Загрузка...



ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ДНЕВНИКОВЫЕ ЗАПИСИ 1926-1927 ГОДОВ

ИЗ ДНЕВНИКА (для памяти)1

За революциями в истории всегда следовали контрреволюции. Контрреволюции всегда отбрасывали общество назад, но никогда- до той черты, с какой начиналась революция. Чередование революций и контрреволюций вызывается некоторыми основными чертами механики классового общества, в котором только и возможны революции и контрреволюции.

Революция невозможна без вовлечения широких народных масс. Такое вовлечение, опять-таки, возможно лишь в том случае, если угнетенные массы связывают надежды на лучшую судьбу с лозунгом революции. В этом смысле надежды, порождаемые революцией, всегда преувеличены. Это вызывается классовой механикой общества, ужасающим положением подавляющего большинства народных масс, объективной необходимостью сосредоточения величайших надежд и усилий для того, чтобы обеспечить даже и скромное продвижение вперед, и пр. и пр.

Но в этих же условиях заложен один из важнейших - и притом наиболее общих - элементов контрреволюции. Достигнутые в борьбе завоевания не соответствуют и, по существу, не могут непосредственно соответствовать ожиданиям широких отсталых масс, впервые пробужденных в ходе самой революции.

Разочарование этих масс, их возвращение к обыденщине, к безнадежности является таким же составным элементом пореволюционного периода, как и переход в лагерь "порядка" "удовлетворенных" классов или слоев, участвовавших в революции.

В тесной связи с этими процессами, в лагере господствующих классов параллельно развиваются процессы иного, в значительной мере противоположного характера. Пробуждение широких масс выбивает господствующие классы из привычного равновесия, лишает их как непосредственной опоры, так и уверенности, и тем дает возможность революции захватить гораздо больше, чем она впоследствии способна удержать.

Разочарование значительной части угнетенных масс в непосредственных завоеваниях революции и связанное с этим понижение политической силы и активности революционного класса порождают прилив уверенности у контрреволюционных масс, -как у тех, которые были опрокинуты революцией, но не добиты, так и у тех, которые содействовали революции на известном эта не, но дальнейшим развитием ее были отброшены в лагерь реакции.

6. Исходя из намеченной выше схемы, отражающей более или менее механику всех предшествовавших революций, попытаемся более конкретно рассмотреть те же вопросы применительно к условиям первой пролетарской революции, приближающейся к своему десятилетию.

Влияние империалистической войны, с одной стороны, и сочетание мелкобуржуазной аграрной революции с пролетарским захватом власти с другой, вовлекли в революционную борьбу невиданные и небывалые массы и тем самым придали самой революции невиданный и небывалый размах.

Благодаря такому размаху революции и ее единственному в истории по решительности руководству, старые господствующие классы и учреждения обеих фракций-добуржуазной и буржуазной (монархия и бюрократия, дворянство, буржуазия) - подверглись полному политическому разгрому, который оказался тем радикальнее и прочнее по своим последствиям, что старые господствующие классы под руководством иностранного империализма в течение нескольких лет пытались опрокинуть диктатуру пролетариата вооруженной рукой.

Решительность разгрома старых господствующих классов является одной из гарантий против опасностей реставрации, причем значение и сила этой гарантии может быть правильно оценена лишь рядом с другими не менее важными обстоятельствами. Против монархическо-помещичьей реставрации важнейшей гарантией является непосредственная заинтересованность большинства крестьянства в сохранении за собою бывших помещичьих земель.

Милюковская идея чистой буржуазно-республиканской реставрации имеет своей задачей политически нейтрализовать крестьянство, привлекши верхи его (через блок с эсерами) на сторону реставрации.

10. Несомненно, что пролетариату удалось удержать свою власть и вместе с нею национализацию заводов и фабрик в течение 1918-1920 гг. только потому, что одновременно с ним крестьянство боролось против тех же врагов за захваченную у них землю. Борьба за сохранение национализованных фабрик и заводов гораздо менее непосредственно затрагивает крестьян, получавших пока что промышленные продукты по более дорогим ценам, чем при буржуазном режиме.

11. Именно исходя из этой оценки, Ленин2 писал в 1922 году: "Мы "доделали" буржуазно-демократическую революцию так "чисто", как никогда еще в мире. Это - величайшее завоевание, которого никакая сила назад не возьмет... (Мы создали советский тип государства, начали этим новую всемирно-историческую эпоху, эпоху политического господства пролетариата, пришедшую на смену эпохе государства буржуазии. Этого тоже назад взять уже нельзя, хотя "доделать" советский тип государства удастся лишь практическим опытом рабочего класса нескольких стран). Но мы не доделали даже фундамента социалистической экономики. Это еще могут отнять назад враждебные нам СИЛЫ умирающего капитализма".

12. Вопрос о крестьянстве - пока наша революция остается изолированной - является для пролетариата по-прежнему центральным вопросом на всех этапах. Победа революции и размах этой победы обусловлены были сочетанием пролетарской революции с "крестьянской войной". Опасность реставрации (контрреволюции) определяется возможностью отделения крестьянства вследствие его незаинтересованности в сохранении социалистического режима в промышленности, кооперативного режима в области сбыта и пр. Как уже сказано, милюковская буржуазно-республиканская реставрация именно для того и пытается отделить свою судьбу от помещичье-монархической реставрации, чтобы облегчить отделение крестьянства от пролетариата.

Крестьянство - докапиталистический класс (сословие). При капитализме превращается в мелкого товаропроизводителя, в аграрную мелкую буржуазию. Военный коммунизм зажал мелкобуржуазные тенденции крестьянского хозяйства в экономические тиски. Нэп возродил противоречивые мелкобуржуазные тенденции крестьянства с вытекающей отсюда возможностью капиталистической реставрации.

Соотношение промышленных и сельскохозяйственных цен (ножницы) должно явиться решающим фактором в вопросе об отношении крестьянства к капитализму и социализму. Экспорт сельскохозяйственных продуктов ставит внутренние ножницы под контроль мирового рынка.

Продукты нашей промышленности в 2-3 раза дороже мировых. Если внести поправку на качество, то выйдет, что наши промышленные продукты в 3-4 раза менее выгодны, чем продукты мирового рынка.

Сохранить монополию внешней торговли можно только изменяя это соотношение из года в год к выгоде для крестьян, т. е. индустриально догоняя капиталистический мир.

Это одно показывает всю несостоятельность теории, которая предлагает отвлечься от мирового рынка и рассматривать вопрос о построении социализма изолированно, в рамках одной страны.

15. Восстанавливая свое хозяйство как частный товаропроизводитель, покупая и продавая, крестьянство неизбежно воссоздает элементы капиталистической реставрации. Экономической основой их является заинтересованность крестьянства в высоких ценах на хлеб и низких ценах на продукты промышленности.

Политические элементы реставрации воссоздаются через торговый капитал, восстанавливающий связи внутри распыленного крестьянства, с одной стороны, между деревней и городом - с другой. Через посредство верхов деревни торговец организует стачку против города. Это относится, в первую голову, разумеется, к частному торговому капиталу, но в значительной мере также и к кооперативному, с его старым торговым персоналом и естественным тяготением к кулачеству.

Непосредственное экономическое и политическое значение помещичьей и буржуазной эмиграции, с точки зрения опасностей реставрации, само по себе совершенно ничтожно. Только в том случае, если бы указанные выше внутренние экономические и политические процессы достигли контрреволюционной "зрелости", могла бы произойти непосредственная "смычка" с эмиграцией, в частности, путем превращения этой последней в приказчичью агентуру иностранного капитала. [Один уж анализ возможности и опасности реставрации показался бы бюрократическому тупице "маловерием", "скептицизмом" и пр Но бюрократические тупицы для того и существуют на свете, чтобы облегчить работу реставрационных сил, мешая революционным элементам правильно оценивать эту работу и своевременно мобилизовать пролетариат для отпора им.]

Между экономическими процессами и их политическими выражениями проходят нередко многие годы. Ближайшие годы будут очень трудными именно потому, что успехи восстановительного периода ввели нас в систему мирового рынка и тем самым -на повседневном хозяйственном опыте крестьянина - обнаружили крайнюю отсталость нашей промышленности. Пройти через этот трудный период можно только при условии величайшей сплоченности пролетариата, его активности, способности его партии к решительным маневрам, для чего нужно безусловное сосредоточение диктатуры в ее руках.

Рабочий класс живет сейчас опытом восстановительного периода. Ряды пролетариата восстановились и пополнились. Жизненный уровень значительно повысился по сравнению с первым пятилетием революции.

Новый, только наметившийся этап, который грозит увеличить экономическую и политическую роль непролетарских элементов общества, еще почти не дошел до сознания пролетарских масс.

Главная опасность партийного режима именно в том, что он игнорирует классовые опасности, замазывает их, борется против всякого указания на них, тем самым ослабляя бдительность и вооруженность пролетариата.

Было бы неправильным игнорировать тот факт, что пролетариат сейчас гораздо менее восприимчив к революционным перспективам и широким обобщениям, чем во время Октябрьского переворота и в первые годы после него. Революционная партия не может пассивно равняться по всякой смене массовых настроений.

Но она не может также и игнорировать перемену, поскольку эта последняя вызвана причинами глубокого исторического порядка. Октябрьская революция больше, чем какая бы то ни было другая, пробудила величайшие надежды и страсти народных масс, прежде всего пролетарских. После величайших страданий 1917-21 гг. пролетарская масса значительно улучшила снос положение. Она дорожит этим улучшением, надеясь на его развитие в дальнейшем. Но в то же время она увидела на опыте крайнюю медлительность процесса улучшения, который только теперь подвел ее к довоенному уровню жизни. Этот жизненный опыт имеет для массы, особенно для ее старшего поколения, неизмеримое значение. Она стала осторожнее, скептичнее, менее непосредственно откликаться на революционные лозунги, менее доверчива к большим обобщениям. Такое настроение, сложившееся после испытаний гражданской войны и успехов хозяйственного восстановления,- настроение, еще не нарушенное новыми сдвигами классовых сил, является основным политическим фоном партийной жизни. На это настроение опирается бюрократизм, как элемент "порядка" и "спокойствия". Об это настроение разбилась попытка оппозиции поставить перед партией новые вопросы.

22. Старшее поколение рабочего класса, проделавшее две революции или хотя бы одну последнюю, начиная с 1917 года, нервно истощено и в значительной своей части опасается всяких потрясений с перспективами войны, разрухи, голода, эпидемий и пр.

Именно на эту психологию значительной части рабочих, отнюдь не карьеристов, но отяжелевших, обросших семьей, рассчитано запугивание перманентной революцией. Употребляемая в этом смысле теория перманентной революции не имеет, разумеется, никакого отношения к старым, давно сданным в архив спорам, а означает попросту призрак новых потрясений: героических "вторжений", нарушений "порядка", угрозу завоеваниям восстановительного периода, новую полосу великих усилий и жертв. Запугивание перманентной революцией есть, по существу дела, спекуляция на обывательских и полуобывательских настроениях отяжелевшей части рабочего класса, в том числе и партийцев.

Совершенно такое же значение получил вопрос о стабилизации. Дело идет не столько о реальной оценке изменений капиталистической кривой, сколько о застращивании перспективой потрясений. Сейчас перманентная революция и "отрицание" стабилизации представляют собою две стороны одной и той же монеты. И в том, и в другом случае дело идет о том, чтобы бесформенным обывательским настроениям дать консервативное оформление, направленное против революционных перспектив.

Молодое поколение, только сейчас поднимающееся, лишено опыта классовой борьбы и необходимого революционного закала. Оно не само ищет путей, как искало старшее поколение, а сразу попадает в обстановку могущественных партийных и государственных учреждений, партийной традиции, авторитетов, дисциплины и пр. Это до поры до времени затрудняет молодому поколению самостоятельную роль. Вопрос о правильной ориентировке молодого поколения партии и рабочего класса получает гигантское значение.

25. Параллельно с указанными выше процессами в партийном и государственном аппарате чрезвычайно выросла роль особой категории старых большевиков, которые примыкали к партии или активно в ней работали в период 1905 года, затем отошли от партии в период реакции, приспособились к буржуазному режиму, занимали в нем более или менее видное положение, были оборонцами вместе со всей буржуазной интеллигенцией, вместе с нею же оказались вдвинуты в февральскую революцию, о которой в начале войны и не помышляли, были решительными противниками ленинской программы и Октябрьского переворота, но после победы или ее упрочения снова вернулись к партии, одновременно с тем, как буржуазная интеллигенция прекращала саботаж. Эти элементы, мирившиеся более или менее с Третьеиюньский режимом, по самому существу своему могут быть только элементами консервативного порядка. Они -за стабилизацию вообще и против оппозиции вообще. В их руках находится в значительной мере воспитание партийного молодняка.

Такова совокупность обстоятельств, которые за последний период партийного развития определили* перестройку партийного руководства и передвижку партийной политики вправо.

Официальное одобрение теории социализма в одной стране означает собою теоретическое освящение происшедших сдвигов и первый открытый разрыв марксистской традиции.

Элементы реставрации заложены: а) в положении крестьянства, которое не хочет помещика, но материально еще не заинтересовано в социализме (отсюда важность политической связи с беднотой); б) в настроениях значительных слоев рабочего класса, в снижении революционной энергии, в усталости старшего поколения, в повышении удельного веса консервативных элементов.

Противодействующие реставрации тенденции: а) страх мужика перед тем, что помещик как ушел с капиталистом, так и вернется вместе с ним; б) фактическое сохранение власти и важнейших средств производства в руках рабочего государства, хотя бы и с крайними извращениями; в) фактическое сохранение руководства государством в руках коммунистической партии, хотя бы и преломляющей в себе молекулярную передвижку классовых сил и сдвиг политических настроений.

Из сказанного вытекает: говорить о термидоре как о совершившемся факте было бы грубым искажением действительности. Дальше внутрипартийных репетиций и теоретической подготовки дело не пошло. Материальный аппарат власти не сдан другому классу.

26 ноября 1926 г.