Загрузка...



Приложение

Тулоксинская десантная операция

(Ладожское озеро, 1944 год)[176]

Задачи десанта и общая обстановка

Тулоксинская десантная операция была проведена частями 7-й армии Карельского фронта совместно с Ладожской военной флотилией с 23 по 27 июня 1944 года. Она является частной операцией, цель которой состояла в том, чтобы высадкой десанта в тылу противника перерезать его основные коммуникации на восточном побережье Ладожского озера и, создав угрозу окружения, содействовать тем самым разгрому олонецкой группировки финнов.

С 10 июня 1944 года войска Карельского фронта начали деятельную подготовку к наступательной операции на участке между Онежским и Ладожским озерами. В порядке подготовки к операции командование Карельского фронта поставило перед Ладожской военной флотилией 14 июня 1944 года следующую задачу:

«Высадкой десанта в период 21–22 июня[177] в районе рек Олонка и Видлица и артиллерийским огнем кораблей с озера содействовать наступлению левофланговых частей 7-й армии вдоль восточного побережья Ладожского озера».

Во исполнение этого указания штаб флотилии разработал план операции, который и был утвержден командованием фронта.

Командующий ладожской военной флотилией, принимая решение на высадку десанта, учитывал, что противник на Ладожском озере активности не проявлял, его корабельный состав находился преимущественно в районе баз. Состав вражеской флотилии определялся до двенадцати СКА[178], из которых до восьми постоянно находились в базах западного побережья, а остальные в базах восточного побережья (Видлица, Сальми). Кроме того, в базах Кексгольм и Лахденпохья находились ТКА типа «Сису»[179]. Четыре десантные баржи «Зибель»[180] и 5–6 десантных катеров И-6[181] находились до последнего времени в шхерном районе Лахденпохья.

Авиация противника базировалась таким образом: один истребительный полк (до 16 машин Кертис-36 и ФД-21) на аэродроме Нурмалица и один бомбардировочный полк на аэродромах Сортавала, Нива, Ристалахти, Иоэнсу. Здесь отмечалось до 34 самолетов Ю-88, Хе-111, До-215 и «Бристоль-Бленхейм».

Большая глубина озера в районе восточного побережья позволяла постановку минных заграждений. Однако данных о постановке противником мин на Ладожском озере не имелось. Отсутствие мин в районе предполагаемой высадки подтверждалось тем, что из устья рек Олонка, Тулокса, Видлица шла оживленная перевозка леса в северо-западные финские порты, причем буксиры с баржами не придерживались постоянно одного и того же фарватера.[182]

Разведка установила, что береговую оборону Ладожского озера и островов осуществляет ладожская бригада береговой обороны финнов. Подходы к базам и участком восточного побережья, достижимые для десантов, противник защищал развитой сетью береговых батарей, установленных в районе Видлица, на островах Оало и Гачь, в районе Габаново и Гумборица.

На побережье между реками Тулокса и Видлица имелось проволочное заграждение в 1–2 кола, более развитое в устьях этих рек. Здесь же визуальной корабельной и воздушной разведкой было отмечено до восьми ДЗОТ или землянок и несколько наблюдательных пунктов. На побережье в этом районе имелось сильное охранение. Усть-Видлица, аэродром Видлица и станция Котчила прикрывались зенитной артиллерией и истребительной авиацией.

Учитываю группировку сил и средств противника, а также характер местности, командующий Ладожской военной флотилией выбрал два участка высадки: основной участок — от устья реки Тулокса до точки в 2 км северо-западнее и запасный участок — в районе мыса Охта.

Первый участок удовлетворял всем требованиям для действий как сухопутных, так и морских войск. Десятиметровая изобата подходит на 5 кабельтовых (925 м) к берегу. Отсутствие валунов и подводных камней позволяет высадочным средствам подходить вплотную к берегу. Берег представляет собой песчаный пляж, тянущийся полосой шириной до 100 м. Далее берег покрыт лесом и возвышается над уровнем озера от 3 до 6 м.

Железнодорожный путь и шоссе в этом месте подходят к озеру на 700-1000 м. что давало возможность десанту сразу же перехватить эти дороги. Но противник мог попользовать железную дорогу для действий бронепоезда, а также подбросить к месту высадки нашего десанта резервы и по железной дороге, и по шоссе.

Расстояние от места высадки до главной базы Ладожской военной флотилии (Новая Ладога) 65 миль (120 км) и до линии фронта 35 миль (65 км).

При принятии решения также учитывалось, что точность подхода к месту высадки обеспечивалась знаками на острове Крестовый, у Видлица и триангуляционным знаком на мысе Дальний.

Силы и средства десантной операции

Десантные войска. Решением командующего Карельским фронтом в качестве десанта была выделена 70-я отдельная морская стрелковая бригада[183] в составе:

бойцов — 3667;

76-мм орудий — 12,

45-мм орудий — 18;

120-мм минометов — 8,

82-мм минометов — 27,

50-мм минометов — 27;

ПТР — 72;

станковых пулеметов — 36;

ручных пулеметов — 72;

огнеметов — 6;

автомашин разных — 71;

повозок и двуколок — 253;

лошадей — 790;

боеприпасов и разных грузов — 135 т.

Командующий 7-й армией поставил 70-й морской стрелковой бригаде задачу: высадиться в районе озеро Линдоя, река Тулокса, перерезать идущие по побережью железную и грунтовую дороги, не допустив отхода противника от города Олонец, а также подхода его резервов со стороны Погран. Кондуши, Видлица, и прочно удерживать захваченный плацдарм до подхода главных сил 7-й армии с юга.

Корабельный состав. Ввиду, того что операция проводилась в период белых ночей, что не обеспечивало скрытности подхода и высадки десанта, решено было строить расчет на быстроту действий и силу удара. Из этих соображений к участию в операции были привлечены все боевые корабли Ладожской военной флотилии, мореходность которых позволяла выходить в озеро. Участвовало в операции 5 канонерских лодок, 2 бронекатера, 7 катеров «морской охотник», 2 торпедных катера, десантная баржа, 4 тральщика, спасательное судно «Связист», 2 парусно-моторные шхуны, 10 одинарных и 3 спаренных тендера, 14 катеров «КМ», 8 катеров «ЗИС», 8 мотоботов, 3 буксира и 5 озерных (несамоходных) барж.

Все боевые корабли и транспортные средства разделялись на четыре отряда.


Общая обстановка на Ладожском озере в июне 1944 года и задачи десантной операции


Действия десанта на берегу 23–27 июня 1944 года


Отряд артиллерийской поддержки десанта в составе пяти канонерских лодок и двух бронекатеров. Отряд имел задачу произвести тщательную артиллерийскую обработку участка высадки, содействовать огнем закреплению десанта на берегу и дальнейшему его продвижению, а также быть готовым прикрыть десантные подразделения с озера на случай контратаки их противником.

Отряд охранения в составе шести катеров «МО», двух торпедных катеров и одной десантной баржи ДБ-51[184] имел задачи: непосредственно охранять десантные части, прикрыть огнем и дымовыми завесами движение высадочных средств к берегу, подавить огневые средства и живую силу противника в момент высадки, содействовать десанту в закреплении на берегу и прикрывать частью сил десантный отряд с озера вместе с канонерскими лодками.

Отряд транспортов в составе трех транспортов, спасательного судна, двух шхун и двух тральщиков.

Отряд высадочных средств в составе двенадцати катеров типа «КМ», семи катеров «ЗИС», девяти одинарных и трех спаренных тендеров и девяти мотоботов.

Отряды транспортов и высадочных средств имели задачей погрузить части 70-й отдельной морской стрелковой бригады в Новой Ладоге и высадить в районе устья реки Тулокса. Кроме того, им было приказано частью освободившихся транспортов и высадочных средств непрерывно питать десант и перевозить раненых с участка высадки в базы. На всякий случай отряды транспортов и высадочных средств должны были быть готовыми к обратной приемке высаженного десанта.

Авиация. Десантную операцию поддерживали три штурмовых авиаполка (90 самолетов Ил-2), два бомбардировочных авиаполка (48 самолетов Пе-2), 60 самолетов прикрытая и разведки.

Перед авиацией были поставлены следующие задачи:

— подавить и уничтожить береговые и подвижные батареи противника на плацдарме до высадки десанта;

— подавить ожившие батареи и вновь обнаруженные узлы сопротивления в период боя за высадку;

— подавить и уничтожить вновь обнаруженные огневые точки по целеуказаниям командира десанта;

— разрушить узлы сопротивления, препятствующие продвижению десанта, и действовать по тактическим резервам;

— прикрыть с воздуха корабли на всех этапах операции;

— после захвата плацдарма непрерывным патрулированием истребительной авиации содействовать продвижению десантного отряда, уничтожая подходящие резервы противника;

— обеспечить десант разведкой участка высадки и поля боя.

20 июня на аэродром Новая Ладога был передислоцирован 21-й истребительный авиационный полк с задачей прикрытия кораблей в пути следования к месту высадки.

Подготовка к десантной операции

Разведка и подготовка кораблей. Получив задачу, штаб Ладожской военной флотилии начал разведку района высадки. После тщательного анализа и систематизирования имевшихся разведывательных данных по этому району был составлен план разведки, причем на его выполнение отводились весьма короткие сроки. Задачей разведки являлось: проверить данные по береговой обороне и инженерному оборудованию побережья, уточнить дислокацию озерных сил противника в базах восточного побережья и контролировать использование финнами прибрежных аэродромов.

Необходимость соблюдать полнейшую скрытность подготовки операции (белые ночи), а также тщательная охрана побережья противником препятствовали ведению разведки всеми имеющимися средствами; в частности, пришлось отказаться от разведки береговой обороны путем обстрела побережья канонерскими лодками и катерами. В основном разведка производилась силами авиации при помощи аэрофотосъемки и обследования побережья подводной лодкой[185]. Для выполнения визуальной воздушной разведки использовались самолеты Пе-2. Аэрофотосъемка побережья производилась самолетами Як-9 с высоты до 2000 м, что обеспечило надежную дешифровку аэрофотоснимков.

Воздушная разведка установила состав озерных сил, базировавшихся на восточном побережье, выявила три зенитные батареи в Видлице, 8 ДЗОТ в районе высадки, 4 наблюдательных пункта, 2 землянки и проволочные заграждения в районах устья рек Видлица и Тулокса. Было установлено, что истребительная авиация противника периодически использует аэродром Видлица; зафиксировано движение по железной дороге 18 эшелонов противника. Данные, полученные от разведки, позволили уточнить район высадки десанта и в дальнейшем обеспечили успешное подавление береговой обороны.

К участию в операции привлекалось большое число судов, которые к моменту получения задачи находились в разных базах. Поэтому штаб должен был быстро сосредоточить их в Новой Ладоге, для того чтобы своевременно подготовить суда и личный состав кораблей и десанта к предстоящим действиям.

К 17 июня прибыли все высадочные средства, на следующий день канонерские лодки, а к 19, июня — бронекатера. После проверки технического состояния и снабжении кораблей были проведены подготовительные мероприятия. На тендерах была установлена противопульная и противоосколочная защита, а также имелось до 13 крупнокалиберных пулеметов. Аварийно-спасательное имущество на всех кораблях разложили таким образом, чтобы облегчить пользование им личному составу десанта. Легководолазные аппараты были проверены и заряжены.

Большое внимание уделялось достижению бездымности при движении судов, для чего с котельными машинистами проводились специальные занятия. Для обеспечения и поддержания пара на рабочем давлении на форсированном ходу было дано указание, чтобы на всех кораблях имелся аварийный запас качественного угля на случай падения пара при сжигании тощих углей.

Всеми экипажами проводились занятия по вопросам борьбы за живучесть кораблей. Произведено было дополнительное оборудование кораблей и барж для приема лошадей и техники. Корабли и катера были дополнительно снабжены шкиперско-техническим и аварийно-спасательным имуществом, топливом, боезапасом и другими необходимыми видами материального обеспечения.

В целях сохранения скрытности все корабли и плавучие средства, прибывшие в Новую Ладогу, рассредоточивались по реке Волхов и приладожским каналам. К разработке документов на операцию было привлечено ограниченное число людей. На время посадки предусматривалось оцепление района посадки.

Подготовка личного состава. В период с 16 по 19 июня в Новую Ладогу побатальонно прибыла 70-я морская бригада, части которой расположились в лесу у деревни Юшкова. Сразу же по прибытии первого батальона на реке Волхов был выбрал участок для проведения тренировок по посадке на плавучие средства десанта и по высадке его на необорудованный берег. По мере прибытия другие батальоны также приступали к тренировке, для чего было использовано все то незначительное время, которое имелись в распоряжении командира высадки. Первый батальон провел четыре тренировки по посадке и высадке, второй батальон — две, третий батальон — три. Кроме того, было проведено две тренировки с подразделениями, предназначенными для первого броска. На этих тренировках удалось достигнуть вполне удовлетворительных результатов.

Выявленное в ходе учений недостаточно продуманное расположение огневых средств десанта на высадочных средствах было устранено с началом операции.

Кроме тренировки на высадочных средствах, были проведены: тренировка по посадке людей и погрузке техники на транспорт с последующей их пересадкой и перегрузкой на высадочные средства, тренировка по эвакуация раненых с участка высадки на транспорт, а также учение по связи между кораблями и частями 70-й морской стрелковой бригады, корректировочными постами и канонерскими лодками. Двухстороннее тактическое учение, намеченное командованием, провести не удалось, так как поступило срочное приказание о высадке десанта.

Организация командования. Командование десантной операцией было возложено на командующего Ладожской военной флотилией. Он имел заместителя, который одновременно являлся и командиром высадки. Командиру высадки[186] подчинялись командиры отрядов корабельной поддержки, охранения, транспортов и высадочных средств. Был назначен также командир базы высадки; в его распоряжении находились: комендантская команда, саперно-инженерная команда, посты связи, эвакуационный отряд, выгрузочная партия и маневренно-гидрографическая партия. Командир десанта (командир 70-й бригады) до захвата указанного ему участка и организации на нем прочной обороны подчинялся командиру высадки, а затем переходил в подчинение командующего 7-й армией. Авиация командующему десантной операцией не подчинялась, а выполняла задачи по его заявкам.

В период подготовки к операции штаб Ладожской военной флотилии находился на обычном месте. Командир высадки организовал свой командный пункт в Новой Ладоге. Штаб отряда поддержки находится на флагманской канонерской лодке «Нора», пришедшей 18 июня в Новую Ладогу. Командир отряда транспортов имел свой командный пункт на берегу, в Новой Ладоге, а во время операции — на транспорте «Хэнси». Командир отряда высадочных средств находился на катере КМ-93.

В период операции флагманский командный пункт командующего был организован на канонерской лодке «Вира». Командующий десантной операцией имел при себе небольшой штаб в составе начальника штаба и трех офицеров.

Вместе с командующим находился и начальник политотдела Ладожской военной флотилии. Флагманский командный пункт командира высадки был организован на канонерской лодке «Конструктор»[187].

Планирование десантной операции

Посадка. Местом посадки был выбран участок берега реки Волхов у деревни Юшкова, протяжением около 4 км между мостом и островом Ленина. Участок местности вместе с шоссейной дорогой, проходившей по берегу, был укрыт лесом, что обеспечивало скрытность посадки.

Порядок посадки устанавливался следующий. Транспорты подходят к баржам, заранее поставленным к берегу в качестве пристаней, или к мосткам. К транспортам швартуются высадочные средства с таким расчетом, чтобы к данному транспорту были пришвартованы те катера или тендеры, которые предназначались для перевозки подразделений первого эшелона с этих транспортов на участок высадки. Далее тендеры и катера принимают войска первого броска и отходят на середину реки, где ждут сигнала.

Каждому транспорту, катеру и тендеру присваивался определенный номер. Каждое судно снабжалось точным списком людей, оружия и боезапаса, которые предназначались дли посадки на данное судно. Офицерскому и рядовому составу десантной части сообщался номер судна, на которое они должны грузиться.

Для руководства посадкой штаб высадки разработал ведомости распределения подразделений первого броска на высадочные средства и ведомость распределения первого эшелона на транспорты. На время посадки предусматривалось оцепление района посадки.

Переход к месту высадки. Походный порядок десантного отряда предусматривался ордером № 1 (кильватерная колонна) и ордером № 2 (двухкильватерная колонна). Порядок построения в походный ордер и следование к месту высадки были предусмотрены специально разработанным положением.

Планом предусматривалась обеспечение десанта от воздушного нападения. Корабли и части десанта в базе прикрывались зенитной и корабельной артиллерией, а также истребительной авиацией методом дежурства на аэродроме в трехминутной готовности. Прикрытие десанта с воздуха во время перехода озером осуществлялось посредством патрулирования шестерки истребителей. «Наставлением десантному отряду» предусматривались мероприятия по противовоздушной обороне, проводимые десантным отрядом в пути. На случай нападения военных кораблей противника в план включались мероприятия по отражению такой атаки.

Ввиду того что мин в Ладожском озере на пути в район высадки и в самом районе не предполагалось, было решено переход совершать без непосредственного трального прикрытия. В состав высадочных средств включались катерные тральщики, который в случае необходимости могли выйти в голову походного порядка и вести караван кораблей за тралами.

Бой за высадку. Артиллерийско-авиационная обработка участка высадки предусматривалась планом авиационно-артиллерийского наступления. Плотность артиллерийского огня рассчитывалась на действительное поражение площади намеченного для высадки участка. По намеченному плану обеспечение высадки десанта предусматривало следующие действия авиации и артиллерии кораблей.

За сутки, а затем за 3–6 часов до высадки десанта авиация производит бомбо-штурмовой удар по береговым и подвижным батареям противника на флангах высадки.

За 2,5 часа до высадки авиация наносит массированный бомбо-штурмовой удар с целью подавления и уничтожения огневых точек береговой полосы участка высадки (2000?300 м).

За час до высадки первого броска артиллерия отряда поддержки по сигналу начинает артиллерийскую подготовку по указанным площадям на участке высадки десанта.

За 15 минут до высадки первого броска авиация наносит последний удар по площади плацдарма. В это время по сигналу командира первого броска артиллерийский огонь переносится в глубину.

Выносные корректировочные посты канонерских лодок придаются тем командирам батальонов, которых поддерживала данная канонерская лодка. Для координации работы корректировочных постов на берегу и производства артиллерийской разведки на берег высаживался вместе с постами офицер артиллерийской разведки. Для более эффективного использовании корабельной артиллерии к командиру десанта прикреплялся артиллерийский офицер флота.

Порядок движения десанта и действия высадочных средств. Порядок движения, был разработан штабом высадки в «Наставлении десантному отряду» и предусматривал следующие положения.

Местом развертывания плавучих средств для высадки была избрана точка, удаленная от уреза воды на 120 кабельтовых (22 км) с расчетом, чтобы развертывание произвести вне дальности огня береговых батарей противника. С приходом в точку развертывания и по сигналу на флагманском корабле высадочные средства перестраивались в высадочный ордер (ордер № 3) и следовали к берегу, сопровождаемые огнем отряда артиллерийской поддержки десанта. Весь отряд высадочных средств делился на три группы. Во главе каждой группы шел катер типа КМ, имеющий на борту команду по уничтожению мин и преодолению инженерных заграждений у уреза воды и на берегу. Высадив первый бросок, высадочные средства следовали к отряду транспортов.

Отряд транспортов также делился на три группы, при этом свою принадлежность к одной из трех групп каждый транспорт обозначал поднятием сигнальных флагов: «1», «2», «3». Каждая группа кораблей брала на борт определенные подразделения десанта, которые должны были быть высажены в один из трех районов высадки. В свою очередь, эти подразделения размещались на транспортах с таким расчетом, чтобы иметь возможность высаживать их эшелонированно по времени. Каждый командир высадочного катера, мотобота, тендера знал, что он должен брать десант с того корабля, на котором показан цифровой флаг его пункта высадки. Командир же транспорта знал, на какой пункт высадки и в какой последовательности он обязан высадить подразделение, и в соответствии с этим поднимал соответствующие цифровые флаги. Такой порядок упрощал процедуру высадки и давал уверенность в том, что перемешивания десантных частей на берегу не произойдет.

Дли обеспечения высадки вместе с первым броском высаживался и командир базы высадки, он сразу же разбивал занятую территорию на три комендантских участка и оборудовал эти участки знаками, которые указывали направление высаживающимся подразделениям. Командир базы высадки должен был также немедленно развернуть два пункта связи с командиром высадки (радиосвязь), с командиром 70-й бригады и с комендантскими участками (радиосвязь и зрительная). На командира базы высадки возлагалась обязанность принимать высаживающиеся подразделения, устраивать причалы для приема и выгрузки техники и направлять те и другие в соответствующие районы высадки. Он также был обязан развернуть два пункта медицинской помощи и руководить эвакуацией раненых на освобождающихся высадочных средствах.

Порядок поддержки десанта огнем кораблей и авиацией. Поддержка высаженного десанта на берегу огнем кораблей и авиацией предусматривалась «Планом авиационно-артиллерийского наступления» и указаниями по артиллерийскому обеспечению десантной операции. Стрельба канонерских лодок и удары авиации производились по заранее разведанным объектам, а также по вновь обнаруженным противодействующим десанту огневым точкам. Авиация, кроме того, должна была действовать по подходящим резервам противника и обеспечивать десантную операцию от воздушного нападения. Для корректирования огня кораблей с берега с первым эшелоном высаживались корректировочные посты. Право вызова огня предоставлялось командиру десанта, командующему артиллерией, командирам батальонов и в исключительно сложной обстановке командирам корректировочных постав «на себя». Для корректирования ударов авиации командиру десанта придавался офицер связи от 7-й воздушной армии с радиосредствами.

Порядок питания десанта. План операции предусматривал порядок использования транспортов после высадки для перевозки пополнения, эвакуации раненых и питания десанта материально-техническим снабжением и боезапасом. Для этого с десантом высаживалась группа инженерной службы с задачей постройки причалов и пирсов для разгрузки на них массовых и тяжелых грузов.

Специальных запасов, кроме боезапаса и угля, на эту операцию создавать не предполагалось, поскольку потребность, как показал расчет, не превышала отпущенного лимита. Подача всех видов снабжения на корабли, когда они достигнут района высадки, не вызывалась необходимостью, так как запасов, имеющихся на кораблях, хватало на первые трое-четверо суток, а небольшое расстояние от базы до места высадки позволяло в дальнейшем посылать поочередно корабли в базу. Исключение было сделано в отношении боеприпасов, расход которых предполагался большой. Поэтому на канонерские лодки было приказано взять дополнительное количество боеприпасов. Командир десанта должен был иметь при себе два боекомплекта и две суточные дачи продовольствия.

В плане намечались также мероприятия по обеспечению высадки десанта в штурманско-навигационном отношении. В частности, планировалось выставить на подходе к участку высадки две портативные светящиеся вешки, которые должны были служить как бы воротами для высадочных средств, и несколько гидрографических вешек по оси подхода к берегу. На берегу также устанавливались две вехи, указывавшие границы пункта высадки.

Планирующие документы. Основным документом по планированию десантной операции была «Плановая таблица на операцию по содействию войскам 7-й армии». В отработке этого документа приняли участие представители штабов воздушной и наземной армий, а также командование 70-й морской бригады и соответствующие специалисты.

Командованием и штабом 70-й отдельной морской стрелковой бригады на основе плановой таблицы и указаний командующего Ладожской военной флотилией были разработаны:

— схема высадки десанта, которая наряду с другими планирующими документами была доведена до соответствующих исполнителей и ориентировала их в построении боевых порядков при высадке;

— схема решения командира бригады и наметка развития боя на берегу противника.

В целом планирующие документы были разработаны достаточно подробно и своевременно разосланы подчиненным командирам.

Из общих вопросов планирования совместных действий родов войск в десантной операции не были отработаны вопросы связи командира десанта, командира высадки и руководителя десантной операцией с командованием воздушной армии, а также с самолетами в воздухе. Не была полностью отработана также система опознавания, целеуказания и обозначения положения передовых частей десанта с земли и с воздуха. В ходе десантной операции недостаточная отработка этих вопросов взаимодействия в некоторых случаях приводила к отрицательным результатам.

Выполнение десантной операции

Переход к месту высадки. В 3 часа 22 июня 1944 года десант был рассажен по транспортам с целью проведения двухстороннего тактического учения. В это же время от командующего Карельским фронтом последовало приказание о высадке десанта в течение 22 июня. С разрешения командования фронта решено было десантные войска оставить на кораблях и, закончив погрузку техники и боезапаса, в 14 часов выйти в озеро с тем, чтобы в 6 часов утра 23 июня начать высадку десанта.

К 14 часам корабли отрядов поддержки, охранении, высадки и транспорты вышли на реку и приступили к построению в походный ордер. В 15:30 отряд снялся с якоря и, дав пятиузловой ход, направился к месту высадки в двухкильватерной колонне. Так как переход совершался в светлое время, то курс был избран на расстоянии 20 миль (37 км) от берега.

Переход прикрывался непрерывным барражированием истребителей. При следовании к месту высадки десант не встретил ни военных кораблей, ни самолетов противника. Это свидетельствовало о том, что операция оказалась внезапной для финнов[188].

Около 3:20 23 июня десантный отряд достиг места развертывания для высадки. Канонерские лодки начали занимать места для боя. В то же время транспорты отдали буксиры высадочных средств (с первым броском десанта) и катеров отряда охранения, которые сразу же начали построение в ордер № 3 (высадочный).

Около 4 часов построение было закончено, и корабли начали движение к берегу. Через пять минут над районом высадки появилось два самолета-разведчика противника. Корабли открыли интенсивный огонь, и самолеты скрылись. Высадка десанта была обнаружена противником.

Бой за высадку. Точно по плану, в 5:01 по сигналу командира высадки, корабли отряда артиллерийской поддержки открыли огонь но берегу; в 5:30 начала обработку места высадки бомбардировочная авиация. К 5:45 наши самолеты закончили боевую работу и начали уходить на свои аэродромы.

В это время над полем боя появилось до 14 неприятельских самолетов-бомбардировщиков Ю-88.[189] Идя с тех же направлений, что и наши самолеты, двумя группами с интервалом 5–7 минут, они нанесли бомбовый удар по кораблям и высадочным средствам. Бомбардировщики противника действовали без прикрытия истребителей, выбрав момент, когда наши истребители шли на аэродромы с бомбардировщиками и штурмовиками. Бомбы сбрасывались с горизонтального полета и пикирования с высоты 1000–4000 м. Канонерские лодки и катера тотчас же прекратили огонь по берегу и открыли огонь по самолетам. Огнем кораблей атака с воздуха была сорвана, при этом один самолет противника был сбит и упал на берегу.

Результаты бомбового удара оказались незначительны. Корабли уклонялись от бомб маневром. Потери были следующие: трофейной барже ДБ-51 прямым попаданием было нанесено незначительное повреждение корпуса. Ранено было семь человек, из которых пять осталось в строю. Баржи продолжали выполнять слою задачу. На канонерской лодке «Селемджа» осколком был легко ранен один офицер.[190]

Между тем под прикрытием огня катеров МО, бронекатеров и частично высадочных средств первый бросок десанта продолжал движение к берегу. В 5:55 к берегу начали подходить катера и тендеры, высаживая людей первого броска. До 6 часов противник огня не открывал; высадочные средства подошли к берегу без потерь. Затем батареи противника, одна калибра 76 мм с левого берега реки Тулокса[191] и другая — двухорудийная, калибр которой установить не удалось, из района южнее знака Видлица, открыли беспорядочный огонь по высадочным средствам. Одновременно с участка высадки был открыт ружейно-пулеметный огонь. Катера МО начали закрывать фланги высадки дымовой завесой, продолжая в то же время вести огонь по батареям и огневым точкам финнов. В момент подхода к берегу катера охранения вели пулеметный и пушечный огонь прямой наводкой по огневым точкам противника, противодействующим десанту.

Авиационно-артиллерийская обработка плацдарма высадки оказалась достаточно эффективной, и высадочные средства подошли к берегу без потерь.

Согласно плану, перенос огня канонерских лодок в глубину должен был произойти по сигналу командира первого броска. Однако широкое использование дымовых завес не позволило определить момент подхода высадочных средств первого броска к берегу; поэтому командир высадки, опасаясь, что он не увидит пиротехнического сигнала, около 6 часов отдал приказание о переносе огня в глубину. Канонерские лодки сменили огневые позиции, подойдя ближе к берегу.

Высадка подразделений первого броска происходила организованно. Каждое из них высаживалось точно согласно месту и времени, указанным в плане. Потери при высадке были весьма незначительны (всего 6 человек раненых). Уже в 6:20 высадка подразделений первого броска была закончена. Вместе с ними были высажены корректировочные посты кораблей отряда артиллерийской поддержки, которые с берега немедленно же установили связь со своими кораблями и приступили к корректированию огня.

За подразделениями первого броска начал высаживаться первый эшелон. Противник успел подтянуть к месту высадки минометные батареи и бронепоезд, вследствие чего высадка первого эшелона проходила под воздействием неприятельского огня. В этих условиях с успехом вновь была применена постановка дымовых завес. В 9:20 закончилась высадка первого эшелона.

К 14 часам к месту высадки подошел второй эшелон десанта. В 14:25 началась его выгрузка. Противник пристрелялся к точкам на берегу, где происходила высадка, а также к сооруженным временным причалам; поэтому высадка и выгрузка производились с перегрузкой с транспортов на высадочные средства. Чтобы прикрыть выгрузку, катера беспрерывно отсекали батареи дымовыми завесами. Особенно удачно были поставлены дымовые завесы на берегу на флангах десанта (дымовыми шашками) в то время, когда ветер дул с берега. Две дымовые стены образовали как бы коридор, который противник не в состоянии был просматривать. В этом коридоре и происходило движение плавучих средств.

Выгрузка затянулась вследствие того, что пушки и машины разгружались при помощи примитивных средств (наспех сделанных мостков), а разгрузка боезапаса происходила с баржи, стоявшей далеко от берега, с перегрузкой на тендеры и катера, которые на один рейс затрачивали более часа. Несмотря на интенсивный огонь противника, загрузка второго эшелона прошла без потерь в людях и технике. Она закончилась около 11 часов 24 июня.[192]

В это время командование фронта приняло решение о дополнительной высадке в районе устья реки Тулокса 3-й морской стрелковой бригады[193] с целью подкрепления 70-й бригады, расширения плацдарма и развития успеха. Транспорты с частью высадочных средств направились в район Свирица за 3-й бригадой.

Решение о дополнительной высадке 3-й морской стрелковой бригады было вызвано рядом соображений. В направлении высадившегося десанта отходили значительные силы противника, отброшенные с рубежа реки Свирь. Не получив подкрепления, одна 70-я бригада не была в состоянии противостоять натиску финнов с юга и одновременным контратакам подтягиваемых с севера резервов противника.

Соединение десанта с передовыми частями 7-й армии предполагалось лишь через несколько дней, в течение которых 70-я бригада, в связи с создавшейся обстановкой, должна была вести бой самостоятельно. С вводом в бой 3-й бригады, кроме усиления десанта, предполагалось расширить захваченный плацдарм и развернуть более решительные действия в тылу противника на важнейших путях его отхода.

Действия десанта на берегу

Подразделения первого броска начали высадку на берег на пять минут раньше срока, намеченного планом. Высадка десанта оказалась неожиданностью для противника. Финны открыли огонь тогда, когда первые партии десанта уже вышли на берег. Огонь противника был беспорядочным и почти не причинял потерь; в подразделениях первого броска оказалось всего 6 раненых.

Иначе обстояло дело с высадкой первого эшелона. Противник, как уже упоминалось, успел подтянуть к месту высадки минометные батареи; перебросив по железной дороге бронепоезд, он открыл прицельный огонь по району высадки. Однако к этому времени подразделения первого броска успели оттеснить противника от уреза воды, и его пулеметный огонь уже не достигал места высадки, а артиллерия не смогла вести огонь по судам прямой наводкой. В 8:30 подошла пехота противника и пыталась под прикрытием огня артиллерии, минометов и бронепоезда дважды контратаковать десантные подразделения с целью сбросить их в озеро. Встреченные организованным огнем десанта, поддержанного огнем корабельной артиллерии и бомбо-штурмовыми ударами авиации, эти контратаки успеха не имели.

В 9:20 подразделения первого эшелона закончили высадку, почти не имея потерь и, развернувшись в боевой порядок, повели наступление с целью перехватить железную дорогу и шоссе, проходящие по восточному берегу озера. Противник, не располагая в районе высадки достаточными силами для противодействия десанту и вначале ошеломленный внезапностью, не смог оказать организованного сопротивления. Десант с хода решил задачу, поставленную ему командованием. При этом десант захватил трофеи: две 210-мм и одну 45-мм пушки, 2 трактора, 8 автомашин и пр.

Вскоре оправившийся от внезапности противник начал оказывать организованное сопротивление. Десант, почти полностью захватив указанный ему плацдарм, перешел к обороне. На севере десантные подразделения достигли середины перешейка у озера Линдоя, на востоке оседлали шоссейную и железную дороги и на юге продвинулись на 200–300 м западнее Тулоксы.

Во второй половине для противник, подтянув резервы с севера и используя части, отступавшие с юга, предпринял ожесточенные атаки по всему фронту обороны десанта, стремясь во что бы то ни стало сбросить его в озеро и освободить занятые им участки железной и шоссейной дорог. Используя мощную поддержку канонерских лодок, десант успешно отразил все контратаки и только на крайнем правом фланге противнику удалось потеснить наши подразделения на 200–300 м.

К концу первого дня операции обстановка сложилась следующая. На правом фланге десантные подразделения вышли к устью реки Тулокса, в центре перерезали железную и грунтовую дороги, на левом фланге вышли к изгибу дорог; поселок Линдоя остался в руках противника. Финны, подтянув в район Линдоя до пехотного батальона, к исходу дня и в ночь на 24 июня предприняли ожесточенные атаки, стремясь во что бы то ни стало ликвидировать наш десант. Все эти атаки были отбиты. Для более эффективного использования артиллерии канонерские лодки, поддерживавшие десантные подразделения, подходили ближе к берегу.

Исключительно важную роль в отражении вражеских контратак сыграла авиация, совершившая за сутки 347 самолето-вылетов. Однако следует отметить имевшие место в первый день операции случаи атак штурмовиками десантных войск и один случай обстрела своего самолета кораблями. Причинами этого следует считать: сложность наземной обстановки в период высадки и захвата плацдарма, отсутствие должной дисциплины в десантных подразделениях при обозначении своего переднего края и неумение летчиков ориентироваться в наземной обстановке. Обстрел кораблями флотилии своего самолета произошел по вине летчика, долго не дававшего условленного опознавательного сигнала. В дальнейшем, когда десант полностью захватил плацдарм, и линия фронта стабилизировалась, случаев действия наших самолетов по своим войскам уже не наблюдалось. Летчики перед вылетом на боевое задание получали точное указание линии фронта по карте.

С утра 24 июня погода резко ухудшилась. Низкая облачность, временами дождь, туман крайне затрудняли действия авиации. Воспользовавшись отсутствием в воздухе нашей авиации, противник, подтянув к району высадки артиллерию, которую установил на открытых позициях, минометные батареи и людские резервы, около 12 часов 24 июня перешел в решительную контратаку. Для оказания более эффективной помощи десанту канонерские лодки и бронекатера подошли непосредственно к берегу и, несмотря на обстрел их батареями противника, открыли интенсивный огонь по берегу прямой наводкой. Поддержанный огнем кораблей, десант успешно отразил атаки противника.

Около 14 часов к району высадки подошли транспорты с первым эшелоном 3-й бригады. К этому времени на берегу создалось довольно тяжелое положение. Противник не прекращал ожесточенных атак, боезапас в бригаде подходил к концу. Попытки организовать снабжение десанта боеприпасами по воздуху, предпринятые в конце дня 23 июня, оказались безрезультатными, так как большая часть сброшенных боеприпасов пришла в негодность. 24 июня авиация не действовала. По приказанию командующего флотилией часть канонерских лодок сгрузила небольшое количество боеприпасов (главным образом 45-мм снарядов и ружейных патронов).

Командующий операций отдал распоряжение об ускорении высадки на берег 3-й бригады. С этой целью корабли подошли вплотную к берегу, на 2–3 кабельтовых (370–550 м), и начали высадку. Рассеявшийся туман дал возможность противнику обнаружить высадку и открыть по высаживающимся войскам массированный артиллерийско-минометный огонь. Командир отряда корабельной поддержки приказал канонерским лодкам подойти ближе к берегу и открыть огонь прямой наводкой. С этой же целью катера «МО» поставили дымовые завесы. Около 15:40 район высадки подвергся обстрелу с самолетов-штурмовиков противника, в результате чего несколько человек личного состава десанта и экипажей кораблей были ранены. Тендеры своим огнем сбили один самолет противника.

К 17 часам высадка закончилась. Всего высадилось 2443 человека. Позже высадились остальные части 3-й бригады, полк малокалиберной зенитной артиллерии и полк дивизионной артиллерии.[194]

Получив подкрепление в людях, в технике и отчасти в боеприпасах, десантный отряд закрепился на своих рубежах и, несмотря на ожесточенные повторные атаки противника со всех направлений, прочно удерживал захваченный плацдарм.

Войска 7-й армии, продолжая преследование противника, к 11 часам 25 июня вышли передовыми частями в район Праккила (21 км юго-восточнее района высадки).

Вследствие шторма связь десанта по озеру прекратилась, и подвоз боеприпасов не производился. Между там выявилась срочная необходимость в подаче десанту некоторых видов боеприпасов. Боеприпасы были поданы самолетами-штурмовиками, которые с бреющего полета сбросили 120 тыс. патронов ТТ.

Днем 26 июня противник пытался несколько раз атаковать наши части, но успеха не имел, а во второй половине дня прекратил действия в этом районе. Продолжавшие отход вдоль побережья и лишенные возможности пользоваться железной дорогой и шоссе, финны отводили свои войска по проселочным дорогам, в обход плацдарма, занятого десантом.

После занятия города Олонец войска 7-й армии к исходу 26 июня форсировали реку Олонка, выйдя передовыми частями в район Рабола (3–4 км от плацдарма высадки). В 00:30 27 июня в районе Рабола — Линдоя десант соединился с передовыми частями 7-й армии. На этом десантная операция закончилось. Влившись в сухопутные войска, наступавшие с фронта, десантные части продолжали наступление совместно с ними в направлении на Видлица и к 10 часам заняли этот населенный пункт.

Общие выводы

Тулоксинская десантная операция имела большое значение в успешном наступлении войск 7-й армии. Высадкой десанта в районе устья реки Тулокса и перехватом основных коммуникаций (шоссейной и железной дорог) правофланговой свирьской группировки финнов была создана угроза окружения приозерной группировки противника, приведшая к тому, что противник без особого сопротивления оставил мощный оборонительный рубеж с долговременными оборонительными сооружениями по линии Обжа, Сармяги, Самбатукса, Мегрозеро и город Олонец и поспешно отходил по лесным дорогам.

Захватив у устья реки Тулокса плацдарм и перехватив в этом районе идущие из города Олонца на Сортавала железную и шоссейную дороги, десантный отряд, несмотря на ожесточенные атаки, противника, упорно удерживал его в течение четырех дней, до подхода наступавших с юга частей 7-й армии.

При своем отходе противник не смог воспользоваться ни железной дорогой, ни шоссе, идущими по побережью, и вынужден был отвести свои войска кружным путем, проселочными дорогами. Таким образом планомерный его отход был сорван.

Участок для высадки десанта был выбран в районе, удобном для подхода высадочных средств, слабо укрепленном противником и пригодном для того, чтобы высадившийся десант мог создать жесткую оборону.

Скрытность и быстрота действий — важнейшие условия успеха десанта. Несмотря на то что операция проводилась в светлое время, она прошла скрытно и внезапно для противника. Маскировка и рассредоточение прибывавших десантных частей и кораблей, ряд мероприятий по сохранению готовящейся операцией в тайне — все это способствовало тому, что переход озера был совершен без помех со стороны противника, и высадка десанта застала его врасплох. В первый же день высадились 3169 человек при незначительных потерях в людях.

Командующий операцией в период подготовки находился в Новой Ладоге, а в ходе операции — на канонерской лодке «Вира». Это позволило ему лично контролировать ход подготовки и давать все указания непосредственным исполнителям.

Нахождение штабов высадки, отрядов поддержки и десанта в период подготовки в Новой Ладоге позволило организовать взаимодействие на основе личной договоренности.

Из недочетов в управлении необходимо отметить отсутствие прямой связи десантных частей со штабом 7-й армии и авиацией. Связь с ними поддерживалась исключительно через штаб Ладожской военной флотилии.

Необходимо десантные части снабжать мощными радиостанциями, которые обеспечивали бы прямую радиосвязь их с войсковыми штабами и авиацией.

Абсолютное господство нашей авиации и флота во многом содействовало успеху операции. Использование артиллерийского огня с кораблей для поддержки действий пехоты, а также умелое применение дымовых завес — все это способствовало тому, что операция была проведена успешно и без больших потерь с нашей стороны. Из 70 судов, подходивших к берегу, была взорвана одна баржа, остальные суда значительных повреждений не имели.

Опыт данной операции показал, что система обозначения линии фронта и показа своих войск полотнищами и цветными дымовыми шашками в лесистой местности оказалась нецелесообразной — местность в районе действий десанта лишала возможности вовремя заметить подходившие к району наши самолеты.

Опыт операции показал, что десантные части, в особенности имеющие ограниченную задачу захватить прибрежный плацдарм, должны располагать значительным количеством боеприпасов. Несмотря на то, что десантный отряд имел с собой два боекомплекта, в первый же день боя ощущался недостаток в боеприпасах. В дальнейшем потребовалась доставка боеприпасов в трудных условиях шторма или самолетами. Избежать этого можно было, рассредоточив значительную часть боеприпасов среди личного состава десанта, тем более что десант не делал больших переходов.

Опыт Тулоксинской операции подтвердил также необходимость предварительной соответствующей тренировки личного состава десанта в посадке на суда, в высадке и в действиях на берегу. В данном случае не удалось провести общего учения по высадке десанта, и это сказалось на темпах высадки и продвижении десантного отряда на берегу.


Примечания:



1

Данное замечание не умаляет ценности работ Ю. А. Виноградова о боях на Моонзундских островах.



17

Хроника Великой Отечественной войны Советского Союза на Балтийском море и Ладожском озере. Вып. 1. М., Л., 1945. С. 146.



18

Melzer W. Kampf um die Baltischen Inseln. Neckargemuend, 1960. S. 43. Все буксиры вели за собой рыболовные суда.



19

«Дневник руководства войной на море» отмечал: «Отражены сильные контратаки на Сворбе» (запись за 26.09.1941), «Сопротивление противника на Сворбе очень сильное» (28.09.1941 г.), «На Сворбе — стойкое сопротивление противника» (29.09.1941 г.).



176

Печатается по: Сборник материалов по изучению опыта войны. Выпуск 15, ноябрь-декабрь 1944 г. М.: Управление по использованию опыта войны ГШ КА. Воениздат, 1945. С. 140–157. Текст подвергся незначительной правке. (Прим. ред.)



177

Наступление Карельского фронта началось в 8 часов утра 21 июня. (Прим. ред.)



178

Имеются в виду катерные тральщики типа «Муйку» их действительно было 12. (Прим. ред.)



179

Три 12-тонных катера — «Винха», «Сиексю» и «Нуоли». Вооружение каждого состояло из двух 20-мм автоматов и трех мин заграждения, торпедные аппараты были сняты. Катер «Сису» в 1942 году был выведен в Финляндию. (Прим. ред.)



180

На самом деле финны имели на Ладоге лишь два парома Зибеля (по два 105-мм орудия и два 20-мм автомата) и четыре артиллерийских баржи типа MAL (БДБ по советской классификации, два 88-мм орудия, один 37-мм и четыре 20-мм автомата). (Прим. ред.)



181

Очевидно, имеются в виду 78-тонные моторные катера типа VMV, вооруженные одним 57-мм орудием и одним 20-мм автоматом. Таких катеров у финнов на Ладоге было четыре VMV-101, VMV-103, VMV-104 и VMV-105. В целом следует отметить, что советская сторона имела подробную и достоверную информацию о боевом составе финской Ладожской флотилии. (Прим. ред.)



182

Финны действительно ставили минные заграждения на Ладоге в очень ограниченном количестве. Всего было выставлено 124 мины — 120 южнее, восточнее и юго-восточнее острова Мантсинсаари, в 30 км северо-западнее места высадки, и еще 4 мины — в бухте Саунаниеми на западном берегу острова. (Прим. ред.)



183

Командир — подполковник А. В. Блак. (Прим. ред.)



184

Десантный паром-катамаран типа «Зибель», захвачен 22 октября 1942 года в бою у острова Сухо. (Прим. ред.)



185

Лодка М-90 провела разведку побережья в районе устьев рек Видлицы и Олонки 20–21 июня. (Прим. ред.)



186

Капитан 1-го ранга Н. И. Мещерский. (Прим. ред.)



187

Бывший эсминец (минный крейсер) «Сибирский стрелок» 1906 года постройки — самый крупный корабль специальной постройки, участвовавший в высадке. Имел полное водоизмещение 820 тонн и три 100-мм орудия. Очевидно, был выбран в качестве командного пункта из-за достаточно высокой скорости (16 узлов) и наличия хорошего навигационного оборудования. Остальные четыре канонерские лодки были переоборудованы из грунтовозных шаланд Балттехфлота НКВД, имели по две 130-мм пушки («Бурея», «Бира» и «Селемджа») или три 100-мм пушки («Нора») и полное водоизмещение в 1140 тонн, но развивали скорость только в 9 узлов. (Прим. ред.)



188

При этом в 20:40 по берлинскому времени (21:40 по Москве) колонна судов была замечена финнами с маяка Хапанова, а в 22:45 (23:45 по Москве) — с острова Салонсари. (Прим. ред.)



189

По финским данным это произошло в 5:35 Москвы, в атаке участвовало 5 самолетов. (Прим. ред.)



190

Финские летчики отчитались о потоплении одного транспорта, еще один транспорт, по их заявлению, был поврежден и загорелся. (Прим. ред.)



191

По финским данным эта батарея была быстро подавлена и не могла более вести огонь. (Прим. ред.)



192

Всего к этому моменту было высажено 3159 человек. (Прим. ред.)



193

Командир — полковник А. Г. Каверин. (Прим. ред.)



194

Всего из состава 3-й бригады было высажено 4907 человек, 59 орудий (в основном 45-мм противотанковых) и 46 минометов. (Прим. ред.)