии с намеченным планом встретилась посреди Атлантики с немецкой субмариной «U-530». С помощью немцев японским подводникам предстояло пополнить изрядно истощившиеся запасы воды и продовольствия. Кроме того, немецкие специалисты должны были установить на борту японской лодки, а затем настроить радары, что позволило бы ей практически беспрепятственно пройти через Бискайский залив — один из самых опасных участков маршрута.

    Трое немецких моряков подошли на шлюпке к «I-52», передали радар и вернулись. После этого немецкая подлодка сразу начала погружение. До сих пор неизвестно, почему японцы не последовали её примеру: огромная туша японской субмарины безмятежно возвышалась над мелкой рябью океана. Это была роковая ошибка.

    Американские корабли прибыли в этот квадрат на два дня раньше и уже поджидали свою жертву. Над местом встречи подлодок патрулировали четыре самолёта, которые засекли «I-52» и сбросили осветительные ракеты на парашютах и буй с гидролокатором. На лодке пробили тревогу, прозвучала команда «Срочное погружение», но было уже поздно. «Мы засекли лодку, сбросили пару бомб, зафиксировали попадание и то, как она пошла ко дну», — рассказывал позднее командир американской эскадрильи капитан Джесси Тэйлор. На следующий день нефтяное пятно на поверхности океана показывало место гибели субмарины. Американцы выловили из воды 1350 кг каучука…

    В 1990 году, когда многие документы военных лет были рассекречены, американский исследователь Пол Тайдуэлл отыскал в Вашингтонском архиве документы, относящиеся к судьбе подводной лодки «I-52»: сообщения разведки, выписки из судовых журналов и расшифрованные тексты радиоперехватов. Из документов следовало, что на борту подлодки имелось, среди прочего груза, около двух тонн золота: 146 слитков, упакованных в металлические ящики. Драгоценный металл предназначался для разрабатывавшихся в то время в Германии оптических технологий (потому-то среди пассажиров лодки была и группа японских специалистов-оптиков, командированных в Германию для обмена опытом с немецкими коллегами).

    У Тайдуэлла — профессионального историка и не менее профессионального ныряльщика — уже имелся скромный опыт поиска подводных сокровищ: несколькими годами раньше он нашёл неподалёку от берегов Флориды несколько старинных испанских золотых монет. Заинтересовавшись историей затонувшей субмарины, он на протяжении следующих пяти лет кропотливо работал в архивах разных стран. С помощью американских, японских, немецких данных он сумел в мельчайших подробностях восстановить маршрут подводной лодки «I-52», вплоть до момента её роковой встречи с американским бомбардировщиком. И, тщательно взвесив все «за» и «против», пришёл к выводу: лодку можно найти!

    Надо сказать, что до этого немало весьма квалифицированных экспертов, включая людей из военно-морского ведомства, брались за поиски «I-52», но так ничего и не нашли. Однако расчёты Тайдуэлла выглядели более чем убедительно, и это сломило скепсис потенциальных спонсоров. Энтузиасту удалось собрать около миллиона долларов на организацию экспедиции и заручиться поддержкой нескольких крупных компаний. Неоценимую помощь оказали специалисты фирмы «Меридиан сайенс инк.». Внимательно изучив все добытые Тайдуэллом данные, они скорректировали гипотетический курс подлодки «I-52» и уточнили, где именно может находиться затонувшая субмарина. Расхождение с координатами, которые показали в своё время военные эксперты, оказалось весьма значительным: целых 32 километра!

    Для поисков подводной лодки Тайдуэлл арендовал российское океанографическое судно треста «Южморгеология». В апреле 1995 года экспедиция вышла в море, держа курс на точку, расположенную примерно в 1600 км от островов Зелёного мыса. Район поисков общей площадью в 500 кв. км был условно разбит на квадраты. Судно прочёсывало их один за другим, прощупывая дно сонаром. Имевшееся на борту оборудование позволяло одновременно «захватывать» по тысяче метров по обе стороны от корабля. Но проходил день за днём, а лодка оставалась недосягаемой — всякий раз многообещающее пятно на экране сонара оказывалось всего лишь ещё одной «неровностью рельефа»…

    Подходила к концу пятая неделя экспедиции. Перерасход первоначально запланированной сметы составил к тому моменту 250 000 долларов. Топливо было на исходе. Тайдуэлл уже склонялся к мысли, что с поисками, пожалуй, пора заканчивать. Утром 2 мая он решил, что даст самому себе и всей команде ещё один шанс. И два часа спустя стало очевидно: исследователи достигли своей цели!

    На этот раз ошибки быть не могло — на очередной распечатке данных сонара появились вполне узнаваемые очертания «I-52». Всё ещё не веря собственной удаче, исследователи более детально «прощупали» найденный объект, после чего опустили на глубину 5100 м камеру с дистанционным управлением. Да, это была она — затонувшая полвека назад «I-52», с более чем явными следами точного попадания! При этом она стояла совершенно прямо. «Как будто не на дне морском, а на приколе в доке», — скажет потом Тайдуэлл.

    Эксперты из «Меридиан сайенс» не подвели: лодку обнаружили менее чем в километре от того места, которое они указали. Такая погрешность, по морским меркам — сущий пустяк. Впрочем, как заметил один из специалистов компании Дэвид Уайатт, дело здесь не только в их филигранной работе, но и в невероятном везении. «Лодка села на более-менее ровном участке дна, неподалёку от откоса. Окажись она где-нибудь в другом месте — не исключено, что мы так ничего и не нашли бы».

    Тайдуэлл начал готовиться к подъёму ценного груза. Для выполнения такой сложной операции ему потребовалось заполучить российский корабль «Академик Мстислав Келдыш», который успешно работал на месте гибели «Титаника». 8 ноября судно, оснащённое двумя глубоководными аппаратами «Мир», вышло из Лас-Пальмаса, что на острове Гран-Канария. Оборудование аппаратов не позволяло обследовать лодку изнутри, но Тайдуэлл полагал, что слитки лежат вокруг корпуса, развороченного взрывами.

    2 мая 1995 года «Келдыш» достиг точки, расположенной в 2400 км от побережья Африки, и с его борта спустили на глубину 5100 м оба «Мира». Через четыре часа от начала погружения Тайдуэлл и его помощники разглядели на дне причудливо громоздившиеся металлические обломки и ящики. Носовую часть субмарины разнесло взрывом, позади рубки зияла огромная пробоина, но открытый входной люк не имел видимых повреждений. Корма уцелела и даже не покрылась донными отложениями.

    С помощью роботов-манипуляторов ящики удалось поднять на поверхность. Тайдуэлл вскрывал их в своей каюте, без посторонних глаз, и позже заявил, что во всех ящиках находится опиум. Большинство членов экспедиции не поверили боссу. Люди Тайдуэлла открыто роптали, но работу не бросили и добросовестно обшарили большой участок дна вокруг лодки. Однако вместо золота всякий раз поднимали олово.

    Каждое погружение «Мира» обходилось инвесторам в 25 тыс. долларов, и они начали терять терпение. Наконец команда Тайдуэлла добралась до металлических слитков под днищем лодки. Они высыпались из грузового отсека, устроенного с внешней стороны корпуса ради экономии места внутри лодки. Под водой эти аккуратные брусочки выглядели многообещающе. Но на поверку оказалось, что и это олово…

    Проникнуть внутрь корпуса оказалось невозможным. В итоге экспедиция закончилась провалом и принесла её участникам одни долги. Но Тайдуэлл уверен, что две тонны золота по-прежнему ждут искателей приключений в одном из грузовых отсеков «I-52»…

    …И КЛАДЫ СОВСЕМ ФАНТАСТИЧЕСКИЕ

    Легенда о стране Эльдорадо

    Туземцы сотнями сходились на берега глубокого чёрного озера, лежавшего на высоте 2700 метров над уровнем моря, в жерле потухшего вулкана. Вскоре началась торжественная церемония, и индейцы притихли, наблюдая, как жрецы снимают с правителя одежды, обмазывают его обнажённое тело глиной и осыпают золотым песком. Спустя несколько минут правитель превратился в Эльдорадо — Золотого человека, и его подвели к бальсовому плоту, на котором уже ждали четыре вождя. Нагруженный подношениями в виде золотых изделий и изумрудов, плот медленно скользнул к середине озера. Громкая музыка и пение стихли. Вожди опустили подношения в воды озера, и следом с плота спрыгнул правитель. Когда он снова показался на поверхности, золотого кокона на его теле уже не было. Со склонов гор опять грянула музыка…

    Хуан Родригес — испанец, столь ярко описавший эту сцену, не был её очевидцем. В 1636 году, когда он создавал свою хронику, обряд Золотого человека уже отошёл в прошлое, да и неизвестно, отправляли ли его вообще когда-нибудь. За сто лет до описываемых событий испанские конкистадоры в поисках легендарных индейских сокровищ вторглись на взгорья современной Колумбии…

    Относительная лёгкость, с которой Эрнан Кортес покорил в 1521 году империю ацтеков в Мексике, а Франсиско Писарро 12 лет спустя поставил на колени инков, возбудила аппетиты других искателей приключений. В 1536 году около девяти сотен конкистадоров в сопровождении туземных носильщиков выступили из поседения Санта-Марта, расположенного на северо-восточном побережье Колумбии. Экспедиция должна была пройти вверх по течению реки Магдалена, добраться до её истоков, попытаться отыскать новый путь через Анды в Перу и, если повезёт, открыть ещё одну туземную империю, которую можно было бы подвергнуть грабежу. Предводителем этого похода стал суровый и набожный помощник губернатора провинции, тридцатишестилетний стряпчий из Гранады Гонсало Хименес де Кесада.

    Одиннадцать месяцев он и его люди терпели неимоверные лишения, прорубая себе путь сквозь непроходимые заросли, преодолевая топи, бредя по пояс в воде по местности, кишевшей ядовитыми змеями, аллигаторами и ягуарами. Туземцы, прячась в зарослях, осыпали их дождём отравленных стрел. Испанцы голодали, страдали от лихорадки, умирали один за другим… Наконец, Хименес де Кесада принял решение повернуть назад.

    Неожиданно его отряд — в нём оставалось менее двух сотен человек — оказался на плато Кундинамарка. Перед ошеломлёнными испанцами лежали ухоженные кукурузные и картофельные поля и аккуратные хижины богатых, судя по всему, деревень. Доносился мелодичный перезвон колеблемых ветром тонких золотых пластин, висевших над дверьми. Конкистадорам, по их собственному признанию, ещё никогда не доводилось слышать столь сладостной музыки. После долгих мытарств они, наконец, достигли заветной цели!

    Это была земля индейцев чибча. Испугавшись чужаков, и в особенности их лошадей, которые в Новом Свете были неизвестны, многие туземцы предпочли уклониться от знакомства с пришельцами и покинули свои селения. Но оставшиеся приветствовали европейцев как сошедших с неба богов. Они предложили им пищу, женщин, а главное — столь желанное конкистадорами золото. Этот металл не считался у чибча какой-то особой ценностью. Они выменивали его у соседних племён на изумруды и соль, которых в здешних местах было вдоволь. О стоимости золота туземцы не имели ни малейшего понятия, но ценили его за блеск и плавкость, позволявшую индейским мастерам делать тонкие украшения, утварь и культовые предметы.

    Дружеские дары не удовлетворили алчность конкистадоров. Дубинки и копья чибча не могли сдержать захватчиков, вооружённых изрыгающими пламень орудиями, и спустя несколько месяцев Хименес де Кесада подчинил себе весь здешний край, потеряв при этом всего одного солдата. Но испанцам не сразу удалось узнать, откуда чибча получают золото. Прошло немало времени, прежде чем один старый индеец поведал им тайну Эльдорадо, Золотого человека. Чтобы добыть несметные сокровища, говорил он, надо идти на восток, к горным твердыням, за которыми притаилось озеро Гуатавита. Именно там один из вождей ежегодно передаёт богам подношения индейцев, опуская в воды озера золото и изумруды, а потом, покрыв своё тело золотым песком, ныряет в озеро сам, чтобы присовокупить свой дар к пожертвованиям соплеменников…

    Правда? Легенда? Уловка, призванная отвлечь захватчиков от разграбления родной страны? Как бы то ни было, эта история произвела на европейцев огромное впечатление. Эльдорадо вошёл в историю конкисты и вскоре превратился из Золотого человека в страну Эльдорадо — предмет вожделения сонма золотоискателей, страну сказочных сокровищ.

    Прежде чем повести своих людей на поиски Эльдорадо, Хименес де Кесада решил вернуться в Санта-Марту и утвердиться на посту губернатора покорённой им страны, которую он назвал Новой Гранадой. Но в феврале 1539 года в горы пришла весть о новой экспедиции, приближавшейся с северо-востока к только что основанной Хименесом столице Новой Гранады — городу Санта-Фе-де-Богота. Её возглавлял немец по имени Николас Федерманн, который действовал по поручению торгового дома «Вельзер» из Аугсбурга. В знак признательности за денежную помощь при выборах императора Священной Римской империи король Испании Карл отдал дому «Вельзер» свою заморскую провинцию Венесуэла. В поисках ещё «свободного» туземного царства Федерманн выступил из прибрежного поселения Коро спустя несколько месяцев после того, как экспедиция Хименеса де Кесада покинула Санта-Марту. Немцу не повезло: два с лишним года он искал проход через горный хребет на плато Кундинамарка, и когда его отряд встретился с Кесадой, он насчитывал лишь 160 измождённых, полумёртвых от голода и почти голых людей.

    Кесада встретил нежданных конкурентов насторожённо, но предложил им еду и одежду, потому что надеялся на их помощь во время вторжения в Эльдорадо. Пока он ломал голову, как лучше использовать немцев, пришла весть о приближении с юго-запада ещё одного отряда, возглавляемого Себастьяном де Бельалькасаром, ближайшим помощником Франсиско Писарро.

    Бельалькасар шёл по пятам остатков армии инков, отступавших на север. По пути он основал город Кито (ныне столица Эквадора). Ему тоже рассказали о баснословных богатствах, спрятанных во внутренних районах страны. Бельалькасар прибыл в Санта-Фе-де-Богота с отрядом хорошо экипированных и вооружённых всадников и примкнул к экспедиции Кесады. По невероятному совпадению, в каждом из трёх отрядов было по 166 человек. Между их предводителями начался спор о преимущественном праве на предстоящие завоевания. Не достигнув соглашения, все трое отправились в Испанию, чтобы изложить свои претензии королю. Экспедиция в Эльдорадо была отложена на неопределённый срок…

    Первым, кто предпринял попытку достать со дна озера Гуатавита лежащие там сокровища, был Эрнан Перес де Кесада, брат завоевателя Новой Гранады. В сухой сезон 1540 года он велел своим людям сделать из тыкв ковши и вычерпать из озера всю воду. За три месяца трудов ему и впрямь удалось понизить уровень воды приблизительно на три с половиной метра и извлечь на свет более трёх тысяч мелких золотых изделий, но добраться до середины озера, где предположительно лежала львиная доля сокровищ, испанцы не сумели.

    Сорок лет спустя была предпринята ещё более дерзкая попытка осушить озеро. Некий купец из Боготы нанял несколько тысяч туземцев, чтобы прорыть отводной канал в толще одного из холмов. Когда работа была сделана, уровень воды понизился на 20 метров. На обнажившемся участке дна был найден изумруд размером с яйцо и множество золотых безделушек, но этой добычи не хватило даже на оплату издержек. Позже один искатель сокровищ тоже попытался прорыть туннель, но был вынужден отказаться от этой затеи, когда свод обвалился и почти все его рабочие погибли.

    Однако легенда об Эльдорадо оказалась живучей и даже привлекла внимание немецкого естествоиспытателя Александра фон Гумбольдта, посетившего Колумбию в составе научной экспедиции в начале XIX века. Хотя его интерес к сокровищам был чисто теоретическим, Гумбольдт подсчитал, что воды озера Гуатавита, возможно, скрывают золото На сумму 300 миллионов долларов. Учёный исходил из предположения, что за сто лет в обряде приношения даров приняли участие 100 тысяч человек, и каждый из них бросил в озеро хотя бы пять золотых предметов.

    Последняя попытка осушить озеро была предпринята в 1912 году, когда британские кладоискатели привезли на его берег громадные насосы. Им удалось откачать почти всю воду, но мягкий ил на дне озера тотчас засасывал всякого, кто отваживался спуститься в котловину. На другой день ил высох и сделался твёрдым, как бетон. Затратив на предприятие 160 тысяч долларов, британцы извлекли из озера золотые украшения на сумму лишь 10 тысяч. А в 1965 году колумбийское правительство объявило озеро Гуатавита национальным историческим заповедником и положило конец всем попыткам добраться до его дна…

    В 1541 году, спустя пять лет после начала похода Бельалькасара, Гонсало Писарро, брат покорителя Перу, покинул Кито и тоже пустился на поиски Эльдорадо. Вскоре к Писарро присоединился другой конкистадор, Франсиско де Орельяна. Когда экспедиция преодолела Анды, спутники расстались. Писарро вернулся в Кито, а Орельяна пошёл на восток, спускаясь по широкой реке, которая привела его в конце концов на побережье Атлантики. По пути он набрёл на туземное племя, женщины которого владели луком и стрелами лучше, чем мужчины. Вспоминая древнегреческую легенду о воительницах-амазонках, Орельяна назвал эту реку Амазонкой.

    По следам Писарро и Орельяны позже не раз отправлялись другие авантюристы, которые расширили зону поиска Эльдорадо до устьев Амазонки и Ориноко. Одним из самых упорных искателей был Антонио де Беррио. Подобно своим предшественникам, он был убеждён, что предмет поисков лежит на дне одного из высокогорных озёр, но гораздо восточнее — в горах Гвианы, куда якобы отступили побеждённые инки и где они основали легендарный город Маноа, улицы которого, по слухам, была вымощены золотыми плитами.

    За 11 лет, с 1584 по 1595 год, Беррио трижды возглавлял экспедиции в Гвиану. Во время третьего похода он добрался до острова Тринидад, где повстречал знаменитого английского авантюриста сэра Уолтера Рэли. Англичанин подпоил Беррио, выведал у него тайну Эльдорадо и, вернувшись на родину, написал восторженный отчёт о царстве Золотого человека. Рэли пылко утверждал, что Эльдорадо куда богаче Перу. Однако его книга не возбудила особого интереса, а собственная попытка Рэли отыскать Эльдорадо завершилась неудачей.

    Более четырёхсот лет легенда о стране Эльдорадо будоражила воображение золотоискателей. Никто из них, разумеется, не отыскал ни озера с золотым дном, ни города с золотыми мостовыми. Максимум, что они находили, — это причудливые золотые украшения индейцев, не отвечавшие европейским понятиям о тонкости вкуса. Поэтому большую часть этих изделий попросту переплавляли, а слитки отправляли в Европу. То немногое, что сохранилось в первозданном виде, сейчас хранится в музеях.

    Сколько ни рыскали европейцы по горам, сельве и прериям Южной Америки, они так и не смогли отыскать таинственную страну Золотого человека. Правда, в результате этих поисков удалось составить подробные карты почти всего континента. Жажда золота помогала искателям сокровищ выносить чудовищные тяготы и лишения, приспосабливаться к суровым погодным условиям, выживать среди недружелюбно настроенных туземцев. Индейцы никак не могли взять в толк — почему белые пришельцы так жаждут заполучить эти блестящие безделушки, предназначенные для украшения домов и святилищ? От холода они не спасают, голод не утоляют, удовольствия не доставляют… Это повергало индейцев в полную растерянность. Зато европейцы слишком хорошо знали цену золоту и оттого с такой лёгкостью поверили в чудесную страну Золотого человека, который если и существовал когда-либо вообще, то сгинул задолго до того, как они принялись разыскивать его…

    Кудеяровы Клады

    …В один из погожих апрельских дней 1881 года в Петербурге, на Литейном проспекте, над дверью ювелирной лавки брякнул колокольчик. Полноватый хозяин лавки, с седой бородкой клинышком, вышел навстречу посетителю. В дверях стоял черноусый плотный человек, явно провинциал, с небольшим свёртком в руках.

    — Что вам угодно? — поинтересовался ювелир.

    — Я слышал, вы покупаете старинные драгоценности, — неуверенно проговорил вошедший.

    — Вы хотите мне что-то предложить?

    — Да… Вот, извольте взглянуть.

    Посетитель положил свёрток на прилавок и развернул его. Ювелир ахнул. На прилавке лежали массивный чеканный золотой ковш старинной работы, украшенный самоцветными камнями, и несколько золотых и серебряных перстней с эмалью, рубинами и бирюзой.

    — Это же очень древние вещи, — полувопросительно-полуутвердительно произнёс ювелир, взглянув на посетителя поверх стёкол пенсне.

    — Да. Это вещи из клада, который нашли на моей земле. Я помещик, из Курской губернии, у меня там небольшая земляная дача, двести десятин с лишком. Говорят, это золото Кудеяра…

    Золото Кудеяра… Воистину, из всех легенд о «зачарованных кладах» это самая большая загадка, неразрешённая до сих пор. Здесь неясно всё. Кто такой Кудеяр? Когда и где он жил? Сколько у него было сокровищ и где они? Где и как окончил он свою разбойную жизнь? Нет ни одного достоверного свидетельства, ни одного достоверного документа, ничего нет. Только легенды и многочисленные, рассеянные от Днепра до Волги, Кудеяровы «городки», овраги, курганы, камни, леса, урочища… И — клады. Клады, полные несметных сокровищ, которые до сих пор таятся где-то на всём пространстве бывшего Дикого поля…

    Жили двенадцать разбойников,
    Жил Кудеяр-атаман.
    Много разбойники пролили
    Крови честных христиан.

    Разбойник Кудеяр принадлежит к одним из самых популярных персонажей фольклора. Легенды о нём записаны во всех южных и центральных губерниях России, от Смоленской до Саратовской:

    «А то ещё был Кудеяр — этот где-где не разбойничал! И в Калуге, и в Туле, и к Рязани, и к Ельцу, и к Воронежу, и к Смоленску — везде побывал, везде свои станы расставлял и много кладов позарыл в землю, да все с проклятиями: страшный колдун был. И какою поганой силой владел: раскинет на берегу речки, озера, так какого ручья, раскинет полушубок или свиту и ляжет спать; одним глазом спит, другим сторожит: нет ли погони где; правый глаз заснул — левый сторожит, а там левый спит, правый сторожит — так вперемену; а как завидит где сыщиков, вскочит на ноги, бросит на воду полушубок, на чём спал, и станет тот полушубок не полушубок, а лодка с вёслами; сядет Кудеяр в ту лодку — поминай как звали… Так и издох своей смертью — никак изловить его не могли, как там ни старались».

    Это только одно из кратких жизнеописаний Кудеяра, бытовавших в народной среде. Какой же реальный исторический персонаж скрывается за этим именем? На этот счёт уже высказано множество гипотез, но, увы, ни одна из них не проливает свет на тайну Кудеяра.

    Когда жил Кудеяр? Здесь мнения в основном совпадают: в середине XVI века. Он был современником Ивана Грозного. Это отчасти подтверждается документами. Так, в 1640 году, в ответ на запрос из Москвы, тульский воевода писал, что ему про Кудеяра «сказывали давно старые люди, лет с 40 назад».

    Большинство историков согласны и с тем, что имя Кудеяр (Худояр) — татарского происхождения. У Карамзина упоминается крымский мурза Кудояр, который в 1509 году очень грубо обошёлся с русским послом Морозовым, назвав его «холопом». С тем же именем известны послы крымский и астраханский. Но, как нередко бывало в древности, от татар это имя могло быть усвоено и русскими.

    Многие легенды прямо называют Кудеяра татарином. По преданиям, записанным в Саратовской и Воронежской губерниях, Кудеяр был татарином, знавшим русский язык, человеком огромного роста. Он был баскаком — ханским сборщиком податей. Разграбив подмосковные селения и с большим богатством возвращаясь в Орду, в Саратовские степи, Кудеяр по дороге решил скрыть от хана взятую дань и поселился в Воронежских землях, где стал промышлять разбоем. Здесь он женился на русской девушке — редкой красавице, которую увёз силой.

    В Рязанской и некоторых местностях Воронежской губернии рассказывали, что Кудеяр — опальный опричник, который отбивал скот у местных жителей, грабил и убивал московских купцов. А в Севском уезде Орловской губернии Кудеяра вообще считали не человеком, а нечистым духом-«кладовиком», который стережёт заговорённые клады.

    В исторических документах, относящихся к временам Ивана Грозного, упоминается сын боярский белевец Кудеяр Тишенков, изменник, перебежавший к крымскому хану и помогавший ему овладеть в 1571 году Москвой. Затем Кудеяр Тишенков ушёл с татарами в Крым. Беседуя с крымским послом два года спустя, Иван Грозный сетовал на то, что хану удалось взять Москву с помощью бояр-изменников и «разбойника Кудеяра Тишенкова», который навёл татар на Москву. Однако ничто не свидетельствует о том, что Кудеяр Тишенков и является тем самым легендарным разбойником Кудеяром.

    Весьма популярна увлекательная гипотеза о том, что Кудеяр — не кто иной, как старший брат Ивана Грозного, претендент на русский престол. Основанием для подобных утверждений послужили следующие исторические события.

    Первая жена великого князя Василия Ивановича, отца Ивана Грозного, Соломония Сабурова была бездетна. После долгих ухищрений стало ясно, что наследников у князя не будет. Тогда Соломония Сабурова, в нарушение всех церковных канонов, была насильно пострижена в монастырь, а князь вторично женился — на Елене Глинской, которая родила ему двух сыновей — Ивана и Георгия (Юрий). Меж тем у монахини Соломонии Сабуровой, заточённой в монастыре… тоже родился сын! Новорождённый вскоре же умер и был погребён в Суздальском Покровском монастыре. Однако раскопки его могилы в 1934 году показали, что похоронена была кукла в одежде мальчика. Существует предположение, что ребёнка скрыли, опасаясь убийц, подсылаемых второй женой — Еленой Глинской, и тайно переправили к крымскому хану. Там он вырос и под татарским именем Кудеяр явился на Русь как претендент на престол. Не добившись успеха, Кудеяр занялся разбоем.

    Как можно заметить, почти все перечисленные гипотезы связывают Кудеяра с Крымским ханством. А места, где, по преданиям, разбойничал Кудеяр, несмотря на свою географическую разбросанность, объединены одним общим свойством: здесь проходили древние торговые и посольские пути из Крыма в Московскую Русь. На этих дорогах разбойники выслеживали богатую добычу, а затем прятали её в потайных местах, около своих станов и городищ.

    Кудеяровых городков, где, по преданию, зарыты разбойничьи клады, известно в Южной России около сотни. Особенно много таких «городков» находилось в пределах Воронежской губернии — уездах Воронежском, Задонском, Землянском, Бобровском, Коротоякском и Павловском. Так, в Шиповом лесу у села Ливенки в Павловском уезде находились остатки «логова» Кудеяра, включавшего дом, кладовые и конюшни. С этим местом связано множество легенд о разбойных дедах страшного атамана. Укромное место под названием Кудеяров лог указывали в Задонском уезде, в 6 верстах от села Белоколодского, по дороге на Липецк. Этот глубокий овраг окружён крутыми, почти отвесными стенами, что делало его надёжным убежищем. Рядом находится лощина, называемая «Мертвушкой», — по преданию, здесь Кудеяр казнил взятых в плен купцов.

    Явно сделанное человеческими руками насыпное городище под названием «Кудеяров притон» было известно в Бобровском уезде. Городище в виде большого четырёхугольника, окопанного валами и рвом, со всех сторон окружено болотами и кустарником. По преданию, здесь находилась первая ставка Кудеяра.

    В Липецкой области, на Дону, напротив села Долгого, возвышается гора, именуемая Чёрным Яром или Городком. На ней лежит очень большой камень синеватого цвета. По преданию, здесь находилась Кудеярова крепость. Лежащий на горе камень считали заколдованной, окаменевшей лошадью Кудеяра, получившей синеватый цвет оттого, что она была опалена огнём. Рассказывают, что Кудеяр вместе со своими соратниками Волдырём и разбойницей Анной, укрываясь в донских лесах, грабил караваны купцов, шедших по вниз по Дону. Донские казаки, заинтересованные в безопасности торгового пути, ополчились против Кудеяра. Сначала они разгромили ставки Волдыря и Анны, затем добрались до пристанища Кудеяра. Долго осаждали они крепость Кудеяра, затем догадались обложить её хворостом и зажечь со всех сторон. Тогда Кудеяр зарыл все свои сокровища в землю, поставил над ними свою любимую лошадь, обратив её в камень, чтобы она не сгорела, а сам бежал в лес. Но казаки погнались за ним, хитростью взяли в плен, сковали и бросили с Чёрного Яра в Дон.

    Неподалёку, в бывшем Пронском уезде, близ сёл Чулково и Абакумово, находится урочище Каменные Крестцы. По преданию, здесь находилась одна из главных ставок Кудеяра. Рассказывают, что в XVIII веке здесь нашли камень с именем Кудеяра.

    На реке Неруч, в Орловской губернии, в трёх верстах от села Затишье, есть две «ямы Кудеяра» — по три сажени глубиной, соединённые подземным ходом с рекой Неруч. Здесь, по преданию, скрывался Кудеяр. Множество кладов Кудеяра связано с Брянскими лесами и вообще со всей лесной частью бывшей Орловской губернии.

    В Тульской и Калужской губерниях рассказывали о кладах Кудеяра, зарытых в различных «колодцах», «верхах», «ярах», а кое-где сохранялись и «кладовые записи» на Кудеяровы клады. Одной из таких записей в конце XIX века владел монах Оптиной пустыни, после смерти которого рукопись попала в монастырскую библиотеку. В ней содержались обширные сведения о кладах, зарытых Кудеяром в окрестностях Козельска и Лихвина (ныне Чекалин).

    В качестве одного из мест, где положены клады Кудеяра, рукопись называла Чёртово городище или Шутову гору — таинственное лесное урочище в 18 верстах от монастыря Оптина пустынь, неподалёку от старинной дороги из Козельска в Лихвин, на которой так удобно было грабить проезжающих купцов…

    …На заросшем лесом высоком бугре, господствующем над окружающей местностью, почти на самой его вершине тремя отвесными стенами поднимается из земли громадная глыба сероватого песчаника, изборождённая многочисленными трещинами и поросшая мхом. Из-за этих чётких граней городище иногда называли ещё «Гранный Холм». Четвёртая сторона городища, полуразрушенная временем и заросшая травой, почти сровнялась с площадкой на вершине бугра, образуя «двор» Чёртова городища. По преданию, здесь находился «замок» Кудеяра, построенный для него нечистой силой. Будто бы за одну ночь бесы соорудили на площадке городища двухэтажный каменный дом, ворота, выкопали пруд… Однако постройку закончить до рассвета не успели — прокричал петух, и нечистая сила разбежалась, бросив постройку неоконченной. И, по рассказам свидетелей, ещё долгое время спустя, вплоть до начала 1800-х годов, на городище можно было видеть недостроенное здание — «памятник бесовской архитектуры», которое затем начало быстро разрушаться.

    Следы выкопанного «бесами» пруда указывали ещё в 1880-х годах, а многочисленные каменные обломки, разбросанные вокруг городища, свидетельствуют как будто о каких-то постройках, некогда бывших здесь. А на одном из камней, лежавших у подножия городища, ещё сто лет назад явственно был виден след «лапы» нечистого.

    В толще песчаника, из которого сложено городище, скрывается несколько пещер. В главной пещере, называемой «входом в нижний этаж», могло свободно разместиться несколько человек. Из неё два узких лаза уходят в глубь горы…

    Рассказывают, что строившая замок нечистая сила сберегает теперь зарытые на городище и в окрестных оврагах и лесных урочищах клады Кудеяра. А по ночам на городище появляется привидение дочери Кудеяра Любуши, проклятой отцом и навеки заточённой в недрах Чёртова городища. Будто выходит она на гору, садится на камни и плачет, просит: «Тяжко мне! Дайте мне крест!» В прежнее времена монахи Оптиной пустыни дважды устанавливали на городище крест. Неподалёку от городища находится Кудеяров колодезь, в котором укрыты, по преданию, «12 бочек золота».

    Очень интересны свидетельства о Кудеяровом городке на горе Богатырке (Крутце), что в Саратовской губернии. Здесь, в развалинах землянки, в которой, по преданию, жил Кудеяр, были найдены человеческие кости, кинжалы, наконечники пик, бердыши, фрагменты кольчуг, татарские монеты, кольца, перстни и т. д. Подобные находки неизменно будили интерес к легендарным кладам Кудеяра, и охотников найти их было великое множество…

    Особенный интерес вызывало у кладоискателей Кудеярово городище, расположенное в дебрях Усманского леса. Оно окружено высоким валом со следами ворот и окопано широким рвом. Когда-то, в 1840-х годах, одной из крестьянок села Студёнки посчастливилось найти здесь массивный золотой старинный перстень. С той поры каждую весну в Усманский лес регулярно устремлялись полчища кладоискателей со всех окрестных мест, изрывших лес ямами и траншеями. Говорили, что сокровища укрыты на дне находящегося поблизости Чистого озера. Один помещик даже пытался спустить озеро через специально прорытый канал, но дело не пошло. Много было разговоров о будто бы найденном в лесу сундуке, который «ушёл в землю», находили и всякую мелочь — но вот главные сокровища Кудеяра так до сих пор не обнаружены.

    А вот в других местах кладоискателям везло больше. Нельзя сказать, чтобы находки кладов были массовыми, но известны, по крайней мере, четыре случая, когда клады серебряных монет и немногочисленных золотых предметов были найдены именно в «Кудеяровых» урочищах. Принадлежали ли эти клады легендарному разбойнику? Неизвестно. Да и вообще, трудно поверить, что один человек мог «населить собой» огромные пространства степи. Давно уже высказывается мнение, что под именем Кудеяра могло скрываться несколько разных людей — как под именем царевича Дмитрия или Петра III. А может быть, из личного имени какого-нибудь выдающегося русского или татарского разбойника имя «Кудеяр» превратилось в нарицательное имя для всякого предводителя разбойничьей шайки, стало синонимом слова «разбойник». Поэтому так разнятся версии о происхождении, жизни и смерти Кудеяра. Поэтому так много у нас кудеяров — уж в чём, в чём, а в разбойниках на Руси испокон веку недостатка не было. И уже в конце XVIII столетия начали слагаться легенды о том, как «в старые-старые годы в Спасских местах проживали семь братьев-кудеяров»…

    Призрак разинских сокровищ

    «Он много кладов закопал — казну свою хоронил. О тех кладах и посейчас слух идёт, да все те клады заговорены. Немало было охотников взять их, но никто не может похвастаться удачей — не даются разинские клады. То незадачливого кладоискателя отбросит ветром за несколько вёрст, а то покажется клад, да уйдёт глубже в землю, и сколько ни копай — не докопаешься. Сторожат разинские клады черти, а заговорены те клады на головы: на место, где клад зарыт, надо принести двенадцать голов, шесть женских и шесть мужских».

    Так или приблизительно так рассказывали в народе о легендарных кладах Степана Разина. Правду в этих рассказах настолько невозможно отделить от вымысла, что многие исследователи отказывались вообще принимать их всерьёз. Это во многом справедливо, особенно если понимать «клады Разина» как «настоящие» золото и серебро. Но легенды о кладах Разина прежде всего подчёркивают, что Разин был «колдун», «еретик», могучий чародей. А, как мы помним, в фольклоре клад — это не просто деньги или ценности, но и магическая «сила». Вот и верили в народе, что Стенька прятал свою «силу» в виде зачарованных кладов. Это подтверждает и бытующее в народных преданиях убеждение, что Стенька клал свои клады не с тем, чтобы взять их обратно, а потому, что некому было их передать на сбережение — не было достойного человека. Если такой человек найдётся, то ему и достанутся сокровища Разина. А от недостойных людей разинские клады заговорены крепкими заклятьями.

    Есть поверье, что по ночам Разин стережёт свои клады, являясь скачущим на белом коне или плывущим по Волге в ладье с шёлковыми парусами.

    Стенька Разин еретик,
    Днём в могиле лежит,
    Ночью телеса наводятся —
    По свету ходит,
    Поклажи свои сторожит.

    Самый большой клад Разина, по преданию, укрыт близ села Шатрашаны Буинского уезда Симбирской губернии. Этот клад — «всем кладам отец». Говорили, что на эти сокровища можно купить всю Симбирскую губернию. Около села за рекой тянется земляной вал, в этом валу вырыта пещера — «выход», частично обвалившаяся. В глубине пещеры, за железной дверью, хранится сорок пудов золота и множество сундуков с жемчугами. Здесь также стоит икона Божьей Матери, а перед ней горит неугасимая лампада. Кто отыщет список этой иконы, тот отроет и клад, а кто станет рыть клад без этой иконы, тот тотчас же и уснёт. При рытье ударит двенадцать громов, явится всякое войско, и конное, и пешее, и будут всякие привидения, только бояться этого не надо. Этот зачарованный клад неоднократно пытались добыть с помощью знахарей-«ворожцов».

    А в четырёх верстах от села Труслейки, говорят, Разин в подземном срубе спрятал клад в 104 миллиона рублей золотом. Там находится жестяная таблица, прибитая к матице из чёрного дуба. В выходе стоит стол, на столе лежит Евангельская книга, тут же стоит и блюдо, а на блюде лежит Камень-самосвет, весом в полтора фунта, и Камень невидимый. В углу выхода поставлены сорок два ружья, вокруг них — медная шпоночка, блестящая, как золото. В выходе же стоит часовня, а в ней находится Крест Животворящий да Арсидима Божья Матерь и Никола Милостивый. Перед их иконами горит большая неугасимая свеча. В кладу положено двойное золото, серебро — все крестовики, жемчуг и медные деньги, все с конями. Около клада стоит пристав-чёрт и никому не даёт денег. Кто возьмёт этот клад, тому построить собор-церковь и поставить в ней Животворящий Крест, находящийся в часовне, а икону Арсидимы Божьей Матери отнести в Соловецкий монастырь. Камень же самосвет и Камень Невидимый отослать к царю. Невидимый камень нужно носить на груди, а в карман не класть. От Невидимого камня много пользы: если царь обойдёт с ним всю Россию, то она сделается невидимой для неприятеля. Есть поверье, что если кто начинает копать этот клад, то из-под земли слышит слабый женский голос: «Не усиляйся, раб Божий, своей силой поднять казну! Найди разрыв-траву и выручи Божью Матерь из неволи, и тогда всему твоему роду и породью будет царствие небесное».

    А около села Стемаса под Алатырем, в крутом овраге, зарыл Стенька двенадцать бочек золота. Стерегут его двенадцать чертей с ружьями, а чтобы взять этот клад, надо из рук этих чертей принять и выпить «ведро соплей с харкотиной»…

    А в горе близ Сенгилея, под названием Шиловская шишка, устроил Стенька, как рассказывают, подвал, а в нём на цепях четыре бочки золота, сторожит их большой медведь…

    И таких рассказов бытовало по всему Поволжью, от Астрахани до Жигулей, десятки, а может быть, и сотни. Рассказывали и про затопленную лодку с серебром; про сундук, что полон драгоценного платья, а сверху, как жар, горит икона, а заклята та поклажа на 300 лет; про 12 нош (ноша — мера веса, которую способен зараз унести на себе бурлак или крючник) серебра в чугуне, зарыт в горе, покрыт железным листом. Рассказывали и про две бочки серебра, зарытых у села Промзино Городище в Алатырском уезде — один мужичок взялся их отыскать, копал-копал, и дошёл уже до каменной плиты, которая те бочки покрывала, да тут вдруг видит — идёт прямо на него войско с ружьями, солдаты в него целятся… Побросал все лопаты-скребки кладоискатель, да бежать! Утром вернулся на то место, смотрит — нет ни скребка, ни лопаты. А вот если бы не струсил, то клад бы ему достался.

    Стенькино колдовство пытались преодолевать и с помощью «ворожцов»-знахарей. К примеру, в селе Кувай под Алатырем Разин, по легенде, оставил в одном из курганов большой клад. И вот в 1840-х годах появился в селе некий человек, пришёл он, как сам говорил, из степей, от «Каспинского» моря. У этого человека были старинные письма от «товарищей Стеньки Разина», и в этих письмах говорилось, что в Кувае, в урочище Городок, сокрыт клад: «Под этим курганом зарыто множество золота и серебра; одних наших братских денег положено в кладу до 10 тысяч золотых, а атамановой казны и не перечесть, над этим кладом висит на золотой цепи икона Богородицы в золотой ризе». Немедленно из кувайских мужиков составилось товарищество желающих искать сокровища, а для преодоления разинских чар был вызван ворожец из города Корсуня — большой мастер, «у которого все клады были наперечёт». Знахарь, прибыв в село, принялся гадать: пошептал над водой, посмотрел на дно чашки и сказал: «Весь Кувай стоит на кладах!» Ворожца повели на место предполагаемого клада. «Третьим глазом» он зорко таращился по сторонам и то и дело вскрикивал.

    — Смотри-ка, смотри-ка — денег-то, денег тьма какая! Весь Кувай в огнях — как жар горит! Это золото и серебро в кладах горит!

    Но мужики, сколько ни пялили глаза — ничего не видели. Пришли на место, стали копать. На глубине трёх сажен наткнулись на крышку медного котла. Ворожец кинулся в яму и котёл тащит, а мужики заспорили — как клад делить. Клад меж тем стал в землю уходить — никакое колдовство не помогает! Так и ушёл. Ворожец из ямы вылез, ругается:

    — Что ж вы, — говорит, — не добыв клада, делить его вздумали? А теперь он наружу выйдет лет через пять или через десять.

    В преданиях клады Разина имеют три общих черты: они непременно заговорены (ведь Разин, говорят, сильным колдуном был!), укрыты с применением сложных подземных инженерных сооружений (каменные подвалы с железными дверями, многокомнатные подземелья и т. п.) и содержат просто-таки баснословные сокровища. Дыма без огня не бывает, но здесь и то, и другое, и третье вызывает явные сомнения и заставляет критически отнестись к самому факту существования разинских кладов.

    Но в основе этих легенд лежит один исторический факт. История разинских кладов начинается от Фрола Разина, Степанова брата.

    Во время казни мятежников, когда потащили их на плаху, перепуганный до жалости к себе Фрол крикнул: «Государево слово и дело за мной!» Степан успел рявкнуть: «Молчи, собака!» Но тут палач отсёк ему голову. А Фрола снова поволокли на допрос. Он под пыткой показал, что «были у моего брата воровские письма, присланные откуда ни на есть, и эти всякие бумаги он зарыл в землю… собрал их в денежный кувшин, засмолил и зарыл в землю на острове на Дону, на урочище Прорва под вербою, а эта верба посередине крива, а около ней густые вербы; а около острова будет версты две или три». Кроме того, рассказал Фрол, брат его «награбил зело много добра всякого», а после разгрома восстания увёз с собой на Кагальник «сундук с рухлядью». В числе этой «рухляди» был некий «костяной город, образцом сделан будто Цареград».

    Фрола повезли со стрельцами на Дон. Пять лет он искал там клады, водил стрельцов по разным урочищам, утверждая, что не может найти приметный большой камень, пещеру или дерево. Надоело это властям, привезли его обратно в Москву и голову ссекли. Правда, есть свидетельства, что Фрола приговорили к вечному заточению.

    С тех пор клады Разина пытаются найти на протяжении трёхсот лет. В центре внимания кладоискателей прежде всего находились многочисленные урочища на Дону и Волге, связанные с именем Разина. Одним из таких мест считалось городище Увек в 12 верстах от Саратова. Некогда здесь располагался золотоордынский город. Один из заросших лесом оврагов вблизи Увека называют «Стенькиным оврагом», в котором находилась «Стенькина пещера». Пещера эта обвалилась ещё в середине XIX столетия. Из неё шёл подземный ход на вершину горы, откуда открывался вид на Волгу и Саратов. Было видно на 12 вёрст вокруг. В 1860-е годы овраг и остатки пещеры осматривал историк В. Крестовский. Он обнаружил остатки кирпичной облицовки стен пещеры, золотоордынские монеты, предметы периода Золотой Орды.

    А сколько гуляло по рукам «кладовых записей» на разинские клады! В конце 1893 года масштабные поиски кладов Разина в Лукояновском уезде Нижегородской губернии вёл некто Ящеров. Он основывался на попавшей в его руки фантастической «кладовой записи». Против потуг Ящерова с аргументированной критикой выступили члены Нижегородской учёной архивной комиссии, однако авантюристу удалось получить разрешение на раскопки от Императорской Археологической комиссии. Пока суд да дело, настала зима и поиски были отложены. В ожидании раскопок, как водится, история стала раздуваться прессой — сенсация, однако! Кладоискатель меж тем не спешил приняться за дело и, погревшись немного в лучах славы, исчез в неизвестном направлении…

    Старинные клады Словакии

    Почти каждый средневековый замок неизменно окутан легендами, немалую долю которые занимают легенды о кладах. Не стали исключением и старинные замки Словакии.

    На юго-западе Словакии, у самой её границы с Австрией и Венгрией, лежит лесистый горный массив Малые Карпаты. Здесь на одной из горных вершин находятся живописные развалины замка Острый Камень. Когда-то ой вместе с соседними замками — Смоленице и Корлатка — обеспечивал безопасность торговых путей через Карпаты в Моравию. До наших дней сохранились предания о семи дубовых сундуках, наполненных золотыми дукатами и укрытых в подземельях замка. На протяжении веков многие пытались отыскать эти сокровища, но, согласно той же легенде, на клад было наложено заклятие, и все, кто начинал поиски, заболевали и быстро умирали. А кроме того, та часть подземелья, где находятся сундуки с золотом, ещё в давние времена обрушилась, обломки засыпали клад, и он стал ещё более недоступным. Но наверняка найдутся настойчивые, энергичные и изобретательные люди, которые сумеют пробиться сквозь руины обрушившихся сводов подземелья и против которых окажется бессильным древнее заклятие. Вот они-то и доберутся до сокровищ Острого Камня. Если, конечно, эти сокровища действительно существуют…

    Замок Корлатка, согласно древним хроникам, с 1041 года принадлежал знатному роду Абовцев. Потом некоторое время замком владел орден немецких рыцарей, которому венгерский король Матьяш Корвин в 1485 году продал его за 6000 золотых талеров. Ныне от замка остались лишь живописные руины, под которыми, как гласит молва, находится подземный коридор, оканчивающийся глубоким колодцем, заполненным несметными сокровищами. Но добыть их сможет лишь тот, кто в ночь праздника Ивана Купалы отыщет цветок папоротника.

    Неподалёку от города Ружомберока на вершине крутой горы массива Малый Хоч когда-то гордо возвышался величественный замок Ликава. По преданию, его построили на рубеже XII–XIII веков тамплиеры (храмовники), члены духовно-рыцарского ордена Храма Соломона. Первое письменное упоминание о Ликаве относится к 1312 году. Сейчас и от этого замка остались одни развалины. Среди местных жителей ходит легенда, согласно которой в тёмные, безлунные ночи здесь появляется призрак в длинном чёрном плаще с надвинутым на лоб капюшоном. В руках он держит кирку и лопату. Многие связывают это явление с преданием о том, что во время очередной междоусобицы владелец замка вместе со своим верным слугой закопал под одной из башен все фамильные драгоценности. После этого он убил слугу, окропив тайник его кровью — в качестве заклятия, охраняющего клад от любых посягательств…

    В отличие от предыдущих замок, стоящий на берегу реки Ваг и возвышающийся над городом Тренчин, хорошо сохранился. В конце XIII века он принадлежал одному из самых могущественных венгерских вельмож тех времён, Мате Чаку, ставшему в 1296 году палатином (наместником князя) и постепенно скопившему огромное состояние. С тех далёких времён сохранилась легенда, что в одном из подземелий Тренчинского замка покоится тело Мате Чака вместе с его неисчислимыми сокровищами. Известно, что эту гробницу-сокровищницу вырубали в монолитной скале в течение четырёх лет, а каменные глыбы, извлечённые при этом из недр горы, использовали для постройки новой башни замка. Хоронили своего сеньора верные рыцари-вассалы, и среди них — кастелян (комендант) замка, капитан Ладислав Омодеевский. Спустя годы он, уже перед смертью, рассказал, что проникнуть в подземелье, где погребён владелец замка вместе со своими сокровищами, практически невозможно. Тщательно замаскированный вход ведёт в наклонный тоннель, уходящий в глубь скалы. В конце тоннеля на глухой стене нарисована фреска, изображающая сцену возвращения Святого семейства с младенцем Иисусом из Египта. Если нажать на глаза Иисуса, открывается вход в подземную залу, где стоят большие медные котлы и железные бочки, заполненные золотыми монетами, отчеканенными во времена королей Андрея III и Отокара Пшемысла. Именно такими монетами Мате Чак выплачивал жалование королевским солдатам, составлявшим гарнизоны в его городах и замках.

    Немало легенд ходит о замке Пустый Град. Согласно одной из них, в этом замке были укрыты колоссальные сокровища, которые до сих пор стережёт таинственный монах. Чтобы нагонять страх на людей, он может принимать различные обличия. Очередная фантазия? Однако достоверно известно, что 10 августа 1899 года основателя Словацкого общества музеев Андрея Кмета привели к человеку, который за много лет до этого во время вспашки поля поблизости от Пустего Града выкопал из земли глиняную чашу, похожую на литургический церковный сосуд. В момент встречи с Кметом это был уже беспомощный, тяжело больной старик, с трудом отвечавший на вопросы. Из ею отрывочных фраз следовало, что он знал человека, который однажды в руинах замка отыскал проход, ведущий в подвалы, сумел проникнуть в помещение, загороженное решёткой, и увидел там много ценных предметов. Но когда этот человек доставал из сундука серебряную чашу прекрасной работы, перед ним внезапно возник таинственный «красный монах», перепугавший его до смерти.

    Другой музейный работник, Петер Петр, в мае 1926 года услышал рассказ о том, как за сто лет до этого некая крестьянка из деревни Репиште пошла за весенними грибами на гору, на вершине которой находились развалины Пустего Града. Там, примерно в 50 метрах от остатков оборонительной стены, она увидела вход, ведущий в подземелья замка. Дело было как раз в Страстную Пятницу, накануне Пасхи, когда, согласно поверьям, все злые силы, стерегущие клады, теряют свою власть над ними. Словом, крестьянка проникла в подвал с сокровищами и набрала их столько, сколько смогла унести. Когда она вышла наружу, то увидела рядом с собой неизвестно откуда взявшуюся собачонку, которая, не отставая, побежала за ней следом. Крестьянка благополучно дошла до своего дома с неожиданно попавшим к ней в руки богатством. Но, едва переступив порог, она замертво рухнула на пол…

    Словакия — это преимущественно горная страна с извилистыми дорогами и тропами, тянущимися по краям пропастей и огибающими отвесные скалы, с узкими ущельями и крутыми перевалами, с многочисленными пещерами. В Средние века здесь процветал разбойный промысел. А где разбойники, там и клады. До наших дней дошло огромное количество сведений о подобных кладах, укрытых в разных частях страны.

    Одним из самых знаменитых разбойников легенды называют Яноша, или Яносика. Кладов, разумеется, он зарыл больше всех: большой ларец с драгоценностями в пещере на перевале Лаховы Лаз неподалёку от Зволина, сундук, полный золотых и серебряных монет в глубоком колодце на окраине Прешова… В пещере на горе Олтарно, что в 15 километрах от Кленовца, Яношек во главе своей ватаги сразился с жившими там вурдалаками, а после победы завладел их огромными сокровищами, которые лежат там в надёжном тайнике до сих пор. Этот клад можно отыскать только один раз в году — в Страстную Пятницу, но как только нашедший пытается его взять, с вершины горы начинают сыпаться камни, а в самой пещере поднимается настоящая вьюга…

    Нечистая сила зорко сторожит заклятые клады. Рассказывают, что в первой половине XIX века в Братиславу из саксонского города Мариенбурга переехал некий Хельвиг, который привёз с собой старинное руководство по поискам кладов и обезвреживанию злых сил, охраняющих эти клады. Вскоре он женился и стал жить вместе с женой у её родителей на улице Шендорфской. Хельвиг работал столяром в расположенной при доме мастерской, а всё свободное время посвящал подготовке к поискам сокровищ, которые, согласно имевшимся у него точным сведениям, были закопаны у перекрёстка дорог за городком Червоный Кжиж. Так прошло почти 15 лет. Когда подготовка была наконец завершена, Хельвиг послал на поиски клада своего помощника Габеняра, но тот вернулся ни с чем. После этого Хельвиг решил, что отправится на поиски вместе со своим сыном, и пригласил в напарники Яна Хамелика, который жил неподалёку, на улице Высокой.

    13 марта 1837 года Хельвиг, его 14-летний сын Ондрей и Ян Хамелик двинулись в путь. Своим родным они сказали, что идут работать в одну из соседних деревень. Они легко нашли нужный перекрёсток, к которому с одной стороны выходил сад на участке, принадлежащем местному судье Шаритцеру, а с другой примыкала общая могила людей, умерших в прошлые времена от моровой язвы. По всем признакам, клад находился именно в ней! Трое суток неутомимые кладоискатели раскапывали могилу, и чем дольше они копали, тем меньше оставалось у них надежд на успех. В итоге неудача обернулась трагедией: около полудня 17 марта начальнику братиславской гражданской гвардии, капитану Криштофу Пауэру, передали сообщение судьи Шаритцера о том, что в погребе, находящемся в его саду, были обнаружены три трупа.

    Капитан в сопровождении двух офицеров сразу выехал на место происшествия. В погребе стоял сильный запах дыма и гари, а на полу, рядом с остатками костра, лежали обгоревшие тела трёх мужчин, а вокруг валялись странные предметы: книги с текстами заклинаний против злых духов, свечи, пучок сухой травы, несколько кусков мела, измерительная рулетка немецкого производства, медные пластинки с загадочными иероглифами, металлическое распятие. Трупы опознали в морге городской больницы на основе найденных рядом с ними упомянутых предметов. На титульном листе одной из книг было написано имя владельца — Хельвиг… В протоколе, подписанном тремя врачами, указано, что смерть людей наступила вследствие отравления угарным газом. Кроме того, в момент смерти все трое находились в состоянии алкогольного опьянения, что, по-видимому, и послужило главной причиной трагедии.

    Наследство Гетмана Полуботка

    В конце 1907 года профессор А. И. Рубец разослал по всей России письма однотипного содержания, в которых извещал своих адресатов, что потомки бывшего гетмана Украины Павла Леонтьевича Полуботка приглашаются к 15 января 1908 года в город Стародуб Черниговского уезда на конференцию, которая должна, во-первых, уточнить списочный состав и генеалогическую связь всех ныне живущий потомков гетмана, могущих претендовать на его наследство, и, во-вторых, выработать организационные меры по истребованию этого наследства из Великобритании. Участников съезда просили захватить с собой по 50 рублей для покрытия организационных расходов…

    Известный музыковед, композитор, профессор Петербургской консерватории Александр Иванович Рубец, собиратель украинского музыкального фольклора, друг Чайковского, Римского-Корсакова, Стасова, Репина, Поленова и вообще многих знаменитых деятелей русского и украинского искусства конца XIX века, в течение более чем сорока лет был одержим идеей изъять из Английского банка фантастическую сумму наследства гетмана Полуботка. Рубец заразил этим намерением многих видных людей своего времени, потомков гетмана, среди которых были представители знатных дворянских родов: князья Кочубеи, граф Капнист, граф Ф. И. Сологуб, дворянское семейство Немировичей — родня писателя Василия Ивановича и реформатора театра Владимира Ивановича Немировича-Данченко и другие. В 1895 году А. И. Рубец ослеп и уехал из Петербурга в своё родовое имение в Стародубе, где открыл и содержал за свой счёт художественные школы: музыкальную и рисовальную.

    Трудно сказать определённо, когда и как возникла эта легенда о сокровищах Полуботка. Первые слухи о них появились в 1827 году, когда газета «Сенатские новости» впервые сделала попытку выявить наследников гетмана Полуботка, поместив об этом объявление на своих страницах. После этого в течение всего XIX века в газетах несколько раз появлялись сообщения и заметки о фантастическом, огромном наследстве гетмана. А. И. Рубец проделал гигантскую работу по выявлению всех имён потомков гетмана и их адресов, а затем проявил и неменьшую энергию по созыву их всех на предстоящую конференцию. В знак уважения к патриарху инициативная группа решила провести её в Стародубе, чтобы избавить старого слепого человека от трудностей поездки в другой город.

    Что же узнали на съезде в Стародубе потомки гетмана Полуботка?

    Как рассказывает легенда, однажды летом 1720 года в Архангельск прибыли откуда-то издалека четыре путешественника — трое молодых богатырей и пожилой дядька-наставник. Они явились в двух возках, запряжённых двумя четвёрками хороших, сытых лошадей. Возки были аккуратные, сами хозяева их были одеты хотя и скромно, но добротно и производили впечатление состоятельных купцов. Так они и представились любопытному трактирщику, заявив, что намерены произвести закупку солёной рыбы. У всех за кушаками были большие пистолеты, казалось бы, не очень нужные мирным купцам. Потом выяснилось, что один из молодых людей — хозяин, двое других — его слуги, а пожилой дядька — приказчик. У всех были длинные казацкие чубы на бритых головах, и, видимо, они явились из Малороссии, как тогда называлась Украина.

    Сразу же по приезде пожилой казак начал какие-то переговоры со шкипером английской шхуны, прибывшей для скупки рыбы и пеньки, которые, видимо, привели к согласию, так как вскоре в одну из ночей английская шхуна ушла в море с казаками на борту. Шкипер видел, что они внесли вместе со своими вещами какой-то небольшой, но, вероятно, тяжёлый бочонок, подвешенный на крепких ремнях: его с трудом несли на этих ремнях двое молодых казаков.

    Через десять дней не вполне спокойного плавания, в течение которых наших степных богатырей изрядно помотало, шхуна причалила к берегам Англии. Шкипер направил её по Темзе прямо в Лондон. Путешественники остались на судне и начали вторую серию переговоров со шкипером. Так как, постоянно наезжая в Архангельск, он научился немного говорить по-русски, они предложили ему взять на себя обязанности переводчика. Казаки не скупились, и шкипер охотно согласился; один из слуг ушёл вместе с ним на берег и вскоре явился с двумя каретами.

    Молодой хозяин и слуга отправились вместе со шкипером в одной из карет в Ост-Индскую компанию. Это ещё более укрепило уверенность шкипера в том, что его пассажиры — богатые купцы. Приказчик со вторым слугой остались на судне оберегать свой груз.

    В Ост-Индской компании молодой казак сообщил, что он, Яков Полуботок, по поручению и от имени своего отца, малороссийского казацкого бунчужного Павла Полуботка (в ту пору он ещё не был гетманом), желал бы сделать вклад в сумме 200 тысяч рублей золотом. Договорённость была достигнута очень быстро.

    Ост-Индская компания была в то время крупнейшим банковским учреждением Великобритании. Развитие колониальной экспансии в Индии требовало много денег, и компания охотно приняла вклад из условия четыре процента в год с нарастанием суммы из года в год за счёт дивидендов. Вклад был положен на неопределённый срок, до истребования его или самим Павлом Полуботком, или лицами, им назначенными, или, в крайнем случае, наследниками указанных лиц. В связи с этим было оговорено, что на вклад не распространяется положение о «конфискациях за давностью».

    Молодой хозяин вернулся на шхуну, и теперь уже две кареты отправились в банк. В первой ехал Яков Полуботок с телохранителем и драгоценным бочонком, во второй — приказчик, шкипер и второй казак. Гости переоделись в богатое казацкое платье и украсили себя дорогим оружием.

    Покончив в один день с деловой процедурой и передав деньги в банк, казаки щедро расплатились со шкипером и предупредили его не распространяться о деле, в котором ему пришлось участвовать, намекнув, что в его интересах лучше молчать: если возникнет ненужная молва, то они будут знать, от кого она исходит, и тогда, уже в Архангельске, со шкипером может приключиться беда. (Вид этих людей был лучшим свидетельством серьёзности их обещания, и поэтому вся история с внесением денег гетмана в Ост-Индский банк дошла до потомков в самом схематическом виде, лишённой ряда весьма важных деталей.)

    Казаки отправились со шкипером обратно в Архангельск. И здесь им пришлось применить много ловкости, чтобы избежать внимания местного воеводы и его приставов. Видимо, это удалось, потому что Пётр I так ничего и не узнал о поездке казаков в Лондон.

    Кто же был Павел Полуботок и почему возникла эта легенда?

    Его отец, полковник Леонтий Артемьевич Полуботок, был человеком большой силы и храбрости — он воевал рядом с прославленным Богданом Хмельницким, командуя Переяславским полком, затем успешно служил при преемнике Хмельницкого — гетмане Самойловиче, был дружен с ним и даже женил своего сына Павла на племяннице Самойловича.

    В 1667 году на Украину вернулся 23-летний Иван Мазепа, «шлифовавшийся» при дворе польского короля. Он довольно быстро стал батуринским полковником. Вскоре Мазепа оклеветал гетмана Самойловича, который был сослан в Сибирь. Став гетманом, Мазепа настроил Петра I против Полуботков, и только благодаря знатности и авторитету их рода Пётр I вынужден был утвердить в 1705 году Павла Полуботка черниговским полковником. Было ему тогда 45 лет. После «полтавской виктории» Полуботок, оказавшись в выгодном положении оклеветанного, выдвинул свою кандидатуру на пост гетмана. Но Пётр предпочёл стародубского полковника Ивана Скоропадского, выразившись о Полуботке так: «Этот уж больно хитёр, он может и Мазепе уравняться». Но всё же назначил Павла Полуботка бунчужным.

    Полуботок стал во главе украинской оппозиции Петру. Понимая, что положение его шатко и в любой момент может появиться необходимость бежать от царской кары, он и переправил в Англию свой золотой запас — 200 тысяч рублей. Дальнейшая история взаимоотношений Петра I и Павла Полуботка кончилась заточением последнего в Петропавловскую крепость, где он и умер в 1724 году.

    По мысли инициаторов Стародубской конференции, за годы с 1720 по 1908-й капитал, отданный в рост из расчёта четыре процента годового дохода, должен был возрасти в… 1062 раза. Таким образом, наследство гетмана Полуботка было исчислено примерно в 213 миллионов рублей! В 1908 году цена на золото равнялась около 90 копеек за грамм. Следовательно, речь шла почти о 240 тоннах золота!

    Вот как описывали газеты конференцию, на которую съехались 350 «наследников».

    «Г. Стародуб. 15 января состоялся грандиозный съезд наследников гетмана Полуботка. С разных концов Государства Российского: из Петербурга, Москвы, Киева, Харькова, Полтавы, Хабаровска, Читы, Уфы, Одессы, Херсона, Донской области, Саратова, Кронштадта и даже из Галиции. „Какая смесь племён, наречий, состояний!“… Стародуб — мирный захудалый уездный городок — в своих летописях не запомнит такого стечения приезжих.

    Проф. А. И. Рубец обратился к собранию с речью, в которой уверял, что вклад гетмана Полуботка в Английском банке действительно есть, что сведения эти получены им от лица, заслуживающего полного доверия. На просьбу назвать это лицо г. Рубец объяснил, что оно служит юрисконсультом в Английском банке, что сначала это лицо было русским подданным, а затем перешло в подданные Английской державы…

    Нашлись ораторы. Одни из них поведали собранию давно известные из газет слухи о том, что по донесениям английских консулов никаких капиталов Полуботка в Лондоне нет, что всемогущий Меншиков, а позднее Потёмкин-Таврический обращались в Английский банк за капиталом Полуботка от имени русского правительства на том будто бы основании, что капиталы эти не личная собственность Полуботка, а суть деньги войсковые, — но они оба получили отказ; другие говорили о том, что в 40-х годах XIX столетия в Россию действительно приезжали английские агенты для разыскания наследников Полуботка… Приезжали к помещикам, где их хорошо угощали, и на том подобные визиты кончались…

    После этого начались дебаты: одни предлагали обратиться непосредственно к Государю Императору; другие — к английским адвокатам… Г-н Пржевальский рекомендовал заключить русским адвокатам сделку с их лондонскими коллегами и таким путём добиться истины — есть ли миллионы Полуботка в Английском банке… Одна наследница начала делить наследство между присутствующими… Из Москвы наехали шулера в надежде поживиться.

    После долгих прений собрание постановило: для обсуждения мер к отысканию наследства, если таковое существует, избрать комиссию из 25 лиц… Можно ожидать, что процесс о фантастическом наследстве, если расследование только приведёт к нему, станет самым значительным событием времени, невиданным по масштабам судебным делом за всю историю гражданского права».

    Но вот отшумела стародубская конференция, гости разъехались по всей стране, и комиссия принялась за работу. Прежде всего надо было установить, не миф ли вся история вклада гетмана Полуботка. Делегация, выбранная для поездки в Англию, должна была выведать основные вехи истории вклада. Чем закончилось это намерение, неизвестно. Впрочем, по другим сведениям, один из членов комиссии, И. Кулябко-Корецкий, пробыв в Англии несколько лет, вернулся в Россию накануне Первой мировой войны с довольно положительной информацией, ставшей известной заинтересованным лицам из числа наследников гетмана. Что же касается официальной информации, то известно, что в начале 1908 года российское консульство в Лондоне по поручению II департамента Министерства иностранных дел внимательно изучило вопрос о «золоте Полуботка». Им были получены сведения о всех невостребованных вкладах в Английском банке за последние 200 лет (Ост-Индская компания, куда были вложены средства Полуботка, закончила своё существование в 1857 году, следовательно, вклад, если он существует, должен находиться у её преемников). Выяснилось, что вся общая сумма таких вкладов значительно меньше предполагаемого «вклада Полуботка». Советская Инюрколлегия в 1958 году через своих английских коллег также пыталась разыскать активы Полуботка в Английском банке и в казначействе Великобритании, но все попытки остались безрезультатными.

    Слухи о легендарном золоте Полуботка вновь всплыли в начале 1990-х годов. Авторы запроса, прозвучавшего в парламенте независимой Украины, уверенно заявляли, что золотой вклад, хранящийся в Лондонском банке, гетман П. Л. Полуботок завещал Украине, когда она обретёт самостоятельность. Они же сделали перерасчёт вклада за 270 лет и пришли к выводу, что Англия должна вернуть Украине 16 миллиардов фунтов стерлингов или такое же примерно количество триллионов долларов! Восторженная пресса тут же подсчитала, что каждый гражданин Украинской Республики на за что ни про что получит по 300 тысяч долларов, что позволит ему жить припеваючи на одни лишь проценты от этой суммы. Тема «сокровищ Полуботка» несколько месяцев не сходила со страниц прессы, по мотивам легенды был снят художественный фильм, а депутаты Верховной Рады требовали от правительства во что бы то ни стало добиться от Великобритании возвращения «национального богатства» (некоторые из инициаторов этой шумихи, в частности поэт Владимир Цибулько, позже признались, что «золото Полуботка» стало для них удачным агитационным ходом). Специальная комиссия выезжала на поиски сокровищ Полуботка в Лондон, но англичане вежливо ответили, что никакого вклада покойного гетмана у них нет. Впрочем, это успокоило далеко не всех: время от времени в Украине вновь звучат утверждения, что вся британская экономика до сих пор живёт исключительно на «грошi Полуботка» (гм… вообще-то два бочонка золота — это плевок по сравнению с тем, что Британия в своё время выкачала из своих колоний), и вдобавок, из-за происков «коварной Москвы», Украина в принципе не может претендовать на золото гетмана, поскольку Советский Союз ещё в 1986 году отказался от всех финансовых претензий к Великобритании… Ничего не поделаешь: миф, как известно, не умирает никогда, а передаётся из уст в уста из поколения в поколение. Главное: создать этот миф…

    Между прочим, народные предания утверждают, что перед тем как отправиться в Санкт-Петербург, гетман Полуботок зарыл своё золото где-то в Украине, в одному ему известных местах. Народная молва указывала несколько таких мест. Говорили, например, что клад Полуботка зарыт в селе Подставках Полтавской губернии, на месте бывшей усадьбы помещика А. А. Савицкого. Может быть, и лежит там этот клад до сих пор, дожидаясь своего часа?

    «Сорок миллиардов» на дне бухты Виго?

    Шёл 1702 год. Уже два года длилась Война за испанское наследство, начавшаяся после смерти Карла II — последнего короля из династии испанских Габсбургов. Французский король Людовик XIV не преминул воспользоваться этим обстоятельством, выдвинув в качестве кандидата на испанский престол своего внука Филиппа Анжуйского. Однако его притязания осложнили и без того напряжённую международную обстановку. Вокруг испанского трона столкнулись интересы двух мощных группировок: с одной стороны стояли Англия и Голландия, с другой — Франция и Испания. Началась война.

    Для содержания армий, сражавшихся по всей Европе, существовал неистощимый источник средств — серебро и золото Нового Света. Главная трудность заключалась лишь в том, что располагался он далеко. Однако каждый год в путь через океан отправлялся «Золотой флот», собиравший ежегодную дань с американских колоний. На море свирепствовали английские пираты, и нагруженным драгоценным металлом галеонам приходилось идти через Атлантику под усиленной охраной военных кораблей.

    В декабре 1701 года французское правительство поручило адмиралу Франсуа Луи Русселе де Шато-Рено сопровождать до Испании 19 галеонов адмирала Мануэля де Веласко. Им предстояло доставить в Европу совершенно фантастическое количество золота и серебра: трёхлетний плод работы перуанских и мексиканских рудников, а также менее ценный груз в виде индиго, кошенили, дерева, пряностей, кож, табака и т. п. Шато-Рено принял под своё командование 23 военных корабля. Обе эскадры соединились в порту Гаваны в августе 1702 года и, не теряя ни минуты, снялись с якорей.

    Уже в пути стало известно, что испанский порт Кадис блокирован англичанами. Шато-Рено и Веласко пришлось срочно менять курс и идти к северному побережью Испании. 22 сентября они вошли в залив Виго — южную часть Галисийской бухты. Этот залив, протянувшийся на 1500 м в длину и на 500 м в ширину, сужаясь, переходит в пролив Ранде, а затем, снова расширяясь, образует бухту Сан-Симон, расположенную против небольшого городка Редондела. Бухта Сан-Симон, защищённая двумя малыми фортами, сооружёнными высоко на скалистых утёсах, может служить надёжным убежищем, но в случае прямой атаки легко превращается в самую настоящую ловушку для флота. Впрочем, у Шато-Рено и Веласко выбора не было. Начинался период осенних штормов, и им во что бы то ни стало требовалась спокойная гавань.

    Здравый смысл подсказывал, что необходимо побыстрее разгрузить корабли и увезти сокровища подальше от побережья. Но этому воспротивились банкиры из Кадиса, которым принадлежала большая часть груза, а кроме того, между французами и испанцами начались трения. Шато-Рено настаивал на том, чтобы соединённая эскадра вышла в море и взяла курс на Брест; но испанцы категорически отказались от этого предложения. Их легко понять: на борту галеонов находилось 3400 тонн золота, и, доверив французам охрану такого несметного количества драгоценного металла, испанцам следовало держать ухо востро. Конечно, Франция — союзница, её лояльность не вызывает сомнений. Но искушение слишком велико, и там, где речь заходит о больших деньгах, слово «честность» часто превращается в пустой звук… Словом, прошло немало дней, прежде чем адмирал Веласко сумел наконец принять твёрдое решение и начать разгрузку галеонов. Между тем вокруг происходили события, о которых в Виго ещё никто ничего не знал.

    Адмирал Джордж Рук, командовавший англо-голландскими морскими силами, потерпел сокрушительное поражение близ Кадиса. Тем не менее британское адмиралтейство приказало Руку продолжать борьбу. По чистой случайности адмиралу стало известно, что в бухте Виго стоит франко-испанский флот, прибывший из Америки. Рук взял курс на Виго.

    Ранним утром 22 октября 1702 года армада из 150 кораблей подошла к берегам Галисии. Четыре тысячи английских и голландских солдат под командованием герцога Ормонда высадились на сушу. На следующий день начался штурм фортов, защищающих подходы к заливу. Бой длился почти три часа, на исходе которых защитникам фортов пришлось сдаться. Эта операция позволила кораблям Рука подойти вплотную к узкому горлу Ранде, через которую проходила оборонительная линия, удерживаемая французами. С обеих сторон полетели пушечные ядра, поднимая клубы дыма и огня. Однако силы были слишком неравны. Семнадцать французских кораблей пошли ко дну, а остальные шесть взяты на абордаж. Теперь между англо-голландской армадой и гружёнными золотом галеонами не оставалось никаких преград. С попутным западным ветром пройти оставшиеся две мили — какой пустяк!

    Увы, радость англичан вскоре сменилась изумлением, а вслед за тем бессильной яростью: испанские корабли один за другим начали… уходить под воду! Это адмирал Веласко, видя поражение французов, распорядился затопить корабли, чтобы золото не досталось врагу. Золото и серебро — около 3000 тонн — осталось лежать на дне бухты Виго…

    Уже много позже было установлено, что англичане захватили на испанских судах груз серебра стоимостью 14 000 фунтов стерлингов (в легендах эта сумма выросла до пяти миллионов), а основная часть сокровищ — около 3 миллионов фунтов — была благополучно разгружена и отправлена вглубь Испании ещё накануне сражения. Однако уже в первые дни после гибели испанского флота родилась легенда, что главные сокровища пошли на дно вместе с кораблями адмирала Веласко. Много лет спустя даже появились душераздирающие подробности: якобы галисийские рыбаки, охваченные патриотизмом, забрасывали тонущие корабли с драгоценным грузом огромными камнями, дабы враги не смогли поднять со дна моря сокровища, принадлежащие трудовому народу Испании…

    Легенда о сокровищах бухты Виго, несомненно, родилась в первые же часы после сражения, а может быть, даже ещё до него: английские и голландские моряки шли в бой в полной уверенности, что им предстоит взять на абордаж пришедшие из Нового Света галеоны, трюмы которых битком набиты золотом и серебром. Флот адмирала Веласко действительно доставил к берегам Испании груз золота и серебра, да только находился ли этот груз на борту испанских кораблей к 23 сентября 1702 года — вот вопрос…

    Первые попытки отыскать сокровища бухты Виго были предприняты в июле 1738 года. Французская экспедиция во главе с Александром Губертом сумела поднять со дна бухты галеон «Тохо» водоизмещением 1200 тонн, но его трюмы оказались пусты. Неудачей окончились все четырнадцать экспедиций, побывавших в бухте Виго в XVIII–XX веках. И хотя легенда о «сорока миллиардах долларов на дне бухты Виго» продолжает время от времени всплывать то тут, то там, авторитетные специалисты уверены, что эти «сорок миллиардов» следует считать одним из самых сомнительных подводных кладов. Легче предположить, что золото со дна бухты Виго поднял легендарный капитан Немо со своими друзьями — как написал о том в своём знаменитом романе Жюль Верн…

    Пугачёвское золото

    В начале 1840-х годов два молодых человека, братья Александр и Степан Гусевы, поехали из своего хутора Гусевского в Оренбург и по дороге остановились ночевать в деревне Синегорке. Когда они выпрягли лошадей и зашли в хату, то увидели лежащую на печи сморщенную старушку, слепую. Старушка по говору узнала, что Гусевы «мосоли» («мосолями» называли потомков крепостных заводчика Мосолова) и спросила:

    — Вы не из Каноникольского?

    — Нет, мы из хутора Гусевского.

    — Это на Малом Ику, возле устья речушки Ямашлы?

    — Верно! Откуда, бабуся, знаешь?

    — Я в молодые годы с Пугачёвым ходила, была у него кухаркой. Когда по дороге на Иргизлу за нами гнались сакмарские казаки, Пугачёв приказал закопать на левом берегу Ямашлы, возле устья, золото. Много ведь золота отнял у бар. Оно, чай, и теперь в земле лежит.

    Слух о том, что где-то в Синегорке живёт некая Прасковья, столетняя старуха, которая в молодости ходила с Пугачёвым, ходили по округе давно, поэтому братья отнеслись к рассказу старухи с полным доверием. Вернулись братья Гусевы домой. Старший, Александр Петрович (он был уже женат и не жил в отцовском доме), когда все домашние заснули, пошёл ночью к устью речки Ямашлы и после упорных поисков отыскал там корчагу золота. Перепрятав её в укромное местечко, он не сказал об этом никому ни слова.

    Через несколько дней младший брат Степан вспомнил в разговоре с отцом про пугачёвский клад. Отец удивился: «Почему ж сразу не сказал?» Пошли на берег речушки, копали, копали, но ничего не выкопали. А Александр Петрович, забрав себе клад, отделился от отца и стал заниматься лесным промыслом. Сплавлял лес. Купил себе много земли. Две мельницы построил — в Шагрызе и в Кузьминовке. А сына его, старика уже, в 1930 году раскулачили. Многие помнят, сколько золота тогда отняли у этого кулака. Первейший ведь в здешних местах богач был! На пугачёвском кладе нажился.

    Легенд о кладах Емельяна Пугачёва бытует, пожалуй, не меньше, чем легенд о «разинских кладах». В отличие от последних, клады Пугачёва часто имеют под собой, как кажется, гораздо более реальную почву и, по разным свидетельствам, действительно где-то, когда-то, кем-то были найдены.

    Множество «кладовых записей» и легенд было связано с пугачёвским кладом близ бывшей крепости Рассыпной под Оренбургом, в Диковой балке. По рассказам местных жителей, этот клад был выкопан ещё в середине прошлого столетия: «Здесь у нас, возле Рассыпной, есть балка Дикого. Там беглые и дикие люди скрывались. И вот однажды утром пронеслась молва: „Клад, клад вырыли!“ И пошли все смотреть. Здесь была открыта яма. Старики говорили — это, мол, уральцы (т. е. уральские казаки) вырыли. У них каким-то родом осталась запись Пугачёва, и они знали, что где зарыто, они приезжали к нам. Здесь в лесу ещё была берёза. Под ней много зарыто золота. Но найти её, берёзу, они не смогли. А тот клад в Диковой балке — факт, при мне был».

    Ещё один пугачёвский клад, по рассказам, закрыт на берегу речки Ящурки, впадающей в Урал. По преданию, деньги зарывались в воловьих шкурах, от Ящурки по течению вправо в сторону на 20–30 метров. Этот берег впоследствии намыло или отмыло, а сама речка лет сто назад пересохла. В окрестностях Татищева, в озеро Банна, разбитые царскими войсками пугачёвцы при отступлении поспешно скатывали бочки с медными и серебряными деньгами. Есть свидетельства, что вскоре, лет через пятнадцать — двадцать, часть этих бочек была обнаружена и извлечена.

    А в двадцатых годах XIX столетия, в морозный декабрьский день, к одному из внуков смотрителя Златоустовского завода постучалась вечером старушка-нищая, с посохом и мешком на спине.

    — Что тебе, бабушка? — окликнули её из окошка.

    — Пустите, милые, переночевать, Бога для…

    — Заходи.

    Старушка, которой пошёл уже восьмой десяток, переночевала, но на утро оказалась так ослабевшею, что не могла сдвинуться с печи.

    — Да куда ж, ты, бабушка, идёшь?

    — А вот, милые, так и бреду, пока добрых людей не найду, которые приютят меня.

    — Значит, ты безродная?

    — Никого, миленькие, нет, ни родной души не осталось.

    — И не знаешь, где родилась?

    — Я, милые, заводская, с Авзяно-Петровских заводов… Мои-то все померли… Вот я и хожу по чужим людям.

    — Коли так, старушка, то оставайся у нас.

    — Спасибо вам, болезные, за вашу ласку ко мне!

    Старушка пожила с полгода и приготовилась умирать. Уже на смертном одре она позвала хозяйку дома и сказала:

    — Слушай, Ивановна! Мне жить недолго, день, два… Грешница я была великая… Едва ли простит меня Господь… Ведь я была полюбовницей пугачёвского атамана… Он захватил меня на заводе да силой и увёз с собой… Когда нас разбили на Урале, мы бежали через Сатку. Ехали в кибитке и везли большой сундук… Ночью приехали к реке Ай… Мой-то и говорит мне: «Акулина! Дело нашего „батюшки“ обернулось плохо… Этот сундук полон серебра да золота. Давай его зароем здесь». Вытащили мы сундук, нашли на берегу два дуба, вырыли под ним яму топором… положили в неё клад и завалили землёй да каменьями… «Кто из нас останется в живых, — сказал мой-то, — тот и попользуется всем добром»… А место приметное: два дуба здесь и три дуба на том берегу… Потом сели мы на лошадей и переправились вброд… Конец, знамо, был плохой… моего-то убили в драке, а я попала в Оренбург… Так с тех пор и не была у клада… Думала уж с тем и в могилу лечь… Да хочу наградить тебя за любовь ко мне, старухе… А лежит сундук вправо от дороги в тридцати шагах…

    Старушка скоро умерла, клад же, если только он был зарыт, продолжает лежать на прежнем месте. За добычей его надо было ехать за сто вёрст, расстояние для того времени, когда по дорогам рыскали беглые крепостные, заводские и ссыльные из Сибири, — огромное, сопряжённое с немалыми опасностями. Кроме того, дорога через Ай менялась много раз, и искателям зарытого сокровища пришлось бы исследовать весь берег на протяжении, может быть, сотни-другой сажен.

    Предания о кладе Пугачёва рассказывают и в Пензенской области. Где-то здесь, в каком-то из сёл по дороге от Саранска в Пензу, в избе священника местной церкви якобы гостил отступавший от Саранска Емельян Пугачёв. Отсюда, преследуемый царскими войсками, он двинулся дальше, при этом закопав в землю часть своей казны. Были известны и внешние приметы места захоронения клада, но ещё сто лет назад местность в том месте распахали.

    Приведённые рассказы — самые достоверные из многочисленных легенд о «пугачёвских кладах». В остальных фигурируют «амбары» и «лодки» с золотом и самоцветными камнями, нечистая сила, светящиеся в темноте лошади и прочие, очень увлекательные, но вряд ли правдоподобные сюжеты.

    Пропавшие сокровища Марии-Антуанетты

    4 января 1790 года «Телемак» вошёл в устье Сены почти с убранными парусами. На реке было волнение. К вечеру небо заволокло тучами, ветер усилился. Стоя на мостике, капитан Андре Каминю всматривался в огни ночного порта в Кийбёф, желая лишь одного — отдыха. Заскрежетали якорные цепи, и судно остановилось, покачиваясь на волнах. К его борту поспешила пришвартоваться таможенная шлюпка, и чёрные фигуры таможенников в плащах появились на палубе. Каминю встречал их у трапа.

    — Я бы попросил вас, господа, побыстрее провести досмотр. Команда устала.

    — Я думаю, капитан, что досмотр мы отложим до утра, — отвечали таможенники. — Время позднее, да и зюйд-вест набирает силу…

    Но утром им было встретиться не суждено. Через несколько часов штормовой ветер погнал тяжёлые морские волны в Сену. Схлестнувшись с быстрым течением реки, они образовали мощные водовороты. «Телемак» сорвало с якоря, и спустя четверть часа он исчез в пучине. Команде удалось спастись — до берега было недалеко…

    В те дни гибель брига привлекла внимание разве что чиновников морского министерства, занёсших это событие в свой реестр. В Париже назревала революция. Спустя два года кучка депутатов парламента, опираясь на парижских люмпенов, насильственным путём свергла монархию. В январе 1793-го был обезглавлен король Людовик XVI, несколько позже — Мария-Антуанетта. После смерти королевы в Париже стали упорно распространяться слухи о сказочных сокровищах, которые королевская семья якобы пыталась тайно вывезти в Англию. Газеты писали, что в конце 1789 года Мария-Антуанетта доверила переправить в Лондон свои драгоценности… капитану брига «Телемак» Андре Каминю!

    Этот моряк в прошлом якобы уже не раз выполнял деликатные поручения королевы. На этот раз по её указанию золотая посуда, кубки, наполненные алмазами и рубинами кожаные мешки, а также два с половиной миллиона золотых луидоров под охраной офицеров королевской гвардии будто бы были тайно доставлены в Руан, где стоял «Телемак». Сюда же были привезены и сокровища нескольких аристократических семейств и аббатств. В газетах утверждалось, что в Руане в подвалах замка одного из приближённых короля золото и серебро укладывали в специально изготовленные бочонки. Их заливали дёгтем и грузили на «Телемак»…

    Вскоре эти слухи подхватила и английская пресса. В лондонских газетах появились сообщения бывших матросов и офицеров «Телемака», подтвердивших факт погрузки на судне сокровищ французской королевской семьи. Господа, захватившие власть в Париже, очень оживились: они-то считали, что уже разграбили всю королевскую казну, а тут, кажется, представился случай поживиться ещё! «Революционный трибунал» немедленно приступил к расследованию всех обстоятельств дела.

    Допросили бывшего исповедника короля, который признался, что однажды стал свидетелем разговора Людовика XVI и Марии-Антуанетты. Речь шла о каком-то судне, на котором следуют отправить сокровища в Англию. Следователям удалось разыскать и некоего бондаря: по его словам, осенью 1789 года он получил от незнакомого господина заказ на изготовление нескольких десятков бочонков. Заказчик пояснил, что они предназначаются для отправки в Англию партии дёгтя. В конце декабря этот господин выкупил заказ, а спустя несколько дней бондарь наблюдал, как в порту его бочонки грузились на бриг «Телемак». Наконец, таможенные чиновники в Кийбёфе вспомнили, что в тот памятный январский вечер почти одновременно с «Телемаком» в порт вошла ещё одна шхуна. А утром, уже после гибели брига, во время досмотра они обнаружили на ней спрятанное среди товаров столовое серебро с гербом королевской семьи. Его конфисковали, но расследования проводить не стали.

    Полученные трибуналом данные заставили сильно чесаться ладони «честных граждан», стоявших в ту пору во главе Французской республики. По их приказу в устье Сены из Шербура в Кийбёф были срочно отправлены группа инженеров и более трёхсот рабочих и матросов, чтобы поднять затонувший бриг. Вскоре поисковой партии удалось обнаружить на дне некое судно, но никто не мог сказать точно, «Телемак» это или нет, поскольку этот участок реки в разное время стал кладбищем для многих кораблей. Подъём затонувшего корабля осуществить не удалось. Через три месяца бесплодных работ экспедиция вернулась в Шербур.

    Бурные события рубежа XVIII–XIX веков на время заслонили тайну «Телемака». Когда в 1815 году во Франции была восстановлена королевская власть, Людовик XVIII проявил большой интерес к этой теме: он полагал, что вправе рассчитывать на возвращение французской короне законно принадлежавших ей сокровищ. Король распорядился отыскать и поднять «Телемак». Вновь из Шербура в Кийбёф выехала экспедиция. Но через несколько месяцев и она прекратила работы, не добившись результатов.

    Упорный интерес властей к этой теме принёс свои плоды: теперь во Франции уже никто не сомневался, что затонувший «Телемак» представляет собой хранилище несметных богатств французских королей. Компании и частные лица наперебой предлагали правительству свои услуги по поднятию судна. В августе 1837 года морское министерство Франции выдало инженерной компании из Гавра «Магри и Дэвид» лицензию на подъём «Телемака». Ей разрешалось в течение трёх лет производить необходимые работы. В случае успеха пятую часть найденных сокровищ получили бы предприниматели, при этом десять процентов они обязаны были пожертвовать в фонд моряков-инвалидов.

    Но три года усилий не принесли желаемого результата. К 65 тысячам франков затраченного капитала прибавились многочисленные долги, и после некоторых колебаний глава фирмы Магри отказался от участия в предприятии. Его компаньон Дэвид проявил бо?льшую настойчивость. Набрав в нескольких банках кредитов, он продлил срок действия лицензии ещё на три года и привлёк к работе молодого английского инженера Тейлора. Тот и возглавил операцию по подъёму судна. Тейлор намеревался поднять «Телемак», используя силу прилива. С помощью различных приспособлений корпус затонувшего судна обвивался множеством цепей. При отливе их концы закреплялись на целой флотилии плоскодонных лодок. Предполагалось, что прилив поднимет лодки и вместе с ними вырвет из илистого дна «Телемак». Но первые опыты окончились неудачей. Цепи лопались, словно нити, а бриг оставался на месте. В августе 1841 года Дэвид официально заявил о прекращении работ.

    Однако Тейлор не успокоился. Он обивал пороги редакций газет, выступал на собраниях акционеров крупных и мелких компаний и уверял всех, что необходимо продолжить дело. Тейлор ссылался на вырезки из старых газет, выписки из следственного дела трибунала, нотариально заверенные свидетельства очевидцев и описания эффективных технических проектов подъёма судна. Наконец спустя год после краха фирмы «Магри и Дэвид» Тейлору удалось собрать капитал в 200 тысяч франков и приступить к осуществлению замысла. Он увеличил количество плоскодонных лодок, заказал более мощные цепи и сконструировал новые крепёжные устройства. Но все попытки поднять «Телемак» заканчивались одним — вниз по течению Сены плыли останки лодок с оборванными цепями, а вместе с ними уплывали деньги компании. Акционеры требовали прекратить финансирование безнадёжного предприятия и представить отчёт о проделанной работе.

    Спустя некоторое время Тейлор сидел за большим столом, за которым разместились озабоченные акционеры различных компаний, финансировавших предприятие инженера. Без лишних слов Тейлор развернул лондонскую газету и с волнением зачитал напечатанную в ней небольшую заметку. В ней сообщалось, что подданные Её Величества английской королевы Виктор Хьюго и его сын требуют своей доли наследства от сокровищ, находившихся на борту «Телемака», поскольку они являются единственными родственниками одного из аббатов, чьи драгоценности были погружены на бриг. На несколько минут в комнате воцарилась тишина. Все молча воззрились на инженера. А тот, не давая никому опомниться, выложил на стол несколько золотых луидоров: «Их нашли рабочие на мелководье!»

    Последний довод оказался для акционеров самым убедительным. Работы решено было продолжить. Однако ряд акционеров, в глубине души которых крылись глубокие сомнения в словах Тейлора, постарались привлечь к проверке их достоверности частных детективов. Вскрылись удивительные вещи: так, оказалось, что граждане Великобритании Виктор Хьюго и его сын никаких родственных связей во Франции не имели и не имеют. Но зато они хорошо знакомы с родственниками Тейлора, которые и побеспокоились о помещении необходимой заметки в газете. Детективы также установили, что золотые монеты эпохи Людовика XVI скупались инженером у антикваров на деньги компании…

    Назревал крупный скандал. Чувствуя его приближение, в декабре 1843 года Тейлор скрылся, оставив 28 тысяч франков неуплаченных долгов. Эта нашумевшая авантюра надолго охладила пыл любителей лёгкой наживы. В течение следующих 90 лет никаких попыток поднять «Телемак» не предпринималось. Лишь в 1933 году в парижских газетах вновь появились сообщения, что к сокровищам затонувшего брига проявляют интерес многие французские и иностранные фирмы. Спустя два года морское министерство Франции объявило, что фирмы могут представлять официальные прошения на работы по подъёму «Телемака». Изучив материальные и технические возможности предпринимателей, министерство выдаст лицензию самому достойному претенденту.

    В мае 1938 года заветную лицензию получило Французское общество морских предприятий. Спустя месяц водолазы уже обшаривали дно Сены. Вскоре они обнаружили глубоко засевшее в ил старинное судно, корпус которого обвивали ржавые цепи. Найденные поблизости корабельный колокол с буквой «Т» и пять медных канделябров XVIII века подтвердили — именно это судно и пытался поднять Тейлор.

    В сентябре из Парижа в Кийбёф отправился эшелон с оборудованием и снаряжением. Мощные помпы на плавучих кранах уже к концу года очистили судно от засосавшего его грунта. В начале апреля к нему подвели понтоны, и бриг был поднят. В тот день сотни фотокорреспондентов, журналистов, учёных и просто зевак толпились на набережной Кийбёфа, чтобы своими глазами увидеть столь знаменательное событие. На французской бирже упала цена на золото, ювелиры предвкушали аукционы драгоценностей из сокровищ королевской семьи…

    4 апреля эксперты приступили к работе. Вскрывались бочонки, исследовались металлические предметы, взламывались сундуки, но… ни одной золотой монеты, ни одного ювелирного изделия обнаружено не было.

    Когда первое чувство растерянности прошло, наступила пора версий и самых различных предположений. Вспомнили вдруг, что в этом районе Сены несколько лет назад неизвестная фирма вела водолазные работы, и, возможно, тогда и «обчистили» судно. Многие засомневались в том, что поднятый корабль является бригом «Телемак». Высказывалось также соображение, что сокровища на самом деле погрузили на другое судно, а слухи о «Телемаке» распространяли умышленно, дабы скрыть истинное положение дел. Как было на самом деле, пожалуй, уже никто не узнает…

    Сказки острова кокос

    Крошечный — четыре мили в длину, две в ширину — остров Кокос, расположенный в трёхстах милях от Галапагосского архипелага, буквально затерялся среди бескрайних просторов Тихого океана. Трудно сказать, по каким причинам именно его молва назначила на роль главного «острова сокровищ» нашей планеты. Скорее всего, причин тому было несколько. Но, как бы то ни было, молва осталась молвой: никаких ценностей на острове Кокос никогда не было найдено, хотя за последние полтора столетия здесь побывало более пятисот (!) различных экспедиций.

    Впервые о Кокосе заговорили в 40-х годах XIX века, когда всю Америку облетел слух, что именно здесь спрятаны так называемые «сокровища Лимы». Их история уникальна даже для того времени, когда людей трудно было удивить самыми фантастическими приключениями.

    7 сентября 1820 года в перуанском порту Кальяо на шхуну «Дорогая Мэри» было погружено огромное количество драгоценностей: золотые слитки и усыпанные брильянтами распятия, сабли, эфесы которых переливались драгоценными камнями, жемчужные ожерелья, тяжёлые платиновые браслеты с рубинами и изумрудами, огромные золотые сосуды, золотая и серебряная утварь из многочисленных церквей Лимы. Особенно выделялась отлитая из чистого золота, почти двухметровая статуя Пресвятой Девы Марии с Младенцем на руках.

    Все эти сокровища предстояло переправить в Испанию, поскольку к столице вице-королевства подходила повстанческая армия генерала Сан-Мартина. Но капитан шхуны Томпсон сговорился с командой: ночью часовые, охранявшие ценности, были перебиты, а «Дорогая Мэри» ушла из Кальяо. На четвёртый день плавания она достигла острова Кокос. Раньше Томпсон никогда здесь не бывал, лишь слышал, что он необитаем и что встретить на острове можно только ядовитых змей да полчища москитов. Лучшего места, чтобы спрятать сокровища, не придумать!

    Однако осуществить задуманное оказалось не так-то просто. С моря Кокос выглядел неприступной тёмно-зелёной скалой. Из белой пены прибоя, словно крепостные стены, вставали отвесные береговые обрывы. Томпсон долго кружил вокруг острова, прежде чем рискнул зайти в одну из двух бухт под названием Чатам. Три дня ушло на то, чтобы переправить со шхуны на берег многие тонны драгоценностей и укрыть их в недрах острова. Когда работа была уже закончена и «Дорогая Мэри» готовилась к выходу в море, в бухту ворвался испанский фрегат. После короткой схватки беглецы сдались. Всю команду «Дорогой Мэри», кроме капитана и штурмана, испанцы вздёрнули на реях, а двоих главарей мятежа оставили в живых с расчётом, что под пытками те выдадут место, где спрятаны сокровища.

    Пленников заковали в кандалы и бросили в канатный ящик. Фрегат снялся с якоря и взял курс на Панаму. Вскоре штурман, заболевший на Кокосе жёлтой лихорадкой, умер. А Томпсону по прибытии в порт удалось каким-то чудом бежать. Впоследствии бывший капитан поселился на Ньюфаундленде, где прожил двадцать лет. И все эти годы его не оставляла надежда вернуться на Кокос и забрать клад.

    Эта надежда была близка к осуществлению, когда Томпсон познакомился с капитаном английского брига Джоном Киттингом, готовившимся выйти в плавание от берегов Ньюфаундленда в Вест-Индию. В обмен на тайну клада Киттинг согласился отправиться с ним на Кокос. Во время перехода к Веракрусу Томпсон слёг. Перед смертью он передал Киттингу карту острова, на которой крестом было помечено место, где зарыты сокровища, а также сообщил направление и расстояние от последнего ориентира до потайного входа в «золотую» пещеру.

    Перед Киттингом встала дилемма: поделиться тайной с командой или же действовать в одиночку. После долгих размышлений он выбрал третий вариант — пригласил в компаньоны своего старого приятеля капитана Боуга: вдвоём они смогут удержать матросов в повиновении! За многомесячное плавание вокруг мыса Горн, когда бриг трепали жестокие штормы или держал в своих цепких объятиях мёртвый штиль, Киттинг не раз подумывал, не отказаться ли от сомнительной затеи, но успевшая завладеть им одержимость — эта неизбежная болезнь всех кладоискателей — неизменно брала верх.

    Наконец, судно подошло к острову Кокос. Первыми на берег были отпущены матросы, истосковавшиеся по твёрдой земле. Лишь на следующий день туда под видом охоты сошли капитаны. По карте они быстро отыскали потайной ход и оказались в пещере, среди сказочных богатств Лимы… И тут ими овладел страх: если команда узнает о сокровищах, она наверняка взбунтуется и потребует своей доли! Поэтому из осторожности Киттинг и Боуг ограничились тем, что набили карманы драгоценными камнями и вернулись на судно. На следующее утро они повторили вылазку. Спустя день — опять…

    Странное поведение капитанов вызвало у матросов подозрение. На кого можно охотиться на этом Богом забытом крошечном клочке суши, где водятся только ядовитые змеи, ящерицы, пауки, крылатые муравьи, а воздух звенит от москитов?

    Матросы решили выяснить истинную цель их вылазок и тайком отправились за капитанами. Но те заметили слежку и изменили маршрут. К сожалению, это не помогло. Когда к вечеру Киттинг и Боуг взошли на палубу брига, их окружила разъярённая толпа матросов. Предъявив своему капитану мешочек с брильянтами, обнаруженный в его каюте, они поставили ультиматум: или клад будет разделён на всех «по справедливости», или… На размышление командиру дали десять часов. Однако ночью пленникам удалось бежать. Они отвязали шлюпку, доплыли до берега и спрятались в зарослях. Поиски беглецов и клада продолжались целую неделю. Потом, никого и ничего не обнаружив, матросы поделили между собой бриллианты из капитанской каюты, подняли паруса и покинули остров.

    Через месяц к Кокосу подошло американское китобойное судно, чтобы запастись свежей водой. Когда моряки высадились на берег, их встретил истощённый, обросший бородой человеке безумным блеском в глазах. Это был Киттинг. Он рассказал, что его команда, намереваясь заняться пиратским ремеслом, подняла мятеж, захватила бриг, а его высадила на берег и оставила на острове умирать голодной смертью. О своём компаньоне Боуге капитан ничего не сказал (говорят, что Киттинг убил его в пещере при дележе клада).

    Вместе с китобоями Киттинг вернулся на Ньюфаундленд. По слухам, ему удалось тайком провезти с собой горсть драгоценных камней. Тем самым капитан обеспечил себя до конца жизни! Умирая, Киттинг поведал тайну клада своему другу Фицджеральду и передал ему секретную карту, но тот, не имея средств, так и не сумел организовать экспедицию за сокровищами.

    В конце концов тайна острова Кокос получила в Америке огласку, и туда потянулись охотники за золотом. Впрочем, все, кто искал «золотую пещеру», так и уезжали с Кокоса ни с чем. «Карта Томпсона» подвела всех без исключения искателей сокровищ! Возможно, перед смертью Киттинг подменил её, чтобы запутать будущих претендентов на «сокровища Лимы». А может быть, это сделал уже после его смерти Фицджеральд. Со временем развелось великое множество «карт Томпсона», ловкие дельцы даже нажили целые капиталы на их продаже. Причём на одних копиях пещера была обозначена у горы в глубине острова; на других — на самом берегу, среди высоких скал; на третьих место клада указывалось не в пещере, а под землёй… С годами история с «золотом Лимы» и «картой Томпсона» стала восприниматься просто как увлекательная легенда. И вот, когда интерес к «Острову сокровищ» почти угас, появились слухи, что на Кокосе есть ещё один клад, зарытый знаменитым пиратом Бенито Бонито, вошедшим в историю под прозвищем Кровавый Меч…

    Всё началось с приезда в Сан-Франциско из Австралии некоего Джона Уэлча с женой Мэри, которая рассказывала всем, будто бы когда-то была подругой Кровавого Меча. В интервью репортерам скандальной хроники она заявила, что 33 года назад, когда ей только минуло восемнадцать лет, её похитил в Панаме Бенито Бонито — пират, чьё имя вселяло ужас в сердца всех, кто жил в тех «страшных местах». Причём Бенито Бонито, по её словам, был не испанцем и не португальцем, а англичанином, и настоящее его имя Александр Грэхем — тот самый Грэхем, что в Трафальгарском сражении командовал бригом «Девоншир» и покрыл себя неувядаемой славой, лавры которой в полной мере пожал адмирал Нельсон. Поскольку при раздаче наград Грэхема обошли, он смертельно обиделся и самовольно отправился в Вест-Индию — «охотиться на флибустьеров». Однако, выйдя в открытое море, герой объявил команде, что сам решил стать пиратом. Большая часть матросов предпочла остаться с ним, а тех, кто отказался, высадили на берег при заходе на Азорские острова.

    Близ мексиканского порта Акапулько Грэхем, взявший себе новое имя Бенито Бонито, встретил пять испанских судов и, не раздумывая, атаковал их. Три были потоплены огнём пушек «Девоншира», два захвачены в жестоком абордажном бою. Правда, бриг Кровавого Меча тоже получил множество пробоин. Тогда Бенито Бонито со своим экипажем перебрался на галеон «Релампаго», перебив всю его команду.

    Добыча пиратов была огромной. «Релампаго» взял курс на остров Кокос. Там, в бухте Уэйфер, сокровища выгрузили на берег. Затем по приказу Бенито Бонито матросы вырыли шахту, со дна которой десятиметровый коридор вёл в подземную пещеру. В ней и было спрятано захваченное у испанцев золото. Кровавый Меч вышел в море на очередную охоту. И опять ему сопутствовала удача. Через полгода он вернулся на Кокос с новой добычей, не меньше первой.

    Третий рейд Бонито, в который он взял и Мэри, оказался последним. Два испанских фрегата настигли «Релампаго» у берегов Коста-Рики и загнали его на отмель. Пираты были схвачены. Зная, что его ждёт, Грэхем передал Мэри план местности с указанием, где спрятаны сокровища. В тот же день на глазах юной красавицы королевские эмиссары повесили Бонито вместе с двадцатью тремя его сообщниками. Тех из его шайки, кто раскаялся, включая Мэри, привезли в Лондон. Королевский суд заменил им смертную казнь каторгой. Мэри сослали в Тасманию. Там-то она и вышла замуж за Джона Уэлча. Он сумел хорошо заработать в годы австралийской «золотой лихорадки» и приехал в Сан-Франциско состоятельным человеком…

    Репортёры бульварных газет гроздьями вешались на Мэри Уэлч, требуя от неё новых подробностей этой романтической (равно как и фантастической) истории. Самое удивительное, что несколько богатых предпринимателей, начитавшись газет, поверили в рассказы Мэри Уэлч и согласились финансировать поисковую экспедицию на остров Кокос. Был даже создан синдикат по поиску сокровищ.

    В начале 1854 года из Сан-Франциско к берегам далёкого острова отправился пароход «Фрэнсис Эл Стил», на борту которого находилась бывшая подруга пирата и несколько десятков охотников за сокровищами. Высадившись на остров и осмотрев берег, Мэри Уэлч заявила, что не может точно определить, где должен быть вход в пещеру, поскольку за тридцать четыре года местность сильно изменилась. Тогда начали искать клад по предполагаемым ориентирам. Прорыли больше десятка тоннелей, множество шахт-колодцев, но так ничего и не обнаружили. Экспедиция с пустыми руками вернулась в Сан-Франциско. Синдикат кладоискателей лопнул, однако Мэри Уэлч сумела выгодно продать «пиратскую карту» и довольно безбедно дожила свой век в Калифорнии.

    Новый ажиотаж вокруг острова Кокос, распространившийся уже не только на Америку, но и на Европу, вызвал немец Август Гисслер. В 1894 году он подписал с правительством Коста-Рики соглашение о предоставлении ему права на колонизацию острова. При этом Гисслер заявил, что намерен разыскать третий, дотоле никому ещё не известный клад острова — сокровища инков. По его сведениям, инки перевезли сюда часть храмовых сокровищ, которые им удалось спасти от «алчных конкистадоров». В случае успеха половина найденных ценностей переходила в казну Коста-Рики.

    Совершенно невозможно понять, чем, собственно говоря, руководствовался почтенный бюргер, затевая эту историю. Как бы то ни было, Август Гисслер действовал с чисто немецкой педантичностью. Он прибыл на Кокос вместе с женой. Построил дом, развёл огород, наладил ловлю и заготовку впрок рыбы. Потом приступил к поиску клада по заранее намеченному плану: копал в ста различных местах, пока его заступ не упирался в скалу. Человек он был неторопливый и упорный, о чём свидетельствует хотя бы то, что Гисслер добровольно занимался этим каторжным трудом… целых двадцать лет!

    На двадцать первом году поисков ему наконец повезло: под штыком лопаты блеснул золотой испанский дублон чеканки 1788 года. Однако именно эта находка убедила трудолюбивого немца, что все его усилия пропали зря: никаких кладов на острове нет, а золотая монета скорее всего представляет собой случайную находку и могла выпасть из чьего угодно кармана (ясно только, что не кармана инкского жреца). Супруга кладоискателя не перенесла этот удар. Сам Август Гисслер в конце 1914 года покинул Кокос на американском пароходе, доставившем очередную партию охотников за сокровищами. Перед отплытием немец продал им налаженное за долгие годы хозяйство и искренне старался убедить американцев не тратить зря силы и время: ведь кроме него за двадцать лет на острове побывало немало кладоискателей, в том числе большая англо-французская экспедиция, и все тоже уезжали ни с чем. Увы, вновь прибывшие не вняли доброму совету старожила и остались на Кокосе. Правда, их энтузиазма хватило всего на полгода…

    В 1926 году на острове появился знаменитый автомобильный гонщик Малькольм Кэмпбелл с пресловутой «картой Томпсона» в руках. Надеясь добраться до «сокровищ Лимы», он вложил в экспедицию сорок тысяч фунтов стерлингов. Однако уже через месяц самонадеянный искатель сокровищ покинул Кокос — естественно, с пустыми руками. Тем не менее паломничество на остров не прекращалось. Некоторые кладоискатели побывали там по нескольку раз. Так, некто Форбс, фермер-цитрусовод из штата Калифорния, предпринял пять попыток отыскать «сокровища Лимы». Изучив по документам свою родословную, он установил, что Томпсон приходится ему прадедом, поэтому достоверность хранившейся в семье Форбсов карты острова с пометкой, где зарыт клад, не вызывала у фермера сомнений. И лишь пятая и последняя экспедиция на Кокос в 1950 году убедила цитрусовода в том, что он сделал непростительную глупость, продав свою ферму в расчёте на наследство предка.

    Трижды — и всякий раз безрезультатно — пытал счастье англичанин Альберт Эдвардс. По возвращении из последней экспедиции в 1953 году он заявил газетчикам: «Я рад хотя бы тому, что остался жив. Ведь далеко не всем так повезло. Одних настигла смерть в бурунах при попытке высадиться на берег, другие пали от рук убийц, третьи умерли от укусов ядовитых змей или стали жертвами тропической лихорадки».

    Одним из первых, кто усомнился в достоверности легенды о «сокровищах Лимы», был американец Гарри Ризберг. Вместе с историками Лимского университета он тщательно изучил ход событий, связанных с освобождением генералом Сан-Мартином Аргентины, Чили и Перу от испанского владычества. Оказалось, что ни в одном из архивов нет письменных свидетельств вывоза ценностей из Лимы и погрузки их на какое-либо судно в порту Кальяо. Действительно, в момент наступления армии повстанцев знать и представители высшего духовенства бежали из столицы, но историки не нашли никаких подтверждений тому, что они намеревались отправить свои ценности в Испанию.

    Чтобы не оставалось сомнений, Ризберг отправился в Лиму. В кафедральном соборе, в нише над алтарём, он увидел… ту самую золотую статую Девы Марии, которую, согласно преданиям, закопали на острове Кокос! Целая и невредимая, она стояла с Младенцем Христом на руках в окружении двенадцати золотых апостолов. Один из служителей собора заверил американца, что с момента основания храма статуя из него не выносилась и что армия Сан-Мартина не покушалась на неё.

    Не менее тщательную проверку истории с «сокровищами Лимы» провёл британский вице-консул в столице Перу Стенли Фордхэм. По его просьбе был собран обширный материал, который ясно свидетельствовал о том, что никогда каких-либо кораблей, тем более за похищенными ценностями, на Кокос не посылалось.

    Но, может быть, существует хотя бы клад пирата Бенито Бонито? Увы, в рассказе Мэри Уэлч слишком много неувязок, чтобы ему можно было поверить. Достаточно сопоставить две даты: по словам Мэри Уэлч, Грэхем-Бонито якобы стал пиратом вскоре после Трафальгарской битвы — то есть в 1805 году. А юную красавицу он похитил, когда ей исполнилось восемнадцать лет, — в 1820 году, причём это произошло якобы в начале его пиратской карьеры! Следовательно, сенсационное интервью авантюристки было не более чем вымысел. Во всяком случае, английские историки так и не смогли разыскать в британских архивах судебное дело по процессу подружки Кровавого Меча и доставленных в Лондон других членов экипажа «Девоншира». Более того, ни в одном документе, относящемся к делу пирата Александра Грэхема, имя Мэри не упоминается. Так что клад Бенито Бонито столь же призрачен, как «сокровища Лимы»…

    Американский проповедник Сидней Смит сказал однажды: «Есть люди, в которых невозможно внедрить новые идеи, кроме как с помощью хирургической операции. Но если вы однажды вгоните в них какую-нибудь идею, то уже не сможете извлечь её оттуда без хирургической операции». Слепая вера в самые нелепые, в самые идиотские мифы — характерная особенность людей, которые не хотят думать. «Ладно, пусть „сокровища Лимы“ и клад Кровавого Меча не более чем вымысел, — долдонят они, — но ведь на Кокосе зарывали своё золото знаменитые флибустьеры Уильям Дампир, Эдвард Дэвис, Генри Морган!» И опять едут на злополучный остров. Причём помимо разочарований некоторые находят там свой конец…

    …Летом 1962 года с костариканского сейнера, занимавшегося ловлей тунца в Тихом океане, заметили столб дыма, поднимающийся над островом Кокос. Это был явно сигнал бедствия. Действительно, от острова сразу же отчалила надувная лодка, в которой, как удалось разглядеть в бинокль, отчаянно грёб вёслами оборванный, похожий на скелет человек. Едва рыбаки подняли его на палубу, как он потерял сознание. Когда беднягу привели в чувство, его первыми словами было: «Они все погибли!»

    Спасённым оказался француз Робер Верн, известный спелеолог, не раз ходивший в опасные экспедиции с группой знаменитого исследователя вулканов Гаруна Тазиева. Что же произошло?

    За три месяца до этого он с двумя товарищами — журналистом Жаном Портеллем и писателем Клодом Шарлье, широко разрекламировав свои планы поиска пиратского клада, прибыл на Кокос. Путешественники рассчитывали, что если они и не найдут на острове сокровищ, то по возвращении во Францию издадут книгу о своих приключениях и выступят с серией рассказов по радио и телевидению. Но их затея обернулась трагедией.

    Вот некоторые выдержки из дневника Верна:

    …«В пятницу мы поплыли в бухту Чатам осмотреть выходящий в море грот. День был серым и унылым, большие волны плевались брызгами и пеной, разбиваясь о рифы. Посмотрев на них, Клод сказал: „Может, лучше подождём, пока успокоится…“ Лодка была нагружена доверху. Всё же мы благополучно вышли из бухты и стали огибать мыс, держась подальше от берега, чтобы нас не бросило на рифы. Не знаю почему, но я поглядел на мыс и сказал: „Если что-нибудь случится, надо плыть туда“.

    Нас здорово болтало. Вдруг мотор чихнул и заглох. Я закричал: „Быстрей за вёсла!“ Но они оказались придавлены палаткой. Набежавшая сбоку волна опрокинула лодку. Я услышал чей-то крик. Следующая волна подхватила меня и швырнула на камни. Я цепляюсь за скользкую поверхность и ползу, ползу вверх. Вылезаю, сорвав ногти и в кровь ободрав ладони. Оглядываюсь: „Жан! Клод!“ Ответа нет. Только грохот волн. Мне делается страшно, особенно за Жана: ведь он едва держится на воде. Снова кричу им — бесполезно.

    Огромная волна чуть не смывает меня. Нашу лодчонку выбросило чуть подальше, метрах в пятидесяти. Может, они выбрались на берег с другой стороны мыса? Лезу наверх, не обращая внимания на ссадины и синяки. Рубашки на мне нет, все вещи утонули. На берегу никого нет. Туча крылатых муравьёв облепила меня со всех сторон. Помню, я долго кричал, плакал. Несколько раз срывался с камней. В лагерь добрался глубокой ночью. Пусто. Всё кончено: они погибли. Я вытащил бутылку со спиртом, пил, потом лил на искусанное тело».

    Верн остался один. Два месяца он каждый день до рези в глазах вглядывался в горизонт. Один раз видел какое-то судно, но оно скрылось раньше, чем Верн успел зажечь облитое бензином походное снаряжение. Последние дни француз был на грани безумия…

    Число кладоискателей, встретивших смерть на острове Кокос, уже перевалило за сотню, и нельзя поручиться, что этот скорбный список не будет возрастать. Миражи «острова сокровищ» по-прежнему манят за собой уже N-дцатое поколение кладоискателей…

    Легенда о «Чёрном Принце»

    Эта легенда родилась ещё в XIX столетии, но свои окончательные очертания обрела в далёком 1923 году. В один из холодных зимних дней в ОГПУ пришёл инженер В. С. Языков, всем своим видом напоминавший сумасшедшего изобретателя — худой, в длинном, не по сезону лёгком пальто, из-под которого выглядывали поношенные штиблеты, в широкополой шляпе, натянутой на уши, с ветхим портфелем под мышкой. В этом портфеле лежала канцелярская папка с исписанными листами — доказательство существования клада, что покоится на дне Чёрного моря со времён Крымской войны. Языков упорно собирал сведения о нём аж с 1908 года…

    …В начале Крымской войны английское правительство зафрахтовало для перевозки войск и амуниции в Крым свыше 200 торговых судов, принадлежащих различным частным компаниям. Среди них был и фрегат «Принц-регент» — один из первых в мире железных винтовых пароходов. 8 ноября 1854 года в составе английского каравана он прибыл на рейд Балаклавы. Через несколько дней над Крымом пронёсся ураган невиданной силы. «Принц» лишился якорей. Капитан приказал рубить рангоут, чтобы меньше кренило. Такелаж, упавший за борт, намотало на винт, и судно понесло на скалы. Через несколько минут «Принц» оказался на дне — вместе с грузом медикаментов, снаряжением на сотни тысяч долларов, первым полевым электрическим телеграфом и подводным аппаратом, предназначенным для расчистки входа в Балаклавскую бухту. Позже появился слух, что на борту «Принца» находились и немалые денежные средства.

    Чем дальше отдалялась дата гибели «Принца», тем ярче разгоралась легенда о золоте, хранившемся в его трюмах. Лондонская «Таймс» сперва сообщила, что пароход затонул с 500 тысячами франков, которые якобы предназначались для уплаты жалованья английским солдатам и морякам, затем сумма увеличилась до пяти миллионов фунтов стерлингов. Количество золота и серебра росло почти в геометрической прогрессии. В конце XIX века уже говорили о сокровищах, которые оценивались в 60 миллионов швейцарских франков (особенности соотношений валют того времени не позволяют объективно оценить стоимость клада). А с годами людская молва даже переиначила название корабля: так вместо «Принца» появился «Чёрный Принц».

    Слух о затонувших сокровищах сразу взбудоражил общественность. Уже в первые годы после заключения мирного договора начались поиски останков «Принца». В 1875 году французские ныряльщики буквально просеяли через сито дно Балаклавской бухты, нашли около двадцати затонувших судов, но «Принца» среди них не было. В 1901 году пришла очередь итальянцев. Экспедицию возглавил изобретатель глубоководного скафандра Джузеппе Рестуччи. Через несколько дней итальянским водолазам удалось найти корпус большого корабля. Они подняли со дна якорь, подзорную трубу, винтовки, куски железной и деревянной обшивки, но никакого золота не нашли. Итальянцы покинули бухту в 1903 году, но через два года вернулись, чтобы продолжить поиски в другом месте. Они обнаружили ещё один затонувший корабль, но золота на нём опять не оказалось.

    Первая мировая, а затем Гражданская войны надолго остановили поиски сокровищ. В 1922 году один ныряльщик-любитель достал со дна моря у входа в Балаклавскую бухту несколько золотых монет. Так снова возник интерес к золоту «Принца». Как всегда в таком деле, не обошлось без предложений, поступивших от буйных сумасшедших, обративших избытки скопившейся у них энергии в сферу изобретательства и рационализации. Некий энтузиаст из Феодосии, выступая в местной печати, уверял, что «Принц» лежит на дне самой бухты, и для того чтобы добыть сокровища, надо перегородить бухту плотиной, а воду откачать, после чего золото можно будет вывозить тачками.

    Мысль о богатствах, скрытых под водой, не давала покоя и Инженеру В. С. Языкову. Он объединил свои аналитические способности с талантом другого инженера — Е. Г. Даниленко, изобретателя подводного аппарата. Отчаявшись найти понимание у местных властей, уставших от бесконечных «изобретателей и рационализаторов», они в конце концов решились пойти в ОГПУ — к самому Дзержинскому.

    Всесильный шеф тайной полиции с большим интересом отнёсся к идее инженера Языкова. Органы ГПУ уже имели опыт работы по поиску сокровищ в послереволюционной России. Однако в проекте Языкова Дзержинского больше всего заинтересовало не столько мифическое золото «Принца», сколько вполне реальная возможность начать серьёзные подводные работы по подъёму судов, затонувших в годы Первой мировой и Гражданской войн. Десятки кораблей — настоящий склад дефицитного по тем временам металла — буквально усеяли морское дно вдоль побережья Чёрного и Балтийского морей. Только в Чёрном море их насчитывалось более трёхсот пятидесяти единиц! Ну и конечно, если при этом водолазам удастся найти какие-то ценности, молодая республика Советов не будет против этого возражать… Так было положено начало Экспедиции подводных работ особого назначения (ЭПРОН).

    В марте 1923 года ЭПРОН начала свою деятельность. Специально для неё по проекту Е. Г. Даниленко был создан глубоководный аппарат, который имел «механическую руку», был оборудован прожектором, телефоном и системой аварийного подъёма. Экипаж аппарата состоял из трёх человек, воздух подавался по гибкому шлангу. Один из участников экспедиции, К. А. Павловский, вспоминал впоследствии: «Нас было около тридцати, первых эпроновцев, а в распоряжении экспедиции — испытанный снаряд Даниленко, баржа „Болиндер“ с лебёдкой и буксирный катер. Нам казалось, что найти „Принца“ будет не так уж трудно: он был единственным железным судном, погибшим в том урагане[5]. Подходы к Балаклавской бухте были разбиты на квадраты, и начались поиски. Дно моря было сплошным кладбищем деревянных кораблей. Поначалу мы проходили мимо остатков из морёного дуба, цепей, якорей, мачтовых поковок, но кто-то предложил заняться попутно подъёмом всего ценного, что встречалось на пути. В конце концов операции эти настолько развились, что понадобилось увеличить число водолазов и образовать специальную подъёмную группу».

    Прошли весна, лето и осень 1924 года. Все погружения были безрезультатны. За два месяца работ водолазы подняли на поверхность сотни кусков железа различной формы, части обшивки борта с иллюминаторами, несколько ручных гранат и неразорвавшихся бомб, медные обручи от бочек, фрагменты паровой машины и так далее. И никакого намёка на золото…

    К тому времени проект инженера Языкова уже обошёлся государственной казне почти в 150 тысяч рублей. В Балаклаву приехали ревизоры — в кожаных куртках, с маузерами. Часть руководства ЭПРОНа надолго отправилась в северные районы страны — на лесоповал. Дальнейшая деятельность по поиску золота «Принца» была признана нецелесообразной, и все усилия ЭПРОНа с этого времени были обращены на подъём затонувших судов со дна морей и рек.

    А что же с золотом «Принца»?

    Последней его искала японская фирма «Синкай когиоёсио лимитед». Её представители обратились с ходатайством к советскому правительству о разрешении работ по поиску сокровищ «Принца» и предлагали не только погасить затраты, произведённые ЭПРОНом, но и поделить ожидаемую прибыль (миллион рублей золотом) пополам.

    Японцы приступили к работе летом 1927 года. Взорвав массу подводных скал, промыв и просеяв через сито тысячи тонн песка, истратив около трёхсот тысяч долларов, фирма подняла со дна Балаклавской бухты несколько вилок и ложек белого металла, подковы, сапёрные лопатки, лошадиные кости, офицерскую саблю, амбарный замок, галошу с датой выпуска «1848 год» и… семь золотых монет времён Крымской войны с изображением профиля английской королевы Виктории. После этого энтузиазм искателей сокровищ значительно уменьшился. Впрочем, неорганизованные ныряльщики, желающие разбогатеть, продолжают обшаривать дно Балаклавской бухты, но об их успехах пока ничего не слышно.

    Где же оно, золото «Принца»?

    В этой истории обращает на себя внимание один характерный момент: сокровища «Принца» искали все кому не лень: русские, французы, итальянцы, японцы, даже, говорят, немцы и норвежцы. Кроме… кроме тех, кому, собственно говоря, это золото принадлежит по закону: англичан. Британское правительство с редкостным хладнокровием отнеслось к потере «астрономической» суммы, якобы находившейся на борту «Принца», и все последующие годы оставалось безучастным наблюдателем в истории поисков сокровищ. Интересно, почему? Не потому ли, что англичанам, в отличие от всех других, был отлично известен истинный характер груза, отправившегося на дно Балаклавской бухты вместе со злосчастным «Принцем»? Кстати, список товаров, находившийся на борту «Принца», вовсе не является секретным: он был опубликован ещё 16 декабря 1854 года на страницах лондонской газеты «Иллюстрейтед Лондон ньюз»: «36 700 пар шерстяных носков, 53 000 шерстяных рубах, 2500 постовых тулупов, 16 000 простынь, 3750 одеял, 150 000 спальных мешков, 100 000 шерстяных рубашек, 90 000 пар фланелевых кальсон, 40 000 одеял, 40 000 непромокаемых шапок, 40 000 меховых пальто, 120 000 пар сапог». Безусловно, всё это имущество стоило немалых денег, но от экспедиции, отправленной в Балаклавскую бухту на поиски бесславно погибших фланелевых кальсон, вряд ли можно было бы ожидать успеха…

    «Золото Колчака»

    Легендарный «золотой запас Российской империи», не то пропавший, не то похищенный какими-то злокозненными персонажами в годы Гражданской войны, в просторечии получил название «золото Колчака». Предание относит рождение этой легенды к 1919 году, когда Красная армия с боями вступила в Сибирь. Один за другим пали Омск, Новосибирск, Барнаул…

    В арьергарде отступавшей колчаковской армии шёл 21-й пехотный полк, старшим писарем в котором служил фельдфебель Карл Пуррок, эстонец по происхождению. В конце октября, когда полк находился в районе станции Тайга, над ним нависла угроза окружения. Положение мог спасти только быстрый отход. Но мешал едва тащившийся обоз — более сотни подвод с боеприпасами, провиантом, амуницией, сёдлами и прочим войсковым имуществом. Ездовые безжалостно нахлёстывали лошадей, но измученные клячи падали от усталости. И тогда командовавший арьергардом полковник Жвачин решил… закопать всё ненужное имущество (почему не бросить? Ведь никакого смысла прятать старые сёдла не было!). Он отделил часть обоза и лично отвёл его вёрст на пять в сторону от тракта, где на лесной поляне были вырыты четыре больших ямы. Под его наблюдением ездовые сложили в них поклажу с подвод. В самую крайнюю к лесу опустили ящики со снарядами, присыпали землёй, а сверху положили убитую лошадь — если кто-то начнёт копать, то наверняка бросит, наткнувшись на неё. Все ямы тщательно заровняли и забросали валежником. После этого полковник приказал обозникам догонять часть, а сам с ординарцем ускакал вперёд.

    Когда ящики закапывали, полковник Жвачин крикнул Пурроку: «Запишите: пятая линия от просеки вправо». «Когда я уходил, — позже рассказывал Пуррок, — то заметил, что мы закопали ящики между трёх пихт, а на них была повалена берёза».

    О том, что произошло дальше, Карл Пуррок рассказывал по-разному. По одной версии, буквально через несколько часов на них наткнулись красные, завязался бой. Сперва убили одного солдата, потом другого, а на следующий день всех остальных окружили и взяли в плен. Пуррок назвался крестьянином, которого колчаковцы якобы насильно мобилизовали вместе с лошадью, и вскоре был отпущен домой.

    Согласно второй версии, полковник Жвачин будто бы взял Пуррока с собой, чтобы тот записал приметы поляны с закопанным войсковым имуществом и в конце процедуры захоронения забрал у него список. Когда же писарь вместе с обозниками догонял ушедший вперёд полк, их окружили казаки из конвойной сотни и всех перестреляли за то, что они якобы хотели уйти к красным. Сам Пуррок был тяжело ранен. Но, когда казаки умчались, бросив у дороги трупы расстрелянных, он собрал последние силы и дополз до заимки, где хозяева взялись лечить его. Отлежавшись, писарь в мае 1920 года выехал на родину, в Эстонию…

    А летом 1931 года в Москве неожиданно объявились два эстонских туриста, воспылавших желанием познакомиться с «достижениями» Страны Советов. Правда, для этого они избрали весьма необычный маршрут: вместо того чтобы осматривать столицу, эстонцы отправились в сибирскую глухомань. В действительности целью их поездки было «золото Колчака».

    Следы золотого запаса Российской империи — 26 ящиков с золотыми слитками и монетами — оборвались в 1920 году после расстрела «Верховного правителя России» адмирала А. В. Колчака. По результатам проведённого ЧК расследования выяснилось, что золотой запас Российской империи адмирал передал японцам в качестве оплаты военных поставок, а те вывезли его за границу. Однако Карл Пуррок был убеждён, что это не так: будучи старшим писарем полка, он имел доступ к некоей секретной документации и потому утверждал, что в 26 ящиках «со снарядами», закопанных близ станции Тайга, на самом деле находилось золото: в восьми ящиках — монеты, а в остальных — слитки. Именно поэтому полковник Жвачин приказал ничего не подозревавшим казакам ликвидировать как «потенциальных дезертиров» всех причастных к захоронению «золотого клада». И всё-таки один свидетель — Карл Пуррок — остался жив.

    В 1930 году он поделился этой тайной со своим родственником, инженером Аугустом Лехтом. Тот сразу загорелся идеей добыть «золото Колчака». В итоге летом следующего года оба эстонца оказались в Сибири, в окрестностях станции Тайга. Однако их ждало разочарование: местность настолько изменилась, что бывший писарь не мог узнать её. Там, где в 1919 году стоял густой лес, теперь поднимались лишь редкая молодая поросль да кустарник. Все приметы, которые запомнил Пуррок, исчезли. Бывший фельдфебель не помнил, была ли поляна, на которой закопали ящики с золотом, естественной или же вырубкой. Правда, в первый же день кладоискатели выкопали какие-то гнилые подошвы от сапог, которые вполне могли быть частью спрятанной амуниции, но это ни о чём не говорило. Впрочем, неудачная поездка имела определённый результат: кладоискатели убедились, что тайком на почти открытой местности клад добыть невозможно.

    Все предвоенные годы Пуррок и Лехт настойчиво добивались разрешения возобновить поиски, и в конце концов им при поддержке берлинского адвоката Кайзера удалось подписать договор, согласно которому в случае успеха советская казна получала 75 процентов золота, а поисковики — остальные 25 процентов. Однако лишь после того как в июне 1940 года некие «трудящиеся Эстонии» свергли законное правительство и оккупированная советскими войсками страна «добровольно» вошла в состав СССР, дело сдвинулось с мёртвой точки. На Пуррока и Лехта обратили внимание в НКВД. Руководство тайной полиции запросило мнение экспертов относительно того, насколько можно доверять «фантазиям» некого Пуррока о будто бы зарытых в Сибири сокровищах. Эксперты затребовали архивы из Сибири, изучили показания эстонца и пришли к выводу, что речь действительно может идти о золоте из государственного запаса Российской империи. Эти выводы были доложены замнаркома внутренних дел, комиссару госбезопасности Кобулову. Ознакомившись с ними, он наложил резолюцию: «Вызовите Пуррока в Москву вместе с оперативным работником. Направьте на место поиска золота совместно с начальником УНКВД». 9 июня 1941 года Пуррок вместе с двумя оперативниками выехал в Сибирь.

    Когда группа прибыла на место, оказалось, что Пуррок совершенно не понимает, где он, и не помнит, как разворачивались события в далёком 1919 году. «Эстонец подавлен, волнуется, плачет. Мы чувствуем, что он совершенно дезориентирован и не знает, что делать», — записал в своём дневнике один из оперативников. Местные жители — знатоки тайги — сильно расходились с Пурроком в определении маршрута отступления колчаковской армии. С большим трудом, по рассказам старожилов, оперативникам удалось составить «Примерную схему тракта с таёжными дорогами, где проходила отступающая армия Колчака». Пуррок оказался совершенно бесполезен. Оперативники уже решили начать собственное расследование, но тут пришло известие о начале войны. Поиски были прекращены. Виновника всей этой истории Карла Пуррока отправили в Бутырку и завели уголовное дело по обвинению в «обманных действиях, причинивших ущерб государству». 4 декабря было подписано обвинительное заключение: «Обвиняется в том, что с целью пробраться в Москву и др. города Союза ССР неоднократно подавал заявления генеральному консулу СССР о том, что будто им в 1919 году при отступлении армии Колчака зарыто около 50 пудов золота, однако местонахождение клада не указал, явно злоупотребив доверием». Приговор: пять лет ИТЛ по статье 169 ч. 2 УК РСФСР (мошенничество). В 1942 году зэк Пуррок умер.

    В последующие годы несколько раз предпринимались попытки вернуться к поискам «золота Колчака», но в конце концов вся эта история была признана нереальной. Действительно, каким образом золотой запас Российской империи мог оказаться в обозе заштатного пехотного полка, находящегося в арьергарде колчаковской армии — то есть там, где золото имело наибольшие шансы достаться врагу? Вообще говоря, при любой эвакуации используется иная практика: сначала вывозится самое ценное, потом уходят главные силы армии, за ними следует арьергард. 26 ящиков с золотом по тем временам стоили в несколько раз дороже, чем весь 21-й пехотный полк! Так что статья 169 ч. 2 УК РСФСР — пожалуй, самый закономерный итог этой фантастической истории…

    Где-то в монгольской степи…

    Вот уже более 80 лет идут разговоры об одном из самых легендарных кладов времён Гражданской войны — пропавшей казне Азиатской дивизии барона Унгерна. Молва утверждает, что эти несметные сокровища зарыты где-то в монгольской степи. Однако неоднократно выезжавшие туда экспедиции так и не смогли их разыскать…

    Начало этой истории относится к лету 1917 года, когда генерал-майор Роман Фёдорович Унгерн фон Штернберг отбыл из Петрограда в Забайкалье в качестве эмиссара Керенского. Обратно барон не вернулся. Он стал сподвижником атамана Сибирского казачьего войска Г. М. Семёнова, преемника адмирала Колчака, расстрелянного в двадцатом году по постановлению Иркутского ревкома. Вскоре атаман, разбитый Красной армией, бежал в Маньчжурию. Но получивший чин генерал-лейтенанта Унгерн продолжал борьбу.

    В начале зимы 1920 года Азиатская дивизия, сформированная им из казаков, монголов и бурятов, вторглась в оккупированную китайцами Внешнюю Монголию. Пока растянувшаяся на многие километры армия — конница, пехота, артиллерия, обозы — медленно продвигалась по безводной жёлтой степи, сам он во главе передового отряда вышел к монгольской столице Урге.

    В бинокль Унгерн жадно вглядывался в затейливое кружево кровли дацана Узун-хурэ. Он верил, что с взятием Урги начнётся осуществление его грандиозного плана: создать собственную империю, которая будет простираться от Тибета до тунгусской тайги, поднять против красных дикие полчища азиатов, стать новым Чингисханом. Будучи дальновидным политиком, барон Унгерн даже принял буддизм, пройдя церемонию посвящения в одном из монастырей. Правду говоря, обряд не доставил ему большого удовольствия, поскольку тамошний настоятель заставил барона как сына Будды побрататься, испив из одной пиалы с другим сыном Будды — прокажённым, чьи руки были покрыты отвратительной коростой. Впрочем, большая политика требует жертв. Зато, когда Унгерн освободил императора Богдо-гэгэна из китайского плена и после захвата Урги вернул тому власть над всей Монголией, в Узун-хурэ благодарный правитель пожаловал генералу титул вана, а вместе с ним четыре высшие привилегии: право иметь жёлтые поводья на лошади, носить такого же цвета халат и сапоги, ездить в зелёном паланкине и прикалывать к фуражке трёхочковое павлинье перо. Жёлтый цвет — это солнце. Зелёный — земля, пробуждающаяся весенняя степь. Три очка в радужных перьях означают третью степень земного могущества — власть, имеющую третий глаз, чтобы читать в душах людей. Пятую привилегию «Облачённый в жёлтое, Направляющий свой путь жёлтым», как витиевато назвал Унгерна император, присвоил сам себе: забирать в казну своей Азиатской дивизии всё отбитое у китайцев золото. В числе других трофеев туда попала и метровая статуя Будды из чистого золота.

    Впрочем, даже не она представляла главную ценность в легендарном кладе барона-буддиста. Когда позднее ЧК вело розыск казны Азиатской дивизии, её сотрудники установили интересные факты. Из сохранившихся финансовых документов следовало (взятые в плен штабные офицеры Унгерна подтверждали это на допросах), что касса дивизии действительно располагала огромными суммами как в денежной наличности — в основном в золотых монетах русской чеканки и в китайских, серебряных, — так и в драгоценных камнях. Эти деньги предназначались на текущие нужды и выплату жалованья. Но значительно большую часть наличности составляла контрибуция, собранная с монголов китайцами якобы за неуплату долгов купцам и ростовщикам из Поднебесной, в сумме около 15 миллионов рублей в царских золотых. Их Унгерн считал своим личным капиталом, которым мог распоряжаться по собственному усмотрению.

    Но вернёмся в 1921 год. Как это ни парадоксально, взятие Урги стало предвестником конца генерала Унгерна. Для осуществления своего стратегического плана он решил совершить марш на север: поднять казачьи станицы, провести мобилизацию в бурятских улусах, выгнать красных из Верхнеудинска, дойти до Читы и договориться с японцами. Затем повернуть коней на юг, разгромить китайцев, занять тибетские монастыри и договориться с англичанами. После этого барон намеревался поднять свой бунчук среди развалин Каракорума, древней столицы монголов, и воздвигнуть на этом месте столицу своей будущей империи.

    Сначала Унгерну сопутствовал успех. Тесня красных, его конники захватили улус Цежей, станицу Атамано-Николаевскую, вышли на Мысовский тракт. 31 июля Унгерн увидел вдали заросшие камышом низкие берега Гусиного озера — до Верхнеудинска оставалось восемьдесят вёрст.

    Дальше начались неудачи. Против Азиатской дивизии были брошены регулярные части Народно-революционной армии Дальневосточной республики. Под станицей Келтуринской они наголову разбили колонну генерала Резухина, поспешно отступившего на юг. Ещё раньше бежали от Маймачена монгольские чахары Баяр-гуна. А через неделю и сам Унгерн, столкнувшийся в ночном бою с частями Народно-революционной армии и партизанами, ушёл обратно в Монголию, куда за ним последовал экспедиционный корпус 5-й армии. Началось безостановочное преследование изрядно потрёпанной Азиатской дивизии.

    Конники Унгерна текли по степи, как весенний поток по горному склону, обходя улусы, где могла поджидать их засада, и опять сливаясь вместе в безопасных ложбинах. Кони вконец отощали: когда в последний раз с боем уходили от Щетинкина, их невозможно было перевести в галоп. До предела измотанные люди засыпали в сёдлах прямо на ходу. На самом Унгерне эта бесконечная скачка никак не сказывалась. Он был по-прежнему неутомим и быстр в движениях. Лишь отросла мягкая светло-рыжая бородка, выглядевшая на обугленном солнцем лице какой-то ненастоящей, словно сделанный из пакли артистический парик, да почернел от грязи его неизменный монгольский халат с русскими генеральскими погонами.

    Как профессиональный военный, Унгерн прекрасно понимал, что на сей раз задуманный освободительный поход против красных не удался. Значит, сейчас главное уйти от погони и сберечь казну, чтобы потом было на что снарядить новое войско: закупить оружие и боеприпасы, продовольствие, лошадей, фураж, выплатить жалование солдатам. То, что дивизионную кассу нужно надёжно спрятать, не вызывало сомнений. Вопрос только в том, кому доверить столь ответственную миссию.

    Унгерну вспомнилась слышанная от монголов назидательная легенда. Когда Бог сотворил мир, он сначала сделал человека с душой чёрной, как ворон. Потом подумал, что это нехорошо: с такой душой человек пойдёт прямо в ад. Сломал его, сделал другого с душой белой, как лебедь. Подумал, подумал — опять нехорошо. Как такой человек будет резать барашков? С голоду умрёт. Опять сломал, третьего сделал. Дал ему душу пёструю, как сорока. От него все люди пошли. У одних много чёрных перьев, у других — белых. У его казаков оперение было слишком чёрным, чтобы доверить им золото. У монгольских чахаров — слишком белым. Остаются буряты.

    Унгерн вызвал к себе подъесаула Ергонова, бурята, командовавшего эскадроном его личного конвоя, и долго его инструктировал. Поставленная генералом задача была очень трудной, если вообще выполнимой. Предстояло доставить в Хайлар, а оттуда поездом в Харбин 24 ящика, в каждом из которых было три с половиной пуда золотых монет, а также обитый железом семипудовый сундук барона. В случае явной опасности захвата дивизионной казны красными её следовало надёжно укрыть. Для этого Унгерн указал на карте несколько подходящих мест на пути следования. Ночью, взяв с собой 16 верных солдат-бурятов, Ергонов незаметно покинул лагерь. Позднее нашлись свидетели, видевшие в одном из бурятских улусов маленький отряд конников, сопровождавших тяжело нагруженные арбы. Грязные, усталые, некоторые с окровавленными повязками, они не остановились там на днёвку, а лишь насильно взяли 38 свежих лошадей и проследовали дальше на запад…

    Ночью барона Унгерна покинули последние казаки. А чахары, посоветовавшись, под утро связали своего вана, бросили его поперёк седла и не спеша поехали навстречу красным всадникам 35-го кавполка. Унгерна увезли в Иркутск, а затем отправили в Новониколаевск. Там за него взялись чекисты. То угрозами и побоями, то обещаниями сохранить жизнь они добивались, чтобы пленник указал место, где спрятал «несметные сокровища». Но Унгерн молчал. Поняв, что этот орешек им не по зубам — ни за что не расколется, верный офицерской чести, не будет просить пощады, чекисты передали белого генерала в Сибирский ревтрибунал, который приговорил его к «высшей мере социальной защиты» — расстрелу. 15 сентября 1921 года председатель Сибирской ЧК Иван Павлуновский собственноручно привёл приговор в исполнение.

    Между тем в самой Монголии из-за «клада Унгерна» произошёл форменный скандал. Его предыстория такова.

    В 1920 году после взятия красными Иркутска и разгрома Колчака родился план распространения большевистского контроля на Монголию. Идея была проста: если советских лидеров не устраивало правительство какой-нибудь соседней страны, сколачивалось ещё одно — «революционное», а затем в ситуации искусственно созданного двоевластия никого не представляющие самозванцы, якобы «выражая волю трудового народа», призывали себе на помощь Красную армию. Этот приём ранее был успешно использован на Украине и в Грузии. Теперь пришла очередь Монголии.

    В конце февраля 1921 года стараниями Сибирского бюро ЦК РКП(б) в Кяхту были доставлены несколько групп едва знакомых друг с другом монголов. 13 марта эти заговорщики объявили о создании Временного народного правительства, в которое от имени народа назначили сами себя. После этого 21 июня на территорию суверенной Монголии вступили регулярные части Красной армии. 6 июля они взяли Ургу. В тот же день туда пожаловало Временное народное правительство, возглавляемое типографским наборщиком Дамидины Сухэ. Через четыре дня после настоящей драки из-за министерских постов было объявлено, что отныне оно не временное, а постоянное. А на следующее утро монгольский народ узнал, что у него есть «великий вождь Сухэ-батор» и что под его руководством в стране произошла революция.

    Казалось бы, московский сценарий был разыгран как по нотам. Но вскоре возникли непредвиденные осложнения. В своё время Сухэ-батору и его команде было обещано, что, как только удастся захватить полевую кассу Азиатской дивизии, часть денег будет передана монгольскому правительству «на обзаведение». И вот новоиспечённый министр финансов Данзан, выждав некоторое время, решил напомнить командованию советского экспедиционного корпуса: Урга взята, имущество унгерновских войск в руках победителей, но обещанных денег монгольское правительство до сих пор так и не получило. В ответ, к своему неудовольствию, Данзан услышал, что трофеи действительно захвачены большие, однако с золотом придётся подождать: произошла досадная осечка. Ставка делалась на то, что будет отбита казна Унгерна, но она исчезла, неизвестно когда и каким образом. Ведутся поиски, к сожалению, пока безрезультатно.

    Данзан воспринял ту новость с недоверием и начал собственное расследование. Его итоги оказались неутешительными. Удалось установить, что место захоронения ценностей могло быть известно лишь самому Унгерну да двум десяткам преданных ему людей. Барона большевики пустили в расход, а никого из его доверенных лиц разыскать не смогли.

    По меньшей мере с десяток не афишировавшихся их организаторами экспедиций монгольских, советских и совместных — занимались в разное время поисками «клада Унгерна». С китайской стороны границы в районе озера Буир-Нур и реки Халхин-Гол тоже колесили по степи вольные кладоискатели из числа русских эмигрантов. Однако успехом никто похвастаться так и не смог. Выходит, казна Азиатской дивизии окончательно утеряна?

    Антоний-Фердинанд Оссендовский, польский «литератор, путешественник, учёный», как значилось на его визитной карточке, взял на себя смелость утверждать обратное. В жизни этого человека было много самых невероятных приключений. В мае 1920 года он совершил поездку через всю Монголию и был гостем Унгерна. Перед расставанием, по словам Оссендовского, барон вручил ему мешочек с золотыми монетами достоинством 5 и 10 рублей. Эти деньги поляк должен был передать жене Унгерна, проживавшей в то время в Пекине. Позднее Оссендовский описал это путешествие в своих мемуарах. Там можно, в частности, прочесть о посещении вместе с Унгерном Гандана — священного города буддистских монахов-лам. Причём барон в присутствии поляка якобы вручил настоятелю завещание и план тайника, в котором спрятаны полторы тонны золота. В завещании было сказано, что, если в течение пятидесяти лет не объявятся законные наследники, всё золото должно быть употреблено на распространение ламаизма.

    Что же касается места захоронения клада, то есть свидетельства очевидцев любопытного случая, героем которого был Оссендовский. Однажды на Рождество, будучи гостем у своего тестя, известного польского кардиолога Ягельского, под влиянием винных паров «путешественник» сделал неожиданное признание. Подойдя вдруг к книжному шкафу и скользнув глазами по корешкам, он взял с полки книжку своих мемуаров.

    — Здесь, на странице 104-й, — важно заявил Оссендовский, — помещена фотография того места, где ждут своего владельца огромные ценности. Эту фотографию я сделал сам. Где именно? Скажу так: где-то у истоков Амура.

    Конечно, к сообщению «литератора, путешественника, учёного» можно относиться по-разному. Но многое из того, что он рассказывает об Унгерне и своём пребывании в гостях у командира Азиатской дивизии, в основном соответствует действительности. Убедиться в этом можно, сравнив тот или иной эпизод из его книги с соответствующими фрагментами из воспоминаний других участников тех же событий.

    Вторым источником сведений о «кладе Унгерна» является Камиль Гижицкий, уроженец Галиции, которому довелось служить при штабе Азиатской дивизии. До этого он воевал против красных сначала как легионер Отдельного Чехословацкого корпуса, а затем в рядах сформированной в Новониколаевске 5-й польской Сибирской дивизии генерала Чумы. Гижицкий пользовался полным доверием Унгерна, поручавшего ему ответственные задания, требовавшие изобретательности и умения держать язык за зубами. После разгрома Азиатской дивизии он счастливо избежал плена и в конце концов вернулся в Польшу, где в 1929 году во Львове вышла книга его воспоминаний «По Урянхаю и Монголии».

    Гижицкий прямо ничего не говорит о местонахождении клада. Лишь как бы между прочим он высказывает предположение о том, что искать клад следует вблизи озера Буир-Нур, в одной из бесчисленных, заполненных илом и жидкой глиной лощин, которые монголы называют «лагами». Распорядиться, чтобы золото было зарыто в земле, Унгерн не мог, утверждает Гижицкий — генерал чтил ламаистские обычаи, которые запрещают копать землю, считающуюся святой. Автор воспоминаний отмечает, что барон даже носил сапоги с загнутыми кверху носами, дабы ненароком не нарушить ламаистского запрета.

    Наконец, есть ещё и третий источник сведений о кладе — Казимеж Гроховский. По специальности горный инженер, он долгое время занимался разведкой месторождений золота в южной части Барги, вёл геологические исследования на востоке Монголии. После октябрьского переворота осел в Харбине, где в 1920-е годы стал директором гимназии, в которой учились дети поляков, эмигрировавших из большевистской России. Тогда же начал собирать всевозможные материалы о поляках на Дальнем Востоке, на основе которых написал книжку, изданную в 1928 году в Харбине.

    На основании рассказов лиц, хорошо знавших командира Азиатской дивизии, Гроховский пишет, что, в связи с неудачным началом похода на север, первое, что счёл необходимым предпринять Унгерн, так это отправить дивизионную кассу из района боевых действий в безопасное место на востоке. После нескольких дней пути маленькая группа солдат, сопровождавшая ценности, наткнулась на отряд красных. Завязалась перестрелка. Унгерновцы поняли, что исполнение приказа барона зависит от быстроты их коней, и постарались оторваться от красных. Однако погоня настигала. И вот примерно в 160 километрах к югу от Хайлара посовещавшись, они решили закопать золото. На слегка всхолмлённой равнине, поросшей редкими кустами, нашли небольшую лощину в которой и спрятали его…

    Если собрать все эти скупые сведения воедино, то площадь района вероятного захоронения «золотого клада Унгерна» составит около 600 квадратных километров. На первый взгляд кажется, что найти его там, пожалуй, потруднее, чем иголку в стоге сена. Однако при использовании современной техники, в частности, новейших магнитометров для съёмки с воздуха, эта задача вполне может быть решена. При одном условии: если клад там есть. Как известно, очень трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате…



    Примечания:



    4

    Подробнее см.: Клетнова Е. Отзвуки Отечественной войны в преданиях и сказаниях Вяземского уезда Смоленской губернии. Смоленск, 1911.



    5

    Эта уверенность участников экспедиции, увы, была безосновательной: в том памятном шторме, помимо «Принца», погибло ещё одно судно с металлическим корпусом, совершенно однотипное с «Принцем»: «Язон».