Загрузка...



Глава 42

Мертвые не хотят, чтобы мы ликовали…

Русский писатель Виктор Петрович Астафьев незадолго до своей кончины сказал: «Мы как-то умудрились не без помощи исторической науки сочинить «другую войну». Как прав этот талантливый человек, одной мудрой фразой дав оценку и советской исторической науке, и чудовищной войне 1941–1945 годов, как она нам подается…

А теперь поговорим о той необходимой составляющей нашего повествования, которую мы до сего времени намеренно обходили стороной. И это даст нам некий штрих к пониманию тайной миссии Черноморского флота в те грозные, опаленные миллионами смертей людей разных национальностей годы.

Чекистский фронт, полностью отмобилизованный на Кавказ, в любую минуту мог получить приказ о подавлении восстания мусульман. Но этого не случилось. И когда германский вермахт оказался за пределами Советского Союза в 1944 году, началась депортация мусульманских народов Крыма и Кавказа.

Одной из веских причин того, что восстание на Кавказе не приобрело реальную силу, явилось то, что в недрах Генштаба Красной армии по поручению Сталина было найдено решение разгрома основных сил вермахта на южном направлении.

Летом 1942 года старший офицер Главного оперативного управления (ГОУ) Генштаба Красной армии полковник Потапов (впоследствии генерал-лейтенант) совместно со своими коллегами разработал план, о котором начальник Генштаба генерал Александр Михайлович Василевский 30 июля после внимательного рассмотрения доложил Сталину.

А 12 сентября 1942 года Сталин приказал Василевскому посвятить в замысел разгрома немцев генерала Жукова; вернее, разгрома передовой армии вермахта — 6-й армии генерал-полковника (впоследствии генерал-фельдмаршала) Фридриха Паулюса, которая вышла на оперативный простор, имея конечной целью все тот же захват Кавказа и как следствием — подъем восстания мусульман.

15 октября Сталин назначает генерал-полковника Василевского своим заместителем, как наркома обороны. А в ноябре посылает его под Сталинград координировать действия фронтов, которые в соответствии с его планом начали операцию по блокированию 6-й армии вермахта. В действие вступил план «Уран». Василевский не только оправдал доверие вождя, но и победным разгромом армии Паулюса сокрушил мощь вермахта на южном направлении. После этой катастрофы у Гитлера возник чудовищный дефицит людских и технических резервов, что привело к критической паузе в боях и дальнейшей невозможности взять стратегическую инициативу в свои руки. В то время как у Сталина имелись огромные людские ресурсы, а мощь экономики позволяла наращивать военный потенциал — все это вкупе и привело к тому, что наконец начался победный отсчет Красной армии по пути в Берлин. 18 января 1943 года Сталин присвоил Василевскому воинское звание генерала армии, а 16 февраля удостоил Александра Михайловича звания Маршала Советского Союза.

После победы под Сталинградом Сталин мог наконец вздохнуть уверенно и спокойно: мусульмане Кавказа потеряли надежду на помощь Германии в уничтожении советско-большевистского режима; если бы такое случилось, то мусульман, несомненно, поддержало бы население Дона и Кубани.

Расплата за фатальный страх Сталина, как указано выше, наступит в 1944 году, когда начнется массовая депортация.

После 1942-го намного спокойней стала жизнь и у Льва Захаровича Мехлиса, который, оставаясь на своих постах, станет генерал-лейтенантом, затем генерал-полковником и будет выезжать на фронты в качестве вначале представителя Ставки, затем станет числиться членом Военного совета, а точнее, главным военным следователем и главным военным палачом в действующей армии. Но это уже осуществлялось им без того напряжения, которое Лев Захарович под мощным давлением Сталина ощущал в Крыму и на Кавказе в 1941–1942 годах. А координатор его воли на ЧФ адмирал Иван Степанович Исаков вернулся после госпиталя к своим делам начальника ГМШ, но вскоре его сменит недавний начальник штаба Северного флота вице-адмирал Степан Григорьевич Кучеров (7.03.1943), с которым Н. Г. Кузнецов и завершит боевой путь флота в 1945 году. Командующий же ЧФ вице-адмирал Октябрьский, по предложению Мехлиса, будет освобожден от занимаемой должности в июне 1943 года.

И по март 1944-го будет возглавлять Амурскую военную флотилию. А делами флота в тот момент станет заниматься вице-адмирал Лев Анатольевич Владимирский (23.04.1943—10.03.1944). По утверждению некоторых флотских начальников, Октябрьский был наказан понижением в должности. Но с точки зрения Мехлиса, тот находился на отдыхе на берегах далекого безопасного Амура, сменив пальмы на не менее экзотическую природу Дальнего Востока. После нервных стрессов и переживаний, связанных с оставлением Одессы, бегством из осажденного Севастополя, и утомительного ожидания приказа Исакова об отдаче, в свою очередь, эскадре приказа об обстреле перевалов и населенных пунктов Кавказа, Филипп Сергеевич с полным основанием мог считать, что Дальний Восток полезен ему для укрепления нервов и восстановления здоровья. Уже в 1944 г. он возвращается на Черноморский флот в качестве командующего. Известно, что во время Крымской конференции в Ливадии он находился на излечении в санатории ЧФ в Ялте и все сокрушался, что его — так много отдавшего сил флоту! — не навестил Верховный главнокомандующий ВС СССР И. В. Сталин, который был всего в нескольких минутах езды от санатория. Но достало Филиппу Сергеевичу и внимания, оказываемого Иваном Степановичем Исаковым, благодаря которому он с 1948 по 1952 г. будет исполнять обязанности 1-го заместителя главнокомандующего ВМС СССР. Сам же Иван Степанович после Сталинградской битвы и годичного лечения после потери ноги под Туапсе в 1942 году занялся «обоснованием» героического пути Черноморского и других флотов Советского Союза. В тиши кабинетов, при обильном питании и прекрасном медицинском уходе, при огромной свите угодливых исполнителей его «научных замыслов» шли часы жизни этого «неутомимого гения советского флота».

А тем временем, пока еще шла война, ЧФ, вначале под командованием Л. А. Владимирского, а затем Ф. С. Октябрьского, вновь и вновь жег топливо, расходовал моторесурс и пускал торпеды в пустое от кораблей противника пространство… впрочем, все это достаточно подробно расписано в книге.

Но Лев Захарович Мехлис позаботился о черноморцах… Ибо не дай им наград или награди их по минимуму — кто ж поверит в то, как героически воевали, нет, не простые моряки-черноморцы (в их вынужденном выдающемся героизме сомнений нет), а именно мехлисы, октябрьские, Кулаковы и т. д. и т. п.?!

Однако и здесь имелись свои критерии.

Если, к примеру, взять войска Маршала Советского Союза Г. К. Жукова и флот под командованием адмирала Ф. С. Октябрьского, то, несомненно, разнарядка по орденам и медалям, а также званиям Героев Советского Союза будет значительно большей там, где руководит войсками Г. К. Жуков. Таким образом, первый заместитель начальника Генштаба Красной армии (позже — начальник Генштаба, единственный из генералов армии, удостоенный ордена «Победа»), генерал армии Алексей Иннокентьевич Антонов, исходя из этих нюансов, предлагал Верховному главнокомандующему, какое количество орденов и медалей, а также геройских званий «спустить» в действующую армию (флот).

Вот эта известная историкам цифра — 228 Героев Советского Союза — и была «спущена» на ЧФ. А далее начиналось самое интересное (да простят меня фронтовики, матросы и солдаты войны, что остались живы, которые об этом никогда НЕ знали): дележ орденов, медалей и геройских звезд. Список черноморцев, удостоенных звания Героя Советского Союза, достаточно велик, потребуется не менее четырех страниц текста, чтобы вместить все фамилии. За редким исключением геройского звания удостаивались рядовые воины, и, как правило, посмертно, — ибо орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» погибшему (семье) не вручались (!), а вручалась родственникам только Грамота Верховного Совета СССР за подписью Председателя Президиума Верховного Совета СССР Калинина и секретаря Президиума Верховного Совета СССР Горкина (позже — Пегова). Как это мелочно и горестно: радуйтесь, родственники, что в красиво оформленной красной с золотым тиснением папке имеются росписи «всесоюзного старосты» и секретаря формального законодательного органа Страны Советов…

Многие из удостоенных посмертно воистину Герои: старший лейтенант Иван Семенович Пьянзин, командир батареи, погибший с батарейцами, защищая Севастополь; подполковник Федор Николаевич Тургенев, летчик-истребитель, погибший в июле 1942 г.; майор Цезарь Львович Куников, командир батальона морской пехоты; младший сержант Михаил Михайлович Корницкий, морской пехотинец; главный старшина Галина Константиновна Петрова, санинструктор батальона морской пехоты; генерал-майор авиации Николай Алексеевич Остряков, 29-летний командующий ВВС ЧФ; капитан 3-го ранга Николай Иванович Сипягин; пулеметчица Нина Онилова; старшина Василий Дмитриевич Ревякин, начальник хозяйственной части 51-й армии, и другие.

Среди Героев Советского Союза — мичман Иван Степанович Перов, боцман подводной лодки; бывший командир ПЛ капитан 3-го ранга Михаил Васильевич Грешилов (награжден 16 мая 1944 г.); капитан 3-го ранга Ярослав Константинович Иосселиани (16 мая 1944 г.); майор Федор Евгеньевич Котанов (20 апреля 1945 г.); майор Александр Пехувич Цурцумия (22 февраля 1944 г.); капитан Евграф Михайлович Рыжов (23 октября 1942 г.); старшина 1-й статьи Ной Петрович Адамия (24 июля 1942 г.); матрос Кафур Насырович Мамедов (31 марта 1943 г.); матрос Али Ага-оглы Кафарович Мамедов (20 апреля 1945 г.); матрос Ислам Рахимович Халиков (20 апреля 1945 г.), др.

…Но как понять то, что звания Героев Советского Союза за те же события, но уже много лет спустя после войны (!) были удостоены адмирал Филипп Сергеевич Октябрьский — 20 февраля 1958 года, Адмирал флота Советского Союза (с 1955 г.) Иван Степанович Исаков и вице-адмирал Николай Михайлович Кулаков, оба — 7 мая 1965 года?

Волей Сталина и Мехлиса Черноморский флот должен был сыграть важную роль, но не в борьбе с вермахтом, а — совместно с чекистским фронтом, действовавшим в тылу штрафных батальонов фронтов Юго-Западного направления, которое возглавлял Маршал Советского Союза С. М. Буденный, — сыграть свою секретную роль в уничтожении мусульман Кавказа в случае их восстания. Л. 3. Мехлис за время войны будет удостоен четырех орденов Ленина, орденов Суворова и Кутузова 1-й ст. Но это только официальные награды! А за выполнение столь ответственного задания на Южном фронте… Сталиным было установлено негласное правило о награждении людей (независимо от гражданства!) орденами без номера и указа! Такие награды вручались некоторым советским деятелям, а одевали их только в исключительных случаях в определенном узком кругу «избранных». Так вот, Лев Захарович Мехлис был трижды удостоен Золотой Звезды Героя Советского Союза! Свою первую Звезду без номера он получил «за наведение порядка в советских войсках на советско-финляндской войне в 1940-м г.»; вторую Звезду — за организацию сил чекистского фронта на Кавказе и подготовку этого фронта к возможному подавлению восстания мусульман; третью — во время операции «Багратион». По итогам выхода советских войск на государственную границу СССР он был награжден орденом «Победа» № 000. А по итогам окончания войны был удостоен еще одного ордена «Победа»… № 000. О чем, естественно, не могли знать адмиралы Исаков и Октябрьский; ну очень уж любил Сталин подобные «шутки»; ну вот так куражился вождь и над соратниками, и над потомками…

Многие, в том числе и эти сведения, в этой книге я озвучиваю впервые. Пусть для моих читателей останется пока тайной, как, за что и когда, — но я также получал высокие правительственные награды по закрытым спискам, награды, которые НЕЛЬЗЯ носить и которые НЕЛЬЗЯ предъявить…

1953 год стал завершением не только карьеры, но и жизни Мехлиса. Единственным официальным, но все же косвенным подтверждением моих слов могут являться кадры из киносериала «Московская сага» по одноименному роману Василия Аксенова, где генерал-майор госбезопасности (в исполнении народного артиста СССР Вячеслава Шалевича), перехватив восхищенный взгляд в сторону своих орденских планок, говорит своему собеседнику, сыну Маршала Советского Союза: «О, это не все. Видел бы ты мои действительные награды, удивился бы…» (А многие ли зрители обратили внимание на ЭТУ фразу?!). И еще одно косвенное свидетельство. В августе 1966 года на берегу реки Кубань в Армавире в присутствии нас, слушателей Военно-дипломатической академии, произошел разговор между начальником Армавирского ВВАУЛ ПВО страны генералом-майором авиации Ф. Сметаниным и начальником штаба полковником Н. Богословым, бывшими в годы войны летчиками-истребителями. Сметанин и Богослов вели разговор о наградах маршалов авиации Судца и Савицкого — двух главнокомандующих войск ПВО страны, последовательно занимавших эту должность; выясняя, у кого из них больше наград. Генерал в разговоре подчеркнул: «Савицкий достойно заслужил две свои Золотые Звезды, а вот его оппонент неизвестно за какие дела удостоен полководческих наград. Лично я нигде в официальных указах о его награждении не читал…». О «неофициальных» наградах Мехлиса лично мне говорил, кроме некоторых иных свидетелей, и бывший командир смешанной авиадивизии под Сталинградом в 1942 году, Герой Советского Союза (Золотая Звезда за № 10), генерал-майор авиации Ф. Шевченко, живший в послевоенные годы в станице Панфилово Новоаннинского района Волгоградской области.

Впрочем, имеющий уши да услышит, имеющий глаза да увидит; не так ли?

После смерти Сталина пришел к власти новый правитель, который, чтобы отмыться от участия в массовых казнях советско-большевистских деятелей из троцкистско-ленинской «гвардии», стал обливать грязью свою кровавую колыбель: сталинский режим. Боясь, что их сбросят с привычной жизненной орбиты и отлучат от сытной кремлевской кормушки, многие, подхалимничая, перешли в ряды «сторонников» нового правителя. Тогда состоялось и награждение адмирала Октябрьского орденом Ленина и Золотой Звездой Героя Советского Союза. А спустя семь лет такие же Золотые Звезды украсили «могучие груди» Адмирала флота Советского Союза Ивана Степановича Исакова и «отважного комиссара ВОВ» вице-адмирала Николая Михайловича Кулакова. Тогда же удостоили трех Золотых Звезд Героя Советского Союза Семена Михайловича Буденного: 1 февраля 1958 г., 24 апреля 1963 г., 22 февраля 1968 г.

Цена советских наград — индивидуальных и коллективных — говорит сама за себя.

Так же как и присвоение гвардейских званий кораблям, частям, соединениям. Звание гвардейский стало даваться после разгрома немцев под Москвой. Вообще же советская «гвардия» родилась по приказу Сталина, когда гордое наименование давалась авансом, — создавались целые гвардейские дивизии, корпуса, армии, которые должны были тем самым доказать, что они наиболее преданные советско-большевистской власти. Тем самым было дискредитировано гвардейское звание, существовавшее в русских полках до 1917 года, ибо тогда не существовало гвардейских соединений и объединений, а были «его величества гвардейский казачий полк», «великого князя Константина Михайловича гвардейский экипаж»; были части (полки, экипажи), но никак не дивизии и корпуса, а тем более — армии. И это почетное звание прежде нужно было заслужить в боях во славу Отечества и преданностью Богу и Государю Императору, как помазаннику Божьему.

И все же необъяснимым воспринимается другое: за что поглумился Сталин над именами выдающихся русских флотоводцев и полководцеву назвав их именами «флотоводческие и полководческие ордена СССР», заключив их образы в пентаграмму из благородных металлов (платины, золота, серебра) и награждая своих маршалов, генералов и адмиралов? К примеру, тот же Ф.С. Октябрьский получил ордена Ушакова 1-й ст., Нахимова 1-й ст. и Суворова 2-й ст. Придав советским орденам святые имена русских полководцев и флотоводцев, и вручая их членам своего красного легиона, Сталин тем самым опустил имена Суворова, Кутузова, Ушакова, Нахимова, Богдана Хмельницкого и Александра Невского до уровня «совковости», «шариковщины», безграничной деградации священных понятий Воинской Чести и Достоинства…

За провал десантных операций, за беспримерную бездарность по организации обороны военно-морских баз — Севастополю, Новороссийску, Керчи, Одессе — словно в насмешку присвоили звания Героя с вручением этим городам ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». И этим же знаком, — пятиконечной звездой, а также орденом, носящим имя Бланка-Ленина, награждали военачальников флота и армии, гнавших тысячи людей на смерть в Одессе, в Севастополе, в Новороссийске, в Керчи…

Впрочем, советским военачальникам — советские награды… Так что не следует видеть в придуманных названиях «Город-герой», присвоенных прекрасным русским и украинским городам Черноморья, что-то особенное, священное, святое. И не стоит устраивать громких торжеств 10 мая по случаю очередной даты изгнания солдат вермахта из Севастополя в 1944 года или по случаю 9 мая 1945 года, именуемого Днем Победы… Ведь, как говорят оставшиеся в живых ветераны знаменитого десанта (воистину великолепно организованного десанта) высадки союзных войск США и Великобритании в Нормандию: «Мертвые бы не хотели, чтобы мы слишком ликовали…», тем более СТОЛЬКО мертвых, упокоенных в наших землях…