Загрузка...



Глава 40

И еще о тайных нюансах…

И чтобы уж совсем отделиться от мнения советских и постсоветских авторов, считающих себя знатоками военного искусства, якобы владеющими единственно правдивыми выводами, приведу короткую цитату: «Военно-морские силы Германии к началу 1944 года составляли: 1 вспомогательный крейсер, 4 эскадренных миноносца, 3 миноносца, 3 сторожевых корабля, 3 канонерские лодки, 14 подводных лодок, 28 торпедных катеров, 34 «охотника» за подводными лодками, 4 минных заградителя… Командовал ВМС Германии на Черном море вице-адмирал Бринкман… Фашистские войска бежали с территории Болгарии. Свои надводные корабли и часть подводных лодок они затопили на рейде, три подводные лодки — у берегов Турции. Фашистский флот на Черном море перестал существовать» (См. сборник 2002 г. издания: «Черноморский флот России». С. 290, 304.). Да, если учесть, что ни таких сил, ни «фашистского», ни немецкого флота на Черном море не было! Что я и старался непредвзято, избегая всякой идеологии, показать.

В ряде источников, в том числе и у автора наиболее достоверных книг о флоте профессора В. Доценко, указывается, что во время оккупации вермахтом Крыма, «адмиралом Черного моря» был вице-адмирал Гельмут Бринкман (правильное написание фамилии немецкого вице-адмирала: Бринкманн, тогда как Бринкман в немецком языке свидетельствует о том, что ее носитель — немецкий еврей), находившийся со своим штабом в Симферополе. Общее руководство «немецкими кораблями на Черном море» осуществлял командующий группой ВМС «Юг» адмирал Курт Фрикке, начальником военно-морского района в Феодосии и Ялте был контр-адмирал Шульц. Ну что ж, внесем ясность, чтобы у оппонентов не осталось аргументов в пользу присутствия грозных сил немецкого флота на Черном море…

Несмотря на то, что вышеназванные фамилии мелькают в ряде источников, единственным военно-морским начальником в Крыму короткое время до своей гибели был капитан 1-го ранга фон Бредов — начальник Ялтинского морского порта. Чтобы не быть голословным в описании ситуации и расстановки сил, сошлюсь на весьма информированный источник — известного историка М. С. Маслова и его книгу «Германский флот от Версаля до Нюрнберга»: «22 июня 1941 г. Третий рейх напал на Союз Советских Социалистических республик, начав свою последнюю авантюру. Гитлер вначале хотел победить, не используя флот. Участие кригсмарине должно было ограничиться охраной коммуникаций на Балтике и Северном море и постановкой мин. В конце сентября эскадра в составе «Тирпица», «Адмирала Шеера», «Нюрнберга» и «Кёльна» подошла к Або-Аландским шхерам с целью не выпустить Балтийский флот из Кронштадта и не дать ему возможность интернироваться в Швеции. Но РККФ делать этого и не собирался (См.: Н. Кузнецов. «Курсом к победе». М., 2003, с. 27–28)…. В войне против СССР значительно возрастало значение Арктического театра. Англо-американские конвои начали доставку в Россию стратегических материалов и военной техники. Плацдарм, захваченный в Норвегии, теперь позволял немецкому флоту действовать в бассейнах Баренцева и Карского морей. Важную роль для борьбы на северных коммуникациях играла и база Петсамо, переданная финнами. Летом 1941 г. кригсмарине приступили к активному строительству баз в Северной Норвегии. В то же время англичане всячески стремились препятствовать этому. Было проведено несколько диверсионно-десантных акций британских «коммандос». В марте английский отряд высадился на Лафонтенских островах, а в июле — на Шпицбергене. Подверглись нападению и несколько других портов, однако существенного влияния они на ход военных действий не оказали… На Черноморском ТВД советский флот имел полное превосходство над противником. Румынский флот был слаб, как в отношении корабельного состава, так и в отношении боевой подготовки экипажей. Для усиления румынского флота в Черное море по Дунаю с Эльбы были переброшены небольшиє подводные лодки (что за лодки, будет сказано ниже. — Авт.), торпедные катера, тральщики, а также значительное число небольших буксирных пароходов, переоборудованных в сторожевые и противолодочные корабли. Кроме того, болгарским и румынским верфям был дан заказ на постройку самоходных барж-паромов, которые к этому времени хорошо себя зарекомендовали…В течение всего 1941 г. и нескольких месяцев 1942 г. военно-морские силы стран «оси» на Черном море могли действовать активно, в сущности, только благодаря тому, что русские не проявляли особой инициативы. Советский флот имел перед собой значительно более важные задачи — оборона и эвакуация баз и войск, поддержка Севастополя и Одессы» (М., 2004, сс. 338–339).

Автор подчеркивает, что вплоть до конца 1941 года ситуация на Средиземном море не претерпела кардинальных изменений. Одновременно в главном штабе ВМС Италии была введена должность командующего военно-морскими силами Третьего рейха в Средиземном море. Вице-адмирал Вейхолд, занявший этот пост, развил бурную деятельность; в результате в ноябре немецкие лодки потопили авианосец «Арк Роял» и линкор «Борнхем», уничтожены были 2 крейсера, серьезные повреждения получили 2 линкора и крейсер. В штабе итальянского командования ВМС интересы Германии вплоть до конца 1944 года исполнял контр-адмирал Курт Фрикке, который, начиная с 1939 г., одновременно исполнял обязанности начальника Оперативного отдела кригсмарине Третьего рейха. В соответствии с распоряжением Гитлера и директивой главнокомандующего ВМС гросс-адмирала Эриха Редера по усилению сил кригсмарине на коммуникациях США и Великобритании, были усилены ВМС Германии на севере европейского континента. Так, в марте-апреле 1941 года в Киль и Вильгельмсгафен была переведена большая часть сил Дунайской флотилии под командованием капитана 1-го ранга фон Бютова. Флотилия насчитывала 46 подлодок, подразделявшихся на 7 дивизионов. (У автора Маслова ошибочно указывается, что в составе Дунайской флотилии было 7 флотилий; в составе флотилии могут быть лишь бригады, части, дивизионы, отряды кораблей; возможно, это ошибка редактора.) Из них 11 небольших подлодок являлись учебной базой флотилии и обслуживались 2 учебными подразделениями, готовившими торпедных электриков и специалистов иных специальностей (электриков, штурманских электриков, радиометристов, гидроакустиков, маневровых машинистов, мотористов, комендоров и др.) для обслуживания подводных лодок. Из этих 11 лодок 8 были настолько устаревшими, что находились у причалов в полузатопленном состоянии, их экипажи даже не рисковали находиться в отсеках. В строю находились лишь 3 подлодки времен Первой мировой войны. И вот эти-то 3 сносно держащиеся на воде подводные лодки и были передислоцированы по Дунаю к Констанце. Где и простояли у причала вплоть до высадки советского десанта в порт — когда и были потоплены.

Но можно ли считать подвигом или военным трофеем то, что непригодно для боя?!

Можно ли записывать эти лодки как «грозную» силу, превращающуюся от страха то в 4, то в 14 новейших лодок в воспоминаниях советских военачальников и книгах постсоветских авторов?! Даже вести разговор о них — по меньшей мере несерьезно…

Для того чтобы превратить силы противника в «грозные» или хотя бы реально существовавшие, нужно было «создать» (придумать) целые службы. К примеру, чтобы привязать к этим событиям адмирала кригсмарине Фрикке, советские историки придумали ему должность: командующий группой ВМС «Юг», который «координирует морские операции Эгейского, Адриатического морей», а заодно привязать — «и Черного моря», где помимо румынской подлодки «Дельфинул» имеются 3 подлодки германского рейха… лежащие полузатопленными… А для полной убедительности привязать и контр-адмирала Шульца к Феодосии и Ялте. Да, действительно, немецкий адмирал Шульц, как и адмирал Бринкманн, короткое время в 1943 году находился в Крыму, но не в Симферополе и не в Феодосии, а в Евпатории, так как именно между Евпаторией и Сулиной пролегал один из маршрутов перехода судов и танкеров с румынской нефтью для 17-й армии вермахта, находящейся в Крыму и на Тамани. Именно эти адмиралы тогда же дали негативную оценку такому способу доставки нефти на полуостров, и у них были все основания для этого. По их мнению, задача 17-й армии для Германии не являлась стратегической и размещать флот в черноморских портах не целесообразно, так как все цели и задачи кригсмарине сводились к боевым действиям в Атлантике и на севере. Немецкие адмиралы посетили Крым с инспекцией! Что говорит о пунктуальности и педантичности штаба кригсмарине и высших офицеров гросс-адмирала Редера: досконально и грамотно на месте разобраться, что к чему и что требуется делать дальше…

Но инспектора с высокими чинами были занесены советскими историками в военачальники несуществующих на Черном море страшных «фашистских» морских сил.

Подобные сведения переписываются из источника в источник, вбитые в голову нашим отцам и дедам, они навязываются уже нашим современникам — спустя 60 лет после той войны. Для яркости восприятия и осознания запрограммированной лжи, или, как говорит молодежь, «туфты», приведем любопытный, но краткий анализ материалов, к примеру, тех же составителей сборника «Черноморский флот России», гордо отметивших свои звания и регалии: адмирал, контрадмирал, капитаны 1-го ранга, кандидаты военно-морских и исторических наук. «В июле 1942 г. гитлеровцы имели на Черном море вспомогательный крейсер, 4 эсминца, 3 миноносца, 4 сторожевых корабля, 4 канонерские лодки и 7 подводных лодок, 13 тральщиков, 16 торпедных и 30 сторожевых катеров, около 100 самоходных барж и свыше 300 самолетов» (с. 255). Сравните с данными 1944 года, приведенными выше. «Сил» не уменьшилось, хотя доблестные победы на море, как их описывают, предполагают многочисленные потери вражеских сил и средств…

Итак, год 1942-й, идут бои. «При обороне Азовской военной флотилией восточного побережья в ходе боевых действий противник потерял 21,5 тыс. солдат и офицеров, 26 самолетов, 4 судна, 5 понтонных катеров, 7 танков и танкеток, много другой техники» (с. 357); «Только в августе-сентябре 1942 г. катерники 1-й и 2-й бригад совершили 14 выходов в район Анапы… в результате которых было потоплено и повреждено 11 вражеских судов и боевых кораблей» (с. 265); «за период с 17 апреля по 7 июня фронтовая авиация и ВВС ЧФ, совершив 35 тыс. самолетовылетов, уничтожили 1100 самолетов врага (ну вот, за один раз и уничтожили почти ВСЕ, что было на советско-германском фронте у люфтваффе за всю войну! — Авт.), в том числе 800 — в воздушных боях» (с. 270–271).

В 1943 году — «подводными лодками флота было потоплено 26 и повреждено 3 судна противника» (с. 272); «черноморцы и азовцы потопили 96 кораблей и судов противника» (с. 278); «Керченско-Эльтигенская операция нанесла противнику большой урон. В боях с 31 октября по 11 декабря 1943 г. противник потерял тысячи солдат, более 100 самолетов, до 50 танков» (с. 286); «экипажи торпедных катеров… потопили 4 вражеских корабля и десантную баржу» (с. 294); «за весь период с апреля по май 1944 г. торпедные катера сделали 268 выходов в море… потопили 10 транспортов и 11 быстроходных десантных барж противника» (с. 295); «подводная лодка А-5 потопила немецкий транспорт «Дуростор» и шхуну «Сейферд», а подводная лодка Щ-201 потопила транспорт «Гейзерикс», тральщик и повредила десантную баржу» (с. 295); «за время Крымской операции подводными лодками было уничтожено 8 транспортных судов, 5 кораблей охранения, повреждено 2 транспорта и 1 корабль» (с. 295); «Всего за время Крымской операции авиация Черноморского флота уничтожила 65 и повредила 55 транспортов, кораблей и катеров противника и 81 самолет» (с. 296); «20 августа в Констанце были затоплены эскадренный миноносец «Налука», подводная лодка У-9 (не та ли, что благополучно пролежала там полузатопленной всю войну?! — Авт.), 5 торпедных и 6 сторожевых катеров, тральщик, 5 десантных барж, танкер «Дриес», пароход «Розита», плавучий док и ряд других судов и плавсредств. Всего… уничтожено 37 и повреждено 10 кораблей противника» (с. 298); «в результате действий Дунайской флотилии… фашисты вынуждены были в начале сентября затопить в Прахове около 200 судов» (с. 302); в августе 1944 г. «были потоплены миноносец, 2 монитора, 32 транспорта, 5 торпедных катеров, 2 катерных тральщика, 14 барж — в общей сложности 64 единицы» (с. 303–304).

За один год корабли, подлодки и авиация ЧФ уничтожали больше судов противника, чем он имел за ВСЮ войну с 1941 по 1945 г.!

Но… из года в год, из книги в книгу аккуратно и бессмысленно, — нет! с исключительно большим смыслом! — переписываются подобные, доведенные до абсурда, цифры, вкладывающие в наше подсознание в первую очередь патологическую ненависть к немцам, подогреваемую нежеланием подвергать критическому анализу произошедшее… Если взять все измышления советских военачальников и исследователей и суммировать уничтоженное количество боевой техники и вооружений вермахта, то получится, что даже экономического потенциала самых богатых регионов планеты — Урала и Сибири — будет НЕДОСТАТОЧНО, чтобы вооружить такую сверхгигантскую, как ее нам представляют, уничтоженную советскими войсками, армию! Советские историки утверждают, что на Третий рейх работала вся Европа, что НЕ соответствует действительности, к тому же Европа никогда не имела такой мощной экономической базы, какая существовала (и существует) в России.

Подобные измышления в угоду определенным конъюнктурным силам появились в большинстве своем после смерти Адмирала флота Советского Союза Николая Герасимовича Кузнецова, блестяще знавшего состояние дел кригсмарине и великолепно анализировавшего развитие событий на том или ином морском ТВД. Потому что он был одним из немногих, кто сдерживал набирающий силу девятый вал лжи…