Загрузка...



X. Раковский. Циркулярное письмо. [Апрель]

Дорогие друзья!

Наше отношение к «лев[ому] курсу» вам известно. Я постараюсь сейчас сообщить вам о наших задачах, как мы их себе рисуем. Сама формулировка принадлежит мне, но выражаемые мысли коллективны. Каковы же задачи оппозиции?

Борьба оппозиции была немаловажным фактором нынешнего поворота. В настоящее время, опираясь на левый зигзаг и на активность масс, мы должны добиться превращения зигзага в подлинный левый курс. Формы этого превращения различны: возможен приход оппозиции к руководству, возможно создание «левой концентрации», возможно постепенное выпрямление линии нын[ешнего] руководства на основан[ии] проведения платформы оп[позиц]ии, а значит и сближения с ней.

Борясь за укрепление л[евого] к[урса], коммунистическая] оп[позиц]ия должна иметь в виду и второй, не менее вероятный вариант, т. е. возможность резкого сдвига вправо. Оп [позиция] должна учитывать обе перспективы.

Вернуться в партию ценой смазывания основных разногласий (хотя бы в прошлом) значит не столько получить возможность «поддержать новый курс», сколько лишить себя возможности оказать ему деист[вительную] поддержку. Это значило бы превратить оппозицию в аппаратную группировку, бессильную опереться на массы и соорганизовать их активность.

К[а]к и до с[их] п[ор], оп[позиция] может поддерживать левые мероприятия, только энергично разоблачая оппортунизм правых, половинчатость и колебания центристов. И она обязана это сделать, даже если ей придется [остаться] еще некоторое время вне партии.

Сближение с центром, достигнутое [на] осн[овании] смягчения старой критики и отказа от критики,— усиливает позиции «правых».

Подлинное выпрямление линии вне классовых сдвигов невозможно. Именно поэтому надо заострить, сделать выпуклым все основные вопросы, а не смазывать их.

Нам незачем только сейчас повторять о том, что мы хотим единства р[ядов] партии и отказываемся от фракционной работы. Об этом мы говорили в заявлении четырех. Е. А. [Преображенский] думает, что этого достаточно, и не понимает, что вернуться сейчас в партию можно только на основании капитуляции.

Тут дело в том, что партия может принять нас только под давлением снизу. В таких условия наше заявление должно преследовать только одну цель: изложить перед массами, чего мы хотим, за что боремся и как мы оцениваем происходящее. Ничего не смягчать. Попутно должна быть осторожность формулировок и сдержанность, в особенн[ости] орг[анизационного] порядка. Но идеологическая постановка должна быть четкой, ясной, чеканной.

На основании такого заявления мы могли бы развернуть в партии борьбу за наше возвращение. Это более реальный путь, чем заигрывание с аппаратными группами.

Кроме принципиальн[ых] разногласий в заявлен[ии] д[олжны] б[ыть] отражены мнимые («легенды о троцкизме», «клемансистские тезисы»[176] и т. д.). Нужно заклеймить методы проработки, тактику расколов и отколов, безобразия XV съезда, требования отказа от взглядов, метода ГПУ и т. д. и т. д. Все это можно изложить не в горячем, а в объективном тоне.

Очень хорошо было бы, если бы этот объективный тон к[а]к бы сам собой исходил из объективной оценки переживаемого периода, из оценки классовых взаимоотношений, из перспектив класс[овых] боев, из оценки компартий и Коминтерна, из оценки борьбы оппозиции и борьбы с оп[позиц]ией.

Из таких объективных оценок само собой вытекла бы тактика раб[очего] класса и его авангарда, т. е. «троц[кистской]» оппозиции.

Я письмо, собственно говоря, кончил, хотел бы еще пару слов сказать, к[а]к мы представляем себе перспективы нового курса. При всей половинчатости, неполности левый зигзаг является огромным достижением по сравнению с тем неприкрытым поворотом вправо, который угрожал партии в 1927г.

Возможен ли сейчас поворот вправо? Вполне реальная опасность, если хоз[яйственные] трудности этого года толкали на путь левой политики, то хоз[яйственные] трудности предстоящего года будут скорей толкать в противоположную сторону. Эти трудности: кризис хлебный, пром[ышленного] сырья, платежи по кредитам, расчетн[ый] баланс по внешн[ей] торговле и т. д.

Проведение левой политики потребует настойчивости и четкости линии. А это будет лишь в том случае, если массы будут активны, будут ясно сознавать характер переживаемых затруднений, их причины и пр[очее]. Все это затрудняет нынешняя политика замазывания разногласий с правыми, идейных компромиссов с ними, отсутствие ясной и прямой линии (массы все это прекрасно чувствуют). Нынешнее руководство не способно организовать, сплотить массы, но оно может толкнуть их на самодеятельность. Оно не решится своевременно повернуть очень направо. Если оно это и сделает, то чересчур поздно для себя.

Отсюда две возможности: либо центр капитулирует перед правыми и сам начинает вести правую политику (это возможно и при органическом поражении правых), либо правые приобретают решающее руководство. Но есть и третий исход: рост активности снизу, давление масс на центральное руководство, выпрямление его линии. Процесс этого создания длителен. Что делать в это время оппозиции, я уже писал.

Так мы представляем себе положение вещей. Интересен Ваш ответ по всем затронутым вопросам. Шлем горячий привет, дружеские пожелания бодрости.

С комм[унистическим] приветом.

[Апрель 1928 г.]