Загрузка...



  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • Глава 6. Из-под полы иезуита…

    «Из этого кабинета в Риме я правлю Европой и всем миром. Но никто не знает, как это делается».

    Микеланджело Тамбурини, генерал ордена иезуитов

    ((из ответа маршалу Франции де Бриссаку; начало XVIII века))

    1

    В Поднебесной империи существуют карты, на которых наши сибирские и дальневосточные территории включены в состав Китая. Карты эти не в сейфах Генштаба Народно-Освободительной армии Китая (НОАК). Они — общеизвестны, и от них исходит какой-то дискомфорт. Предположим, ваш сосед к плану своей усадьбы пририсовал план вашей усадьбы и повсюду его расклеил. С таким «соседом» вы бы перестали разговаривать…

    Китай опасается пририсовывать себе США, Аляску, Австралию или Иран потому, видимо, что боится дипломатических осложнений. Что касается России, то китайская сторона дипломатических осложнений не боится и, надо полагать, каким-то образом парирует наши протесты на свою небезобидную шалость.

    Может, мы и вправду второпях что-то лишнее прихватили у Китая в своей пробежке на восток вслед за Ермаком? Пытаясь найти ответ и возможность защититься от китайской наглости, заглянем в труды «историков» по древней и средневековой Сибири. В целях экономии времени читателя я не буду их пересказывать, а воспроизведу диалог, который вполне мог случиться в пекинском (или московском) кафе между сотрудниками МИДа — российского и китайского.

    Предположим, на каком-то дипломатическом фуршете они поспорили из-за этих самых карт, и вот в неформальной обстановке, прихлёбывая чай, выясняют, кто же из них прав. Китаец предусмотрительно захватил с собой стопку книг российских историков.

    Русский: Меня в школе и университете учили, что русских в Сибири до Ермака не было. На тихоокеанском юге Дальнего Востока нас не было вплоть до Амурской экспедиции капитана Невельского 1848–1855 гг. Но и вас, китайцев, и там, и там тоже не было. Окружали Китай с запада, севера и востока гунны, сяньби, динлины, кидании, чжурчжени, бохайцы, маньчжуры и прочие народы, с которыми вы без конца воевали, пока мы, русские, вслед за Ермаком не пошли в Сибирь и не угомонили их.

    Китаец: Да, мы с ними воевали, но и мирно тоже жили. Были «разборки» китайцев друг с другом, потому что гунны, сяньби, динлины, кидане, чжурчжени, бохайцы, маньчжуры были китайцами. Это похоже на вашу княжескую междоусобицу XI–XIII веков. Междоусобицы у русских проходили в Восточной Европе, а у китайцев — в Сибири и на Дальнем Востоке. Только и всего…

    Русский (несколько оторопев): С чего это ты взял, что гунны, сяньби, динлины, кидане, чжурчжени и прочие были китайцами?

    Китаец: Любите книгу — источник знаний. Почерпнул в фолиантах, написанных вашими же историками.

    Русский: Не может быть?!

    Китаец: Отчего ж! Вот «История Сибири» в 5 томах. Главный её редактор академик А.П. Окладников, а «круче» его по части древностей Сибири и Дальнего Востока в мире нет. У меня с собой 1 том — «Древняя Сибирь». Издан Институтом истории, филологии и философии Сибирского отделения Академии наук СССР (Л., «Наука», 1968, тираж 21350 экз.). Том готовили доктора и кандидаты исторических наук. Начнём с гуннов. Я буду показывать пальцем нужные страницы.

    Почему они китайцы? Потому что государство гуннов называлось Хун-Ну (стр. 242). Если бы гунны были славяне, то это была бы Русь Гуннская. Есть же Русь Киевская, Русь Суздальская и т. д. А Хун-Ну это провинция Китая, а не Руси.

    Ваши же историки написали, а не наши — «Хун-Ну». У гуннов был священный город Лунци, где они в день «сюй» приносили жертву духу неба. Во главе гуннов всегда стоял шаньюй из высокого рода Силуаньди. Роды помельче, Хуянь, Лань и Сюйбу поставляли государству вельмож. Вот как бы образцы фамилий: «При Лаошане, преемнике Модэ, по предложению его личного советника Чжунхина Юе был проведён…» (стр. 247).

    У русских начальником был бы князь, но не шаньюй, а священный город назывался бы Гуннополь или Гунностан, но не Лунци, а праздник назывался бы не «сюй», а «масленица». Хуянь, Лань, Сюйбу разве это славяно-русские фамилии? Или тунгусские? Или якутские? Или бурятские? Нет, чисто китайские.

    Гунны появляются в конце I тыс. до н. э. и ходят в свои походы до V в. н. э., то есть целых 600 лет!

    А вот и карта, показывающая, где жили гунно-китайцы (стр. 249): это степи Монголии и Забайкалья, Северное Причерноморье, чуть ли не весь бассейн рек Волги и Дуная, вся Средняя Азия и южная половина Западной Европы. На карте обозначено также, кого гунны покорили в Азии. Вокруг Байкала это племена гяньгунь, цзюешэ, сяньби, ухуань, жун и др.; в верховьях Иртыша и в Средней Азии — юебань, синли, усунь, юеджи, давань, уге, чеши, кангюй и др.

    Одни китайцы усмирили других китайцев, названия племён которых и обозначены на карте. Такого ведь не бывает, чтобы топонимы, люди и племена были китайские, а занимаемые ими территории некитайскими. Мы и за Уралом далеко были, Римскую империю громили, но что касается ваших территорий, то мы скромно ограничились бы Сибирью и Дальним Востоком. Исторически, сам видишь, это исконно китайские земли.

    Русский (растерянно): А динлины, враждовавшие с гуннами, тоже китайцы? Слово «динлин» это искажённое слово «длинный». У нас маленькие дети говорят не «длинный», а «дилинный».

    Китаец: И динлины — это тоже китайцы. Они именовались ди-ли. А ди-ли произошли от кочевого племени чи-ди, жившего в Северном Китае. От гуннов и динлинов, т. е. тоже китайцев, произошли тюркоязычные народы: алтайцы, тувинцы, хакасы, шорцы и др. Динлины также «гао гю», главное их племя называлось юаньхэ, которое позднее стало именоваться «вэйхо», а затем «хуйхо» или «уйгур». Кочевало оно в бассейне р. Селенги (стр. 266).

    Видишь, кругом мы, китайцы. И на это показываете вы, русские. На уровне Академии наук СССР, а не от имени какого-то частного лица. Про народы Азии писал знаменитый Л.Н. Гумилёв, но для политиков он пустое место. Им важно провозглашаемое от имени государства. Мнение, изложенное в трудах по истории членов АН СССР и её преемницы АН РФ, — это официальная позиция государства.

    Ваше государство докторам наук от истории хорошо платит, даёт бесплатные квартиры и деньги на исследования. Следовательно, разделяет их мнение. Кто же писал про гуннов? На странице 11 «указаны авторы статей 1 тома. Читаю: «В главе шестой параграф “Тюркские народы Южной Сибири” написан Л.П. Потаповым».

    Русский (с досадой): Маразм крепчает! И на русском Дальнем Востоке жили китайцы?

    Китаец: Да! И превелико! Я это докажу, листая тот же том. В 698 г. н. э. на территории современных Приморья и Приамурья возникло государство Бохай. Первым правителем там был Чжень Цзожун (стр. 313). Видишь, он китаец. «Цзожун полностью овладел землями Фуюй, Воцзюй, Бьянхань, Чаосянь…». Преемником Цзожуна стал его сын Уи, бывший князь области Гюйлоу. В 738 г. После Уи был Да Циньмао. В 905 г. в Бохае правил его последний король Да Инчжун, у которого был сын Гуансянь и полководец Шэньдэ.

    Самый крупный город Бохая — Фуюй. Округа в Бохае — Аньбянь, Моцзе, Динли, Тели, Шуайбинь (центр его был на месте нынешнего г. Уссурийска) и др. Где же тут славянские фамилии и топонимы? Нет здесь также маньчжурских, якутских фамилий и топонимов и, что самое важное, — нанайских, удэгейских, эвенкийских, т. е. происходящих от проживающих ныне в Приморье и Приамурье, как вы говорите, коренных народов. Всё вокруг китайское, всё вокруг наше! Наша культура, наш национальный дух!

    Бохайцев в Приморье и Приамурье сменила Золотая (Цзинь) империя чжурчженей. Основали её братья Ханьпу и Баохоли из семейства Ши. Вот, сколько здесь китайских фамилий: «Чжили-хай, четвёртый внук Баохоли, направил своего посла Мяосуня на Альчук с пожеланием установить сношения с родственным государством. Мяосунь был встречен Угунаем с большим почётом и провёл у него год» (стр. 325).

    Имена других военачальников и политиков: Шитумынь, Хэлибо, Валибэнь, Люке, Дунэнь, Вадай, Цибуши, Алихумань, Маньдухэ, Сагай, Ута, Пуцзян, Хэчже, Хань-либу, Сицзун, Дигунай, Хушаху и проч., и проч. А вот названия городов: Милимишихань, Асучен, Люкэчен, Утачен, Ляо и проч., и проч. Названия племён: Хэлань, Суйфун. Названия областей: Тумынь, Хунчунь, Ехуэй, Синсян, Хэбэй, Хунань, Шаньдун и т. д. В стране простирались горы Пэнниолин и текли реки Сипинхэ, Суйфун и др. И т. д., и т. п.

    Основательней доказательств, мой друг, исторического приоритета Китая на эти земли не бывает. Поэтому мы спокойно заберём себе в Поднебесную Сибирь и ваш Дальний Восток.

    Русский: А дурно не станет?

    Китаец (не обращая внимания): Со стр. 316 пошли сведения о киданях, которые долго воевали с бохайцами и разгромили их в 1029 г. Предводителем у них был Елюй Абаоцзи. У него были жена Наньян и сын Сяосяосянь. Киданьской армией руководил генерал Сяо Сюн-нин. Так что кидане это тоже китайцы!

    Русский (вздохнув): Ну, и дела…

    Китаец: Тут надо замолкнуть хотя бы потому, что нашей культуре и государственности 8000 лет. А вашей 1000 лет, что доказали ваши же историки. Во времена гуннов, динлинов, киданей, бохайцев, чжурчженей вас, русских, ещё не было!

    На стр. 11 сказано: «В главе седьмой параграф «Государство Бохай» написан Э.В. Шавкуновым, «Золотая империя (чжурчжени)» — В.Е. Ларичевым».

    Русский: В вашем Китае таких «историков» судили бы и повесили бы на Великой китайской стене!

    Китаец: Судили? Не успели б! Их разорвала бы разъярённая толпа.

    В 1230-х гг. Золотую империю разгромил Чингисхан. Города монголы сровняли с землёй, людей всех вырезали. Не осталось доказательств принадлежности Приморья Китаю. Но через 750 лет положение спас (какое счастье!) штабс-капитан русской армии, военный топограф В.К. Арсеньев.

    Он за счёт российской казны составил карту Приморья и восстановил на ней китайские топонимы! И таким образом доказал законность аннексии Приморья в нашу пользу. Штабс-капитану Арсеньеву — наше китайское «сесе ни», что значит «спасибо вам».

    Русский: А это что у тебя за фолиант с золотой черепахой на обложке?

    Китаец: Это книга самого Алексея Павловича Окладникова «Далёкое прошлое Приморья» (Владивосток, 1959). Э.В. Шавкунов, А.П. Деревянко и В.Е. Ларичев, именующие себя учениками академика Окладникова, как раз у него-то главным образом и списывали свои «параграфы».

    В «Далёком прошлом Приморья» китайцев на один квадратный километр Приморья и Приамурья ещё больше, чем в 1 томе «Истории Сибири». Но здесь рассказано и о знамени китайской культуры, когда-то развивавшимся над Приморьем. Вот небольшой отрывок:

    «Первоначально бохайские князья отправляли молодых людей в столицу Китая Чаньань для изучения языка, литературы, древних и новых законов Китая…в 831 г. за один раз вернулось в Бохай 150 человек, кончивших учение в Китае. Многие из них после соответствующих испытаний получили даже китайские учёные степени… Китайские писатели, обычно презиравшие «восточных иноземцев», отдавали должное бохайской культуре, успехи которой выделялись особенно резко на фоне примитивного быта соседних племён» (стр. 206).

    В выходных данных книги А.П. Окладникова указана её «крыша»: Академия наук СССР. Т. е. и здесь ваше государство подписывается…

    2

    В этом диалоге наглядно показывается, каким образом наши сибирские и дальневосточные земли теоретически подготовлены к сдаче китайцам. Фактически речь идёт о национальном предательстве российских «историков» с весьма возможными драматическими последствиями.

    Не затронуты в этих книгах следующие темы. Во-первых, ничего не говорится о гигантской цивилизации сибирских скифов-славян. Во-вторых, ни слова о расовой и этнической принадлежности «гуннов», «киданей», «динлинов» и пр., и пр. по их костным останкам. Археологи бессчётно уничтожили в Сибири курганных захоронений. Черепа людей какой расы в них обнаруживались: европеоидной белой или монголоидной жёлтой?

    Ну и показали бы образцы черепов из курганов с подписями: «чжурчжень», «иебань», «суньли», «усунь», «иеджи» и т. д. Поскольку это не делается, то позиция «историков» очевидна: они осмысленно покрывают Сибирь и Дальний Восток одеялом их якобы китайского прошлого. Однако, вот что пишет историк, которого не любили в Институте истории, филологии и философии АН СССР:

    «…в древности в Восточной Азии существовали две европеоидные расы 2-го порядка: динлины и ди. Долихокранные динлины издавна жили в Южной Сибири и принадлежали к «кроманьонскому» типу в широком смысле слова. Китайцы в древности называли Саянские горы — Динлин, подчёркивая этим локализацию странного для них народа. Ди и родственные им жуны обитали на территории современного Китая от оазиса Хами до Хингана и в Сычуани. Они были также европеоиды, но брахикранные, близкие к памироферганской расе»[79].

    В главах «Андроновское время в Южной Сибири», «Карасукская культура», «Тагарская культура», «Племена Восточно-Сибирской тайги в бронзовом веке» и др. дотошно описаны каменные скребки и топоры, бронзовые ножи, виды захоронений и глиняных горшков, наконечников стрел и т. п. Но в них, увы, нет главного: сведений о расовой и этнической принадлежности народов, сибирские цивилизации создавших! А ведь это большая и интересная тема! Советский археолог и антрополог Валерий Павлович Алексеев в книге «В поисках предков» писал:

    «…в Минусинской котловине — знаменитая тагарская культура скифского времени («скифское время» это общепринятый научный термин, обозначающий период с VIII–V вв. до н. э. — О.Г.), та самая, население которой было так многочисленно, что оставило тысячи, а может быть, и десятки тысяч курганов с громадными камнями, торчащими и сейчас повсеместно и придающими приенисейскому и приабаканскому пейзажу неповторимое своеобразие и очарование, культура, отлично изученная, создана европеоидным народом. Сотни черепов измерены из тагарских курганов — и в подавляющем большинстве это черепа европеоидов

    На Алтае, особенно в предгорьях… вечная мерзлота сохранила бы для нас в непотревоженном виде все погребения в больших засыпанных сверху камнями курганах, как бы запечатлела на фотоплёнку все похороны, если бы не грабители… В применении к этим огромным курганам слово «скифский» уже не означает просто хронологическую принадлежность — оно полно и более глубокого смысла, выражая родство, пусть дальнее, с европейскими скифами. В погребениях — не только скелеты, как обычно; мерзлота сохранила мумии древних жителей Алтая. Хотя все они — европеоиды, хотя и отличаются от тагарцев»[80].

    Живущие сейчас бок-о-бок с сибиряками-русами и дальневосточниками-русами небольшие этнические группы людей монголоидной расы по своему этническому происхождению к Китаю и китайцам отношения не имеют. Точно так же было и две, и три, и четыре тысячи лет назад. Правда, в отличие от дня сегодняшнего, не было беспорядочного межрасового смешения.

    Правильное зачатие, рождение и воспитание новых поколений людей во все времена было серьёзным компонентом культуры всех народов мира. «Дездемоны» стали рожать от «Отелло» под влиянием идеологии двух интернационалов: христианского и коммунистического.

    Однако почему всё-таки в Сибири встречаются костные останки межрасовых гибридов? Они — результат планируемого смешения, а не стихийного, которое, как уже сказано выше, осмысленно проводилось в «полосе» Великого Турана Древней Руси — территории, отведённой для приюта групп монголоидов, спасавшихся либо от голода, либо при угрозе истребления другими кочевниками, либо от вырождения, ввиду малочисленности или трудноизлечимых заболеваний. В созидательных целях расовое смешение проводилось, по-видимому, именно с этими пришельцами.

    «Монголоидная кровь в жилах карасукцев (создателей «карасукской культуры». — О.Г.) действительно текла. Среди черепов в их могилах попадаются и плосколицые, и плосконосые. Правда, обе эти черты не сильно заметны и, не рассматривай мы, антропологи, их особенно придирчиво, могли бы и не обратить на себя внимание. Во всяком случае, не о чистых монголоидах идёт речь — лишь о людях с монголоидной примесью, которые встречались среди массы европеоидного «карасуксого» населения. Оно узколице, и под влиянием этого факта, а может быть, и под гипнозом устанавливаемых археологически связей с Монголией и Китаем, монголоидной примеси было приписано северокитайское происхождение.

    Археологическая наука использовала монголоидную примесь для доказательства восточного происхождения карасукцев, а потом её заключение послужило одним из оснований антропологам для дополнительного обоснования и выяснения происхождения этой примеси — так снежный ком, вырастая, превращается в лавину. А читатель уже заметил, конечно, что налицо порочный логический круг, в который, увы, научные работники попадают совсем не реже простых смертных, — взаимоубеждение антропологов и археологов усилило видимость аргументации вдвое, тогда как на самом деле фактическая база для установления монголоидной примеси нисколько не увеличилась и продолжала оставаться весьма шаткой.

    Тот очевидный факт, что основная масса карасукцев была не менее европеоидна, чем, скажем, русские или мордва, украинские или казанские татары, был забыт, и в археологических, да и в исторических работах мелькали сообщения о переселении карасукцев из Северного Китая, о мощной миграции людей с Востока, о китайском происхождении культуры поздней бронзы в Минусинских степях»[81].

    Создаётся впечатление, что авторы «Истории Сибири» не читали крупнейшего антрополога, создателя технологии восстановления лица по черепу М.М. Герасимова, который обследовал черепа из энеолитических погребений «Базаихи», обнаруженные вблизи Красноярска на реке Енисее. Он подчёркивал:

    «Следует учитывать, что на Енисее в это же время в непосредственно территориальной близости жили люди неолитического и энеолитического времени с чертами типичных европеоидов. Примером этого может быть череп, раскопанный Передольским у перевоза под Красноярском, и многочисленные черепа людей афанасьевской культуры, среди которых наблюдаются и метисные формы»[82].

    А вот характеристика Герасимовым черепов, обнаруженных непосредственно в одной из территорий полосы Великого Турана Древней Руси, откуда, вероятно, вышло много племен будущих «индейцев»:

    «Известный нам по антропологическому и археологическому материалу более поздний этап связан уже, собственно, с энеолитическим временем. Это глазковский этап. Он характеризуется в раннюю пору преобладанием иного антропологического типа, близкого североамериканскому варианту древнего монголоида. Поздняя пора этого же глазковского этапа даёт пёструю картину различных вариантов монгольского типа: североамериканского, тунгусо-байкальского, китайско-маньчжурского и ряд таких, которым трудно найти аналогию в современном населении Сибири.

    На нижнем течении Ангары к этому времени относятся метисные группы с отчётливыми чертами европейцев (Кежма), а на Енисее — как монгольский, так и европейский типы, а также различные варианты метисов»[83].

    3

    В 1953 г. в Срединной империи был издан учебник «Краткая история современного Китая». В ней оказалась карта, где «Карандаш составителя жирным пунктиром очертил огромные пространства, куда вошли: Вьетнам, Лаос, Кампучия, Таиланд, Монголия, Корея, Непал, Сикким, Сингапур, Бирма, материковая часть Малайзии, японские острова Рюкю, филиппинский архипелаг Сулу, часть Афганистана, обширные районы Индии, часть Казахстана и других республик Средней Азии, советское Приамурье, Приморье, Сахалин»[84].

    «В 1959 г. была составлена “наиболее полная” карта “утерянных” территорий с указанием года, когда была “потеряна” и к кому перешла. На ней, в частности, указано, что район Ташкента якобы был отнят Россией у Китая в 1864 г., левый берег р. Амур и Приморье отошли к ней в 1860 г., остров Сахалин отторгнут Россией и Японией после 1875 г… Ещё в 1936 г. Мао Цзэдун в откровенной беседе с Эдгардом Сноу подчеркнул, что “важнейшей задачей Китая является возвращение всех наших утерянных территорий”»[85].

    Время появления карт: 1953 и 1959 гг. Подписывая 18 декабря 1967 г. в печать 1 том «Истории Сибири», А.П. Окладников, академик не только АН СССР, но и многих академий мира, не мог не ведать обо всех этих фактах. Если мы заметим, что в «Истории Сибири» «специалисты» вполне осмысленно подыграли Китаю, то это будет мягко сказано.

    В «Истории Сибири» режет глаз лакейская манера называть народы Сибири и Дальнего Востока и их вождей не иначе, как по-китайски. Не надо быть академиком, чтобы увидеть славянское происхождение, например, имён вождей даже в тюркско-монгольской «упаковке»:

    «Хунны и сяньби носили свои тюркские и монгольские имена. Например, Лю Вэйчэнь — geyici, т. е. “гость” или чужеземец (видимо, “гой еси”. — О.Г.); Лю Сян — cubar, “чубарый” (масть коня). Встречаются звериные имена: lacin — сокол (“лакей”, т. е. ручной, послушный человеку. — О.Г.). Но в историю вошли китайские имена, очевидно, носившиеся параллельно. К сожалению, принятое чтение китайских имён базируется на фонетике языка, современного нам, а не событиям. Это осложняет лингвистический анализ этнонимов. Но поскольку мы ставим в данной работе задачи не филологические, а этнологические, то на наши выводы отсутствие правильной транскрипции не влияет»[86].

    «Носившиеся параллельно» китайские имена, скорее всего, накинули на сибиряков «историки».

    «Чтение китайских имён» не «осложняет лингвистический анализ этнонимов», а делает его совершенно невозможным. «Фонетика языка, современного нам, а не событиям» тоже не при чём. Без указания тона звучания в транскрипции китайского слово-слога нет смысла говорить о его значении, т. к. тонов четыре и они носят смыслоразделительное значение. Поэтому в зависимости от тона звучания каждый слово-слог может иметь до четырёх(!) значений.

    Не надо забывать и о сорока серьёзных диалектных расхождениях в разговорной речи великоханьцев, когда китаец-северянин не понимает китайца-южанина. Окончательный смысл заключает в себе лишь иероглиф, над которым уже не ставится знак тональности. Иероглиф понятен и грамотному китайцу, и грамотному некитайцу, проживающему в Китае, и, само собой, синологу.

    В «Древней Сибири» и «Далёком прошлом Приморья» стараниями «историков» мы имеем дело с русскими транскрипциями китайских слово-слогов без указания тона их звучания и без стоящего рядом иероглифа. Значит, каждый из них — чемоданчик с двумя, тремя, а то и четырьмя кармашками, тайну содержания которых знают лишь в ЦК КПК и в Генштабе НОАК.

    Л.Н. Гумилёв применил «глубоко антинаучный» метод в осмыслении хода исторических процессов в глубинах Центральной Азии. Он назвал его «этнологической методикой».

    «Несмотря на очевидность того, что культуру любого народа нелепо оценивать с позиций его противника, обаяние аутентичного (т. е. великоханьского. — О.Г.) источника держало многих историков в тисках китайского представления и характеристик. Отсутствие у хуннов и других кочевников письменности (памятники рунической письменности Сибири до сих пор не прочитаны. — О.Г.) привело к тому, что китайским летописям нечего было противопоставить.

    Однако в руках историка, вооружённого этнологической методикой, имеется мощное противоядие тенденциозным трактовкам, прошедшим сквозь века, — логика событий и понятие о структуре этногенетических процессов. Избыточная энергия живого вещества в замкнутой системе, в нашем случае — этносе, ищет выхода. Она ломает установившиеся социальные перегородки, заставляет этнос вступать в контакты с соседями, расширяться и, наконец, израсходовавшись на свершения, приходит в равновесие со средой, вследствие чего сама система исчезает… Любопытно, что книга выдержала жёсткую критику со стороны китаистов, но полемика велась лишь по частным вопросам техники пользования переводами»[87].

    С помощью своей методики Гумилёв на свой лад углубил содержание не им переведённых на русский язык китайских летописей. Но он ушёл в никуда, т. к. не подозревал, что летописи эти — искусная фальшивка, а их создатели, первые переводчики и интерпретаторы — агенты Ватикана, посланные практически одновременно и в Петербург, и в Пекин, и в Сибирь с целью уничтожения (или фальсификации) сохранившихся там артефактов и письменных памятников, раскрывающих (прямо или косвенно) правду о Татаро-Монгольской империи, которую правильно называть Всемирной Протоимперией Великая Русь или Славяно-Арийской Ведической империей.

    Своими корнями эта Империя уходила в далёкую неолитическую молодость индоевропейских народов, когда они ещё не были разведены по территориальным, религиозным, лингвистическим и прочим «квартирам».

    Разоблачить «историков»-иезуитов, потрудившихся в Китае, нам помогут исследования по «Новой Хронологии» А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского.

    4

    Благодаря исследованиям по НХФ-Н, стал достоянием гласности поразивший всех факт. Со второй половины XVI века и до самого конца XVIII века в идеологических целях Ватиканом строилось здание грандиозной исторической фальшивки, — всемирной «истории» человечества, получившей название версии «Скалигера-Петавиуса». Её метастазы, к сожалению, проникли и в Китай.

    Согласно этой версии, цивилизация Западной Европы ведёт своё начало с восхитительной «Древней» Греции и могучего «Древнего» Рима. Т. е. Западная Европа начала отсчитывать свою историю и культуру примерно за 800 лет до начала новой эры, а Русь-Россия повела свою историю и культуру только с 988 г. нашей эры, — с крещения Руси, т. е. на 1800 лет «отстала». Для практичного Запада версия «Скалигера-Петавиуса» — историческая декорация, сколоченная на века. На ней удобно что-нибудь или довесить, или пририсовать. Это как самоходное шасси в хозяйстве крестьянина: с заменой агрегатов оно то боронит, то сеет, то косит.

    Однако откуда эта враждебность? В целях самообороны? Но, как и сейчас, в силу абсолютной самодостаточности и миролюбия русских, в XVI–XVII вв. Руси от Запада ничего не было нужно. Зато бедная сырьевыми ресурсами, территориями, интеллектом и красивыми женщинами Европа всегда с меркантильным вожделением смотрела в нашу сторону. Это, во-первых.

    Во-вторых, разделение внутри белой расы на славян и неславян, формирование противостояния Запад-Русь есть объективный результат нашей общей духовной, нравственной и физической деградации[88]. Но всё дело в том, что процесс этот на Западе и на Руси идёт с разной скоростью: быстрее на Западе и медленнее на Руси.

    Если бы не это обстоятельство, то, одновременно сползая всё ниже и ниже, группы индоевропейцев не замечали бы своего падения, как не замечают перемен в облике друг друга стареющие супруги, и звались бы, как и тысячи лет назад, одинаково — Русы (последнее доказано в трудах современного писателя-публициста и археолога Ю.Д. Петухова).

    Распад Всемирной Протоимперии Великая Русь на отдельные государства тоже есть закономерный результат неодинаковой по скорости деградации «фрагментов» индоевропейского суперэтноса.

    Нужное Ватикану противостояние Запад-Русь с внедрением версии «Скалигера-Петавиуса» получило чёткую идеологическую завершённость.

    Создание всемирной «истории» растянулось на долгих полтора века. Потребовалась длительная и дорогостоящая обработка среды обитания и сознания западноевропейцев, в которых была бы стёрта память о Всемирной Протоимперии Великая Русь, духовной наследницей которой была и остаётся Русь-Россия. На монументальных сооружениях, оставшихся после Западноевропейской Руси, надо было развесить новые «лейблы», заказать ваятелям «античные» скульптуры, засадить за работу «античных» философов и драматургов на придуманном для этой цели «древнегреческом», сочинить байку о западноевропейском Ренессансе и т. д.

    Разная «мелочь» вроде архивов, монет (вовсю чеканились подделки), артефактов, старинных надписей, славянских ведических книг и т. п. безжалостно уничтожалась. Во всех уголках мира, куда только могли дотянуться руки инквизиторов, пылали костры из ведических книг и произведений русского искусства, в которые запросто сбрасывался и всякий несогласный. В 1561 г. францисканец-иезуит Диего де Ланда сжёг библиотеки Майя на полуострове Юкатан в Центральной Америке потому, что это были древнеславянские библиотеки. Другой причины здесь быть не может.

    На основе «мёртвого» языка — латинского — придумывались и жестоко внедрялись западноевропейские языки, т. е. обустраивались лингвистические «квартиры». По крайней мере, до середины XVIII века не было на земном шаре уголка, даже в Турции, где не понимали бы славянского языка.

    Когда столь грандиозная работа была завершена, идеологи Ватикана обратили свой взор на сам объект искусственно раздуваемого ими противостояния — на Русь. Без лишнего шума и пыли в начале XVIII века в Санкт-Петербург направляются один за другим будущие создатели российской «истории», ставшие впоследствии «академиками», Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлёцер, Г.З. Байер и мн. др. В виде римских «заготовок» в карманах у них лежали: и «норманнская теория», и миф о феодальной раздробленности «Древней Руси» и возникновении русский культуры не позднее 988 г. н. э., и 300-летнее татаро-монгольское «иго», и прочая дребедень.

    Когда Г.Ф. Миллер в 1749 г. на закрытом заседании Русской академии впервые зачитал свой доклад «Происхождение народа и имени Российского», М.В. Ломоносов врезал ему по физиономии, за что был приговорён к смертной казни. К счастью, Екатерина II Ломоносова помиловала.

    «НОРМАНИСТЫ — сторонники антинаучной «норманнской» теории происхождения Древнерусского государства, выдвинутой и усиленно пропагандировавшейся работавшими в России реакционными немецкими историками 18 в. Г.З. Байером, Г.Ф. Миллером, А.Л. Шлёцером и др. Стремясь оправдать немецкое засилье в России и сохранить захваченное иностранцами при попустительстве придворной клики положение в русской науке и культуре, Н. выступили с отрицанием способности русского народа к самостоятельному историч. развитию.

    Образование Древнерусского государства и все важнейшие события в его экономической, политической и культурной жизни Н. приписывали норманнам (варягам), утверждая, что они будто бы стояли по культурному развитию и социально-политич. строю выше славянского населения Древней Руси, что находится в полном противоречии с историч. фактами. При исследовании дальнейшей истории развития русского народа Н. и их последователи отводили решающую роль зап. влияниям в развитии русской государственности, национальной культуры и науки, по существу отрицая их самостоятельный характер»[89].

    Г.З. Байер совсем не знал русского языка и изучал русские летописи в… переводе с латинского.

    Сочинителям ложной истории человечества было прекрасно известно о том, что в Сибири в период последнего оледенения Земли получила своё яркое развитие цивилизация белого («европеоидного») человека Homo sapiens sapiens. Поэтому Ватикан гнал своих агентов дальше — за Урал, чтобы они там под видом научных исследований жгли архивы, артиллерией, пороховыми минами и стальными зубилами сокрушали памятники истории, искусства и архитектуры Сибирской Руси.

    В 1720–1727 гг. в Сибири работает экспедиция Российской Академии под руководством некоего Н.Г. Миссершмидта. Захватив с собой пленного шведского офицера-подполковника Филиппа Иоганна Страленберга (1676–1747), он проехал от Урала до Северной Маньчжурии и от Саянских гор до Нижней Оби. Первую «историческую» зачистку этих территорий сделали, вероятно, именно они.

    Есть основания предполагать, что экспедиция Миссершмидта-Страленберга уничтожила в Сибири устрашавшие Ватикан трёхмерные (рельефные) географические карты, выполненные в виде «гранитно-сланцевых» плит по непонятным технологиям. В 1999 г. на Южном Урале профессор Чувыров обнаружил одну из них, служившую… крыльцом в деревенском доме.

    На ней оказалась нанесена — западная часть современной Сибири. Кроме того, изображены… каналы общей протяжённостью 12 000 км и шириной до 500 м, двенадцать гигантских плотин длиной до 10 км и шириной поверху до 300 м. Сейчас карта хранится в краеведческом музее в Уфе.

    Предполагается, что таких карт было 348, вместе они изображали поверхность земного шара и находились именно в Сибири, как древнейшем хранилище сакральных знаний. Надписи на карте выполнены славянскими рунами. В российских архивах XVIII века (видимо, в отчётах «учёных» немцев о проделанной «работе») есть упоминание о двухстах таких плитах.

    Вслед за Миссершмидтом «блестящие страницы в изучении древней истории, исторической этнографии и археологии Сибири вписала академическая экспедиция 1733–1743 гг., особенно такие её участники, как Г.Ф. Миллер, И.Г. Гмелин, С.П. Крашенинников, Я. Линденау и Г.В. Стеллер»[90].

    Руководителем экспедиции был Миллер. Русским в экспедиции был только «камчадал» С.П. Крашенинников. Остальные — тёмные личности. Например, Иоганн Георг Гмелин, вернувшись в 1743 г. из экспедиции, в 1747-м сбежал в Германию, где опубликовал труд «Путешествие по Сибири с 1733 по 1743 гг.», в котором допустил такие клеветнические выпады против народов России, что даже русофобы Академии наук отказались переводить её на русский язык.

    Завершив работу над фолиантом под названием «История Государства Российского», в который не мытьём, так катанием, были включены нужные Ватикану эпизоды, унижающие Русь, хитрые немцы-«академики» в 1803 г. доверили его литературную обработку и издание масону Н.М. Карамзину. Карамзин, который в этом же году осчастливился званием официального историографа и солидной пожизненной пенсией от самого царя, много лет что-то там «изучал», т. е. согласовывал с немцами-«академиками» каждый абзац фолианта (последний том был опубликован в 1829 г.).

    5

    По укоренении в Западной Европе версии «Скалигера-Петавиуса», Ватикан заслал свою агентуру не только в Россию, но и в Китай, Индию, Японию и другие страны Востока. Туда поехали самые матёрые иезуиты.

    Для подготовки иезуитов — агентов секретной службы Ватикана, которые реализовывали бы проект «Скалигер-Петавиус» и вели контрреформацию (борьбу с протестантами), в Ватикане в XVI веке было создано засекреченное учебное заведение университетского типа. В него подбирались самые способные мальчики-отроки — будущие «Гомеры», «Пифагоры», «Геродоты», «Аристотели», «Платоны», «Шекспиры» и т. п.

    Воспитание их было сродни воспитанию мальчиков-мамелюков у арабских шейхов — с той лишь разницей, что основной упор делался на тренировку интеллекта, а не мышц. Их обучение включало в себя (в том числе, разумеется) эзотерику («языческое» тайнознание) и могло длиться двадцать лет. Фанатичная преданность членов главного Ордена иезуитов, Общества Иисуса, римскому Папе не знала границ. Английский писатель-протестант (т. е. враг иезуитов) Маколей в «Истории Англии» констатировал:

    «Ни одно религиозное общество не могло бы представить столь большого списка людей, выделившихся на самых разнообразных поприщах; ни одно общество не развило своей деятельности на столь обширном пространстве и, тем не менее, ни одно не обладало столь совершенным единством чувств и деятельности. Не было ни единой страны на земном шаре, ни одного поприща практической или интеллектуальной жизни, где мы не встретили бы иезуита.

    Они направляли советы королей. Они дешифровали латинские надписи. Они наблюдали за движением спутников Юпитера. Они выпускали в свет целые библиотеки политических, казуистических, исторических книг, трактатов по оптике, алкаических од, мадригалов, катехизисов, эпиграмм, изданий отцов церкви. Воспитание молодёжи перешло почти целиком в их руки, и они руководили им с замечательным искусством. Они как будто точно нашли ту точку, до которой можно двигать вперёд умственную культуру, не рискуя привести к умственной эмансипации.

    Даже их враги вынуждены были признать, что они не имели равных себе в искусстве направлять и развивать молодые умы. В то же время они настойчиво и с успехом разрабатывали духовное красноречие. Тайны правительств и почти всех знатных фамилий во всей католической Европе находились в их руках. Они проникали из одной протестантской страны в другую, переодеваясь самым различным образом, под видом жизнерадостных рыцарей, простых крестьян, пуританских проповедников.

    Их можно было найти в мандаринском платье в качестве руководителей пекинской обсерватории; их возможно было найти с заступом в руках, обучающими начаткам земледелия парагвайских дикарей. Но где бы они ни находились, каковы бы ни были возложенные на них функции, дух их был всюду и всегда одним и тем же: полная преданность общему делу, безусловное повиновение центральному правительству.

    Ни один из них не выбирал своего местопребывания или своих занятий по своему вкусу. С чувством полного подчинения иезуит представлял своим начальникам заботу решить, должен ли он жить на Северном полюсе или под экватором, должен ли он в течение всей своей жизни классифицировать драгоценные камни, сличать рукописи в Ватикане или убеждать голых варваров в Южном полушарии, чтобы они не поедали друг друга.

    Если его служба нужна была в стране, где его жизнь находилась в большей опасности, чем жизнь волка, где приютить его было преступлением, где выставленные на площадях головы и члены его братьев ясно показывали ожидавшую его судьбу, он шёл навстречу своей судьбе без протестов и колебаний. Этот героический дух ещё не угас»[91].

    Исследователь религиозной жизни Европы немец Генрих Бемер оставил описание того, как, например, проник в Индию и охмурял в ней брахманов иезуит Роберт де Нобили:

    «С этой целью он сам превратился в синиази, или кающегося брахмана. Он купил себе шапку огненно-красного цвета, покрывало, красно-жёлтую одежду из муслина и деревянные башмаки кающегося синиази. Затем он обрил себе голову, украсил уши огромными серьгами, выкрасил лоб жёлтой мазью из сандалового дерева, являющейся отличительным признаком брахманов, и поселился в землянке, где жил в уединении в течение целого года, питаясь овощами и водой.

    Этим путём ему удалось обратить на себя внимание брахманов, и те, в конце концов, стали посещать его. Уверив их клятвой в древней знатности римских брахманов, он достиг полного успеха в своём притворстВс… Он говорил также, как брахман, писал работы на тамильском языке, в которых христианство, странным образом перемешанное с индийской мудростью, приняло вид совершенно индусского учения»[92].

    Г. Бемера комментирует Игорь Агранцев:

    «Этот великий артист прямо-таки слился с местностью, как натуральный хамелеон. Туземцы звали его Татува-Подапар-Суами, т. е. «обладатель 96 совершенств истинного мудреца».

    Итак, мы видим перед собой очень осторожного и активно мимикрирующего суперталантливого человека! Одна его выдумка насчёт «римских брахманов» стоит Нобелевской премии! Рим, разумеется, был недоволен тем, что Роберт де Нобили, племянник кардинала Беллармини, совсем «обиндусился» — но итог-то его деятельности был впечатляющим! Даже спустя 20 лет после смерти Роберта-Татувы в Южной Индии, где он миссионерствовал, было 250 000 индусов-католиков!»[93].

    Без этих пространных цитат нам не обойтись, потому что читателю трудно будет представить самую возможность колоссального объёма работ по созданию «китайской культуры и истории, как самой древней в мире», проделанноых иезуитами в Поднебесной империи.

    Информация о методах и возможностях, целях и «трудовых свершениях» иезуитов до сих пор тщательно скрывается. Поэтому нам не совсем верится, что в Немецкой слободе, где провёл своё детство Пётр I, под видом немцев жили иезуиты, что замена их руками Петра I в Голландии на двойника вполне могла быть осуществлена. Писатель В.А. Шемшук в книге «Как нам вернуть рай» (М., 2008) предполагает, что из той поездки «настоящим» возвратился в Россию только А. Меншиков.

    6

    Возвращаясь к нашим баранам, заглянем в изнанку исторической «науки» — источниковедение, т. е. узнаем, откуда у кого растут ноги, кто и что друг у друга списывал.

    «После падения монгольской династии в 1368 году, водворилась в Китае династия Минг (1368–1644), и благодаря сильному развитию европейского океанского мореплавания Китай вступил в тесные сношения с Европой — как торговые, так и идейные. В 1582 году португальцы основали там фактории в Макао. В 1583 году прибыл в Китай учёный-иезуит Маттео Риччи (1552–1610), и китайцы-католики, наравне со сторонниками других религий Китая, свободно богослужили там и основывали свои школы.

    Это продолжалось и в XVII веке, когда манчжуры с 1644 года захватили власть в Китае и правили в нём вплоть до провозглашения республики. Они… покровительствовали христианам до 1722 года, когда впервые началось в Китае враждебное отношение к европейцам и к принявшим их религию китайцам. Но только в 1815 году, после того, как в Китай приехали протестанты, были оттуда изгнаны под их влиянием католики»[94].

    Миссионер и «блистательный иезуит» Маттео Риччи проник в хоромы высших сановников, одевался в халат мандарина, «уверовал» в конфуцианство, объявив его логическим завершением христианства (католического толка, разумеется), знакомил азиатцев с картографией, техническими и научными достижениями Запада и готовил сановников Империи к приезду из Европы «специалистов» по истории.

    До появления в Китае М. Риччи, никаких династических хроник в Китае… не писали! Т. е. «скелета», по которому можно было «набросать» хотя бы в черновике историю Китая, не существовало. Она всё-таки была написана, но… прибывшими вслед за Риччи поколениями иезуитов, на что у них и ушли многие десятилетия.

    К середине XVIII века трудившиеся в Китае группы западноевропейских католических миссионеров (иезуитов) перевели множество китайских династических хроник, которые к тому времени уже были написаны их предшественниками и которые послужили основой для создания истории Китая. Хроники Китая VI–VIII вв. и его тюркских окрестностей, т. е. интересующий нас период, переводили (а скорее всего, и писали!) французы Май и Гобиль.

    Тоже в середине XVIII века другой француз, профессор Сорбонны Дегиль, на основе этих переводов, оперативно подготовил и издал во Франции многотомную «Историю хуннов, тюрок и монголов». Над историей Китая прочих периодов трудились другие иезуиты.

    Ну, а почему они сидели в Китае целые десятилетия? Казалось бы, приехал, перевёл, заплатил библиотекарям и чиновникам и уехал восвояси. Но всё дело в том, что многие из западноевропейских переводчиков китайских династических хроник одновременно были и их… авторами.

    Подноготная создания столь грандиозного «исторического сновидения», каковой является история Китая, в подробностях представлена в трудах по НХФ-Н.

    А в 1807 г. на подготовленное иезуитами «поле» в Пекин из Санкт-Петербурга прибыл будущий основоположник российской синологии православный миссионер Никита Яковлевич Бичурин — о. Иакинф (в энциклопедических справочниках — «Иоакинф»). О. Иакинф исполнил ту же функцию подставного «историка», что и Н.М. Карамзин.

    Он первый осчастливил Россию и переводами на русский язык подсунутых ему иезуитами «китайских» исторических хроник, и исследованиями на основе этих «хроник», в которых, «естественно», не было сказано ни о Руси Сибирской, ни о Руси Дальневосточной, зато и там, и там почему-то оказалось полно китайцев.

    Однако именно Бичурина-Иакинфа, а конкретно главным образом его 3-томное «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена» (СПб., 1851) вовсю компилировал и цитировал сонм «специалистов» по древней истории Сибири и Дальнего Востока. Академик А.П. Окладников был среди них далеко не первым. Героически, но безуспешно попытался подмести мусор за ними так и оставшийся не остепенённым Л.Н. Гумилёв.


    Примечания:



    7

    Основного фонда Российской Федерации по палеолиту; там же, стр. 74.



    8

    «Владивосток» № 1491 от 15.01.04.



    9

    «Владивосток» от 28 сентября 2007 г.



    79

    Гумилёв Л.Н. «Хунны в Китае. Три века войны Китая со степными народами III–VI вв». СПб., 1994, стр. 28.



    80

    Алексеев В.П… стр. 253–254, выделено мной. — О.Г.



    81

    Там же, стр. 249–250, выделено мной. — О.Г.



    82

    Герасимов М.М. Там же, стр. 437.



    83

    Там же. Глава «Люди неолита и энеолита с р. Лены», стр. 445, выделено мной. — О.Г.



    84

    Левин A.M. «Направление экспансии — Юг». М., «Сов. Россия», 1979, стр. 112.



    85

    Бутурлинов В.Ф. и др. «О советско-китайской границе: правда и пекинские вымыслы». М., «Воениздат», 1982, стр. 77.



    86

    Гумилёв Л.Н. Там же, стр. 151.



    87

    Гумилёв Л.Н. Там же. Пролог, стр. 17.



    88

    Здесь автор сильно заблуждается. Этот процесс совсем не объективный, а результат многосотлетнего «труда» социальных паразитов — космических бандитов — и их помощников на Земле, избранного народа. Об этом см. Библию, книгу академика Н.В. Левашова «Россия в кривых зеркалах» и нашу книгу «Библейские картинки или Что такое “Божья благодать”?». — Д.Б.



    89

    БСЭ, 1953.



    90

    История Сибири, т. I, стр. 14.



    91

    Цит. по: Агранцев И. «Князь Посейдон — царь Атлантиды?» М., «Яуза», 2006, стр. 165.



    92

    Цит. по: Агранцев И. Там же, стр. 174.



    93

    Там же, стр. 174–175.



    94

    Морозов Н.А. Христос. М., «Крафт+Леан», 1998, т. 6, стр. 127.