Загрузка...



Глава 12

Закрытые акватории не решают исхода битв

В жаркую летнюю ночь 1941 г. Вторая мировая война докатилась до российского Крыма… И обстоятельства — в который уж раз! — испытывали Черноморский флот на прочность…

«Первым принял удар на себя Севастополь. Пускай другие вступили в бой лишь на час-другой позднее, но они уже знали: враг напал на нашу Родину, а война началась! — так описывал последовательность событий нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов в книге «Накануне». — Севастополь встретил нападение подготовленным. Командованию флота пришлось самому принять решение об открытии огня. Стоит еще раз напомнить о том, что лишь за неделю до этого всех нас заверяли: война не предвидится, разговоры о ней — провокация, чтобы понять, как драматична была обстановка в ту ночь и какое внутреннее торможение, колебание, неуверенность должны были преодолеть в себе люди, прежде чем твердо и мужественно отдать такой приказ.

Впоследствии мне рассказали, что в ту субботу, как и в предыдущие дни, корабли стояли в Севастопольской бухте рассредоточенно, с оружием, готовыми к действию. Они были затемнены, и с берега нельзя было различить их силуэты на черной воде. Но город вечером 21 июня еще сверкал огнями. Бульвары и сады переполнила праздничная нарядная публика. «Казалось, ничто не предвещало трагических событий» — так написал об этом вечере Н. Т. Рыбалко, бывший в те часы оперативным дежурным по штабу Черноморского флота.

Около 23 часов в комнату оперативного дежурного заглянул начальник штаба флота контр-адмирал И. Д. Елисеев.

— На несколько минут отлучусь домой, — сказал он.

Н. Т. Рыбалко вновь увидел контр-адмирала меньше чем через два часа, когда тот быстро вошел в комнату дежурного, держа в руках телеграмму.

«Я ее помню дословно, — пишет Н. Т. Рыбалко, — только не ручаюсь за то, в каком порядке были перечислены флоты». Вот эта телеграмма:

«СФ, КБФ, ЧФ, ПВФ, ДВФ. Оперативная готовность № 1 немедленно. (Кузнецов».)

Сразу же главной базе был дан сигнал «Большой сбор». 14 город огласился ревом сирен, сигнальными выстрелами батарей. Заговорили рупоры городской радиотрансляционной сети, передавая сигналы тревоги. На улицах появились моряки, они бежали к своим кораблям…».

Заметим: приказ об оперативной готовности № 1 был отдан всего за несколько часов до начала войны! Это ли не свидетельство стратегического предвидения, исходя из анализа военно-политической обстановки, и, безусловно, военного таланта этого выдающегося адмирала, коим являлся Н. Г. Кузнецов…

Вот он пишет далее: «3 часа 07 минут. Немецкие самолеты подходили к Севастополю крадучись, на небольшой высоте. Вдруг сразу вспыхнули прожектора, яркие лучи стали шарить по небу. Заговорили зенитные орудия береговых батарей и кораблей. Несколько самолетов загорелись и начали падать. Другие торопились сбросить свой груз. У них была задача заблокировать корабли в бухтах Севастополя, не дать им возможности выйти в море. Противнику это не удалось. Мины упали не на фарватер, а на берег. Часть попала в город и взорвалась там, разрушая дома, вызывая пожары и убивая людей.

Мины спускались на парашютах, и многие жители думали, что это выбрасывается воздушный десант. В темноте принять мины за солдат было немудрено…налет был отбит, и рассвет 22 июня Севастополь встретил во всеоружии, ощетинившись орудиями, которые смотрели в небо и в море.

В Москве рассвет наступил несколько раньше. В 3 часа было уже все видно. Я прилег на диван, пытаясь представить себе, что происходит на флотах. Глуховатый звонок телефона поднял меня на ноги.

— Докладывает командующий Черноморским флотом.

По необычайно взволнованному голосу вице-адмирала Ф-С. Октябрьского уже понимаю — случилось что-то из ряда вон выходящее.

— На Севастополь совершен воздушный налет. Зенитная артиллерия отражает нападение самолетов. Несколько бомб упало на город…

Смотрю на часы. 3 часа 15 минут. Вот когда началось… У меня уже нет сомнений — война!..»

И как штрих к действиям иных военачальников, чья недальновидность только усугубила ситуацию, приведу пример редкого здравомыслия: генерал-полковник Г. М. Штерн, заступив на должность начальника Управления ПВО Красной армии, высказался, что Постановление СНК от 20 января 1941 г. «Об организации противовоздушной обороны» и приказ наркома № 0015 от 14 февраля того же года «О разделении территории СССР на зоны, районы и пункты ПВО» считает… почти вредительскими и потому выполнять их не собирается (!). Его поддержал и начальник Управления ВВС Рычагов. Штерн считал, что подобные приказы и постановления о ПВО делают всю территорию СССР фактически беззащитной при налетах авиации любого предполагаемого противника. И, значит, Севастополь не был прикрыт, не был обеспечен ПВО страны. А командование ЧФ об этом не позаботилось…

Настало время, когда небольшой флаг с черными и желтыми квадратами, обозначающий на морском языке сигнал воздушной тревоги, стал взвиваться на мачтах Черноморских кораблей по нескольку раз в день.

Нарком позвонил в кабинет Сталина, но Поскребышев сообщил, что того нет и нет никакой возможности соединить Кузнецова с вождем. Николай Герасимович позвонил маршалу С. К. Тимошенко и передал ему слово в слово доклад вице-адмирала Октябрьского. Через несколько минут он вновь звонит Сталину, но из узла связи Кремля сообщают, что его просьбу сказать о том, что бомбят Севастополь, доложат не Сталину, а… кому следует; и доложили наркому внутренних дел о том, что нарком ВМФ ведет панические разговоры, что Севастополь, мол, разрушен. Буквально через несколько минут раздался зуммер аппарата ВЧ, и Кузнецов услышал раздраженное:

— Вы понимаете, что докладываете? — это был голос секретаря ЦК ВКП(б), курировавшего силовые и административные органы страны, Георгия Максимилиановича Маленкова.

— Понимаю и докладываю со всей персональной ответственностью: началась война.

— Ну, как знаете… — Маленков положил трубку.

Кузнецов понял, что секретарь ЦК не поверил; однако его информация была тут же перепроверена связистами органов НКВД.

Несомненно, Кузнецов с тяжелым сердцем переживал первые часы и дни войны, и наверняка он не раз взвешивал шансы разнообразного течения событий; думал и сопоставлял возможности людей, отвечающих за флот на местах и во многом отвечающих за то, как те события будут развиваться…

Безусловно, нарком не только анализировал каждого из командующих флотами; он сравнил состояние дел и мощь советского ВМФ с германским кригсмарине (военно-морским флотом), с британским, итальянским и американским флотами и понимал, что по качественным параметрам это сравнение не в пользу советского флота. И если взять противника — германский флот, то он могуч и имеет высокопрофессиональных офицеров и хороших матросов. И наверняка будет вести войну на международных коммуникациях против флотов США и Великобритании. Об этом говорит и гибель линкора «Худ» в сражении с линкором «Бисмарк».

Кузнецов отдавал себе отчет, что в начавшейся войне наибольшая тяжесть ляжет на плечи самого молодого командующего Северным флотом вице-адмирала Арсения Григорьевича Головко, выходца из лихой казачьей семьи на Кубани. Ему было только 35, и он был всего-то на два года моложе наркома…

Так, — рассуждал нарком, — значит, войны как таковой ни на Балтике, ни на Черном море — в этих двух закрытых морских акваториях— не будет… А, как говорят армейские товарищи, будут там вестись «бои местного значения», не ретающие исхода стратегических сражений Второй мировой. Значит, роль этих двух флотов будет чисто вспомогательная, транспортная, и еще — силами своего вооружения, поддержкой своего артиллерийского огня эти два флота должны помогать армейским объединениям и соединениями, ведущих вооруженную борьбу с вторгшимся противником.

По имеющимся у Кузнецова сведениям, немцы «заперли» на таллинском рейде все основные силы Балтийского флота. Который в самом недалеком будущем ждала ужасная трагедия, порожденная беспечным отношением командования БФ и лично адмирала В. Ф. Трибуца, его помощников адмиралов Ю. А. Пантелеева, Ю. Ф. Ралля, Н. К. Смирнова, А. Д. Вербицкого.

Что же касается Черноморского флота, понимал Кузнецов, то морских сил германского флота в том регионе нет, а есть лишь одна устаревшая подводная лодка Румынии, не представляющая никакой опасности для сил советского флота. Значит, там лишь необходимо наличие высокопрофессиональных кадров и тактически грамотное использование имеющихся линкора, крейсеров, лидеров, эсминцев для артиллерийской поддержки Красной армии.

Командный и начальствующий состав Черноморского флота:

Азаров И. И. — член ВС, бригадный комиссар (впоследствии адмирал; креатура ЦК ВКП(б) и ГУГБ — Главное управление Государственной безопасности);

Кулаков Николай Михайлович — дивизионный комиссар (впоследствии вице-адмирал), член ВС ЧФ, начальник политуправления (креатура ЦК ВКП(б) и ГУГБ,). (Сразу же укажу, что намеренно вынес этих двоих политработников над командующим ЧФ, как это было в реальности, тогда как формально они подчинялись командующему флотом.)


Командующие флотом:

Октябрьский (Иванов) Филипп Сергеевич, адмирал — 22.06.1941 — 23.04.1943 и 28.03.1944—09.05.1945;

Владимирский Лев Анатольевич, вице-адмирал — 23.04.1943 — 10.03.1944;

Басистый Николай Ефремович, вице-адмирал — 10. — 28.03.1944.


Начальники штаба флота:

Елисеев Иван Дмитриевич, контр-адмирал —22.06.1941 — 30.01.1944;

Голубев-Монаткин Иван Федорович, контр-адмирал — 05.02. -12.12.1944;

Басистый Н. Е., вице-адмирал — 12.12.1944 — 09.05.1945.


Начальники оперативного отдела:

Жуковский Оскар Соломонович, капитан 1-го ранга — 22.06.1941 — 03.1943 и 04.1944—09.05.1945;

Мельников Пантелеймон Александрович, капитан 1-го ранга — 03.1943 — 04.1944.


Начальник разведотдела штаба ЧФ:

Намгаладзе Д. Б., полковник.


Начальник связи ЧФ:

Громов Г. Г., капитан 1-го ранга.


Начальник контрразведки НКВД (СМЕРШ):

Ни в каких открытых источниках имя руководителя не упоминается. Но, по сведениям бывших военнослужащих штаба ЧФ в 1941–1942 годах руководители этой структуры после обвинений в бездействии и некомпетентности расстреливались находившимися в контрразведке флота представителями НКВД СССР при ЧФ, которые позже сами оказались в плену. Есть официальная информация лишь о том, что с 10.07.1943 г. по 04.04.1945 г. начальником ОКР СМЕРШ являлся генерал-лейтенант береговой службы Н. Ермолаев. (В отношении закрытых источников информации и архивов будет сказано в конце книги.)


Начальники тыла ЧФ: контр-адмирал Н.Ф. Заяц, а с 1943 г. — генерал-лейтенант береговой службы М.Ф. Куманин.


Штрафные батальоны ЧФ:

В одном штрафбате — 1500 человек (постоянно сменяемый состав). За период 1941–1942 гг. во всей действующей армии СССР наибольшее количество штрафных батальонов было в составе Отдельной Приморской армии, Черноморского флота, в 44-й, 47-й и 51-й армиях Крымфронта — их количество колебалось от 50 до 60 штрафбатов. (И этих сведений вы также не найдете в открытой печати.) Штрафроты:

Отдельно были и штрафные роты в дивизиях; в армиях Крымфронта и на ЧФ было 16–20 рот (в прямой зависимости от количества прибывших в Крым дивизий; иногда их количество достигало 35), в каждой по 500 человек постоянно сменяемого состава. Подразделения штрафников структурно подчинялись начальнику контрразведки НКВД (СМЕРШ). Командующий Одесским оборонительным районом: Жуков Гавриил Васильевич, контр-адмирал — 10.08. - 16.10.1941


Командующие Севастопольским оборонительным районом:

Петров Иван Ефимович, генерал-майор — 04. — 11.1941

Октябрьский Филипп Сергеевич, вице-адмирал — 10.11.1941 — 01.07.1942.

Новиков Петр Георгиевич, генерал-майор — 01. —04.07.1942

Командующие Новороссийским оборонительным районом:

Котов Григорий Петрович, генерал-майор — 18.08. — 08.09.1942

Гречко Андрей Антонович, генерал-майор — 08.09. — 17.10.1942

Комков Федор Васильевич, генерал-лейтенант — 23.10. — 17.12.1942

Горшков Сергей Георгиевич, контр-адмирал — 17.12.1942 — 12.04.1943


Командующий Туапсинским оборонительным районом:

Жуков Г. В., контр-адмирал — 22.07.1942 — 26.01.1943


Командиры Одесской ВМБ:

Жуков Г. В., контр-адмирал — 22.06–22.08.41

Кулишов Илья Данилович, контр-адмирал — 22.08. — 15.10.1941

Белоусов Сергей Филиппович, контр-адмирал — 27.01. — 20.07.1944

Деревянко Константин Илларионович, капитан 1-го ранга — 20.07.1944 — 18.01.1945

Жуков Г. В., вице-адмирал — 18.01. — 07.02.1945 Командиры Очаковской ВМБ:

Вдовиченко Дмитрий Данилович, контр-адмирал — 05Д1.1943—28.03.1944

Деревянко К. И., капитан 1-го ранга — 01.04. — ^4.06.1944


Командиры Николаевской ВМБ:

Кулишов И. Д., контр-адмирал — 22.06. — 28.08.1941 Деревянко К. И., капитан 1-го ранга — 14.06. — 21.07.1944


Командиры Потийской ВМБ:

Куманин Михаил Федорович, генерал-лейтенант береговой службы — 10.10.1942 — 11.09.1943

Фадеев Владимир Георгиевич, вице-адмирал —11.09.1943 — 07.10.1944

Филиппов Андрей Михайлович, контр-адмирал — 11.10.1944— 28.02.45


Командиры Севастопольской ВМБ:

Филиппов А. М., капитан 1-го ранга — 12.04 —

Фадеев В. Г., вице-адмирал — 11.10.1944 — 07.02.1945 Командиры Керченской ВМБ:

Васюнин Петр Никифорович, контр-адмирал — 09.09. — 06.11.1941

Фролов Александр Сергеевич, контр-адмирал — 06.11.1941 — 26.06.1942

Трайнин Павел Алексеевич, контр-адмирал — 26.06. — и 04.03. — 25.04.1943

Рутковский Владимир Иванович, капитан 1-го ранга —25.04.1943 — 21.07.1944


Командиры Новороссийской ВМБ:

Александров Александр Петрович, капитан 1-го ранга — 22.06. — 24.07.1941

Фролов А. С., капитан 1-го ранга — 24.07. — 10.09.1941 Холостяков Георгий Никитич, контр-адмирал — 10.09.1941 — 12.1944

Зубков Александр Илларионович, капитан 1-го ранга — 12.1944 — 09.05.1945


Командиры Туапсинской ВМБ:

Кулишов И. Д., контр-адмирал— 19.10.1941 — 26.03.1942

Трайнин П. А., контр-адмирал — 26.03. — 08.04.1942

Жуков Г. В., контр-адмирал — 08.04.1942 — 22.03.1943

Голубев-Монаткин И. Ф., капитан 1-го ранга — 22.03.1943 — 29.01.1944

Васильев Андрей Григорьевич, капитан 1-го ранга — 29.01–10.08.1944.


Командир Констанцкой ВМБ:

Новиков Тихон Андреевич, контр-адмирал —01.09.1944 — 09.05.1945


Командующие эскадрой:

Владимирский Л. А., вице-адмирал — 22.06.1941 — 05.05.1943

Басистый Н. Е., вице-адмирал — 05.05.1943 — 29.09.1944

Горшков С. Г., вице-адмирал — 29.09.1944 — 09.05.1945


Командиры бригады крейсеров и линкора:

Горшков С. Г., контр-адмирал 22 06. — 12.10.1941

Басистый Н. Е., контр-адмирал — 25.07.1942 — 29.03.1943


Командиры отряда легких сил:

Новиков Тихон Андреевич, контр-адмирал — 22.06. - 06.11.1941

Басистый Н. Е., контр-адмирал— 06.11.1941 —25.07.1942


Командир 1-й бригады подводных лодок (ПА):

Болтунов Павел Иванович, контр-адмирал — 22.06.1941 —12.08.1942


Командир 2-й бригады ПА:

Соловьев Михаил Георгиевич, капитан 1-го ранга — 22.06.1941 — 28.08.1942


Командиры бригады ПА:

Болтунов П. И., контр-адмирал — 28.08.1942- 16.03.1943

Крестовский Андрей Васильевич, капитан 1-го ранга — 16.03.1943 — 17.01.1944

Соловьев М. Г., капитан 1-го ранга — 05.01. — 09.03.1944

Чурсин Серафим Евгеньевич, капитан 1-го ранга — 27.05–09.06.1944


Командир 1-й бригады ПА:

Чурсин С. Е., контр-адмирал — 23.06.1944 — 09.05.1945


Командир 2-й бригады ПА:

Соловьев М. Г., контр-адмирал — 23.06.1944 — 09.05.1945.


Командиры 1-й бригады торпедных катеров (ТК):

Филиппов А. М., капитан 1-го ранга — 22.06.1941 — 10.04.1944

Дьяченков Георгий Данилович, капитан 2-го ранга — 10.04.1944— 12.03.1945

Нарыков Василий Максимович, капитан 2-го ранга — 22.04.1943 — 09.05.1945


Командиры 2-й бригады ТК:

Мельников Александр Александрович, капитан 2-го ранга — 22.06. — 24.12.1941

Савин Сергей Степанович, капитан 2-го ранга — 24.12.1941 — 22.04.1943

Проценко Виктор Трофимович, капитан 2-го ранга —22.04.1943 — 09.05.1945


Командиры 1-й бригады траления (БТ):

Фадеев В. Г., контр-адмирал — 21.07.1942 — 10.09.1943

Новиков Т.А., контр-адмирал — 10.09.1943 — 03.09.1944

Дубровский Владимир Георгиевич, капитан 2-го ранга — 03.09.1944— 15.01.1945

Попов Михаил Николаевич, капитан 1-го ранга — 15.01. — 09.05.1945


Командиры 2-й БТ:

Студеничников Александр Федорович, капитан 1-го ранга — 05.1944 — 21.07.1944

Катунцевский Григорий Васильевич, капитан 2-го ранга — 21.07.1944 — 09.05.1945 Командиры 3-й БТ:

Иванов Алексей Петрович, капитан 2-го ранга — 19.06.1944 — 16.03.1945

Ратнер Адольф Максимович, капитан 2-го ранга — 16.03. — 09.05.1945


Начальник береговой обороны — член Военного совета ЧФ:

Моргунов Петр Алексеевич, генерал-лейтенант береговой службы — 05.01.1943 — 09.05.1945


Командиры 255-й отдельной морской стрелковой бригады:

Гордеев Д. В., полковник — 28.08.1942 — 14.01.1943

Потапов А. С., полковник — 14.01.1943 — 09.1943

Григорьев С. Т., майор — 09.1943

Харичев П. В., полковник — 26.09.1943 — 01.1944

Власов Н. И., полковник — 09.01.1944 — 03.05.1945

Татарчевский И. В., полковник 03.— 09.03.1945


Командиры 83-й отдельной бригады морской пехоты:

Кравченко М. П., подполковник — 30.08. — 20.12.1942

Красников Д. В., подполковник — 20.12.1942 — 05.1943

Абрамов А. М., полковник — 04.06.1943 — 07.1943

Козлов, подполковник — 07.43–09.1943

Овчинников, подполковник — 19.09.1943 — 11.1943

Мурашов П. А., полковник — 16.11.1943 — 12.1943

Смирнов, полковник — 27.07.1944 — 01.1945

Селезнев, полковник — 01.1945 — 09.05.1945


Командир 7-й бригады морской пехоты:

Жидилов Евгений Иванович, генерал-майор —17.08.1941 — 03.07.1942


Командиры 8-й бригады морской пехоты:

Вильшанский Владимир Львович, полковник — 13.09.1941—10.01.1942

Горпищенко Павел Филиппович, полковник — 29.01. —17.07.1942


Командир 9-й бригады морской пехоты:

Благовещенский Николай Васильевич, подполковник — 25 09.1941 — 03.07.1942


Командиры 83-й морской стрелковой бригады:

Леонтьев Иван Павлович, полковник — 10.1941 — 06.1942

Вруцкий Валентин Аполлинарьевич, полковник — 06.1942 — 12.09.1942

Командиры 1-го Черноморского полка морской пехоты:

Морозов И. А., майор — 05. — 15.08.1941

Осипов Я. И., полковник — 15.08. — 02.11.1941


Командиры 2-го Черноморского полка морской пехоты:

Осипов Я. И., интендант 1-го ранга — 08. — 15.08.1941

Морозов И. А., майор — 15.08. — 15.10.1941

Таран Н. Н., подполковник — 10.1941 — 01.1942


Командиры 3-го Черноморского полка морской пехоты:

Корень К. М., капитан — 09.1941 — 04.1942

Затылкин В. Н., подполковник — 10.1941 — 07.1942

Гусаров С. Р., полковник — 07.1942


Командиры 16-го отдельного батальона морской пехоты (ОБМП):

Красников Д. В., майор — 08.1942 — 11.1942

Рогальский И. А., старший лейтенант— 11.1942 — 05.1943


Командир 142-го ОБМП:

Кузьмин О. И., капитан-лейтенант — 06.1942. — 10.1942


Командиры 143-го ОБМП:

Артамонов М. П., капитан 3-го ранга— 06.1942 — 30.09.1943

Левченко 3. И., майор — 10.1943 — 03.1944

Макаров В. И., капитан — 03.11.1944

Левицкий И. К., подполковник — 11.1944 — 04.1945


Командир 144-го ОБМП:

Востриков А. И., капитан-лейтенант — 06. — 09.1942


Командиры 305-го ОБМП:

Попов В. М., капитан — 06. — 21.07.1942

Паросюк И. Г., майор — 21.07. — 08.1942.

Желудько П. И., старший лейтенант — 08.1942

Куников Ц. Л., майор — 27.08. — 05.09.1942

Богословский В. С., капитан — 05. — 20.09.1942

Шерман А. М., капитан-лейтенант — 10.10.1942 — 10.02.1943

Мартынов Д. Д., майор — 11.1943 — 03.1945


Командиры 386-го ОБМП:

Бондаренко А. А., капитан — 04. — 09.1943

Беляков Н. А., подполковник — 09.1943 — 05.05.1945


Командиры 393-го ОБМП:

Ботылёв В. А., капитан-лейтенант — 21.08.1943 — 06.1944

Старшинов Н. В., майор — 06. — 09.1944

Бондаренко А. А., майор — 09.1944 — 09.05.1945


Начальники ПВО ЧФ:

Жилин Иван Сергеевич, генерал-майор артиллерии — 22.06.1941 — 09.1943

Душин Алексей Захарович, генерал-майор авиации — 10.1943 — 09.1944

Пименов Алексей Федорович, генерал-майор артиллерии — 09.1944 — 09.05.1945

Командующие ВВС ЧФ:

Русаков Виктор Антонович, генерал-майор авиации — 22.06. — 04.11.1941

Остряков Николай Алексеевич, генерал-майор авиации — 04.11.1941 — 24.04.1942

Ермаченков Василий Васильевич, генерал-полковник авиации — 25.04.1942 — 09.05.1945