Загрузка...



Глава 20

Тайна миссии Черноморского флота

После оставления Одессы был создан Крымфронт.

И прежде чем говорить о трагедии этого фронтового объединения, следует назвать авторов его создания, указать цели и задачи, а самое главное — мотивы, которыми руководствовались участники событий.

У советских историков и их преемников, как и у бывших командующих советскими объединениями (армиями) и высшими объединениями (фронтами) в годы войны, удивительная манера — умышленно преувеличивать силы и возможности вермахта и уменьшать наличие у себя войск и вооружений. Казалось бы, чего проще: даются в печатных источниках карты и схемы, напишите с одной стороны — такая-то армия, столько-то соединений, частей, подразделений, столько-то вооружений, такой-то командующий и такие-то командиры корпусов и дивизий. А с другой стороны — то же самое, но о силах противника. И тогда всем станет ясно, кто умный военачальник, а кто дурак, у кого офицеры подготовлены, а у кого — пьяницы и развратники, у кого солдаты пришли воевать, а у кого — драпать с места боев…

Но вернемся к Крымфронту.

Командующий — с 23 октября 1941 года — вице-адмирал Г. И. Левченко. В конце декабря того же года его снимут с должности и назначат на его место генерал-лейтенанта Д. Т. Козлова. Начальником штаба являлся генерал-майор Ф. И. Толбухин (впоследствии Маршал Советского Союза, Герой Советского Союза, кавалер ордена «Победа», командующий войсками 3-го Укрфронта), которого после снятия Левченко заменит в январе 1942 года генерал-майор П. П. Вечный. Членами Военного совета являлись корпусной комиссар А. С. Николаев, дивизионный комиссар Ф. А. Шаманин. Представителями Ставки ВГК были: заместитель наркома обороны СССР по вооружению, Герой Советского Союза, Маршал Советского Союза Григорий Иванович Кулик, который, как следует понимать, обеспечивал (или должен был обеспечивать) действия артиллерии фронта. А также представитель Ставки ВТК (и мы понимаем что это главный человек в Крыму), член Оргбюро Политбюро ЦК ВКП(б), нарком Госконтроля СССР, начальник Главного управления политической пропаганды Красной армии, армейский комиссар 1-го ранга Лев Захарович Мехлис.

Организационно Крымфронт входит в состав Юго-Западного направления, возглавляемого Маршалом Советского Союза Семеном Михайловичем Буденным, штаб которого находится в Краснодаре. А учитывая, что Черноморский флот оперативно подчинен Крымфронту, то к Буденному, а точнее — в Туапсе командируется первый заместитель наркома ВМФ — начальник ГМШ адмирал И. С. Исаков.

Во главе партии стоял Генсек Сталин, который создал внутри Политбюро практически неприкасаемый орган беспредельной власти — Организационное бюро (Оргбюро) Политического бюро Центрального Комитета Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков). Так вот, членом этого Оргбюро и являлся Лев Захарович Мехлис, назначенный Сталиным представителем Ставки в Крым.

За этим крылось не только особое доверие, но и особая значимость задачи, которую Сталин поставил Мехлису, отправляя того в Крым.

И теперь мы подходим к самой сути тайной миссии Черноморского флота, определенной ему в годы Второй мировой войны.

161

В официальной биографии Л. 3. Мехлиса говорится, что уже после Крымфронта он состоял членом военных советов ряда фронтов. Конечно, Лев Захарович появлялся на фронте, а это случалось нередко, но задачи его были совершенно иные, чем те, которые ставились перед членами военных советов. Перед Львом Захаровичем тряслись все без исключения командующие и члены военных советов фронтов и армий! Почему? — Попытаемся приоткрыть завесу. И только один-единственный (!) раз Сталин назначил его представителем Ставки, но… удивительное дело, — на самый, как многим кажется и по сей день, незначительный, вспомогательный Крымский фронт.

Так в чем секрет этого назначения? Взглянем подробнее…

В состав Крымфронта входили:

— 44-я армия (Герой Советского Союза, генерал-лейтенант С. И. Черняк, боевой состав 250 000, резерв 2 дивизии — 40 000, 25 штрафбатов — 37 500, пополнялись за счет основного боевого состава). В состав армии после полного разгрома был введен бывший 9-й Особый стрелковый корпус, точнее, его остаток в лице командира генерал-лейтенанта П. И. Батова и еще нескольких офицеров; вновь сформированный корпус стал обычным 9-м стрелковым корпусом и имел в составе 3 дивизии трехполкового состава. В связи с формированием штаба Крымфронта Батов был назначен одним из заместителей командующего фронтом (надо полагать, с единственной целью разрушения и гибели теперь уже не корпуса, а фронта);

Вот любопытная цитата из книги П. А. Моргунова «Героический Севастополь»: «Учитывая важное военно-политическое и стратегическое значение Крыма, Ставка 14 августа 1941 г. приняла решение сформировать на базе 9-го стрелкового корпуса 51-ю Отдельную армию на правах фронта с оперативным подчинением ей Черноморского флота в вопросах обороны Крыма» (с. 27); и ни у кого не возникает сомнений: как и почему на базе корпуса создается целая армия?! — и только если учесть, что это самый огромный 9-й Особый корпус, тогда принятое решение приобретает логику…

— 47-я армия (генерал-майор К. С. Колганов, боевой состав 200 000, резерв 1 дивизия — 20 000, 10 штрафбатов — 15 000, пополнялись за счет основного боевого состава):

— 51-я Отдельная армия (командовал генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, а затем генерал-лейтенант В. Н. Львов, боевой состав 190 000, резерв 1 дивизия — 15 000, 15 штрафбатов — 22 500, пополнялись за счет основного боевого состава);

— ВВС фронта под командованием генерал-майора авиации С. К. Горюнова — 3 авиадивизии трехполкового состава, в полку — 35 самолетов. Всего же в армии 350 самолетов. — при обороне Керченского полуострова была привлечена также авиация войск Закавказского военного округа (фронта) под командованием дважды Героя Советского Союза генерал-лейтенанта авиации С. П. Денисова. Состояла из трех корпусов, в которых было немногим более 1000 самолетов и Отдельная авиабригада в количестве 100 самолетов. По неофициальным сведениям, в ВВС округа под командованием генерала Денисова было около 2000 самолетов;

— а также Отдельная Приморская армия под командованием генерал-майора И. Е. Петрова, по прибытии под Севастополь доукомплектованная до штатного состава, которая рассредоточилась для обороны главной военно-морской базы ЧФ. В армии было 300 000 человек, 30 штрафбатов — 45 000, к лету 1942 г. количество штрафбатов было доведено до 50 единиц, которые также пополнялись за счет основного боевого состава, прибывающего из Кавказа и из глубинки РСФСР. Плюс артиллерия резерва ВГК под командованием заместителя наркома обороны СССР Маршала Советского Союза Г. Кулика.

Оперативно Крымфронту был подчинен и Черноморский флот.

Этим силам на тот момент противостояли войска 11-й армии вермахта под командованием генерал-полковника Фридриха Эриха фон Левински (Манштейна) группы армий «Юг», которую возглавлял генерал-фельдмаршал Герд фон Рундштедт. В состав 11-й армии входили три изрядно потрепанные в боях и не пополнявшихся корпуса (о чем никогда не хотели (и не хотят) помнить советские и постсоветские историки, адмиралы и генералы). Когда фон Манштейн принял армию, в трех корпусах было 75 000 солдат вермахта, но после настоятельной просьбы генерал-фельдмаршал представил ему еще 25 000 человек личного состава, которые и были расписаны по трем корпусам.

Назначение фон Манштейна состоялось 12 сентября 1941 года после гибели в самолете связи «Шторьх» командующего армией генерал-полковника кавалерии риттера Ойгена фон Шоберта. Фон Манштейн получил в свое распоряжение объединение, состоящее из 54-го корпуса (генерал Эрих фон Ханзен), 42-го горного корпуса (генерал граф Ганс фон дер Шпонек), 30-го корпуса (генерал Ганс фон Зальмут), в составе которых были 6 пехотных дивизий и 2 горные дивизии, 1-я моторизованная дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер», а также 3-я румынская армия (три горные дивизии и три кавалерийские бригады). Единственным мощным, по мнению самого фон Манштейна, соединением являлась 1-я дивизия СС, носившая имя фюрера.

Выслушав командиров соединений и ознакомившись с состоянием дел в армии, генерал фон Манштейн отчетливо понял, что для осуществления поставленной задачи одновременного захвата Крыма и Ростова-на-Дону у него просто не хватит людских сил.

Взвесив все за и против и доложив о принятии дел и должности главнокомандующему группой армий «Юг», фон Манштейн получил от генерал-фельдмаршала фон Рундштедта 49-й горный корпус генерала Людвига Кюблера, который был введен командующим в резерв 11-й армии. Но ненадолго.

Одновременно фон Манштейн доложил фон Рундштедту, что проблема разгрома советских войск в Крыму, а также разгрома Севастопольской и Керченской группировок войск — это серьезное военное мероприятие, требующее многомесячных тяжелых боев. Генерал-фельдмаршал, спокойно выслушав талантливого генерала, согласился с его мнением.

Итак, согласно штатного расписания, в одной немецкой армии (штатная категория командующего — генерал-полковник) предусматривается два или более корпусов. У генерала фон Манштейна их три плюс один резервный.

Как указывалось, он принял 75 000 человек, затем получил дополнительно еще 25 000; таким образом, силы трех корпусов возросли до 100 000. Но количество дивизий у фон Манштейна остается прежним — 6 плюс 2 дивизии Кюблера в 49-м горном корпусе резерва. Да плюс лейб-штандарт «Адольф Гитлер».

Итого — 9 дивизий.

А по штату в состав дивизии входит 15 859 солдат и 6358 лошадей для гужтранспорта. Реально у генерала фон Манштейна на всю армию было вместе с резервом ровно 100 000 человек — гораздо меньше штатной численности, не достает более 1/3; то есть в каждой дивизии в среднем 9000 солдат. Сказать, что и это огромная сила, будет не правильным, ибо у генерала не было танковой поддержки: ни одного танкового подразделения, не говоря уже о частях и соединениях усиления. Правда, была еще 3-я румынская армия (три горные дивизии и три кавалерийские бригады).

Каковы эти силы, мы можем понять лишь в сравнении, если сосчитаем силы, собранные в Крыму Ставкой ВГК для обороны Крыма.

И так как главным человеком от ЦК партии является член Оргбюро Политбюро ЦК ВКП(б), то ему — Л. 3. Мехлису — и отданы отборные и многочисленные силы, стянутые со всего Кавказа, Кубани и из Юго-Западного направления, которым руководит маршал С. М. Буденный. Только вот об этом не писали в мемуарах… Зато читатель хорошо знает, что за время войны у нас появилась такая харизматическая фигура, как Г. К. Жуков. И там, где он появлялся, туда ему, как представителю Ставки и заместителю Верховного главнокомандующего, стягивались самые мощные и самые подготовленные объединения Красной армии. Т. е. чуть ли не вся наличная мощь наркомата обороны и Генштаба! А попробуй кто-либо возрази единственному заместителю Верховного главнокомандующего (но им он станет потом, в 1943 г.). А в 1941 году судьба Советского Союза решалась не под Москвой и Ленинградом, а на юге. И Сталин, как никто другой, понимал это. И для спасения своей страны ему был нужен не Жуков, а наиболее влиятельный и коварный член высшего руководства партии, каковым являлся член Оргбюро Политбюро ЦК ВКП(б) Лев Захарович Мехлис. А на посту главнокомандующего Южным направлением нужен был созданный агитпропом (отделом агитации и пропаганды ЦК ВКП(б)) «народный герой» и совершенно не представляющий опасности лично для Сталина. Таким героем был Семен Михайлович Буденный.

И кто бы посмел возразить такому уникальному (и по должности, и по изощренности коварства) человеку, коим являлся член Оргбюро Политбюро ЦК ВКП(б) Лев Захарович Мехлис? Таких не было и быть не могло.

Но уж если Сталин направляет такого человека в Крым, значит, здесь что-то из ряда вон выходящее… Что?!