Загрузка...



Глава 34

На морских коммуникациях

В сражениях на морских коммуникациях в июньские дни и ночи 1942 года происходили свои победы и поражения.

В течение первых четырех дней штурма в Главную базу прорывались транспорты «Грузия», «Абхазия», эсминцы «Свободный», «Бдительный», «Незаможник», четыре тральщика и катера; а также подводные лодки Л-23, Л-24, Д-4, С-31, С-32, Л-5.

Для некоторой ясности картины происходящего приведу некоторые цифры из официальных источников. Однако должен указать, что они явно занижены и НЕ соответствуют реальным сведениям по ЧФ, как, впрочем, лживы и официально опубликованные цифры по всему советско-германскому фронту. Однако и по ним общий масштаб вполне можно представить.

Итак, согласно официальным источникам, за четыре дня в город были доставлены тысячи человек матросов и солдат, 887 тонн боезапасов, 452 тонны продовольствия, 200 тонн бензина и др.

8 июня потоплен эсминец «Совершенный» и гидрографическое судно «Гюйс»; 10-го — эсминец «Свободный» и транспорт «Абхазия», а морской буксир № 14 выбросился на берег.

Но 12 июня крейсер «Молотов» и эсминец «Бдительный» смогли, обстреливая из главного и универсального калибров живую силу противника в Бельбекской долине, дважды прорваться в Севастополь и доставить маршевое пополнение и боеприпасы, повторяя удачный рейс через несколько дней. С 12 по 17 июня в Севастополе побывали: крейсер «Молотов» (2 раза), эсминцы «Бдительный» и «Безупречный»; 5 тральщиков и 11 ПЛ. Ими было доставлено более 7000 человек личного состава 138-й стрелковой бригады и маршевого пополнения; 900 тонн боезапаса, вооружение и 200 тонн продовольствия.

В эти же дни под Севастополем люфтваффе потопили транспорт «Грузия», на котором находилось более 500 тонн боезапаса, тральщик № 27 и катер МО-4.

18 июня в районе мыса Феолент (ныне встречается написание Фиолент) потоплен транспорт «Белосток».

С 20 июня из-за того, что противник вышел на Северную сторону Инкерманской бухты, заход кораблей в Севастополь стал практически невозможен. Командование СОРа 20 июня телеграфирует Елисееву и Исакову:

«Надводным кораблям заходить в Северную бухту нельзя. Заканчиваем организацию приема кораблей в бухты Камышовая, Казачья и открытое побережье района ББ-35. принимать можем с обязательным уходом в ту же ночь обратно: лидеры, ЭМ и БТЩ. Подлодки в любое время. Крейсеры сейчас принять невозможно… Заходить кораблям в бухты придется задним ходом, разворачиваясь перед бухтой. В районе ББ-35 подход носом к берегу, маленькая пристань.

(Октябрьский, Кулаков».)

20 и 21 июня в город прошли эсминцы «Безупречный» и «Бдительный», сторожевой корабль «Шквал», тральщики «Мина» и «Защитник», 4 катера, ПА: Щ-209, М-31 и А-4. За два дня доставили более 1500 человек, 405 тонн боезапаса, 190 тонн бензина и продовольствие.

22, 23 и 24 июня в Главную базу прибыли лидер «Ташкент», эсминцы «Безупречный» и «Бдительный», 6 ПЛ, доставившие более 2000 человек из состава 142-й стрелковой бригады, 350 тонн боезапаса, 200 тонн бензина и т. д.

С 25 по 27 июня в Севастополь пришли лидер «Ташкент», эсминец «Бдительный», тральщики «Защитник» и «Взрыв», № 412, сторожевой корабль «Шквал» и 3 ПЛ. Они доставили более 2000 бойцов 142-й стрелковой бригады, а также боезапас, бензин и продовольствие.

26 июня на переходе в Севастополь погиб эсминец «Безупречный». Последним надводным кораблем, прорвавшимся в Главную базу, был лидер «Ташкент» — таинственный «Голубой призрак» под командованием капитана 3-го ранга В.Н. Ерошенко. Это произошло в ночь на 27 июня. На обратном пути корабль был сильно поврежден при налете самолетов люфтваффе. Отчего прибыл в Новороссийск вечером 27-го на буксире. К слову, именно после этого похода командир В.Н. Ерошенко получил очередное воинское звание досрочно, став капитаном 2-го ранга. А весь личный состав корабля был награжден орденами и медалями. Всю остальную историю этого уникального корабля вы уже знаете.

В среднем, если верить сведениям генерал-лейтенанта П.А. Моргунова, в осажденный Севастополь ежедневно прибывало 620 человек личного состава и 120 тонн бензина.

За время обороны Севастополя корабли выполнили более 400 стрельб и израсходовали более 12 000 снарядов. Но… более 75 % стрельб проводились без корректировки, а значит безрезультатно!

С конца мая в снабжении Севастополя и вывозе на Кавказ людей и грузов участвовали лодки проекта «С» («Сталинец»), с середины июня — проектов «М» («Малютка») и «Щ» («Щука»). В канун захвата Севастополя вермахтом командование ЧФ с разрешения адмирала Исакова все-таки выделило для помощи городу подлодки из 1-й бригады ПЛ: Д-4, Д-5, А-4, Л-5, Л-23 («Декабрист» и «Ленинец»). Также в соответствии с этим приказом были назначены техническая (начальник контр-адмирал П. И. Болтунов) и хозяйственная (начальник капитан 1-го ранга Г. Н. Холостяков) комиссии. Первая занималась приемкой грузов, а вторая классифицировала их номенклатуру, габариты, тару, вес каждого места, а также ведала погрузочно-разгрузочными работами. Чтобы увеличить грузоподъемность подлодок, с них сняли «лишние» грузы. Когда все просчитали, выяснилось что выделенных подлодок для доставки из Севастополя на Кавказ всех грузов недостаточно; выделили еще три лодки.

С 18 июня прибывавшие подлодки уже эвакуировали не ценности, а людей — кого, вы уже знаете; повторилось то же, что и в Одессе…

Всего в этот период задействовали 24 ПЛ. В среднем каждая лодка за рейс принимала до 85 тонн грузов; всего в осажденный Севастополь подводными лодками было доставлено 2323 тонны боеприпасов и более 1000 тонн продовольствия. Особо значимым грузом, особенно с июня месяца, стал бензин; его ежесуточный расход составлял около 90 тонн. Согласно приказу командующего флотом, бензин доставлялся всеми типами подлодок, включая малые.

За период обороны Главной базы подлодки совершили 81 поход. Из них — 69 удачных, в 12 случаях подводные лодки возвращались обратно с полпути. З ПЛ были утеряны, — погибли: 20 июня при переходе из Севастополя в Новороссийск была потоплена подлодка Щ-214; 26 июня — шедшая с грузом в Севастополь С-34; а 27 июня — на обратном пути из Севастополя Щ-212.

И военные историки, и специалисты подчеркивают, что одной из главных по значимости задач флота в годы Второй мировой войны являлась организация и оборона морских коммуникаций.

Как известно, Черноморский флот с самого начала войны выполнял задачи на коммуникациях с целью срыва поставок нефти из нефтедобывающих районов Плоешти, Сулины, Констанцы на фронт. При этом подлодки действовали позиционными методами против судов Румынии и Болгарии. Методом, который оказался не эффективным по ряду причин, среди которых:

— отсутствие должной проработки оперативным отделом штаба флота задач, поставленных перед командирами ПЛ;

— незнание командирами ПЛ минной обстановки в районе румынского, болгарского и турецкого берегов, что является недоработкой разведотдела флота;

— незнание минных полей, установленных ЧФ в предвоенные годы;

— низкая профессиональная подготовка командиров ПЛ, других офицеров, старшин и матросов, что обусловлено было тем, что значительная часть и офицеров, и матросов была призвана из запаса с Наркомата рыбной промышленности и не прошла должной подготовки хотя бы в Краснознаменном учебном отряде подводного плавания имени С.М. Кирова в Ленинграде; и другие причины.

ПЛ проекта «Ленинец» использовались для постановки мин по всему побережью Румынии и Болгарии. За 1941 год было установлено 260 мин, на которых погибли 7 подлодок

ЧФ; немало других советских подлодок получили серьезные повреждения. Однако штаб флота вновь и вновь посылал не подготовленные экипажи на те же позиции.

В подтверждение этих слов нелишне будет привести слова из директивы наркома флота адмирала Н. Г. Кузнецова, направленной в Военный совет ЧФ 7 января 1942 года. Нарком сурово подытожил (выделено мной): «Итоги подводной войны Черноморского флота за 6 месяцев войны показали абсолютно неудовлетворительные результаты и невыполнение вами моих приказаний в части использования подлодок.

Из общего числа 44 подлодок Черноморского флота к началу войны и 54 к концу периода за полгода утоплено 7 транспортов противника, в то же время погибло 7 наших подводных лодок. Таким образом, каждый транспорт нам обходится ценой лодки.

…Причины срыва подводной войны на коммуникациях противника:

Слабое напряжение подлодок. На коммуникациях противника от Босфора до Одессы выставлялось только 5–6 подлодок. 18 ноября вам было приказано увеличить число позиций до 14. Вместо этого число позиций снижено до трех.

Бесцельное использование подлодок не по назначению, вроде обстрела из одной пушки Ялты, что мною было вам запрещено. Сейчас в Коктебеле высажен десант в 20 человек с подлодки, что с успехом мог бы сделать катер МО.

Бесцельное несение дозора подлодок перед Поти, где за 6 месяцев войны ни разу не появился ни один корабль или подлодка противника, на что вам также было мною указано.

Плохая работа оперативного отдела и штаба Черноморского флота в части планирования и организации операций подлодок, без анализа обстановки, без помощи подлодкам в обеспечении решения их главной задачи.

Разведка самих позиций не делается. Очевидно, что Щ-204, Щ-211, С-34 погибли, а Щ-205 и Л-4 подорвались на позиции № 28, и все же подлодки продолжали посылаться одна за другой, и к 24 декабря туда же послана Щ-207.

Ожидаю выполнения моих приказаний по использованию подводных лодок и доклада, что сделано вами в результате анализа опыта первого полгода войны, с тем чтобы уменьшить потери своих подлодок и увеличить воздействие на коммуникации противника».

Этот отрывок красноречиво характеризует и работу командования Черноморского флота, и работу Военного штаба ЧФ в 1941–1942 годах. Как говорится, авторские комментарии излишни.

Но подобное головотяпство, бездумная, бессмысленная гибель продолжались и далее. И уже 3 марта 1942 г. Н.Г. Кузнецов направляет Военному совету Черноморского флота новую директиву, которая гласит: «С началом войны на Черном море от плохой организации переходов имеет место гибель большого количества транспортов.

На своих минах погибли: транспорты «Кола», «Десна», «Ленин», «Крым», «В. Чапаев», танкер «Апшерон»; от неизвестных причин: ледокол «Макаров», «Рот-Фронт»; шедшие без охранения: «Большевик», «Каменец-Подольск» при недостаточном охранении (1 СКА).

Указанные события и особенно последняя гибель транспортов «Большевик» и «В. Чапаев» свидетельствуют о том, что Военный совет флота необходимых выводов по организации перевозок не сделал и не обеспечил должного порядка и безопасности на своих коммуникациях при господстве флота на Черном море. Нашими подлодками утоплено транспортов противника столько же} сколько погибло своих на своих же минах.

Обращаю ваше внимание на продолжающуюся плохую организацию защиты своих коммуникаций и приказываю в кратчайший срок навести порядок, обратив внимание на проверку кадров военных лоцманов, обеспечение безопасности перехода транспортов; категорически запрещаю выпускать транспорты без охранения…» и т. д.

По уже понятным причинам летом 1942-го подлодки активизировались на морских коммуникациях. Вместо позиционного метода стал применяться метод крейсерства в назначенном районе; командиры отдали предпочтение залповым способам стрельбы, выпуская от 2 до 4 торпед. С середины лета и до конца 1942 года подлодки совершили 102 боевых похода, выполнив 41 атаку. Итоги атак: потоплены 3 транспорта, танкер, буксир, колесный пароход и паровая шаланда; несколько судов получили повреждения. А Черноморский флот, «проанализировав и учитывая», как настаивал нарком, «предыдущий негативный опыт», потерял еще… 8 подводных лодок!

Но вернемся в конец июня 1942 года.

Операция по захвату Севастополя, носившая кодовое название «Лов осетра», завершилась успешно для 11-й армии вермахта.

30 июня 1942 года Ставка Верховного Главнокомандования отдала войскам приказ оставить город Севастополь.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 г. была учреждена медаль «За оборону Севастополя». Все участники обороны будут награждены этой медалью; 54 человека — удостоены звания Героя Советского Союза, из них 26 — краснофлотцы.