Загрузка...



Глава 41

Тыл — это больше половины победы!

И еще что касаемо цифр и «тайных», до сих пор скрываемых нюансов той войны. Дадим лишь пищу для размышления, прежде постаравшись ответить на вопрос: почему представленные в официальных источниках, приводимые в многочисленных книгах цифры не могут соответствовать Истине, не могут до конца раскрыть картину происходившего на войне 1941–1945 гг.? Цифры, мелькающие в том числе и в трагических событиях на Черноморском ТВД.

На протяжении последующих после окончания Второй мировой войны десятилетий были цифры, особо тщательно закрытые от общественности, как советской, так и мировой. Это прежде всего количество произведенных и доставленных на фронт боеприпасов, оружия и вооружений. За этой простой фразой скрывается уникальная, непревзойденная никем мощь, а еще — «суровые испытания», «ратный труд», «подвиг» и «победа» — настоящие, без малейшей натяжки понятия. Всей информацией по этому вопросу владели, конечно же, товарищ Сталин и начальники Генштаба Красной армии Шапошников, Василевский, Антонов, а в ВМФ — адмиралы Кузнецов и Исаков. Вот и весь список.

Мы же, говоря кратко о цифрах и возможностях страны, составим иной список — список настоящих победителей, достойных стоять куда как выше отдельных военачальников, действовавших на фронтах, в том числе и носящих погоны военно-морского флота.

Очень тяжелая Победа в войне 1941–1945 гг. была возможна в первую очередь благодаря гигантской работе, проведенной с 41-го по 45-й, по перестройке народного хозяйства для нужд ведения войны под общим руководством заместителя Председателя Совнаркома СССР и одновременно председателя Совета по эвакуации Алексея Николаевича Косыгина (1904–1980), который в самые кратчайшие сроки сумел организовать перемещение из прифронтовых районов страны населения, промышленных предприятий и материальных ресурсов, восстановил на новых местах эвакуированные фабрики и заводы. Из 1523 предприятий народного хозяйства СССР в течение второго полугодия (точнее, за 2–3 месяца) 1941 года в восточные районы страны были передислоцированы 78 предприятий, в Красноярский край, в Новосибирскую область — 244, в Челябинскую область — 667, в Куйбышевскую область — 226, в Узбекистан и Киргизию — 308.

А.Н. Косыгин — доктор экономических наук, дважды Герой Социалистического Труда, награжден 6 орденами Ленина, орденом Суворова 1-й ст., орденами Октябрьской Революции, Красного Знамени.

В годы войны он опирался на наркомов, среди них:

— Д. Ф. Устинов (1908–1984), нарком вооружения СССР, впоследствии — член Политбюро ЦК КПСС, министр обороны СССР, секретарь ЦК КПСС, председатель ВСНХ СССР, Герой Советского Союза, дважды Герой Соцтруда, единственный кавалер 10 орденов Ленина, награжден орденом Суворова 1 ст., орденом Кутузова 1-й ст.

— А. К Шахурин (1904–1975). С 1940 по 1945 г. — нарком авиапромышленности СССР; профессионально осуществил организацию эвакуации предприятий страны по обеспечению выпуска в массовом количестве боевой авиатехники. Героя Соцтруда удостоен осенью 1941 года (!), генерал-полковник-инженер с 1944 г.; удостоен двух орденов Ленина. За время войны дважды подвергался аресту и находился в тюрьме, но вновь по приказу Сталина возвращался на пост наркома (!).

— Я. & Дементьев (1907–1977), первый заместитель наркома авиапромышленности; награжден 8 орденами Ленина и 6 другими орденами.

—& В. Вахрушев (1902–1947); нарком угольной промышленности; Герой Соцтруда, член ЦК ВКП(б).

— И. И. Носенко (1902–1956); нарком судостроительной промышленности и одновременно являлся первым заместителем народного комиссара танковой промышленности. Кандидат в члены ЦК ВКП(б). В годы войны ВМФ СССР получил самое большое количество в мире боевых кораблей и вспомогательных судов. Под его непосредственным руководством были спроектированы лучшие в мире системы десантных кораблей, но проекты были отклонены правительством СССР под стандартным объяснением, что «недостаточно финансов». После войны эти проекты были… осуществлены в Военно-морских силах США. А Носенко, как и Адмирал флота Советского Союза Кузнецов, оказались в списках «продавших» секреты Советской страны. В 1955 г. после гибели линкора «Новороссийск» в Севастополе Носенко тяжело заболел и уже не оправился. А за полгода до трагедии ему и Николаю Герасимовичу было предъявлено, уже окружением Хрущева, обвинение в продаже этих секретов. Кузнецов в результате свалился с инфарктом. А тут подоспела и гибель «Новороссийска»…

В годы войны благодаря таланту И.И. Носенко флот был обеспечен также одними из лучших в мире по боевым качествам кораблями, оснащенными гидроакустикой, радиолокацией и т. д. Удостоен звания инженер-контр-адмирала. Награжден 3-я орденами Ленина, орденом Нахимова 1 ст., 3-я орденами Трудового Красного Знамени, орденами Красной Звезды и «Знак Почета».

— А. Я. Завенягин (1901–1956); член ЦК КПСС, заместитель Председателя Совета министров СССР, министр среднего машиностроения СССР, генерал-полковник внутренней службы. Дважды Герой Соцтруда. Награжден 6 орденами Ленина. С 1938 г. руководил строительством Норильского комбината, где в исключительно трудных условиях Крайнего Севера в кратчайшие сроки сумел организовать силами заключенных крупнейшую металлургическую базу, внесшую неизмеримый вклад в укрепление мощи Красной армии. Одновременно в годы войны исполнял обязанности заместителей наркомов тяжелой промышленности, внутренних дел, среднего машиностроения; руководил строительством крупнейших промышленных и гидротехнических сооружений, предприятий горнорудной промышленности.

—& А. Малышев (1902–1957); член ЦКВКП(б), зам председателя Совнаркома СССР и одновременно — нарком танковой промышленности СССР. Под его руководством в сжатые сроки была создана производственная база на востоке страны и налажен выпуск первоклассной боевой техники. Это под его руководством танкостроители показали высокое мастерство и образцы трудового героизма. Со второго полугодия 1941 года и к весне 1942-го был в буквальном смысле восстановлен танковый потенциал Красной армии; фронт получил более 22 000 танков. Напомним читателю, что на 22 июня 1941 г. в Красной армии было более 21 000 танков, на изготовление которых понадобилось около 5 лет. Всего за годы войны под его руководством было выпущено около 100 000 (!) танков и самоходных артиллерийских установок (САУ). Это за 3 военных года!!! То был титанический труд и немеркнущий подвиг рабочих людей танковой промышленности, не менее важный, чем боевая работа советских солдат на фронте. И это какой нужно было военачальникам иметь «талант», чтобы такую мощь успешно проср…ть. За свою организаторскую деятельность Малышев был удостоен звания генерал-полковника инженерно-технической службы, звания Героя Соцтруда, награжден 4 орденами Ленина, орденом Суворова 1-й ст., орденом Кутузова 1-й ст.

— И. Ф. Тевосян (1902–1958); член ЦКВКП(б), Герой Соцтруда. В годы войны немецкая газета «Фёлькишер Беобахтер» во время Курской битвы писала, что это сражение было «грандиозной битвой материалов», где сражались русская и крупповская сталь. А возглавлял «русскую сталь» нарком черной промышленности СССР Тевосян, который «за особые заслуги в области организации производства качественного и высококачественного металла для всех видов вооружения, танков, авиации и боеприпасов в трудных условиях военного времени» удостоен звания Героя Соцтруда. Был награжден 5 орденами Ленина и 3 орденами Трудового Красного Знамени.

— М. В. Хрунинев (1901–1961). В годы войны — первый заместитель наркома авиапромышленности. Член ЦК ВКП(б), впоследствии — заместитель председателя Совмина СССР; Герой Соцтруда, награжден 7 орденами Ленина, орденом Суворова 1-й ст., орденом Трудового Красного Знамени. С 1941 по 1945 г. под его руководством был осуществлен выпуск более 110 000 самолетов (!); эта цифра ярко характеризует исключительный трудовой подвиг самолетостроителей в годы войны. В глубокий тыл из европейской части СССР были вывезены сотни тысяч станков, в кратчайший срок в лютые морозы сооружены гигантские заводы в Сибири и на Дальнем Востоке, налажен выпуск новейших бомбардировщиков, истребителей, штурмовиков. Генерал-лейтенант инженерно-технической службы Хруничев внес достойный вклад наряду с наркомом авиапромышленности СССР Шахуриным.

— Б. А. Ванников (1897–1962), генерал-полковник инженерно-артиллерийской службы, трижды Герой Соцтруда. С 1939 г. и до конца войны возглавлял Наркомат вооружения СССР. За годы войны Красная армия израсходовала более 10 млн. (!) тонн боеприпасов. «Этим количеством боеприпасов и тем количеством танков, самолетов, Красная армия могла бы перепахать вдоль и поперек не только Германию, — говорил он и с горечью добавлял после выпитой рюмки коньяка: — Если бы не головотяпство наших маршалов и генералов…» В послевоенные годы Ванников совместно с Курчатовым под руководством Маршала Советского Союза А.П. Берия интенсивно работал над созданием атомного оружия. Удостоен 6 орденов Ленина, ордена Суворова 1-й ст., ордена Кутузова 1-й ст.

— А. В. Хрулёв, генерал армии (1892–1962). В годы войны занимал должность начальника тыла Красной армии, а с февраля 1942 был назначен наркомом путей сообщения СССР. Известен такой факт. Генерал армии Г.К. Жуков пожаловался Сталину, что тыл не обеспечивает должным образом фронт. Верховный тут же потребовал вызвать начальника тыла. Андрей Васильевич, выслушав и не моргнув глазом, доложил Верховному: «Товарищ Сталин! Тыл не виновен! Все зависит от работы железнодорожного транспорта. Я прошу вас, товарищ Сталин, подчинить его мне, и проблема будет снята раз и навсегда!» — «А вы смелый. В каком звании? — взглянув на его петлицы, спросил Генсек и тут же добавил: — Можете прикрепить четвертую звезду генерал-полковника». О масштабах военных перевозок, которыми руководил генерал Хрулёв, свидетельствуют цифры: в 1943 году на Курскую дугу было подвезено 3572 эшелона (171 789 вагонов), в том числе 1410 эшелонов с артиллерией, танками, частями РВГК и около 150 000 вагонов с материальными средствами, что обеспечило успех сражения и дальнейшее решительное наступление советских войск. По этому поводу спустя почти 30 лет после войны заместитель министра обороны СССР по Тылу — начальник тыла Вооруженных сил СССР, дважды Герой Советского Союза, Маршал Советского Союза Иван Христофорович Баграмян говорил: «Тыл — это полпобеды, нет, это чуть больше половины победы!»

И это сущая правда. Ибо эта истина на войне, названной Великой Отечественной, была проверена всеми причастными и вышеперечисленными полководцами — маршалами промышленности и военачальниками народного хозяйства.

Все они и были настоящие командующие фронтами! Они, чьи имена и трудовые подвиги всячески затирались.

И, как характерный нюанс, — все они терпеть не могли Жукова и его приспешников, кричавших о «великой победе».

Народ не мог героически трудиться, если бы у них не было таких полководцев-хозяйственников. Многие из них, доживших до 60-х годов XX века, имели полное расстройство нервной системы, были прикованы к постелям. Они надсадили свое здоровье, потому что не бросали свой фронт и не бежали.

В соответствии с мыслью «тыл — это полпобеды, нет, это чуть больше половины победы/», боевая деятельность всех фронтовых объединений, в том числе и Черноморского флота, зависела от работы тыла фронтов. На ЧФ в начале войны его возглавлял уникальный хозяйственник контр-адмирал Н.Ф. Заяц, а с 1943 года — генерал-лейтенант береговой службы М.Ф. Куманин. В исторической литературе о тех событиях вы ничего не найдете об этих людях. Буквально в первые месяцы после окончания войны на стол начальника Управления особых отделов наркомата обороны легла информация о том, что оба хозяйственника — Заяц и Куманин — виновны в… утрате материальных ценностей, необходимых для боевой деятельности ЧФ. За все, что проср…ли советские полководцы Крымфронта и флотоводцы ЧФ, должны были ответить хозяйственники! Понятно, чем могло закончиться подобное вздорное обвинение, если бы не случайное вмешательство наркома судостроения Носенко. Который лично вместе с Адмиралом флота Советского Союза Николаем Герасимовичем Кузнецовым обратился к Иосифу Виссарионовичу Сталину, доказав абсурдность выдвинутых обвинений.

Чтобы НЕ дать понять, какой трудовой ценой достигнута Победа, НЕ дать понять, кто же воистину причастен к подвигам и славе, — бывших наркомов (из оставшихся в живых) не пригласили на военно-исторические конференции, проходившие 18 декабря 1958 года и 19 мая 1961 года. Эти закрытые мероприятия не предполагали никакого умаления роли «великих» советских военачальников. И именно на эти конференции так стремился попасть генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн, обращавшийся с письмами и заявлениями в разные советские инстанции.

Но кому нужна была правда о событиях в Крыму? — прежде всего правда о 1941–1942 годах, заставляющая признать бездарность и полную несостоятельность советского командования Крымфронта и ЧФ.

Зато все прошло в духе времени по «одобренному партией и правительством» сценарию. Члены Военно-научного общества и ветераны строчили доклады. Филипп Сергеевич Октябрьский подготовил свой доклад по обороне Севастополя 1941–1942 гг., который, как он считал, должен стать основой, главным источником информации для всех, пишущих об истории флота в ВОВ, об истории обороны города-героя Севастополя и Главной ВМБ Черноморского флота.

Присутствовавших на конференции 1961 года разделили на две части, два лагеря: по правую сторону в зале сидели те, кто успел удрать, нет! — «эвакуироваться», а по левую — те, кого эвакуирующиеся с собой не взяли, т. е. те, кто попал в плен и затем, позже, претерпевал постоянные унижения от властей. Мундиры «правых» — овеянных славой воинов-победителей были изукрашены бриллиантовыми, платиновыми, золотыми, серебряными и бронзовыми наградами. Прошедшие плен «левые» наград не имели. И в этом кратком описании показана ВСЯ советская система!