Загрузка...



Глава 11

Предложено Кузнецовым, согласовано со Сталиным…

Много позже, когда Николаю Герасимовичу Кузнецову придется написать книгу «Курсом к победе», он отметит «полный тревожных сигналов с флотов» субботний день 21 июня 1941 года, прошедший почти так же, как и предыдущие. «Перед выходным мы обычно прекращали работу раньше, но в тот вечер на душе было неспокойно, и я позвонил домой:

— Меня не ждите, задержусь.

Вера Николаевна, моя жена, не удивилась: я часто задерживался на работе. Она спросила только, останусь ли я ночевать в своем кабинете. Я поспешил ответить:

— Потом расскажу.

Не хотелось говорить на эту тему по телефону.

В Москве был жаркий и душный вечер. На небе собирались темные тучи, несмотря на открытые окна, не чувствовалось ни малейшего движения воздуха.

Затишье царило и в столичных учреждениях. В обычные дни после 18 часов наступала обеденная пора: руководители разъезжались по домам — часа на три, чтобы потом сидеть на работе до глубокой ночи. Но в субботу многие уезжали за город. Деловая страда спадала.

В тот вечер было как-то особенно тихо, телефон совсем не звонил, будто его выключили. Даже такие «беспокойные» наркомы, как В. А. Малышев и И. И. Носенко, с которыми я был особенно тесно связан, не напоминали о себе вопросом, ставшим уже привычным в последнее время: «Как дела?»

Я сидел в своем кабинете, куда с улицы доносился привычный городской шум — гул машин, иногда громкий и беспечный молодой смех.

Рассеянно перебирал бумаги. Мысли не могли сосредоточиться на них. Совсем незадолго перед тем мне попался на глаза обзор иностранной печати и сводки ТАСС. Самые разные газеты писали о близкой войне между русскими и немцами. Не могли же все они сговориться!

Вспомнилось, как начинались войны в прошлом, особенно Русско-японская война в 1904 г. О ней нам часто напоминали в училище и в Военно-морской академии, — может быть, потому, что ее первый акт разыгрался на море. Началась она неожиданным торпедным ударом, который японские миноносцы нанесли по русской эскадре, стоявшей на внешнем рейде Порт-Артура…».

Сложное состояние, ощущение заколдованного круга, но его истинные размышления, которыми он не может даже поделиться ни со своими сослуживцами, ни со своими читателями, — сокрыты…

Мысли наркома прервал заместитель начальника ГМШ В. А. Алафузов, вошедший с вечерним докладом: обстановка на Балтике беспокойная, на Черном море — спокойнее, на севере — ничего особенного не происходило…

Руководителей Наркомата обороны и Генштаба, куда позвонил Николай Герасимович, не оказалось. Он коротко переговорил с командующим Балтийским флотом В. Ф. Трибуцем, командующим Северным флотом А. Г. Головко, после — с начальником штаба Черноморского флота И. Д. Елисеевым. Все были на местах, командные пункты развернуты, флоты уже в течение двух дней находились в оперативной готовности № 2. При этом на берег отпущена часть краснофлотцев и командиров, в Севастопольском Доме флота идет концерт, но в штабах многие работают. Дежурный по штабу ЧФ подметил, что немецкие транспорты, обычно в эти часы находившиеся в море, вдруг исчезли, укрывшись в болгарских и румынских портах.

Около 8 вечера прибыл военно-морской атташе СССР в Берлине капитан 1-го ранга М. А. Воронцов, приехавший из германской столицы. Михаил Александрович рассказал о событиях в рейхе, отметив, что нападение будет с часу на час. «Это война», — вздохнул Воронцов. После его ухода вошел адмирал Лев Михайлович Галлер, занимавшийся проблемами судостроения. То, о чем он стал говорить, было в тот момент для Николая Герасимовича не важным. Но этот человек был симпатичен наркому…

Около 10 вечера Галлер ушел. За окном стемнело. Порыв ветра поднял пыль на улице, затрепал гардины на открытых окнах, разразилась гроза, и хлынул дождь, разгоняя веселящуюся молодежь.

В этот момент в кабинет вновь вошел Владимир Антонович Алафузов с внеочередным докладом, сообщая информацию с флотов. Около 11 вечера зазвонил телефон ВЧ, и маршал Тимошенко предложил Кузнецову немедленно прибыть к нему. Нарком ВМФ направился к наркому обороны вместе с вице-адмиралом Алафузовым, захватив с собой карты.

В эту ночь началась война с Германией…

Думается, теперь самое время обратить внимание читателей на командный и начальствующий состав Военно-морского флота в период войны 1941–1945 годов.

Но прежде чем перечислить все ключевые персоны, обозначу некоторые важные нюансы, которые также малоизвестны широкому кругу исследователей. Лично инициированные и назначенные наркомом ВМФ Н. Г. Кузнецовым высшие и старшие офицеры на номенклатурные должности будут выделены жирным шрифтом. Все остальные — инициированы начальником Главного Морского штаба адмиралом Исаковым и санкционированы наркоматом внутренних дел СССР, а Кузнецов лишь вынужден был констатировать факт их назначения и подписывать соответствующие приказы.

Вице-адмирал Александр Васильевич Немитц (1879–1967), контр-адмирал императорского Российского флота и первый командующий советскими морскими силами Черного моря, по происхождению немец, из аристократического рода баронов, ведущего свою родословную от Карла V Великого. В 1900 г. окончил Морской корпус, затем артиллерийские офицерские классы в Севастополе. В 1912 г. завершил обучение в Николаевской Морской академии и, став профессором, преподавал в ней. По негласному решению русских офицеров немецкого происхождения был оставлен для сотрудничества с большевистским режимом с целью трудоустройства на военный флот и противодействия разруияению Русского флота и его традиций, заложенных Петром Великим.

Вице-адмирал Немитц встретился с Кузнецовым через полгода после назначения Николая Герасимовича наркомом ВМФ-Их ждал трудный разговор. Подробно посвятив наркома в систему подбора и расстановки кадров вначале ленинским Совнаркомом, а позже сталинским руководством, Александр Васильевич обратил внимание на то, что русских по происхождению на должностях, которые должны замещаться высшим офицерским составом (в то время — командирским), число крайне незначительное. Тогда как на этих должностях состоят кадры советской власти, в большинстве своем носящие русские фамилии, но чаще всего скрывающие свое истинное национальное происхождение.

Чтобы не обострять отношения со сталинским руководством и вместе с тем добиваться хоть каких-то успехов в назначении своих людей, Немитц рекомендовал очень осторожно предлагать в аппарат наркомата высших командиров, которые полезны Николаю Герасимовичу как высококлассные специалисты. Но при этом параллельно назначать на некоторые должности лиц нерусской национальности. «Вы тогда увидите, с кем из назначаемых вами людей возникают проблемы», — грустно усмехнулся Немитц.

— А не боитесь ли вы об этом мне говорить? — спросил собеседника внимательно слушавший его нарком. Кузнецов вряд ли предполагал увидеть в этом с виду чопорном, педантичном русском адмирале патриота России; за годы службы он почти разуверился, что в стране остались люди, по-настоящему болеющие душой за русское дело и могущие что-либо сделать…

— Я уже нахожусь в достаточно немолодом возрасте, чтобы обманывать кого бы то ни было. Я говорю только с теми, с кем нахожу нужным. А таковых людей у меня немного: один старинный приятель, да… вот с вами поделился о наболевшем и давно выстраданном. За сим кланяюсь. И да хранит вас Бог.

…При назначении того или иного руководителя, которого инициировал лично Николай Герасимович, он обычно перед тем советовался с членом Политбюро и секретарем ЦК ВКП(б), членом Главного Военного Совета Андреем Александровичем Ждановым, зная, что тот их беседу непременно передаст наркому внутренних дел и, самое главное, лично Сталину. Если речь касалась назначения номенклатурных работников ЦК ВКП(б), к которым относились командующие флотами, то обычно на эти должности представителей инициировал сам Генеральный секретарь ЦК; правда, спрашивая наркома, кого бы он хотел видеть на том или ином месте… И коли тебе понятно, что Сталиным заранее уже все решено, кого назначить, то остается лишь попасть в точку. К счастью Николая Герасимовича, он всегда в таких случаях попадал в точку, ибо знал правила игры.

Командный и начальствующий состав ВМФ в период войны 1941–1945 гг.:

Главный Военный совет ВМФ:

Председатель: Кузнецов Николай Герасимович, адмирал — народный комиссар ВМФ СССР, член ЦК ВКП(б).

Члены Совета:

Жданов Андрей Александрович — член Политбюро и секретарь ЦК ВКП(б), дивизионный комиссар,

Исаков Иван Степанович, адмирал — первый заместитель наркома ВМФ и начальник Главного морского штаба,

Рогов Иван Васильевич, армейский комиссар 2-го ранга — заместитель наркома ВМФ и начальник Главного управления политической пропаганды ВМФ, член Центральной ревизионной комиссии,

Галлер Лев Михайлович, адмирал — заместитель наркома ВМФ,

Левченко Гордей Иванович, вице-адмирал — заместитель наркома ВМФ,

Жаворонков Семен Федорович, генерал-лейтенант авиации — начальник управления ВВС ВМФ.


Командование Наркомата ВМФ:

Народный комиссар ВМФ: Кузнецов Николай Герасимович, Адмирал флота — 22.06.1941 — 03.09.1945.

Заместители наркома ВМФ:

Исаков И.С., Адмирал флота — 22.06.1941 — 03.09.1945

Рогов И.В., генерал-полковник береговой службы — 22.06.1941 — 03.09.1945

Галлер Лев Михайлович, адмирал — 22.06.1941 — 03.09.1945;

Левченко Гордей Иванович, адмирал — 22.06–12.10.1941 и 09.04.1944 — 03.09.1945 (наркому оставалось соглашаться, хотя он обстоятельно возражал против назначения Гордея Ивановича командующим Крымским фронтом; это назначение инициировал адмирал Исаков в согласии с Л. П. Берия, и Генсек Сталин эту инициативу одобрил);

Игнатьев Сергей Парфенович, корпусный комиссар — 22.06.1941 — 20.01.1942 (креатура Л. П. Берия);

Малышев Николай Васильевич, генерал-лейтенант береговой службы — 20.01.1942 — 19.04.1945 (креатура Л. П. Берия);

Абанькин Павел Сергеевич, вице-адмирал — 19.04.— 03.09.1945;

Воробьев Сергей Ильич, генерал-полковник береговой службы — 22.06.1941 — 03.09.1945.


Начальники Главного морского штаба:

Исаков И. С., адмирал — 22.06.1941 — 03.07.1942;

Алафузов Владимир Антонович, адмирал — 03.07.1942 — 16.03.1943 и 22.07.1944 — 13.04.1945 (креатура Л. П. Берия);

Степанов Георгий Андреевич, вице-адмирал — 16.03.1943 — 21.07.1944 (креатура Л. П. Берия);

Кучеров Степан Григорьевич, адмирал — 27.04–03.09.1945.


Начальники оперативного управления:

Алафузов В. А., контр-адмирал — 22.06.1941— 17.03.1943;

Богденко Валентин Лукич, контр-адмирал — 17.03.1943— 05.08.1944;

Зозуля Федор Владимирович, контр-адмирал — 05.08. — 12.09.1944;

Кучеров С. Г., вице-адмирал — 12.09.1944 — 27.04.1945;

Харламов Николай Михайлович, вице-адмирал — 27.04— 3.09.1945.


Начальник организационно-мобилизационного управления:

Бабин Пантелеймон Иванович, генерал-майор береговой службы — 22.06.1941—03.09.1945.


Начальники разведывательного управления:

Зуйков Николай Иванович, контр-адмирал — 22.06. — 11.09.1941.

Воронцов Михаил Александрович, контр-адмирал — 11.09.1941—10.04.1945 (по не уточненным сведениям — потомок князя и графа Воронцова);

Филипповский Александр Александрович, капитан 1-го ранга—10.04. — 09.05.1945 и 09.08.—03.09.1945;

Румянцев Александр Михайлович, капитан 1-го ранга — 09.05–09.08. 1945 (по не уточненным сведениям — потомок графа и генерал-фельдмаршала Русской армии П. Румянцева).


Начальник управления военных сообщений:

Кечетжи Николай Константинович, генерал-майор береговой службы — 22.06.1941—03.09.1945.


Начальники отдела внешних коммуникаций:

Сендик Иосиф Моисеевич, капитан 1-го ранга — 06.10.1941—13.12.1944;

Сергеев Николай Дмитриевич, капитан 1-го ранга — 13.12.1944—30.08.1945.


Начальники исторического отдела:

Круглов Владимир Ильич, генерал-майор береговой службы — 22.06–16.08.1941 и 05.09.1944—03.09.1945 (креатура Л. П. Берия; исполнитель воли советских историков, создавших капитальные труды по теме: история Русского государства и становления советской державы, — в которых обвинили царизм в жестокой эксплуатации народов, а также заодно и в разрушении Русского флота, в результате чего он проиграл Крымскую войну и войну с Японией… В сложившейся сложной обстановке в июле-сентябре 1941 г. многим деятелям «новой исторической науки» стало не по себе в Ленинграде и Москве, и они, зная, как гестапо поступает с евреями, покинули обе бывшие русские столицы для дальнейшей «творческой деятельности» в столице советского Узбекистана Ташкенте. Подал рапорт с занимаемой должности и начальник исторического отдела Круглов В. И. Именно в то время нарком ВМФ принял решение поставить на должность руководителя исторической службы капитана 2-го ранга Ивана Николаевича Быкова, но не суждено было этому офицеру стать ведущим историком флота… После того, как утрясутся события на фронтах и в столице, «выдающиеся» советские деятели науки, в том числе и Владимир Ильич Круглов, вновь возвратятся на свои «исторические» должности.);

Быков Иван Николаевич, капитан 2-го ранга — 16.08–30.10.1941;

Бологое Николай Александрович, контр-адмирал — 30.10.1941—20.07.1943;

Долинин Михаил Михайлович, контр-адмирал —20.07.1943 — 05.09.1944.


Начальники управлений боевой подготовки:

Харламов Н. М., вице-адмирал — 22.06. — 20.07.1941 и 27.04.1945;

Кузнецов Константин Матвеевич, капитан 1-го ранга — 25.07–03.09.1941;

Ставицкий Сергей Петрович, вице-адмирал— 03–25.09.1941 и 17.03.1942—20.11.1944;

Коренев Константин Юлианович, контр-адмирал — 25.09.1941 — 17.03.1942;

Грен Иван Иванович, вице-адмирал — 27.04–03.09.1945.


Начальник управления связи:

Гаврилов Виктор Михайлович, инженер — вице-адмирал — 22.06.1941 — 03.09.1945 (эту кандидатуру нарком лично утвердил у Сталина, и вопросов у Генсека не возникло);

Исаченков Николай Васильевич, инженер-вице-адмирал — 22.06.1941 — 03.09.1945.


Начальники артиллерийского управления:

Акулин Михаил Иванович, контр-адмирал — 22.06.1941 — 03.1942;

Егоров Владимир Александрович, контр-адмирал — 03.1942—03.09.1945.


Начальник минно-торпедного управления:

Шибаев Николай Иванович, контр-адмирал — 22.06.1941—03.09.1945.


Начальники технического управления:

Орлов Александр Григорьевич, инженер-вице-адмирал — 22.06.1941—28.04.1945;

Савин Александр Николаевич, инженер-контр-адмирал — 22.04–03.09.1945.


Начальники химического управления (креатуры Л. П. Берия):

Смирнов Сергей Павлович, капитан 1-го ранга — 22.06.1941—09.1942;

Романов Борис Иванович, контр-адмирал — 09.1942 — 03.09.1945.


Начальник управления радиолокаций: Архипов Сергей Николаевич, инженер-контр-адмирал — 16.07.1943 — 03.09.1945 (эта кандидатура была выдвинута наркомом, пожалуй, лучше других в советском руководстве понимавшим необходимость радиолокационного обеспечения ВМФ страны. Николай Герасимович на этом настаивал еще только вступив в должность наркома ВМФ, а затем позже, 27 мая 1941 года — в день гибели германского линкора «Бисмарк». Известно, что проект этого корабля был очень удачен, имел надежную схему бронирования, сверхмощное по тому времени вооружение, а компоновка корпуса давала линкору феноменальную живучесть, что обеспечило ему успешное уничтожение гордости британского флота линкора «Худ». Но спустя несколько часов «Бисмарк» был обнаружен благодаря имевшимся на вооружении в королевском флоте средствам радиолокации, которые, высчитав местонахождение германского рейдера, направили против него авианосец с авиацией и атаковали его. Моряки кригсмарине, чтобы не уронить чести немецких моряков, открыли кингстоны корабля, и он ушел ко дну, не сдавшись врагу. Архипов С. Н. был одним из самых высокопрофессиональных специалистов и заложил основы РЭБ — радиоэлектронной борьбы ВМФ).


Начальники научно-технического комитета:

Жуков Анатолий Алексеевич, инженер-контр-адмирал — 22.06.1941—24.01.1943;

Якимов Александр Авдеевич, инженер-контр-адмирал — 04.1943—07.05.1944;

Алексеев Николай Васильевич, инженер-контр-адмирал -05.1944—09.05.1945.


Начальник гидрографического управления:

Лапушкин Яков Яковлевич, контр-адмирал — 22.06.1941— 03.09.1945


Начальники аварийно-спасательного управления:

Крылов Фотий Иванович, контр-адмирал — 22.06.1941— 08.1941;

Кузнецов Аполлон Александрович, контр-адмирал 08.1941—02.1942;

Фролов Александр Андреевич, инженер-вице-адмирал 02.1942 —03.09.1945.


Начальник инженерного управления:

Судьбин Павел Иванович, генерал-лейтенант инженерных войск — 22.06.1941—03.09.1945.


Начальники управления подводного плавания:

Фролов Александр Сергеевич, контр-адмирал — 26.01. — 11.11.1943;

Виноградов Николай Игнатьевич, контр-адмирал 02.12.1943 — 23.02.1944;

Стеценко Андрей Митрофанович, контр-адмирал — 24.06.1944 — 09.03.1945;

Шергин Александр Петрович, капитан 1-го ранга — 09.03. -03.09.1945.


Начальник медико-санитарного управления:

Андреев Федор Федорович, генерал-майор медицинской службы — 22.06.1941 — 03.09.1945.

Начальник управления береговой обороны:

Мушнов Иннокентий Степанович, генерал-лейтенант береговой службы — 22.06.1941 — 03.09.1945.


Начальник управления ВВС Наркомата ВМФ:

Жаворонков Семен Федорович, маршал авиации — 22.06.1941 — 03.09.1945.