Загрузка...



Масоны и просвещение. Деятельность Николая Ивановича Новикова (02.12.2009)

Н. АСАДОВА: Восемь минут первого в Москве. В эфире передача «Братья». У микрофона Наргиз Асадова. И наш экскурсовод в мир масонства Леонид Мацих. Здравствуйте.


Л. МАЦИХ: Добрый вечер.


Н. АСАДОВА: Мы продолжаем цикл передач про масонов в екатерининскую эпоху. И сегодня наша тема звучит следующим образом — «Масона и их просветительская и благотворительская деятельность. Первый вопрос к Вам, Леонид, какова роль масонов, почему мы говорим о ней сегодня, была ли она так велика действительно в просвещении во времена Екатерины II, которая, кстати говоря, сама была ещё той просветительницей, Минерва знаменитая наша.


Л. МАЦИХ: Да, она была и Фелицией, и Минервой, она очень способствовала просвещению, без всякой иронии. Насчёт благотворительности тут особый разговор. Это не есть уставной задачей масонов. Есть ложи, которые более активно участвуют в разного рода благотворительных начинаниях, есть, которые считают, что это не их дело.


Н. АСАДОВА: Мы говорим о временах екатерининской эпохе.


Л. МАЦИХ: Безусловно, благотворительность частных лиц тогда и началась. Началась она именно с масонов, с Николая Ивановича Новикова и Григория Максимовича Походяшина. Мы о них, несомненно, упомянем. А что касается просвещения, то это коренная задача любой масонской ложи, любого масонского ордена. И масоны никогда не жалели сил на просвещение. Применительно к екатерининской эпохе, к тому времени, о котором мы говорим, никто не сделал для просвещения и народа, и мещанства, и дворянства, включая высшие его слои, больше, чем тогдашние масоны.


Н. АСАДОВА: Телефон для смс-сообщений +7-985-970-45-45. Пишите нам, задавайте свои вопросы или, может быть, какие-то реплики у вас будут, сомнения. Пишите на +7-985-970-45-45. Конечно, поскольку Вы упомянули имя Новикова, наверное, это центральная фигура, когда речь идёт о просвещении, о филантропии и так далее. Давайте, наверное, прямо сразу и начнём с его портрета, который написал Алексей Дурново.

БРАТЬЯ. ОДИН ИЗ НИХ. ИЗ БРАТЬЕВ

А. ДУРНОВО: Николай Новиков, писатель, журналист, издатель, общественный деятель, а на деле человек, фактически создавший русскую литературу. Точнее, не создавший, а сделавший её востребованной в обществе. Новиков был ревностным сторонником просвещения, хотя у него самого с образованием были трудности. Его первый учитель — деревенский дьячок, уже потом дворянская гимназия и московский Университет. Причём, из этого учебного заведения его отчислили за леность и нехождение в классы, т. е. за прогулы и нерадивость.

Любовь к словесным наукам проявилась у Новикова в армии, в которой он прослужил всего шесть лет. Общественная деятельность началась после того, как в 1768 году он вышел в отставку. Вскоре с его лёгкой руки в России появился сатирический журнал «Трутень», это издание обличало тунеядцев, мздоимцев, помещиков, злоупотребляющих своей властью над крестьянами и подхалимство придворных. Кроме того, редактор «Трутня» со страниц своего журнала боролся с крепостным правом.

Не нужно быть особо понятливым, чтобы понять, издание вскоре прекратило своё существование. В то же время сам новиков дело своё продолжил. Вслед за «Трутнем» появился «Живописец», который продолжил политику своего предшественника и тоже просуществовал недолго. Следующим новиковским изданием стал «Утренний свет». И всё же, ключевое направление деятельности Новикова — книгопечатание. В начале 80-х годов XVIII века он перебрался в Москву, где арендовал университетскую типографию. И в этом направлении он сделал очень многое.

Достаточно сказать, что книги стали продаваться не только в столицах, но и в провинциальных городах и деревушках. Причём, по доступным ценам. Но всё это сослужило издателю плохую службу. Книгопечатанье обернулось конфликтом с властями. В России подобные противостояния сулят людям беды. Пришли они и к Новикову. Книгопечатанье обернулось для него заключением в Шлиссельбургскую крепость. Оттуда он вышел через четыре с половиной года, после смерти Екатерины и воцарения Павла, но к общественной деятельности он уже не вернулся. Любопытно, что в вину Новикову вменялось масонство, хотя оно в России в те годы не преследовалось.

К масонам новиков действительно принадлежал и даже был уважаемым членом ложи. Причём, сам издатель не раз критиковал «братьев», отмечая, что не согласен со многими их суждениями.


Н. АСАДОВА: Ну что, это был портрет Новикова, написанный Алексеем Дурново. И мы тут заметили, что не всё точно.


Л. МАЦИХ: Ну, портрет, что называется, написан живой кистью, смелыми мазками. Но есть ряд прискорбных неточностей. И я на правах зануды добавил бы несколько штришков к портрету. Во-первых, журнал «Живописец» выдержал пять или шесть изданий, о чём сам новиков с большим удовольствием писал.


Н. АСАДОВА: А как часто издавался? Раз в месяц?


Л. МАЦИХ: «Живописец» был еженедельным.


Н. АСАДОВА: Всего месяц просуществовал. Это ничто.


Л. МАЦИХ: Это же надо в проекции на те времена. Кроме того, надо вообще понять, что он был пионером издательского дела. Что такое — он создал сатирический журнал? В России никаких журналов не было. А здесь журнал, да ещё и сатирический. Кроме того, есть целый ряд цифр, я не хочу ими утомлять, но их необходимо привести. Когда новиков переехал из Питера в Москву, его друг и покровитель по масонской ложе вельможа Михаил Матвеевич Херасков, он был куратором Московского Университета, уговорил Новикова приехать сюда, он дал ему в аренду, разумеется, с разрешения Екатерины, московскую университетскую типографию.

И к этому моменту в Москве было две книжных лавки. Москва считалась городом не читающим, которую подвигнуть к чтению было невозможно. Когда Новикова арестовали и конфисковали в лучших традициях все книги и типографское оборудование, книжных лавок в Москве было больше двадцати.


Н. АСАДОВА: То есть, в десять раз увеличил за время своей деятельности. А Вы знаете, кстати говоря, известный историк Ключевский, который тоже был масоном, назвал это десятилетие типографии в Московском Университете, новиковским десятилетием в русской культуре.


Л. МАЦИХ: Он, без преувеличения, начал целое направление в русской журналистике. Он начал издавать газеты и журналы, как тогда говорили, с добавлениями, т. е. с приложениями. Два бренда живы до сих пор, это неслыханная вещь. Он начал издавать изданьице под названием «Московские новости», они есть. И «Неделя». Кроме того, он был пионером с точки зрения маркетинга. Он выдвинул идею, что книги могут потребляться как продукт, книги можно продавать не только дворянству и не только людям обеспеченным, но и людям среднего достатка.

И его главный адресат, его аудитория целевая — это было городское мещанство. Он в него верил, он верил, что эти люди будут покупать дешёвые книги, так оно и получилось. И на этом, кстати. Он заработал немалые деньги. Он был коммерческий гений.


Н. АСАДОВА: Если говорить о цифрах, можно сказать, что треть всех вышедших в стране книг в то время принадлежали типографиям Новикова. Впервые он начал в России издавать женские, детские, философские, агрономические журналы, учебники.


Л. МАЦИХ: Специализированные, тематические журналы.


Н. АСАДОВА: Для людей. Не для учёных…


Л. МАЦИХ: А именно для широкой публики. Журналистика как таковая началась в России с Николая Ивановича Новикова. Кроме того, он был первым человеком, который доказал на своём примере, что на написании и издании книг можно зарабатывать. Он был бы очень богатым человеком, если бы не тратил все свои деньги на благотворительность. Он был очень, как в те времена говорили, нищелюбив. Не знаю, хорошая ли это черта, но он был таков.


Н. АСАДОВА: Да. Но если говорить о его издательской деятельности, то если подробнее его первый журнал «Трутень», этот известный исторический журнал, в истории известен, там памфлеты всякие, да? Эпиграммы…


Л. МАЦИХ: Журнал этот издавался, его издательская платформа была не такова, как мы бы сейчас могли себе представить. Журнал тогда назывался «Магазин», а магазин, где продаются товары, назывался «магазейн». Так его магазин был написан от лица нескольких персонажей. Этот самый «Трутень», это был отрицательный персонаж, тогда же были в ходу говорящие фамилии, как Скотинин, Простаков. У него был там персонаж по имени Скудоум, Недомысл, Забылчесть, это были представители высшей знати, высокого дворянства.

А вот честные мещане — это были Чистосердов и его Альтер-эго авторское, рупор его новиковских идей был Правдолюбов.


Н. АСАДОВА: За что высмеивали журналисты новиковские дворян, царицу высмеивали вообще?


Л. МАЦИХ: И это бывало. Но, во-первых, люди есть люди и всегда у людей одни и те же пороки. Высмеивались неверные мужья и ветреные жёны. Высмеивалось волокитство, адюльтеры, высмеивалось отношение зятьёв и тёщ. То есть, те темы, которые никогда не иссякнут.


Н. АСАДОВА: Ой, ну неужели же закрыли этот журнал из-за того. Что высмеивали зятьёв и тёщ?


Л. МАЦИХ: Смотря каких зятьёв и тёщ трогать, Вы же понимаете! Об одних можно всё писать, а о других нельзя. Об этом хорошо писали Ильф и Петров, тоже сатирики, не масоны. О том, что высмеивать можно управдомов, а если выше, то скажут: «Нетипично, клевещите!» Новиков претерпел абсолютно такой же процесс, когда худородное дворянство высмеивается, или полицмейстер небольшого городка, пусть даже с указанием фамилии, губернатор, зарвавшийся таможенный чиновник, это пожалуйста. И самое благожелательная рецензия.

Когда затрагивается честь высоких фамилий, как тогда говорили, а иной раз и сама императрица, то тогда, конечно, берегись. Но он не боялся и в каком-то смысле, я не боюсь употребить такой термин, он был фаворитом Екатерины. Но не в постельном смысле, как, скажем, Потёмкин, братья Орловы, Ланской, Зубов. А он был её фаворитом платоническим, он был её любимцем. Фаворит — это же любимец. Он был её любимец в смысле избранник её дум. И в этом смысле ему, как всякому фавориту, любимцу, позволялось гораздо больше, чем любому иному человеку.


Н. АСАДОВА: Правильно ли я понимаю, что у Новикова было у самого очень острое перо, и многие его выражения, которые он употреблял и придумывал в фельетонах, они разошлись в русской литературе.


Л. МАЦИХ: есть такие следы. Он писал остро. Но он кое-что маскировал, перо своё притуплял, как он потом говорил Державину. Кроме того, он скрывался под псевдонимами, но иной раз такими очевидными, как Правдолюбов, а иной раз и мене очевидными. Он например, не любил галломанов, тех, кто подражает во всём французам. Тогда подражание французскому было сродни нынешнему подражанию американскому. И все эти выражения французскому он высмеивал.

Отсюда выражение «французик из Бордо», которое потом использовал Грибоедов. Многие выражения приписаны Евгению Онегину Пушкиным из Новикова. То есть, он в своём роде создал некоторую портретную галерею отрицательных персонажей для русской сатиры. Что касается его отношений с Екатериной, тут такая вещь. Екатерина ведь отвечала ему, была журнальная полемика. Это первый случай в Россию Она отвечала ему на страницах своего журнала, который она называла «Всякая всячина».

Она, разумеется, тоже скрывалась под псевдонимом, она не писала, что это Екатерина, божьей милостью… и прочее. Нет. Но это был секрет Полишинеля, для всей публике было понятно, что это матушка государыня участвует в полемике с Николаем Новиковым. И все дивились его смелости, как писали ему его обожатели. Не менее, чем смелости Потёмкина на поле бранном. И намекали на его особые отношения с Екатериной. Особые отношения были. Но не в постельном смысле, а в смысле того, что он был её конфидентом, она доверяла ему некоторые свои тайные думы.

И в этом смысле их связывала, я рискну предположить, очень тесная дружба. Они разделяли общие воззрения.


Н. АСАДОВА: А просветительская деятельность новиков в чём ещё заключалась, помимо того, что он был журналистом, книгоиздателем?


Л. МАЦИХ: Видите ли, это вполне достаточно само по себе. Он издавал огромное количество книг. За всю свою жизнь он издал более тысячи книг. Это гигантское количество по тем временам, когда вся инфраструктура была не развита. Кроме того, он издавал учебники. Он издавал литературу техническую, специальную. Он издавал массу книг переводных, причём, поощрял переводом лучших произведений, как из беллетристики, например, «Гёте» Шекспира, так и книг таких философских.

Кстати говоря, удельный вес собственно масонских сочинений, изданных им, относительно невелик. И это издавалось небольшими тиражами, как правило, в тайных типографиях, потому что «братья» без тайн не могли.


Н. АСАДОВА: Почему тайные типографии существовали? Зачем из этого делать тайну, если ему покровительствовала Екатерина, Херасков, да и вообще масонские общества и ложи, многие и не скрывались ни от кого, и было известно, что они существуют и практически всё дворянство в них состояло.


Л. МАЦИХ: Не всё дворянство, разумеется, но цвет дворянства, масонство было популярно. Нет, никто ничего не скрывал, но видите ли какая вещь… и в самой открытой и прозрачной организации есть вещи, которые не выносятся на публичное обозрение.


Н. АСАДОВА: Вот какие тайны они публиковали?


Л. МАЦИХ: Не то чтобы тайно, не для всех, они публиковали небольшими тиражами в 200–300 экземпляров сочинения своего властителя дум французского философа и виднейшего масона Сен Мартена. Это было сочинение, которое тогда было бешено популярным, как сейчас, скажем, бестселлер Умберто Эко. Интеллектуальный бестселлер, которым все салоны зачитывались — «О заблуждениях и истине». И вот они его комментарии к нему, к этому Сен Мартену, комментарии на комментарии. Они издавали небольшими тиражами. Не с целью что-то скрыть, а просто понимая, что это не вызовет слишком широкий интерес у публики.

И кроме того, желая огранить полемику от заведомо профанов и от людей, которые ничего в этом не поймут.


Н. АСАДОВА: Но, тем не менее, смотрите, если они не хотели ничего скрыть, то существовали не тайные типографии. Почему нельзя было это издать там, на этих типографиях? А надо было создавать отдельные, тайные?


Л. МАЦИХ: Этого я не знаю. Но во-первых, когда есть элемент тайны, он всегда вносит некоторую пикантность, «с щепоткой соли» жизнь становится веселее, интереснее, пикантнее, возможно и в этом тоже была причина. А возможно и были причины кого-то опасаться. Не всё дворянство было вовлечено в масонство, кроме того, была борьба кланов. Даже люди, принадлежащие к масонству, Елагин и Державин боролись между собой. Кто раньше войдёт к государыне с докладом, кто раньше бумагу положит перед августейшие очи.

Это была сложная борьба фаворитов, сложная борьба разных группировок. Как всегда бывает при дворах таких августейших особ. Тем более, при Екатерине. Она была очень склонна к фаворитизму. И фавориты нынешние и бывшие, все между собой боролись. И Николай Иванович, который был прекрасным дипломатом, он умел балансировать между этими всеми силами, и всегда умел соблюсти свой интерес, и коммерческий, и самое главное — просветительский.


Н. АСАДОВА: Но тоже не секрет, что в екатерининский времена, так же, как и сегодня, к масонам далеко не все далеко относились. Например, зачитаю одно стихотворение тех времён:

Полны лжи ваши законы
оказались, франкмасоны,
И в том тайность ваша есть,
Счёт 666.

Л. МАЦИХ: Число звериное из апокалипсиса. Я Вам в пандам прочитаю своё стишок. Не свой, конечно, а который я подготовил из разряда антимасонских стихов того времени.

Появились недавно в России франкмасоны,
И творят почти явно демонски законы.
Нудятся коварно плесть различные манеры,
Что б к антихристу привесть от христовой веры.
Кошмар!
Православных христиан мнют всех прельстити,
Чтоб к коварству поймать, к бесу уловити.

Ну, обвинения не блещут новизной, и сейчас они примерно такие же. Есть, кстати, и промасонский стишок, этого, возможно, у Вас нет.


Н. АСАДОВА: А скажите, это была публичная полемика в стихах?


Л. МАЦИХ: Конечно. Тогда изъясняться прозой — это было говорить на низком наречии плебеев. Всякий образованный человек обязан был версификацией стихосложения владеть, как владеть шпагой или уметь ездить на коне. Это был признак благородства. Поэтому для того, чтобы слушали, нужно было уметь свою речь изложить в стихах. А вот вам промасонский стишок. Он тоже блещет литературными достоинствами.

Если честности кто знает,
Всюду правду наблюдает,
При том скромно любит жить,
Тот масоном может быть.
Суету кто презирает,
Лихоимство убегает,
Никому кто не вредит,
Тот масоном может быть.

Это напоминает октябрятские стишки:

Только тех, кто любит труд,
Октябрятами зовут.

Н. АСАДОВА: Абсолютно!


Л. МАЦИХ: Ну, что вы хотите! Это был низовой уровень полемики. Кстати говоря, в таком состоянии…


Н. АСАДОВА: Но высоким штилем.


Л. МАЦИХ: Да, высоким штилем. Но низковато по уровню. В таком состоянии получил журнальную полемику Новиков. Он её поднял совершенно на другой уровень. И кстати, императрица очень его за это оценила. Она ему хлёстко отвечала. Он парировал, и за этой полемикой, затаив дыхание, следили все салоны в Москве и Петербурге. И что очень важно, журналы эти, «Трутень», «Живописец» и покоящийся «Трудолюбец», его следующий журнал, и всякую всячину, «Рупор Екатерины», эти журналы стали получать не только в двух столицах, но и в провинции, в Нижнем Новгороде, в Самаре, в Пензе, в Архангельске, в Астрахани, т. е. это очень далеко. И их ждали там.

Вот заслуга Новикова в том, что он вывел просвещение за границы двух столиц. Кстати, он развивал там книжную инфраструктуру, он делал скидки провинциальным книготорговцам, он отпускал им книги в кредит. То есть, он был и гений маркетинга, и великий человек с точки зрения распространения просвещения. Он использовал свою полемику с государыней для разжигания интереса и к своей персоне, и к тому кругу сочинений, который он пропагандирует.


Н. АСАДОВА: И первую публичную избу-читальню в Москве тоже открыл он.


Л. МАЦИХ: Избу-читальню открыли большевики. У него была просто читальня, она была в Юшковом доме, доме Юшкова. Это был и есть великолепный дворец, отнюдь не изба никакая. Ныне там Академия ваяния и зодчества, напротив почтамта, Боженовский дом, генерал-интендант Юшков его построил. Всякий интендант — человек честнейший, естественно, поэтому он накопил от праведных трудов денег на дворец в Москве.


Н. АСАДОВА: На Мясницкой.


Л. МАЦИХ: Да, на Мясницкой. …что всякого интенданта, — говорил Наполеон, — можно расстреливать без суда через пять лет службы. Разумеется, он имел в виду французскую армию.


Н. АСАДОВА: Естественно.


Л. МАЦИХ: Так вот, Юшков устроил там место для масонских собраний, там молились масоны, там звучали их гимны, там они изучали свою литературу, соблюдались их обряды. Но для Новикова это место было особым. Он же был худого рода, из мелкопоместных выслужившихся дворян. Новиков — сама фамилия, из тех, кто при Петре дворянству был пожалован. То есть, он дитя петровских реформ. И он дослужился всего до поручика. А братьями по ложе, по некоторым ложам, в которых он состоял, были Разумовские, Голицыны, Воронихины, нет, Воронихины из простых. Но были люди из виднейших родов. Были генералы.


Н. АСАДОВА: Я к тому, что там были и из простых, и не из простых.


Л. МАЦИХ: Были из простых, как Баженов, как он сам, им всё прощалось за гениальность. Но тем не менее, «братья» «братьями», а выйдя за пределы ложи, они, конечно, попрекали его и худородностью, недостаточным богатством, тем, что они генералы все, грудь в орденах, а он поручик. И его не пускали, например, в английский клоб, знаменитое здание, которое называли иной раз Домом Хераскова. Хотя Херасков был его покровителем, он его любил, они беседовали о литературе взахлёб.

Но пригласить его он не мог, потому что сословные предрассудки не давали. А вот туда, в Юшков дом, по определению был вход каждому. И это был такой случай, как сейчас сказали бы студенты, «сбыча мечт», сбылись его мечты — любой человек мог войти туда, и это была действительно публичная читальня.


Н. АСАДОВА: А кто туда допускался?


Л. МАЦИХ: Все.


Н. АСАДОВА: И…


Л. МАЦИХ: Кроме женщин. Все, кроме женщин.


Н. АСАДОВА: Да-а-а?


Л. МАЦИХ: Да. Пока так далеко перестройка не шла. Но туда мог зайти и дворовый, и холоп, как тогда говорили без политкорректности, и чернь. Новикову говорили, что все книги у него чернь покрадёт. А он говорил: «Я верю в людей, они не тронут». И маленький залог, символический, люди оставляли и все книги вернули назад.


Н. АСАДОВА: А сколько там книг было?


Л. МАЦИХ: Трудно сейчас сказать. Был небольшой ассортимент, небольшой репертуар. Может быть, 50-100 наименований, но сам факт их оборачиваемости был очень важен. Ничто так не радовало Николая Ивановича Новикова, штришок к его портрету, он любил заходить туда и говорил: «Какие книги самые засаленные? С загнутыми углами, с пометками?» А эти библиотекари говорили: «Ну, Николай Иванович, не уследили».


Н. АСАДОВА: Это было маркетинговое исследование.


Л. МАЦИХ: Своего рода. Он очень радовался, значит эти книги востребованы. Ничто его так не радовало, как книга, захватанная пальцами. Значит её читают.


Н. АСАДОВА: Мы отправили нашего корреспондента Алексея Дурново к Юшкову дому, который и по сию пору стоит на Мясницкой в Москве. И попросили его задать простой вопрос — чем знаменит Юшков дом. Вот какие ответы он услышал.


А. ДУРНОВО: Огромное здание на Мясницкой привлекает внимание прохожих. Но не более того. Мало кто знает, что находится в нём сейчас, не говоря уже о том, что было когда-то. Так Александр с большим трудом припомнил, что в Доме Юшкова теперь какое-то учебное заведение и что тут обучаются то ли ваять, то ли рисовать.


АЛЕКСАНДР: Гончаровка, что ли? Художественное? Или со скульптурой что-то связано. Тут учатся те, кто ваяет. А! Зодчество! Фасад симпатичный!


А. ДУРНОВО: Коренная москвичка Людмила призналась, что ничего о Доме Юшкова не знает. Знаменит он, по её мнению, архитектором, построившим его.


ЛЮДМИЛА: Я вообще коренная москвичка, но мало известно, слабо себе представляю. Находится… вот всё время хожу, читаю, но не могу сказать. Скорее всего образовательное что-то. Мне старые здания все нравятся, которые построены давно. Я думаю, что оно, скорее всего, знаменито теми людьми, которые здесь учились или преподавали и, наверное, архитектором, который это здание построил.


А. ДУРНОВО: Михаил вырос неподалёку, про Юшков Дом ему ничего не известно, зато он много знает про историю Мясницкой. Эта улица, по его словам, имеет весьма насыщенную биографию.


МИХАИЛ: Мясницкая для меня всегда была не только центром, но я вырос на этой улице, каждый дом имеет свою историю, если мы возьмём любой дом здесь, это мемориальные доски, которые на нём, в каждом доме жили какие-то художники известные. Вообще, на Мясницкой многие дома, где на чердаках даже до сих пор есть мастерские.


А. ДУРНОВО: А вот Владимир помнит, что в 21-ом доме по Мясницкой живут художники и скульпторы. К ним он относится с большой симпатией и считает, что они хорошо позаботятся как о самом здании, так и о городе.


ВЛАДИМИР: Это Академия Художеств. Трудолюбивая организация, реставрировать, беречь. Хорошо, что сюда Академию Художеств перенесли, очень хорошо. Художники сделают всё хорошее, чтобы поддерживать здание в нормальном состоянии.


А. ДУРНОВО: В общем, всё упирается в художников, причём, не в прошлых, а в нынешних. И это несмотря на то, что на самом здании, причём, ещё и на самом видном его месте, висит мемориальная доска, на которой написано, что в этом здании в своё время преподавал Саврасов. С историей Дома знакома только Тамара, которая сама при этом не москвичка.


ТАМАРА: Это очень старинное здание ваяния и зодчества, Институт, в котором преподавал Суриков, в котором училось очень большое количество русских художников. И сейчас это здание, где продолжают учиться молодые ребята. По архитектуре, по-моему, это козаковское здание или баженовское.


А. ДУРНОВО: В общем, огромный Юшков Дом в самом центре Москвы остаётся для прохожих не более чем красивым сооружением, которое радует глаз. Всё остальное их мало интересует. Что происходило здесь раньше, они не знают. И вопрос этот занимает очень немногих.


Н. АСАДОВА: Ну вот и всё, что знают про Юшков Дом.


Л. МАЦИХ: Ну, не так мало. Были голоса, правда, более пожилые, но они очень хорошо рассказывают про здание. Да, это Академия ваяния и зодчества. Тут важно отметить, что когда принималось решение о передаче этого здания из частных владений в государственные, то была учтена…


Н. АСАДОВА: Это когда было?


Л. МАЦИХ: Это было в середине XIX века, в 1851 году. Была учтена славная масонская история и то, что Баженов, который проектировал это здание…


Н. АСАДОВА: Кстати, он тоже был масоном и мы обязательно расскажем об этом человеке в другой передаче, в этом же цикле, которая будет посвящена масонам и зодчеству.


Л. МАЦИХ: Да, масонам, как архитекторам.


Н. АСАДОВА: И Баженов будет главным героем нашей передачи.


Л. МАЦИХ: И Юшков, и Новиков, и Шварц, который захаживал в этот Дом, они все были масонами. Уважая их идеалы, это здание отдали именно для общедоступной Академии ваяния и зодчества, куда принимались не только дворянские дети, но и отпрыски любых сословий, у которых есть дарование. Это похвальный шаг.


Н. АСАДОВА: Социальный [невнятно] работал.


Л. МАЦИХ: Ну, в своём роде. Вы всё переводите на современный новояз.


Н. АСАДОВА: Ну, естественно! А как иначе понимать? Мы же не живём в екатерининскую эпоху.


Л. МАЦИХ: Об этом можно только сожалеть, ибо наказания тогда были не в пример круче, «Суровые люди, — писал Пушкин, — окружали екатерининский престол».


Н. АСАДОВА: Мы естественно, на сайте, как обычно перед передачей, провели викторину, связанную с Юшковым Домом. Мы задали вопрос, на которой из фотографий, там было пять фотографий, изображён Юшков Дом. Сорок шесть процентов людей ответили правильно. Но сегодня не буду зачитывать имена победителей, все они есть в Интернете. Я просто не хочу терять время, у нас очень интересная тема. Вопрос задаёт нам человек из Тулы, который не представился. «Вы упомянули, что цвет дворянства состоял в масонах. Интересно, были ли масоны в армии и как сочеталась присяга с масонством?» Об этом у нас тоже будет отдельная передача, мы будем рассказывать про Суворова, как тоже одного из масонов, который был мастером ложи.


Л. МАЦИХ: Да, мастером ложи, это цвет армии, генералы, адмиралы, офицеры состояли в масонских ложах и орденах, это не противоречило присяге. Они подтвердили верность Отечеству на поле битвы.


Н. АСАДОВА: Да, а сейчас у нас другая тема. Мы говорим про масонов просвещения и благотворительности. И главный наш сегодняшний герой — это Николай Иванович Новиков, просто великий филантроп, великий общественный деятель России, которому, к сожалению, нигде в России нет даже таблички памятной. Не то чтобы памятника.


Л. МАЦИХ: Это очень грустная тема, и к сожалению, это оправдывает высказывание Пушкина о том, что мы ленивы и нелюбопытны. Увы, мы даём основание о себе так говорить. Удивительно, что ни журналисты, ни пишущая братия, ни издатели, ни писатели, ни люди, которые занимаются книжной инфраструктурой, книготорговлей, там есть люди очень независимые и очень небедные. Никто из них пальцем не пошевельнул, чтобы увековечить память великого человека.

Все дома, в которых жил Николай Иванович в Москве, все снесены. Это не личный выпад, просто они мешали кому-то для коммерции. В селе Авдотьино, где он родился и умер, его имение…


Н. АСАДОВА: …которое не сохранилось по сути.


Л. МАЦИХ: Практически нет.


Н. АСАДОВА: Если вы зайдёте на Википедию и посмотрите статью о Николае Ивановиче Новикове, в каком состоянии дом, где он жил, в ужасном. В ужасающем. И только на нём… там от него одна стена осталась, дом с пустыми глазницами окон, такая старая, потрескавшаяся табличка с упоминанием его имени. А это величайший человек.


Л. МАЦИХ: Мерзость запустения на месте святом.


Н. АСАДОВА: Да, телефон для смс — +7-985-970-45-45. Вы можете задавать свои вопросы по этому номеру. И всячески вас к этому призываем. Давайте поговорим немножечко о благотворительной деятельности Николая Ивановича, которая тоже потрясающа была. Например, известно, что в 1786–1787 гг. в России, в Центральной части России, были жестокие морозы и засуха. И они стали причиной неурожая и начался голод в этих губерниях. И в этот момент, к сожалению, императрица была занята другими вещами. Она занималась потёмкинскими прожектами, как раз у неё был Крымский поход знаменитый, на который угробили чудовищное количество денег.

И те иностранные послы, которые сопровождали государыню-императрицу в этом походе, писали, что для разорения России надобно не особенно много таких путешествий и таких расходов. Это писал граф Лудольф. Кто спас крестьян в этот момент? Николай Иванович Новиков.


Л. МАЦИХ: Не надо так преувеличивать.


Н. АСАДОВА: Хорошо. Но я расскажу то, что есть.


Л. МАЦИХ: Во-первых, не всем иностранным послам нужно и можно с одинаковой мерой доверять. Скажем, французский посланник, английский, они знали Екатерину куда как короче, чем этот, процитированный Вами, но не писали таких вещей. А Екатерина была склонна к расточительству определённому.


Н. АСАДОВА: Историки того времени, Карамзин писал, что более чем из ста селений, казенных и дворянских, были спасены крестьяне от голода потому что Новиков и Походяшин, который ссужал его этими деньгами, в отличие от Новикова, он был человеком очень богатым, всё своё состояние истратил на прожекты Новикова. И они раздавали зерно, хлеб крестьянам, спасли их таким образом.


Л. МАЦИХ: Тут надо немножко расставить точки над «и». Было несколько подряд неурожайных лет. Правительство принимало энергичные меры к запасению провианта, но это не всегда было успешным. Дураки и дороги, как известно, — две проблемы. И в данном случае дороги, неразвитость инфраструктуры, не позволяло организовать эффективный подвоз. Кроме того, что такое была тогда Москва? Это же не надо забывать! В Питере действовали ограничения законодательные на въезд. В Питере не было нищих. Так ещё Прокопович советовал Петру.

В центре было запрещено строить деревянное здание. А каменное, кто ж потянет! Ясно, не нищие. Москва увеличивала население в два-три раза зимой, потому что всякий асоциальный элемент, разбойный люд, нищие, разного рода такие бомжи, они наводняли Москву осенью и зимой, чтобы переждать здесь в относительно комфортных условиях холода, а потом опять разбредались. Под мостами, в ночлежках, иной раз под Каменным мостом, рядом с Кремлём, были такие настоящие станы разбойничьи.

Москву было тяжело прокормить ещё и потому, что нельзя было считать точное количество запасов. Ну и промахивались иной раз. Кроме того. Были, конечно, злоупотребления. Московские чиновники — это образцы неподкупности во все времена, поэтому ничего удивительного.


Н. АСАДОВА: Сегодняшний суд доказал это.


Л. МАЦИХ: Да. Это всегда неопровержимо и непоколебимо.


Н. АСАДОВА: Вчерашний, вернее, прошу прощения.


Л. МАЦИХ: Да. В чём заключалось спасение? Новиков был человек жалостливый. Он увидел, как плачут нищие, в том числе, кстати, и профессиональные. И он обратился с пламенной речью к «братьям» масонам, и те пустили шапку по кругу. Григорий Максимович Походяшин, ему было тогда 27 лет, он был молод относительно, был завиднейший жених в Москве, сын уральского горнозаводчика, гвардейский офицер. Он настолько пленился этим подвигом христианской добродетели, нищелюбия со стороны Новикова, что отдал своё огромное состояние на благотворительные нужды.

Причём, сам он не тратил. Понимая, что он в этом ничего не смыслит, а через Новикова. Его преданной Новикову была немножко трогательная, инфантильная, но она не может не вызвать сокрушения сердца. Когда Новиков уже был в тюрьме, Походяшин умирал, он умер очень быстро. Разорился, все друзья от него отвернулись. А друзья-масоны либо уехали, либо были посажены в тюрьмы, он остался один, без средств к существованию и помирал от чахотки на чердаке, прежний завидный жених.


Н. АСАДОВА: Миллионер.


Л. МАЦИХ: Да. Из состояния у него остался один портрет Новикова, который он не позволил продать, даже чтобы купить хлеба и лекарств. Он смотрел на него с умилением, как на икону, и говорил: «Прости, великий человек, что я оказался недостоин быть твоим учеником». Вот такая совершенно сцена из высокой трагедии, не из мелодрамы. Такие были личности. Кстати, Новиков оказывал на людей действительно магнетическое воздействие. Когда его осудили, то с ним добровольно пошёл в Шлиссельбургскую крепость молодой врач Михаил Иванович Багрянский, он вообще не проходил по делу.


Н. АСАДОВА: Мы должны сказать, за что его осудили.


Л. МАЦИХ: Дойдём до этого. Тут важно, чтобы был понятен масштаб личности. Багрянский не проходил по делу вообще. Он явился сам в Тайную Канцелярию и сказал: «Я хочу отбывать заключение вместе с Новиковым, чтобы тому не было так одиноко и чтобы он не был лишён врачебной помощи». Их посадили вместе. А ведь на пятнадцать лет! Новиков просидел меньше, но кто же знал, что Екатерина умрёт!

Давайте мы о Новикове скажем более систематически, что ли, как дело-то было. Он родился в 1744 году, а в 1768 году вышел в отставку, в 1775 году в его жизни случилось самое значительное событие. Он вступил в масонскую ложу. Он долго не хотел вступать, он колебался, он был человек, говоря по-вашему, с очень высоким уровнем обязательств. И он к своему слову относился буквально со священным трепетом. Он не мог принять присяги и клятвы, содержания которых не понимал.

Ему всё объяснили и для него сделали колоссальное исключение — ему как бы рассказали содержание масонской службы, если угодно, трёх первых степеней. И он сразу был принят в четвёртую. Он сделал бы громадную карьеру внутри масонства, если бы его интересовали формальные титулы. Но его это не интересовали.


Н. АСАДОВА: В связи с этим Жанна из Петербурга задаёт вопрос: «Как Новиков относился к Елагину?» Елагин — это герой нашей прошлой передачи, человек, который был мастером нескольких лож.


Л. МАЦИХ: Больше того, он объединил под своим началом ложи разных систем, что уже само по себе было подвигом дипломатии и говорило о его авторитете среди масонов. Большой любви не было между ними, но было уважение взаимное. Елагин был человек государственный, он был статс-секретарь Екатерины, он был чиновник высочайшего ранга, он был вхож к государыне каждый день. Новиков был журналист. А как он сам писал, тогда само название писателя было позорным.


Н. АСАДОВА: А сейчас в общем, не сильно лучше.


Л. МАЦИХ: Разные есть, прямо скажем. Разные…


Н. АСАДОВА: Журналистов на Руси как-то никогда не любили.


Л. МАЦИХ: Это смотря каких.


Н. АСАДОВА: И не особо считались.


Л. МАЦИХ: Это смотря каких. Но вообще, людей, которые выражали своё мнение, отличное от господствующего, не любят нигде и никогда, не только на Руси.


Н. АСАДОВА: Это да.


Л. МАЦИХ: И Николай Иванович…


Н. АСАДОВА: Кстати говоря, Николай Иванович писал о том, что ему не нравится, как проходят заседания лож елагинских, что там пьют спиртные напитки в великом множестве, то, что они гуляют, а не занимаются, собственно, размышлениями, дискуссиями и так далее.


Л. МАЦИХ: Обед братский, он назывался «Агапа», братский обед, братская трапеза, как у первых христиан, это было у масонов в обычае. Иной раз очень плотно закусывали, в зависимости от благосостояния членов лож и «братьев». Иной раз любили, как масоны говорили, стрелять в пушки, т. е. откупоривать новые и новые бутылки шампанского. Но Николай Иванович любил и выпить, и закусить, он не был суровым аскетом, как его друг Гамалея, этот вообще был буквально схимник. Но Николаю Ивановичу мешало то, что в ложах Елагина слишком много времени уделяется чувственным удовольствиям — поесть, выпить, и слишком мало работе над собой.

Поэтому он перешёл в систему строгого наблюдения и там очень преуспел.


Н. АСАДОВА: Вы имеете в виду, что он просто перешёл из елагинской ложи в ложу системы Рейхеля.


Л. МАЦИХ: Да. Из ценендорских в рейхелевские, если употреблять полностью масонские термины. То есть, из под юрисдикции Ивана Перфильевича он вышел, о чём сам Иван Перфильевич очень сожалел, поскольку Новиков был властителем дум. Но в этом смысле они не вполне сходились. Новиков требовал жёсткости от «братьев», дисциплины и не терпел попустительства.


Н. АСАДОВА: Я хотела сказать нашим слушателям, что сегодня мы не будем очень долго принимать звонки телефонные, мы решили, что мы будем ограничивать количество вопросов до трёх, максимум четырёх. Телефон прямого эфира 363-36-59 — это московский телефон. Вы можете позвонить и задать свои вопросы, а мы пока продолжаем рассказ о Николае Ивановиче Новикове. За что его арестовали и посадили в Шлиссельбургскую крепость?


Л. МАЦИХ: Над ним сгущались тучи ещё на тот момент, когда он считал себя на вершине успеха. Дело в том, что ничего бы не было, если бы не вот этот самый фаворитизм. «Минуй нас пуще всех печалей барский гнев и барская любовь». Он это испытал на себе. Были обвинения политические, абсолютно пустые, были обвинения в связях с прусским двором, на том основании, что московские масоны переписывались с берлинскими розенкрейцерами. Николай Иванович основал Орден розенкрейцеров и его возглавил.


Н. АСАДОВА: Это очень важно, кстати.


Л. МАЦИХ: Это была переписка чисто масонская, чисто духовная, ничего политического, что могло бы принести вред российскому двору, находящемуся в конфронтации с прусским, там не было. Были обвинения, что они пытались завлечь в свои сети и, как писали тогда, известную особу, т. е. Павла, Великого князя. Это безосновательно, это в последующие разыскания подтвердили. Большинство обвинений против него были абсолютно вздорные и облыжные. Я думаю, всё бы ему сошло с рук. На самом деле, он ничего дурного не делал.


Н. АСАДОВА: Кстати, Карамзин, который писал о судьбе Новикова, он считал, что Екатерина его посадила за слишком активную благотворительную деятельность, за раздачу хлеба голодающих.


Л. МАЦИХ: Так писал Карамзин уже после смерти Новикова, чтобы его детей не оставили без куска хлеба, он знал, чем растрогать императора Александра. На самом деле главная причина была в том, что Николай Иванович резко очень и не по-джентльменски на страницах своего журнала стал критиковать уже пожилую императрицу, он стал писать про некую даму, у которой восемнадцать плотных складок сквозь корсет пробивается и редеющие кудри ея она черепаховыми гребнями тщится как-то скрепить. И белила, и румяна, и все эти вещи, которые для любой дамы обидны, а для дамы пожилой обидны вдвойне.

Екатерина философски относилась к подобного рода выпадам, но когда это пишет фаворит, любимец, который был её конфидентом, и, как она понимала, относился к ней не как люди из толпы, она этого не могла простить. Мне кажется, её такая злобная реакция — это реакция чисто женская, она обиделась на него.


Н. АСАДОВА: То есть, вот почему его посадили.


Л. МАЦИХ: Мне кажется да.


Н. АСАДОВА: Кстати, у нас тут спрашивают, а сохранились ли протоколы допросов Новикова. Да, сохранились. Кстати говоря, их активно используют исследователи масонства, в частности, Вернадский, который написал книжку «Русской масонство в царствование Екатерины II».


Л. МАЦИХ: Лучшее исследование по этой теме. Допрашивал, кстати, его сам Шишковский Степан Иванович, знаменитый кнутобой, который во время того, как он показывал кнут с запекшейся кровью или мог этим кнутом огреть, говорят даже и дам, он любил читать акафист, закатывал глаза под лоб, крестился, в общем, он был знаток своего дела.


Н. АСАДОВА: Телефон прямого эфира 363-36-59, звоните, задавайте свои вопросы. Алло! Здравствуйте!


СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте!


Н. АСАДОВА: Отойдите, пожалуйста, от радиоприёмника.


СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Скажите, пожалуйста, где можно купить произведения Новикова?


Н. АСАДОВА: Подождите! Вы можете сначала представиться?


СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Марина, выключите радио! Алло!


Н. АСАДОВА: А Вы представьтесь.


СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Александр из Москвы. Скажите, пожалуйста, где можно купить произведения Новикова?


Л. МАЦИХ: Новикова, с Вашего позволения. Купить их, я думаю, будет затруднительно. Во-первых, наследие его огромно. Но в большинстве случаев это сиюминутное, на злобу дня, публицистика, фельетонная, которая устаревает, как газета, на следующий день или на следующую неделю. Хранятся в разных архивах его труды, сейчас в Интернете, Вам нет смысла даже покупать, в Интернете самые интересные его статьи, полемика, публицистика, его философские сочинения, его комментарии на масонские труды, они все в Интернете. Не все, но часть в Интернете выложены, Вы их там найдёте.


Н. АСАДОВА: Телефон прямого эфира 363-36-59, звоните, задавайте свои вопросы. Алло! Здравствуйте!


СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте!


Н. АСАДОВА: Доброй ночи. Как Вас зовут? Алло! Нет, сорвался звонок. Вы ещё раз позвоните нам. 363-36-59 — телефон прямого эфира. Пока я задам Вам такой вопрос, который пришёл на смс. Мы говорили несколько раз в наших передачах о том, что масоны, если брать за основы их идеологию, лозунг «Свобода, равенство, братство», они за это всячески ратовали. Вопрос был такой — свобода от чего, равенство в чём, братство с кем?


Л. МАЦИХ: Свобода бывает и от и бывает и для. Свобода от, например, диктатуры суеверий, от рабства страха, например, от страха перед дьяволом, который порабощает человека, как мы знаем. Свобода для осмысленного, осознанного творения своей жизни, для понимания того, что только ты сам ответственен за себя и свою судьбу. Равенство, в общем-то, всех людей со всеми. Например, равенство гендерное, понимание того, что женщина тоже человек, как это ни странно звучит, что женщину следует учить грамоте.


Н. АСАДОВА: Кстати, Новиков очень много вложил…


Л. МАЦИХ: Он много для этого сделал, он был большим ценителем салонов не с только с точки зрения светских увеселений, сколько с точки зрения продвижения туда таких интересных персон, как его друг Шварц Иван Генрихович, и чтения в салонах замечательной литературы. Он очень любил салонных дам, в лучшем смысле этого слова, властительниц дум. Так вот, равенство бывает гендерное, равенство бывает национальное, конфессиональное, сословное, кстати, равенство, для того времени вещь исключительно важная. Для нас сейчас воспринимается, как общее место.

Братство всех людей со всеми, поскольку все мы творения божьи, все братья, так Библия утверждает, во всяком случае. Так бы я кратко ответил на этот вопрос.


Н. АСАДОВА: 363-36-59. Алло! Здравствуйте, Вы в прямом эфире, представьтесь, пожалуйста.


СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте!


Н. АСАДОВА: Здравствуйте!


СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Я из Подмосковья, Валентина Ивановна. Скажите, пожалуйста, а почему вы о Ельцине ничего не говорите?


Н. АСАДОВА: О Ельцине мы ничего не говорим, потому что мы говорим про екатерининскую эпоху, а он жил гораздо позже. 363-36-59, мы успеем принять один ещё звонок. Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире. Выключите, пожалуйста, приёмник.


СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло!


Н. АСАДОВА: Нет, человек не выключил приёмник, а слушать это невозможно. 363-36-59. У вас есть буквально последние минуты, чтобы позвонить и задать свои вопросы Леониду Мациху, который доблестно согласился быть нашим экскурсоводом в мир масонства. Вот ещё один примем звоночек. Алло! Здравствуйте!


СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Доброй ночи.


Н. АСАДОВА: Выключите, пожалуйста, радио сразу же!


СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Да, я выключил.


Н. АСАДОВА: Как Вас зовут?


СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Меня зовут Алексей.


Н. АСАДОВА: Алексей, Ваш вопрос.


СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): А у меня вопрос, может быть, не совсем обычный. Скажите, пожалуйста, почему сейчас у нас практически нет книжек, которые можно почитать?


Н. АСАДОВА: Так, понятно.


Л. МАЦИХ: Может человек спрашивал о книгах о масонах? Так книжки такие есть.


Н. АСАДОВА: Книжки такие есть. Мы их выложим.


Л. МАЦИХ: Выложим их названия, имена авторов на сайте. Если Вы спрашивали о масонах, Алексей, сорвался, к сожалению, Ваш звонок, мы должны Вас обрадовать. Есть литература о масонах. Есть совсем грязненькие книжонки, мы не будем делать им рекламу в эфире, а есть очень хорошие, серьёзные исследования, как переводные, так и российские.


Н. АСАДОВА: Да. И одна из этих книг, я её назову. Это Вернадский «Русское масонство в царствование Екатерины II». Передо мной книжка, издание было 1999 года, я думаю, что довольно небольшой был тираж, поэтому вряд ли это вы найдёте на прилавках магазинов, но, может быть, у букинистов сможете найти. Книжка потрясающая. Ещё другие книги, названия, их авторов, мы выложим в блоге нашей передачи. Зайдите на сайт и посмотрите.

Ещё такой момент. Нас очень много спрашивают и просят нас сделать передачу, чтобы мы ответили на вопрос, откуда есть и пошло масонство. Поскольку у нас передача-экскурсия, мы изначально не предполагали делать такой передачи отдельно и хотели рассказать об этом в течение всего нашего цикла потихонечку. Но нас всё равно замучили вопросами и просьбами, поэтому мы решили, что следующую передачу мы посвятим как раз этой теме.

У нас не будет экскурсии, а будет экскурс в историю, откуда есть и пошло масонство, разные версии мы рассмотрим. А потом уже опять вернёмся к екатерининской эпохе и будем говорить о масонах и образовании, о светском образовании, которое во многом благодаря масонам получило такое широкое развитие в Москве и Петербурге и дальше по всей России.

Ну, это, пожалуй, и всё на сегодня. Мы благодарим вас за то, что вы в столь поздний час были около радиоприёмников и слушали нас. Слышали вы нас, благодаря во многом звукорежиссёру Николаю Котову. Спасибо ему за это. Увидимся в следующий вторник. До свидания.


Полная версия: http://echo.msk.ru/programs/brothers/638045-echo/