• 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • Глава 2. Манза: рускофобский оскал

    «Даже ад, вероятно, имеет своих консерваторов, которые, заняв лучшие места и боясь потерять их, противятся всяким новшествам».

    (П. Бови)

    1

    Манза… Так называют в странах Востока биологическую помесь китайцев с некитайцами. Так же называют некитайцев, заражённых умилительно-восторженным отношением ко всему китайскому. По научному их ещё называют «синофилами». К манзе относят также подкупленных китайцами подданных других стран.

    Пора заговорить о том, что существует и стремительно плодится российская манза. Это не только дети русских женщин, рожающих от китайцев. Это и преступное сообщество учёных-«историков», которые теоретически обосновали отторжение от России Сибири и русского Дальнего Востока в пользу Китая. Только на «научные» выкладки дальневосточной манзы опирался президент РФ В.В. Путин, когда отдавал Китаю Тарабарово-Уссурийские острова — аграрное «подбрюшье» Хабаровска (своего рода его «Карельский перешеек») общей площадью 240 кв. км.

    Один из таких «историков» — В.Л. Ларин. Должность, кормящая этого человека с 1992 г. — директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. Научное звание — доктор исторических наук. Казалось бы, он должен ревностно защищать интересы России на её восточных рубежах. Однако не исключено, что именно В.Л. Ларин возглавляет китайскую пятую колонну в Российской Федерации. Это вполне вытекает из интервью «Самый китайский россиянин», которое было опубликовано во владивостокской газете «Конкурент» в № 15 от 20.04.04:

    «Корреспондент: Вас как учёного-историка не удручает двусмысленность — жить на земле, российское содержание которой тает на глазах: не успели россияне освоить, окультурить территорию, как сюда уже хлынул поток людей, совершенно не признающих название «Владивосток». Что делать?

    В.Л. Ларин: Конечно, я, как и большинство приморцев, ощущаю себя европейцем. Мои корни — на западе. И Дальний Восток для меня такой же чужой, как для всех других потомков переселенцев… Что касается отношения соседей (имеются в виду Китай и китайцы. — О.Г.), то оно меня не обижает, потому что я хорошо их понимаю. Территория Приморья действительно испокон веков принадлежала китайцам — достаточно проверить это по любой старой китайской карте…

    Корреспондент: Должен ли историк быть гражданином и отстаивать свою позицию вопреки воле чиновников?

    В.Л. Ларин: Не надо насиловать человека. Быть гражданином, заниматься политикой учёный не обязан. У него другая работа»…

    Китайские юани, шелестящие, видимо, в карманах этого «учёного», просто обязывают его вбивать жителям Приморья такие вот «истины»: «Приморье, как и весь Дальний Восток, вследствие узости своего внутреннего рынка и крайне ограниченного производственного потенциала не имеет шансов ни стать центром экономической жизни АТР (Азиатско-Тихоокеанского региона. — О.Г.), ни попасть в зону активной политической жизни»[8].

    Проходят годы. Надо полагать, китайскими юанями уже набиты не только карманы, но и матрацы в квартире Ларина. Иначе, чем объяснить его заявление в обозрении «Эффективная граница» № 4 (18) за 2006 г., торпедирующее оптимистические (по крайней мере, официально декларируемые) планы Москвы относительно будущего Дальнего Востока:

    «У широко рекламируемой сегодня идеи массового “переселения миллионов соотечественников” из “ближнего зарубежья” (которое для Дальнего Востока является “дальним”) в Тихоокеанскую Россию нет реального экономического обоснования. В основе её — абстрактные геополитические расчёты, родившиеся под влиянием синдрома “жёлтой опасности” и продиктованные стремлением предупредить заселение этих земель китайцами… Геополитический потенциал, территориально-локальные возможности Дальнего Востока, способные содействовать политическому и экономическому внедрению России в АТР, остаются невостребованными ни правительством, ни крупным российским бизнесом. Дальний Восток так и не стал и вряд ли станет для России “мостом» в Азию”».

    Газета «Владивосток», из которой взяты эти цитаты и которая, к счастью, не даёт спокойно жить «гиганту» от востоковедения, констатирует:

    «Сегодня д.и.н. В.Л. Ларин претендует на четвёртый срок директорства. Кому выгодно держать на должности директора единственного на весь Дальний Восток Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН человека, который одинаково равнодушен как к судьбе Дальнего Востока, так и к институту?»[9].

    Отвечу на этот вопрос — ЦК Коммунистической партии Китая!

    В.Л. Ларин будет переизбран на четвёртый срок. В крайнем случае, без высокой должности в ДВО РАН его не оставят. Вот, как оценивает фигуру Ларина председатель ДВО РАН В. Сергиенко:

    «Что касается позиции Ларина, как учёного… Да, мне тоже чужды и обидны его высказывания, что русские люди на территории Приморья — чужие и перспективы развития этого региона России плохо просматриваются. Я тоже считаю, что учёный обязан быть гражданином своей страны. Но научные труды Ларина высоко оценивает один из самых крупных российских востоковедов с мировым именем академик РАН, директор Института Дальнего Востока РАН М.Л. Титаренко»[10].

    Понятно: рука Титаренко моет руку Ларина. «Мировое имя» Титаренко означает: этот востоковед тоже считает нелепостью присутствие русских в Приморье, Приамурье и в Сибири — иначе такового ему не видать, как своих ушей. Проверено.

    «Теоретически» дарят китайцам наши территории не только «историки»-востоковеды. Если не всю Сибирь, то её сокровенную жемчужину — Алтай — отослал в Китай обозреватель газеты «Известия» Сергей Лесков. Беседуя с академиком-секретарём отделения историко-филологических наук, директором Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН академиком Анатолием Пантелеевичем Деревянко, С. Лесков говорит:

    «Рискну предположить, что самый распространённый вопрос — зачем нужна археология? В Новгороде понятно: русская земля. Горный Алтай — земля, как ни крути, чужая, и жили на ней люди, которые не имеют этнических связей с современным населением»[11].

    Вы думаете, что уважаемый академик А.П. Деревянко поправил С. Лескова, заявив, что Алтай, как и вся Сибирь, во все времена был русской землёй, что главная задача археологов Сибири отвергать любые притязания на наши сибирские территории?

    Ничего подобного академик не заявил. В его ответе — обтекаемо об успехах возглавляемого им института:

    «В результате мультидисциплинарных исследований удалось проследить динамику культуры, климата, растительности, животного мира на протяжении как минимум 800 тысяч лет. Получено много результатов мирового уровня. Было установлено, что на юге Сибири культура человека верхнего палеолита, т. е. Homo sapiens sapiens сформировалась около 50 тысяч лет назад. Здесь, пожалуй, лучше, чем где-либо, удалось проследить формирование культуры человека современного типа».

    О том, что этот сформировавшийся Homo был не монголоидом, а европеоидом, А.П. Деревянко почему-то умалчивает, не только отвечая на вопросы С. Лескова, но и в своих научных публикациях.

    Чёткого указания на то, что «скифская царевна», мумия которой обнаружена несколько лет назад на Алтае, — русоволосая и ярко выраженного европеоидного типа, вы тоже нигде не найдёте.

    Лично мне понятно, почему А.П. Деревянко стал академиком. Потому что всю жизнь распускает о России такую вот небывальщину: «500–600 лет Восточная Европа по всем показателям находилась на задворках Западной Европы»[12].

    Историк А.П. Деревянко не поправил С. Лескова и тогда, когда тот три раза соврал в пространстве одного абзаца: «На рубеже XVIII–XIX веков Россия в представлении многих западных мыслителей была самой притягательной и прогрессивной страной. В кабинете Франклина стоял бюст Александра, а мадам де Сталь чуть ли не молилась на Россию».

    Во-первых, какой же из российских императоров-Александров имеется здесь в виду? В кабинете Бенджамина Франклина, годы жизни которого 1706–1790, не мог стоять даже бюст Александра I, вступившего на престол в 1801 г.

    Во-вторых, на Западе никогда не прекращалось создание антирусских мифов, а рубеж XVIII–XIX вв. печально характерен как раз тем, что процесс этот окончательно оформился именно на рубеже XVIII–XIX вв., к чему, в-третьих, приложили руку баронесса Анна Луиза Жермен (Сталь-Хольштейн), написавшая книгу «Записки о России» (1812), и маркиз Астольф де Кюстин — автор сочинения в 4-х томах «Россия в 1839 году» (1843).

    Мадам де Сталь: «Русские любят воевать, для них страшно важно завоёвывать все соседние народы… Потому их собственная земля лежит в запустении. В общем, у немцев дороги плохие от романтизма, а у русских — от свинства».

    «Де Кюстин рано проявил интерес к путешествиям по Европе… В 1839 году по личному приглашению императора Николая I этот убеждённый монархист и мастер дорожного очерка посетил Россию. Николай I откровенно рассчитывал, что Кюстин напишет хорошую книгу о России… это был бы хороший «пиар».

    Впечатления маркиза о николаевской России легли в основу книги «Россия в 1839 году». Книга в 4-х томах вышла в 1843 году во Франции. Однако оказалось, что это был «пиар» наоборот: Россия маркизу де Кюстину категорически не понравилась. И мало того, что не понравилась…

    Фактически маркиз завершил то, что начала мадам де Сталь — формирование чёрного политического мифа о России. Дороги плохие, а местные варвары их не ремонтируют. Лошади скверные, езда медленная. Правда, в одном месте лошади оказываются слишком раскормленными, в другом — слишком тощими… Но в любом случае — какие-то они не такие, как нужно.

    Женщины в России некрасивые, офицеры мундиры носить не умеют, мужики дикие, деревни нищие, леса густые и слишком заросшие, зимой слишком холодно, а летом слишком жарко. Печи русские топят скверно, еда невкусная, пьют то ли слишком много, то ли просто пить не умеют, и всё время напиваются допьяна. Деревни и провинциальные города некрасивы… Петербург тоже некрасив. В общем, гадкая страна и скверный, порочный народ»[13].

    Владимир Медынский, профессор МГИМО МИД РФ, доктор наук, депутат Госдумы IV и V созывов, в своих книгах ищет и находит истоки антирусских мифов и блестяще их разоблачает. В странах Запада сочинение Кюстина выдержало 79 (!) изданий.

    Казалось бы, академик А.П. Деревянко, ученик А.П. Окладникова, занимающий в науке столь высокий пост, должен показывать пример, как надо защищать честь и достоинство Руси-России, но, увы…

    2

    «Русских в Сибири до Ермака не было!», «Сибирь — земля неисторическая!». Эти лозунги-измышления принадлежат агенту Ватикана, члену Петербургской академии наук, немцу на русской службе Герарду Фридриху Миллеру (1705–1783), русофобу и норманисту, в течение 10 лет (1733–1743) уничтожавшему следы древней русской цивилизации на территории Западной и Восточной Сибири — Тобольска, Тюмени, Тары, Туринска, Омска и др., а также Приуралья.

    Этого «учёного» ненавидели М.В. Ломоносов и С.П. Крашенинников, однако любят и почитают, как «отца истории Сибири» многие учёные РАН Сибири и Дальнего Востока.

    Вы почувствуете энергетическое усиление этих лозунгов, по мере того, как будете продвигаться от Урала к берегам Тихого океана. Если великий Г.Ф. Миллер так отозвался о Сибири, то Дальний Восток и вовсе «неисторический», никаких русских до Ермака в той местности тем более не могло быть! К тому же, никто иной, как Миллер и К°, сварганили для России историю длиной всего в 1000 лет.

    Изыски Г.Ф. Миллера переводили, читали и пользовались его лексикой за границей. «Неисторические земли» заселяли, оказывается, «неисторические народы». «Неисторические народы» — это, по выражению философа Гегеля, — славяне. На это выражение обратил внимание один из крупнейших в мире учёных-славистов Сергей Лесной в книге «Откуда ты, Русь».

    Казалось бы, в связи с появлением в Срединной империи карт, включающих в состав Китая Сибирь и русский Дальний Восток, нужно быть поосторожней с подобными постулатами.

    Поскольку Китаю, согласно всемирной истории человечества, 8000 лет, значит, подданные Пекина, который, в отличие от Москвы, географически значительно ближе к Сибири и Дальнему Востоку, просто не могли не окультурить эти пространства при полном отсутствии истории и культуры у русских до 988 г. н. э., т. е. до крещения Руси.

    Однако всё больше накапливается фактов, опровергающих эти ложные измышления. Тем не менее, вопреки им, прокитайская пятая колонна в российской исторической «науке» прямо-таки упивается своей безнаказанностью.

    Востоковед В.Л. Ларин предлагает в качестве «доказательства» принадлежности Приморья Китаю «проверить это по любой старой китайской карте». Не существует в Китае ни одной книги, ни одной рукописи, ни одной карты, изданных на бумаге, произведённой ранее XVIII в. н. э.[14]!

    Как будто этому китаисту неведома давняя китаецентристская идеология великоханьцев, по которой самые совершенные люди на Земле — это китайцы, а все остальные народы мира — «рабы и варвары, временно ускользнувшие из-под власти Срединной империи».

    В карты Китая включаются не только русские территории, но и территории других народов. Самый грязный нищий в Китае может плюнуть в сторону европейца и сказать: «Ты — варвар!».

    Разумеется, не все историки Дальнего Востока и Сибири согласны с Миллером. С манзой ведёт борьбу директор Музея аборигенных культур в Хабаровске Николай Евдокимович Спижевой после вопиющего случая, произошедшего в окрестностях Николаевска-на-Амуре в 2001 г.

    На археологических раскопках культурных слоёв, относящихся к I тыс. до н. э., Николай Евдокимович обнаружил в мусоре, оставшемся после археологов… скульптурную фигурку женщины европеоидного типа.

    Фигурки людей монголоидной внешности были «приобщены», а европеоидной — выброшена. Ваятель «Амурской Нефертити», искусно обыграв вкрапление красноватого оттенка в граните, изобразил её рыжеволосой.

    Тем не менее, «археологи» оказались невозмутимы: «Так ведь сказано же: никаких европеоидов в то время на Амуре быть не могло!». Откуда же фигурка? «Неважно, откуда, главное — мы, историки, полагаем, что её здесь быть не может!».

    Николай Евдокимович начал бескомпромиссную борьбу за спасение «Нефертити», которая продолжается 7 лет.

    Весьма преуспели в травле учёного на историческом факультете ДВГУ. Спижевой сам-де эту фигурку и подсунул в кучу мусора! Спижевой, мол, смеет утверждать, что «Амурская Нефертити» и скульптурный портрет царицы Древнего Египта Нефертити выполнены по одним и тем же эстетическим законам! Какая наглость!

    Мало того, Спижевой уверен, что оригинальная Кондонская культура (обнаружена в 100 км севернее Комсомольска-на-Амуре) к нижнеамурским нанайцам отношение не имеет, т. к. неожиданно, прервав самою себя в IV в. до н. э., всплывает в «клину» между… Окой и Волгой. Такого тоже не может быть никогда!

    Не в силах противостоять в одиночку таким «историкам», Н.Е. Спижевой сейчас перебирается на постоянное местожительство во Владимирскую область.

    3

    На юге Дальнего Востока, включая Приморский и Хабаровский края, Амурскую область, а также Маньчжурию и Северный Китай, существовала великая цивилизация чжурчженей (X-ХШ в н. э). Ей предшествовало государство Бохай, не менее выдающееся.

    Империю, подобную, возможно, своим величием Древнему Египту или Древним Этрускам, надо было вписать в уже написанную всемирную историю человечества.

    Ни академику А.П. Окладникову, ни его ученикам — «маленьким историкам» — к сожалению, не пришло в голову предположить, что Империя чжурчженей была великой русской цивилизацией на востоке Азии. Для этого нужны были научная дерзость и гражданское мужество, которые им вовсе не присущи.

    Появившимся в этом направлении новым идеям предстояло бы продраться сквозь липкую паутину очень короткой — 1000-летней — официальной истории Руси-России на фоне 8000-летней истории Китая, с бесспорным отсутствием русских в Сибири до Ермака, да ещё с 300-летним татаро-монгольским игом.

    Выдвинуть такую гипотезу у А.П. Окладникова были все основания. Но «историки» пошли по предательскому пути: они не увидели в империи чжурчженей даже намёка на русский ствол, по-видимому, давший мощные корни во времени и пространстве.

    Самих чжурчженей они исторически похоронили — их государство, дескать, в конце 1230-х гг. разгромил Чингисхан, города сровнял с землёй, а всё население поголовно вырезал.

    Если с Киевской Русью и окрестными русскими княжествами Чингисхан управился за один сезон, то «дело» с чжурчженями растянулось у него на целых 38 лет: раскопки ведь однозначно показывали интеллектуальную и техническую мощь чжурчженей.

    Чудом сохранились, как пишут «историки», небольшие группы из многочисленного населения Империи, в страхе разбежавшегося по тайге.

    Современные малочисленные народности Приморья и Хабаровского края — нанайцы, удэ, негидальцы, тазы, нивхи и др. — это, дескать, и есть утратившие своё былое могущество и высокую культуру («одичавшие») потомки тех разгромленных монголами чжурчженей.

    Уж более десяти лет прошло, как появилась блестяще доказанная академиком РАН, профессором МГУ А.Т. Фоменко и коллективом его единомышленников концепция Новой хронологии всемирной истории, по которой 300-летнее «татаро-монгольское иго» и на Руси, и в других странах — это глобальный исторический подлог.

    Татаро-монгольская империя на самом деле — ВЕЛИКАЯ «МОНГОЛЬСКАЯ» ИМПЕРИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ РУСИ! Она была империей русов, а не тех «монголов», которые, как и их нынешние потомки, 800 лет назад мирно пасли своих овец в пустыне Гоби и даже не думали на кого-либо нападать.

    Великая «Монгольская» империя средневековой Руси одновременно была Всемирной империей, и возникла она не в результате завоевания территорий, а являла собой в общем-то добровольную конфедерацию народов, ставившую перед собой большие созидательные задачи.

    Жаль, что среди дальневосточных «специалистов» до сих пор нет попытавшихся углубить (или опровергнуть!) «Новую Хронологию» А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, относящуюся, в том числе, и к средневековой истории наших дальневосточных территорий, а также Китая. Тогда появился бы хоть какой-то «оживляж».

    Что мешает им сделать такое вот предположение: а не называли ли когда-то русов-славян Приморья и Приамурья журами? Может быть, журы — это одно из забытых ныне имён народа русов, находящегося в том же ряду, что и венеды, вятичи, скифы, сколоты, сарматы и мн. др., которые тоже русы[15].

    Почему журавль называется журавлём? Вероятнее всего, своё название тотемная птица русов ЖУРавль получила по имени русов — ЖУРов. Вот, что известно о самой этой птице. Оказывается, очень красивый вид журавля — крупный журавль-стерх — обитал в Сибири и на юге Дальнего Востока.

    «Есть именно в этой земле (Сибирской. — О.Г.) птица: ноги у неё похожи на журавлиные, только длиннее журавлиных, высокие, до пояса человеку, красные, яркие, светятся, словно драгоценный камень; а перья алые, но маховые на крыльях и в хвосте у той птицы перья чёрные, шея вытянутая, нос алый, клюв чёрный, нос её похож на змеиную голову[16]; а питается рыбой; а на ногах лапы, как гусиные, а перья и ноги у той птицы очень богаты оттенками; а ростом, если вытянется и шею подымет, — с взрослого человека»[17].

    Это впечатляет. Как будто мы имеем дело не с летописью, а перед нами сказка П.П. Ершова «Конёк-горбунок» с её Жар-птицей.

    Символическое изображение крупной птицы со «змеиной» головой и длинными ногами мы во множестве встречаем в древнейших орнаментах и украшениях из бронзы, золота, железа и даже камня. Ясно, что это изображения весьма почитаемой у всех славянских народов какой-то тотемной птицы.

    В наших народных мифологических образах есть несколько тотемных животных. Это медведь, волк и тур. Из птиц — журавль и аист. Значит, странная птица в древнейших орнаментах — это или журавль, или аист.

    Однако исследователей русской дохристианской культуры смущает то обстоятельство, что сегодня птицы, похожей на изображаемую в орнаментах, в природе нет. В Сибирской летописи птицу ростом с человека сравнивают с журавлём. Поэтому будем считать, что речь идёт всё-таки о журавле.

    Мысль о том, что почитаемый ныне журавль с «нормальной» головой и «нормальным» длинным клювом — это есть вынужденная замена, ввиду исчезновения «змеиного» журавля, никому не приходила в голову. Всем думается, что «змееголовость» — это результат мифологизации, что это сказочный Феникс.

    Образ Феникса тоже одинаков во всех регионах мира, как будто художникам «позировал» один и тот же «натурщик». Приведённый отрывок из Сибирских летописей меняет ситуацию: «птица Феникс» существовала не в мифах, а в реальности! И именно у него была «змеиная» голова!

    Нам повезло: уникальные фигурки (скорее скульптуры) птицы из обожжённой глины с характерным «носом, похожим на змеиную голову», можно увидеть в археологическом музее села Сергеевка Партизанского района Приморского края.

    Этой радости мы обязаны его создателю и хранителю Семёну Никитичу Горпенко, который неоднократно находил фигуры «Фениксов» в земле Южного Приморья. Одну фигуру он подарил в Приморский краеведческий музей им. В.К. Арсеньева во Владивостоке, где она тоже выставлена.

    Стилизованное скульптурное изображение сибирского журавля-феникса обнаружено и в земле Китая (см. илл.).

    По всей видимости, такая птица была распространена на всей Руси Великой. Куда же она пропала? Как тотемную («языческую») птицу русов её подвергли «христианизации», т. е. целенаправленно истребили.

    «Змееносый» журавль-стерх интенсивно уничтожался, видимо, и за Уральским хребтом по наущению христианских священников, устремившихся в Сибирь за Ермаком. Есть надежда, что в немногих экземплярах он ещё есть в самых глухих уголках уссурийской тайги.

    Люди стали почитать похожих на «Феникса», если не принимать во внимание размеры и форму головы, птиц — ныне живущих журавля и аиста.

    Однако так не считают «специалисты», которых ни столь интересная запись в Сибирских летописях, ни находки народного подвижника-русича С.Н. Горпенко в Приморье никогда не интересовали.

    4

    В целях уничтожения следов активного присутствия русских в древней и средневековой истории человечества, «специалисты» ничем не брезгуют. Например, хитроумными манипуляциями с буквами. К русскому корнеслову «жур» востоковеды добавляют «ч».

    Появляется «ч» и в китайском слове-слоге «жень» — человек. Этноним чЖУРчЖЕНЬ — это непереводимая лингвистическая абракадабра. Возможная в данной ситуации русско-китайская конструкция — ЖУРЖЕНЬ.

    В целом «журжень» можно перевести, как «журов человек», т. е. журженями называли инородцев-азиатов, проживающих на территории русов-журов и находящихся под их покровительством в полосе Великого Турана Древней Руси.

    Для ясности: в переводе с китайского «джунгожень» — это «срединного царства человек» или «китаец» (джунго — срединное царство, жень — человек). Согласно китайской грамматике, существительное, стоящее впереди другого существительного, является прилагательным.

    Замечу также, что правильно не «маньчжур», а МАНЖУР. Здесь оба протокорня — «ман» и «жур» — русские, и в целом слово означает: «вождь, руководитель журов». Манжур и Жур это имена-синонимы одного и того же народа — русского.

    Административная и военная ставка-столица природных (т. е. имеющих к тому генетически обусловленную предрасположенность) руководителей журов-манжуров — находилась в окрестностях нынешнего города Уссурийск. Манжурия — это одно из названий территории русов, проживающих севернее Великой «китайской» стены — в Восточной Сибири, в том числе на территории современных Приморья и Приамурья. На борту первого парохода («транспорта»), появившегося на тихоокеанском побережье России в 1860 г., написали «Манджур», т. е. тоже исказили, но не так грубо.

    «…мы придерживаемся упрощённого написания имени манжуров. Так писали ещё в XVIII веке, например, в изданном в 1795 году в Санкт-Петербурге «Поучении» хана манжурского и китайского Кансия под названием “Государь друг своих подданных…”»[18].

    Моя гипотеза: журженями («чжурчженями») русы-журы когда-то называли своих «протеже» — монголоидные народности юга русского Дальнего Востока.

    Ответ на вопрос, была или не была добавлена буква «ч» к корням «жур» и «жень», для исторической правды имеет принципиальное значение. Понятно, авторы подобных махинаций себя не рекламируют. Однако мне повезло: неожиданное подтверждение своей гипотезы я нашёл в Интернете, где была размещена статья В.А. Чудинова «Чжурчжени — этнос на окраине Средневековой Руси».

    Валерий Алексеевич Чудинов — академик РАН, профессор, крупнейший специалист по славянской мифологии и палеографии, автор книг «Священные камни и языческие храмы древних славян» (2004), «Русские Руны» (2006), «Вернём Этрусков Руси» (2006), «Вселенная русской письменности до Кирилла» (2007) и сотен публикаций.

    Я обратился к Валерию Алексеевичу с просьбой разрешить мне целиком процитировать его статью в книге. Такое разрешение на эксклюзивное цитирование я получил.

    Валерий Алексеевич любезно выслал компьютерную распечатку статьи и качественные иллюстрации к ней, т. к. интернетовские иллюстрации оставляли желать лучшего. Вот эта статья.

    В.А. Чудинов

    Чжурчжени- этнос на окраине средневековой Руси.

    Поводом для данного исследования послужило существование на Дальнем Востока музея, отражающего существование там в средние века государства чжурчженей, на основании чего китайцы-экскурсанты делают вывод о том, что когда-то эти земли принадлежали Китаю. А, следовательно, их когда-то придётся вернуть Китаю назад.

    Вообще говоря, русские памятники древности во многих местах позднее переоткрывались многими народами. Так, например, Стоунхендж в Великобритании был создан русскими в III тысячелетии до н. э. Однако русские оттуда ушли, место заняли иберы, а в начале I тысячелетия до н. э. туда пришли кельты. И сейчас данный памятник считается кельтским.

    На Кольском полуострове русские монументы из горизонтальных плит (сеиды) стали позже почитаться местным населением, саамами, лопарями и вепсами, а ныне русские учёные считают их соответственно памятниками данных народов.

    Вполне возможно, что нечто подобное произошло и на Дальнем Востоке, где на исконно русские земли пришли чжурчжени, которые и придумали свои объяснения русским артефактам разного рода. Однако прежде, чем выносить какие-либо суждения по рассматриваемой проблеме, хотелось бы определиться, где и когда существовали на Дальнем Востоке чжурчжени.

    К какому периоду относится государство чжурчженей

    В обычных учебниках встретить упоминание данного государства почти невозможно. Однако археологическая литература о нём упоминает и даже даёт образцы находок. Я имею в виду статью Н.Г. Ар-темьевой «Исследование городищ в Приморском крае» (APT, с. 200–202). Вот, что она пишет:

    «Археологический отряд ИИАЭ народов Дальнего Востока ДВО РАН продолжил исследование Краснояровского, Шайгинского и Южно-Уссурийского городищ, датируемых XII–XIII веками — временем существования чжурчженьской империи Цинь (1115–1234 гг.).

    Краснояровское городище расположено в 5 км к югу от г. Уссурийска, на правом берегу реки Раздольной» (APT, с. 200). Таким образом, даётся и время существования государства чжурчженей (с точностью до года), и локализация археологических находок.

    О находках мы читаем на следующей странице: «Собран интересный вещевой материал. В первую очередь это эпиграфические находки — эталонные гири (рис. 25), которые ещё подтверждают верхнюю границу существования памятника — XIII век — время образования на территории Приморья чжурчженьского государства Восточное Ся (1215–1234)» (APT, с. 201).

    Что мне нравится в творчестве археологов — это отсутствие сомнений по поводу атрибуции любых найденных предметов. В данном случае Н.Г. Артемьева не только абсолютно точно знает, что перед ней находится гиря (хотя ни по форме, ни по декору данный предмет на гири совершенно не похож), но и что гиря эталонная (видимо, ей удалось побывать в метрологическом центре государства Восточное Ся и сравнить данный предмет с хранящимися там эталонами).

    Да здравствует отечественная археология!

    У меня, правда, дело обстоит много хуже, поскольку я вижу не только китайские иероглифы (кстати сказать, не прочитанные археологом, хотя археолог должен был бы показать данные надписи синологам), но и массу чисто русских надписей, выполненных как протокириллицей, так и руницей. Наиболее богата надписями нижняя кромка, где можно прочитать много интересного.

    Фрагменты я нумерую с первого по восьмой. На первом фрагменте читаются слова: ЮГА МИР ОКРУЖИН А, а на втором — РОССОВА ШУРШЕНИЕВА. Это можно понять как: ЮЖНЫЙ ОКРУГ МИРА: РУССКИЙ ЧЖУРЧЖЕНИЕВ. Иными словами, перед нами русская территория, занимаемая в XII–XIII веках дружественным народом, чжурчженями, которых русские называли ШУРШЕНЯМИ. От этого, однако, статус данной территории, как русской, не менялся.

    На третьем и четвёртом фрагментах я читаю надписи в прямом и обращённом цвете МАСТЕРСКАЯ МАРЫ. Из этого следует несколько важных выводов: во-первых, предмет является русским по изготовлению. Во-вторых, он имеет отношение к ритуалу погребения, а вовсе не к торговле и потому никак не может быть разновидностью гирь, тем более, эталонных. В-третьих, чжурчжени хоронились по русским канонам, иначе услуги мастерской Мары им вряд ли понадобились.

    На пятом фрагменте можно прочитать слово КУЛОН, что и является подлинной атрибуцией данного предмета. Слово КУЛОН является чисто русским, от корня КУЛ (круглый) и увеличительного суффикса — ОН. Иными словами, КУЛОН — это «большой кругляш».

    Так что, я ещё раз поздравляю Н.Г. Артемьеву с тем, что она приняла кулон за «эталонную гирю»; и поскольку я давно привык к мифологии от лица РАН, меня подобная мифическая атрибуция совершенно не удивляет.

    На шестом фрагменте в прямом и обращённом цвете можно прочесть слова ПОРУСЬЕ МАРЫ И ЯРИЛА. Тут интересно каждое слово. Под Порусьем вообще понимается окраина Руси, куда заселялись другие народы. Сначала я понимал под ПОРУСЬЕМ только территорию Пруссии, окружавшую Вагрию, как собственно Русь (позже эта Русь стала Микулиным Бором, а ещё позже — Меклен-бургом в составе Германии, тогда как ближняя Пруссия была занята балтскими племенами).

    Затем я выяснил, что и на территории Северной Италии находилось своё Порусье, имя которого стало произноситься как Перузия, а потом — как Перуджи. Здесь под Русью имелась в виду Этрурия, состоявшая преимущественно из русских.

    Теперь нашему изумлённому взору открывается третье Порусье, дальневосточное, где Русь была окружена, в частности, чжурчженями.

    Вся южная Евразия, от Средиземного моря до Дальнего Востока называлась Русью Яра. Однако Китай понимался, как «мир Мары». Поэтому порубежье Руси и Китая совершенно правильно названо тут ПОРУСЬЕМ МАРЫ И ЯРИЛА.

    На седьмом фрагменте я читаю слова КОСТЁР МАРЫ, а на восьмом — НАШ КРАЙ РУСИ. Из этого следует, что кулон был предназначен для трупосожжения, а не трупоположения, как это было принято именно на Руси; кроме того, тут чётко написано, что данное Порусье является просто одним из краёв Руси. Что и требовалось доказать.

    Помимо кромки, надписями являются и орнаменты справа и слева, которые я читаю БОГА ЯРА РУСЬ. И она тоже абсолютно верна, ибо Дальний Восток с позиций древней географии представляет собой именно Ярову Русь.

    Чтение оборотной стороны «гирьки»

    Можно прочитать и оборотную сторону «гирьки». Опять-таки, если перенумеровать фрагменты, то читаются такие слова: фрагмент первый: ЯРА РУНА, РОДА И ЯРА. Иными словами, речь идёт о РУНАХ РОДА, то есть о протокириллице. А поскольку ипостатью Рода в более позднее время был Яр, то РУНЫ РОДА часто назывались РУНАМИ ЯРА. И действительно, все подписи (кроме орнамента оборотной стороны) выполнены протокириллицей.

    Второй фрагмент приносит слова РУСЬ ЯРОВА. Это — подтверждение надписи на лицевой стороне о том, что Дальний Восток — не Китай (МИР МАРЫ), а всё-таки Русь. На третьем фрагменте можно прочитать слово КНЯЖЕСТВО, на четвёртом — ЯРА ЖУРЖЕНЕЙ, на пятом — КНЯЗЯ ЯРА, на шестом — РУСИ И КИЕВА РЮРИКА (Ю — зеркальное).

    Пожалуй, это — самая информативная часть надписи. Из неё мы узнаём, что в это время княжил Яр не только всей Руси, а заодно и Киева. В приведённые хронологические рамки (если они верны) попадает князь киевский Ярополк II (годы княжения 1132–1139). Так что Русь в то время имела и подчинённые ей княжества на востоке.

    Это меняет все представления о том, что Русь вышла за пределы Волги в Сибирь и на Дальний Восток только к концу XVI века. Заметим, что княжество Восточное Ся тут называется уже княжеством не шуршеней, а ЖУРЖЕНЕЙ (выделено мной. — О.Г.), что фонетически ближе к современному прочтению.

    Заметим также, что термин КИЕВ поясняется — КИЕВ РЮРИКА; вероятно, городов с именем КИЕВ было несколько. Заключительный, седьмой фрагмент ещё раз резюмирует: РУСЬ ЯРА, ЯРА. Сомнений не остаётся: Восточное Ся — зависимое от Руси княжество.

    Можно также прочитать и узор, который гласит: РУСЬ ЖУРЖЕНЕЙ — ТО НЕ РУСЬ. Видимо, речь идёт о том, что хотя территориально государство чжурчженей находится в Яровой Руси и подчинено русскому князю Яру, всё же по культуре оно отличается, и с полным правом отнести его к Руси нельзя.

    Иными словами, ситуация там была примерно такой, как в наши дни на территории, например, республик Поволжья, которые, хотя и входят в Российскую Федерацию, но имеют свой язык, флаг и герб.

    Таким образом, русское чтение данной надписи вполне удалось. Прочитаны все элементы надписи, не осталось ни одного штриха, не входящего в какой-либо знак руницы. Получен русский текст, осмысленный не только на уровне каждого слова, но и фраза в целом тоже получилась вполне осмысленная.

    Сильное воздействие здесь вызывает само упоминание имени бога Яра, содержащееся в данной надписи.

    Заключение

    Рассмотренные документы позволяют сделать следующие выводы.

    1. Ещё в XIII веке, во времена Ярополка II, Русь включала в свои владения весь Дальний Восток. Вероятно, миссия Карамзина по русским монастырям была предпринята главным образом для того, чтобы скрыть этот факт и изъять все документы, могущие его подтвердить.

    Романовым было крайне невыгодно видеть Рюриковичей правителями огромной державы, поэтому расширение Руси до Сибири было приписано самому последнему Рюриковичу, Ивану Грозному, да и то, скорее не ему, а Ермаку Тимофеевичу.

    Однако Карамзин только завершил изъятие документов, которое началось, видимо, при «тишайшем» Алексее Михайловиче. Это объясняет тот факт, что его сын Пётр I уже не знал истинных границ Российской Империи на востоке и вынужден был отправить для выяснения этого факта экспедицию В. Беринга.

    2. Государство чжурчженей возникло с разрешения русского князя и на русской территории.

    3. Переписка в этом государстве велась на русском языке.

    4. На основании сказанного, Китай не может иметь никаких претензий на Дальний Восток Руси.

    5. Письмо чжурженей — великолепный пример русско-китайской межкультурной коммуникации.

    Литература

    APT: Артемьева Н.Г. «Исследование городищ в Приморском крае» // Археологические открытия 2000 года. М., «Наука», 2001, 328 с.; с. 200–202.

    * * *

    Спасибо вам, дорогой Валерий Алексеевич!

    Читатель иногда спрашивает, а возможны ли в древних надписях столь малые «кегли»? Ответ: ещё как возможны, потому что разрешающая способность глаз наших предков и вблизь, и вдаль была гораздо выше разрешающей способности глаз современного человека. Наиболее «глазастые» видели поверхность планет: Марса и Венеры!

    Если в XVIII веке металлическую блоху подковывали без «мелкоскопа», то в XIII веке, надо полагать, тоже бы подковали! А в качестве инструмента использовались тончайшие алмазные резцы.

    Кроме того, можно предположить, и ниже это вполне подтвердится, что Дальневосточная Русь и Русь Киевская — это не только названия двух областей единого русского государства, а Русь Дальневосточная в какой-то период существования Великой «Монгольской» империи Средневековой Руси была не менее, если не более, значительней, чем Русь Киевская по простой причине: тут открывалась прямая океанская дорога в страны Тихоокеанского бассейна, в то время как жителям Киева, чтобы выйти в Атлантический океан, надо было предварительно спуститься по Днепру в Чёрное (Русское) море, а потом пройти через его западные проливы и Средиземное море.

    Попробуем беспристрастно разобраться в том, почему дальневосточная историческая «наука» оказалась совершенно бессильной перед китайскими политиками и «историками», включившими в карту своего «Срединного государства» территории Сибири и русского Дальнего Востока?

    5

    …На следующий же день после начала известных событий на уссурийском острове Даманский в марте 1969 г. нас, офицеров запаса, призвали на военные сборы в Комсомольск-на-Амуре; военную форму не выдали, но на казарменное положение перевели.

    Сразу после завтрака мы стреляли из пистолета «ПМ» и автомата Калашникова, а после обеда — слушали лекции подполковников КГБ о Поднебесной империи. Поскольку того требовала создавшаяся ситуация, то они были очень правдивы. Информация из их уст о Китае и китайцах ошеломила.

    Они говорили, что ЦК КПК и ЦК ВКП(б) так сдружились, что в ЦК ВКП(б) приказали НКВД-КГБ «в знак особо доверительной дружбы» ликвидировать в Китае нашу разведывательную сеть. Мало того, правительству КНР были выданы списки наших информаторов и агентов среди этнических китайцев, живущих в Китае, которые были вырезаны вместе с семьями.

    Но с раннего детства я, как и все советские люди, слышал о народе-«брате» только хорошее. Тогдашняя пропаганда подводила нас к мысли, что в союзе с полумиллиардными по своей численности китайцами нам, русским, можно больше не опасаться американцев, разжигающих третью мировую. И потому, снимая с себя последнее, наш народ согласен был щедро помогать Китаю.

    Через неделю нас отпустили, но возникшее стремление изучать Китай и китайцев у меня сохранилось на всю жизнь. Через год это желание укрепили во мне встречи и беседы с известным на Дальнем Востоке писателем-историком Всеволодом Никаноровичем Ивановым — бывшим белоэмигрантом, прожившим 23 года в Китае и изучавшем его.

    Я узнал, что в России самая сильная синология — наука о Китае, фундаментальные основы которой заложил Никита Яковлевич Бичурин, в монашестве Иакинф (1777–1853). В числе многих китаеведов приложил руку к изучению Китая ещё один российский церковнослужащий — Пётр Иванович Кафаров, в монашестве Палладий (1817–1878).

    До появления трудов по «Новой Хронологии» я как-то не придавал значения обилию церковников, отдавшихся науке, — не математике, не физике и не химии (как, например, католики-священники на Западе), а истории и филологии, да ещё и китайской.

    Я был уверен, что, находясь на территории Китая, они много-много лет выполняли обязанности миссионеров, а наука была для них своего рода «хобби». Однако никто нигде не читал их отчётов о потраченных деньгах: где же если не сотни тысяч, то хотя бы одна тысяча китайцев, принявших христианство из их рук?

    Где в Китае такое же множество православных храмов, как, например, буддистских? Зато книг по истории Китая они написали и издали завидное для современных синологов количество. Прямо-таки китаеведческий ренессанс какой-то случился в России в первой половине XIX века!

    Далее, почему руководство Российской Греко-Православной церкви (РГЦП) сосредоточивалось именно на Китае, а не организовывало подобные «научно»-миссионерские центры, ну, если не в Индии и Америке, то хотя бы в Персии и Средней Азии, т. е. в прилегающих, как и Китай, к южным границам России государствах?

    Напрасно вы будете искать ответы и на эти вопросы.

    Полезно начать с самого короткого обзора официальной информации об итогах деятельности и «первосвященников» от российской синологии, и их многочисленных последователей, а также о роли их «научных» трудов в освещении древней и средневековой истории наших восточный территорий.

    «Выдающуюся роль в истории изучения древних и средневековых народов Дальнего Востока сыграли труды русских востоковедов Н.Я. Бичурина, В. Горского, В.П. Васильева, П.И. Кафарова. Для нас наибольшую ценность представляют те их работы, основанные на летописях, в которых говорится о чжурчженях и в особенности о северных»[19].

    «П. Кафаров поставил своей целью освещение истории Приморья на основе не только китайских, но также корейских и японских источников. Он пытался… определить местонахождение древних укреплений и городов, выяснить их названия и историческую и этническую принадлежность»[20].

    Читателю, надеюсь, понятно, о каких летописях идёт речь — главным образом о китайских. То есть получается, что именно китайские летописи рассказали нам о журженях и манжурах, о древней и средневековой истории Приморья, они же задали направление мысли последующим поколениям российских «историков», впоследствии теоретически отдавших все наши зауральские территории Китаю!

    Ну, а откуда же взялись летописи у самих китайцев?

    Согласно новейшим исследованиям, история Китая начала создаваться после того, как была написана лживая, необоснованно удлинённая в глубь веков история стран Западной Европы, якобы берущая своё начало от «древней» Греции и «древнего» Рима[21].

    А написали её китайцам иезуиты-«просветители» из Ватикана, обосновавшиеся в Китае задолго до присоединения к России Приморья и Приамурья. Они же сочиняли китайцам «китайские летописи». Вот современный отзыв и об их качестве, и о правдивости описания древней и средневековой истории самого Китая:

    «Что же происходило на территории современного Китая ранее XVI века н. э.?

    Сегодня, по-видимому, на этот вопрос ответить уже не удастся, по крайне мере, на основании письменных источников. Сохранившиеся до нашего времени китайские летописи рассказывают нам о событиях на территории современного Китая, начиная лишь с эпохи XVI–XVII веков н. э.

    А первые их главы рассказывают не об истории современного Китая, а об истории Европы

    Мы отдаём себе отчёт в том, насколько будет трудно читателю расстаться с мифом о глубокой древности Китая и восточных цивилизаций в целом. Все мы издавна приучены к мысли о древности Востока по сравнению с Западом. Однако, в результате беспристрастного анализа приходится признать, что возраст восточной цивилизации примерно такой же, как и западной.

    Письменные источники в странах Востока находятся в гораздо худшем состоянии, чем на Западе. Если на Западе наука располагает старинными рукописями, восходящими к XVI–XVII векам н. э., и они доносят до современности европейскую историю, начиная приблизительно с X–XI веков (хотя и в искажённом виде), то в Китае ситуация много хуже.

    Здесь мы имеем письменные документы, относящиеся, по-видимому, лишь к XVII–XVIII векам н. э. Вряд ли мы сможем узнать что-либо о китайской истории ранее XIV века н. э. Тем более, что, как мы показали выше, окончательная версия «древней-китайской истории создана, вероятно, лишь в конце XVIII — начале XIX века н. э.»[22].

    Синолог Н. Я. Бичурин (Иакинф), кроме книг о Китае, был автором первого в России учебника китайского языка. Палладий (Кафаров) провёл 30 лет в Пекине в составе русской православной миссии. Вот сведения о нём:

    «Круг научных интересов К. был крайне разнообразен. Его переводы, исследования и описания посвящены изучению прошлого Китая, Монголии, истории маньчжур, киданей и других кочевых племён. Большое внимание К. уделял изучению истории связей Китая с другими народами, особенно истории русско-китайских отношений»[23].

    Надо полагать, Иакинфу и Палладию руководством РГПЦ было предписано войти в контакт с иезуитами и ни в коем случае не допустить разночтения в том, что уже написали китайцам о журах и манжурах, о Приморье, Приамурье и Манжурии «просветители» от Ватикана, с тем, что будет написано о них в российской истории. Разумеется, не во славу России, а в ущерб ей.

    Палладий, видимо, успешно утряс возникшие вопросы с иезуитами и, прихватив с собой «древние китайские летописи», на которых, надо полагать, едва просохла тушь, поторопился на только что присоединённые к России усилиями капитана русского флота Г.И. Невельского и генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н.Н. Муравьёва-Амурского, территории.

    «Поездка знаменитого синолога в 1870–1872 гг. из Пекина через Маньчжурию до Благовещенска, а затем через Хабаровск в Приморье, несомненно, ускорили организацию в 1884 г. во Владивостоке Общества изучения Амурского края. Работы П. Кафарова, а затем исследования членов этого Общества открывают качественно новый этап в истории археолого-этнографического изучения юга русского Дальнего Востока»[24].

    И Общество изучения Амурского края в заданном Кафаровым режиме начало прилежно трудиться. Печатные труды всех четырёх синологов, и прежде всего Бичурина-Иакинфа, исправно появляются в Санкт-Петербурге, начиная с 1828 г.

    Понятно: запахло «жареным»: а вдруг археологические раскопки и сохранившиеся в Приморье памятники и архитектуры, и жизнедеятельности русов расскажут правду о настоящей, а не выдуманной истории не только Сибири и русского Дальнего Востока, но и Руси-России в целом. И священник-китаист, засучив рукава своей рясы, становится ещё и… археологом: «Кафаров… в 1870-71 принимал участие в археологич. и этнографич. экспедиции в Уссурийский край, предпринятой Русским географическим обществом» (БСЭ, 1953).

    6

    Среди иллюстраций к этой главе вы увидите изображение не то людей, не то бесов. Один из них машет мотыгой, другой — вспахивает поле. Это фрагмент крупного панно, выполненного на стене Приморского Государственного музея (ПГОМ) им. В.К. Арсеньева, точнее — в зале, где расположена экспозиция, посвящённая государству бохайцев-чжурчженей I–XIII вв. Изображённые на панно крестьяне — якобы и есть чжурчжени.

    О том, что это не русские, а китайцы (интересно, на основании чего всё-таки?) можно судить по их одеянию и, главное — по причёске! В причёске-то и есть вся «научная» прелесть данной экспозиции. Имея в виду обитателей Приморья I–XIII вв. устроители этой экспозиции изобразили причёски китайцев… второй половины XVII- начала XX вв.!

    Эту уродующую человека причёску (выбривать голову спереди, а остававшиеся сзади волосы заплетать в косичку) насильно, в знак покорности себе, ввели в «моду» манжуры, завоевавшие Китай и севшие на китайский престол в 1644 г.

    Учёные устроители этого отдела не могли не знать этой подробности. Рассчитана эта «неточность» на часто посещающих музей китайцев, помнящих ещё эти косички, но не знающих, что введены они были всего лишь 350 лет назад.

    В этой экспозиции есть ещё одно панно — многокрасочное, несомненно, стоившее Музею больших денег, на котором изображены будни блистательной столицы чжурчженей, населённой не менее блистательными её жителями: тут и полководцы, и купцы, и какие-то чиновники. «Естественно», все они азиатской внешности и одеты в китайские костюмы.

    Из представленных в экспозиции археологических находок в Приморье преобладает те, которые приятны глазу китайца.

    В 2000-м, приехав в родной для меня город Владивосток, я услышал от друзей, что отдел чжурчженей Музея несколько раз в день превращают в импровизированную площадку для митингов китайцы-туристы; их может прибывать 5–6 групп в день.

    Отправившись в Музей, я спросил у пенсионерок — дежурных смотрителей этого отдела — правда ли это? Они ответили: «Совершеннейшая правда! Вы сами можете в этом убедиться».

    Очередная группа туристов из Китая не заставила себя ждать. Скука на лицах китайцев сменилась оживлением. Всё громче и громче они стали кричать: «Смотрите, смотрите! Русские сами признаются, что Приморье когда-то принадлежало нам, китайцам! Русские — это оккупанты! Пусть русские свиньи убираются отсюда!».

    Ко всему прочему, группу сопровождал не российский гид, а китайский. Возможно — практикующийся в антирусской пропаганде политработник НОАК. Он-то и подогревал митингующих.

    Во Владивостоке 2003-го я увидел, что русофобская вакханалия в Музее не прекращается. Бестактность посещающих его китайцев была всё та же.

    «В Москве разгорается скандал между Комитетом по туризму и китайскими экскурсоводами. Во время осмотра достопримечательностей московского Кремля экскурсоводы рассказывают о России, как о “варварском королевстве, незаконно отобравшем Дальний Восток и Сибирь у Китая”, передаёт “Эхо Москвы”. Поведение китайских экскурсоводов вызвало беспокойство в Ростуризме.

    Как отмечает доктор исторических наук Института стран Азии и Африки Константин Тертицкий, некоторым из китайцев присущ шовинизм. “Они считают, что их культура самая древняя, а все прочие народы находятся ниже их по уровню развития”, - считает Тертицкий.

    Чиновники намерены подключить к разбирательству ФСБ, МВД и федеральное правительство.

    Первый подобный инцидент произошёл несколько месяцев назад во время визита председателя КНР Ху Цзиньтао в Москву. Китайский ансамбль “Весна” готовился исполнить песню “Размышления о России”, наполненную сарказмом в отношении России, её жителей и политического устройства» (Newsru.com // «За Русское Дело» № 2/139, 2007).

    Можно с уверенностью предположить, что начала обкатываться-опробываться подобная схема поведения в России китайских туристов и их гидов во Владивостоке, в ПГОМ им. В.К. Арсеньева.

    Разумеется, редакция газет «За Русское Дело» и «Потаённое» и я, их главный редактор, не могли промолчать о деяниях прокитайской пятой колонны в ПГОМ им. В.К. Арсеньева. Соответствующего содержания открытое письмо было направлено губернатору Приморского края.

    Губернатор, как это принято, перенаправил письмо в критикуемый нами Музей. Откуда вскоре пришёл ответ (исх. № 287 от 27.12.06):

    «Уважаемый Олег Михайлович! Дирекция ПГОМ им. В.К. Арсеньева, которой была передана копия Вашего открытого письма от 15.11.2006, не может согласиться с Вашими выводами об экспозиции «Археологическое прошлое Приморья» ПГОМ им. В.К. Арсеньева.

    Вы утверждаете, что в нашем музее «умышленно в китайском духе оформлен отдел «Государство чжурчженей» и что дирекция музея, конечно же, не может не знать, на интересы какого государства работает экспозиция этого отдела».

    Позвольте познакомить Вас с основными положениями концепции критикуемой Вами экспозиции. Хотелось бы отметить, что консультантами данной экспозиции выступили ведущие научные сотрудники Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Российской Академии наук» (выделено мной. — О.Г.).

    Директором этого Института является д.и.н. китаист В.Л. Ларин — персонаж, с описания «научной» позиции которого мы начали эту главу.

    Заканчивается ответ из Музея так:

    «Уважаемый Олег Михайлович, вы позиционируете себя, как публицист и в то же время даёте оценку в той области, в которой недостаточно компетентны.

    Учёный секретарь ПГОМ им. В.К. Арсеньева (подпись) Москвитина С.П.».

    Кто же конкретно подготовил для России «подарок» в ПГОМ им. В.К. Арсеньева, в письме почему-то не указывается.

    В октябре 2007 г. я снова посетил Музей, где в экспозиции, рассказывающей о чжурчженях, увидел табличку такого содержания:

    «АРХЕОЛОГИЯ ПРИМОРЬЯ. Авторы научного проекта Давиденко Т.И., Клименко И.Н.

    Научный консультант: Ивлиев А.Л. - зав. сектором средневековой археологии Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН.

    Автор архитектурно-художественного проекта: Приходько Г.В. - член Союза художников РФ.

    Художники-исполнители: Санников В.А., Большаков Н.Е., Мястовский П.И. - члены Союза художников РФ, Свиридова А.П., Кузнецова Г.А.».


    Примечания:



    Глава 2. Манза: рускофобский оскал

    «Даже ад, вероятно, имеет своих консерваторов, которые, заняв лучшие места и боясь потерять их, противятся всяким новшествам».

    (П. Бови)
    >

    1

    Манза… Так называют в странах Востока биологическую помесь китайцев с некитайцами. Так же называют некитайцев, заражённых умилительно-восторженным отношением ко всему китайскому. По научному их ещё называют «синофилами». К манзе относят также подкупленных китайцами подданных других стран.

    Пора заговорить о том, что существует и стремительно плодится российская манза. Это не только дети русских женщин, рожающих от китайцев. Это и преступное сообщество учёных-«историков», которые теоретически обосновали отторжение от России Сибири и русского Дальнего Востока в пользу Китая. Только на «научные» выкладки дальневосточной манзы опирался президент РФ В.В. Путин, когда отдавал Китаю Тарабарово-Уссурийские острова — аграрное «подбрюшье» Хабаровска (своего рода его «Карельский перешеек») общей площадью 240 кв. км.

    Один из таких «историков» — В.Л. Ларин. Должность, кормящая этого человека с 1992 г. — директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. Научное звание — доктор исторических наук. Казалось бы, он должен ревностно защищать интересы России на её восточных рубежах. Однако не исключено, что именно В.Л. Ларин возглавляет китайскую пятую колонну в Российской Федерации. Это вполне вытекает из интервью «Самый китайский россиянин», которое было опубликовано во владивостокской газете «Конкурент» в № 15 от 20.04.04:

    «Корреспондент: Вас как учёного-историка не удручает двусмысленность — жить на земле, российское содержание которой тает на глазах: не успели россияне освоить, окультурить территорию, как сюда уже хлынул поток людей, совершенно не признающих название «Владивосток». Что делать?

    В.Л. Ларин: Конечно, я, как и большинство приморцев, ощущаю себя европейцем. Мои корни — на западе. И Дальний Восток для меня такой же чужой, как для всех других потомков переселенцев… Что касается отношения соседей (имеются в виду Китай и китайцы. — О.Г.), то оно меня не обижает, потому что я хорошо их понимаю. Территория Приморья действительно испокон веков принадлежала китайцам — достаточно проверить это по любой старой китайской карте…

    Корреспондент: Должен ли историк быть гражданином и отстаивать свою позицию вопреки воле чиновников?

    В.Л. Ларин: Не надо насиловать человека. Быть гражданином, заниматься политикой учёный не обязан. У него другая работа»…

    Китайские юани, шелестящие, видимо, в карманах этого «учёного», просто обязывают его вбивать жителям Приморья такие вот «истины»: «Приморье, как и весь Дальний Восток, вследствие узости своего внутреннего рынка и крайне ограниченного производственного потенциала не имеет шансов ни стать центром экономической жизни АТР (Азиатско-Тихоокеанского региона. — О.Г.), ни попасть в зону активной политической жизни»[8].

    Проходят годы. Надо полагать, китайскими юанями уже набиты не только карманы, но и матрацы в квартире Ларина. Иначе, чем объяснить его заявление в обозрении «Эффективная граница» № 4 (18) за 2006 г., торпедирующее оптимистические (по крайней мере, официально декларируемые) планы Москвы относительно будущего Дальнего Востока:

    «У широко рекламируемой сегодня идеи массового “переселения миллионов соотечественников” из “ближнего зарубежья” (которое для Дальнего Востока является “дальним”) в Тихоокеанскую Россию нет реального экономического обоснования. В основе её — абстрактные геополитические расчёты, родившиеся под влиянием синдрома “жёлтой опасности” и продиктованные стремлением предупредить заселение этих земель китайцами… Геополитический потенциал, территориально-локальные возможности Дальнего Востока, способные содействовать политическому и экономическому внедрению России в АТР, остаются невостребованными ни правительством, ни крупным российским бизнесом. Дальний Восток так и не стал и вряд ли станет для России “мостом» в Азию”».

    Газета «Владивосток», из которой взяты эти цитаты и которая, к счастью, не даёт спокойно жить «гиганту» от востоковедения, констатирует:

    «Сегодня д.и.н. В.Л. Ларин претендует на четвёртый срок директорства. Кому выгодно держать на должности директора единственного на весь Дальний Восток Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН человека, который одинаково равнодушен как к судьбе Дальнего Востока, так и к институту?»[9].

    Отвечу на этот вопрос — ЦК Коммунистической партии Китая!

    В.Л. Ларин будет переизбран на четвёртый срок. В крайнем случае, без высокой должности в ДВО РАН его не оставят. Вот, как оценивает фигуру Ларина председатель ДВО РАН В. Сергиенко:

    «Что касается позиции Ларина, как учёного… Да, мне тоже чужды и обидны его высказывания, что русские люди на территории Приморья — чужие и перспективы развития этого региона России плохо просматриваются. Я тоже считаю, что учёный обязан быть гражданином своей страны. Но научные труды Ларина высоко оценивает один из самых крупных российских востоковедов с мировым именем академик РАН, директор Института Дальнего Востока РАН М.Л. Титаренко»[10].

    Понятно: рука Титаренко моет руку Ларина. «Мировое имя» Титаренко означает: этот востоковед тоже считает нелепостью присутствие русских в Приморье, Приамурье и в Сибири — иначе такового ему не видать, как своих ушей. Проверено.

    «Теоретически» дарят китайцам наши территории не только «историки»-востоковеды. Если не всю Сибирь, то её сокровенную жемчужину — Алтай — отослал в Китай обозреватель газеты «Известия» Сергей Лесков. Беседуя с академиком-секретарём отделения историко-филологических наук, директором Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН академиком Анатолием Пантелеевичем Деревянко, С. Лесков говорит:

    «Рискну предположить, что самый распространённый вопрос — зачем нужна археология? В Новгороде понятно: русская земля. Горный Алтай — земля, как ни крути, чужая, и жили на ней люди, которые не имеют этнических связей с современным населением»[11].

    Вы думаете, что уважаемый академик А.П. Деревянко поправил С. Лескова, заявив, что Алтай, как и вся Сибирь, во все времена был русской землёй, что главная задача археологов Сибири отвергать любые притязания на наши сибирские территории?

    Ничего подобного академик не заявил. В его ответе — обтекаемо об успехах возглавляемого им института:

    «В результате мультидисциплинарных исследований удалось проследить динамику культуры, климата, растительности, животного мира на протяжении как минимум 800 тысяч лет. Получено много результатов мирового уровня. Было установлено, что на юге Сибири культура человека верхнего палеолита, т. е. Homo sapiens sapiens сформировалась около 50 тысяч лет назад. Здесь, пожалуй, лучше, чем где-либо, удалось проследить формирование культуры человека современного типа».

    О том, что этот сформировавшийся Homo был не монголоидом, а европеоидом, А.П. Деревянко почему-то умалчивает, не только отвечая на вопросы С. Лескова, но и в своих научных публикациях.

    Чёткого указания на то, что «скифская царевна», мумия которой обнаружена несколько лет назад на Алтае, — русоволосая и ярко выраженного европеоидного типа, вы тоже нигде не найдёте.

    Лично мне понятно, почему А.П. Деревянко стал академиком. Потому что всю жизнь распускает о России такую вот небывальщину: «500–600 лет Восточная Европа по всем показателям находилась на задворках Западной Европы»[12].

    Историк А.П. Деревянко не поправил С. Лескова и тогда, когда тот три раза соврал в пространстве одного абзаца: «На рубеже XVIII–XIX веков Россия в представлении многих западных мыслителей была самой притягательной и прогрессивной страной. В кабинете Франклина стоял бюст Александра, а мадам де Сталь чуть ли не молилась на Россию».

    Во-первых, какой же из российских императоров-Александров имеется здесь в виду? В кабинете Бенджамина Франклина, годы жизни которого 1706–1790, не мог стоять даже бюст Александра I, вступившего на престол в 1801 г.

    Во-вторых, на Западе никогда не прекращалось создание антирусских мифов, а рубеж XVIII–XIX вв. печально характерен как раз тем, что процесс этот окончательно оформился именно на рубеже XVIII–XIX вв., к чему, в-третьих, приложили руку баронесса Анна Луиза Жермен (Сталь-Хольштейн), написавшая книгу «Записки о России» (1812), и маркиз Астольф де Кюстин — автор сочинения в 4-х томах «Россия в 1839 году» (1843).

    Мадам де Сталь: «Русские любят воевать, для них страшно важно завоёвывать все соседние народы… Потому их собственная земля лежит в запустении. В общем, у немцев дороги плохие от романтизма, а у русских — от свинства».

    «Де Кюстин рано проявил интерес к путешествиям по Европе… В 1839 году по личному приглашению императора Николая I этот убеждённый монархист и мастер дорожного очерка посетил Россию. Николай I откровенно рассчитывал, что Кюстин напишет хорошую книгу о России… это был бы хороший «пиар».

    Впечатления маркиза о николаевской России легли в основу книги «Россия в 1839 году». Книга в 4-х томах вышла в 1843 году во Франции. Однако оказалось, что это был «пиар» наоборот: Россия маркизу де Кюстину категорически не понравилась. И мало того, что не понравилась…

    Фактически маркиз завершил то, что начала мадам де Сталь — формирование чёрного политического мифа о России. Дороги плохие, а местные варвары их не ремонтируют. Лошади скверные, езда медленная. Правда, в одном месте лошади оказываются слишком раскормленными, в другом — слишком тощими… Но в любом случае — какие-то они не такие, как нужно.

    Женщины в России некрасивые, офицеры мундиры носить не умеют, мужики дикие, деревни нищие, леса густые и слишком заросшие, зимой слишком холодно, а летом слишком жарко. Печи русские топят скверно, еда невкусная, пьют то ли слишком много, то ли просто пить не умеют, и всё время напиваются допьяна. Деревни и провинциальные города некрасивы… Петербург тоже некрасив. В общем, гадкая страна и скверный, порочный народ»[13].

    Владимир Медынский, профессор МГИМО МИД РФ, доктор наук, депутат Госдумы IV и V созывов, в своих книгах ищет и находит истоки антирусских мифов и блестяще их разоблачает. В странах Запада сочинение Кюстина выдержало 79 (!) изданий.

    Казалось бы, академик А.П. Деревянко, ученик А.П. Окладникова, занимающий в науке столь высокий пост, должен показывать пример, как надо защищать честь и достоинство Руси-России, но, увы…

    >

    2

    «Русских в Сибири до Ермака не было!», «Сибирь — земля неисторическая!». Эти лозунги-измышления принадлежат агенту Ватикана, члену Петербургской академии наук, немцу на русской службе Герарду Фридриху Миллеру (1705–1783), русофобу и норманисту, в течение 10 лет (1733–1743) уничтожавшему следы древней русской цивилизации на территории Западной и Восточной Сибири — Тобольска, Тюмени, Тары, Туринска, Омска и др., а также Приуралья.

    Этого «учёного» ненавидели М.В. Ломоносов и С.П. Крашенинников, однако любят и почитают, как «отца истории Сибири» многие учёные РАН Сибири и Дальнего Востока.

    Вы почувствуете энергетическое усиление этих лозунгов, по мере того, как будете продвигаться от Урала к берегам Тихого океана. Если великий Г.Ф. Миллер так отозвался о Сибири, то Дальний Восток и вовсе «неисторический», никаких русских до Ермака в той местности тем более не могло быть! К тому же, никто иной, как Миллер и К°, сварганили для России историю длиной всего в 1000 лет.

    Изыски Г.Ф. Миллера переводили, читали и пользовались его лексикой за границей. «Неисторические земли» заселяли, оказывается, «неисторические народы». «Неисторические народы» — это, по выражению философа Гегеля, — славяне. На это выражение обратил внимание один из крупнейших в мире учёных-славистов Сергей Лесной в книге «Откуда ты, Русь».

    Казалось бы, в связи с появлением в Срединной империи карт, включающих в состав Китая Сибирь и русский Дальний Восток, нужно быть поосторожней с подобными постулатами.

    Поскольку Китаю, согласно всемирной истории человечества, 8000 лет, значит, подданные Пекина, который, в отличие от Москвы, географически значительно ближе к Сибири и Дальнему Востоку, просто не могли не окультурить эти пространства при полном отсутствии истории и культуры у русских до 988 г. н. э., т. е. до крещения Руси.

    Однако всё больше накапливается фактов, опровергающих эти ложные измышления. Тем не менее, вопреки им, прокитайская пятая колонна в российской исторической «науке» прямо-таки упивается своей безнаказанностью.

    Востоковед В.Л. Ларин предлагает в качестве «доказательства» принадлежности Приморья Китаю «проверить это по любой старой китайской карте». Не существует в Китае ни одной книги, ни одной рукописи, ни одной карты, изданных на бумаге, произведённой ранее XVIII в. н. э.[14]!

    Как будто этому китаисту неведома давняя китаецентристская идеология великоханьцев, по которой самые совершенные люди на Земле — это китайцы, а все остальные народы мира — «рабы и варвары, временно ускользнувшие из-под власти Срединной империи».

    В карты Китая включаются не только русские территории, но и территории других народов. Самый грязный нищий в Китае может плюнуть в сторону европейца и сказать: «Ты — варвар!».

    Разумеется, не все историки Дальнего Востока и Сибири согласны с Миллером. С манзой ведёт борьбу директор Музея аборигенных культур в Хабаровске Николай Евдокимович Спижевой после вопиющего случая, произошедшего в окрестностях Николаевска-на-Амуре в 2001 г.

    На археологических раскопках культурных слоёв, относящихся к I тыс. до н. э., Николай Евдокимович обнаружил в мусоре, оставшемся после археологов… скульптурную фигурку женщины европеоидного типа.

    Фигурки людей монголоидной внешности были «приобщены», а европеоидной — выброшена. Ваятель «Амурской Нефертити», искусно обыграв вкрапление красноватого оттенка в граните, изобразил её рыжеволосой.

    Тем не менее, «археологи» оказались невозмутимы: «Так ведь сказано же: никаких европеоидов в то время на Амуре быть не могло!». Откуда же фигурка? «Неважно, откуда, главное — мы, историки, полагаем, что её здесь быть не может!».

    Николай Евдокимович начал бескомпромиссную борьбу за спасение «Нефертити», которая продолжается 7 лет.

    Весьма преуспели в травле учёного на историческом факультете ДВГУ. Спижевой сам-де эту фигурку и подсунул в кучу мусора! Спижевой, мол, смеет утверждать, что «Амурская Нефертити» и скульптурный портрет царицы Древнего Египта Нефертити выполнены по одним и тем же эстетическим законам! Какая наглость!

    Мало того, Спижевой уверен, что оригинальная Кондонская культура (обнаружена в 100 км севернее Комсомольска-на-Амуре) к нижнеамурским нанайцам отношение не имеет, т. к. неожиданно, прервав самою себя в IV в. до н. э., всплывает в «клину» между… Окой и Волгой. Такого тоже не может быть никогда!

    Не в силах противостоять в одиночку таким «историкам», Н.Е. Спижевой сейчас перебирается на постоянное местожительство во Владимирскую область.

    >

    3

    На юге Дальнего Востока, включая Приморский и Хабаровский края, Амурскую область, а также Маньчжурию и Северный Китай, существовала великая цивилизация чжурчженей (X-ХШ в н. э). Ей предшествовало государство Бохай, не менее выдающееся.

    Империю, подобную, возможно, своим величием Древнему Египту или Древним Этрускам, надо было вписать в уже написанную всемирную историю человечества.

    Ни академику А.П. Окладникову, ни его ученикам — «маленьким историкам» — к сожалению, не пришло в голову предположить, что Империя чжурчженей была великой русской цивилизацией на востоке Азии. Для этого нужны были научная дерзость и гражданское мужество, которые им вовсе не присущи.

    Появившимся в этом направлении новым идеям предстояло бы продраться сквозь липкую паутину очень короткой — 1000-летней — официальной истории Руси-России на фоне 8000-летней истории Китая, с бесспорным отсутствием русских в Сибири до Ермака, да ещё с 300-летним татаро-монгольским игом.

    Выдвинуть такую гипотезу у А.П. Окладникова были все основания. Но «историки» пошли по предательскому пути: они не увидели в империи чжурчженей даже намёка на русский ствол, по-видимому, давший мощные корни во времени и пространстве.

    Самих чжурчженей они исторически похоронили — их государство, дескать, в конце 1230-х гг. разгромил Чингисхан, города сровнял с землёй, а всё население поголовно вырезал.

    Если с Киевской Русью и окрестными русскими княжествами Чингисхан управился за один сезон, то «дело» с чжурчженями растянулось у него на целых 38 лет: раскопки ведь однозначно показывали интеллектуальную и техническую мощь чжурчженей.

    Чудом сохранились, как пишут «историки», небольшие группы из многочисленного населения Империи, в страхе разбежавшегося по тайге.

    Современные малочисленные народности Приморья и Хабаровского края — нанайцы, удэ, негидальцы, тазы, нивхи и др. — это, дескать, и есть утратившие своё былое могущество и высокую культуру («одичавшие») потомки тех разгромленных монголами чжурчженей.

    Уж более десяти лет прошло, как появилась блестяще доказанная академиком РАН, профессором МГУ А.Т. Фоменко и коллективом его единомышленников концепция Новой хронологии всемирной истории, по которой 300-летнее «татаро-монгольское иго» и на Руси, и в других странах — это глобальный исторический подлог.

    Татаро-монгольская империя на самом деле — ВЕЛИКАЯ «МОНГОЛЬСКАЯ» ИМПЕРИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ РУСИ! Она была империей русов, а не тех «монголов», которые, как и их нынешние потомки, 800 лет назад мирно пасли своих овец в пустыне Гоби и даже не думали на кого-либо нападать.

    Великая «Монгольская» империя средневековой Руси одновременно была Всемирной империей, и возникла она не в результате завоевания территорий, а являла собой в общем-то добровольную конфедерацию народов, ставившую перед собой большие созидательные задачи.

    Жаль, что среди дальневосточных «специалистов» до сих пор нет попытавшихся углубить (или опровергнуть!) «Новую Хронологию» А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, относящуюся, в том числе, и к средневековой истории наших дальневосточных территорий, а также Китая. Тогда появился бы хоть какой-то «оживляж».

    Что мешает им сделать такое вот предположение: а не называли ли когда-то русов-славян Приморья и Приамурья журами? Может быть, журы — это одно из забытых ныне имён народа русов, находящегося в том же ряду, что и венеды, вятичи, скифы, сколоты, сарматы и мн. др., которые тоже русы[15].

    Почему журавль называется журавлём? Вероятнее всего, своё название тотемная птица русов ЖУРавль получила по имени русов — ЖУРов. Вот, что известно о самой этой птице. Оказывается, очень красивый вид журавля — крупный журавль-стерх — обитал в Сибири и на юге Дальнего Востока.

    «Есть именно в этой земле (Сибирской. — О.Г.) птица: ноги у неё похожи на журавлиные, только длиннее журавлиных, высокие, до пояса человеку, красные, яркие, светятся, словно драгоценный камень; а перья алые, но маховые на крыльях и в хвосте у той птицы перья чёрные, шея вытянутая, нос алый, клюв чёрный, нос её похож на змеиную голову[16]; а питается рыбой; а на ногах лапы, как гусиные, а перья и ноги у той птицы очень богаты оттенками; а ростом, если вытянется и шею подымет, — с взрослого человека»[17].

    Это впечатляет. Как будто мы имеем дело не с летописью, а перед нами сказка П.П. Ершова «Конёк-горбунок» с её Жар-птицей.

    Символическое изображение крупной птицы со «змеиной» головой и длинными ногами мы во множестве встречаем в древнейших орнаментах и украшениях из бронзы, золота, железа и даже камня. Ясно, что это изображения весьма почитаемой у всех славянских народов какой-то тотемной птицы.

    В наших народных мифологических образах есть несколько тотемных животных. Это медведь, волк и тур. Из птиц — журавль и аист. Значит, странная птица в древнейших орнаментах — это или журавль, или аист.

    Однако исследователей русской дохристианской культуры смущает то обстоятельство, что сегодня птицы, похожей на изображаемую в орнаментах, в природе нет. В Сибирской летописи птицу ростом с человека сравнивают с журавлём. Поэтому будем считать, что речь идёт всё-таки о журавле.

    Мысль о том, что почитаемый ныне журавль с «нормальной» головой и «нормальным» длинным клювом — это есть вынужденная замена, ввиду исчезновения «змеиного» журавля, никому не приходила в голову. Всем думается, что «змееголовость» — это результат мифологизации, что это сказочный Феникс.

    Образ Феникса тоже одинаков во всех регионах мира, как будто художникам «позировал» один и тот же «натурщик». Приведённый отрывок из Сибирских летописей меняет ситуацию: «птица Феникс» существовала не в мифах, а в реальности! И именно у него была «змеиная» голова!

    Нам повезло: уникальные фигурки (скорее скульптуры) птицы из обожжённой глины с характерным «носом, похожим на змеиную голову», можно увидеть в археологическом музее села Сергеевка Партизанского района Приморского края.

    Этой радости мы обязаны его создателю и хранителю Семёну Никитичу Горпенко, который неоднократно находил фигуры «Фениксов» в земле Южного Приморья. Одну фигуру он подарил в Приморский краеведческий музей им. В.К. Арсеньева во Владивостоке, где она тоже выставлена.

    Стилизованное скульптурное изображение сибирского журавля-феникса обнаружено и в земле Китая (см. илл.).

    По всей видимости, такая птица была распространена на всей Руси Великой. Куда же она пропала? Как тотемную («языческую») птицу русов её подвергли «христианизации», т. е. целенаправленно истребили.

    «Змееносый» журавль-стерх интенсивно уничтожался, видимо, и за Уральским хребтом по наущению христианских священников, устремившихся в Сибирь за Ермаком. Есть надежда, что в немногих экземплярах он ещё есть в самых глухих уголках уссурийской тайги.

    Люди стали почитать похожих на «Феникса», если не принимать во внимание размеры и форму головы, птиц — ныне живущих журавля и аиста.

    Однако так не считают «специалисты», которых ни столь интересная запись в Сибирских летописях, ни находки народного подвижника-русича С.Н. Горпенко в Приморье никогда не интересовали.

    >

    4

    В целях уничтожения следов активного присутствия русских в древней и средневековой истории человечества, «специалисты» ничем не брезгуют. Например, хитроумными манипуляциями с буквами. К русскому корнеслову «жур» востоковеды добавляют «ч».

    Появляется «ч» и в китайском слове-слоге «жень» — человек. Этноним чЖУРчЖЕНЬ — это непереводимая лингвистическая абракадабра. Возможная в данной ситуации русско-китайская конструкция — ЖУРЖЕНЬ.

    В целом «журжень» можно перевести, как «журов человек», т. е. журженями называли инородцев-азиатов, проживающих на территории русов-журов и находящихся под их покровительством в полосе Великого Турана Древней Руси.

    Для ясности: в переводе с китайского «джунгожень» — это «срединного царства человек» или «китаец» (джунго — срединное царство, жень — человек). Согласно китайской грамматике, существительное, стоящее впереди другого существительного, является прилагательным.

    Замечу также, что правильно не «маньчжур», а МАНЖУР. Здесь оба протокорня — «ман» и «жур» — русские, и в целом слово означает: «вождь, руководитель журов». Манжур и Жур это имена-синонимы одного и того же народа — русского.

    Административная и военная ставка-столица природных (т. е. имеющих к тому генетически обусловленную предрасположенность) руководителей журов-манжуров — находилась в окрестностях нынешнего города Уссурийск. Манжурия — это одно из названий территории русов, проживающих севернее Великой «китайской» стены — в Восточной Сибири, в том числе на территории современных Приморья и Приамурья. На борту первого парохода («транспорта»), появившегося на тихоокеанском побережье России в 1860 г., написали «Манджур», т. е. тоже исказили, но не так грубо.

    «…мы придерживаемся упрощённого написания имени манжуров. Так писали ещё в XVIII веке, например, в изданном в 1795 году в Санкт-Петербурге «Поучении» хана манжурского и китайского Кансия под названием “Государь друг своих подданных…”»[18].

    Моя гипотеза: журженями («чжурчженями») русы-журы когда-то называли своих «протеже» — монголоидные народности юга русского Дальнего Востока.

    Ответ на вопрос, была или не была добавлена буква «ч» к корням «жур» и «жень», для исторической правды имеет принципиальное значение. Понятно, авторы подобных махинаций себя не рекламируют. Однако мне повезло: неожиданное подтверждение своей гипотезы я нашёл в Интернете, где была размещена статья В.А. Чудинова «Чжурчжени — этнос на окраине Средневековой Руси».

    Валерий Алексеевич Чудинов — академик РАН, профессор, крупнейший специалист по славянской мифологии и палеографии, автор книг «Священные камни и языческие храмы древних славян» (2004), «Русские Руны» (2006), «Вернём Этрусков Руси» (2006), «Вселенная русской письменности до Кирилла» (2007) и сотен публикаций.

    Я обратился к Валерию Алексеевичу с просьбой разрешить мне целиком процитировать его статью в книге. Такое разрешение на эксклюзивное цитирование я получил.

    Валерий Алексеевич любезно выслал компьютерную распечатку статьи и качественные иллюстрации к ней, т. к. интернетовские иллюстрации оставляли желать лучшего. Вот эта статья.

    В.А. Чудинов

    Чжурчжени- этнос на окраине средневековой Руси.

    Поводом для данного исследования послужило существование на Дальнем Востока музея, отражающего существование там в средние века государства чжурчженей, на основании чего китайцы-экскурсанты делают вывод о том, что когда-то эти земли принадлежали Китаю. А, следовательно, их когда-то придётся вернуть Китаю назад.

    Вообще говоря, русские памятники древности во многих местах позднее переоткрывались многими народами. Так, например, Стоунхендж в Великобритании был создан русскими в III тысячелетии до н. э. Однако русские оттуда ушли, место заняли иберы, а в начале I тысячелетия до н. э. туда пришли кельты. И сейчас данный памятник считается кельтским.

    На Кольском полуострове русские монументы из горизонтальных плит (сеиды) стали позже почитаться местным населением, саамами, лопарями и вепсами, а ныне русские учёные считают их соответственно памятниками данных народов.

    Вполне возможно, что нечто подобное произошло и на Дальнем Востоке, где на исконно русские земли пришли чжурчжени, которые и придумали свои объяснения русским артефактам разного рода. Однако прежде, чем выносить какие-либо суждения по рассматриваемой проблеме, хотелось бы определиться, где и когда существовали на Дальнем Востоке чжурчжени.

    К какому периоду относится государство чжурчженей

    В обычных учебниках встретить упоминание данного государства почти невозможно. Однако археологическая литература о нём упоминает и даже даёт образцы находок. Я имею в виду статью Н.Г. Ар-темьевой «Исследование городищ в Приморском крае» (APT, с. 200–202). Вот, что она пишет:

    «Археологический отряд ИИАЭ народов Дальнего Востока ДВО РАН продолжил исследование Краснояровского, Шайгинского и Южно-Уссурийского городищ, датируемых XII–XIII веками — временем существования чжурчженьской империи Цинь (1115–1234 гг.).

    Краснояровское городище расположено в 5 км к югу от г. Уссурийска, на правом берегу реки Раздольной» (APT, с. 200). Таким образом, даётся и время существования государства чжурчженей (с точностью до года), и локализация археологических находок.

    О находках мы читаем на следующей странице: «Собран интересный вещевой материал. В первую очередь это эпиграфические находки — эталонные гири (рис. 25), которые ещё подтверждают верхнюю границу существования памятника — XIII век — время образования на территории Приморья чжурчженьского государства Восточное Ся (1215–1234)» (APT, с. 201).

    Что мне нравится в творчестве археологов — это отсутствие сомнений по поводу атрибуции любых найденных предметов. В данном случае Н.Г. Артемьева не только абсолютно точно знает, что перед ней находится гиря (хотя ни по форме, ни по декору данный предмет на гири совершенно не похож), но и что гиря эталонная (видимо, ей удалось побывать в метрологическом центре государства Восточное Ся и сравнить данный предмет с хранящимися там эталонами).

    Да здравствует отечественная археология!

    У меня, правда, дело обстоит много хуже, поскольку я вижу не только китайские иероглифы (кстати сказать, не прочитанные археологом, хотя археолог должен был бы показать данные надписи синологам), но и массу чисто русских надписей, выполненных как протокириллицей, так и руницей. Наиболее богата надписями нижняя кромка, где можно прочитать много интересного.

    Фрагменты я нумерую с первого по восьмой. На первом фрагменте читаются слова: ЮГА МИР ОКРУЖИН А, а на втором — РОССОВА ШУРШЕНИЕВА. Это можно понять как: ЮЖНЫЙ ОКРУГ МИРА: РУССКИЙ ЧЖУРЧЖЕНИЕВ. Иными словами, перед нами русская территория, занимаемая в XII–XIII веках дружественным народом, чжурчженями, которых русские называли ШУРШЕНЯМИ. От этого, однако, статус данной территории, как русской, не менялся.

    На третьем и четвёртом фрагментах я читаю надписи в прямом и обращённом цвете МАСТЕРСКАЯ МАРЫ. Из этого следует несколько важных выводов: во-первых, предмет является русским по изготовлению. Во-вторых, он имеет отношение к ритуалу погребения, а вовсе не к торговле и потому никак не может быть разновидностью гирь, тем более, эталонных. В-третьих, чжурчжени хоронились по русским канонам, иначе услуги мастерской Мары им вряд ли понадобились.

    На пятом фрагменте можно прочитать слово КУЛОН, что и является подлинной атрибуцией данного предмета. Слово КУЛОН является чисто русским, от корня КУЛ (круглый) и увеличительного суффикса — ОН. Иными словами, КУЛОН — это «большой кругляш».

    Так что, я ещё раз поздравляю Н.Г. Артемьеву с тем, что она приняла кулон за «эталонную гирю»; и поскольку я давно привык к мифологии от лица РАН, меня подобная мифическая атрибуция совершенно не удивляет.

    На шестом фрагменте в прямом и обращённом цвете можно прочесть слова ПОРУСЬЕ МАРЫ И ЯРИЛА. Тут интересно каждое слово. Под Порусьем вообще понимается окраина Руси, куда заселялись другие народы. Сначала я понимал под ПОРУСЬЕМ только территорию Пруссии, окружавшую Вагрию, как собственно Русь (позже эта Русь стала Микулиным Бором, а ещё позже — Меклен-бургом в составе Германии, тогда как ближняя Пруссия была занята балтскими племенами).

    Затем я выяснил, что и на территории Северной Италии находилось своё Порусье, имя которого стало произноситься как Перузия, а потом — как Перуджи. Здесь под Русью имелась в виду Этрурия, состоявшая преимущественно из русских.

    Теперь нашему изумлённому взору открывается третье Порусье, дальневосточное, где Русь была окружена, в частности, чжурчженями.

    Вся южная Евразия, от Средиземного моря до Дальнего Востока называлась Русью Яра. Однако Китай понимался, как «мир Мары». Поэтому порубежье Руси и Китая совершенно правильно названо тут ПОРУСЬЕМ МАРЫ И ЯРИЛА.

    На седьмом фрагменте я читаю слова КОСТЁР МАРЫ, а на восьмом — НАШ КРАЙ РУСИ. Из этого следует, что кулон был предназначен для трупосожжения, а не трупоположения, как это было принято именно на Руси; кроме того, тут чётко написано, что данное Порусье является просто одним из краёв Руси. Что и требовалось доказать.

    Помимо кромки, надписями являются и орнаменты справа и слева, которые я читаю БОГА ЯРА РУСЬ. И она тоже абсолютно верна, ибо Дальний Восток с позиций древней географии представляет собой именно Ярову Русь.

    Чтение оборотной стороны «гирьки»

    Можно прочитать и оборотную сторону «гирьки». Опять-таки, если перенумеровать фрагменты, то читаются такие слова: фрагмент первый: ЯРА РУНА, РОДА И ЯРА. Иными словами, речь идёт о РУНАХ РОДА, то есть о протокириллице. А поскольку ипостатью Рода в более позднее время был Яр, то РУНЫ РОДА часто назывались РУНАМИ ЯРА. И действительно, все подписи (кроме орнамента оборотной стороны) выполнены протокириллицей.

    Второй фрагмент приносит слова РУСЬ ЯРОВА. Это — подтверждение надписи на лицевой стороне о том, что Дальний Восток — не Китай (МИР МАРЫ), а всё-таки Русь. На третьем фрагменте можно прочитать слово КНЯЖЕСТВО, на четвёртом — ЯРА ЖУРЖЕНЕЙ, на пятом — КНЯЗЯ ЯРА, на шестом — РУСИ И КИЕВА РЮРИКА (Ю — зеркальное).

    Пожалуй, это — самая информативная часть надписи. Из неё мы узнаём, что в это время княжил Яр не только всей Руси, а заодно и Киева. В приведённые хронологические рамки (если они верны) попадает князь киевский Ярополк II (годы княжения 1132–1139). Так что Русь в то время имела и подчинённые ей княжества на востоке.

    Это меняет все представления о том, что Русь вышла за пределы Волги в Сибирь и на Дальний Восток только к концу XVI века. Заметим, что княжество Восточное Ся тут называется уже княжеством не шуршеней, а ЖУРЖЕНЕЙ (выделено мной. — О.Г.), что фонетически ближе к современному прочтению.

    Заметим также, что термин КИЕВ поясняется — КИЕВ РЮРИКА; вероятно, городов с именем КИЕВ было несколько. Заключительный, седьмой фрагмент ещё раз резюмирует: РУСЬ ЯРА, ЯРА. Сомнений не остаётся: Восточное Ся — зависимое от Руси княжество.

    Можно также прочитать и узор, который гласит: РУСЬ ЖУРЖЕНЕЙ — ТО НЕ РУСЬ. Видимо, речь идёт о том, что хотя территориально государство чжурчженей находится в Яровой Руси и подчинено русскому князю Яру, всё же по культуре оно отличается, и с полным правом отнести его к Руси нельзя.

    Иными словами, ситуация там была примерно такой, как в наши дни на территории, например, республик Поволжья, которые, хотя и входят в Российскую Федерацию, но имеют свой язык, флаг и герб.

    Таким образом, русское чтение данной надписи вполне удалось. Прочитаны все элементы надписи, не осталось ни одного штриха, не входящего в какой-либо знак руницы. Получен русский текст, осмысленный не только на уровне каждого слова, но и фраза в целом тоже получилась вполне осмысленная.

    Сильное воздействие здесь вызывает само упоминание имени бога Яра, содержащееся в данной надписи.

    Заключение

    Рассмотренные документы позволяют сделать следующие выводы.

    1. Ещё в XIII веке, во времена Ярополка II, Русь включала в свои владения весь Дальний Восток. Вероятно, миссия Карамзина по русским монастырям была предпринята главным образом для того, чтобы скрыть этот факт и изъять все документы, могущие его подтвердить.

    Романовым было крайне невыгодно видеть Рюриковичей правителями огромной державы, поэтому расширение Руси до Сибири было приписано самому последнему Рюриковичу, Ивану Грозному, да и то, скорее не ему, а Ермаку Тимофеевичу.

    Однако Карамзин только завершил изъятие документов, которое началось, видимо, при «тишайшем» Алексее Михайловиче. Это объясняет тот факт, что его сын Пётр I уже не знал истинных границ Российской Империи на востоке и вынужден был отправить для выяснения этого факта экспедицию В. Беринга.

    2. Государство чжурчженей возникло с разрешения русского князя и на русской территории.

    3. Переписка в этом государстве велась на русском языке.

    4. На основании сказанного, Китай не может иметь никаких претензий на Дальний Восток Руси.

    5. Письмо чжурженей — великолепный пример русско-китайской межкультурной коммуникации.

    Литература

    APT: Артемьева Н.Г. «Исследование городищ в Приморском крае» // Археологические открытия 2000 года. М., «Наука», 2001, 328 с.; с. 200–202.

    * * *

    Спасибо вам, дорогой Валерий Алексеевич!

    Читатель иногда спрашивает, а возможны ли в древних надписях столь малые «кегли»? Ответ: ещё как возможны, потому что разрешающая способность глаз наших предков и вблизь, и вдаль была гораздо выше разрешающей способности глаз современного человека. Наиболее «глазастые» видели поверхность планет: Марса и Венеры!

    Если в XVIII веке металлическую блоху подковывали без «мелкоскопа», то в XIII веке, надо полагать, тоже бы подковали! А в качестве инструмента использовались тончайшие алмазные резцы.

    Кроме того, можно предположить, и ниже это вполне подтвердится, что Дальневосточная Русь и Русь Киевская — это не только названия двух областей единого русского государства, а Русь Дальневосточная в какой-то период существования Великой «Монгольской» империи Средневековой Руси была не менее, если не более, значительней, чем Русь Киевская по простой причине: тут открывалась прямая океанская дорога в страны Тихоокеанского бассейна, в то время как жителям Киева, чтобы выйти в Атлантический океан, надо было предварительно спуститься по Днепру в Чёрное (Русское) море, а потом пройти через его западные проливы и Средиземное море.

    Попробуем беспристрастно разобраться в том, почему дальневосточная историческая «наука» оказалась совершенно бессильной перед китайскими политиками и «историками», включившими в карту своего «Срединного государства» территории Сибири и русского Дальнего Востока?

    >

    5

    …На следующий же день после начала известных событий на уссурийском острове Даманский в марте 1969 г. нас, офицеров запаса, призвали на военные сборы в Комсомольск-на-Амуре; военную форму не выдали, но на казарменное положение перевели.

    Сразу после завтрака мы стреляли из пистолета «ПМ» и автомата Калашникова, а после обеда — слушали лекции подполковников КГБ о Поднебесной империи. Поскольку того требовала создавшаяся ситуация, то они были очень правдивы. Информация из их уст о Китае и китайцах ошеломила.

    Они говорили, что ЦК КПК и ЦК ВКП(б) так сдружились, что в ЦК ВКП(б) приказали НКВД-КГБ «в знак особо доверительной дружбы» ликвидировать в Китае нашу разведывательную сеть. Мало того, правительству КНР были выданы списки наших информаторов и агентов среди этнических китайцев, живущих в Китае, которые были вырезаны вместе с семьями.

    Но с раннего детства я, как и все советские люди, слышал о народе-«брате» только хорошее. Тогдашняя пропаганда подводила нас к мысли, что в союзе с полумиллиардными по своей численности китайцами нам, русским, можно больше не опасаться американцев, разжигающих третью мировую. И потому, снимая с себя последнее, наш народ согласен был щедро помогать Китаю.

    Через неделю нас отпустили, но возникшее стремление изучать Китай и китайцев у меня сохранилось на всю жизнь. Через год это желание укрепили во мне встречи и беседы с известным на Дальнем Востоке писателем-историком Всеволодом Никаноровичем Ивановым — бывшим белоэмигрантом, прожившим 23 года в Китае и изучавшем его.

    Я узнал, что в России самая сильная синология — наука о Китае, фундаментальные основы которой заложил Никита Яковлевич Бичурин, в монашестве Иакинф (1777–1853). В числе многих китаеведов приложил руку к изучению Китая ещё один российский церковнослужащий — Пётр Иванович Кафаров, в монашестве Палладий (1817–1878).

    До появления трудов по «Новой Хронологии» я как-то не придавал значения обилию церковников, отдавшихся науке, — не математике, не физике и не химии (как, например, католики-священники на Западе), а истории и филологии, да ещё и китайской.

    Я был уверен, что, находясь на территории Китая, они много-много лет выполняли обязанности миссионеров, а наука была для них своего рода «хобби». Однако никто нигде не читал их отчётов о потраченных деньгах: где же если не сотни тысяч, то хотя бы одна тысяча китайцев, принявших христианство из их рук?

    Где в Китае такое же множество православных храмов, как, например, буддистских? Зато книг по истории Китая они написали и издали завидное для современных синологов количество. Прямо-таки китаеведческий ренессанс какой-то случился в России в первой половине XIX века!

    Далее, почему руководство Российской Греко-Православной церкви (РГЦП) сосредоточивалось именно на Китае, а не организовывало подобные «научно»-миссионерские центры, ну, если не в Индии и Америке, то хотя бы в Персии и Средней Азии, т. е. в прилегающих, как и Китай, к южным границам России государствах?

    Напрасно вы будете искать ответы и на эти вопросы.

    Полезно начать с самого короткого обзора официальной информации об итогах деятельности и «первосвященников» от российской синологии, и их многочисленных последователей, а также о роли их «научных» трудов в освещении древней и средневековой истории наших восточный территорий.

    «Выдающуюся роль в истории изучения древних и средневековых народов Дальнего Востока сыграли труды русских востоковедов Н.Я. Бичурина, В. Горского, В.П. Васильева, П.И. Кафарова. Для нас наибольшую ценность представляют те их работы, основанные на летописях, в которых говорится о чжурчженях и в особенности о северных»[19].

    «П. Кафаров поставил своей целью освещение истории Приморья на основе не только китайских, но также корейских и японских источников. Он пытался… определить местонахождение древних укреплений и городов, выяснить их названия и историческую и этническую принадлежность»[20].

    Читателю, надеюсь, понятно, о каких летописях идёт речь — главным образом о китайских. То есть получается, что именно китайские летописи рассказали нам о журженях и манжурах, о древней и средневековой истории Приморья, они же задали направление мысли последующим поколениям российских «историков», впоследствии теоретически отдавших все наши зауральские территории Китаю!

    Ну, а откуда же взялись летописи у самих китайцев?

    Согласно новейшим исследованиям, история Китая начала создаваться после того, как была написана лживая, необоснованно удлинённая в глубь веков история стран Западной Европы, якобы берущая своё начало от «древней» Греции и «древнего» Рима[21].

    А написали её китайцам иезуиты-«просветители» из Ватикана, обосновавшиеся в Китае задолго до присоединения к России Приморья и Приамурья. Они же сочиняли китайцам «китайские летописи». Вот современный отзыв и об их качестве, и о правдивости описания древней и средневековой истории самого Китая:

    «Что же происходило на территории современного Китая ранее XVI века н. э.?

    Сегодня, по-видимому, на этот вопрос ответить уже не удастся, по крайне мере, на основании письменных источников. Сохранившиеся до нашего времени китайские летописи рассказывают нам о событиях на территории современного Китая, начиная лишь с эпохи XVI–XVII веков н. э.

    А первые их главы рассказывают не об истории современного Китая, а об истории Европы

    Мы отдаём себе отчёт в том, насколько будет трудно читателю расстаться с мифом о глубокой древности Китая и восточных цивилизаций в целом. Все мы издавна приучены к мысли о древности Востока по сравнению с Западом. Однако, в результате беспристрастного анализа приходится признать, что возраст восточной цивилизации примерно такой же, как и западной.

    Письменные источники в странах Востока находятся в гораздо худшем состоянии, чем на Западе. Если на Западе наука располагает старинными рукописями, восходящими к XVI–XVII векам н. э., и они доносят до современности европейскую историю, начиная приблизительно с X–XI веков (хотя и в искажённом виде), то в Китае ситуация много хуже.

    Здесь мы имеем письменные документы, относящиеся, по-видимому, лишь к XVII–XVIII векам н. э. Вряд ли мы сможем узнать что-либо о китайской истории ранее XIV века н. э. Тем более, что, как мы показали выше, окончательная версия «древней-китайской истории создана, вероятно, лишь в конце XVIII — начале XIX века н. э.»[22].

    Синолог Н. Я. Бичурин (Иакинф), кроме книг о Китае, был автором первого в России учебника китайского языка. Палладий (Кафаров) провёл 30 лет в Пекине в составе русской православной миссии. Вот сведения о нём:

    «Круг научных интересов К. был крайне разнообразен. Его переводы, исследования и описания посвящены изучению прошлого Китая, Монголии, истории маньчжур, киданей и других кочевых племён. Большое внимание К. уделял изучению истории связей Китая с другими народами, особенно истории русско-китайских отношений»[23].

    Надо полагать, Иакинфу и Палладию руководством РГПЦ было предписано войти в контакт с иезуитами и ни в коем случае не допустить разночтения в том, что уже написали китайцам о журах и манжурах, о Приморье, Приамурье и Манжурии «просветители» от Ватикана, с тем, что будет написано о них в российской истории. Разумеется, не во славу России, а в ущерб ей.

    Палладий, видимо, успешно утряс возникшие вопросы с иезуитами и, прихватив с собой «древние китайские летописи», на которых, надо полагать, едва просохла тушь, поторопился на только что присоединённые к России усилиями капитана русского флота Г.И. Невельского и генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н.Н. Муравьёва-Амурского, территории.

    «Поездка знаменитого синолога в 1870–1872 гг. из Пекина через Маньчжурию до Благовещенска, а затем через Хабаровск в Приморье, несомненно, ускорили организацию в 1884 г. во Владивостоке Общества изучения Амурского края. Работы П. Кафарова, а затем исследования членов этого Общества открывают качественно новый этап в истории археолого-этнографического изучения юга русского Дальнего Востока»[24].

    И Общество изучения Амурского края в заданном Кафаровым режиме начало прилежно трудиться. Печатные труды всех четырёх синологов, и прежде всего Бичурина-Иакинфа, исправно появляются в Санкт-Петербурге, начиная с 1828 г.

    Понятно: запахло «жареным»: а вдруг археологические раскопки и сохранившиеся в Приморье памятники и архитектуры, и жизнедеятельности русов расскажут правду о настоящей, а не выдуманной истории не только Сибири и русского Дальнего Востока, но и Руси-России в целом. И священник-китаист, засучив рукава своей рясы, становится ещё и… археологом: «Кафаров… в 1870-71 принимал участие в археологич. и этнографич. экспедиции в Уссурийский край, предпринятой Русским географическим обществом» (БСЭ, 1953).

    >

    6

    Среди иллюстраций к этой главе вы увидите изображение не то людей, не то бесов. Один из них машет мотыгой, другой — вспахивает поле. Это фрагмент крупного панно, выполненного на стене Приморского Государственного музея (ПГОМ) им. В.К. Арсеньева, точнее — в зале, где расположена экспозиция, посвящённая государству бохайцев-чжурчженей I–XIII вв. Изображённые на панно крестьяне — якобы и есть чжурчжени.

    О том, что это не русские, а китайцы (интересно, на основании чего всё-таки?) можно судить по их одеянию и, главное — по причёске! В причёске-то и есть вся «научная» прелесть данной экспозиции. Имея в виду обитателей Приморья I–XIII вв. устроители этой экспозиции изобразили причёски китайцев… второй половины XVII- начала XX вв.!

    Эту уродующую человека причёску (выбривать голову спереди, а остававшиеся сзади волосы заплетать в косичку) насильно, в знак покорности себе, ввели в «моду» манжуры, завоевавшие Китай и севшие на китайский престол в 1644 г.

    Учёные устроители этого отдела не могли не знать этой подробности. Рассчитана эта «неточность» на часто посещающих музей китайцев, помнящих ещё эти косички, но не знающих, что введены они были всего лишь 350 лет назад.

    В этой экспозиции есть ещё одно панно — многокрасочное, несомненно, стоившее Музею больших денег, на котором изображены будни блистательной столицы чжурчженей, населённой не менее блистательными её жителями: тут и полководцы, и купцы, и какие-то чиновники. «Естественно», все они азиатской внешности и одеты в китайские костюмы.

    Из представленных в экспозиции археологических находок в Приморье преобладает те, которые приятны глазу китайца.

    В 2000-м, приехав в родной для меня город Владивосток, я услышал от друзей, что отдел чжурчженей Музея несколько раз в день превращают в импровизированную площадку для митингов китайцы-туристы; их может прибывать 5–6 групп в день.

    Отправившись в Музей, я спросил у пенсионерок — дежурных смотрителей этого отдела — правда ли это? Они ответили: «Совершеннейшая правда! Вы сами можете в этом убедиться».

    Очередная группа туристов из Китая не заставила себя ждать. Скука на лицах китайцев сменилась оживлением. Всё громче и громче они стали кричать: «Смотрите, смотрите! Русские сами признаются, что Приморье когда-то принадлежало нам, китайцам! Русские — это оккупанты! Пусть русские свиньи убираются отсюда!».

    Ко всему прочему, группу сопровождал не российский гид, а китайский. Возможно — практикующийся в антирусской пропаганде политработник НОАК. Он-то и подогревал митингующих.

    Во Владивостоке 2003-го я увидел, что русофобская вакханалия в Музее не прекращается. Бестактность посещающих его китайцев была всё та же.

    «В Москве разгорается скандал между Комитетом по туризму и китайскими экскурсоводами. Во время осмотра достопримечательностей московского Кремля экскурсоводы рассказывают о России, как о “варварском королевстве, незаконно отобравшем Дальний Восток и Сибирь у Китая”, передаёт “Эхо Москвы”. Поведение китайских экскурсоводов вызвало беспокойство в Ростуризме.

    Как отмечает доктор исторических наук Института стран Азии и Африки Константин Тертицкий, некоторым из китайцев присущ шовинизм. “Они считают, что их культура самая древняя, а все прочие народы находятся ниже их по уровню развития”, - считает Тертицкий.

    Чиновники намерены подключить к разбирательству ФСБ, МВД и федеральное правительство.

    Первый подобный инцидент произошёл несколько месяцев назад во время визита председателя КНР Ху Цзиньтао в Москву. Китайский ансамбль “Весна” готовился исполнить песню “Размышления о России”, наполненную сарказмом в отношении России, её жителей и политического устройства» (Newsru.com // «За Русское Дело» № 2/139, 2007).

    Можно с уверенностью предположить, что начала обкатываться-опробываться подобная схема поведения в России китайских туристов и их гидов во Владивостоке, в ПГОМ им. В.К. Арсеньева.

    Разумеется, редакция газет «За Русское Дело» и «Потаённое» и я, их главный редактор, не могли промолчать о деяниях прокитайской пятой колонны в ПГОМ им. В.К. Арсеньева. Соответствующего содержания открытое письмо было направлено губернатору Приморского края.

    Губернатор, как это принято, перенаправил письмо в критикуемый нами Музей. Откуда вскоре пришёл ответ (исх. № 287 от 27.12.06):

    «Уважаемый Олег Михайлович! Дирекция ПГОМ им. В.К. Арсеньева, которой была передана копия Вашего открытого письма от 15.11.2006, не может согласиться с Вашими выводами об экспозиции «Археологическое прошлое Приморья» ПГОМ им. В.К. Арсеньева.

    Вы утверждаете, что в нашем музее «умышленно в китайском духе оформлен отдел «Государство чжурчженей» и что дирекция музея, конечно же, не может не знать, на интересы какого государства работает экспозиция этого отдела».

    Позвольте познакомить Вас с основными положениями концепции критикуемой Вами экспозиции. Хотелось бы отметить, что консультантами данной экспозиции выступили ведущие научные сотрудники Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Российской Академии наук» (выделено мной. — О.Г.).

    Директором этого Института является д.и.н. китаист В.Л. Ларин — персонаж, с описания «научной» позиции которого мы начали эту главу.

    Заканчивается ответ из Музея так:

    «Уважаемый Олег Михайлович, вы позиционируете себя, как публицист и в то же время даёте оценку в той области, в которой недостаточно компетентны.

    Учёный секретарь ПГОМ им. В.К. Арсеньева (подпись) Москвитина С.П.».

    Кто же конкретно подготовил для России «подарок» в ПГОМ им. В.К. Арсеньева, в письме почему-то не указывается.

    В октябре 2007 г. я снова посетил Музей, где в экспозиции, рассказывающей о чжурчженях, увидел табличку такого содержания:

    «АРХЕОЛОГИЯ ПРИМОРЬЯ. Авторы научного проекта Давиденко Т.И., Клименко И.Н.

    Научный консультант: Ивлиев А.Л. - зав. сектором средневековой археологии Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН.

    Автор архитектурно-художественного проекта: Приходько Г.В. - член Союза художников РФ.

    Художники-исполнители: Санников В.А., Большаков Н.Е., Мястовский П.И. - члены Союза художников РФ, Свиридова А.П., Кузнецова Г.А.».

    >

    Глава 3. «Стреляй не надо! Моя люди!»

    Взирая на солнце, прищурь глаза свои, и ты смело различишь на нём пятна.

    (Козьма Прутков)
    >

    1

    Что же это за «качественно новый этап в истории археолого-этнографического изучения юга русского Дальнего Востока»? «Качественно новый этап» это значит: подобострастно прокитайский и откровенно антирусский. Однако процесс исторического «окитаивания» Приморья шёл ни шатко, ни валко вплоть до появления в крепости Владивосток 28-летнего поручика В.К. Арсеньева.

    «С 1899 по 1930 гг. на Дальнем Востоке работал известный исследователь, путешественник-натуралист и писатель Владимир Клавдиевич Арсеньев. За 30 лет своей неустанной деятельности В.К. Арсеньев выполнил ряд крупных исследований, посвящённых изучению различных районов Дальнего Востока, и опубликовал 62 работы научного, популярного и литературно-художественного характера. Из них самые замечательные — «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала» стали чрезвычайно популярными и любимыми у широких кругов советских читателей» (Кабанов Н.Е. Предисловие к сб.: Арсеньев В.К. В дебрях Уссурийского края. М., 1950, стр. 3).

    Дифирамбы в адрес В.К. Арсеньева поются без малого сто лет. Его именем названы города и улицы, изучающие его наследие без устали клепают кандидатские и докторские диссертации. Дошло до того, что РПЦ собралась его… канонизировать. А между тем, одни просто не видят, другие не хотят видеть, что столь уважаемый ныне В.К. Арсеньев подложил России и русскому народу большую свинью. Дело в том, что он, находясь на исконно русских землях (исконность их подтверждается многими и многими «доарсеньевскими» топонимами Приморья), уже более полувека как закреплёнными за Россией соответствующими Русско-Китайскими договорённостями, наносил их на карту как… китайские, давая горам, рекам, ручьям, падям, долинам, отдельным высотам, бухтам и т. д. китайские названия. Их — сотни! Например, в книге «По Уссурийскому краю. Путешествие в горную область Сихотэ-Алинь в 1902–1906 гг.» их приводится около двухсот: Да-цзянь-шань, Дао-бин-хэ, Эр-цзо-цзы, У-ла-хэ, Ле-фу-хэ, Чжун-дай-цзы, Ям-му-гоу-цзы, Хуан-ни-хэ-цзы, Да-у-хэ-ми-гоу и мн., мн., др. А сколько их в книгах не упомянуты, но, тем не менее, были увековечены на местности! Это деяние было закреплено и на карте Приморья, и на карте мира (китайцы не устают повторять, что «если топонимы в Приморье китайские, то Приморье в прошлом было китайским!»).

    Мало того, Арсеньев с удивительной настойчивостью ищет и находит китайское происхождение давно устоявшихся топонимов.

    «При ляоской династии озеро Ханка называлось Бейцин-хай, а в настоящее время Ханка, Хинкай и Синкай-ху, что значит «Озеро процветания и благоденствия». Надо полагать, что название озера Ханка произошло от другого слова, именно от слова «ханхай», что значит «впадина» (без прописанных рядом иероглифов, сочетание слово-слогов «хан хай», произносимых в разной тональности, может иметь несколько совершенно разных значений. — О.Г.). Этим именем китайцы называют всякое пониженное место»… Впоследствии русские переделали это слово в Ханка»[25].

    В действительности же, Ханка это слегка переиначенное русское слова «ханьга»: «ХАНЬГА арх. Камышъ, тростникъ» (Вл. Даль). А тростника-то на озере Ханка — даль безбрежная, ширь неохватная! Нет, не удосужился Владимир Клавдиевич заглянуть в «Толковый словарь живого Великорусского языка» своего тёзки — Владимира Даля.

    «Река Арзамасовка, — пишет Арсеньев, — по-китайски называется Да-дун-гоу (Там же, стр. 147). Примечания: “большая восточная долина”».

    В.К. Арсеньев трогательно заботится, чтобы русские люди, заселявшие Приморье, не искажали насаждаемые им китайские топонимы:

    «Весь следующий день был посвящён осмотру залива Владимира. Китайцы называют его Хулуай (от слова «хулу», что означает круглая тыква, горлянка, и «вай» — залив или бухта). Некоторые русские вместо Хулуай говорят Фалуай и производят его от китайского слова «фалу», что значит пятнистый олень, что совершенно неправильно» (Там же, стр. 160).

    Там же на стр. 165: «Название Тапоуза есть искажённое китайское слово «Да-пао-цзы» (т. е. Большая лагуна)».

    «Река Тадушу почему-то называется на одних картах Ли-Фуле, на других — Лей-фын-хэ, что значит «Удар грома». Тазы (удэхей-цы) называют её Узи. Некоторые ориенталисты пытаются слово «Тадушу» произвести от слова «Дацзы» (тазы). Это совершенно неверно. Китайцы называют его Да-цзо-шу (т. е. Большой дуб). Старожилы-китайцы говорят, что дуб этот рос в верховьях реки около Сихотэ-Алиня. Дерево было дуплистое, и такое большое, что внутри его могли свободно поместиться восемь человек. Искатели женьшеня устроили в нём кумирню, и все проходившие мимо люди молились богу. Но вот однажды искатели золота остались в нём ночевать. Они вынесли кумирню наружу, сели в дупло и стали играть в карты. Тогда бог послал жестокую грозу. Молния ударила в дерево. Разбила его в щепы и убила всех игроков на месте. Отсюда и получились два названия: Лей-фын-хе и Да-цзо-шу, впоследствии искажённое» (Там же, стр. 167, выделено мной. — О.Г.).

    И т. д., и т. п. на страницах всех произведений легендарного Владимира Клавдиевича.

    Штабс-капитан, слава Богу, оставил в покое топонимы «Амур», «Уссури», «Сихотэ-Алинь», Бикин, Пидан, Манзовка и ещё два-три. Может, Арсеньев видел в тайге развалины грандиозных китайских пагод, обвитых лианами дикого винограда, подобных полуразрушенным дворцам в джунглях Индии и Камбоджи? Или на Сихотэ-Алине он открыл пещеру, набитую старинными китайскими рукописями? Или спотыкался о надгробия заброшенных китайских кладбищ? Ничего такого он нигде не встретил. Тогда зайдём с другой стороны. Прибывший в Приморье для продолжения службы Арсеньев не слыхивал об угрозе его отторжения со стороны Китая? Может быть. У меня в руках доклад «Русское дело на Дальнем Востоке» Спиридона Дионисовича Меркулова. Того самого, который в мае 1921 г. возглавил последнее Временное Приамурское правительство. С 1901 по 1912 гг. он — известный публицист, автор более 100 работ о Дальнем Востоке. Китайцев он сравнивал со «сладкой чумой». 10 марта 1912 г. свой доклад «Русское дело на Дальнем Востоке» Меркулов зачитал во дворце Его Императорского Высочества Их Императорским высочествам Великим князьям Александру Михайловичу и Сергею Михайловичу в присутствии приглашённых Его Императорским Высочествам лиц:

    «Ко мне обращались за советом, стоит ли браться за предприятие, затевать которое возможно лишь, если мы не потеряем Дальнего Востока? Положа руку на сердце, по совести и убеждению, я не мог советовать этого делать, пока не определилось, что правительство примет ряд мер к удержанию экономически уже отваливающегося края.

    В то же время среди китайского населения в русском крае, в Маньчжурии воскресает идея, крепнет убеждение, что Приамурский край должен принадлежать Китаю. То же, по словам бывшего посланника в Китае, происходит и там. Ему, посланнику, открыто говорили, что Россия захватила этот край, пока Китай был слаб, что край этот — китайский. Это сознание китайцев проглядывает и в их резко изменившемся отношении к нам — русским. Одним словом, если нет открытых угроз, скрытые уже имеются. Нельзя не считаться с отрицательным значением такого убеждения в крае и Китае.

    Мне кажется, нет нужды доказывать, что надеяться в XX столетии легко удержать только штыками отдалённую пустынную окраину, граничащую со всё более и более крепнущими соседями в течение долгого времени — невозможно. Мне кажется, трудно удержать, защитить окраину, всё более и более окружаемую теми, от кого её придётся защищать, но всё более порабощаемую ими экономически. Мне кажется, что сделать это без культурной, экономической, национальной связи окраины с центром невозможно.

    Ваши Императорские Высочества и Милостивые Государи, я ни минуты не сомневаюсь, что если дело пойдёт так, как оно шло здесь с 1898 года, без всякой войны Россия, в конце концов, вынуждена будет отказаться от Приамурья. Недаром умные, практичные китайцы-купцы, когда заводишь с ними речь о возможности войны с Китаем, говорят:

    — Зачем наша воевай, русский шибко хорошо. Его много китайский люди деньги давай.

    По словам умного китайца в Чифу — хорошо, когда в Приамурье усиливаются казённые работы, а Маньчжурия заселяется и богатеет, потому что русские выбрасывают много денег. В этом отношении, в смысле поддержания развития русских экономических и колонизационных интересов в Приамурье, мы летим в пропасть. Это ясно будет из сравнения Приамурья в 1891 году с Приамурьем в 1910 году и при сопоставлении успехов наших с успехами Северной Маньчжурии за этот же период времени.

    Население края в 1891 году (я имею в виду русское население, включая всех русских подданных) равнялось 130.000 душ. К 1910 году, не считая войск, оно возросло до 620.000 душ. Количество же китайцев в русском крае, не достигавшее в 1891 году 20.000 душ, к 1910 году возросло по самым осторожным подсчётам до 250.000. Население Северной Маньчжурии, не достигавшее в 1891 году 1.700.000 душ, к 1910 году возросло до 4.000.000 душ. В одной только Хейлуцзянской провинции оно увеличилось с 400.000 до 2.800.000 душ.

    Разве это не жалкие результаты колонизационного дела в Приамурье, принимая во внимание русские расходы на него, по сравнению с колонизационными успехами в Маньчжурии, на которые китайское правительство само не затрачивало и не затрачивает ни копейки»[26].

    Надо полагать, В.К. Арсеньев почитывал в газетах статьи С.Д. Меркулова.

    Высказывали тревогу и другие известнейшие в то время люди:

    «Сколько обитало на территории русского Дальнего Востока незаконно проникших китайцев, корейцев, японцев, никто не считал. Чехов писал в 1890 г. из Благовещенска в Петербург А.С. Суворину: «Китайцы начинают встречаться с Иркутска, а здесь их больше, чем мух…»

    «Гнездились» они в основном в глухой тайге, но и в городах их было достаточно. По переписи конца XIX века во Владивостоке проживало немногим больше 29 тыс. человек, и среди них числилось более 10 тыс. китайцев, 1360 корейцев и 1260 японцев. Побывавший на Дальнем Востоке норвежский исследователь Фритьоф Нансен сообщил, что в 1910 г. население города насчитывало 89 600 человек, из них русских — 53 тысячи, китайцев — 29 тысяч, корейцев 3200 и 2300 японцев»[27].

    Прекрасно знать о складывающейся ситуации и при этом напяливать китайский топонимический «презерватив» на русские территории — это ли не парадокс?

    А вдруг Арсеньев, подолгу пропадая в экспедициях, в самом деле плохо представлял себе «Русское дело на Дальнем Востоке»? Однако вот, что писал он сам:

    «”Как казаки в Запорожскую Сечь, так и в Уссурийский край шли китайцы (сравнение совершенно некорректное. — О.Г.), — напишет Арсеньев в своей книге. — Это были или преступники, которые спасались от наказаний и бежали из своего государства, или такие, которые не хотели подчиниться законам империи и желали жить в полнейшей свободе на воле».

    Китайцы перебирались за Уссури и Амур из Сунгарийского края, куда из центральных районов Поднебесной ссылались преступники. Не знавшие семейного очага бродяги, «всякого рода негодяи, подозрительные личности, беглые и тому подобный сброд». Русских, добавляет автор, «они считали вассалами и требовали от них дани”. Вот с кем предстояло встречаться в тайге арсеньевским экспедициям, которые называли Амурскими (хотя проходили они в Уссурийском крае)»[28].

    >

    2

    Возникает уместный вопрос: откуда Арсеньев черпал китайские топонимы на незнакомой местности? Сам он их сочинять не мог, поскольку не знал китайского языка. Приходится предположить, что путешественник интересовался названиями у промышлявших в уссурийской тайге бродяг-китайцев («хунхузов»). Так оно, вероятно, и было. Факт остаётся фактом: Владимир Клавдиевич, шествуя по русской земле, пренебрёг возможностью спрашивать названия конкретных объектов природы у русских же людей: у переселенцев, у казаков, без малого пятьдесят лет осваивавших край, у старообрядцев, устремившихся сюда после «реформ» 1666-го в РГПЦ. Кроме того, он. как путешественник-первопроходец мог лично именовать местность таким образом, чтобы топонимически она была привязана к Центральной России. В сходной ситуации западноевропейцы, нанося на карту новые земли, дублировали названия родных городов, рек или шли в ход имена католических святых.

    Возможна версия, что среди спутников Арсеньева был синолог из Владивостокского Общества изучения Амурского края, словотворчество которого и фиксировал Арсеньев. Однако учёного-синолога, как и простого переводчика, у Арсеньева не было. Ответы на вопросы, что как называется, фиксировал лично он. Записанные на слух русскими буквами китайские слово-слоги и уже однажды опубликованные он исправлял в последующих изданиях в прилагаемых к каждой книге «Примечаниях». Потому что «на пленэре» он вёл запись без учёта тональности произнесения слово-слогов, которая в китайском языке имеет смысло-разделительное значение. В «Примечаниях» при помощи русско-китайского словаря слово-слоги подгонялись под какой-то смысл; чаще автор переиначивал просто абсурдное на очень абсурдное.

    В книге «По Уссурийскому краю»: «Эль-Поуза» исправлено на Эр-цзо-цзы (вторая заводь); «Кангоузу» — на Гань-гоу-цзы (сухая падь); «Тудинза» — на Ту-дин-цзы (земляная вершина) и мн., мн. др. При этом мы не видим прописанных рядом иероглифов. Но ведь лишь конкретным иероглифом можно как бы проштемпелевать значение записанного на слух слова в китайском языке. Не ставят иероглифы в «Примечаниях» и редакторы книг Арсеньева: наверное, не хотят быть смешными в глазах синологов. О смыслоразличительном значении тональности в китайской разговорной речи писатель, скорее всего, не знал, но героически зачем-то преодолевал лингвистические трудности.

    В приведённой выше цитате из книги В.К. Арсеньева я обратил внимание на строку «Река Тадушу почему-то называется на одних картах Ли-Фуле, на других…». Значит, у первопроходца уже имелись, как минимум, две карты, на которых была река Тадушу. Но откуда? Арсеньев не уточняет их происхождение.

    Реку Тадушу (на картах 1950-х гг. — Тадуши; ныне — Зеркальная) наносила на карту в 1874 г. топографическая экспедиция Л.А. Болыдева, описавшая северо-восточное побережье Приморья. Побывавшие до Арсеньева в Уссурийском крае русские путешественники М.И. Венюков, Н.М. Пржевальский, А. Мичи и др. карт Приморья не составляли.

    Весьма возможно, что Арсеньев приехал во Владивосток из Польши с… готовыми картами-набросками Уссурийского края. Англо-японской разведке при полной прозрачности российско-китайской границы углубиться в тайгу и составить карту-схему Приморья (даже методом расспроса желтокожих искателей женьшеня) не составляло труда.

    В таком случае, Арсеньеву надо было провести съёмку местности и зафиксировать китайские топонимы на якобы впервые составляемые карты. Цель — выбить стул из-под сидящего. Каким образом? Вот китайцы (а в случае покорения Китая самураями, то и японцы) подступились к России с территориальными претензиями. Доказывая свой исторический приоритет, наши достают карту и говорят: «Мы первыми в мире нанесли Приморье на карту. Правда, топонимы здесь китайские. Извините, наш Влад Клавдич сильно полюбил Восток».

    А в ответ китайцы (или японцы) тоже достают карту Приморья с абсолютно идентичными топонимами и говорят, что она составлена в III веке до н. э. по приказу императора Циныпи Хуанди, а карта Арсеньева — ни о чём не говорит: он просто не мог обнаружить топонимы, отличающиеся от топонимов на карте времён Циныпи Хуанди!

    Пусть обожающие путешественника возмущаются, читая эти строки. Идя пока чисто логическим путём, в рамках журналистской версии мы дерзнём предположить, что картограф и будущий писатель был агентом английской разведки, завербованным ещё в Польше.

    В звании подпоручика он начинал службу в Новочеркасском полку, стоявшем на Охте в Санкт-Петербурге. Через два года, в 1897 г., продолжил её в Олонецком полку, дислоцированном в г. Ломжа недалеко от Варшавы. Англия готовила Японию к войне с Россией, предоставляя ей деньги и новейшие технологии. Она активизировала свою разведку. И в Польше — тоже.

    Налицо факт: под Уссурийский край В. К. Арсеньев подвёл топонимическую мину замедленного действия! Воистину, «по делам да узнаете их»…

    Читатель скажет, ну что вы! Арсеньев был типичным мягким русским интеллигентом, заблуждавшимся… Кто теперь не знает, что по своей простоте интеллигенты слали приветственные телеграммы японскому императору по случаю победы Японии над «проклятым самодержавием»? Но простота и наивность к Арсеньеву отношения не имеют.

    >

    3

    В аннотации к публикации Бориса Сумашедова в журнале «Чудеса и приключения» пишется: «Автор рассказывает о белых пятнах в биографии знаменитого русского путешественника, о тайных задачах его географических и этнографических экспедиций». Оказывается:

    «Во Владивостоке Арсеньев стал учиться разведывательному делу. И быстро (! — О.Г.) овладел им. Мы мало знаем об этой стороне военной биографии знаменитого путешественника. Точно лишь известно, что поручика в 1902 г. назначают командиром крепостной конно-охотничьей команды — мобильной разведывательной группы. “Охотники подбирались обычно из казаков…Весной 1905 г., когда Россия начала войну с Японией, Арсеньева производят в штабс-капитаны и подчиняют ему уже две команды… Арсеньевские охотники задержали немало шпионов и диверсантов… Генерал-губернатор Приамурского края П.Ф. Унтербергер быстро оценил способности капитана Арсеньева и перевёл его поближе к штабу, в Хабаровск. А весной 1906 г. назначил начальником большой экспедиции в дебри Сихотэ-Алиньской тайги.

    Генерал-губернатор рассчитывал, что Арсеньев с приданными ему офицерами и стрелками реализует свой опыт, накопленный в разведывательных рейдах во время минувшей войны. Громадные пространства — от побережья Японского моря и по распадкам, рекам, склонам Сихотэ-Алиньского хребта, его перевалам — надо было преодолеть пешим ходом, чтобы знать досконально, где возможны высадки вражеских десантов, где пройти войскам, где наступать, где обороняться, маневрировать или принимать бой.

    Был в перечне поставленных задач пункт «Сведения о японских шпионах”»[29].

    Первые путешествия Арсеньева начинаются в 1902 г. и тоже совмещаются, надо полагать, с обязанностями «охотника за шпионами и диверсантами». Однако вот, как встречает он в 1902 г. неожиданно появившегося на его таёжном становище странного бродягу.

    — Стреляй не надо! Моя люди!.. — послышался из темноты голос, и через несколько минут к нашему огню подошёл человек.

    Одет он был в куртку из выделанной оленьей кожи и такие же штаны. На голове у него была какая-то повязка, на ногах унты, за спиной большая котомка, а в руках сошки и старая длинная бердана.

    — Здравствуй, капитан, — сказал пришедший, обратясь ко мне.

    …Не расспрашивая его, кто он и откуда, я предложил ему поесть. Так принято делать в тайге»[30].

    Так возник в жизни Арсеньева его знаменитый проводник Дерсу Узала. Насчёт предложить поесть, — это возражений не вызовет: обычай гостеприимства до сих пор жив в Уссурийской тайге. А вот вопрос, кто ты и откуда, у таёжного костра во все времена был и уместен, и обязателен — об этом вам скажет любой дальневосточник. Тут Владимир Клавдиевич опять что-то не договорил.

    По моему глубочайшему убеждению, «Дерсу» был хорошо подготовленным японским шпионом. И если борец с диверсантами и шпионами не спросил никаких документов и наивно поверил в рассказы «Дерсу» о погибшей в эпидемию оспы семье и о прочих деталях его простенькой «легенды», начал с умилением восторгаться его умением выживать в лесу, то это странно. Странно в условиях надвигающейся войны с Японией.

    Не странно будет только в том случае, если предположить, что романтическая встреча у ночного костра была запланирована ещё в… ВаршаВс. «Дерсу» сопровождал Арсеньева какое-то время, потом исчезал из его поля зрения (чтобы передавать отчёты в Японию?) и появлялся вновь. Перед тем, как исчезнуть в 1906 г. навсегда (кстати, сразу после выполнения экспедицией Арсеньева очень ответственного задания генерал-губернатора П.Ф. Унтербергера), «Дерсу» инсценировал собственное убийство на станции Корфовская вблизи Хабаровска.

    «Недели через две… я получил телеграмму следующего содержания. «Человек, посланный вами в тайгу, найден убитым».

    «Дерсу!» — мелькнуло у меня в голоВс. Я вспомнил, что для того, чтобы в городе его не задерживала полиция, я выдал ему свою визитную карточку с надписью на оборотной стороне, кто он, и что жительство имеет у меня. Вероятно, эту карточку нашли и дали мне знать по телеграфу… Двое рабочих копали могилу, а рядом с ней на земле лежало чьё-то тело, покрытое рогожей. По знакомой мне обуви на ногах я узнал покойника.

    — Дерсу! Дерсу! — невольно вырвалось у меня из груди»[31].

    Что ж вы, Владимир Клавдиевич, взглянули на обувь, а не в лицо убитому? Так и не взглянули б. Но: «Рабочие подошли к Дерсу и сняли с него рогожку. Прорвавшийся сквозь густую хвою солнечный луч упал на землю и озарил лицо покойника. Оно почти не изменилось»[32]. Но всё-таки изменилось?

    Надо полагать, опытному диверсанту найти в тайге похожего на себя китайца, убить и переодеть в свою одежду не составляло никакого труда… А визитка? Конечно же, конечно же, оставлена на трупе! Именно для этого, а не для чего-то ещё и выдал Арсеньев визитку своему «Дерсу». «Элементарно, Ватсон!» — как сказал бы Шерлок Холмс.

    Честно говоря, это место в записках «борца со шпионами» похоже на зашифрованный отчёт. В действительности-то всё было совсем не так. Вот, что мы нашли в воспоминаниях жены путешественника — Анны:

    «Дерсу ушёл от нас, когда Володя был в лесу. Потом мы узнали, что 13 марта 1908 года каторжники, добывающие гранит на Хехцире (горы в окрестностях Хабаровска. — О.Г.), убили Дерсу из-за его винтовки.

    Осенью 1908 года Володя вернулся из короткой экспедиции, ходил под Хабаровск. Я ему говорила, что Дерсу погиб, сначала Володя не поверил. Он сразу на Корфовскую, это в 25 километрах от нас. Могилу Володя не нашёл. Они искали вместе с Дзюлем, другом Володи, начальником станции Корфовская. Через сутки Володя вернулся, утомлён, огорчён. Траурное настроение. «Мой Дерсук исчез». Следствия не было. Тогда жизнь инородца не ценилась»[33].

    Любая информация о жизни и деятельности Арсеньева предавалась гласности, а вот воспоминания его жены почему-то ждали публикации более полувека.

    …Высказывания «Дерсу» о жизни растений и животных выдают в нём синтоиста-«язычника», т. е. японца. «Дерсу» прямо-таки переигрывал со своим панпсихизмом — это слово в синтоизме обозначает наделение разумом всего, что окружает человека: животных, растений и даже камней. В кинофильме Акиры Куросава «Дерсу Узала» это подчёркивается очень выпукло.

    Но нет ни одной научной работы о религии и мировоззрении приамурских народцев, в которых цитировались бы афоризмы «от Дерсу». А ведь, казалось бы, какой кладезь! Куросава неспроста загорелся снимать этот фильм (1975). Чтобы отметить 100-летие со дня рождения до сих пор засекреченного шпиона?

    О высоком уровне японской разведки немало написано. Известно, что командующий японским военным флотом адмирал Того, желая убедиться в правильности выбранной им тактики ведения войны с русскими, лично вёл разведку в Порт-Артуре, работая в качестве «золотаря», т. е. чистил уборные в русских солдатских и офицерских казармах.

    Подготовку японского шпиона, проникшего в Петербург под видом раненого русского офицера, показал писатель А.И. Куприн в рассказе «Штабс-капитан Рыбников». Рыбникова подозревали, но так и не смогли разоблачить агенты русской разведки, пока этому не посодействовала проститутка в борделе, услышавшая, как её клиент вдруг закричал во сне «Банзай!»[34].

    Весной 1920 г. командующий партизанской Красной армии Яков Иванович Тряпицын, отступающий перед угрозой японского военного десанта, покидал со своим штабом Николаевск-на-Амуре. В качестве проводника он имел неосторожность нанять подвернувшегося под руку тунгуса.

    «Проводник» двадцать двое (!) суток водил отряд по тайге, хотя пройти надо было по достаточно обжитой местности всего 400 км (до посёлка золотодобытчиков Керби; ныне это посёлок им. Полины Осипенко). Без сомнения, ловко изображал из себя природного следопыта японский лазутчик. Потерянного времени оказалось достаточно, чтобы в среде беженцев, скопившихся в пос. Керби на р. Амгунь другим японским лазутчикам вызвать озлобление против Тряпицына, а затем осудить и расстрелять его со всем штабом.

    Другой образ таёжного проводника подарил дальневосточной литературе писатель Гр. Федосеев («Смерть меня подождёт», «В тисках Джугдыра», «Тропою испытаний», и др.), в качестве топографа-геодезиста наносившего на карту север Хабаровского края в 1950–1960 гг. Это эвенк Улукиткан.

    «Геодезистам и топографам благодаря Улукиткану удалось сохранить на карте этого региона названия рек, озёр, хребтов»[35]. А где топонимы, зафиксированные В.К. Арсеньевым со слов его проводника?

    К моей маме, Лахмостовой Зое Леонтьевне, всю жизнь проработавшей наблюдателем метеопоста в нижнем течении реки Бикин (один из правых притоков Уссури) в черте посёлка Лесопильное, нередко наезжал с верховьев Бикина её начальник, техник-метеоролог — удэгеец (а может быть, таз) по фамилии Уза (само собой, без окончания «-ла», которое идёт из китайского языка и означает «старик»).

    Уза — это имя одного из родов народа Удэ. Если Дерсу УЗАла не японский шпион, то к роду Уза он не может не принадлежать; и потому мне показалось странным, почему техник-метеоролог Уза за много лет ни разу не загордился столь знаменитым родственником, почему в удэгейском национальном посёлке Красный Яр в верховьях Бикина до сих пор нет памятника Дерсу?

    Когда я однажды попросил техника рассказать о Дерсу, то Уза вдруг побледнел, странно посмотрел на меня и ничего не ответил. Надо полагать, перебирали они, современные удэгейцы (или тазы), своих умерших родственников досконально, но безрезультатно: не было в роду Уза Дерсу Узала. Никогда.

    Побледнел и промолчал техник Уза потому, видимо, что получил инструктаж «не болтать» от Приморского КГБ…

    Здесь стоит рассказать, какая в связи с деятельностью В.К. Арсеньева топонимическая драма ожидала Приморье в наши дни…

    >

    4

    В старой сумке я держу карты Российской Федерации. Вынимаю на досуге первую попавшуюся. Оказалась — Свердловской области. Смотрю, и глаза разбегаются от множества названий рек, озёр, возвышенностей, проникнуть в смысл которых современному человеку практически невозможно. Здесь реки: Реж, Лямиа, Тагил, Ницца, Кирга, Пышма, Лозьва, Саска, Ёлва и т. д.; озёра: Ваткатур, Синтур, Куртугуз и т. д. Точь-в-точь такая же картина на картах всей Руси от берегов Тихого океана до Балтики.

    Непонятны они потому, что возникли в глубочайшей древности, придуманы были по теперь забытым лингвистическим законам. Обычно «учёные»-топографы находят созвучные этим именам слова в лексиконе какой-нибудь малой народности и «переводят» на русский язык. Получается смешно, коряво, нелепо, но, тем не менее, так принято.

    Но! О том, какое значение они имеют в познании тайн истории России, говорит открытие, сделанное доктором исторических наук, лауреатом премии им. Дж. Неру Н.Р. Гусевой и канд. ист. наук С.В. Жарниковой.

    Оказывается, многие названия рек на европейском Севере Руси продублированы в… Индии, а если и не продублированы, то легко переводятся на современный русский при помощи санскрита — одного из диалектов древнеславянского. И ничего сверхъестественного в этом нет, потому что древнеиндийскую цивилизацию основали когда-то славяно-русы, часть которых ушла в будущую Индию с Русского Севера.

    «На Русском Севере по сей день можно встретить названия рек, явно связанные с санскритом, объясняемые только при помощи древнего языка арьев — санскрита, так же как названия многих деревень и сёл»[36].

    Вот «индийские» имена рек Архангельской и Вологодской областей: Ганга, Гавиньга, Гангрека, Гангозеро, Гавяна, Индога, Индига, Калия, Лала, Лакшма, Сумера, Тара и т. д., и т. п. (названия даются по картам, взятым из дореволюционных изданий).

    Не сомневаюсь в том, что остальные топонимы Руси, в том числе и на Урале, со временем получат доказательства их русского происхождения.

    И какой вред нанёс бы некий реформатор, взявшийся стирать топонимы с карты России! А если бы такое однажды произошло, то легко представить ужас людей, однажды проснувшихся на берегах не Волги, а, предположим, реки Глинистой, не Ангары, а реки Хариузной и т. п.

    Примерно такую ситуацию пережили жители Приморского края, когда в конце 1980-х гг. вдруг увидели, что на картах, дорожных указателях, в газетах, официальных документах десятки и сотни рек, ручьёв, сопок, падей стали вдруг называться «не так».

    Частично некоторые топонимы Приморья (Иман, Тетюхе, Манзовка, Сучан и др.) были ликвидированы сразу после известных событий на уссурийском речном острове Даманский в 1969 г. Населению вполголоса власти дали понять, что сделано это было потому, что названия эти китайского происхождения, что «китайцам не надо давать повода для территориальных притязаний».

    Тотальная и гораздо более дорогостоящая акция конца 1980-х гг. (под шумок «перестроечной» вакханалии) была проведена тоже втайне от населения и неизвестно по чьей инициатиВс.

    Действительно, карта Приморья до её переписывания, была «нафарширована» китайскими названиями. Как уже сказано выше, «наградил» ими эти исконно русские земли ни кто иной, как писатель и путешественник, топограф и географ-краевед В.К. Арсеньев. Может быть, мы к нему слишком предвзяты? Тогда всмотримся в его топонимическое творчество ещё раз. Вот как, к примеру, кладёт он на карту бассейн реки Иман (ныне это река Бол. Уссурка):

    «Река Тайцзибери (один из притоков Имана. — О.Г.) длиной 100 км, она очень порожиста, завалена буреломом… В нижнем течении Тайцзибери имеет следующие притоки: с правой стороны Цоло-гоузу (12 км), Чанцзуйзу, с горой того же имени, и Сибичу; потом следуют: Ханихеза, Бэйлаза и Динанца. Сибича образуется из слияния Сяо-Сибичи и Санчазы и имеет течение в среднем 9 км в час, глубину около 1,5 м и ширину близ устья 50 м. Если идти вверх по правой речке, то можно в два дня выйти на р. Бейцухе, по второй — в четыре дня на Шитохе (верхний приток Бикина). С левой стороны в р. Тайцзибери впадают: Нанца (25 км), Тяпо-гоу (20 км), Цамцагоуза (30 км), Поумазыгоу (12 км) и Талингоуза (40 км). Между устьями третьей и четвёртой рек находится довольно высокая гора, которую местные китайцы называют Логозуйза»[37].

    Неприятные для русского уха и глаза китайские слова в изобилии нагромождены во всех сочинениях В.К. Арсеньева.

    В конце каждой своей книги Арсеньев даёт развёрнутые «Примечания», в которых переводит топонимы с китайского на русский. Например, Цологоузу сначала поправил на Цзо-ло-гоу-цзы, а потом указал — «долина с завядшей травой»; Чанцзуйзу исправлено на Чан-цзун-цзы, что якобы обозначает «длинный клюв». И т. д., и т. п.

    Один и тот же слог, произнесённый в разной тональности, может иметь до четырёх совершенно разных значений. Например, «дао» это: и «остров», и «опрокидывать, лить жидкость», и «путь, дорога», и «до, доходить, достигать, прибыть»[38]. Поэтому точный смысл какого-то сложного понятия даже китаец может уяснить, лишь увидев его прописанным в виде иероглифа.

    Поскольку хунхузы писать иероглифы не умели, то Арсеньев по возвращении домой при помощи китайско-русского словаря приспосабливал «Цологоуза» под «Цзо-ло-гоу-цзы», «Чанцзуйза» под «Чан-цзун-цзы» и т. д. Потому что слогов «цо» и «за» в китайском языке просто-напросто не существует, и он подгонял их под «цзо» и «цзы». Отсюда «длинные клювы», «долины с завядшей травой» и прочая тарабарщина.

    В.К. Арсеньев был и остаётся тёмной личностью, хотя бы из его отношения к попадающимся на его пути явно некитайским названиям. Вот встретилась ему в бассейне р. Иман котловина под названием Картун «в 6 км длиной и 3 км шириной». Название чисто русское. Открываем словарь Вл. Даля: «КАРАж. казнь, наказание, строгое взыскание»; «ТУНЕ нар. тунно сиб. (! — О.Г.) втуне, даром, безплатно, без пользы; тщётно, дарово, напрасно, попусту; без вины, без причины». То есть в этой котловине кто-то когда-то был «невинно казнён». До сих пор в разговорном русском слово «карачун» означает «конец», «смерть», «гибель» (Вл. Даль).

    Но путешественнику по возвращении во Владивосток, как уже тоже замечено, не приходило в голову заглянуть в словарь Вл. Даля. Он пишет: «Слово «картун» (вероятно «гао-ли-тунь») означает «корейский посёлок».

    Не вдохновил Арсеньева на поиски русских корней в приморских топонимах даже такой эпизод: «Незадолго до сумерек мы добрались до участка, носящего странное название Паровози. Откуда произошло это название, так я и не мог добиться»[39]. Как откуда? От слова «паровоз»! Он, наверное, был бы рад переиначить и это слово на китайский лад, но никак не получилось!

    В этой книге мы поясним, откуда в дремучем Уссурийском крае появился этот топоним, а пока замечу, что, не умаляя заслуг В.К. Арсеньева, пора всё-таки разобраться в побудительных мотивах этого человека, заложившего под Приморье топонимическую мину замедленного действия.

    Первые карты Приморья и Приамурья и до революции 1917 г., и в советские времена создавались, естественно, при активном участии В.К. Арсеньева и по состоянию на 1969 г. содержали в себе:

    1) топонимы, зафиксированные В.К. Арсеньевым со слов китайских бродяг;

    2) топонимы, данные местными малыми народностями;

    3) топонимы, данные славяно-русами до н. э. и сохранившиеся неискажёнными до 1969 г.;

    4) топонимы, данные славяно-русами до н. э., но китаизированные В.К. Арсеньевым;

    5) топонимы, данные славяно-русами и сохранившиеся до наших дней.

    Представление о первой группе читатель уже имеет, на второй не буду останавливаться, т. к. к ним в общем-то замечаний нет.

    К третьей группе относятся: Манзовка, Иман, Сучан, Пидан, Шайга, Ханка, Кхуцин, Пфусунг, Садага, Улунга, Самарга, Тамга, Табарга, Силан, Сица, Олон, Лефу Фудзин, Майтун и мн. др.

    К четвёртой группе относятся гидронимы, искажённые вследствие неправомочного исправления русских окончаний в названиях рек «-ха» и «-га» на китаизированное «-хе» и «-гоу». Тетюха — на «Тетюхе», Майха — на «Майхе», Улаха — на «Улахе», Мутуха на «Мутухе», Култуха на «Култухе» и мн. др.; Ванга на «Вангоу», Квандага на «Квандагоу», Поуга на «Поугоу», Инза-Лазага на «Инза-Лазагоу», Литянга на «Литянгоу» и мн. др. Кстати, если «хе» по-китайски «река», то «гоу» вовсе не «река», а: «ров, канава»; «собака»; «достаточно, довольно».

    К пятой группе относятся: Амур, Сихотэ-Алинь, Уссури, Бикин, Алчан, Хор и др.

    Разумеется, карту Приморья надо было чистить от китаизмов, но, во-первых, после глубоко научной проработки возникшей проблемы, в том числе путём организации экспедиций «по следам Арсеньева» с целью возможного выявления русских названий, существовавших ко времени его путешествий; во-вторых, делать это надо было не подковёрно, а в условиях широкого объяснения ошибок Арсеньева, т. е. гласно.

    Вот малая часть современных названий рек Приморья, родившихся «от фонаря» в тиши кабинетов тамошних чиновников: Осиновка, Спасовка, Крыловка, Кривая, Перекатная, Чёрная, Берёзовка, Малиновка, Откосная, Партизанская, Зеркальная, Высокогорская, Черёмуховая, Рудная, Дорожная, Комиссаровка, Студёная, Илистая, Снегуровка, Павловка, Арсеньевка, Улитка, Ивнячка, Комаровка и т. п.

    Привожу выходные данные первой обновлённой карты Приморья: «Карта составлена и подготовлена к печати Дальневосточным аэрогеодезическим предприятием Роскартографии в 1989 г. Адрес: 680000 г. Хабаровск, ул. Шеронова, 97. Редакторы В.Ф. Анейчик, П.Г. Вебер».

    >

    5

    В своей книге «Белый Конь Апокалипсиса» топонимической драме Приморья я посвятил несколько страниц. От простых читателей Приморья у меня — ни одного недоброжелательного письма. Отрицательные отзывы пришли от людей, кормящихся из «научного корыта», т. е. прямо или косвенно ответственных за бездарно проведённую операцию на карте Приморья.

    По своей наивности я полагал, что «специалисты» будут мне благодарны за методологию прочтения русских топонимов, не уничтоженных Арсеньевым, по Всеясветной Грамоте Древней Руси. Однако их отзывы — это просто оскорбления в мой адрес. К таковым относится, например, публикация в «Вестнике Сахалинского музея» за 2004 г. статьи известного в Хабаровске картографа Г.Г. Левкина. На предложения объясниться он ни разу не ответил. Поэтому я был вынужден обратиться к нему с открытым письмом, которое я привожу здесь, чтобы читатель почувствовал остроту возникшей проблемы.

    «Топографу-академику ЛЕВКИНУ Г.Г., г. Хабаровск

    Копия: губернатору Приморского края г-ну Дарькину,

    г. Владивосток

    ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО.

    Уважаемый Григорий Григорьевич!

    Выражаю своё недоумение по поводу Вашего отзыва на мою книгу «Белый Конь Апокалипсиса» в ежегоднике «Вестник Сахалинского музея» № 11 за 2004 г. подзаголовком «Издевательство над топонимикой». Вы позволили себе в некорректной форме (мы с Вами лично не знакомы) «прокатиться» по моей персоне:

    «Написана она (книга. — О.Г.) на уровне амбициозного репортёра-неудачника из районной газеты, который, услышав звон, не разобравшись, где он, сам начинает бить во все колокола, выдавая растрезвоненное за научное открытие. Может быть, это сказывается его давняя работа гражданским вольнонаёмным в отделе писем газеты Краснознамённого Дальневосточного военного округа «Суворовский натиск»?».

    В 1965–1966 гг., в возрасте 23 лет отслужив срочную в СА, я действительно работал литературным сотрудником в Бикинской районной газете «Коммунист» (Хабаровский край), постигая азы журналистики самостоятельно. Непредвзятый литератор, полистав подшивку газеты «Коммунист» за эти годы, скажет, что «амбициозным репортёром-неудачником» я не был, т. к. опубликованные мною материалы найдёт вполне приемлемыми.

    А как понять Ваше: «…сказывается его давняя работа гражданским вольнонаёмным в отделе писем газеты КДВО «Суворовский натиск»?». Или поработать в этой газете — всё равно, что отлежать в «палате № 6»? Работал я в «СН» в 1969–1971 гг., т. е. 35 лет назад, и замечаний ко мне тоже не было…

    Собственно, Вы встревожились-то не по делу. Вы критикуете мою книгу с точки зрения современных топонимической и исторической наук. Но ведь она вовсе НЕ НАУЧНОЕ издание! Моя книга «написана в ЖАНРЕ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ОЧЕРКА», о чём и сказано в аннотации к ней, т. е. она и не претендует на научность.

    Публицистика формулирует и ставит проблему, обращает на неё внимание читателей, в т. ч. учёных мужей и политиков, с целью её разрешения. Вы же судите игру в футбол по правилам баскетбола. Боже меня упаси пристроиться к исторической науке, войти в круг её старчески трусоватых адептов — мастеров держать нос по ветру.

    Будучи твёрдо убеждённым, что топонимы Приморья уходят своими корнями в неолитическую молодость русского народа, я привлёк Всеясветную Грамоту (ВГ) Руси Великой, прочёл топонимы Приморья с её помощью, и открылась неприглядная картина.

    Получилось, что дальневосточные «историки» в смычке с «топографами» работают на отторжение от России русского Дальнего Востока в пользу Китая. Кто в силу устоявшейся догмы, что русских до Ермака в Сибири и на Дальнем Востоке не было, а кто и вполне сознательно. В книге я об этом открыто не заявил.

    А вот сейчас, после злобного отзыва «историка» В.В. Иванова на мою книгу в журнале «Дальний Восток» «Зачем самураю… лапти?» (№ 11–12, 2002) и Вашего в «Вестнике Сахалинского музея» прямо утверждаю, что некоторые историки и археологи, топографы, музейные работники и журналисты СМИ Дальнего Востока, купленные китайцами за конкретные суммы, составили ПРОКИТАЙСКУЮ ПЯТУЮ КОЛОННУ и отрабатывают свои иудины деньги!

    Не странно ли, что негодуют при виде моих книг только люди, вроде бы приставленные охранять наши государственные интересы в истории и топонимике. А иначе не объяснить тот факт, что уже при де-факто начавшейся оккупации китайцами нашего Дальнего Востока до сих пор не появилось ни одной сильной (или даже слабой) научной работы, доказывающей лживость и необоснованность исторических претензий китайцев на наши Сибирь и Дальний Восток.

    А ведь сейчас добросовестному историку есть на что опереться: появились наконец БАЗИСНЫЕ труды академиков РАН А.Т. Фоменко, Г.В. Носовского, академика РАН, доктора философских наук, профессора, крупнейшего специалиста по славянской мифологии и палеографии В.А. Чудинова (прочитавшего по-русски надписи, относящиеся к неолиту и даже палеолиту!), историка, археолога и писателя Ю.Д. Петухова, писателя и историка П.П. Орешкина, учёных И. Давиденко, Я. Кеслера и мн. др., из трудов которых хорошо просматривается первичность русской протоцивилизации по отношению ко всем другим цивилизациям древности: западноевропейской, индийской, арабской, еврейской, «древне»-греческой, «древне»-римской и, конечно же, китайской!

    Тем не менее, в Краеведческом музее им. В.К. Арсеньева (г. Владивосток) в прокитайском духе оформлен отдел «Государство чжурчженей», который в день посещают 5–6 групп (150–200 человек) туристов из Китая. Войдя в него, они впадают в бешенство и начинают кричать: «Смотрите, русские сами признаются в том, что эти территории когда-то принадлежали Китаю!!!»

    Дирекция музея не может не знать, на интересы какого государства работает экспозиция этого отдела.

    Всякая попытка начать воспитание населения Дальнего Востока в национально-патриотическом духе беспощадно преследуется (тоже на китайские деньги?) по ст. 282 УК РФ как проявление «фашизма», «шовинизма», как «разжигание межнациональной вражды и розни». Например, по этой статье за издание тиражом 999 экз. якобы «фашистской» газеты «Нация» в Хабаровске в 2003 г. условно был осуждён молодой человек С.С. Лукьяненко. А во Владивостоке дело дошло до физического уничтожения издателей патриотических газет.

    Честный учёный-топограф в создавшейся ситуации, прослышав о возможности прочесть по-русски, а не по-китайски исконную топонимику юга русского Дальнего Востока, радостно встрепенётся. Ведь это шанс спасти ситуацию! Он спросит, а что это за Всеясветная Грамота Древней Руси из 147 Буков? Где её достать? Вы же, Григорий Григорьевич, ёрничаете: «…новоявленные перво-создатели так называемой «Всея светлой Грамоты», «…Буковы… дошли до некоего А.Ф. Шубина-Абрамова» и т. д.

    Между тем, Всеясветная Грамота — это наша древняя, тщательно продуманная единая слогово-графическая система составления русских имён и фамилий в соответствии с точной индивидуальной генетически-родовой доминантой каждого из нас, а также топонимов в соответствии с философско-мировоззренческим пониманием-видением Русичами объектов Природы.

    В настоящее время топонимика Приморского края ЗАМЕНЕНА ПОЛНОСТЬЮ. Причина: якобы 99 % из них имеют китайское происхождение. Однако предварительная серьёзная научная работа при этом не проводилось, и не было указано на роковую ошибку писателя и топографа В.К. Арсеньева, исказившего на китайский манер древнейшие русские топонимы, а то и немотивированно приписавшего речкам и возвышенностям Приморья китайские названия, черпая их из уст бродяг-китайцев, незаконно проникавших в уссурийскую тайгу в начале XX века.

    Надо, наконец, громко заговорить о том, что топонимическое творчество Арсеньева на территории Приморья — преступление против России. А то ведь получается, что мы, не объяснив предварительно причин появления китаизмов на карте Приморья (как будто бы они были всегда), тихо признали историческую незаконность своего пребывания в Приморье. Другого подтекста в создании новой карты Приморья увидеть невозможно. Придёт время, и китайцы этим воспользуются!

    Вы пишете о себе, как о «профессиональном топографе, многие годы занимающемся дальневосточной топонимикой». Тогда разъясните мне, за что впали в немилость, к примеру, два топонима из многих в Партизанском районе Приморского края? Шайга (название маленькой речки, а по ней — знаменитого Шайгинского городища) и Пидан (название горы). Что же в них-то китайского? Окончание «-га» здесь по Букове ВГ:

    — Га. Означает движение в будущее и присутствует во множестве русских гидронимов с окончанием на «-га»: ВолГА, ПинеГА, ОнеГА и т. д.;

    — Ша — тоже Букова ВГ, означает защиту;

    — И — несёт идею скрытой потенции чего-то (не исключены оздоровительные свойства воды в Шайге). А горе Пидан — Пи дан.

    — Пи — Букова ВГ и означает «загадку, связанную с мирами иными, параллельными».

    И в самом деле, на горе Пидан наблюдаются таинственные явления, что сегодня привлекает к ней пристальное внимание во всём мире. А река ПИнега (наш европейский Север) течёт среди рыхлых горных пород, русло её спрятано в многокилометровых пещерах, и она тоже полна загадок. Может быть, и гидроним Пинега китайского происхождения? Сейчас Пидан стал «Ливадийским хребтом» (крымский мотив?), а Шайга — рекой Ратной. Так кто же издевается над топонимикой?

    Вы далее пишете: «…сам О. Гусев несколько раз в книге подчёркивал, что он некоторое время учился во Владивостоке и вроде бы изучал китайский язык. Вот только, как он изучал китайский язык, мы поймём из нижеследующего его замечания, что в китайском языке 190 иероглифов ключей, позволяющих разбираться в сложных иероглифах. В китайском и японском языках существуют 214 ключей, о чём знает каждый первокурсник».

    Я не «вроде бы», а в самом деле изучал китайский язык в Дальневосточном Государственном университете и «несколько раз не подчёркивал» это в книге. Зачем же? У меня сохранился «Учебник китайского языка» Т.П. Задоенко и Хуан Ши-ина (М., «Наука», 1973). Раскрываю его на стр. 19:

    «Ранее таких ключей (к китайским иероглифам. — О.Г.) насчитывалось 214. За последнее время общий список ключей пересмотрен китайскими лингвистами. Из него исключены знаки, употребляющиеся в ограниченном количестве иероглифов или в неупотребительных сейчас иероглифах. Ныне в Китае принята таблица, включающая около 190 ключей (в том числе и вариантов некоторых ключей)».

    Выходит, Ваше знание предмета, Григорий Григорьевич, не без изъяна, поскольку странно «лопухнулись» с количеством этих самых иероглифов-ключей… Подсказываю адрес учреждения в Хабаровске, в котором можно проверить эту цитату: ул. Муравьёва-Амурского, д. 1/72. 64.

    С наилучшими пожеланиями — ГУСЕВ ОМ., проф. Международной Славянской Академии, гл. редактор Всероссийской газеты «За Русское Дело».

    7 октября 2006 г.»


    Гипотеза о том, что на юге Дальнего Востока существовала могущественная цивилизация славяно-русов (поименованные «историками» как «чжурчжени»), выдвинутая в моей книге «Белый Конь Апокалипсиса» главным образом на основе прочтения наиболее значительных топонимов Приморья, не уничтоженных В.К. Арсеньевым, сегодня подтверждается.

    Вторая Амурская экспедиция, организованная редакциями газет «За Русское Дело» и «Потаённое», установила, что Приморье — это страна древнейших насыпных пирамид, достигающих 300 м в высоту. Местному населению они известны как «сопки». Две из них, «Брат» и «Сестра», расположены в окрестностях г. Находка.

    Верхняя треть сопки «Брат», имевшая внутри себя большое помещение с цельнолитыми бетонными стенами, по распоряжению властей Приморья была взорвана в середине 1960-х гг. и сегодня представляет собой крайне удручающее зрелище.

    Совсем недавно выдающееся открытие сделал в Приморье Генрих Петрович Костин — подводный археолог и тренер спортсменов-подводников. На дне, берегах и островах залива Петра Великого он тоже обнаружил неопровержимые доказательства существования в Приморье мощной цивилизации (12 крупных городов и около 30 крепостей, в бухте Золотой Рог зимовали до 200 кораблей), которая, к сожалению, погибла в результате землетрясения.

    «На островах, на побережье и дне заливов и бухт аквалангисты клуба «Восток» находили фрагменты керамики и бронзовые зеркала, следы культуры, существовавшей ещё в VI–V тысячелетии до нашей эры. Особый интерес вызывают найденные детали повозок, из которых следует, что полторы тысячи лет назад на территории Приморья уже ходило колесо, и не в виде игрушки, как у древних инков, а как неотъемлемая часть транспортного средства. Одним словом, территория Дальнего Востока России в те века была культурным центром евроазийского материка» (Дека Н. «Приморская Троя ждёт своего Шлимана». «АиФ Приморье» № 12, 2006 г.).

    Погибла эта цивилизация после XV или XVI вв. н. э., поскольку до этого времени в залив Петра Великого ещё заходили корабли, в частности, — японский военный корабль, который был уничтожен местными жителями. Имеется и достаточно доказательств того, что цивилизация Приморья была не китайской, а славянской цивилизацией. Цитирую:

    «В каменоломнях о. Рейнике можно обнаружить следы клина — чисто славянского способа вырубания камня. Каменный тротуар — славянский приоритет. Каменные мостовые были в старой Москве, Киеве, Пскове ещё до христианства. И таких перекличек с древней славянской культурой на Дальнем Востоке немало. Грушевидные колодцы, встречающиеся на территории Приморья, устроены так же, как у северных славян.

    На дне залива Петра Великого лежит полтора десятка древних судов. По словам Костина, на некоторых из них вместо стальных деталей — медные. Поэтому можно предполагать, что они были спущены на воду ранее VII–IX вв. н. э. У них было две палубы — это вам не беспалубные суда Колумба! Кстати, на севере даже простые рыбаки имели палубные суда — иначе замёрзнешь.

    …Почему же эти факты так и не стали достоянием широкой общественности? По мнению Костина, это связано с тем, что соседние с Россией страны претендуют на наши земли» (Там же).

    Что касается повозок на колёсах, то в прекрасном сельском музее села Сергеевка (Партизанский район), который основал известный в Приморье скульптор, писатель и археолог Семён Никитич Горпенко, я лично сам видел тормозные колодки с этих колёс, которые отличаются от современных железнодорожных тормозных колодок лишь размерами.

    Они вполне подошли бы к сегодняшней вагонетке. Вот откуда в бассейне реки Иман топоним «Паровози», т. к. там, видимо, когда-то что-то перевозили на таких вагонетках, сцепленных в составы. Тянули эти составы, может быть, и не паровозы, т. к. «паром» могли называть и ныне забытый вид энергии.

    (Обегал же когда-то по периметру остров Крит, охраняя его, железный робот без всякой подзарядки!)

    Были и рельсовые пути, которые после землетрясения растащили местные «туземцы» на ножи и другие изделия. В музее С.Н. Горпенко лежат миниатюрные костыли от этой «ж.д.».

    >

    Глава 4. Потомок Рюриковичей о прошлом Приморья

    Настоящее есть следствие прошедшего, а потому непрестанно обращай свой взор на зады, чем сбережёшь себя от знатных ошибок.

    (Козьма Прутков)
    >

    1

    Безмерны преступления российских «историков». Их руки по локоть в русской крови, потому что, клевеща на Русь — Россию, они тем самым кличут на наши земли толпы завоевателей. «Политруки» этих завоевателей говорили солдатам:

    «Русские — это недочеловеки. У них, в отличие от всех других народов, до 988 г. не было истории, письменности, культуры. Живя в землянках и одеваясь в шкуры диких животных, они позвали норманнов для управления собой, а потом захватывали не принадлежащие им территории. Они всё или переняли, или украли у нас. Если вы не верите, то знайте, это не мы придумали — об этом сказано в трудах российских же историков».

    Вот, что писал Л.Н. Толстой в своих дневниках 4–5 апреля 1870 г. об одном из таких «историков» — С.М. Соловьёве:

    «Читаю историю Соловьёва. Всё, по истории этой, было безобразие в допетровской России: жестокость, грабёж, правёж, грубость, глупость, неумение ничего сделать… Читаешь эту историю и невольно приходишь к заключению, что рядом безобразий совершилась история России.

    Но как же так ряд безобразий произвели единое великое государство?

    Но, кроме того, читая о том, как грабили, правили, воевали, разоряли (только об этом и речь в истории), невольно приходишь к вопросу: что грабили и разоряли?… Кто и как кормил хлебом весь этот народ?… Кто ловил чёрных лисиц и соболей, которыми дарили послов, кто добывал золото и железо, кто выводил лошадей, быков, баранов, кто строил дома, дворцы, церкви, кто перевозил товары? Кто воспитывали рожал этих людей единого корня? Кто блюл святыню религиозную, кто сделал, что Богдан Хмельницкий передался России, а не Турции или Польше?…

    История хочет описать жизнь народа — миллионов людей. Но тот, кто… понял период жизни не только народа, но человека… тот знает, как много для него нужно. Нужно знание всех подробностей жизни… нужна любовь. Любви нет и не нужно, говорят. Напротив, нужно доказывать прогресс, что прежде всё было хуже…».

    Напрасно вы подумали, что величайший из писателей мира Л.Н. Толстой сумел задать тон критическому отношению ко всем российским историкам или, по крайней мере, к С.М. Соловьёву. Члены единой мафии «историков» своих в обиду не дадут. Ровно через 110 лет мы читаем:

    «В обращённой к широкому читателю книге о С.М. Соловьёве его двадцатидевятитомная «История России с древнейших времён» оценена так: «…он создал наиболее полную, цельную и… наиболее обоснованную концепцию истории России, ставшую вершиной… историографии»[40].

    Инструменты и методы, при помощи которых создавалась история Руси-России, историки называют, само собой, «научными». Но если, согласно их научным методам, блестящие созидатели русской государственности Иван Грозный и Иосиф Сталин были тиранами и кровопийцами[41], Пётр I, жалкий поклонник всего западного, — наилучший российский царь-император, а найденная на Нижнем Амуре скульптурка женщины европеоидного типа может быть выброшена в мусорную кучу, то от таких «научных» методов надо без сожаления отказаться.

    И ничего страшного не произойдёт, если в познании тайн русской истории мы возьмём на вооружение иные — свои правила. С точки зрения историков, они — «глубоко антинаучные». Но на них-то мы и обратим наше пристальное внимание. Ниже сделана попытка кратко их сформулировать.

    Правило первое. Всё, о чём упорно с рождения и до смерти говорят вам «историки», смело поверните наоборот, точно на 180 градусов. Вообразите, что до 988 г. русские были самым грамотным на планете Земля народом, что никакой княжеской междоусобицы не было, что И. Грозный и И.В. Сталин были величайшими и гуманнейшими созидателями российской государственности, что не было татаро-монгольского «ига», что не в такой уж далёкой древности Русь была не крохотным Киевским государством, а Всемирной Протоимперией Великая Русь[42].

    Это невероятно, но вы совсем скоро убедитесь, что ваше воображение вас не подвело. Окажется, что факты, подтверждающие вашу догадку, существуют; и их много. Просто раньше вы не обращали на них внимания.

    Правило второе. Выясните, что стремятся скрыть «историки»; выяснив — поймите для чего, ибо за их умолчанием, как правило, скрывается нечто для нас очень важное.

    Правило третье. Не имея времени перечитывать груды книг с предлагаемыми в них историческими версиями, развивайте сердечное видение: если с первой же минуты от прочитанного становится дискомфортно на душе, то знайте, это протест вашего подсознания, это включилась в работу ваша генетическая память. Значит, книгу можно отложить в сторону: она слеплена, чтобы сделать из нас ничтожество.

    Правило четвёртое. Помните, в русских былинах и сказках в якобы иносказательной форме содержится самая настоящая правда, относящаяся к древней и древнейшей истории Руси. В них — информация об утраченных, вследствие насильственной христианизации, цивилизациях человека белой расы, о его былых выдающихся нравственных, интеллектуальных и физических возможностях!

    Правило пятое. Читайте книги авторов, знание русской истории которым передавалось в их семьях из поколения в поколение. У таких авторов будут расхождения в подробностях, которых не должны вас огорчать, т. к. сохранять Знание приходилось в жёстких условиях. Например, тайнознанию в раннем детстве обучался Александр Семёнович Иванченко — автор книги «Путями великого россиянина»[43], наш современник.

    Полагаю, пользуется тайным семейным архивом и писатель Владимир Алексеевич Шемшук, написавший: «Бабы Яги — кто они?», «Как нам вернуть Рай», «Этическое государство», «Как родить бога» и мн. др. Среди таких замечательных людей есть и те, которые по каким-либо причинам не написали (или ещё не издали) своих книг.

    Правило шестое. Читайте книги историков, ставших на путь резкой конфронтации с «историками», кормящимися из бюджетного корыта. Это книги: Ю.Д. Петухова, В.А. Чудинова, А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, Я.А. Кеслера, И.В. Давиденко, В.М. Дёмина, И. Агранцева и мн. др.

    Без усвоения этих правил наш прорыв в познании русской истории не состоится.

    >

    2

    Из уст ныне здравствующих людей мне довелось услышать кое-какие фрагменты из истории Руси, в устной традиции передававшиеся в их семьях из поколения в поколение. Один из таких удивительных людей — Генрих Петрович Костин. Вот несколько строк из его родословной.

    Костины вышли из рода Арбениных и Алябьевых, т. е. из Рюриковичей, которые на самом деле были не немецкими, не шведскими, а славянскими князьями. Один из предков Костина был десятником в Засадном полку на Куликовом поле (1380) и полковником в битве при Грюнвальде (1410). За героизм, проявленный в этих сражениях, русские цари наградили предков Генриха Петровича княжескими званиями.

    Кроме того, им были пожалованы земли, в частности, — деревня Костино, что и поныне под Москвой, бывшая вотчина Костиных, которых в русской истории — не менее трёхсот имён. Ближайший предок — дед Г.П. Костина по отцовской линии — крупный латифундист и изобретатель. Живёт Генрих Петрович Костин во Владивостоке, многие годы занимаясь подводной археологией. Он 17-кратный чемпион СССР по подводному спорту, тренер подводников-спортсменов.

    Наш разговор на палубе одного из плавучих пирсов мыса Чуркин в бухте Золотой Рог начался с его замечания о том, что мы порой плохо читаем «историков» (видимо, тоже накипело на душе!), своими «замыленными» глазами не замечая их вранья. Генрих Петрович протянул мне книгу дальневосточного краеведа и историка Амира Александровича Хисамутдинова «Владивостока Этюды к истории старого города» (Владивосток. ДВГУ, 1992).

    Читаю аннотацию: «…автор показывает историю Владивостока до 1917 г. с целью — заставить читателя задуматься об упущенных возможностях в беспамятном суеславии (?! — О.Г.)». То есть: что вы там, русские черви, несуразное лопочете о своих героических усилиях в деле присоединения к России и освоения этого края? Дескать, ничего такого не было.

    На первых же страницах книги нельзя не заметить странную (а правильнее — преступную!) незавершённость изложения принципиально важной информации.

    Не многие знают, что приоритет в открытии бухты Золотой Рог принадлежит не Амурской экспедиции капитан-лейтенанта Г.И. Невельского и графа Н.Н. Муравьёва-Амурского, а англичанам. В этих местах во время Крымской войны они искали фрегат «Паллада», на котором побывал в Японии с важной миссией генерал-адъютант Е.В. Путятин и сопровождавший его И.А. Гончаров — автор «Об-ломова».

    Из книги Хисамутдинова:

    «Два английских фрегата «Винчестер» и «Барракуда» держали курс на юг вдоль приморского берега. Утром 11 августа 1855 года адмирал М. Сеймур, державший флаг на «Винчестере», проснулся в хорошем настроении. Ему приснилось, что он наконец-то встретил эту неуловимую «Палладу»… Сеймур подошёл к капитану Мею, который внимательно разглядывал приближающийся берег и давал отрывистые команды.

    — Не кажется ли вам, капитан, — окликнул он Мея, — что этому прелестному острову очень подошло бы Ваше имя?

    — Благодарю, адмирал, — ответил тот, — но мне думается, что другое имя было бы предпочтительнее.

    — Какое же?

    — Предлагаю назвать его Терминейшн[44] и на этом закончить погоню. Сколько можно преследовать призраков? А моё имя можно дать любой бухте — вон их сколько, одна лучше другой.

    Признаюсь, этот диалог придуман от начала до конца. Но он мог произойти и в действительности, ведь остались же на карте после этого плавания англичан и остров Терминейшн (Русский), и мыс Сэнди (Песчаный), и порт Мей (бухта Золотой Рог)»…Только через два года, летом 1857 года, первый русский корабль вошёл в бухту Золотой Рог» (стр. 7–9).

    Местность была описана, занесена на карту и даже зарисована. В силу неукоснительного соблюдения права первооткрывателя, Приморье должно было стать английской колонией, чего не произошло. Почему? Потому что русским дипломатам без особого труда удалось доказать приоритет России на эти берега. Каким образом? Вот об этом-то Хисамутдинов и К° «умненько» помалкивают.

    Англичане не стали отрицать того, что, высадившись на берег, они нашли берега бухты Мей заселёнными. Кем? Ну не китайцами же. Иначе англичане стали бы слушать не русских дипломатов, а китайских.

    Полагаю, что англичанам была представлена карта русского промышленника С.К. Ремизова, составленная им в 1701 г., на которой Приморье было обозначено средствами русского, а не какого-то другого языка, как Никанское царство. Вне всякого сомнения, оно не могло быть ни Китаем, ни какой-то частью его.

    Потому что «…государство Никанское паче китайского государства зело людьми и богатством, златом и серебром и камением драгим, шёлком, камками и всякими алканы, благовонными травами и шафраном изобилствует; мужской и женский пол пред китайскими людми зело чист (т. е. населяли его люди белой расы. — О.Г.); и ныне он, Никанский царь, с Китайским царём воюются, а Китайский царь через своё Китайское государство в Никанское царство русских людей с товарами для торгу не пропущает»[45]. Вот что говорится о качестве русских карт:

    «Выдающимся достижением русской самобытной национальной картографии явились работы тобольского уроженца Семёна Ремизова «Чертёж всей Сибири» (1667) и «Чертёжная карта Сибири» (1701) — первый русский географич. атлас… Русские карты были свободны от элементов мистики и фантазии, обычных для многих западноевропейских карт того времени. Влияние западноевропейских карт на русских картографов было ничтожно. Напротив, успехи западноевропейских картографов в изображении Вост. Европы и Сев. Азии зависели от того, насколько им удавалось привлекать русские источники»[46].

    Согласно карте Ремизова, на о-ве Русском в бухте Новик располагался крупный порт.

    Русские дипломаты указали, вероятно, и на закупленный англичанами в бухте Золотой Рог картофель, который можно было купить только у русских. О факте приобретения картофеля рассказано в книге одного из сослуживцев капитана Мея — Дж. Тронсона:

    «Мы вошли в порт Мей, просторную, хорошо защищённую гавань… Лианы винограда в одном месте создавали настоящий сад, а в другом — берег гавани был занят огородом. В поле возле берега росли злаки, такие как ячмень, гречиха и просо; несколько лошадей паслись около обработанной земли. Нам не составило труда раздобыть картофель, который был очень хорошего качества — некрупный, круглый и сухой»[47].

    Картофель с середины XVIII века стал русской культурой, китайцами не признавался и не выращивался. Выращивание картофеля в бухте Мей говорит о существовании каких-то связей Приморья если не с Центральной Россией, то, наверняка, с Восточной Сибирью, откуда он и был, по всей видимости, завезён.

    Крестьяне, продавшие англичанам картофель, разговаривали с ними по-русски. По крайней мере, сохранились в памяти народной две их фамилии. Это тоже немаловажный момент. Однако, перечисляя первых основателей Владивостока — генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н.Н. Муравьёва-Амурского, военного губернатора Приморской области контр-адмирала П.В. Казакевича, есаула Б.К. Кукеля, капитан-лейтенанта А.К. Шефнера и др., - представитель прокитайской пятой колонны во Владивостоке, Хисамутдинов, далее пишет:

    «Не могу не назвать ещё два имени: китайцы-отходники старик Волоси, поселившийся на берегу бухты Золотой Рог за 20 лет до основания поста, и его знакомый, известный нам под именем Седанка, живший на берегу устья реки, которая и теперь носит его имя. Прозвище своё он получил от русских, которые нередко отдыхали в его фанзе. «Седанка, седанка», — говорил китаец, приглашая присесть и отдохнуть. Так вспоминали о нём купец Я.Л. Семёнов и лейтенант Е.С. Бурачек. Волоси и Седанка очень помогли первым поселенцам Владивостока, снабжая их продуктами и делясь опытом жизни в новом краю».

    Эта похожая на туристскую байку похвала китайцам, а в скрытом виде — признание их безусловного приоритета в освоении Приморья — кочует из одного «научного» реферата в другой. Но Волоси и Седанка — это две перевранные «специалистами» русские фамилии: Волосин (или Волосов) и Седанко. В первой фамилии очень понятный русский корень «волос». Волос = Велес — имя бога, относящегося к пантеону славянских ведических богов. Седанко: Се Данко = Это Данко. Данко — славянское (ни в коем случае не цыганское!) имя, которое использовал М. Горький в известном рассказе «Старуха Изергиль».

    Неутешительные для России итоги Крымской войны почему-то также не помогли Англии заставить русских согласиться на беспрекословный отказ от колонизации Приморья. Видимо, могли существовать и другие, более «увесистые» доказательства активного присутствия здесь русских с незапамятных времён, которые были англичанам также представлены, которые были англичанами признаны, но о которых нам никогда не расскажут мафиози от российской «истории»: ведь «русских до Ермака в Сибири не было».

    Какие это могли быть доказательства?

    >

    3

    Кратко мы уже рассказали об удивительных находках подводного археолога и тренера спортсменов-подводников Г.П. Костина, о его видении древней и средневековой истории Приморья, ссылаясь на газету «АиФ Приморье» № 12, 2006.

    Береговыми и подводными экспедициями Генриха Петровича в акватории залива Петра Великого были обнаружены:

    — остатки 12 крупных городов и около 30 крепостей;

    — фрагменты керамики и бронзовые зеркала, относящиеся к VI–V тыс. до н. э.;

    — доказательства активного использования колеса в транспортных средствах;

    — следы клина на о-ве Рейнике — чисто славянского способа вырубания камня;

    — каменные мостовые и каменные грушевидные колодцы, повсеместно встречающиеся в Приморье, как безусловно славянские элементы культуры;

    — полтора десятка двухпалубных судов, покоящихся на дне залива Петра Великого, как безусловно славянские, т. к. суда с палубами строили только славяне.

    И т. д.

    Г.П. Костин полагает, что морское побережье Приморья и в целом всё Приморье не только в древности, но и всего лишь несколько веков назад было одним из крупных культурных центров Руси-России, распространившего своё влияние на весь Азиатско-тихоокеанский регион. В бухте Золотой Рог ежегодно зимовали до 300 кораблей.

    К сожалению, эта цивилизация погибла примерно в конце XVI века в результате мощного землетрясения. О конце XVI века можно говорить потому, что чуть ранее местными жителями был уничтожен японский военный корабль, приблизившийся к берегам Приморья.

    Конечно, после такой захватывающей дух информации нельзя было не устремиться к берегам Тихого океана, чтобы встретиться с Генрихом Петровичем и лично убедиться в достоверности опубликованного «АиФом Приморья».

    Тут я приостанавливаюсь, чтобы предупредить читателя о том, что информация, изложенная под цифрой 4, зафиксирована мною со слов Генриха Петровича и целиком относится к достоянию его ума, памяти и интеллекта. Я же взял на себя скромный труд кратко сформулировать и донести до читателя всё, сказанное им.

    >

    4

    …Бухта Золотой Рог издавна называлась бухтой Уня, что означает: «рука гребца, сжимающая валик весла». На берегах этой бухты располагались мощная торговая фактория и посёлок-порт Уня, который по возрасту старше Москвы. В 1042 г. Уню посетил князь Ярослав Мудрый и поставил в церкви большую свечу из розового воска. Эта информация подтверждается в летописных Хрониках Ярослава Мудрого.

    Другая крупная торговая фактория русов дислоцировалась пятьсот миль севернее, в одной из бухт Татарского пролива. Ныне это залив Чихачёва, а расположенный на его берегу посёлок — Де-Кастри. Расположение здесь торговой фактории не случайно. Взглянув на карту Хабаровского края, видишь что пос. Де-Кастри и огромное озеро Большое Кизи, имеющее выход в Амур по системе глубоких проток, разделяет сравнительно небольшая перемычка.

    В свою очередь, Амур — это прекрасная речная дорога вглубь Азиатского материка, как в западном, так и в южном направлениях. Не исключено былое существование сухопутного волока (а может быть и канала) от пос. Де-Кастри до озера Большое Кизи. Русские корабли в I тыс. н. э. строились водоизмещением до 500 тонн. Они окрашивались в чёрный цвет.

    По своей конструкции судно русов представляло собой копию одно- или двухпалубного корабля-коча архангельских моряков-поморов. Здесь к месту напомнить, что корабли Колумба были беспалубными. Коч — это русская северная галера. На одно- или двухпалубном судне легко решалась проблема спасения мореплавателей от холода в северных широтах. По-видимому, идея строительства палубных кораблей западноевропейцами была заимствована у русских поморов. По своему предназначению большие 500-тонные суда-кочи были трёх типов:

    — купеческое пузатое (брюхатое) судно;

    — военное (сухое) судно;

    — судно с тараном (или хреном) — отсюда выражение «забили, вбили хрен»; Пётр I после разгрома шведской эскадры в финских мелководных шхерах сказал: «Вбили мы им хрен!».

    Древнее русское название есть и у мыса Дежнёва. На самом деле это — мыс Чёрный. Казак-первопроходец Семён Дежнёв, именем которого назван этот мыс, лишь сориентировал и карту (карты тогда рисовались на бересте), и свой корабль-коч по извечно стоящему там чёрному лиственничному кресту, как древнему географическому указателю.

    Мореплаватель Витус Беринг открыл якобы дотоле неизвестный пролив, так как в тумане просмотрел мыс Дежнёва и нечаянно углубился на север — в Чукотское море. Приборы и указали ему на существование пролива.

    В этом эпизоде чувствуется какая-то недоговорённость. И пролив между двумя материками, и мыс Чёрный славяне (конечно же, и Дежнёв) знали с IV века и огибали его во второй половине июня. В день 22 июня там самая тихая вода. А после 22 июня начинается устойчивое преобладание ветров южной направленности, позволяющих парусным судам без особых проблем добираться и до «Де-Кастри», и до бухты Уня.

    Самыми почитаемыми на планете людьми были русские штурманы. Они знали компас, лоцию всех морей и океанов мира и великолепно ориентировались по звёздному небу. На одежде носили отличительный знак — вышитое изображение Полярной звезды и созвездия Большая Медведица.

    Ходили они без оружия: их охраняла слава. За убийство русского штурмана полагалась не просто смертная казнь — вместе с убийцей вырезались его родственники. На кораблях всех скандинавских викингов были русские штурманы. Штурмана полагалось защищать в бою до последнего воина по принципу: «Умри сам, но штурмана спаси».

    Веками существовавший сухопутный Великий шёлковый путь на самом деле соединял не Китай с западным миром (что произошло намного позже), а центральные области европейской Руси с русским Приморьем. Завершался этот путь (и начинался тоже) с устья реки Туманган (ныне р. Туманная). Сегодня это — пограничная река, разделяющая Российскую Федерацию и Северную Корею.

    Сухопутная дорога от Южного Урала до Тумангана на 2500 км короче, чем от Москвы до Владивостока. Туманган и поныне — ключевая позиция в Азии. На Таймыре тоже была дорога, которая начиналась в Нарьян-Маре и затем вливалась в Великий шёлковый путь.

    Однако с IX века начал активно использоваться и Северный морской путь в связи с потеплением акватории Северного Ледовитого океана. В летнее время лёд уходил от берегов на 100 миль. Абсолютно чистая вода стояла четыре месяца в году.

    Купцы из Архангельска и Холмогор приобрели широкую возможность морским путём бывать не только в Приморье, но и в Америке (хорошо знали Калифорнию), и в странах Тихого океана. Купец Садко — вовсе не былинный персонаж, а реальная личность, организатор торговли. Специализировался на том, что в больших количествах закупал в корейском порту Пусан «золотую рыбку».

    Из Архангельска русские суда, огибая Европу, шли в Палестину, где зачастившие из Европы рыцари-крестоносцы хорошо покупали шкуры:

    — росомахи, чтобы спасаться от холода;

    — медвежьи для защиты от стрел и ударов мечом;

    — горностая, чтобы дарить женщинам.

    Что же везли русские корабли в Приморье — Никанское царство?

    В больших количествах завозилось семя конопли. Семя скармливалось скоту, а также рассыпалось в сараях и конюшнях, чтобы предохранить копытных животных от «копытицы» — болезни, вследствие которой у животных отваливались копыта. (Семя конопли для животных, что чеснок для человека.)

    Огромные чёрные корабли русов развозили по всему миру наиболее дорогостоящий тогда товар — самородное железо типа «толедской стали», которое добывалось в рудниках на Среднем Урале и Норвегии. Из Среднего Урала на Холмогоры была проложена отличная дорога. Транспортировалось железо в виде «полос» небольшой тяжести, чтобы мог поднять один человек.

    Такое железо легко ковалось и, подобно золоту, могло раскатываться до прозрачности. Русские умельцы из такой стали делали оружие, которому не было равных. Японцы говорили: «Наш меч разваливается от удара о русскую секиру!». Уголь-«отжиг» для кузниц не привозился, а изготавливался на месте из берёзы и лиственницы.

    Нередко корабли везли в своих трюмах товар, просто умопомрачительный по своей ценности — кузнечный набор, состоящий из большой и малой (только для оружия) наковален, кувалды весом 12–14 кг, малого молотка-«звоночка», хомута для крепления малой наковальни, шипа для крепления большой наковальни, щипцов — захватов и т. д., всего — 12 наименований. Один кузнечный набор стоил столько, сколько стоил груз 500-тонного корабля-коча, плотно набитого дорогими мехами.

    Для обеспечения хлебом русских торговых и других экспедиций был выведен особый сорт ржи, который давал урожай («базовый продукт») через 24 дня после посева зерна в грунт. Такую рожь выращивали на Южном Таймыре, в окрестностях перевалочного порта Мангазея.

    В те времена русский флот по всему миру выполнял, как бы сейчас сказали, «миротворческую функцию» — на корню пресекалось пиратство, к русским морякам обращались, как к третейским судьям и посредникам при заключении международных договоров и т. д.

    >

    5

    Информацию о землетрясении конца XVI века раздобыть не удалось. Зато точно известно о сильном землетрясении в Пекине в 1665 г., которое, возможно, отозвалось в Приморье, или, наоборот, сильное землетрясение в Приморье отозвалось в Пекине.

    …Надо полагать, в 1850–1860 гг. английским дипломатам были предъявлены и артефакты, указывающие на былое присутствие русских в Приморье. Например, могли поднять со дна залива корабль-коч или якорь от такого корабля-коча — потрясающей красоты 600-килограммовое кузнечное изделие; два таких нашли на дне морском Генрих Петрович и его помощники. Могли быть продемонстрированы фрагменты полусохранившихся зданий исконно русской архитектуры и т. д.

    Что бы там ни было, но англичан предъявленные доказательства исконной принадлежности Приморья Руси-России удовлетворили, в отличие от российской манзы, наподобие директора Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН д.и.н. В.Л. Ларина, который считает, что «территория Приморья испокон веков принадлежала китайцам».

    Географически Приморье испокон веков соприкасалось с Манжурией, а не с Китаем, границы которого на севере были чётко обозначены Великой «китайской» стеной. Мало того, ман-журы после завоевания Китая в 1644 г. строго-настрого запретили китайцам селиться и даже посещать Манжурию, т. к. продолжали считать её своей сакральной территорией, которую презираемым манжурами китайцам не положено было осквернять фактом своего присутствия!

    В.Л. Ларин не может не знать, что китайцы всегда стремятся быть похороненными у себя на родине. Если Приморье и Приамурье когда-либо было их родиной, то тогда в Приморье и Приамурье археологи непременно нашли бы старинные китайские кладбища, но их там нет и быть не может.

    >

    6

    Рассматривая старинный морской якорь, поднятый со дна залива Петра Великого и прихваченный газосваркой к палубе (чтобы не украли) плавучего пирса, я заметил в его проушине хорошо сохранившиеся следы волокнистой органики. Генрих Петрович пояснил, что это фрагменты льняного каната, к которому когда-то крепился якорь.

    По словам Г.П. Костина, остатки эти были подвергнуты тщательному анализу в лаборатории ярославской льноперерабатывающей фабрики. Якорные канаты судов, затонувших десять веков назад близ Владивостока, оказались изготовленными в Ярославле из льна, произрастающего на ярославской земле!

    Синофилы на это заметили бы: органика после десяти веков пребывания в солёной воде не идентифицируется, а якоря — с китайских кораблей. О качестве современных химанализов я судить не берусь. Но вспомню, как в 1975 г. вблизи п-ова Палос-Вердес южнее Сан-Франциско аквалангисты нашли двадцать каменных якорей. Было сделано предположение, что они относятся к X веку н. э.

    Учёный-антрополог Дж. Мориарти, известный в США синофил, заявил о своей абсолютной убеждённости в древнекитайском кораблекрушении у берегов Америки. В Китай он послал фотографии и рисунки якорей, а в СМИ он заявил, что китайские мореплаватели принесли в Новый Свет элементы своей культуры: азиатское искусство, письмо и религию.

    По его словам, «стилистический анализ» якорей показал их глубокую древность, а породы, из которых сделаны якоря, в Калифорнии не встречаются. Однако лабораторные исследования на кафедре геологии Калифорнийского университета показали: камни относятся к «монтерийским сланцам», распространённым в Южной Калифорнии.

    «Но кто они, эти неведомые гости, приплывавшие к солнечным берегам Калифорнии из морской дали? Ведь якоря сделаны из камня местной породы. В середине XIX века Калифорния переживала подлинный бум в связи с «золотой лихорадкой». Как на дрожжах, росли новые города и посёлки, прокладывались железные дороги, строились порты, фабрики и заводы.

    Сотни тысяч китайских кули (неквалифицированные рабочие. — О.Г.) хлынули на калифорнийскую землю. Иммиграция на восток шла в основном из района Кантона, где большинство населения издавна было связано с морем и рыболовством. Недавние исследования этнографов и социологов Калифорнийского университета убедительно доказали, что именно китайские переселенцы были первыми, кто широко занимался добычей рыбы у берегов Калифорнии.

    Они строили самые дешёвые и примитивные снасти и якоря. У них было множество постоянных и временных лагерей и посёлков вокруг залива Сан-Франциско, в Монтерее и Сан-Диего. Один такой рыбацкий лагерь, судя по документам, находился недалеко от Палос-Вердеса.

    “Поэтому, — заключает археолог Ф. Фрост (США), — можно с полным основанием утверждать, что камни из Палос-Вердеса представляют собой неоспоримое свидетельство присутствия там живших китайских рыбаков, которые часто посещали богатый морской живностью риф”»[48].

    …Генриху Петровичу нужно послать на анализ в какое-нибудь серьёзное научное учреждение и образец металла якорей, который определит их происхождение…

    >

    7

    По завершении нашей встречи подводный археолог заметил, что институты ДВО РАН или полностью, или частично (в рамках отдельных программ) существуют на гранты иностранных государств — США, Китая, Южной Кореи, Японии. На них они и работают! На всё есть указания из-за рубежа: в каком ключе комментировать, какие слова заменять в первоисточниках. Генрих Петрович привёл такой пример.

    Вот паровой транспорт «Манджур» в июне 1860 г. прибыл в бухту Золотой Рог, чтобы высадить на сушу первостроителей военного поста «Владивосток» — прапорщика Н.В. Комарова с солдатами. Это важный момент! Хисамутдинов А.А. пишет:

    «Сохранилась… запись, относящаяся к историческому дню основания Владивостока. Она была сделана рукой мичмана Новицкого в шханечном журнале транспорта «Манджур»: «Сего числа свезено на берег: ящик с амуницией — 1;… Сего числа отправлено на берег: 1 обер-офицер…».

    Открыв книгу «историка» на 29 странице, Генрих Петрович сказал: «Но на самом-то деле в шханечном журнале «Манджура» было написано: «свезено на огороды» и «отправлено на огороды». А ведь «свезено на берег» меняет суть события!».

    Нашему читателю будет любопытна короткая информация из уст Генриха Петровича, относящаяся к истории Руси вообще.

    …Князь Александр Невский ростом был 2 м 2 см. Знал два европейских языка. Боевыми искусствами начал овладевать с 6-летнего возраста. Его меч был весом 28 кг, которым он мог «работать» в течение 6 часов. Безупречно хорошо фехтовал также топором и секирой. Был известен, как мощный турнирный боец, как неизменный участник многих турнирных поединков в Западной Европе[49]. Невское сражение для него — рядовое, одно из многих, выигранных им.

    …В 1380 г. на Куликовом поле русскими впервые была применена артиллерия. Орудия стреляли в пехоту «по площадям». А по скоплениям монгольской конницы был дан точный ракетный залп. В архивах имеются соответствующие зарисовки. Ракеты стреляли на три версты. Секрет точности ракетной стрельбы был утрачен при Петре I, который предпочёл пушки, а не ракеты. При раскопках на Куликовом поле нашли втулки из меди диаметром 110 мм, в которые прессовался порох с добавлением в него органического окислителя — коровьего сливочного масла.

    …На кораблях Ивана Грозного стояло по шести ракетных станков. «Греческий огонь» также получали при помощи спрессованного вперемешку с коровьим маслом горючего материала — пороха.

    >

    8

    Но мало ли ненормальных, мнящих себя Наполеонами или его потомками? В самом деле, «ступив на тропу войны» со «специалистами», надо искать подтверждения правоты таких носителей «глубоко антинаучной» информации, как Генрих Петрович Костин.

    Вот результаты моих изысканий…

    Порт у Полярного круга в нижнем течении Енисея под названием Мангазея действительно существовал с 1601 года. В XVII веке это был крупный экономический центр Сибири. Из Мангазеи, огибая полуостров Таймыр, русские казаки-первопроходцы шли по Северному морскому пути к устьям рек Лены, Индигирки и Колымы и далее на мыс Дежнёва.

    Великий Л.В. Ломоносов, уроженец Холмогор, полагал, что берега «…Сибирского океана от Вайгача до Ленского устья… по большей части промышленниками обойдены были».

    Действительно ли Мангазея основана в 1601 году? Привожу цитату из книги уже знакомого читателю сибирского академика А.П. Деревянко:

    «Ленинградский археолог Л. Хлобыстин несколько лет назад нашёл на севере Таймыра остатки плавилен и следы поселений людей, живших там несколько тысяч лет назад. Именно в это время человек впервые вышел к северной оконечности Азии. Время, казалось, навечно вычеркнуло из памяти человеческой и этих людей, вооружённых луками и копьями с каменными наконечниками, и русских промышленников, в начале XVII века обогнувших мыс Челюскина…»[50].

    Судя по дате выхода в свет книги, речь идёт о раскопках начала 1980-х. От Мангазеи до северной оконечности Таймыра по прямой примерно 1600 км. А.П. Деревянко, член-корреспондент АН СССР, намеренно делая текст непонятным, намекает нам о существовании солидной полярной цивилизации, отстоящей от нас не на «несколько тысяч лет назад», а на одну тысячу лет, т. е. в IX–X веках н. э.

    В самом деле, зачем людям, имеющим плавильни, маяться с «луками и копьями с каменными наконечниками»? Членкор АН СССР, видимо, знает что-то, не укладывающееся в рамки официальной истории, однако помалкивает. Но «остатки плавилен» на берегах Ледовитого океана — это очень интересно: вряд ли они были бы там возможны при сильных холодах, да ещё в полярной тундре. Полагаю, раскопки в самой Мангазее тоже дали бы нам «плавильни» и тоже подтвердили бы рассказ Г.П. Костина.

    В своих предположениях о какой-то недоговорённости со стороны А.П. Деревянко мы не ошиблись. Через двенадцать лет вышла книга самого Л.П. Хлобыстина под названием «Древняя история таймырского Заполярья и вопросы формирования культур Севера Евразии»[51].

    Оказывается, Л.П. Хлобыстин обнаружил на Таймыре не «плавильни», а целую горнометаллургическую область. К услугам металлургов тамошняя природа предоставила такое крупное месторождение меди, какого нигде больше в древнем мире не встречалось. Терейское месторождение реальгар-аурипигментных руд на Таймыре имеет ураганное содержание серебра и золота (до 5 кг на тонну). Оно же даёт необходимые для успешного получения бронзы минеральные присадки: ртуть, сурьму и мышьяк. Меднорудное месторождение на плато Хараелах разбросило медесодержащие горизонты на десятки километров, где самородные куски меди весом до пяти килограммов просто валяются под ногами или выпадают из береговых обрывов и «собираются, как грибы».

    Древние мастера забракованные бронзовые изделия попросту выбрасывали в шлаковые отвалы, чего нигде в мире не наблюдалось. Л.П. Хлобыстин обнаружил в одном лишь жилище на Усть-Половинке 12 разовых форм-«льнячек», в которых могло быть выплавлено 14 кг бронзы. А таких жилищ-цехов на Таймыре были десятки! Из 14 кг бронзы можно было изготовить 1400 наконечников для стрел или 700 рукояток ножей. Понятно, что готовые слитки бронзы предназначались для массовой продажи (или обмена).

    Мало того, на Таймыре в местечке Пясин обнаружен биметаллический нож-клинок с бронзовой рукояткой, который оказался древнее на 500 лет аналогичных ножей Тагарской культуры (VII–I вв. до н. э.) на юге Сибири. Химический анализ показал, что нож был сделан на Таймыре, а не завезён откуда-то. Рукоять его отливалась в формочке, куда предварительно был помещён нож-клинок. Такие ножи археологи называют «коленчатыми». У народов Сибири они были распространены ещё в неолите. Таймыр был одним из тех мест на Земле, откуда распространялась культура бронзы по всей планете!

    Вместе с ножом Хлобыстин обнаружил цилиндрическую «пастовую» бусину. Он пишет в своей книге: «Такие бусины были распространены во второй половие II- начале I тыс. до н. э. на юге Восточной Сибири в глазковской, шиверской и синхронных им культурах, а в Южной Сибири — в андроновской и карасукской и продолжали существовать в тагарской ещё в первой половине I тыс. до н. э.» (стр. 111).

    >

    9

    Мы знаем о больших торговых путях древности. Это «Великий шёлковый путь» и «Путь из варяг в греки». Были, само собой, и Средиземноморские торговые связи. А вот потомок Рюриковичей Генрих Петрович Костин вдруг заговорил о мощных потоках товаров из устья реки Наманган, что вблизи современного Владивостока, через Центральную Азию, Урал и далее на Белое море в IX–X вв. С точки зрения официальной истории Руси, это полная нелепица.

    Однако, в наше время выясняются поразительные вещи. Оказывается, Кольский полуостров, о-ва Новая Земля, архипелаг Северная Земля, всё побережье Белого моря и пространства от него, простирающиеся далеко в восточном направлении по берегу Ледовитого океана, когда-то являли собой Приполярную цивилизацию русов под двумя названиями-синонимами «Поморье» или «Биармия» (т. к. её жители были «биармами») с весьма многочисленным и процветающим населением, которое-то и было главным «импортёром» и «экспортёром» на том, уральском, пути.

    О Поморье-Биармии нет упоминая в Лаврентьевском, Новгородском, Ипатьевском и всех других летописных сводах. Ну, зачем немцам-«историкам» Г. Миллеру и др. эта путаница, когда они порешили на каком-то своём «партсъезде» сделать Киевскую Русь началом всему и вся, тем более, что в XVIII веке Белое море было основательно замерзающим!

    О Биармии сообщил русский историк Василий Никитич Татищев (1686–1750), воспроизведя в своей «Истории государства Российского» Иоакимовскую летопись, каким-то чудом не уничтоженную (или не сфальсифицированную в «нужном» направлении) группой Миллера, Шлёцера и Байера. Именно в этой летописи сообщается о Поморье-Биармии, и именно к ней, полузабытой, до сих пор с большой неприязнью относятся «историки», как к «подделке Татищева».

    К счастью, в наши дни нашлись русские подвижники, которые отважно пошли по маршрутам, указанным в этой летописи, — Александр и Марина Леонтьевы. Результатом их изысканий стала очень интересная книга «Биармия: северная колыбель Руси»[52]. Вот аннотация к этой книге:

    «О таинственной северной стране Биармии ныне помнят только учёные. А некогда это было богатое и могущественное государство на берегах Белого моря, слава о котором достигла самых отдалённых уголков Европы и Азии. В Биармию шли караваны купцов из Средней Азии, плыли в своих боевых ладьях воинственные викинги за добычей. По одной из исторических гипотез, именно Биармия стала колыбелью великорусской нации. Время сровняло с лицом земли города и веси Великой Биармии. Даже само её местоположение стало загадкой для последующих поколений».

    Вот фрагмент из книги А. и М. Леонтьевых, касающийся непосредственно нашей темы:

    «Если же говорить о связях народов северо-востока со среднеазиатскими и восточными странами, то, по мнению исследователей, они существовали с мифических времён, с рубежа античного мира и раннего средневековья. В ту пору существовало два вида основных торговых путей: водный — волжский и сухопутный — караванная дорога через Урал, Сибирь и Центральную Азию. Такие связи подтверждаются археологическими находками.

    Более трёх столетий назад появились первые сведения о том, что в северной части России и в прибалтийских странах иногда стали обнаруживать клады с монетами древнего Востока. Как они могли оказаться на севере Руси, откуда занесла их нелёгкая в такие отдалённые края? У наших летописцев ничего не говорится о столь древних временах. История российская начинается, как вы знаете, с пришествия Рюрика со товарищи на новгородскую землю в 862 году, а найденные арабские монеты относились к периоду не только IX–X столетия, но даже к VII–VIII векам»[53].

    А вот результаты исследований другого современного исследователя, «от корки до корки» пересмотревшего официальную историю Древней и средневековой Руси:

    «Если внимательно изучить хроники прошлого, то мы увидим, что колебания климата — для нашей планеты дело обычное, они происходят с цикличностью 2–5 веков. И порой бывают куда более впечатляющими, чем сейчас. Например, в I в. до н. э. кочевники каждую зиму вторгались в Римскую империю по льду замерзавшего Дуная, а одна из битв произошла на льду Керченского пролива.

    Зато в X в. викинги назвали открытый ими остров Гренландией — «зелёной землёй», а не «белой», каковой она является сейчас. Разводили скот на зелёных гренландских лугах, а Канаду окрестили «Винланд» — там рос дикий виноград. В том же X в. уровень Каспия поднялся на 7 метров из-за таяния ледников на близлежащих горах и усилившегося притока воды… А эпоху XVI–XIX вв. палеогеографы именуют «малым ледниковым периодом», она характеризовалась сильным похолоданием»[54].

    О том, что нам, простым смертным, что-то очень серьёзное недоговаривается о Сибири, всё громче заявляют настоящие честные историки.

    >

    10

    Другие доказательства активизации Северного морского пути, а значит, и возможного существования Руси Приполярной не только в IX веке, но и, по-видимому, вплоть до конца XIV века, мы находим в новейших исследованиях по НХФ-Н, которые с полной уверенностью позволяют нам предположить о том, что государство Поморье-Биармия простиралось вплоть до Чукотского п-ова и Аляски.

    В НХФ-Н анализируются записки итальянского путешественника Марко Поло (1254–1323), в которых есть описания… приполярных территорий Дальнего Востока. Он не был там лично, а почерпнул соответствующие сведения из русских книг, когда путешествовал по восточноевропейским землям средневековой Великой «Монгольской» империи. Первые издатели намеренно без ведома автора включили в текст разные фантастические подробности.

    Например, среди прочих вставлено изображение людей с собачьими головами, собирающими урожай риса, хотя одеты они почему-то в типичные русские одежды. Тогда поступали так «для раскупаемости». К тому же, издатели допустили ошибку при переводе русских слов: «инде» (т. е. «далеко»; сейчас устарело) и «китай» (т. е. «дальняя окраина»; сохранилось в названии «Китай»). Таким образом, содержание записок оказалось непреднамеренно переориентированным на Индию и Китай.

    К слову, «для раскупаемости» насыщал свои книги подчас бредовыми фантазиями и знаменитый Геродот, что в числе прочего указывает на то, что он жил не в «античной» Греции, а после изобретения печатного станка, т. е. не ранее XVI века н. э.

    «Геродота правильнее было бы назвать не «отцом истории», а «отцом журналистики». Он целенаправленно подбирал всякие «экзотические», шокирующие «изюминки», чтобы потрафить вкусам читателей… Например, размеры стен и храмов Вавилона преувеличил в несколько раз, хотя видел их лично (? — О.Г.). Или написал, что массагеты поедают своих покойников. Что археологией опровергается — захоронения у них обычные, с отнюдь не «съеденными останками». У массагетов Геродот не бывал: видать, услышал клевету от их врагов, и она показалась подходящей для “исторической жёлтой журналистики”»[55].

    Разработчики НХФ-Н обратили внимание на интересную карту картографа Ортелия (1570), воспроизведённую в книге Л.С. Берга «Открытие Камчатки и экспедиции Беринга»[56]. Это карта восточных земель русской Великой Тартарии или Великой = «Монгольской» империи. На этой карте Берингов пролив называется «пролив Аниан».

    «Так именовали пролив задолго до того, как его в XVIII веке «успешно открыл» Витус Беринг. Оказывается, страну Аниан в этих краях знал ещё знаменитый путешественник Марко Поло. Современные комментаторы попадают здесь в трудное положение. С одной стороны, они не могут допустить, что Марко Поло знал о стране Аниан, расположенной на стыке Азии и Америки. Ведь по их представлениям, Марко Поло путешествовал на несколько тысяч километров южнее — на территории современного Китая. С другой стороны, текст Марко Поло совершенно чёток и недвусмыслен. Процитируем Л.С. Берга.

    «Происхождением своим название Anian, несомненно, обязано Марко Поло, упоминающему провинцию Anin. В некоторых рукописях и изданиях… вслед за главой 4-й книги III путешествия Поло имеется следующая глава, представляющая собой ОЧЕВИДНУЮ ВСТАВКУ, ХОТЯ, говорит Юл, возможно, сделанную самим путешественником[57].

    Вот полный перевод этого места: «Если оставить гавань Зайтум (Zaitum, Zaiton), плыть на запад и несколько на юго-запад 1500 миль, то можно достичь залива Хейнан (Cheinan); длина этого залива равна двум месяцам пути, если плыть по нему на север. Вся юго-восточная сторона этого залива омывает провинции Манзи (Manzi), а к другой — примыкают провинции Аниа (по другим рукописям: Аму, Аниу, Анин; Ania, Amu, Anin) и Толоман (по другим рукописям: Коломан; Toloman, Coloman), а также другие вышеупомянутые.

    В этом заливе бесчисленное количество островов, из коих почти все густо населены. Есть на них много песочного золота, которое собирают из моря в устьях рек. И ещё есть медь и другие вещи… И ведут ещё торговлю с материком, продают им золото, медь и другие вещи, а у них покупают то, что им нужно… Этот залив так велик и столько людей там живёт, что он кажется как бы особым миром»[58].

    Здесь Марко Поло совершенно ясно рассказывает об Охотском и Беринговом морях, которые он назвал «заливом Хейнан» (Ханский?). Далее прямым текстом названа знаменитая Колыма, то есть «Коломан» по Марко Поло. А на другой стороне расположена страна Аниан, то есть Аляска или Камчатка. Или же и то, и другое.

    Становится понятным, почему Марко Поло здесь подчёркнуто говорит о большом количестве золота в реках. Всем известно, что на Колыме и на Аляске добывали речное золото. Добывают его до сих пор. Золота здесь и в самом деле много.

    Кроме того, Берингов пролив, идущий как раз между Аляской и Камчаткой, действительно на многих старых картах назывался проливом Аниан, в полном соответствии с рассказом Марко Поло об этих землях. Итак, с одной стороны, историки объявляют описания Марко Поло фантастическими, поскольку он будто бы тут не бывал. А с другой стороны, всё, что пишет он, отвечает действительности и старым картам.

    В конце концов, Марко Поло действительно мог лично не бывать в Охотском море и на севере. Но ясно видно, что его описание опирается на какие-то вполне достоверные документы о Колыме и об Аляске. Скорее всего, в его распоряжении были какие-то ордынские (т. е. русские. — О.Г.) описания эпохи XIV–XVI веков.

    С точки зрения нашей реконструкции, тут всё понятно. Марко Поло описывал Великую = «Монгольскую» империю. В состав которой входила и Восточная Сибирь, и Камчатка, и Аляска. И многое другое. «Провинцией Аниан» Марко Поло называет или Камчатку, или Аляску, или Камчатку с Аляской. Естественно, что пролив между Камчаткой и Аляской назывался Анианским проливом, который был открыт и изображён на ордынских картах ещё в эпоху «Монгольской» империи (потом многие из этих карт были уничтожены или фальсифицированы).

    Тогда же, то есть, скорее всего, в XIV–XVI веках, русскими была заселена и Аляска. Затем, после распада «Монгольской» империи в XVII веке, Восточная Сибирь, Аляска и большая часть Северной Америки вошли, по наследству, в состав нового государства — Московской Тартарии со столицей в Тобольске.

    Кстати, следы названия Аниан в тех местах сохранились до сих пор. Так, например, коренное население Курильских островов и острова Хоккайдо на севере Японии называется АЙНЫ. Вот фотография айна Ивана (!) с острова Шикотан, сделанная в 1899 году. Мы видим типично русское лицо. Приведена фотография и айна с острова Хоккайдо (Иезо). Тоже — типичное русское лицо. Энциклопедия сообщает, что, айны — «вымирающее племя, принадлежащее к первичным обитателям Сибири… ОНИ НАСЕЛЯЛИ ДО ВТОРЖЕНИЯ ЯПОНЦЕВ, ВСЮ ЯПОНИЮ и почти истреблены последними в ожесточённой борьбе [МСЭ. М., «Сов. энциклопедия», 1928, т. 1, стр. 174]»[59].

    От себя добавлю, что «следы названия Аниан» сохранились не только в названии АЙНов, но и в топонимике Охотоморья. Например, если в названии крупного посёлка — порта Аян, что на западном берегу Охотского моря, перенести ударение на «А», то получится — АЙН! На южной оконечности о. Сахалин находится залив Анива. Провинция Аниан — это Айнская или Айнова провинция, т. е. населённая в основном айнами. Понятно: склонение слова «айн» даже для русского человека представляет некоторую сложность.

    Повторюсь, НХФ-Н позволяет нам сильно укрепиться в мысли о существовании в IX–XIV веках Руси Приполярной. Это следует из густонаселённости и экономической активности наших северных окраин во времена средневековой Руси. Что, в свою очередь, подразумевает подвижность парусного флота и, само собой, мягкий тёплый климат. Кстати, чукчи до сих пор помнят, что когда-то на Чукотском п-ове росли яблони. Видимо, не так-то уж и давно это было.

    Как видите, с подтверждениями достоверности информации потомка Рюриковичей Г.П. Костина дело у нас не так уж и плохо.

    Но это ещё не всё…

    >

    11

    Генрих Петрович до сих пор не знает, что во Владивостоке на улице Мусоргского, вблизи пригородной станции «Чайка», совсем недавно жил человек интересной судьбы, который подтвердил бы и его замечательные рассказы, и записки Марко Поло, и информацию исследователей по НХФ-Н. Это — Василий Михайлович Дегтярёв. Он родился в 1938 г., умер 20 июня 2006 г.

    Само собой, тысячу лет назад его на свете ещё не было. Зато он в 1950–1970 гг. трудился на приполярных дальневосточных золотых приисках. Сначала в качестве заключённого, а потом — вольнонаёмного рабочего. Поскольку это огромные территории, то надо указать, где конкретно жил и работал Василий Михайлович — на 400–600 км севернее п. Анадырь.

    Судя по карте, это верховья реки Анадырь с впадающими в неё притоками Танюрер, Белая, Бол. Осиновая и др., берущими своё начало за Полярным кругом и текущими на юг. Для ориентировки: устье реки Колымы от этих мест «неподалёку» — 800 км в северо-западном направлении.

    Чтобы добраться до золотоносных пластов, добытчики вскрывали в вечной мерзлоте грунт на глубину до 18 м и перемещали его. В результате получались громадные отвалы пустой породы, в которой часто встречались отполированные круглые каменные шары величиной с футбольный мяч. Такие же шары, но не отполированные, во множестве встречаются в Южном Приморье и представлены в сельском частном археологическом музее С. Н. Горпенко в Приморье, в селе Сергеевка.

    Но самое удивительно не это, а то, что однажды весной склоны отвалов с южной стороны вдруг зазеленели то тут, то там. Тяжко трудившиеся люди не обратили на это внимание, пока однажды Василий Михайлович не вскарабкался на них. Что же он там увидел? Он увидел, что на склонах отвалов созрели плантации… редиски!!! Но их никто не высевал! Восхитившись, народ редиску ту съел. Но так и остался в недоумении: откуда же она взялась?

    И нам тоже было бы непонятно, если бы не соединились вместе сразу три «глубоко антинаучных» источника информации, касающихся нашей русской истории: рассказ Г.П. Костина, воспоминая В.М. Дегтярёва и исследования по НХФ-Н, касающиеся маршрутов следования Марко Поло. По-видимому, семена редиски, оставленные в поселениях людей некогда тёплых приполярных областей, хорошо сохранились в вечной мерзлоте и, спустя несколько столетий, взошли, прогревшись на солнце.

    Мы спросим «специалистов»: когда же вы будете изучать тот раздел палеоклиматологии, который относится ко временам, не столь уж отдалённым? А насчёт мерзлоты за Полярным кругом… Такая ли она вечная? И что ещё кроме семян редиски и каменных шаров обнаружится за Полярным кругом, если археологические «раскопки» поведут не золотодобытчики и дельцы от «истории», а настоящие честные учёные?

    >

    12

    Надо полагать, нести из века в век груз замалчиваемой исторической информации не так-то просто, но от части её уважаемому Генриху Петровичу Костину и его предкам можно было бы давно избавиться, не страдай «историки» ещё одной напастью: нежеланием исправлять даже то, что вполне может быть поправлено в русле официальной истории. Тут дело не только в душевной лени, а в нежелании потревожить какого-то «авторитета» от «истории».

    Вот этот «авторитет», работая над докторской диссертацией о сражении на Куликовом поле в 1380 г. и сопутствующему ему событиях, или забыл, или пренебрёг первоисточником под названием «Патриаршья Никоновская летопись» из 11-го тома Полного собрания русских летописей (ПСРЛ), изданного в 1965 г.[60] Научная сошка помельче не должна указывать на просчёты научных начальников.

    Результат: мы не имеем полного представления о битве на реке Воже (г. Рыбное, Рязанской обл.) в 1378 г. и Куликовской битве на реке Непрядве в 1380 г. Но вот в русской глубинке — в Нижнем Новгороде — находится кандидат философских наук Иван Виноградов, который решил указать на этот просчёт. Но напечататься ему довелось лишь в оппозиционной новосибирской газете «Память». Изучив «Патриаршью Никоновскую летопись», И. Виноградов на её основе изумляет нас следующими подробностями:

    «В патриотической русской литературе и публицистике при описании Куликовской битвы… вне поля зрения остаётся не менее важный аспект: не только моральное, но и интеллектуальное превосходство русского народа, обусловившее победу над разноплеменным войском Мамая.

    На Куликовом поле 21 сентября 1380 года русскими были применены новые военные технологии, «ноу-хау средневековья», с успехом апробированные за два года до того в битве при р. Воже под Рязанью в 1378 году. Ни западноевропейские армии, ни ордынские подобным чудо-оружием не обладали. Что же это было за оружие?

    Были это бердыши и «тюфяки». Бердыши — огромные секиры с метровыми, отточенными, как бритва, лезвиями, в которых в два-три ряда были проделаны отверстия для очень прочных верёвок, свитых из конского волоса. Древки бердышей втыкались в землю и закреплялись на подставках так, что лезвия вставали под углом 45 градусов.

    Связанные волосяными шнурами и поставленные в шахматном порядке в несколько рядов, да ещё и замаскированные травой и ветками, сотни бердышей представляли непроходимое препятствие для наступающей конницы. Их лезвия вспарывали животы скачущим лошадям, а вылетающие из сёдел всадники налетали на следующие ряды смертоносных секир. Атака захлёбывалась, а отборная конница попадала в кровавую мясорубку.

    Мамай знал об этом нововведении русских, а потому послал вперёд наёмную генуэзскую пехоту, шедшую македонской фалангой. Генуэзцы должны были демонтировать заграждения из бердышей. Но их ожидало ещё одно смертоносное изобретение русского инженерного ума — «тюфяки».

    Известно, что железо, а тем более медь и бронза были очень дороги в то время, а людей, умеющих их обрабатывать, было не так много. Зато диких и культурных яблонь и груш на Руси было в изобилии. Из их стволов толщиной в 15–20 см и длиной 1,6–2 м делались огнестрельные орудия разового применения — прообраз гранатомёта «Муха» или немецкого «Фаустпатрона».

    В стволе прожигалось и просверливалось отверстие, куда набивался порох и вставлялись каменные ядра и картечь, которые поражали врага на расстоянии 200–300 м. При стрельбе по наступающему строю «тюфяки» были более эффективны, чем стрелы. Стрела могла попасть в щит или панцирь и не причинить большого вреда. Зато полукилограммовые ядра поражали наверняка, невзирая на доспехи.

    Генуэзская пехота испытала на себе их действие в полной мере — атака захлебнулась, а следовавшая за нею ордынская конница напоролась на строй бердышей и тоже попала под обстрел русских огнестрельных орудий» (Виноградов И. «Куликовская битва». Газета «Память» № 121, 2001, г. Новосибирск).

    Когда в № 9/37, 2008 газеты «Потаённое» был опубликован мой очерк об изысканиях Г.П. Костина в Амурском заливе, то от Ивана Виноградова я получил такое письмо-отзыв:

    «Ваш аквалангист-рюрикович немного напутал: древнерусские мореходы по Северному морскому пути один-два месяца в году везли на Дальний Восток не коноплю, которая неплохо росла в Приморье, а опиумный мак, который выращивали на Кольском полуострове и Таймыре для умиротворения разных там народов, которых сами же русичи и вывели путём генной инженерии в Великом Туране, за восстановление которого борются теперь турецкие и прочие пантюркисты и панисламисты типа «Серых волков» Али Агджа и др.

    А из Южной Америки русичи развозили кокаин на своих быстроходных и огромным по тем временам судах. Только не на кочах, а на расшивах. Коч — это однопалубное вёсельное судно с парусом вроде галеры, а расшива — более крупное судно, двухпалубное, грузовое. В трюме везли разные товары — грузы и продукты, а на верхней, второй, палубе находились каюты экипажа. Были ещё у поморов охотничьи суда: карабасы (баркасы? — О.Г.), струги, ладьи».

    К этому же письму была приложена процитированная выше статья И. Виноградова «Куликовская битва» из газеты «Память». Я лично с ней познакомился лишь недавно. И. Виноградов и Г. Костин, далеко уже не молодые люди, друг друга никогда не знали, но органично дополнили друг друга. И. Виноградову историческую информацию по наследству никто не передавал: он находил и исследовал отвергаемые «историками» первоисточники.

    Оба они пришли практически к одному и тому же результату: климат на Руси и в Западной Европе в IX–XI вв. действительно резко отличался от современного; Русь в те века — великая морская держава, которой были подвластны все океаны мира; во время битвы при Воже и Куликовской битвы русские впервые в мире применили огнестрельное оружие. Да, конопля нынче растёт в Приморье, но невзрачная. По всему видно, что её когда-то завезли, и приморский климат не для неё. Вряд ли наши предки на своих прекрасных кораблях развозили по миру лишь мак и кокаин. В том числе с другими товарами — другое дело.

    А в целом нетрудно придти к заключению, что методом всенародного поиска восстановить историю Руси не проблема. Вполне возможна всероссийская конференция таких знатоков Руси, как Г. Костин и И. Виноградов, а также настоящих, а не конъюнктурных учёных-историков, по материалам которой реально создание долгожданного учебника по древнейшей, древней и средневековой истории Руси-России.

    >

    Глава 5. Древнее Приморье: «фактор майя»

    Майянский фактор — не мёртвое прошлое, но активно действующая система настоящего.

    (Хосе Аргуэльес)
    >

    1

    Южное Приморье — это «парк» гигантских скульптур древнего происхождения. На их фоне как-то блекнут фигуры времён палеолита и неолита и даже «английский» Стоунхендж. Приморский писатель Станислав Владимирович Кабелев, участник Второй Амурской экспедиции и первооткрыватель «парка», написал о них очерк «Цивилизация, пришедшая из…», который был опубликован в № 3/31, 2007 нашей газеты «Потаённое».

    В начале октября 2007 г. автору этих строк посчастливилось побывать в Приморье и лично убедиться в том, что удивительные скульптуры наличествуют и… потрясают. К сожалению, удалось осмотреть малую их часть: собрание скульптур, вытянутое в длину примерно на 1500 м под условным названием «Большой дракон» в бассейне реки Кривая, и комплекс, известный жителям г. Находка, как гора «Замок» неподалёку от пос. Первостроителей в бухте Врангеля.

    В древности река Кривая называлась Ванга: этот русский топоним был искажён на китайский манер как «Вангоу» В.К. Арсеньевым, а после картографической «реформы» 1970–1989 гг. и вовсе стёрт с карты Приморья.

    С.В. Кабелев мог, как говорят японцы, «потерять лицо»: геологи, туристы-краеведы, охотники, просто поклонники Уссурийской тайги многим числом своим смотрели на скульптуры и… не видели их, принимая за «игру» природы.

    Станислав Владимирович обратил внимание на «город скульптур» в 1966 г., но публично заявил о его существовании лишь недавно, после одной из поездок на реку Ванга в августе 2006 г. О своём открытии он сообщил директору Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН д.и.н. В.Л. Ларину (тому самому!), пытался заинтересовать телевидение, однако безрезультатно.

    Удержать статус Сибири и русского Дальнего Востока как «земли неисторической» — в этом видит своё предназначение и д.и.н. В.Л. Ларин, и пользующиеся, видимо, его подсказками дальневосточные СМИ. Если бы такое обнаружилось в Китае или США, то шум бы СМИ устроили изрядный.

    …Позади 10 000 км пути от Санкт-Петербурга до Южного Приморья. В сопровождении Станислава Владимировича и наших общих друзей мы, наконец, у подножия «Большого дракона»…

    >

    2

    Сколько лет этим скульптурным группам? Возможно, несколько тысяч лет; время над ними поработало изрядно, исказив, а то и стерев многие детали. Несмотря на это, повсюду видна опытная рука мастера. Правда, наш осмотр начинается не с самих скульптур. Вот в гранитной скале, на уровне 1,5–2 м от основания выдолблена ниша. Своей формой, идеально ровным дном и размерами она очень похожа на зев русской печи с её характерным подом (фото 1).

    В глубине «печи» мы видим выбитое в её стенке изображение двух соприкасающихся цветков. Зачем столь заботливо оберегать их от дождя, ветра и снега? Лишь этой «печи» достаточно, чтобы археолог, специалист по палеолиту и неолиту, серьёзно задумался, т. к. без крепкого стального зубила здесь не обойтись. Значит, «русскую печь», как и «Большой дракон» в целом, надо датировать «железным веком».

    А если «неолитом» — то, пошутит археолог, «печь» выдолбили инопланетяне. Несомненно, здесь загадка: ведь в придуманных историками «палеолите» и «неолите» люди имели лишь каменные орудия труда. Утверждение о наличии у них стальных зубил, конечно же, «специалистами» будет отброшено.

    «Соприкасающиеся цветки» отчётливо видны в виде своеобразной метки на стенах дольмена, что находится справа от тропы, ведущей, например, на комплекс гора «Замок» в бухте Врангеля, а также на многих других скульптурах и просто скалах.

    Галерея объёмных изображений начинается с бюста человека (фото 2). Он немудрящ, голова у него квадратная, в нём трудно уловить славянские черты, но радует уже тем, что портретом китайца и вообще монголоида уж точно не является. Крайняя схематичность его заставляет Станислава Владимировича полагать, что бюст — шутка некоего жителя близлежащего посёлка. С этим мы не согласились, потому что нашли идентичное в тысячах километров от Приморья.

    Самая высокая точка 1500-метрового «Дракона» там, где окружённые деревьями скалы являются «шипами» на его «спине». Это похожий на «ракетную установку» (фото 3) указующий в небо «перст» весом, может быть, в десятки тонн. Кажется, он вот-вот сорвётся вниз. Как всё-таки удерживается?

    Снизу хорошо видна коричневая подкраска плоского основания «пальца»: не исключено, что это расходящаяся «ржавчинка» от железного стержня, на который, видимо, и насажена «ракета». Может быть, скульптор хотел удивить потомков инженерным замыслом? Однако — и это, скорее всего, так — указующий в небо «перст» имеет сакральный смысл.

    Как же всё-таки он не падает? Есть ли металлический стержень? Эту загадку мог бы разрешить опытный скалолаз.

    Из «спины» «Большого дракона» мы можем вычленить скульптуру крупной добродушной собаки (фото 4). «Собака», бесспорно, изделие рук человека, лишь «слегка подправившего» естественного происхождения скальное образование. Не есть «шутка» природы и объёмное изображение только что вылупившегося из яйца «маленького» динозавра (фото 5) весом не менее десяти тонн.

    Ещё одна скульптура может войти в мировые каталоги художественных произведений людей эпохи палеолита и неолита — таких, как наскальное изображение людей, лошадей, быков и оленей в пещере Ляско (Франция) или в скальных навесах Леванто (Испания)! Это — «Голова атакующей кобры», в которую превращена вершина скалы высотой 50–60 м от основания (фото 6).

    Здесь сходство, несмотря на гигантские размеры объёмного изображения, с натуральной коброй просто поразительное. Раздувшаяся шея «кобры» окрашена, как и подобает, в её природный светло-оранжевый цвет, что возможно достичь лишь одним способом — наперёд зная, что «внутренность» вершины скалы окажется подходящей расцветки.

    Мхи и лишайники, покрывающие голову кобры сверху, работают на точную передачу фактуры «кожи». Но достоинство скульптуры не только в «портретном» сходстве с настоящей коброй, а в авторском умении передать экспрессию, динамику и характер атакующей змеи!

    А есть ли в скульптурах то, что можно назвать «идейным замыслом», «концептуальной идеей»? Во имя чего нагородили некие «Церетели» в Южном Приморье столь впечатляющие огороды?

    «Идейный» замысел есть, и он хорошо просматривается — его исповедуют и современные деятели искусств. Это когда художник дорожит «вечными ценностями» и устремляется к ним. Вот перед нами безымянная скульптурная группа вблизи посёлка Первостроителей (гора «Замок», бухта Врангеля; фото 7). Я бы назвал её «Ожидание».

    Вершина скалы тщательно закруглена, а по закруглению проложены углубления. Почему это так, становится понятно, если присмотришься к хорошо отшлифованным каменным фигурам, зачем-то «сгрудившимся» у основания скалы. Скульптор, как современный абстракционист, особенно не стремился придать им сходство с людьми или животными. Художнику было важно, и это ему хорошо удалось, передать состояние напряжённого ожидания, сходного с оцепенением.

    Потому что для собравшихся у основания скалы существ её закруглённая вершина — это… нежная сферическая оболочка ещё не раскрывшегося цветка — пиона, лотоса, вишни, в данном случае это не важно, — которая вот-вот раскроется, лопнет. Они для того и собрались здесь ранним утром, чтобы не пропустить этот полный волшебного таинства момент!

    Что напоминает это сегодня? Напоминает японскую семью, собравшуюся на праздник цветения вишни-сакуры. Члены её рассаживаются вокруг набирающей цвет ветки и часами наблюдают, как раскрываются бутоны, получая при этом неизъяснимое удовольствие.

    Группы любопытствующих существ являются обязательным элементом и в некоторых других скульптурных композициях. Например, они готовы бесконечно любоваться и добродушным псом, и нападающей коброй, приблизившись к ним почти вплотную. На фотографиях они хорошо видны.

    …В неблизкую поездку на реку Ванга, кроме писателя С.В. Кабелева, нас сопровождала небольшая группа членов писательского клуба «Элегия» г. Находка. На обратном пути мы завернули на «дикую» радоновую лечебницу в Лазовском районе Приморья. Бьющий здесь из-под земли радоновый источник пыталось окультурить какое-то предприятие Находки, но не потянуло в связи с перестроечными трудностями. Поэтому три обыкновенные эмалированные ванны возвышаются посреди девственного леса.

    Под одной из них приезжающие сюда энтузиасты разводят костёр и греют воду, а в двух других — впитывают радон. Желание посетить импровизированную лечебницу в тот день обнаружилось и у энергичных работников туристического агентства г. Находка во главе с А.А. Котовой.

    Рассматривая на экране цифрового фотоаппарата фигуры «Большого дракона», Алла Александровна вдруг сказала: «Я с неделю, как из Мексики. Точь-в-точь такое изображение я видела в центре каменного календаря индейцев майя». Она имела в виду «бюст» человека с квадратной головой (фото 2).

    Алла Александровна достала фотоаппарат и показала этот странный «портрет». Всмотревшись, мы убедились в её правоте. По возвращении в Находку Алла Александровна любезно подарила мне диск с копией своей мексиканской съёмки.

    >

    3

    На первый взгляд может показаться, что в цепи «американские индейцы майя — скульптуры эпохи неолита — Приморье» логической связи не может быть в принципе. Однако такая связь должна быть. Давайте её поищем.

    Известно, что во время последнего Великого оледенения, продолжавшегося 35–40 тысяч лет[61], и Западная, и Восточная Европа были практически полностью покрыты льдом. Африка, Аравийский полуостров, Малая Азия, Иранское нагорье, Индостан в то время были ареалами расселения людей чёрной расы. Народы жёлтой расы располагались в основном там, где они живут и сейчас. В Америке повсюду были индейцы. А где же создавали свои великие цивилизации люди белой расы? Ответ может лишь один: в Сибири! Почему?

    Последнее Великое оледенение обошло Сибирь стороной. Климатические пояса планеты тогда располагались не так, как сейчас. Поскольку уровень Мирового океана был на 150–200 м ниже современного, то и мелководного Северного Ледовитого океана фактически не существовало, а на его месте был умеренно тёплый, заселённый материк, раскинувшийся, само собой, и в глубины Азии. Вот, что пишется в летописях Сибири XVII века:

    «Есть на берегах тех рек по Степи (имеются в виду Обь, Енисей и Лена. — О.Г.) многочисленные каменные города и высокие дворцы. А всё в запустении, некоторые из них давно обрушились. А какие народы строили — того никто не знает»[62].

    Мощные цивилизации русов на Ближнем Востоке, Малоазийском полуострове, Индостанском полуострове, в Центральной и Северной Африке и Европе возникали одна за другой в период окончания Великого оледенения после ухода из этих регионов негроидных народов. Исход русов шёл из Сибири и материка на Северном полюсе. Такую вот правду прикопали «специалисты».

    А ещё они внушают людям, что древняя и древнейшая история человечества — это хаос межэтнического смешения, отсутствие культуры брака, полная безграмотность, бестолковщина матриархата и патриархата, истребительные войны, грабежи, «великие переселения народов» и прочее «варварство».

    Мы же предлагаем принципиально другой взгляд: в древней и древнейшей истории человечества существовала прекрасная эпоха грандиозного созидания на всей планете гармонии в отношениях людей как друг с другом, так и с Природой-Матерью. Созидание это и возглавляли, и вели люди белой расы — русы, они же «индоевропейцы», в те времена ещё не разведённые по этническим, религиозным, лингвистическим и территориальным «квартирам». Такое предположение лишь на первый взгляд кажется «глубоко антинаучным». Недавно я случайно познакомился с интересной книгой Алексея Алексеевича Мартыненко и нашёл в его лице единомышленника:

    «Лишь с появлением на Земле генетических мутантов связаны во множестве обнаруживаемые в наше время стоянки примитивного пещерного человека, не умеющего добывать и обрабатывать металлы. Именно потеря человеческой речи, как выясняется теперь, обратила его в того самого каннибала и дикаря, какого Миклухо-Маклай некогда застал на банановых островах Океании, Христофор Колумб — в Вест-Индии, Америго Веспуччи — в Гвиане и Бразилии, Васко да Гама — в Африке и Индии, Джеймс Кук — в Полинезии и на Гавайях. Местные каннибалы воочию доказали знаменитым путешественникам свой поистине пещерный примитивизм.

    Всех вышеупомянутых папуасов из полуживотного состояния каменного века (или, если угодно, неолита-палеолита и т. д.) вывел белый человек. Это бесспорно и сомнению не подлежит.

    Много ранее человек, не подвергшийся генной мутации Вавилонского столпотворения, занимался практически тем же. Именно он точно так же, на самой заре цивилизации, из такого же пещерного состояния вывел аборигенов долин Двуречья, Шумер, Вавилона, Египта, Финикии, Греции, Италии и т. д.»[63].

    От себя добавлю: а также «аборигенов долин» Центральной и Южной Азии.

    В книге «Белый Конь Апокалипсиса» указано, где конкретно на протяжении многих и многих веков в эпоху Великого оледенения и несколько тысячелетий спустя после окончания её, русы сосредоточили свои благородные усилия — это достаточно узкая пограничная полоса, отделяющая ареал обитания русов от мест проживания людей жёлтой и чёрной рас.

    Она называлась Великим Тураном, включала в себя Японские острова (тогда это был сухопутный перешеек, а Японское море было внутренним водоёмом), от них протягивалась по югу Сибири и, огибая Туранскую низменность по югу Средней Азии, южному побережью Каспийского моря и далее по Кавказу.

    Великий Туран Древней Руси гостеприимно распахивал свои многочисленные ворота для мелких азиатских народцев и племён, спасающихся либо от вырождения, либо от голодной смерти, либо от физического истребления более сильными соседями.

    Этих спасающихся русы терпеливо приобщали к цивилизации путём обогащения их лексики за счёт своей, путём обучения земледелию и ремёслам и т. д., а также — путём активного применения генной инженерии, добавляя свою кровь в их кровь. Последнюю операцию осуществляли древние инженеры-генетики, которые почётно назывались айнами. На «японском» сухопутном перешейке их очень уважительно называли с Амура айнами или сАМУРАями!

    Присутствие крови дальневосточных айнов в крови практически всех американских индейцев обнаружили лучшие специалисты в этой области знания конца XIX- начала XX вв. — немецкие учёные-генетики. Кроме того, они нашли кровь айнов в крови многих малых народов Сибири и даже у африканских пигмеев. Они же доказали несомненную принадлежность айнов к славянам, называя их «русскими из Москвы», и находили у айнов портретное сходство с писателем Львом Толстым (подробности см. в «Белом Коне…»). Активное применение генной инженерии по отношению к человеку (во благо ему, естественно) в древности считалось жизненно важным занятием.

    Достаточно подготовленные «новые азиаты» через 100–150 лет поочерёдно отправлялись на постоянное место жительства в Америку через широкий сухопутный перешеек, который соединял когда-то Азию и Америку на месте нынешнего пролива Беринга. Всего таким образом русичами было подготовлено и отправлено в Америку 2200 племён, которые-то впоследствии и были названы «индейцами». Много высылок было сделано, по-видимому, с будущих Японских островов, где археологи обнаружили разновременные костные останки многих видов «айноподобных протояпонцев».

    Никаких стихийных откочёвок будущих «индейцев» из глубин Азии в Америку, как утверждается в официальной истории, в принципе не могло быть.

    Благородным делом этим наши предки занимались ещё с неолитических времён и оставили его не по причине изменения климата и повышения уровня Мирового океана, а по причинам политическим. Проживающие сегодня в полосе Великого Турана Древней Руси многие современные тюрки, а также японцы, это — недоотправленные в Америку, в силу указанных обстоятельств, «индейцы».

    Читатель должен знать, что, поскольку даже признаков палеолита и неолита на всей Америке не обнаружено, то в археологии возник большой-пребольшой знак вопроса: откуда и когда пришли в Америку индейцы, численность которых в эпоху Колумба составляла от 15 до 20 миллионов человек?

    Учёные сошлись во мнении — из глубин Азии. Но вот загвоздка — в Азии живут яркие монголоиды, а индейцы от них сильно отличаются и по внешнему виду, и по менталитету. И ещё загвоздка: никто не мог доказать, что метаморфоза сия случилась с ними уже после переселения в Америку. Нельзя же предположить, что в районе пролива Беринга их пропускали через какое-то устройство, похожее на металлоуловители в современных аэропортах, и они преобразились, как по мановению волшебной палочки?

    Получается, что в Америку они уходили уже очень подготовленными во всех отношениях «индейцами». Значит, в глубинах Азии для них были кем-то организованы постоянно действующие, эффектно отлаженные — «сержантские школы»[64].

    «Когда и как произошёл распад американо-азиатской расы на две ветви — азиатскую и американскую, какова конкретная география и история этих ветвей и их генетические связи в разные периоды времени? Здесь мы подходим к, казалось бы, уже давно решённому и всё же по-прежнему жгучему вопросу о заселении Америки, пожалуй, одному из наиболее известных и интересных широким кругам читателей-неспециалистов. Трудно сказать, чем объясняется этот интерес — высоким уровнем и экзотикой древнеамериканской цивилизации или чем-то иным, но он есть, и поэтому обращались к этой теме многие непрофессионалы, стремясь внести свою лепту, как-то прояснить проблему, добавить немного романтики в сухие выкладки специалистов»[65].

    Уважаемый Валерий Павлович! А ларчик-то так просто открывался! Ключ к этому «ларчику» в предлагаемой на этих страницах гипотезе, которая скорее теория, поскольку перекрывает имеющие неясности с заселением Америки индейцами на 95-100 процентов!

    Применяя в археологии «глубоко антинаучные» методологии, можно добиться впечатляющих результатов. Только надо с благоговейным трепетом относиться к истории русского народа, и тогда всё у вас, историков, получится. А у русских людей проблема заселения Америки потому вызывает «жгучий вопрос», что беспокоит глубинные пласты народной памяти о счастливом и блестящем многотысячелетнем периоде нашей сибирской истории…

    >

    4

    Если принять за основу эту версию-гипотезу, то тогда Русь-Россия и Америка в глубокой древности должны были являть единое культурное пространство, признаки которого мы должны обнаружить и сегодня. Хороший помощник в таких случаях — топонимика.

    «ТУЛА. В России это, кажется, единственный город с таким названием, однако на другом полушарии есть, по крайней мере, ещё ДВЕ ТУЛЫ: одна в Мексиканской провинции ИДАЛЬГО, другая — в двухстах милях севернее. Их ещё и сегодня можно отыскать на карте. В своё время обе ТУЛЫ являлись крупными религиозными центрами, о чём свидетельствуют развалины многочисленных храмов и дворцов. КОЛЫМА — город и провинция КОЛИМА есть на западном побережье Мексики, замечу, кстати, что в латинском алфавите нет буквы Ы»[66].

    На юге Хабаровского края, на берегу реки Урми есть посёлок Талакан. «Талакан» — лёгкое искажение от «Тлалокан» — так индейцы назвали Страну Восходящего Солнца, которой и поныне является гигантское тихоокеанское побережье русского Дальнего Востока от Уэлена до бухты Славянка, что немного южнее Владивостока, а не только одна Япония.

    Из этой страны, согласно их преданиям, когда-то пришли в Мексику люди белой расы — искусные мастера, жрецы и хранители огромных знаний. Их отличало пристрастие к полудрагоценному камню нефриту. Они вырезали из чёрного гранита огромные шары и свои собственные портреты в виде отдельных голов высотой до 3 м и весом до 40 т.

    С восточных склонов Сихотэ-Алиня в Японское море впадает река Кхуцин (в 1989 г., с подачи «историков», эта река легкомысленно переименована в «Максимовку»). А в Мексике есть существующий и поныне крупный религиозный центр Хукуцин, в который индейцы со всей Мексики и даже США один раз в год собираются на великое торжество — Канделярию (праздник календаря). Вне всякого сомнения, когда-то в приморском Кхуцине — Хукуцине будущие «индейцы» тоже праздновали Канделярию.

    Я уже не говорю о том, что имя Майя, плотно завязанное на Центральноамериканскую цивилизацию, многократно встречается в виде названий больших и малых рек Сибири и Дальнего Востока. А протокорнями «кан», «ур» и «ру» топонимы как всей Сибири, так и Южной и Центральной Америки прямо-таки «кишат». Т. е. Великий Туран Древней Руси имеет очень чёткое топонимическое продолжение на территории всей Южной Америки.

    Поскольку «нет пророка в своём отечестве», то в целях подтверждения нашей гипотезы обратимся к крупному специалисту по истории цивилизации Южной Америки, археологу кубинского происхождения, доктору Хосе Аргуэльесу:

    «Общепринятая догма современной антропологии утверждает, что майя входили в огромную группу американских индейцев, которые в последний ледниковый период, около 12 тысяч лет назад, перебрались в Америку из Азии через замёрзший Берингов пролив[67] и окончательно обосновались в том районе, который сейчас называется Центральной Америкой. Знакомство с поздними майянскими текстами — «По-поль Вух», «Книга Чилам-Балам и «Летописи Какчикелей» — вызывает чёткое впечатление о том, что майя действительно пришли издалека:

    “…с другой стороны моря мы пришли к месту под названием Тулан, где были зачаты и рождены нашими матерями и отцами… Из четырёх [мест] люди пришли в Тулан. Один Тулан на Востоке, другой в Шибальбайе [нижний, подземный мир], ещё один на Западе, и мы сами пришли оттуда, с Запада, и ещё один там, где пребывает Бог [верхний мир, небеса]… Более того, исследования древнемайянской и мексиканской истории и мифологии в целом показывают, что Тулан, или Толлан, представляет собой не только реальное место, но и архетипическое кодовое наименование”»[68].

    Тулан в летописях американских майя и Туран русской Сибири — это одно и то же, потому что майя буквы Л и Р, видимо, при письме не различали. Поэтому: ТУЛАН=ТУРАН.

    >

    5

    Имеется и «глубоко антинаучный» аргумент, доказывающий существование в далёком прошлом единого культурного пространства Русь-Америка: это абсолютная идентичность черт национального характера славян и индейцев, подтверждающая, что индейцы как бы наши «дети». Например, славяне во все времена отличались потрясающим гостеприимством. Естественно, что такую же черту характера они воспитывали бы и в «новых азиатах». По времени ближе к тем славянам — полабские славяне, жившие на реке Эльбе (Лабе) и 800 лет назад, и много ранее. Вот что о них известно:

    «Римский и романизованный мир узнавал, напр., о галлах, кимврах, тевтонах, готах, вандалах, свевах, гуннах и т. п. тогда, когда эти племена на него нападали. А о полабских славянах цивилизованный мир с запада и юга начал узнавать тогда, когда он же первый и стал делать нападения на славян. А когда мирные люди, хотя и чужие и из далёких стран заходили к славянам, то там не встречали обид или насилия. Средневековые писатели в один голос удостоверяют гостеприимство славян в такой степени, что оно удивляло чужестранца»[69].

    Выдающийся американский учёный, этнограф, археолог и историк первобытного общества Льюис Генри Морган (1818–1881) для изучения жизни индейцев, просвещения и помощи им ещё в свои молодые годы организовал общество «Великий орден ирокезов». В 1847 г. он был усыновлён ирокезским племенем сенека. Он автор исследований: «Лига ирокезов», «Система родства и свойства» и др. Он получал информацию об индейцах, в том числе, и от работающих среди них католических миссионеров. В своей статье «Яркий пример благородства этой нации» Л.Г. Морган пишет:

    «Гостеприимство было среди ирокезов прочно укоренившимся порядком. Если кто-нибудь входил в дом индейца в любой индейской деревне, будь то односельчанин, соплеменник или чужой, женщины дома обязаны были предложить ему пищу…

    Моравский миссионер Джон Хекевельдер, очень долго проживший среди индейцев, был прекрасным знатоком их нравов и обычаев. Он вёл миссионерскую работу, главным образом, среди делаваров и мунси в течение 15 лет (1771–1786) и соприкасался с тускарора и другими племенами. Он был знаком с порядками и обычаями индейских племён Пенсильвании и Нью-Йорка. Вот как он описывает общий характер знакомых ему индейских племён:

    “Индейцы верят, что Великий Дух сотворил землю и всё, что на ней, для общего блага людей. Он дал им страну, обильную дичью, и сделал это не для выгоды немногих, а для пользы всех. Всё было дано сынам человеческим в общее обладание. Всё, что живёт на земле, всё, что на ней произрастает, всё, что живёт в реках и водах, текущих по земле, всё это было дано всем сообща, и каждый человек имеет право на свою долю. Таков источник индейского гостеприимства, которое является не добродетелью, а строгим долгом.

    Индейцы никогда не стараются найти уважительную причину, чтобы чего-нибудь не дать, наоборот, они щедро делятся со своими соседями запасами, приготовленными ими для себя. Индейцы щедры и гостеприимны по отношению ко всем без всяких исключений, они всегда делятся друг с другом и часто с чужим человеком последним куском. Они скорее лягут сами голодными, чем возьмут на себя грех пренебрежения долгом, который требует от них удовлетворения просьбы чужестранца, больного или нуждающегося.

    Чужестранец имеет право на их гостеприимство отчасти потому, что он находится далеко от своей семьи и друзей, отчасти потому, что он оказал им честь своим посещением и должен унести о них хорошее воспоминание. Больной и бедный имеет право на гостеприимство, так как индеец считает, что он обязан помогать им из общего запаса. Дичь, которую он им предложит, взята из лесов и принадлежала всем, пока её не застрелил охотник. Зерно и овощи выросли из принадлежащей всем земли, и это произошло не по воле человеческой, а властью Великого Духа”»[70].

    Замечено, что посещающие индейские резервации современные русские пользуются особой расположенностью хозяев. В России существует движение индеанистов. Они издают журнал «Первые американцы». В 1984 г. четверо индеанистов во главе с Владимиром Кошелевым организовали на Алтае в заброшенном селе Верх-Кукуе (в «полосе» Великого Турана!) индейскую общину «Голубая Скала», правда, она вскоре распалась.

    >

    6

    Интересующиеся искусством народов Южной Америки несколько лет назад поспешили на открывшуюся в Эрмитаже выставку «Искусство Древней Мексики». Прямо у входа стояла высеченная с большим мастерством из крепчайшего гранита круглая голова без туловища в стилизованном боевом шлеме и весом не менее полутора-двух тонн. В самой Мексике встречаются и потяжелее.

    Ну, очень она походила на голову, повстречавшуюся главному герою в поэме А.С. Пушкина «Руслан и Людмила». Загвоздка же была в том, что из облика её выпирали яркие негроидные черты! Увы, никто из экскурсоводов Эрмитажа не мог объяснить, почему это так. Дескать, ответа не знают и в самой Мексике. Между тем, опираясь на нашу гипотезу, можно высказать следующее…

    Как замечено выше, полоса Великого Турана Древней Руси проходили, в том числе, по Кавказу. Там она служила границей не между белой и монголоидной расами, а между белой и чёрной, негроидной. Т. к. климатические пояса во время последнего Великого оледенения проходили в других местах, то и ареал расселения представителей чёрной расы не походил на современный. Негроидные племена занимали весь Индостанский полуостров, всю Малую Азию, Иранское нагорье и южные отроги Кавказа (там было особенно тепло).

    Были, видимо, случаи, когда под крыло русичей небольшими группами в полосу Великого Турана выходили и негроиды. И с ними тоже проводилась аналогичная, как и с группами азиатцев, работа по приобщению их к цивилизации, в том числе путём применения генной инженерии. Затем они переправлялись в Америку. Странным кажется этот вывод. Но факты — упрямая вещь. В дополнение к вышеизложенным, топонимическим, я приведу ещё один, палеонтологический.

    Как-то, штудируя книгу М.М. Герасимова «Восстановление лица по черепу», я вдруг увидел на стр. 258 интересную иллюстрацию: голову негроида, воспроизведённую по черепу, найденному во время раскопок на Кавказе. Это был один к одному портрет… того самого мексиканского каменного «героя», увиденного мною в Эрмитаже, конечно же, не таких сказочных размеров (см. илл.). Наверное, читателю будет интересно, как прокомментировал находку сам Герасимов.

    Неолитический человек Кавказа (Грузия).

    В 1946 г. при разборке коллекций ГМА мне удалось обнаружить череп с этикеткой: «Кавказ, Грузия, неолитический слой, пещера». Череп реставрирован Е.В. Жировым. Действительно, этот череп я видел в процессе реставрации, которую проводил Е.В. Жиров за год до своей смерти.

    По степени сохранности черепа можно с достоверностью судить о его значительной древности. Кости совершенно лишены органических веществ, сильно минерализованы и обладают тем своеобразным, светло-беловато-палевым цветом, который так свойственен костям из древних слоёв пещер. В изломе кость совершенно белая, мелообразная, но твёрдая.

    Реставрация произведена Е.В. Жировым с обычной для него тщательностью и продуманностью. Сомнительных мест в реставрации нет; отчётливо видны швы склейки и те дополнения, которые были воспроизведены из-за отсутствия кости. Эта реконструкция черепа не противоречит ни одной из его основных форм и соответствует степени развития рельефа. Несмотря на недостаточную точность этикетки и относительно плохую сохранность, череп представляет большой интерес.

    Нам кажется, что этот череп может быть отнесён ко времени не позднее раннего неолита, а, быть может, даже к предшествующему времени (азиль-тарденуазскому; т. е. раннемезолитическому. — О.Г.). Морфологически череп чрезвычайно своеобразен и обладает рядом черт, не характерных для более позднего населения Кавказа.

    Всё это заставило нас дать описание этого черепа и графическую реконструкцию его головы. Может быть, в результате этой предварительной публикации можно будет впоследствии уточнить место и время этой интересной находки. Дело в том, что, несмотря на обилие в Грузии памятников верхнего палеолита и раннего неолита, нам совершенно ничего неизвестно об антропологическом типе населения этого времени…

    Интересно, что уже в то время на Крымском побережье и в Приднепровье жили люди, резко отличавшиеся от этого типа, с отчётливо выраженными чертами поздних кроманьонцев. В черепе же из Грузии кроманьонских черт нет.

    Но, несмотря на относительную лёгкость, — я бы сказал, грациальность (от слова «грация». — О.Г.), в этом черепе всё же можно увидеть некоторые архаические черты: относительно сильное выступание глабеллы и довольно сильное развитое надбровье. Форма орбиты с её вертикальной профилировкой и даже отмеченная прогнатность в данной связи также должны рассматриваться, как некоторые примитивные черты не вполне дифференцированного антропологического типа. Это локальный вариант Homo sapiens, не характерный ни для неолита, ни для позднего времени[71].

    Локален сей антропологический тип как раз потому, что являлся «разовым» продуктом генетического творчества; может быть, уже внуки или даже дети таких, как он, были «этапированы» в Южную Америку, где они, видимо, кого-то героически охраняли или за какие-то другие заслуги были запечатлены в камне…

    >

    7

    Интересующиеся древней историей знают о внезапно возникшей 3000 лет до н. э. на территории Украины и Молдавии славянской высокоразвитой земледельческой Трипольской культуры бронзового века. Она просуществовала до XVII века до н. э. и так же внезапно исчезла. Пришла она, как предполагают, из Малой Азии. А куда ушла?

    Судя по компактным поселениям в виде круга, а также по манере внезапно уходить, не исключено, что именно трипольцы возвели известное городище Аркаим (XVII–XV вв. до н. э.). Точнее — страну Аркаим на Южном Урале. Она тоже внезапно оставлена. Столь масштабные цивилизации с населением, минимум, в миллион человек, не могут бесследно исчезать во времени и пространстве. Куда они ушли на этот раз? Ответ есть. Но сначала о «визитной карточке» этого народа — «крашеной керамике».

    Трипольцы были отличными мастерами по изготовлению полых глиняных сфер. Причём без применения гончарного круга. Ещё одно диво — в их окраске. Краска та не потускнела до сих пор.

    «На высоком уровне стояло в Т. к. гончарное производство, сосуды лепились без гончарного круга, на плоском основании; формы их разнообразны, отличаются большой симметричностью; известны св. 20 сортов керамики, изготовлявшейся из местных глин; выделяются сосуды из тонкой розоватой, прекрасно обожжённой массы, покрытые росписью в одну или несколько красок (красная, чёрная и белая). Часто спиральная орнаментация нанесена углублёнными полосами, образующими ленты.

    По одному из этих признаков Т. к. именуется “культурой спирально-ленточной или расписной керамики”. Наряду с большим количеством разнообразных сосудов в трипольской керамике выделяются глиняные, в большинстве случаев женские, статуэтки, передающие образ матери-родоначальницы, а также фигурки животных. В днищах сосудов имеются отпечатки тканей, подкладывавшихся в процессе лепки сосуда под днище»[72].

    Так вот, «завалы» точь-в-точь таких сосудов (вперемешку с такими же, но не окрашенными, «чёрными») обнаруживаются по всей долине Жёлтой реки (Хуанхэ) в Китае. Фантастика, скажите вы. Взглянем на иллюстрации. На абсолютную идентичность «тех» и «этих» сосудов давно обратили внимание «специалисты». Но не более. Никто не осмелился на интересную гипотезу.

    Это, как в ситуации с айнами. Много времени и денег потратили немецкие антропологи на объяснение феномена айнов, заключающегося в серологических (т. е. по анализу крови) показателях: кровь айнов присутствует в крови многих индейских племён и народов Сибири. Как только стало ясно, что айны это «русские из Москвы», то работы тут же свернулись и засекретились.

    «Специалисты» по древней истории, выходя на «славяно-русское направление» при исследованиях своих, сразу слепнут и глохнут! Такая же ситуация со славянской «крашеной керамикой» в Китае.

    Археолог и китаевед, француженка Корин Дебен-Франкфор пишет:

    «Поворотный момент: обнаружение керамики Яншао в 1921 г. Три года спустя (после обнаружения гадальных костей с надписями. — О.Г.) переворот в археологии вызывает обнаружение в Хэнани неизвестных до этого образцов керамических изделий, которые сразу же привлекают внимание Андерсона (Юхан Г. Андерсон — шведский геолог и археолог. — О.Г.). В апреле 1921 г. он выезжает на место раскопок близ деревни Яншао. Там учёный находит большое количество расписной керамики и ещё не подозревает о том, что только что обнаружил первую доисторическую стоянку человека в Китае…

    Прозрение наступило, когда в Пекинской библиотеке он просматривал случайно попавшийся ему отчёт о раскопках в Анау в Западном Туркестане: схожесть расписной керамики и сосудов, обнаруженных в 1904 г. экспедицией американца Р. Пампелли, была очевидна. Так он обнаружил первые свидетельства существования на Дальнем Востоке, так же, как и в Восточном Средиземнорье, Месопотамии и Персии, доисторической расписной керамики. Эти открытия позволили Андерсону выдвинуть первые предположения о хронологии китайской протоистории, которую он связывал с Ближним Востоком»[73].

    «Крашеную керамику» китайцы сейчас именуют «культурой Яншао» и датируют «сер. V- сер. III тыс. до н. э». Кстати, портрет мальчика (см. илл.) из обожжённой глины тоже относится к культуре Яншао. Ничего китайского, что особенно хорошо видно по форме носа.

    Вот мнение ещё одной учёной женщины-китаеведа, доктора фил. наук, ст. научного сотрудника Института Востоковедения РАН:

    «Керамические изделия… позволяют восстановить многие черты хозяйственно-культурного облика протокитайцев (?! — О.Г.). Не вызывает сомнения, что обитатели неолитического Китая… обладали высоким уровнем технологии керамического производства: владели мастерством изготовления так называемого чистого теста, позволяющего формировать тонкостенные (до 2 мм толщиной) сосуды, близкие по этому показателю к фарфоровым изделиям, знание тонкостей процесса обжига, использование красителей»[74].

    Можно полагать, что знаменитые ирригационные сооружения Китая созданы именно славянами-трипольцами. А то ведь странно получается: как можно по завершении под знамёнами Циныпи Хуанди столь ужасающей войны за объединения Китая в 246=210 гг. до н. э. одновременно строить и Великую «китайскую» стену, и такую же Великую систему внутренних каналов для судоходства и орошения?

    Как и сейчас среди русских, так и среди славян-трипольцев мирно жил конгломерат малочисленных народов Азии. В том числе — будущие великоханьцы. Кто они? Наблюдательные люди, общавшиеся с азиатцами, заметили, что редкими вкраплениями среди них присутствуют «сообразительные мальцы», как губка всасывающие чужие идеи и толково, отдадим им должное, их применяющие.

    Вот такие-то индивиды, подпитавшись полезной информацией от индоевропейцев, тяготели друг к другу, как капельки ртути, образуя ядро будущих мини-государств в глубинах Азии. Учёные в восточных государствах, в отличие от государств индоевропейцев, во все времена не только составляли привилегированную прослойку, но и были администраторами.

    В Китае, например, занять административное место мог выходец из любой прослойки общества, лишь бы он выдержал полагающийся для этого экзамен на соответствующий данной должности уровень знаний. Однако в своей глубокой древности основы элементарных знаний монголоиды получили в учебных центрах Великого Турана Древней Руси. В том числе — единую для всей Азии, разговаривающей на сотнях наречий и диалектов, рисуночную письменность.

    Что-то другое тут придумать просто невозможно. В так называемые «средние века», когда началось формирование мононациональных государств, будущих Китая, Вьетнама, Кореи, Японии и др., стало возможным упростить рисуночное письмо, приблизив его к фонетическому. Понятно поэтому, почему письменные памятники средневековья этих государств изложены одними и теми же «китайскими» иероглифами. Но это не доказательство их былого присутствия в составе Китая.

    В действительности единый просветительный центр, в котором была разработана иероглифическая письменность и в которой этой письменности обучались группы представителей всех народностей Азии (в том числе и будущих великоханьцев), существовал на территории Сибири-Тартарии, входившей в состав Всемирной Протоимперии Великая Русь.

    Но вернёмся к неугомонным трипольцам.

    Оставив после себя чудо-керамику и достигнув умопомрачительных высот в бронзовом литье, в том числе бронзовых треножников, они снова куда-то переселились. Но не пропали бесследно! Применяя «глубоко антинаучный» метод проникновения в лабиринты «истории», мы обнаруживаем их в… Центральной Америке на полуострове Юкатан. Там они основали великую культуру — цивилизацию… майя. Само собой, тут тоже нужны доказательства. Начнём с удивительного портретного сходства трипольцев и народа майя. Оно такое, что ни с каким другим народом их не спутаешь (см. илл.).

    «Представление о внешнем облике трипольцев дают их изображения, восстановленные по сохранившимся черепам и антропоморфной пластике. Они показывают сходство трипольцев с индейцами майя. Можно найти также некоторые общие черты в их культурах. Возможно, малоазийские предки трипольцев были уплывшими на Запад изгнанниками с Американского континента, часть которых вытеснили более поздние пришельцы (монголоидной расы). В преданиях других народов содержатся сведения о переселении народа майя с Востока в Бирму, Индию и далее на Запад, вплоть до Верхнего Египта. Их приводит Джеймс Черчвард в книгах “Древний континент My” и “Дети My”»[75].

    Кроме портретного сходства это — их общее свойство неожиданно исчезать. И в самом деле, майя исчезли в 830 г. н. э., т. е. задолго до появления в Америке свирепых испанцев. Пишут, без следа… Лично я тоже не знаю куда. Пока не знаю…

    Действительно, будущие трипольцы появились в Восточной Европе из Малой Азии. Но в Малую Азию они вышли из нашей общей индоевропейской прародины — Сибири. Потом они основали райскую страну под условным названием Триполье. Затем ещё одну — страну городов Аркаим. Потом им понравилась территория будущего Китая. Затем — дорога через Беренгию в Америку. Думаю, построить корабли они тоже смогли бы.

    >

    8

    На месте своего поселения, в Центральной Америке (на полуострове Юкатан), майя оставили грандиозные архитектурные комплексы, виртуозные по замыслу и исполнению. Никто толком не знает, зачем они это делали? Я полагаю, эти комплексы должны были напоминать деградирующему человечеству о возможностях нетехнократического пути развития. Поэтому майя демонстративно не применяли колеса!

    Переселенцев опекал и долгое время руководил работами опытнейший жрец русов — Вотан (очень понятное славянское имя!). Впоследствии он стал богом и остался в памяти народа майя, как «вождь Покаль Вотан». Видимо, Вотан имел привычку говорить вместо «пока» — «покель». Кроме того, они оставили высеченные из камня свои портреты и интересные математические таблицы, воспринятые впоследствии, как «календарь майя».

    На самом деле это не календарь, а в цифрах и объёмных картинках-символах рассказ о том, что в 3113 г. до н. э. человечество вступило в интересную эпоху: начался Великий Цикл майя — период продолжительностью в 5125 лет, который закончится в 2012 г. н. э. (точнее — 24 декабря 2011 г .).

    Гробницу Вотана нашли в 1947 г. в древнем городе Паленке. На крышке саркофага Вотан изображён в виде того самого (известного теперь мистикам всего мира), носатого «космонавта, сидящего в кабине космического корабля». Сохранились сведения о времени создания цивилизации майя:

    «Начавшееся около 300 г. н. э. с города Уашактун… и распространившееся далее в форме городов Тикаль, Паленке, Копан… великое выступление майя достигло своего полного размаха к 500 г. н. э. В течение последующих трёхсот лет Майя продолжали возводить свои гармоничные и соразмерные храмы в виде ступенчатых пирамид и неуклонно, каждые пять, десять или двадцать лет, устанавливали очередной огромный каменный указатель — стелу, — на которой вырезали дату и связанные с ней тексты. В 830 г. н.э… классические майя внезапно пришли в упадок и исчезли…»[76].

    Правда, в конце X в. н. э. в этой же местности появились какие-то другие майя, которые тоже кое-что построили (но «календарём» не занимались) и выполняли, видимо, обязанности охранников созданных до них памятников. Именно они потом смешались со своими мексиканскими соседями — толтеками. В 1527 г. на Юкатан прибыли вооружённые до зубов испанцы. К 1697 г. народ майя, как культурная и политическая общность, под натиском христианизированных западноевропейцев, практически прекратил своё существование.

    В 2012 г. «конца света», разумеется, не будет. Суть информации, заключённой в «календаре» майя, очень коротко сводится к следующему:

    «Целью общего процесса эволюции Солнечной системы, которая включает в себя развитие нашей планеты, является переход к высшей разумной координации всех планетарных организмов с центральным ядром, Солнцем, и, с его помощью, — с ядром Галактики… По причинам, которые станут более понятными по мере возрастания нашего осознания разума Солнца и целей галактического сообщества, особое значение для преобразования земного разума имеет Луч, сфокусированный на Солнечной системе в период с 3113 г. до н. э. по 2012 г. н. э.

    Пока нам достаточно знать, что в период пребывания Земли в этом 5125-годичном Луче синхронизации, резонансные гармоники третьего орбитального гироскопа (т. е. планеты Земля. — О.Г.) были оценены, как пригодные для стадии разумной координации, завершение которой позволит Солнечной системе стать полноправным членом сообщества галактического разума»[77].

    >

    9

    В книге Хосе Аргуэльеса говорится, что народ майя, переселившийся в Америку, сразу приступил к масштабным работам, представляя из себя армию хорошо подготовленных специалистов-строителей, т. е. где-то прошёл предварительную подготовку. Местом их обучения как раз и могло служить Южное Приморье, как важная часть Великого Турана Руси. Не исключено, что открытые здесь писателем Кабелевым города скульптур были созданы майя-практикантами, которых обучали русы. Тут же, видимо, прошли свои университеты и будущие толтеки, и другие создатели цивилизаций Америки.

    У нас появилась возможность другими глазами взглянуть на уже упомянутые «скульптуры»: наиболее удачные из них оставлялись, как учебные пособия в древних школах.

    Внутри «русской печи» (фото 1) не изображение соприкасающихся цветков, а «портрет» солнечных пятен в период активизации пятнообразовательного процесса на Солнце. «Приписываемое древним майя поклонение Солнцу действительно имело место, но в своей основе означало понимание того, что высшее знание и мудрость в буквальном смысле слова передаются через Солнце или, точнее, посредством двойного цикла движения солнечных пятен»[78].

    Солнце, согласно учению майя, — организм, обладающий формообразующим полем под названием гелиокосм, который непрерывно и ритмично колеблется («дышит»): каждые 11,3 года он расширяется, а в следующие 11,3 года сжимается. Циклы вдоха и выдоха называются гелиопаузой.

    Солнечный вдох и выдох в точности соответствует активности двойных солнечных пятен. Через каждые 11,3 года два «пятна» встречаются на экваторе Солнца, изменяют полярность и меняются местами. К «печи» можно подвести детей и очень наглядно рассказать им о жизни Солнца.

    «Нападающая кобра» воплощает образ Кукулькана — «Оперённого Змея». Он — главный объкт почитания народа майя.

    «Портрет» человека с «квадратной» головой (фото 2) — помогал, видимо, как-то уяснять суть «календаря» майя.

    Скульптурная композиция «Ожидание», кроме утверждения вечных ценностей, служила, видимо, ещё и объёмным символом Востока («имиш») в составе 20 священных знаков в матрице направлений, представленных вокруг «портрета человека» в каменном «календаре» майя (фото 8).

    Из книги X. Аргуэльеса:

    ИМИШ — Источник жизни, Дракон, Первичная вода, Кровь, Вскармливание, Женская грудь, Энергия материнства, Сила деторождения, ВОСТОК;

    ОК — Собака, Мозг млекопитающего, Эмоциональная жизнь, Подчинение и принцип преданности, Вера, придающая силы духовному развитию. ЗАПАД.

    ОК — Собака представлена в комплексе «Большой Дракон» в виде добродушной каменной собаки (фото 4).

    Думается, комплекс скульптур с условным названием «Большой Дракон» лучше назвать «Пернатый Змей», потому что образ Пернатого Змея — главный в мифологии майя; он пронизывает собой многие художественные произведения, найденные в религиозном центре майя — городе Теотихуакане.

    >

    10

    В сильном сокращении под заголовком «Моя Дальневосточная Русь» эта глава была опубликована в газете «Потаённое» № 1/36,2008. Отозвался наш читатель из далёкого Приморья.

    «Уважаемый Олег! В материале «Моя Дальневосточная Русь» Вы упоминаете о р. Максимовке. Эта река до переименования на картах и в материалах исследователей называлась Кушун и Кушунгоу, Ку-сун и Кхусун, Кхуцун и Кхуцин (самое распространённое). Гидроним имеет китайское и орочское происхождение. Все аборигенные топонимы и гидронимы в Приморье, в том числе и р. Кхуцин, были переименованы после известных событий на Даманском, в 1970 г.

    К переименованию непосредственно в Тернейском районе, самому крупному по площади в Приморье, историки в кавычках и без кавычек не имели никакого отношения. К новым именам на карте приложили руку районные партийно-советские чиновники по приказу свыше, из Владивостока. Конечно, это ещё мягко сказано, сколько было допущено при этом «легкомыслия». Однако Кхуцину в какой-то мере повезло, река носит имя заслуженного русского человека А.Я. Максимова, участвовавшего в топографической экспедиции Л.А. Болыпева на северо-восточное побережье Приморья в 1874 г., впоследствии ставшего первым дальневосточным литератором.

    В том же, 1874 г. мыс напротив устья Кхуцина был назван именем Максимова, а в 1970 г. это же имя получила река и деревня Кхуцин. Довольно подробно об истории исследования и освоения материкового берега Татарского пролива, между заливами Пластун и Де-Кастри (Чихачёва) от Лаперуза (1787) по 40-е годы 20 века я написал в книге “Уйти… и не вернуться”. С уважением — Евгений Суворов, действительный член Русского географического общества. Mail: esuv@mail.ru».

    Дорогой Евгений! Историки ни при чём… Географы ни при чём… Почему не вмешались и не дали по рукам чиновникам? Не зря ведь говорится: не бойся врагов, не бойся друзей, бойся равнодушных… Это они, равнодушные, сломали хребет Руси в 1991–1993 гг.

    Топоним не может быть «китайского и орочского происхождения», а либо орочского, либо китайского. Русское слово гнут, искажают, но оно может, подобно стальной рессоре, однажды выпрямиться, что и произошло с топонимом «Кхуцин». Он шествует с неолита. Тогдашние русичи относились к языку трепетно, не в пример сегодняшним. В нашем языке было два звука К. Один из них произносился с придыханием. Ликвидирован «реформаторами».

    Я написал: «Река Кхуцин легкомысленно переименована в “Максимовку”». Понятно, это Вас немного задело. Писателя и путешественника Максимова я глубоко уважаю, однако, согласитесь, менять названия объектов Природы, которые были даны нашими предками тысячи лет назад, в высшей степени опрометчиво…

    >

    Глава 6. Из-под полы иезуита…

    «Из этого кабинета в Риме я правлю Европой и всем миром. Но никто не знает, как это делается».

    Микеланджело Тамбурини, генерал ордена иезуитов

    ((из ответа маршалу Франции де Бриссаку; начало XVIII века))
    >

    1

    В Поднебесной империи существуют карты, на которых наши сибирские и дальневосточные территории включены в состав Китая. Карты эти не в сейфах Генштаба Народно-Освободительной армии Китая (НОАК). Они — общеизвестны, и от них исходит какой-то дискомфорт. Предположим, ваш сосед к плану своей усадьбы пририсовал план вашей усадьбы и повсюду его расклеил. С таким «соседом» вы бы перестали разговаривать…

    Китай опасается пририсовывать себе США, Аляску, Австралию или Иран потому, видимо, что боится дипломатических осложнений. Что касается России, то китайская сторона дипломатических осложнений не боится и, надо полагать, каким-то образом парирует наши протесты на свою небезобидную шалость.

    Может, мы и вправду второпях что-то лишнее прихватили у Китая в своей пробежке на восток вслед за Ермаком? Пытаясь найти ответ и возможность защититься от китайской наглости, заглянем в труды «историков» по древней и средневековой Сибири. В целях экономии времени читателя я не буду их пересказывать, а воспроизведу диалог, который вполне мог случиться в пекинском (или московском) кафе между сотрудниками МИДа — российского и китайского.

    Предположим, на каком-то дипломатическом фуршете они поспорили из-за этих самых карт, и вот в неформальной обстановке, прихлёбывая чай, выясняют, кто же из них прав. Китаец предусмотрительно захватил с собой стопку книг российских историков.

    Русский: Меня в школе и университете учили, что русских в Сибири до Ермака не было. На тихоокеанском юге Дальнего Востока нас не было вплоть до Амурской экспедиции капитана Невельского 1848–1855 гг. Но и вас, китайцев, и там, и там тоже не было. Окружали Китай с запада, севера и востока гунны, сяньби, динлины, кидании, чжурчжени, бохайцы, маньчжуры и прочие народы, с которыми вы без конца воевали, пока мы, русские, вслед за Ермаком не пошли в Сибирь и не угомонили их.

    Китаец: Да, мы с ними воевали, но и мирно тоже жили. Были «разборки» китайцев друг с другом, потому что гунны, сяньби, динлины, кидане, чжурчжени, бохайцы, маньчжуры были китайцами. Это похоже на вашу княжескую междоусобицу XI–XIII веков. Междоусобицы у русских проходили в Восточной Европе, а у китайцев — в Сибири и на Дальнем Востоке. Только и всего…

    Русский (несколько оторопев): С чего это ты взял, что гунны, сяньби, динлины, кидане, чжурчжени и прочие были китайцами?

    Китаец: Любите книгу — источник знаний. Почерпнул в фолиантах, написанных вашими же историками.

    Русский: Не может быть?!

    Китаец: Отчего ж! Вот «История Сибири» в 5 томах. Главный её редактор академик А.П. Окладников, а «круче» его по части древностей Сибири и Дальнего Востока в мире нет. У меня с собой 1 том — «Древняя Сибирь». Издан Институтом истории, филологии и философии Сибирского отделения Академии наук СССР (Л., «Наука», 1968, тираж 21350 экз.). Том готовили доктора и кандидаты исторических наук. Начнём с гуннов. Я буду показывать пальцем нужные страницы.

    Почему они китайцы? Потому что государство гуннов называлось Хун-Ну (стр. 242). Если бы гунны были славяне, то это была бы Русь Гуннская. Есть же Русь Киевская, Русь Суздальская и т. д. А Хун-Ну это провинция Китая, а не Руси.

    Ваши же историки написали, а не наши — «Хун-Ну». У гуннов был священный город Лунци, где они в день «сюй» приносили жертву духу неба. Во главе гуннов всегда стоял шаньюй из высокого рода Силуаньди. Роды помельче, Хуянь, Лань и Сюйбу поставляли государству вельмож. Вот как бы образцы фамилий: «При Лаошане, преемнике Модэ, по предложению его личного советника Чжунхина Юе был проведён…» (стр. 247).

    У русских начальником был бы князь, но не шаньюй, а священный город назывался бы Гуннополь или Гунностан, но не Лунци, а праздник назывался бы не «сюй», а «масленица». Хуянь, Лань, Сюйбу разве это славяно-русские фамилии? Или тунгусские? Или якутские? Или бурятские? Нет, чисто китайские.

    Гунны появляются в конце I тыс. до н. э. и ходят в свои походы до V в. н. э., то есть целых 600 лет!

    А вот и карта, показывающая, где жили гунно-китайцы (стр. 249): это степи Монголии и Забайкалья, Северное Причерноморье, чуть ли не весь бассейн рек Волги и Дуная, вся Средняя Азия и южная половина Западной Европы. На карте обозначено также, кого гунны покорили в Азии. Вокруг Байкала это племена гяньгунь, цзюешэ, сяньби, ухуань, жун и др.; в верховьях Иртыша и в Средней Азии — юебань, синли, усунь, юеджи, давань, уге, чеши, кангюй и др.

    Одни китайцы усмирили других китайцев, названия племён которых и обозначены на карте. Такого ведь не бывает, чтобы топонимы, люди и племена были китайские, а занимаемые ими территории некитайскими. Мы и за Уралом далеко были, Римскую империю громили, но что касается ваших территорий, то мы скромно ограничились бы Сибирью и Дальним Востоком. Исторически, сам видишь, это исконно китайские земли.

    Русский (растерянно): А динлины, враждовавшие с гуннами, тоже китайцы? Слово «динлин» это искажённое слово «длинный». У нас маленькие дети говорят не «длинный», а «дилинный».

    Китаец: И динлины — это тоже китайцы. Они именовались ди-ли. А ди-ли произошли от кочевого племени чи-ди, жившего в Северном Китае. От гуннов и динлинов, т. е. тоже китайцев, произошли тюркоязычные народы: алтайцы, тувинцы, хакасы, шорцы и др. Динлины также «гао гю», главное их племя называлось юаньхэ, которое позднее стало именоваться «вэйхо», а затем «хуйхо» или «уйгур». Кочевало оно в бассейне р. Селенги (стр. 266).

    Видишь, кругом мы, китайцы. И на это показываете вы, русские. На уровне Академии наук СССР, а не от имени какого-то частного лица. Про народы Азии писал знаменитый Л.Н. Гумилёв, но для политиков он пустое место. Им важно провозглашаемое от имени государства. Мнение, изложенное в трудах по истории членов АН СССР и её преемницы АН РФ, — это официальная позиция государства.

    Ваше государство докторам наук от истории хорошо платит, даёт бесплатные квартиры и деньги на исследования. Следовательно, разделяет их мнение. Кто же писал про гуннов? На странице 11 «указаны авторы статей 1 тома. Читаю: «В главе шестой параграф “Тюркские народы Южной Сибири” написан Л.П. Потаповым».

    Русский (с досадой): Маразм крепчает! И на русском Дальнем Востоке жили китайцы?

    Китаец: Да! И превелико! Я это докажу, листая тот же том. В 698 г. н. э. на территории современных Приморья и Приамурья возникло государство Бохай. Первым правителем там был Чжень Цзожун (стр. 313). Видишь, он китаец. «Цзожун полностью овладел землями Фуюй, Воцзюй, Бьянхань, Чаосянь…». Преемником Цзожуна стал его сын Уи, бывший князь области Гюйлоу. В 738 г. После Уи был Да Циньмао. В 905 г. в Бохае правил его последний король Да Инчжун, у которого был сын Гуансянь и полководец Шэньдэ.

    Самый крупный город Бохая — Фуюй. Округа в Бохае — Аньбянь, Моцзе, Динли, Тели, Шуайбинь (центр его был на месте нынешнего г. Уссурийска) и др. Где же тут славянские фамилии и топонимы? Нет здесь также маньчжурских, якутских фамилий и топонимов и, что самое важное, — нанайских, удэгейских, эвенкийских, т. е. происходящих от проживающих ныне в Приморье и Приамурье, как вы говорите, коренных народов. Всё вокруг китайское, всё вокруг наше! Наша культура, наш национальный дух!

    Бохайцев в Приморье и Приамурье сменила Золотая (Цзинь) империя чжурчженей. Основали её братья Ханьпу и Баохоли из семейства Ши. Вот, сколько здесь китайских фамилий: «Чжили-хай, четвёртый внук Баохоли, направил своего посла Мяосуня на Альчук с пожеланием установить сношения с родственным государством. Мяосунь был встречен Угунаем с большим почётом и провёл у него год» (стр. 325).

    Имена других военачальников и политиков: Шитумынь, Хэлибо, Валибэнь, Люке, Дунэнь, Вадай, Цибуши, Алихумань, Маньдухэ, Сагай, Ута, Пуцзян, Хэчже, Хань-либу, Сицзун, Дигунай, Хушаху и проч., и проч. А вот названия городов: Милимишихань, Асучен, Люкэчен, Утачен, Ляо и проч., и проч. Названия племён: Хэлань, Суйфун. Названия областей: Тумынь, Хунчунь, Ехуэй, Синсян, Хэбэй, Хунань, Шаньдун и т. д. В стране простирались горы Пэнниолин и текли реки Сипинхэ, Суйфун и др. И т. д., и т. п.

    Основательней доказательств, мой друг, исторического приоритета Китая на эти земли не бывает. Поэтому мы спокойно заберём себе в Поднебесную Сибирь и ваш Дальний Восток.

    Русский: А дурно не станет?

    Китаец (не обращая внимания): Со стр. 316 пошли сведения о киданях, которые долго воевали с бохайцами и разгромили их в 1029 г. Предводителем у них был Елюй Абаоцзи. У него были жена Наньян и сын Сяосяосянь. Киданьской армией руководил генерал Сяо Сюн-нин. Так что кидане это тоже китайцы!

    Русский (вздохнув): Ну, и дела…

    Китаец: Тут надо замолкнуть хотя бы потому, что нашей культуре и государственности 8000 лет. А вашей 1000 лет, что доказали ваши же историки. Во времена гуннов, динлинов, киданей, бохайцев, чжурчженей вас, русских, ещё не было!

    На стр. 11 сказано: «В главе седьмой параграф «Государство Бохай» написан Э.В. Шавкуновым, «Золотая империя (чжурчжени)» — В.Е. Ларичевым».

    Русский: В вашем Китае таких «историков» судили бы и повесили бы на Великой китайской стене!

    Китаец: Судили? Не успели б! Их разорвала бы разъярённая толпа.

    В 1230-х гг. Золотую империю разгромил Чингисхан. Города монголы сровняли с землёй, людей всех вырезали. Не осталось доказательств принадлежности Приморья Китаю. Но через 750 лет положение спас (какое счастье!) штабс-капитан русской армии, военный топограф В.К. Арсеньев.

    Он за счёт российской казны составил карту Приморья и восстановил на ней китайские топонимы! И таким образом доказал законность аннексии Приморья в нашу пользу. Штабс-капитану Арсеньеву — наше китайское «сесе ни», что значит «спасибо вам».

    Русский: А это что у тебя за фолиант с золотой черепахой на обложке?

    Китаец: Это книга самого Алексея Павловича Окладникова «Далёкое прошлое Приморья» (Владивосток, 1959). Э.В. Шавкунов, А.П. Деревянко и В.Е. Ларичев, именующие себя учениками академика Окладникова, как раз у него-то главным образом и списывали свои «параграфы».

    В «Далёком прошлом Приморья» китайцев на один квадратный километр Приморья и Приамурья ещё больше, чем в 1 томе «Истории Сибири». Но здесь рассказано и о знамени китайской культуры, когда-то развивавшимся над Приморьем. Вот небольшой отрывок:

    «Первоначально бохайские князья отправляли молодых людей в столицу Китая Чаньань для изучения языка, литературы, древних и новых законов Китая…в 831 г. за один раз вернулось в Бохай 150 человек, кончивших учение в Китае. Многие из них после соответствующих испытаний получили даже китайские учёные степени… Китайские писатели, обычно презиравшие «восточных иноземцев», отдавали должное бохайской культуре, успехи которой выделялись особенно резко на фоне примитивного быта соседних племён» (стр. 206).

    В выходных данных книги А.П. Окладникова указана её «крыша»: Академия наук СССР. Т. е. и здесь ваше государство подписывается…

    >

    2

    В этом диалоге наглядно показывается, каким образом наши сибирские и дальневосточные земли теоретически подготовлены к сдаче китайцам. Фактически речь идёт о национальном предательстве российских «историков» с весьма возможными драматическими последствиями.

    Не затронуты в этих книгах следующие темы. Во-первых, ничего не говорится о гигантской цивилизации сибирских скифов-славян. Во-вторых, ни слова о расовой и этнической принадлежности «гуннов», «киданей», «динлинов» и пр., и пр. по их костным останкам. Археологи бессчётно уничтожили в Сибири курганных захоронений. Черепа людей какой расы в них обнаруживались: европеоидной белой или монголоидной жёлтой?

    Ну и показали бы образцы черепов из курганов с подписями: «чжурчжень», «иебань», «суньли», «усунь», «иеджи» и т. д. Поскольку это не делается, то позиция «историков» очевидна: они осмысленно покрывают Сибирь и Дальний Восток одеялом их якобы китайского прошлого. Однако, вот что пишет историк, которого не любили в Институте истории, филологии и философии АН СССР:

    «…в древности в Восточной Азии существовали две европеоидные расы 2-го порядка: динлины и ди. Долихокранные динлины издавна жили в Южной Сибири и принадлежали к «кроманьонскому» типу в широком смысле слова. Китайцы в древности называли Саянские горы — Динлин, подчёркивая этим локализацию странного для них народа. Ди и родственные им жуны обитали на территории современного Китая от оазиса Хами до Хингана и в Сычуани. Они были также европеоиды, но брахикранные, близкие к памироферганской расе»[79].

    В главах «Андроновское время в Южной Сибири», «Карасукская культура», «Тагарская культура», «Племена Восточно-Сибирской тайги в бронзовом веке» и др. дотошно описаны каменные скребки и топоры, бронзовые ножи, виды захоронений и глиняных горшков, наконечников стрел и т. п. Но в них, увы, нет главного: сведений о расовой и этнической принадлежности народов, сибирские цивилизации создавших! А ведь это большая и интересная тема! Советский археолог и антрополог Валерий Павлович Алексеев в книге «В поисках предков» писал:

    «…в Минусинской котловине — знаменитая тагарская культура скифского времени («скифское время» это общепринятый научный термин, обозначающий период с VIII–V вв. до н. э. — О.Г.), та самая, население которой было так многочисленно, что оставило тысячи, а может быть, и десятки тысяч курганов с громадными камнями, торчащими и сейчас повсеместно и придающими приенисейскому и приабаканскому пейзажу неповторимое своеобразие и очарование, культура, отлично изученная, создана европеоидным народом. Сотни черепов измерены из тагарских курганов — и в подавляющем большинстве это черепа европеоидов

    На Алтае, особенно в предгорьях… вечная мерзлота сохранила бы для нас в непотревоженном виде все погребения в больших засыпанных сверху камнями курганах, как бы запечатлела на фотоплёнку все похороны, если бы не грабители… В применении к этим огромным курганам слово «скифский» уже не означает просто хронологическую принадлежность — оно полно и более глубокого смысла, выражая родство, пусть дальнее, с европейскими скифами. В погребениях — не только скелеты, как обычно; мерзлота сохранила мумии древних жителей Алтая. Хотя все они — европеоиды, хотя и отличаются от тагарцев»[80].

    Живущие сейчас бок-о-бок с сибиряками-русами и дальневосточниками-русами небольшие этнические группы людей монголоидной расы по своему этническому происхождению к Китаю и китайцам отношения не имеют. Точно так же было и две, и три, и четыре тысячи лет назад. Правда, в отличие от дня сегодняшнего, не было беспорядочного межрасового смешения.

    Правильное зачатие, рождение и воспитание новых поколений людей во все времена было серьёзным компонентом культуры всех народов мира. «Дездемоны» стали рожать от «Отелло» под влиянием идеологии двух интернационалов: христианского и коммунистического.

    Однако почему всё-таки в Сибири встречаются костные останки межрасовых гибридов? Они — результат планируемого смешения, а не стихийного, которое, как уже сказано выше, осмысленно проводилось в «полосе» Великого Турана Древней Руси — территории, отведённой для приюта групп монголоидов, спасавшихся либо от голода, либо при угрозе истребления другими кочевниками, либо от вырождения, ввиду малочисленности или трудноизлечимых заболеваний. В созидательных целях расовое смешение проводилось, по-видимому, именно с этими пришельцами.

    «Монголоидная кровь в жилах карасукцев (создателей «карасукской культуры». — О.Г.) действительно текла. Среди черепов в их могилах попадаются и плосколицые, и плосконосые. Правда, обе эти черты не сильно заметны и, не рассматривай мы, антропологи, их особенно придирчиво, могли бы и не обратить на себя внимание. Во всяком случае, не о чистых монголоидах идёт речь — лишь о людях с монголоидной примесью, которые встречались среди массы европеоидного «карасуксого» населения. Оно узколице, и под влиянием этого факта, а может быть, и под гипнозом устанавливаемых археологически связей с Монголией и Китаем, монголоидной примеси было приписано северокитайское происхождение.

    Археологическая наука использовала монголоидную примесь для доказательства восточного происхождения карасукцев, а потом её заключение послужило одним из оснований антропологам для дополнительного обоснования и выяснения происхождения этой примеси — так снежный ком, вырастая, превращается в лавину. А читатель уже заметил, конечно, что налицо порочный логический круг, в который, увы, научные работники попадают совсем не реже простых смертных, — взаимоубеждение антропологов и археологов усилило видимость аргументации вдвое, тогда как на самом деле фактическая база для установления монголоидной примеси нисколько не увеличилась и продолжала оставаться весьма шаткой.

    Тот очевидный факт, что основная масса карасукцев была не менее европеоидна, чем, скажем, русские или мордва, украинские или казанские татары, был забыт, и в археологических, да и в исторических работах мелькали сообщения о переселении карасукцев из Северного Китая, о мощной миграции людей с Востока, о китайском происхождении культуры поздней бронзы в Минусинских степях»[81].

    Создаётся впечатление, что авторы «Истории Сибири» не читали крупнейшего антрополога, создателя технологии восстановления лица по черепу М.М. Герасимова, который обследовал черепа из энеолитических погребений «Базаихи», обнаруженные вблизи Красноярска на реке Енисее. Он подчёркивал:

    «Следует учитывать, что на Енисее в это же время в непосредственно территориальной близости жили люди неолитического и энеолитического времени с чертами типичных европеоидов. Примером этого может быть череп, раскопанный Передольским у перевоза под Красноярском, и многочисленные черепа людей афанасьевской культуры, среди которых наблюдаются и метисные формы»[82].

    А вот характеристика Герасимовым черепов, обнаруженных непосредственно в одной из территорий полосы Великого Турана Древней Руси, откуда, вероятно, вышло много племен будущих «индейцев»:

    «Известный нам по антропологическому и археологическому материалу более поздний этап связан уже, собственно, с энеолитическим временем. Это глазковский этап. Он характеризуется в раннюю пору преобладанием иного антропологического типа, близкого североамериканскому варианту древнего монголоида. Поздняя пора этого же глазковского этапа даёт пёструю картину различных вариантов монгольского типа: североамериканского, тунгусо-байкальского, китайско-маньчжурского и ряд таких, которым трудно найти аналогию в современном населении Сибири.

    На нижнем течении Ангары к этому времени относятся метисные группы с отчётливыми чертами европейцев (Кежма), а на Енисее — как монгольский, так и европейский типы, а также различные варианты метисов»[83].

    >

    3

    В 1953 г. в Срединной империи был издан учебник «Краткая история современного Китая». В ней оказалась карта, где «Карандаш составителя жирным пунктиром очертил огромные пространства, куда вошли: Вьетнам, Лаос, Кампучия, Таиланд, Монголия, Корея, Непал, Сикким, Сингапур, Бирма, материковая часть Малайзии, японские острова Рюкю, филиппинский архипелаг Сулу, часть Афганистана, обширные районы Индии, часть Казахстана и других республик Средней Азии, советское Приамурье, Приморье, Сахалин»[84].

    «В 1959 г. была составлена “наиболее полная” карта “утерянных” территорий с указанием года, когда была “потеряна” и к кому перешла. На ней, в частности, указано, что район Ташкента якобы был отнят Россией у Китая в 1864 г., левый берег р. Амур и Приморье отошли к ней в 1860 г., остров Сахалин отторгнут Россией и Японией после 1875 г… Ещё в 1936 г. Мао Цзэдун в откровенной беседе с Эдгардом Сноу подчеркнул, что “важнейшей задачей Китая является возвращение всех наших утерянных территорий”»[85].

    Время появления карт: 1953 и 1959 гг. Подписывая 18 декабря 1967 г. в печать 1 том «Истории Сибири», А.П. Окладников, академик не только АН СССР, но и многих академий мира, не мог не ведать обо всех этих фактах. Если мы заметим, что в «Истории Сибири» «специалисты» вполне осмысленно подыграли Китаю, то это будет мягко сказано.

    В «Истории Сибири» режет глаз лакейская манера называть народы Сибири и Дальнего Востока и их вождей не иначе, как по-китайски. Не надо быть академиком, чтобы увидеть славянское происхождение, например, имён вождей даже в тюркско-монгольской «упаковке»:

    «Хунны и сяньби носили свои тюркские и монгольские имена. Например, Лю Вэйчэнь — geyici, т. е. “гость” или чужеземец (видимо, “гой еси”. — О.Г.); Лю Сян — cubar, “чубарый” (масть коня). Встречаются звериные имена: lacin — сокол (“лакей”, т. е. ручной, послушный человеку. — О.Г.). Но в историю вошли китайские имена, очевидно, носившиеся параллельно. К сожалению, принятое чтение китайских имён базируется на фонетике языка, современного нам, а не событиям. Это осложняет лингвистический анализ этнонимов. Но поскольку мы ставим в данной работе задачи не филологические, а этнологические, то на наши выводы отсутствие правильной транскрипции не влияет»[86].

    «Носившиеся параллельно» китайские имена, скорее всего, накинули на сибиряков «историки».

    «Чтение китайских имён» не «осложняет лингвистический анализ этнонимов», а делает его совершенно невозможным. «Фонетика языка, современного нам, а не событиям» тоже не при чём. Без указания тона звучания в транскрипции китайского слово-слога нет смысла говорить о его значении, т. к. тонов четыре и они носят смыслоразделительное значение. Поэтому в зависимости от тона звучания каждый слово-слог может иметь до четырёх(!) значений.

    Не надо забывать и о сорока серьёзных диалектных расхождениях в разговорной речи великоханьцев, когда китаец-северянин не понимает китайца-южанина. Окончательный смысл заключает в себе лишь иероглиф, над которым уже не ставится знак тональности. Иероглиф понятен и грамотному китайцу, и грамотному некитайцу, проживающему в Китае, и, само собой, синологу.

    В «Древней Сибири» и «Далёком прошлом Приморья» стараниями «историков» мы имеем дело с русскими транскрипциями китайских слово-слогов без указания тона их звучания и без стоящего рядом иероглифа. Значит, каждый из них — чемоданчик с двумя, тремя, а то и четырьмя кармашками, тайну содержания которых знают лишь в ЦК КПК и в Генштабе НОАК.

    Л.Н. Гумилёв применил «глубоко антинаучный» метод в осмыслении хода исторических процессов в глубинах Центральной Азии. Он назвал его «этнологической методикой».

    «Несмотря на очевидность того, что культуру любого народа нелепо оценивать с позиций его противника, обаяние аутентичного (т. е. великоханьского. — О.Г.) источника держало многих историков в тисках китайского представления и характеристик. Отсутствие у хуннов и других кочевников письменности (памятники рунической письменности Сибири до сих пор не прочитаны. — О.Г.) привело к тому, что китайским летописям нечего было противопоставить.

    Однако в руках историка, вооружённого этнологической методикой, имеется мощное противоядие тенденциозным трактовкам, прошедшим сквозь века, — логика событий и понятие о структуре этногенетических процессов. Избыточная энергия живого вещества в замкнутой системе, в нашем случае — этносе, ищет выхода. Она ломает установившиеся социальные перегородки, заставляет этнос вступать в контакты с соседями, расширяться и, наконец, израсходовавшись на свершения, приходит в равновесие со средой, вследствие чего сама система исчезает… Любопытно, что книга выдержала жёсткую критику со стороны китаистов, но полемика велась лишь по частным вопросам техники пользования переводами»[87].

    С помощью своей методики Гумилёв на свой лад углубил содержание не им переведённых на русский язык китайских летописей. Но он ушёл в никуда, т. к. не подозревал, что летописи эти — искусная фальшивка, а их создатели, первые переводчики и интерпретаторы — агенты Ватикана, посланные практически одновременно и в Петербург, и в Пекин, и в Сибирь с целью уничтожения (или фальсификации) сохранившихся там артефактов и письменных памятников, раскрывающих (прямо или косвенно) правду о Татаро-Монгольской империи, которую правильно называть Всемирной Протоимперией Великая Русь или Славяно-Арийской Ведической империей.

    Своими корнями эта Империя уходила в далёкую неолитическую молодость индоевропейских народов, когда они ещё не были разведены по территориальным, религиозным, лингвистическим и прочим «квартирам».

    Разоблачить «историков»-иезуитов, потрудившихся в Китае, нам помогут исследования по «Новой Хронологии» А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского.

    >

    4

    Благодаря исследованиям по НХФ-Н, стал достоянием гласности поразивший всех факт. Со второй половины XVI века и до самого конца XVIII века в идеологических целях Ватиканом строилось здание грандиозной исторической фальшивки, — всемирной «истории» человечества, получившей название версии «Скалигера-Петавиуса». Её метастазы, к сожалению, проникли и в Китай.

    Согласно этой версии, цивилизация Западной Европы ведёт своё начало с восхитительной «Древней» Греции и могучего «Древнего» Рима. Т. е. Западная Европа начала отсчитывать свою историю и культуру примерно за 800 лет до начала новой эры, а Русь-Россия повела свою историю и культуру только с 988 г. нашей эры, — с крещения Руси, т. е. на 1800 лет «отстала». Для практичного Запада версия «Скалигера-Петавиуса» — историческая декорация, сколоченная на века. На ней удобно что-нибудь или довесить, или пририсовать. Это как самоходное шасси в хозяйстве крестьянина: с заменой агрегатов оно то боронит, то сеет, то косит.

    Однако откуда эта враждебность? В целях самообороны? Но, как и сейчас, в силу абсолютной самодостаточности и миролюбия русских, в XVI–XVII вв. Руси от Запада ничего не было нужно. Зато бедная сырьевыми ресурсами, территориями, интеллектом и красивыми женщинами Европа всегда с меркантильным вожделением смотрела в нашу сторону. Это, во-первых.

    Во-вторых, разделение внутри белой расы на славян и неславян, формирование противостояния Запад-Русь есть объективный результат нашей общей духовной, нравственной и физической деградации[88]. Но всё дело в том, что процесс этот на Западе и на Руси идёт с разной скоростью: быстрее на Западе и медленнее на Руси.

    Если бы не это обстоятельство, то, одновременно сползая всё ниже и ниже, группы индоевропейцев не замечали бы своего падения, как не замечают перемен в облике друг друга стареющие супруги, и звались бы, как и тысячи лет назад, одинаково — Русы (последнее доказано в трудах современного писателя-публициста и археолога Ю.Д. Петухова).

    Распад Всемирной Протоимперии Великая Русь на отдельные государства тоже есть закономерный результат неодинаковой по скорости деградации «фрагментов» индоевропейского суперэтноса.

    Нужное Ватикану противостояние Запад-Русь с внедрением версии «Скалигера-Петавиуса» получило чёткую идеологическую завершённость.

    Создание всемирной «истории» растянулось на долгих полтора века. Потребовалась длительная и дорогостоящая обработка среды обитания и сознания западноевропейцев, в которых была бы стёрта память о Всемирной Протоимперии Великая Русь, духовной наследницей которой была и остаётся Русь-Россия. На монументальных сооружениях, оставшихся после Западноевропейской Руси, надо было развесить новые «лейблы», заказать ваятелям «античные» скульптуры, засадить за работу «античных» философов и драматургов на придуманном для этой цели «древнегреческом», сочинить байку о западноевропейском Ренессансе и т. д.

    Разная «мелочь» вроде архивов, монет (вовсю чеканились подделки), артефактов, старинных надписей, славянских ведических книг и т. п. безжалостно уничтожалась. Во всех уголках мира, куда только могли дотянуться руки инквизиторов, пылали костры из ведических книг и произведений русского искусства, в которые запросто сбрасывался и всякий несогласный. В 1561 г. францисканец-иезуит Диего де Ланда сжёг библиотеки Майя на полуострове Юкатан в Центральной Америке потому, что это были древнеславянские библиотеки. Другой причины здесь быть не может.

    На основе «мёртвого» языка — латинского — придумывались и жестоко внедрялись западноевропейские языки, т. е. обустраивались лингвистические «квартиры». По крайней мере, до середины XVIII века не было на земном шаре уголка, даже в Турции, где не понимали бы славянского языка.

    Когда столь грандиозная работа была завершена, идеологи Ватикана обратили свой взор на сам объект искусственно раздуваемого ими противостояния — на Русь. Без лишнего шума и пыли в начале XVIII века в Санкт-Петербург направляются один за другим будущие создатели российской «истории», ставшие впоследствии «академиками», Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлёцер, Г.З. Байер и мн. др. В виде римских «заготовок» в карманах у них лежали: и «норманнская теория», и миф о феодальной раздробленности «Древней Руси» и возникновении русский культуры не позднее 988 г. н. э., и 300-летнее татаро-монгольское «иго», и прочая дребедень.

    Когда Г.Ф. Миллер в 1749 г. на закрытом заседании Русской академии впервые зачитал свой доклад «Происхождение народа и имени Российского», М.В. Ломоносов врезал ему по физиономии, за что был приговорён к смертной казни. К счастью, Екатерина II Ломоносова помиловала.

    «НОРМАНИСТЫ — сторонники антинаучной «норманнской» теории происхождения Древнерусского государства, выдвинутой и усиленно пропагандировавшейся работавшими в России реакционными немецкими историками 18 в. Г.З. Байером, Г.Ф. Миллером, А.Л. Шлёцером и др. Стремясь оправдать немецкое засилье в России и сохранить захваченное иностранцами при попустительстве придворной клики положение в русской науке и культуре, Н. выступили с отрицанием способности русского народа к самостоятельному историч. развитию.

    Образование Древнерусского государства и все важнейшие события в его экономической, политической и культурной жизни Н. приписывали норманнам (варягам), утверждая, что они будто бы стояли по культурному развитию и социально-политич. строю выше славянского населения Древней Руси, что находится в полном противоречии с историч. фактами. При исследовании дальнейшей истории развития русского народа Н. и их последователи отводили решающую роль зап. влияниям в развитии русской государственности, национальной культуры и науки, по существу отрицая их самостоятельный характер»[89].

    Г.З. Байер совсем не знал русского языка и изучал русские летописи в… переводе с латинского.

    Сочинителям ложной истории человечества было прекрасно известно о том, что в Сибири в период последнего оледенения Земли получила своё яркое развитие цивилизация белого («европеоидного») человека Homo sapiens sapiens. Поэтому Ватикан гнал своих агентов дальше — за Урал, чтобы они там под видом научных исследований жгли архивы, артиллерией, пороховыми минами и стальными зубилами сокрушали памятники истории, искусства и архитектуры Сибирской Руси.

    В 1720–1727 гг. в Сибири работает экспедиция Российской Академии под руководством некоего Н.Г. Миссершмидта. Захватив с собой пленного шведского офицера-подполковника Филиппа Иоганна Страленберга (1676–1747), он проехал от Урала до Северной Маньчжурии и от Саянских гор до Нижней Оби. Первую «историческую» зачистку этих территорий сделали, вероятно, именно они.

    Есть основания предполагать, что экспедиция Миссершмидта-Страленберга уничтожила в Сибири устрашавшие Ватикан трёхмерные (рельефные) географические карты, выполненные в виде «гранитно-сланцевых» плит по непонятным технологиям. В 1999 г. на Южном Урале профессор Чувыров обнаружил одну из них, служившую… крыльцом в деревенском доме.

    На ней оказалась нанесена — западная часть современной Сибири. Кроме того, изображены… каналы общей протяжённостью 12 000 км и шириной до 500 м, двенадцать гигантских плотин длиной до 10 км и шириной поверху до 300 м. Сейчас карта хранится в краеведческом музее в Уфе.

    Предполагается, что таких карт было 348, вместе они изображали поверхность земного шара и находились именно в Сибири, как древнейшем хранилище сакральных знаний. Надписи на карте выполнены славянскими рунами. В российских архивах XVIII века (видимо, в отчётах «учёных» немцев о проделанной «работе») есть упоминание о двухстах таких плитах.

    Вслед за Миссершмидтом «блестящие страницы в изучении древней истории, исторической этнографии и археологии Сибири вписала академическая экспедиция 1733–1743 гг., особенно такие её участники, как Г.Ф. Миллер, И.Г. Гмелин, С.П. Крашенинников, Я. Линденау и Г.В. Стеллер»[90].

    Руководителем экспедиции был Миллер. Русским в экспедиции был только «камчадал» С.П. Крашенинников. Остальные — тёмные личности. Например, Иоганн Георг Гмелин, вернувшись в 1743 г. из экспедиции, в 1747-м сбежал в Германию, где опубликовал труд «Путешествие по Сибири с 1733 по 1743 гг.», в котором допустил такие клеветнические выпады против народов России, что даже русофобы Академии наук отказались переводить её на русский язык.

    Завершив работу над фолиантом под названием «История Государства Российского», в который не мытьём, так катанием, были включены нужные Ватикану эпизоды, унижающие Русь, хитрые немцы-«академики» в 1803 г. доверили его литературную обработку и издание масону Н.М. Карамзину. Карамзин, который в этом же году осчастливился званием официального историографа и солидной пожизненной пенсией от самого царя, много лет что-то там «изучал», т. е. согласовывал с немцами-«академиками» каждый абзац фолианта (последний том был опубликован в 1829 г.).

    >

    5

    По укоренении в Западной Европе версии «Скалигера-Петавиуса», Ватикан заслал свою агентуру не только в Россию, но и в Китай, Индию, Японию и другие страны Востока. Туда поехали самые матёрые иезуиты.

    Для подготовки иезуитов — агентов секретной службы Ватикана, которые реализовывали бы проект «Скалигер-Петавиус» и вели контрреформацию (борьбу с протестантами), в Ватикане в XVI веке было создано засекреченное учебное заведение университетского типа. В него подбирались самые способные мальчики-отроки — будущие «Гомеры», «Пифагоры», «Геродоты», «Аристотели», «Платоны», «Шекспиры» и т. п.

    Воспитание их было сродни воспитанию мальчиков-мамелюков у арабских шейхов — с той лишь разницей, что основной упор делался на тренировку интеллекта, а не мышц. Их обучение включало в себя (в том числе, разумеется) эзотерику («языческое» тайнознание) и могло длиться двадцать лет. Фанатичная преданность членов главного Ордена иезуитов, Общества Иисуса, римскому Папе не знала границ. Английский писатель-протестант (т. е. враг иезуитов) Маколей в «Истории Англии» констатировал:

    «Ни одно религиозное общество не могло бы представить столь большого списка людей, выделившихся на самых разнообразных поприщах; ни одно общество не развило своей деятельности на столь обширном пространстве и, тем не менее, ни одно не обладало столь совершенным единством чувств и деятельности. Не было ни единой страны на земном шаре, ни одного поприща практической или интеллектуальной жизни, где мы не встретили бы иезуита.

    Они направляли советы королей. Они дешифровали латинские надписи. Они наблюдали за движением спутников Юпитера. Они выпускали в свет целые библиотеки политических, казуистических, исторических книг, трактатов по оптике, алкаических од, мадригалов, катехизисов, эпиграмм, изданий отцов церкви. Воспитание молодёжи перешло почти целиком в их руки, и они руководили им с замечательным искусством. Они как будто точно нашли ту точку, до которой можно двигать вперёд умственную культуру, не рискуя привести к умственной эмансипации.

    Даже их враги вынуждены были признать, что они не имели равных себе в искусстве направлять и развивать молодые умы. В то же время они настойчиво и с успехом разрабатывали духовное красноречие. Тайны правительств и почти всех знатных фамилий во всей католической Европе находились в их руках. Они проникали из одной протестантской страны в другую, переодеваясь самым различным образом, под видом жизнерадостных рыцарей, простых крестьян, пуританских проповедников.

    Их можно было найти в мандаринском платье в качестве руководителей пекинской обсерватории; их возможно было найти с заступом в руках, обучающими начаткам земледелия парагвайских дикарей. Но где бы они ни находились, каковы бы ни были возложенные на них функции, дух их был всюду и всегда одним и тем же: полная преданность общему делу, безусловное повиновение центральному правительству.

    Ни один из них не выбирал своего местопребывания или своих занятий по своему вкусу. С чувством полного подчинения иезуит представлял своим начальникам заботу решить, должен ли он жить на Северном полюсе или под экватором, должен ли он в течение всей своей жизни классифицировать драгоценные камни, сличать рукописи в Ватикане или убеждать голых варваров в Южном полушарии, чтобы они не поедали друг друга.

    Если его служба нужна была в стране, где его жизнь находилась в большей опасности, чем жизнь волка, где приютить его было преступлением, где выставленные на площадях головы и члены его братьев ясно показывали ожидавшую его судьбу, он шёл навстречу своей судьбе без протестов и колебаний. Этот героический дух ещё не угас»[91].

    Исследователь религиозной жизни Европы немец Генрих Бемер оставил описание того, как, например, проник в Индию и охмурял в ней брахманов иезуит Роберт де Нобили:

    «С этой целью он сам превратился в синиази, или кающегося брахмана. Он купил себе шапку огненно-красного цвета, покрывало, красно-жёлтую одежду из муслина и деревянные башмаки кающегося синиази. Затем он обрил себе голову, украсил уши огромными серьгами, выкрасил лоб жёлтой мазью из сандалового дерева, являющейся отличительным признаком брахманов, и поселился в землянке, где жил в уединении в течение целого года, питаясь овощами и водой.

    Этим путём ему удалось обратить на себя внимание брахманов, и те, в конце концов, стали посещать его. Уверив их клятвой в древней знатности римских брахманов, он достиг полного успеха в своём притворстВс… Он говорил также, как брахман, писал работы на тамильском языке, в которых христианство, странным образом перемешанное с индийской мудростью, приняло вид совершенно индусского учения»[92].

    Г. Бемера комментирует Игорь Агранцев:

    «Этот великий артист прямо-таки слился с местностью, как натуральный хамелеон. Туземцы звали его Татува-Подапар-Суами, т. е. «обладатель 96 совершенств истинного мудреца».

    Итак, мы видим перед собой очень осторожного и активно мимикрирующего суперталантливого человека! Одна его выдумка насчёт «римских брахманов» стоит Нобелевской премии! Рим, разумеется, был недоволен тем, что Роберт де Нобили, племянник кардинала Беллармини, совсем «обиндусился» — но итог-то его деятельности был впечатляющим! Даже спустя 20 лет после смерти Роберта-Татувы в Южной Индии, где он миссионерствовал, было 250 000 индусов-католиков!»[93].

    Без этих пространных цитат нам не обойтись, потому что читателю трудно будет представить самую возможность колоссального объёма работ по созданию «китайской культуры и истории, как самой древней в мире», проделанноых иезуитами в Поднебесной империи.

    Информация о методах и возможностях, целях и «трудовых свершениях» иезуитов до сих пор тщательно скрывается. Поэтому нам не совсем верится, что в Немецкой слободе, где провёл своё детство Пётр I, под видом немцев жили иезуиты, что замена их руками Петра I в Голландии на двойника вполне могла быть осуществлена. Писатель В.А. Шемшук в книге «Как нам вернуть рай» (М., 2008) предполагает, что из той поездки «настоящим» возвратился в Россию только А. Меншиков.

    >

    6

    Возвращаясь к нашим баранам, заглянем в изнанку исторической «науки» — источниковедение, т. е. узнаем, откуда у кого растут ноги, кто и что друг у друга списывал.

    «После падения монгольской династии в 1368 году, водворилась в Китае династия Минг (1368–1644), и благодаря сильному развитию европейского океанского мореплавания Китай вступил в тесные сношения с Европой — как торговые, так и идейные. В 1582 году португальцы основали там фактории в Макао. В 1583 году прибыл в Китай учёный-иезуит Маттео Риччи (1552–1610), и китайцы-католики, наравне со сторонниками других религий Китая, свободно богослужили там и основывали свои школы.

    Это продолжалось и в XVII веке, когда манчжуры с 1644 года захватили власть в Китае и правили в нём вплоть до провозглашения республики. Они… покровительствовали христианам до 1722 года, когда впервые началось в Китае враждебное отношение к европейцам и к принявшим их религию китайцам. Но только в 1815 году, после того, как в Китай приехали протестанты, были оттуда изгнаны под их влиянием католики»[94].

    Миссионер и «блистательный иезуит» Маттео Риччи проник в хоромы высших сановников, одевался в халат мандарина, «уверовал» в конфуцианство, объявив его логическим завершением христианства (католического толка, разумеется), знакомил азиатцев с картографией, техническими и научными достижениями Запада и готовил сановников Империи к приезду из Европы «специалистов» по истории.

    До появления в Китае М. Риччи, никаких династических хроник в Китае… не писали! Т. е. «скелета», по которому можно было «набросать» хотя бы в черновике историю Китая, не существовало. Она всё-таки была написана, но… прибывшими вслед за Риччи поколениями иезуитов, на что у них и ушли многие десятилетия.

    К середине XVIII века трудившиеся в Китае группы западноевропейских католических миссионеров (иезуитов) перевели множество китайских династических хроник, которые к тому времени уже были написаны их предшественниками и которые послужили основой для создания истории Китая. Хроники Китая VI–VIII вв. и его тюркских окрестностей, т. е. интересующий нас период, переводили (а скорее всего, и писали!) французы Май и Гобиль.

    Тоже в середине XVIII века другой француз, профессор Сорбонны Дегиль, на основе этих переводов, оперативно подготовил и издал во Франции многотомную «Историю хуннов, тюрок и монголов». Над историей Китая прочих периодов трудились другие иезуиты.

    Ну, а почему они сидели в Китае целые десятилетия? Казалось бы, приехал, перевёл, заплатил библиотекарям и чиновникам и уехал восвояси. Но всё дело в том, что многие из западноевропейских переводчиков китайских династических хроник одновременно были и их… авторами.

    Подноготная создания столь грандиозного «исторического сновидения», каковой является история Китая, в подробностях представлена в трудах по НХФ-Н.

    А в 1807 г. на подготовленное иезуитами «поле» в Пекин из Санкт-Петербурга прибыл будущий основоположник российской синологии православный миссионер Никита Яковлевич Бичурин — о. Иакинф (в энциклопедических справочниках — «Иоакинф»). О. Иакинф исполнил ту же функцию подставного «историка», что и Н.М. Карамзин.

    Он первый осчастливил Россию и переводами на русский язык подсунутых ему иезуитами «китайских» исторических хроник, и исследованиями на основе этих «хроник», в которых, «естественно», не было сказано ни о Руси Сибирской, ни о Руси Дальневосточной, зато и там, и там почему-то оказалось полно китайцев.

    Однако именно Бичурина-Иакинфа, а конкретно главным образом его 3-томное «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена» (СПб., 1851) вовсю компилировал и цитировал сонм «специалистов» по древней истории Сибири и Дальнего Востока. Академик А.П. Окладников был среди них далеко не первым. Героически, но безуспешно попытался подмести мусор за ними так и оставшийся не остепенённым Л.Н. Гумилёв.

    >

    Глава 7. «Боец» невидимого фронта

    Давно на почве европейской,

    Где ложь так пышно разрослась,

    Давно наукой фарисейской

    Двойная правда создалась;

    Для них — закон и равноправность,

    Для нас — насилье и обман,

    И закрепила стародавность

    Их как наследие славян.

    Ф.И. Тютчев

    Правда не вышла бы из колодезя,

    если бы сырость не испортила её зеркала.

    (Козьма Прутков)
    >

    1

    В некрополе Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге посетитель может увидеть захоронение под очень скромным обелиском чёрного цвета, на котором выбито: «ИАКИНФ БИЧУРИН». Ниже — китайские иероглифы и даты 1777–1853. Но на могиле нет… православного креста. Это необычно для захоронения в России середины XIX века, да ещё православного иерарха, да ещё в Александро-Невской лавре! Перевод иероглифической надписи даёт какую-то «шифровку»: «Труженик ревностный и неудачник, свет он пролил на анналы истории».

    Смысл этой кладбищенской «композиции» в совокупности с надписью вполне понятен специалисту по масонству и масонской символике. И быть удостоенным такой странной «почести» мог только заслуженный член масонской ложи…

    В воображении студента-«восточника» основоположник российского китаеведения — это скромный неприметный монах. В Пекине, куда его послали (или сослали), было скучно, вот и проклюнулось у него «хобби». А как же было в действительности?…

    Жизнь востоковеда Никиты Яковлевича Бичурина представлена по сохранившимся биографическим сведениям в романе-исследовании синолога В.Н. Кривцова «Отец Иакинф»[95]. В романе — книга первая «Путь к Великой стене» и книга вторая «Время собирать камни». В первой книге автор прослеживает, как у тридцатилетнего о. Иакинфа, чуваша по национальности, возник интерес к Китаю. После четырнадцати лет обучения в Казанской духовной академии он получил назначение в Иркутск на архимандритскую должность ректора Иркутской семинарии.

    Однако из Сибири он сподобился быть сосланным… в Сибирь же, в Тобольск, учителем красноречия в тамошнюю семинарию. Причина? «Молодой специалист» привёз из Казани коротко остриженную и одетую в мужское платье актрису-любовницу («мальчика-служку»). В его «монашеской» келье она прожила полтора года. Да вот несчастье, однажды крепко подвыпившие семинаристы, пронюхавшие про «мальчика», тоже его захотели. В отсутствие ректора они, выломав дверь, ворвались в его келью — девица выпрыгнула со второго этажа в сугроб. Семинаристы настигли её во дворе и озверели настолько, что солдат, заступившийся за «мальчика», получил топором в грудь! Скандал докатился до Петербурга; архимандрит был наказан.

    В Тобольске о. Иакинф посещал личную библиотеку архиепископа Антония. В ней наличествовало многотомное собрание сочинений французского философа и высокопоставленного иезуита Франсуа Мари Вольтера (1694–1778), который родился в семье нотариуса и получил интересное, в свете нашего исследования, образование — в аристократической иезуитской коллегии Сен-Луи. В 1746 г. «французский энциклопедист» был избран почётным членом Российской академии наук.

    В сочинениях «Драматическая галиматья», «Опыт о нравах», «Век Людовика XIV», «Простодушный» и др. Вольтер до небес превозносил Срединное государство, где его «ученики», «товарищи» и «мастера» по заданию римского «ЦК» в основном закончили, видимо, работу над «китайской» историей, а Вольтер их труды «пиарил».

    «”Китайцы цивилизовались едва ли не прежде всех других народов, — читал Иакинф, — ни у одного народа нет таких достоверных летописей, как у китайцев… Тогда как другие народы сочиняли аллегорические басни, китайцы писали свою историю с пером и с астролябией в руках, и притом с такою простотой, примера которой нет во всей остальной Азии…» Иакинф отложил книгу. “Вот поприще для меня на долгие годы, — думал он. — Изучить эти летописи, перевести, обработать их, сделать достоянием всего мира. Ведь до сих пор ничего этого нет по-русски. Сколько средств быть полезным отечеству!”»[96].

    В библиотеке архиепископа о. Иакинф нашёл книгу англичанина Даниэля Дефо «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, рассказанные им самим». В третьей и четвёртой частях этой книги много страниц посвящено Китаю. Не состоящий в масонах Д. Дефо, в отличие от Вольтера, никогда не бывавшего в Китае, даёт противоположную картину. В пересказе Кривцова она такова:

    «Совсем другими красками рисовал англичанин Срединную империю. Народ её он изображал, как жалкую толпу невежественных рабов, подчиняющихся правительству, которое только таким народом и способно управлять. Вольтер писал, что лишь одна религия не запачкана фанатизмом и суевериями — это религия китайских мудрецов, а английский сочинитель, наоборот, доказывал, что китайцы — один из самых суеверных народов, что они абсолютно невежественны и барахтаются в самой грязи и отбросах идолопоклонства»[97].

    О. Иакинф прочёл и «Дагио, или великая наука, заключающая в себе высокую китайскую философию» — книгу, переведённую с французского российским масоном и писателем-сатириком Д.И. Фонвизиным (1744–1792), который в 1777-78 гг. жил во Франции, а в 1784-85 гг. — в Германии и Италии.

    Чтение этих книг подогрело присутствовавший в молодом священнике якобы и ранее интерес к Китаю.

    В Санкт-Петербурге о. Иакинфу покровительствовал обер-прокурор Священного Синода князь А. Голицын, добивавшийся снятия с него наказания. Помогла также благожелательная характеристика тобольского владыки, посланная в столицу.

    10 мая 1806 г. из Синода в Тобольск пришёл указ, в котором сообщалось, что «…обер-прокурор Святейшего Синода Князь Александр Голицын имел щастие докладывать Государю о разрешении священнослужения бывшему ректору Иркутской семинарии архимандриту Иакинфу, и Его Величество изъявил Высочайшее соизволение на мнение Синода и повелел отправить его, Иакинфа, к Пекинской Духовной Миссии для занятия там вакансии Архимандрита».

    Вернувшись в Иркутск, о. Иакинф вскоре присоединился к посольской группе российских чиновников, направлявшихся в Пекин…

    >

    2

    На жизненном пути чуваша Никиты Бичурина, уничтожившего с подачи авторов «китайских» хроник славянский палеоэтнографический образ наших зауральских территорий, и мордвина Никиты Минова — будущего всесильного патриарха московского Никона (1605–1681), устроившего в 1666 г. страшный раскол в Российской Греко-Православной церкви (РГПЦ), — усматривается много общего.

    У обоих Никит — высокопоставленные покровители, повязанные, в свою очередь, на зарубежье, через которых оба «таланта» из русской глубинки в зрелые годы оказываются удачно пристроенными на «правильном» направлении, причём — в столице. В становлении и того, и другого в какой-то момент принимают участие цари Романовы. У того, и у другого в час «X» оказываются под руками ещё пахнущие свежей полиграфией «нужные» книги.

    Во всём этом хорошо просматривается слаженность действий иностранных разведок и идеологических диверсантов, опиравшихся в России на «пятую колонну» Запада и формировавших её.

    Наконец, и тот, и другой — служащие РГПЦ. Почему заниматься историей и письменностью Китая поручили не светскому чиновнику, а человеку в рясе?

    Причина в том, что «историки» и РГПЦ давно действуют в одной связке, вдалбливая в сознание народа примитивную байку Миллера-Шлёцера-Байера-Карамзина. В этом ключе современная РПЦ, например, ежегодно проводит «Дни славянской письменности и культуры», подаренные нам якобы вместе с крещением 988 года.

    Недопустима была бы потеря авторитета Церкви, как в случае утечки из Китая опасной для неё и царствующей семьи Романовых исторической информации (а вдруг такая там была!), так и вследствии рассогласованности в писаниях иезуитов в Российской академии наук и иезуитов, орудовавших в это время в китайском «спецхране».

    РГПЦ это закрытая структура, иерархи которой, как и члены масонских лож, приучены держать язык за зубами. О. Иакинф и был таким иерархом. Кроме того, над ним висел дамоклов меч тяжёлой «аморалки», которой человека всегда можно согнуть. И до, и после «мальчика-служки» у архимандрита были захватывающие душу и тело приключения.

    Так что, принцип отбора кадров по негативному признаку в официальные по форме, но уголовно-преступные по своей глубинной сути структуры, а также масонские ложи применялся не только в КПССно-советские времена! Особо ценными всегда считались «хорошо» попавшиеся на сексуальной почве или на нетрадиционной половой ориентации талантливые адепты.

    Цели христианских миссионеров в Пекине, как православных, так и католических, объективно совпадали. О. Иакинфу предстояло, как я думаю, установление «рабочего контакта» с иезуитами Ватикана, действовавшими в Пекине.

    Естественно, в книге Кривцова рассчитываешь увидеть правдивое и яркое описание жизни православного подвижника в Пекине: встречался ли он с иезуитами, как, без словарей и без переводчиков, с нуля начиная, вышел он на вершины синологии, как сложились его отношения с сановниками-мандаринами загадочной страны и мн. др.?

    Увы! Первая книга «Путь к Великой стене» заканчивается на стр. 252 словами: «…и отец Иакинф въехал в Пекин, неведомый город его будущего». А начало второй книги «Время собирать камни» такое: «Из Москвы в Петербург ехал он в дилижансе», т. е., возвращаясь после длительной командировки, о. Иакинф приближался к родному дому.

    Таким образом, четырнадцатилетний период становления синолога мирового уровня походя проскакивается. Удалось выудить лишь немногое.

    О. Иакинф, был, оказывается, заядлым курильщиком.

    В Пекине он долго просиживал над переводами китайских книг. Где просиживал и у кого их брал?

    Каждый день записывал китайские слова.

    «Вот и поставил я себе за правило возвращаться всякий раз с прогулки по городу с запасом новых слов. И чтобы не ошибиться, я их толкование у всех встречных спрашивал. Так за четыре первых года и составился у меня словарь наиболее употребительных слов с русским переводом. А потом принялся я переводить с китайского языка по изъяснению своих учителей, записывал значение каждого встретившегося нового иероглифа и, таким образом, при упражнении в переводах купно и словари составлял»[98].

    Это вкладывается в уста Бичурина автором книги. Насчёт наличия у о. Иоакинфа учителей в Китае — это важная проговорка, зафиксированная В.Н. Кривцовым. Значит, в своих переводах с китайского Бичурин следовал «по изъяснению своих учителей». Но ведь по возможной вольности перевода, иероглифических текстов китайскому языку нет равных в мире. Даже в слове, состоящем из одних согласных, как, например, в древнееврейском, не так много вариантов прочтения. А учителя, как известно, помогают не только с переводами… Кем же они были? Ответа нет.

    Будучи официальным главой миссии РГПЦ в Пекине, о. Иакинф совершенно не занимался своими прямыми обязанностями. Подчинённые ему люди (попы рангом помельче) бездельничали, дрались на улицах, пьянствовали и развратничали в китайских притонах.

    Сохранились докладные записки и на самого Бичурина-Иакинфа, из которых подвижник просматривается, как личность, умеющая приложиться не только к табачку. Дело дошло до того, что чиновники Поднебесной обратились с официальным письмом к губернатору Иркутска с требованием навести порядок в «русском квартале».

    Согласитесь, читатель, так не бывает, чтобы руководитель очень серьёзной заграничной пропагандистско-просветительской миссии, на содержание которой государство и церковь тратили огромные деньги, в течение четырнадцати лет внаглую занимался лишь своим «хобби»! Значит, удовлетворение этого «хобби» и было главной задачей Никиты Бичурина, заранее оговорённой на очень высоком уровне!

    О пассажире направлявшегося в Петербург дилижанса далее сообщается:

    «Вслед за ним едут четырнадцать увесистых ящиков, набитых книгами на китайском и маньчжурском языках, которые он собрал в Пекине — пятьсот пудов, целая библиотека. Наверно, во всей России не сыщешь столько редких книг, касающихся до всех сторон Поднебесной империи. Сколько труда и осмотрительности потребовало от него это предприятие! Он ведь не покупал всё, что попадалось под руку, отбирал издания наиболее надёжные, которые высоко ценятся самими китайскими учёными. Да ещё полнёхонек ящик и собственных рукописей — словарей, переводов, набросков, заготовок. Материалов, собранных им в Китае, хватит, должно быть, на целую жизнь»[99].

    500 пудов соответствуют 8 тоннам! При тогдашних способах доставки багажа на такие расстояния — это громадный вес. Но от В.Н. Кривцова не узнать, откуда у священника деньги на покупку дорогостоящих книг и дорожные расходы? Это не случайное умолчание: и два века назад, и сегодня хорошо сработавшаяся команда прохиндеев от исторической науки «лишнего» не скажут.

    В начале XIX века стояла задача «накормить» Отечество «китайской» исторической литературой, и они её выполнили. Я полагаю, в деньгах у священника недостатка не было. Книги в магазинах он покупал лишь эпизодически — доставлялись они самими «отцами»-иезуитами непосредственно в православную миссию прямо из их «лабораторий», причём бесплатно и по хорошо продуманным «научным» спискам, составленным в соответствии с китайской «непрерывной письменной традицией». В.Н. Кривцов пишет:

    «Благодаря непрерывной письменной традиции, продолжающейся уже три тысячелетия, в бесчисленных исторических памятниках китайских запечатлены события не только самой этой древнейшей империи, но и соседних, сопредельных народов…

    Разве можно понять, откуда пришли гунны и докатились до берегов Дуная, откуда хлынули на Русь татарские орды, не извлекши на свет божий свидетельств китайской истории? Он проштудировал в Пекине сотни томов китайских династийных историй, многотомное “Всеобщее зерцало, правлению помогающее”»[100].

    В конце XVIII- начале XIX вв. для ордена «Общество Иисуса» начались трудные времена. Причина — интриги «тыловиков» при папском дворе. Сменить в Пекине иезуитов загорелись католики-францисканцы; папа не возражал. Страсти накалились так, что «пекинские» иезуиты попросили у России политического убежища. Император Павел I разрешил не только им, но всему Ордену с его штаб-квартирой обосноваться в Санкт-Петербурге. Россия брала на себя и финансирование Ордена.

    17 марта 1801 г. папа Пий I издал указ, разрешающий передислокацию Ордена. Пекинскую «бригаду» Павел I намеревался использовать по дипломатическим каналам в странах Дальнего Востока. 12 октября 1802 г. генералом ордена «Общество Иисуса» был избран некто Грубер, который смог-таки убедить папу Пия I вернуть иезуитов в Пекин. Что и было сделано.

    Так что, Иакинф-Бичурин двери пекинских гнездовий иезуитов открывал левой ногой. Они были обязаны полюбить его «по определению». Их он и имел в виду, говоря «…по изъяснению своих учителей». Ему не надо было «записывать значение каждого встретившегося нового гиероглифа» на улице. В его распоряжении были давно обустроенные библиотеки и готовые словари.

    >

    3

    Ставится ли жирный крест на всём, что за 200 лет «специалисты» накропали о древней и средневековой истории наших сибирских и дальневосточных территорий? Да, ставится.

    Потому что вслед за Бичуриным проглотили иезуитскую наживку много поколений российских «историков», в том числе академик АН СССР А.П. Окладников и так и оставшийся без научных званий, но прославленный Л.Н. Гумилёв, который полагал:

    «Основоположником изучения истории и палеоэтнографии Срединной Азии в России был Н.Я. Бичурин (Иакинф). Сделанные им переводы китайских хроник до сих пор остаются надёжным фундаментом для исследований. Ошибки и неточности перевода редки, несущественны и не искажают основного повествования, как показали текстологические работы Н.В. Кюнера, специально сличавшего труды Бичурина с подлинными текстами»[101].

    Бичурин для Гумилёва — священная корова. Поэтому его не настораживает «ход» китайской истории. А он, констатирует Лев Николаевич, таков: «…ксчастью (?! — О.Г.), события китайской истории всегда точно датированы» (Там же, стр. 88). А датированы они, как оказывается, по хронологии, принятой в Западной Европе — от Рождества Христова, т. е. согласно версии «Скалигера-Петавиуса». Даже то, что случилось до Р.Х., упорядочено по знакомой всем нам схеме.

    Надо же! Здесь бы уважаемому Льву Николаевичу насторожиться. Как получилось, что Китай, презиравший всё «варварское», и Западная Европа, знавшая о Китае лишь понаслышке, жили по одному и тому же хронографу-календарю?! Пишут, Бичурину и другим синологам приходилось рыться в беспорядочном ворохе китайских хроник; если о каком-либо событии или фигуре не было сведений в одном источнике, то они удачно обнаруживались и идентифицировались по другим, поскольку источники «всегда точно датированы». Ясно, видимую беспорядочность хроникам придали сами иезуиты — информационная «деза» для идущих следом «лохов» должна выглядеть правдоподобно.

    Они заботились и об ориентации в пространстве будущих синологов:

    «Почти непреодолимую трудность представляла проблема исторической географии, ибо китайцы нередко меняли названия многих, даже уездных городов. Но, к счастью (?! — О.Г.), удалось обнаружить сводку переименований в китайской географии Да Цин И-тун-чжи в переводе Н.Я. Бичурина. Этот капитальный источник был издан, как работа, предваряющая историю древних тюрок и других кочевников, а также самого Китая [Бичурин Н.Я. Собрание сведений по исторической географии Срединной и Восточной Азии. Чебоксары, I960]»[102].

    Хорошо бы Гумилёву, «к счастью», задуматься о достоверности самих «подлинных текстов», по которым сверял качество переводов Бичурина синолог Н.В. Кюнер. Неплохо было бы поинтересоваться и происхождением «китайской географии Да Цин И-тун-чжи». Тогда, может быть, и выяснилось бы, что в «капитальном источнике» этом иезуиты не переименовали, а просто-напросто вычистили все славяно-русские наименования на картах как Китая, так и его тюркских окрестностей.

    «Сам Бичурин утверждает, что китайский словарь географических имён, которым он пользовался (и пользуются современные китайцы), составлен в Китае только в начале XIX века по велению царствовавшего при Бичурине императора и, несомненно, с помощью если не самого Бичурина, то европейских миссионеров из католических духовных орденов.

    В сем словаре, — говорит он, — все иностранные собственные имена (династий Гинь, Ляо и Юань) исправлены и снова переложены на китайский язык иероглифами, ближайшими к подлинному (иностранному) их выговору. Но какое же доверие вы можете иметь к этой тенденциозной переделке, когда её результаты — и географически, и стратегически — настолько нелепы, что стыдно даже и возражать!»[103].

    От себя добавим, что «географический словарь» действительно был составлен под Бичурина и при активном участии Бичурина, т. к. «грамотно» уничтожить русскую топонимику на пространствах Сибири и Дальнего Востока самим иезуитам, без знатока русского языка, каким и был маргинал Бичурин, физически невозможно.

    >

    4

    Но вот в нашем театре абсурда, как по Станиславскому, послышались возгласы: «Не верю!»; «Вы порочите честь и достоинство Льва Николаевича Гумилёва! Как с ним быть?».

    Л.Н. Гумилёва мне просто жалко. Ни славы, ни денег он не искал. «Специалистам» же ни честь, ни достоинство не свойственны. Великому народу должна быть возвращена его великая история. И только. В «истории» по Миллеру-Шлёцеру-Байеру-Карамзину события и факты либо переставлены во времени, либо приписаны другим народам и «героям», либо просто опошлены. Жизни не хватит расчистить эту Авгиеву конюшню. Пока же поскоблим несколько кирпичей из неё.

    Вообразим себя на месте несчастных иезуитов, прибывших в Пекин вслед за Маттео Риччи. Китайцы, как и другие народы мира, не писали историю. Писали историю только те страны, которые, как иронизируют исследователи по НХФ-Н, её никогда не делали и ничего в ней не значили. Поддерживают у людей желание жить, ведут их в бой, т. е. имеют практическое значение, сказания о героях, красивые легенды, былины, мифы, а не «история».

    Потому-то и не было в древности хронологических дневников. Изложенная на бумаге рутина банальна и скучна. Конечно, у китайцев была и есть история в современном понимании этого слова, которую можно воспроизвести и систематизировать, опираясь на воспоминания, семейные предания, артефакты, легенды, сказки и мифы. Но это — очень большой объём работ при малом числе учёных иезуитов. К тому же, в стране не было фонетической письменности. Иероглифические знаки не были систематизированы. Они вообще несут в себе лишь общий образ предмета или явления, их «идею». Ни сто, ни двести, ни триста лет назад иероглифы не имели… грамматики.

    «Первое сочинение по грамматике «Ма-ши вэнь-тун» вышло только в 1898. До конца первой четверти 20 в. грамматич. сочинения китайских авторов просто переносили на К. я. нормы грамматик индоевропейских языков (французского, английского). Самостоятельные лингвистич. работы стали появляться с 20-х гг.»[104].

    Грамматику разработали лишь в 1951 г. два китайских профессора Люй Шу-сян и Чжу Дэ-си, лекции которых по грамматике и стилистике регулярно публиковались в центральном органе компартии Китая газете «Женьминьжибао» в июне-декабре 1951 г.

    Как же поступили иезуиты? Они систематизировали иероглифы, усовершенствовав их написание и придумав остроумный (гнездовой) способ расположения в словарях. Но грамматика? По большому счёту, грамматика иероглифу (т. е. рисунку) нужна, как мёртвому припарки. И они над ней не ломали голову. Китайцы соглашались, видимо, только на самую длинную в мире историю. Длиннее иудейской. А где взять сюжетные коллизии для такой много-много серийной «Сайта Барбары»? Из-под волос?

    Профессионал-беллетрист это сможет для своего народа и на родном языке, но не для чужого народа и на чужом языке. И был составлен план, по которому в хронологическом порядке вместе складывались («склеивались») отчасти перевранные, отчасти заимствованные («фантомные») события: из истории «Древнего» Рима; из истории Византии; из истории Западной Европы; из истории Великой = «Монгольской» империи Руси. На китайский лад давали названия племенам северных «варваров», якобы досаждавших Китаю. Чтобы они «досаждали», их надо было привести в движение (на бумаге, конечно).

    А «варварам» тех времён на роскошных сибирских пастбищах в тёплых юртах и так было хорошо. Они мирно рождались и умирали, пасли овец, низкорослых «игрушечных» (монгольской породы) лошадок и только в XX веке узнали о том, какие они великие и как далеко ходили. Чуть ли не под копирку штамповались имена полководцев и императоров, названия городов. Применительно к карте Китая задавалось следование огромным массам войск. И всё это по хронологии «Скалигера-Петавиуса», т. е. «вверх» или «вниз» от «нуля» — Р.Х. Вот почему «к счастью» для Л.Н.Гумилёва, события китайской истории оказались всегда «точно датированными».

    Поскольку для исторической истины сказанное имеет принципиальное значение, то в качестве Приложения № 1 я приведу небольшую главу из книги Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко «Империя» (Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко «Империя». М. «Римас», 2004.). Это чтобы возглас «Не верю!» не повторился. Для удобства читателя я не переношу Приложение в конец книги. По своему содержанию оно очень хорошо дополняет именно эту главу.

    Приложение 1.

    Г.В. Носовский А.Т. Фоменко

    Параллели между «древне»-Китайской и Европейской историей

    Почему китайская история такая сложная


    Начнём с двух замечаний общего характера.

    ПЕРВОЕ — китайские исторические источники, вопреки распространённому мнению, чрезвычайно ХАОТИЧНЫ.

    ВТОРОЕ — современное китайское произношение исторических имён, названий и т. п. СИЛЬНО ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ПРЕЖНЕГО. И когда мы обращаемся к прежним названиям, то сразу же начинаем улавливать в них знакомые нам имена и термины из ЕВРОПЕЙСКОЙ ИСТОРИИ.

    Дж. К. Райт сообщает: «Многие» из этих АЗИАТСКИХ ХРИСТИАН НОСИЛИ ХРИСТИАНСКИЕ ИМЕНА, дошедшие до нас В КИТАЙСКОЙ транскрипции, например, Яо-су-му = ИОСИФ или Ко-ли-цзи-сы = ГЕОРГИЙ»[105]. Итак, мы ясно видим — что происходит с китайским произношением ХРИСТИАНСКИХ имён. Они заметно искажаются. Оказывается, Яосуму — это Иосиф, а Колицзисы — это Георгий. Если заранее этого не сказать, то никто не догадается.

    Это ведь многие современные рассуждения об уникальности, неповторимости и древности истории Китая в значительной степени опираются именно на такое сильнейшее искажение ЕВРОПЕЙСКИХ И ХРИСТИАНСКИХ ИМЁН в китайском произношении. Стоит переписать и потом заново прочесть европейскую хронику в китайской транскрипции — и вы не узнаете хорошо знакомого вам ЕВРОПЕЙСКОГО текста.

    ОБЩАЯ ГИПОТЕЗА состоит кратко в следующем.

    Ранняя история Китая вплоть до XV века н. э. есть в действительности история Европы, средиземноморья, в том числе и Византии. Исторические летописи, рассказывающие о Европе, были принесены в Китай «монгольскими» =великими завоевателями не ранее XIV–XV вв. н.э.

    Потом, уже после XVII века, эти летописи были ошибочно приняты в Китае, как говорящие якобы о «древней китайской истории». Сделать ошибку было тем более просто, что в Китае писали иероглифами, то есть — попросту картинками.

    Такой способ записи был, по-видимому, занесён в Китай из Египта, возможно ещё в XII–XIII вв. А чтение «картинок»-иероглифов существенно зависит от языка. Одни и те же иероглифы читаются совершенно по-разному в зависимости от того, кто их читает: китаец, японец, кореец, вьетнамец и т. д.

    Собственные имена передаются иероглифами путём подыскивания похожих по звучанию иероглифов В ИСПОЛЬЗУЕМОМ ЯЗЫКЕ. А потому написание, — и следовательно, современное нам прочтение, — старого китайского имени оказывается существенно зависящим от того, кто именно ПЕРВОНАЧАЛЬНО переводил его в иероглифическую запись. Японец, китаец, кореец?

    Иероглифы, кроме того, РЕФОРМИРОВАЛИСЬ. И много раз. Последняя крупная реформа иероглифов в Китае и Японии была уже в наше время — в XX веке. Сегодня многие старые иероглифы уже невозможно прочесть в рамках многократно обновлённой, изменённой иероглифической письменности.

    Хаотичность китайских исторических источников отмечается специалистами. Вот что писал известный историк В.П. Васильев:

    «С первого взгляда на полное собрание китайской истории можно подумать, что в ней уже всё сделано и, что знающему китайский язык стоит только читать многотомные сочинения и извлекать из них машинально сведения, но на деле оказывается совсем не то. Кроме странного расположения, которое заставляет занимающихся перебирать все сочинения для того, чтобы получить полное понятие об одном каком-нибудь отдельном событии, кроме утомительного труда, кроме постоянного критического напряжения, которое, однако ж, может открыть истину только при изучении предмета, историку, сверх того, постоянно представляются вопросы, которым он напрасно ищет разрешения, постоянно встречает он искажения, пропуски»[106].

    Итак, мы видим, что в китайских хрониках царит хаос и бессистемность. И понятно — почему. Когда в XVII–XVIII вв. какие-то старые записи, сделанные старыми полузабытыми иероглифами, пытались переводить на новые иероглифы, то переводчики уже с трудом понимали прежний смысл того, что они переводили. Поэтому им приходилось добавлять многое «от себя». Вставляя свои пояснения, они раздували объём источников. И это происходило, по-видимому, не один раз. Понятно, почему после всего этого получились такие хаотичные, запутанные, неясные хроники. Их туманность есть результат того, что переводчики-компиляторы уже плохо понимали смысл старых текстов.

    То же самое мы видим и в европейской истории, но не в такой степени. Там путались в именах, географических названиях, отдельных терминах, но отдельные буквы всё же имели, как правило, более или менее постоянное, устойчивое звучание. Совсем не то было в Китае. Здесь хаос достиг существенно больших масштабов.

    Поэтому привыкшие к европейскому материалу историки приходят в смущение, когда начинают изучать вроде бы так хорошо и добросовестно изложенную «древними китайскими летописцами» историю Китая.

    Что получается, когда мы читаем китайские тексты, переводя китайские имена? Оставлять китайские имена без перевода — неправильно, поскольку почти все они в действительности имеют осмысленный перевод. Н.А. Морозов писал:

    «Во всех китайских историях мы читаем: “В третьем веке между 221 и 264 годами в Китае царствовали одновременно три императора Чжао-ли-ди, Вен-ди, и Да-ди… В начале четвёртого века была династия Си-Цзинь, замечательнейшим царём в которой был У-ди… А затем от 317 по 419 годы была династия Дунг-Цзинь, в которой царями были Юань-Ди, Мин-Ди, Чэн-Ди, Кун-ди и т. д.”.

    Неправда ли, как всё здесь исторически документально и Китайски национально? Но вспомните только, что эти имена написаны не звуками, а рисунками… И тогда весь этот псевдодокументальный рассказ потеряет не только историческое, но даже и национально китайское значение. Выйдет просто следующее.

    “В третьем веке между 221 и 264 годами в средиземной империи царствовали одновременно три императора: ясно-пылкий, литературный и великий… В начале четвёртого века была династия западного процветания, замечательнейшим царём которой был военный император… А затем от 317 по 419 годы была династия восточного процветания, в которой царями были первый главный царь, светлейший царь, царь-завершение, царь-процветание и т. д.”.

    Скажите сами, читатель, здесь при этом полном, а не половинном, как сказано выше и как делают теперь все историки, — переводе… осталось ли что-нибудь сухо-документальное, историческое или даже просто национально-китайское? Ведь невольно кажется даже, что под именем Средиземного царства очень хорошо описана Средиземная империя Диоклетиана на берегах Средиземного моря с её первым триумвиратом, лишь за несколько десятков лет отодвинутая вспять»[107].

    (Николай Александрович Морозов (1854–1946), русский учёный-энциклопедист, почётный академик АН СССР. В молодости был редактором газеты революционеров-народовольцев, за что отсидел 25 лет в Петропавловской крепости. — О.Г.)

    Вехи параллелизма между китайской и фантомной европейской историей ранее X века н. э.

    Мы не занимались подробным анализом китайской истории ранее X века н. э. Однако даже самый общий взгляд на хронологическую таблицу истории Китая от начала н. э. до X века н. э., приведённую, например, в книге Гумилёва Л.Н. «Хунны в Китае» (в ней не пропущено ни одного события с 190 по 554 гг. н. э.; по горизонтали сведены вместе события, якобы происходившие в самом Китае, в зоне контактов Китая с хуннами и сяньби и вообще во всей Срединной Азии, — всего 30 стр. мелким шрифтом. — О.Г.), заставляет заподозрить параллелизм между китайской и фантомной римской историей того времени.

    Возможно, Н.А. Морозов был прав, когда писал: «Мне хочется дать доброжелательный совет всем тем, кто, передавая нам значение китайских символических рисуночных значков,… произносит рисунки (то есть, иероглифы — Авт.) имён действующих лиц и местностей на шаньдунском или пекинском языках и этим лишают естественного смысла и всё повествование… Стараясь придать таким способом псевдонаучную и даже локально-китайскую внешность находимым вами в Восточной Азии старинным документам, — может быть, во многих случаях попавшим туда из самой Европы, — вы неумышленно обманываете себя, а с собою и других»[108].

    Обратим внимание на то, что приводимое ниже наложение китайской и европейской истории оказывается фактически без хронологического сдвига. Грубо говоря, европейская история без сдвига во времени «переехала» в Китай. Сменились лишь география и немного исказились имена, а даты в общем-то сохранились прежними.

    Очень важно, что намечаемый нами параллелизм отождествляет китайскую историю с практически скалигеровской историей Рима, то есть с той европейской историей, которая была уже удлинена в результате ошибок, совершённых в XVI–XVII веках М. Бластером, И. Скалигером, Д. Петавиусом.

    Отсюда сразу вытекает, что для закладки в фундамент «древнекитайской» истории была использована уже испорченная хронология, созданная не ранее XVI–XVII веков. А потому известная нам сегодня история «древнего Китая» возникла не ранее этого времени.

    Это, между прочим, согласуется с гипотезой Н.А. Морозова, что лишь при католических миссионерах в XVII веке в Китай попали те европейские хроники, которые были затем положены в основу «древней истории Китая».

    а. Фантомная Римская империя.

    В I веке до н. э. в Европе возникает «античная» Римская империя, основанная Суллой якобы в 83 г. до н. э. С самого начала своего существования, говорят нам, империя заявила свои права на мировое господство, которого она пыталась достичь путём завоевания соседних народов и насаждения среди них римских обычаев.

    b. Китай.

    В I веке до н. э. в Китае возникает знаменитая «древняя» империя Хань — «одна из четырёх мировых империй древности»[109]. Первый её император по имени «У» правил якобы в 140-87 годах до н. э. Целью династии Хань «было стремление создать мировую империю путём завоевания соседних народов и насаждения в их среде китайской культуры»[110]. Нельзя не отметить замечательно содержательное «имя» первого императора, которого звали просто и скромно — У. Далее, «Китайская империя Хань» это, скорее всего, «Скифская империя Ханов», то есть Ханская Империя Руси-Орды.

    а. Фантомная Римская империя.

    «Античная» Римская империя Суллы, Цезаря и Августа поначалу успешно проводила объединение под своей властью соседних земель путём завоеваний. Затем, однако, Рим стал терпеть поражения. В правление Марка Аврелия Римская империя столкнулась с сильными противниками на севере — в частности с кочевыми племенами на Дунае, прорвавшими римские пограничные укрепления. Правление Марка Аврелия, якобы 161–180 годы, превратилось «во время жестоких войн и экономического оскудения».

    b. Китай.

    В то же самое время китайская империя Хань (Ханская) успешно проводила военное объединение соседних земель. Но затем начались трудности. «Война на севере не только оказалась неудачной, но и повлекла за собой полное экономическое истощение Китая» (Там же). В 184 году в Китае вспыхивает восстание «жёлтых повязок», которое подорвало силу династии Хань (Там же).

    а. Фантомная Римская империя.

    В начале якобы III века н. э. «античная» Римская империя прекращает своё существование в огне междоусобных войн и анархии. Период якобы 217–270 годов носит в истории Рима официальное название «Политическая анархия середины III века. Время “солдатских императоров”».

    b. Китай.

    В то же самое время якобы в далёком Китае прекращает своё существование и империя Хань (Там же). Картина её гибели в точности повторяет картину гибели «античной» Римской империи, одновременно с ней происходившую на другом конце огромного евразийского континента. «Инициативу взяли на себя аристократы… они разделились и, встав во главе отдельных армий, вступили в борьбу друг с другом и большей частью погибли в междоусобной войне… К власти пришли безграмотные, морально разложившиеся солдаты» (Там же). Гибель империи Хань историки датируют якобы 220 годом н. э., то есть. всего на 3 года позже, чем гибель Римской империи.

    Итак, и там, и здесь одновременно появляются «солдатские императоры».

    а. Фантомная Римская империя.

    После развала якобы в середине III века н. э. «античной» Римской империи, основанной Суллой и Цезарем, власть в Риме вскоре переходит в руки знаменитой женщины — Юлии Месы, родственницы императора Каракаллы. Она фактически правит Римом, возводит на престол своих ставленников. В конце концов, её убивают в междоусобной борьбе якобы в 234 году. Эпоха её правления характеризуется, как исключительно кровавая. Это один из фантомных дубликатов Готской = Троянской войны XIII века.

    b. Китай.

    Вскоре после развала якобы в III веке империи Хань к власти в стране тоже приходит жена одного из императоров, которая была «энергична и свирепа». Она приказала казнить главу правительства, отца императрицы-матери и его трёх братьев, ознаменовав этим начало новой кровавой эпохи»[111]. Через некоторое время она была убита. Эти события датируются в китайской истории якобы 291–300 годами н. э. Вероятно, «древнекитайская императрица» и «древне-римская Юлия Меса» являются просто двумя разными фантомными отражениями одной и той же средневековой царицы.

    а. Фантомная Римская империя.

    Якобы в конце III века- начале IV века н. э. после периода тяжёлой смуты начинается новый этап в истории Римской империи. Этот период называется Третьей Римской империей. Эта «античная» Римская империя начинается примерно якобы в 270 году н. э.

    b. Китай.

    Якобы в 265 году н. э., после падения династии Хань, в Китае возникает новая династия Цзинь. «Римский оригинал» воспроизводится, как мы видим, достаточно точно. Там мы имеем якобы 270 год н. э., а здесь — якобы 265 год н. э. Обе фантомные даты фактически совпадают. Начинается новая эпоха в истории Китая, как и в истории «античного» Рима.

    а. Фантомная Римская империя.

    Якобы в начале IV века н. э. Константин переносит столицу в Новый Рим и таким образом фактически основывает Восточную Римскую империю — будущую Византию. Это — известное разделение «античной» Римской империи на западную — со столицей в итальянском Риме, и восточную — со столицей в Новом Риме = будущем Константинополе.

    b. Китай.

    И здесь, синхронно с фантомной Римской империей, в начале якобы IV века н. э., а более точно — якобы в 318 году — возникает новая династия под названием восточная Цзинь. Таким образом, китайская империя Цзинь разделяется на две: западную Цзинь и восточную Цзинь. В точности, как и в фантомном итальянском Риме. И в то же время.

    а. Фантомная Римская империя.

    «Античный» Рим в это время ведёт постоянные тяжёлые война с «варварами» — готами, гуннами и т. д.

    b. Китай.

    Китай точно также в эту эпоху сражается с «варварами», а именно, с хуннами. Таким образом, одни и те же гунны-хунны одновременно (! — О.Г.) обрушиваются на фантомный Рим и на фантомный Китай якобы на разных концах евразийского континента. Нельзя не отметить весьма содержательное название столицы Китая в это время. Её просто и скромно называли Е (Там же, стр. 102).

    а. Фантомная Римская империя.

    При Феодосии I в фантомной Третьей Римской империи якобы в IV в. н. э., около 380 года н. э. Рим был вынужден начать тяжёлую войну с готами. Восстание готов начинается с Балканского полуострова. Готы нанесли войскам Феодосия тяжёлое поражение.

    b. Китай.

    Примерно в то же время в Китае якобы IV века н. э. начинается тяжёлая война с тангутами, то есть, как мы уже выяснили выше — с готами. Восстание тангутов датируется примерно якобы 350 годом н. э. В 376 году н. э. тангуты (донские готы?) захватывают империю Лян. Здесь нужно отметить, что в китайском и японском языках звуки Р и Л не различаются. А звуки М и Н, как мы уже отмечали много раз, близки и легко переходят друг в друга. Апотому «империяЛян» — это попросту «империя Рям» или Рам, то есть. Рим. Мы видим, что китайские хроники фактически прямым текстом говорят об «Империи Рима».

    После этих событий в Китае «степь была административно разделена на Восточную и Западную» (Там же, стр. 119). Не узнаём ли мы в этом разделении известный раздел «античной» Римской империи на западную и восточную? И происходит это как раз якобы в IV веке н. э., то есть именно тогда, когда (в скалигеровской хронологии) разделилась и фантомная Римская империя. Не слишком ли много накладывается удивительных совпадений между «древней китайской историей» и «древней римской историей»?

    а. Фантомная Римская империя.

    «Чисто римская» Западная Римская империя завершается якобы в 476 году н. э. захватом Рима германцами и готами, под предводительством Одоакра. Этот момент считается концом Западного Рима. Последним «чисто римским» императором был юный Ромул Августул.

    b. Китай.

    Якобы в 420 году н. э. Западная Лян, то есть Западный Рим, как мы уже отмечали, была завоёвана гуннами. «Китайская историография объявила 420 год переломным, разделяющим эпохи» (Там же, стр. 162, 164). Замечательно, что последний император Западной Лян (Западного Рима?) был ещё очень юным (Там же, стр. 162). Но ведь и «античный римский» император Ромул Августул был очень юным, когда его империя рухнула под ударами «варваров».


    Гунны в Римской империи и гунны в Китае


    Якобы в 460 году н. э. в Китае были истреблены хунны. Это событие поразительным образом отождествляется с аналогичным фактом из фантомной римской империи. Параллелизм настолько ярок, что даже Л.Н. Гумилёв не смог его не отметить. Вот что он писал: «И не странно ли, что на эти самые годы (то есть. годы гибели китайских хуннов. — Авт.) приходится столь же трагический конец западной ветви хуннов, которую принято называть гунны… Трудно утверждать, что хронологическое совпадение гибели азиатских хуннов и европейских гуннов было случайностью» (Там же, стр. 200).

    Конечно, Л.Н. Гумилёв попытался как-то объяснить это действительно поразительное совпадение. Он отсылает читателя к своей теории этногенеза. По нашему мнению, дело здесь не в этногенезе, а в том, что фантомные европейские хроники были заложены в фундамент «древнекитайской истории», причём даже без сдвига во времени. И, действительно, одни и те же европейские ГУННЫ раздвоились. Одни оказались в Риме, другие (на бумаге) переехали в Китай. И одновременно были разгромлены. Одни в европейской действительности, другие — на китайской бумаге.


    Резюме


    Приведённые данные показывают, что «древнекитайская история» ранее X века н. э., вероятно, является дубликатом фантомной «древнеевропейской истории» эпохи до X века н. э., причём — в ошибочной версии Скалигера. А потому не могла быть написана ранее XVI–XVIII веков н. э. (Носовский Г.В., Фоменко А.Т. «Империя». М., «Римас», т. I, стр. 161–174).

    >

    Глава 8. Потому что лошади не едят…

    Нет более правдивой науки, чем история,

    потому что не изменить того, что уже было,

    но нет и более лживых учёных, чем историки.

    (Этьен Кассе, французский журналист (это вымышленное имя. — Д.Б.))
    >

    1

    Однако не пора ли серьёзно задуматься. Ведь если вся «история» Китая, включая легендарный её период (да, есть и такой), это «склейки» из выдуманных, из имевших место в реальности эпизодов «истории» Западной Европы и частично Великой-«Монгольской» империи Руси, то «мудрецы» из Ватикана оставили Китай вообще без… истории. Согласно НХФ-Н, никто не знает, что происходило в Срединном государстве ранее XIV–XV вв., в том числе — сами китайцы.

    По крайней мере, не существует в Китае литературы, исторических хроник, написанных на бумаге ранее XVIII века. Но зато есть многосерийное историческое сновидение продолжительностью в 8000 лет, кем-то для них придуманное, тема эта очень интересная, и её можно было бы не трогать из уважения к трудолюбивым китайцам. Однако, под воздействием этого сновидения, они посчитали Сибирь и наш Дальний Восток своей собственностью. Поэтому мы вынуждены защищаться.

    Известно, что интересы иезуитов в странах их пребывания были широкими. Ещё раз посочувствуем им, нахлынувшим в Китай вымучивать его историю, но зачем это нужно было Ватикану? Ведь от него до Китая было полтора года пути.

    К этому времени отцы-иезуиты хорошо поработали в арабских эмиратах. Там они обставили дело так, что арабы якобы к 988 г. уже написали шедевр мировой литературы «”Тысяча и одна ночь” — выдающийся памятник литературы арабского Востока, включающий св. 300 сказок и новелл… Основу сборника составляет фольклор Индии и Ирана, переработанный и дополненный арабскими народными сказителями — «медлахами» — в 9-10 вв.»[112].

    А на Русь к этому времени Кирилл и Мефодий только-только поднесли азбуку.

    По замыслу Ватикана, подлинная история Сибири должна была быть навсегда забыта. Потому что Сибирь не сотни лет, а тысячи лет была хранительницей индоевропейского суперэтноса, его родительским лоном. Память о ней мешала бы управлять миром. Именно оттуда Великая=«Монгольская» империя Руси понесла в своём чреве великую созидательную миссию, подобную которой сегодня никто не может не только повторить, но даже сформулировать.

    Во времена Риччи и Ермака Сибирь ещё помнили и почитали, как главную Прародину. Наверняка, в XVII веке и даже в XVIII веке в неё совершались массовые, как ныне в Мекку, паломничества — к могилам предков. Это вроде бы абсурдный, «глубоко антинаучный» вывод. Однако вот, что следует из жизни колонии итальянской Генуи в Крыму:

    «Генуэзские колонии в Северном Причерноморье — укреплённые торговые пункты на побережье Кавказа и Крыма, основанные генуэзцами для посреднич. торговли в районах Чёрного и Средиземного морей в 13–15 вв. С конца 14 в. Кафа (порт Феодосия. — О.Г.) фактически стала складочным местом для товаров, привозимых со всех концов Европы и Азии. Из стран Зап. Европы сюда доставлялись дешёвые ткани, дорогие сукна и парча, сафьян, украшения. Из Руси — лес, лён, пенька, воск, мёд и другие товары, из Сибири — железо, медь, смола, сало…»[113].

    Продержались эти колонии ровно двести лет, т. е. с конца XIV до конца XVI вв. Ермак двинулся в Сибирь в конце XVI века — 1 сентября 1581 г. Получается, что ближайшие предки воевавшего с Ермаком хана Кучума, не знавшие, как и сам Кучум, огнестрельного оружия, были великолепными металлургами, имевшими свои доменные печи не на Урале (там хозяйничал «олигарх» Строганов), а где-то «во глубине сибирских руд». Сибирские тюрки, ставшие к тому времени мусульманами, разводили свиней, чтобы экспортировать сало. Не странно ли?

    Может, Строганов продавал железо и медь предкам хана Кучума, а те везли металл в Крым на перепродажу? Но Строганов в таких посредниках не нуждался. А для мусульман нет животного отвратительней свиньи. А посему, не русские ли умельцы доермаковской Сибири поддерживали статус Руси, как экспортёра лучшего в мире железа, как в IX–XII вв. его поддерживал Средний Урал? На Алтае, например, очень много заброшенных плавилен и штолен. Вероятно, не только на Среднем Урале могли выплавлять сталь типа толедской, о которой поведал нам потомок Рюриковичей из Владивостока.

    Значит, в Сибирь народ шёл не только поклониться старым могилам, но и навестить живущих там родственников и друзей. Организовать ещё один Крестовый поход и послать его в Сибирь папа Римский уже не мог. Поэтому нужна была очень большая хитрость.

    Сопоставим некоторые даты. В 1581 г. наш Ермак по реке Чусовой двинулся к Уралу. В Ватикане поняли, что русских в Сибири опять будет много. Там они найдут не только многочисленные могилы своих праотцев, но и развалины старинных русских городов. Поэтому оставался единственный выход: сделать так, чтобы в «подбрюшье» Сибири существовала (на бумаге, «естественно») некая древнейшая «китайская» цивилизация, втянувшая в орбиту своего влияния Сибирь и весь Дальний Восток, т. е. вывернуть историческую ситуацию с точностью до наоборот.

    Для закладки фундамента самих первоначал этой, прямо скажем, нелёгкой задачи в 1583 г. в китайский порт Макао, арендованный у Китая португальцами, и прибыл «отмороженный» иезуит Маттео Риччи.

    >

    2

    В середине XVI века Китай захотел немного приоткрыться, разрешив заходить в свои порты кораблям Португалии и некоторых арабских стран. Тогда же появились проповедники-буддисты. А с подсказки первых европейских представительств, Китай, по примеру Западной Европы, мог приступить к созданию своей истории, чего нельзя было пустить на самотёк! В Европе в 1455 г. изобрели печатный станок. Его нехитрую конструкцию и возможности в распространении идеологии китайцам могли подсказать в тех же представительствах…

    В таких исторических обстоятельствах очень образованный иезуит Маттео Риччи осмотрелся вокруг. Неизвестность была абсолютной, но его воодушевляли вести из Японии, где иезуитская миссия к тому времени успешно прижилась. А вот в Китае… Тяжек и долог был путь Риччи в Пекин, где он провёл лишь последние 9 лет своей жизни. Из Макао Риччи шагнул в неведомое с полностью выбритой головой, в одежде буддийского монаха, зная по-китайски лишь несколько слов.

    Неожиданно он нашёл покровителя в лице губернатора города Чжаоцин, который страстно интересовался математикой. Преподать губернатору соответствующий курс Риччи ничего не стоило. Попутно выяснилось, что высшей математики в Китае ещё не знали. Кроме того, Риччи, возможно, первым из европейцев понял, что Китай сравним с хоботом слона, который жадно всасывает информацию со всего мира. Как правило, он не знает, что с ней делать, и поэтому заворачивает в тряпочку и прячет в укромном месте.

    Жадность к познанию, как понял Маттео Риччи, объясняется тем, что китайцы самостоятельно не могут выработать ни интеллектуального продукта, ни какой-либо технологии. Они, как дети, остановившиеся в своём развитии на уровне 4 или 5 лет со свойственным таким детям вопросом «Почему?». Это природное качество великоханьцев. Это и не хорошо, и не плохо. Это и не возвышает, и не оскорбляет. Зато китайцы, как и другие народы жёлтой расы, в отличие от народов других рас — трудолюбивые исполнители и дотошные копировщики. Если бы китайцев не окружали другие народы, то они подмечали бы «технологии» у насекомых, птиц, животных и растений и тоже бы выжили.

    4-5-летние дети забывают ответы на свои «Почему?» и не применяют знания на практике, если рядом нет наставника. Китайцы и здесь являют абсолютно идентичные детям качества. Чему есть множество фактов-свидетельств. Вот одно из них:

    «…Риччи показали в Нанкине обсерваторию, где он был поражён великолепием содержавшихся там инструментов, так как они оказались точнее любых подобных инструментов в Европе. Приборы были сделаны во время правления монгольской династии Юань (1280–1368 гг., т. е. во время татаро-монгольского «ига». — О.Г.). Китайцы забыли, как ими пользоваться, забыли настолько безоговорочно, что, когда инструменты были привезены в Нанкин из другого места, они не смогли отрегулировать настройку под широту нового местоположения. Лишь в середине XX столетия европейцы смогли должным образом оценить выдающуюся историю китайской науки, поэтому неудивительно, что во времена Риччи было практически невозможно отдать ей должное»[114].

    Уважаемая Динара Викторовна Дубровская, автор прекрасного исследования, не совсем права. Во времена Риччи не только в Ватикане, но во многих других городах и весях всего мира ещё хорошо помнили Великую-«Монгольскую» империю Руси, оставившую следы своего созидательного порыва по всему миру, в том числе — в Китае. Великоханьцы к тем астрономическим приборам никакого отношения не имели. Видимо, поставив приборы в Поднебесную, русичи по каким-то причинам просто не успели научить китайцев ими пользоваться.

    «…ни Риччи, ни его последователи в Китае никогда не отдавали должного настоящим достижениям китайской науки. Этому не стоит удивляться, так как сами китайцы забыли многие свои открытия и успехи в научных областях. Именно по этой причине, а также потому, что эра китайских заморских плаваний была уже давно в прошлом, современные Риччи карты (Китая. — О.Г.) располагали страну в том месте, в котором ей надлежало находиться — в центре обитаемого мира… Детализированные карты и сопровождавшиеся описаниями навигационные указания, которые были результатом, например, длительных плаваний китайского адмирала Чжэн Хэ за два столетия до приезда Риччи, были с готовностью забыты, да и только просвещённые люди в своё время разбирались в них настолько хорошо, насколько они того заслуживали»[115].

    Здравомыслие не всякий раз изменяет «историку»; не всякий раз он ссылается и на плохую память изучаемого народа, а в обоих случаях тогда, когда требуется ссылка на влияние русской культуры, как первоисточник всему в прошлой жизни этого народа. Такую ссылку, «естественно», делать не хочется по очень многим причинам, в том числе, сугубо меркантильным: попробуйте потом защититься на кандидата или доктора или просто опубликоваться в «приличном» издании.

    Риччи и иже с ним «никогда не отдавали должного настоящим достижениям китайской науки» потому, что прекрасно знали о её русском источнике, а посему не рисковали даже углубляться в эту тему. Вообще они приехали-то в Китай не просвещать его, а уничтожать русский созидательный след в его культуре, ничего не предоставляя взамен.

    Говоря о странном свойстве китайцев забывать древние знания и технологии, как их национальном качестве, Дубровская Д.В. ссылается на: Needham Josef. Science and Civilisation in China. 4 vols. Cambriidge. 1954–1962. В примечаниях к этому источнику она пишет, что книга «является одним из лучших исследований по этому предмету. Прошло более ста лет после Риччи, когда иезуиты осознали, насколько полезными могут для них быть записи, сделанные китайцами в прошлом по самым разным предметам и насколько они точны в некоторых аспектах».

    Тут надо смотреть несколько в ином ключе. Китайцы оказались «точны в некоторых аспектах» потому, что «записи, сделанные якобы китайцами в прошлом по самым разным предметам», сами же иезуиты и выполнили. Китайцы-то, откуда могли знать, точны или не точны они в записях, которых никогда не делали?!

    Китайцам и невозможно было всё упомнить и применить, т. к. в Поднебесной был заведён интересный обычай — требовать от послов в качестве даров разные диковинки, какие только могут быть в их королевствах. Им везли экзотических животных и женщин, карликов и великанов, попугаев и насекомых, шкатулки и коробочки семена растений, диковинные механизмы, фокусников и т. д. Это ценилось наряду с богатыми подношениями.

    Гениальный Маттео Риччи не только первым из европейцев заметил всасывающий «хоботок» у китайцев, но и первым до конца прочувствовал это явление, когда познакомился с китайскими учёными-«эстетами» («шэныпи»). Хотя многие из них были наглыми бездельниками, народ их боготворил, как носителей разных знаний. Это было отдельное сословие. Они даже одевались по-особому. Риччи сам себя выругал, вспомнив, как несколько лет назад додумался выбрить полностью голову и нарядиться в «спецодежду» буддиста, а не в платье китайского учёного-шэньши.

    Маттео Риччи, конечно же, исправил ошибку, одевшись, как шэныпи. К этому времени он в совершенстве овладел китайским языком, говорил без акцента на нескольких диалектах и писал трактаты иероглифами. В совокупности с переменой внешнего вида это решающим образом упрочило его положение в китайском обществе. «Эстеты» собирали вокруг себя народ и говорили разную чепуху.

    Но Риччи!.. Он рассуждал о неслыханных вещах, умело подводя слушателей к христианским канонам. Он гипнотизировал словом. Он был мастером своего дела, фантастически образованным человеком. К тому же, у него была уникальная «фотографическая» память. Он мог, например, пробежав глазами несколько листов бумаги, заполненных незнакомыми и по смыслу не связанными между собой иероглифами, тут же их повторить. Это ошеломляло великоханьцев!

    Однажды он заметил, что начало очередного затмения Луны китайцы неправильно рассчитали. Он не побоялся сказать, что Китай живёт по неправильному календарю. Он высчитал затмение по европейским астрологическим таблицам. И учёные-«эстеты» пали ниц, когда затмение началось в точности по его расчётам, но нависти и интриг не было — всасывающий чужие знания хоботок, спрятанный внутри каждого китайца, пересиливал неприязнь.

    Иезуит по европейскому календарю рассчитал сроки следующего солнечного затмения и подарил его губернатору. Оно случилось 29 марта 1615 г., пройдя в послеполуденное время в кольцеобразном виде между Нанкином и Пекином. И тоже всё совпало по минутам. Правда, Маттео Риччи к этому времени уже умер. Ещё одно солнечное затмение должно было случиться в Пекине 21 июня 1629 г.

    Эксперты Палаты Астрономии Китая — китайцы и мусульмане — рассчитали, что оно произойдёт в 10 час. 30 мин. И продлится два часа. Иезуиты же заявили, что затмение начнётся в 11 час. 30 мин. и продлится две минуты. Так оно и произошло. Надо ли говорить о том, что предложение Риччи перейти на европейскую систему летоисчисления было, конечно же, принято, и в дальнейшем использовано идущими вслед за Риччи иезуитами при датировке событий «китайской» истории по Скалигеру и Петавиусу.

    >

    3

    Первоначальный замысел Ватикана, оказавшийся, как позже выяснилось, наивным, был прост. Обратить в христианство самого Императора; глядя на Императора, согласился бы креститься и весь народ. Шли годы, а путь Риччи в Пекин ко двору Императора был окутан плотным туманом. Но однажды Маттео Риччи осенило. В очередном отчёте в Рим он написал, чтобы его наделили правами личного посла папы Римского и к соответствующим бумагам приложили как можно больше разных технических диковинок: телескоп, несколько больших часов, разные измерительные приборы, подзорную трубу, компас и т. д.

    В Риме его просьбу в точности исполнили. Но письмо в Рим шло полтора года. Три года собирали «посылку». Ещё год она плыла в Макао на корабле. Из Макао была доставлена наконец на континент. И вот счастливый Риччи с внушительным обозом своим — на пути в столицу. Но в дороге его арестовал влиятельный евнух (некоторые чиновники Китая в детстве кастрировались родителями в знак их преданности Императору).

    Арестовал ни за что, из прихоти год держал в тюрьме в кандалах. И сгинул был миссионер без следа. Но спасла наработанная годами репутация. Среди «учёных»-шэньши и просто в народе однажды обеспокоились долгим отсутствием диковинного «варвара». Прознали в чём дело, нашли место заточения и освободили. Имущество «посла папы Римского» евнух вернул в сохранности.

    28 января 1601 г. перед своим 50-летием и на 18-м году нахождения в Китае, Риччи прибыл в Пекин, но к «телу» Сына Неба — Императора — его не подпустили. Технические диковинки приняли и… всё. Дескать, из страны «варваров» привезли дань, но так оно и должно быть. Выручили самые большие часы. Их установили в спальне Сына Неба. Незаведённые в срок, они остановились. Нашли Риччи. Умный иезуит не стал торопиться их заводить. На глазах изумлённой толпы придворных он их разобрал, нарочито долго собирал; и часы снова пошли.

    После этого иезуитам разрешили обосноваться в самом Пекине, купили им здание и даже постановили содержать за счёт казны Закрытого Города. Сразу же было крещено несколько крупных сановников и учёных, буквально очарованных мудростью крестителя.

    По воспоминаниям Риччи, учёный китаец Чу Тайсу крестился и принёс в дом иезуитов для сжигания, как «языческие», большую коллекцию редких книг по геомантике, в том числе книгу о том, как изобрели компас. Другой крещёный учёный Ли Инши три дня жёг те книги своей библиотеки, которые по содержанию своему не соответствовали догматике католичества.

    «Девять последних лет жизни Риччи в Пекине были весьма успешными для него и для миссии. Этот человек с кудрявой бородой, голубыми глазами и голосом, подобным колоколу», как отзывается о нём китайский источник, был в столице популярной личностью.

    Для миссии был куплен ещё один дом, рядом построена церковь, в христианство были обращены некоторые принцы крови (лишённые реальной власти, но родовитые) и их семьи, известные учёные присоединились к пастве, бедняки толпились у дверей сотнями, было крещено огромное количество брошенных новорождённых девочек, были переведены многие западные книги (например, «Элементы» Евклида, книги по математике, астрономии, гидравлике, части Библии), были написаны и напечатаны оригинальные сочинения на религиозные и этические темы.

    Тем временем, те миссии, которые Риччи успел основать во время своего долгого продвижения в столицу, также процветали, несмотря на периодические гонения. В Шаочжоу, Нанкине и других местах было теперь гораздо проще работать, потому что влиятельные друзья Риччи в Пекине сами имели влиятельных друзей в этих городах»[116].

    >

    4

    Как же замечательно плотно «упаковали» мозги иезуиты, много потрудившиеся в XVII–XVIII вв. в Китае, российским историкам, начиная с Бичурина-Иакинфа и кончая А.П. Окладниковым и Л.Н. Гумилёвым. Гуннов-хуннов ведь до сих пор не могут найти. Ну, никаких следов!

    «Перешагивая через тысячелетия, подходим к эпохе Великого переселения народов. Кочевники гунны впервые приносят в Европу разрушение, прокладывают путь, по которому потом пойдут страшные полчища Батыя и Тамерлана. В IV в. уже нашей эры они добираются до Восточноримской империи и опустошают её. На обломках раздавленной ими империи — последнего оплота Древнего мира начинает расти новая эпоха в истории человечества — эпоха средневековья. Но гуннское нашествие — не просто миграция одного народа, пусть далёкая и массовая. Она всколыхнула многие народы Средней Азии, она бурей прошла через южнорусские степи, сдвинула со своих мест кочевые племена Южной России, она и в Западной Европе нарушила старые государственные границы и перекроила этническую карту.

    За переселением гуннов последовали многочисленные переселения других народов, поэтому эпоха с III–II в до н. э. по IV в. н. э. называется эпохой Великого переселения народов. Она изучена хорошо, многочисленные источники — среднеазиатские, византийские, грузинские, армянские, латинские — повествуют о гуннах и переселениях других народов подробно и обстоятельно, основываясь на этих источниках, историки написали много трудов. Используются в них и археологические материалы, хотя гунны почти не оставили ни в Средней Азии, ни в Южной России ни в Западной Европе памятников, которые достоверно можно было бы сейчас увязать с их пребыванием там. Их пока не могут найти, несмотря на самые тщательные археологические поиски»[117].

    Работы по «Новой Хронологии» группой исследователей из МГУ во главе с Фоменко А.Т. и Носовским Г.В. принимаются в штыки «специалистами» от истории РАН РФ. Но ведь НХФ-Н — лишь продолжение замалчиваемой ранее борьбы за пересмотр сфальсифицированной истории человечества. У истоков этой борьбы в Западной Европе — Исаак Ньютон, а в России — Николай Александрович Морозов. Книга честного исследователя Валерия Павловича Алексеева «В поисках предков» — эпизод в этой борьбе. Как видите, ранее широких публикаций по НХФ-Н другие учёные, в отличие от А.П. Окладникова и Л.Н. Гумилёва, задумывались: а были ли гунны вообще!

    В.П. Алексеев — известный советский палеонтолог и археолог, автор добротных научно-популярных книг (в том числе по древней истории Сибири), современник Л.Н. Гумилёва. Однако книг В.П. Алексеева нет в списках литературы, использованной Окладниковым и Гумилёвым, но зато в наличии начало всех начал — китайские исторические хроники в переводе И.Я. Бичурина или какой-то другой фальсификат. Лев Николаевич поиграл в «испорченный телефон» — только не с малыми детками, а с негодяями от «истории».

    Как тут не вспомнить Козьму Пруткова: «Тот, кто вместо “рубль, корабль, журавль” говорит “рупь, карапь, журавь”, тот, наверное, скажет: “колидор, фалетор, куфия, галдарея”».

    Может быть, В.П. Алексеев не авторитет для Гумилёва в силу личной неприязни; и такое в среде «специалистов», увы, процветает. Однако, что же это ни Гумилёв, ни Окладников и иже с ними не изучили хранящуюся в архиве АН СССР рукопись многотомного исследования русского учёного-энциклопедиста Н.А. Морозова «Новый взгляд на историю Русского государства в его допечатныи период», в которой, в частности, подвергается серьёзной критике «научное» наследие Бичурина-Иакинфа?

    Николай Александрович приводит прямо-таки убийственные примеры «научных» подтасовок из книги Бичурина «Всеобщая история», основанной на переведённых им же «китайских» хрониках. Когда пекинские иезуиты в 1807–1821 гг. подсовывали хроники о. Иакинфу, то они, «естественно», скромно умалчивали о том, что сами же их и сочинили.

    Но не увидеть их топорной работы мог только изменник Родины, в течение 14 лет всласть попивший и поевший с этими самыми иезуитами за счёт российской казны! В знак справедливости моей оценки личности Бичурина я процитирую фрагмент из вышеназванного труда Н.А. Морозова, относящегося к русскому Дальнему Востоку. Вот Бичурин-Иакинф во «Всеобщей истории» описывает, как город Бянь (Кайфын) — столицу дальневосточных чжурчженей, ониже «нючжени», — много месяцев осаждают свирепые монголы (в скобках внутри цитат — комментарии Н.А. Морозова):

    «В городе обнаружилось неудовольствие и ропот. Ньючженьский государь, услышав об этом, в сопровождении шести или семи конных поехал за ворота… За это время от недавнего дождя сделалось грязно… В скором времени прибыли к нему министры и прочие чиновники. Подали ему параплюй, но он не принял и сказал: “В армии все ходят под открытым небом: для чего же мне иметь параплюй?”».

    Но, что же это такое, читатель! Ведь параплюй — это французское слово parapluie — зонтик! Значит, нючженьский царь говорил по-французски, или оригинал первоисточника этой китайской летописи был на французском языке! Ведь сам Иакинф Бичурин никогда не назвал бы зонтик параплюем, если бы это слово не стояло в его подлиннике…

    И вот я теперь спрашиваю: каким же образом попало в китайскую хронику 1232 года французское название зонтика — параплюй, т. е. отражатель дождя? Разве не было для зонтика у китайцев самостоятельного названия? Подумать, что сам Бичурин, при его наивности, подобно мадам де-Курдюковой, непроизвольно перемешивал русский и французский языки — невозможно. Скорее можно подумать, что он при своём семинарском и духовно-академическом образовании, «обратившись лицом к востоку», а «спиной к западу» (как, впрочем, и большинство востоковедов), совсем не знал французского языка, и потому принял французское слово в имевшейся у него китайской рукописи за монгольское, и оставил его без перевода…

    Но в таком случае и автор (т. е. Бичурин. — О.Г.) самой китайской «Всеобщей истории» пользовался для неё не исключительно китайскими, а также и французскими летописями. Значит, и сама эта «Всеобщая история» может быть действительно не национальной монголо-китайской, а всеобщей историей земных народов, принятой за историю мифических китайских провинций, исключительно благодаря китайскому рисуночному письму, при котором нельзя изобразить иностранных имён, не перерядив их в китайские костюмы…

    И нет ли в китайских летописях других слов французского происхождения, кроме отмеченного мною смешного параплюя? Ведь тоже совершенно ясно, что если бы в данном месте китайской рукописи стояло, как это полагается в рисуночном письме, изображение зонтика, то Бичурин и назвал бы его по-русски зонтиком, а не исковеркал бы французский язык, назвав его параплюем, вместо parapluie. Значит, и в рукописи его было не изображение зонтика, а такое сочетание чертёжиков (так Морозов называет иероглифы. — О.Г.), которое в сумме произносилось так, как он передал.

    Уже одно это слово есть признак того, что его летопись составлялась французским китаистом и, скорее всего, католическим миссионером, сношения с которыми начались, если верить современной нам версии китайской истории, лишь после низвержения исследуемой нами Юаньской династии, она же будто бы Чингисханова, хотя династию Юань теперь считают на китайском престоле не ранее, как с 1289 по 1367 год. А после неё с 1368 по 1644 была, — говорят нам, — династия Мин, при которой начались постоянные морские сношения с Западной Европой, особенно с 1522 года, когда португальцы появились в Макао, при устье Кантона и основали там свою торговую факторию, и вслед за тем появились на востоке Китая и испанцы, и другие западно-европейские народы. Всё это дало возможность проникновения в Китай и западно-европейских слов, и особенно названий для предметов. ввозимых в Китай из Европы. Вроде французских зонтиков.

    Тогда же европейцы должны были завести впервые в Китай и компас, и порох, и пушки. Отрицать то, что компас был впервые изобретён и применён к мореплаванию только итальянским инженером Флавио Джойа (Flavio Gioia) из Амальфи в 1302 году, и, что огнестрельный порох был изобретён впервые при химических опытах со смесью серы, селитры и угля, немецким францисканским монахом Бартольдом Шварцем вслед за компасом и применён к огнестрельному оружию впервые только в 1319 году, — нет решительно никаких оснований. Последнее изобретение настолько громко, что оно не могло быть обойдено молчанием, если б его сделали ранее, да и компас дал бы себя знать тотчас же всему плавающему миру. Так и случилось, когда они были действительно изобретены.

    А что же мы видим в разбираемой нами «Всеобщей истории»?

    Ещё за 80 лет до изобретения пороха Бартольдом Шварцем, когда преемник «Чингисхана» Угедей — осаждал несуществующую теперь в Китае нючженьскую крепость Бянь (иначе говорят Бянь-Лянь, у Бичурина этот город отождествляется с Хай-Фын-Фу округа Ха-нань) и в которой зонтик назывался по-французски paraplui, как осаждённые нючженьцы, так и осаждающие их кочующие монголы уже употребляли в деле и пушки-мортиры, и ракеты, начинённые порохом и перебрасываемые, как зажигательное средство, в осаждённый город и из него через стену.

    Всё в этом описании так ярко, что сомнений быть не может: во дворце Нючженьского короля делали в 1232 году, как в Европе только через сто лет, круглые каменные ядра для пушек и мортир, а монголы употребляли для своих огнестрельных орудий даже каменную картечь, разбивая жерновые камни-валуны на два и на три куска.

    В подражание общеизвестному в XVI веке рассказу о том, как Бартольд Шварц, оставив в ступе смесь серы, селитры и угля вместе с пестом, стал высекать огонь, и от упавшей туда искры произошёл страшный взрыв, причём выброшенный пест сделал выбоину в потолке (что и послужило к изобретению пушек-мортир, имевших сначала вид чугунных горшков), так и тут мы находим следующий рассказ:

    “Нючженцы (в своей столице Бяне) имели огненные балисты, которые поражали подобно грому небесному. Для этого они брали чугунные горшки (т. е. что-то вроде Шварцовой ступы и первичных пушек-мортир) наполняли порохом и зажигали огнём. Горшки эти назывались ‘потрясающий небо гром’ (чьжень-тъхянь-лей). Когда такая балиста (т. е. пушка) ударит и огонь вспыхнет, то звук уподобляется грому и слышен почти за сто ли (около 300 километров). Они сожигали (поражали огнём) всё на пространстве 120 футов в окружности (т. е. в диаметре около 5–6 сажень), и огненными искрами (осколками) пробивали железную броню”.

    Ракеты тоже хорошо были известны нючженцам в 1232 году, когда крестоносцы ещё и не подозревали о пушках и о порохе.

    “Они употребляли летающие огненные копья, которые пускались посредством зажигания пороха, и сжигали на десять шагов от себя”.

    Да и кочующие монголы Чингисханова преемника Удегея не отставали. Войска их тоже употребляли “огненные баллисты”, “и где был сделан ими удар, так по горячести нельзя было сразу тушить”.

    И если верить всему этому, то, очевидно, что изобретение пороха и пушек было известно обеим сторонам уже давно, так как иначе одна из враждующих сторон убежала бы моментально в паническом страхе.

    “На каждом углу городской стены, — говорит автор, — поставлено было до ста (огнестрельных орудий), стреляли попеременно из верхних и нижних (сверху из города и снизу в город?) и не переставали ни днём, ни ночью. В несколько дней груды камней (т. е. каменных ядер и их обломков) сравнялись с внутренней городской стеной…”

    Но ведь это типическое описание осады западноевропейской крепости XIV–XVI веков!»[118].

    >

    5

    Если бы Бичурин-Иакинф был патриотом своего Отечества, то вывез бы из Китая историческую, топонимическую, палео-этнографическую, палеоэпиграфическую и т. п. информацию, относящуюся к активно осваиваемой в то время Сибири. И эта информация, как мы всё больше и больше в этом убеждаемся, однозначно работала бы на пользу Руси-России. Однако этого не произошло. Результаты «командировки» Бичурина-Иакифа в Китай Россия будет расхлёбывать весь XXI век. Как уже отмечено выше, Н.Я. Бичурин, как и Н.М. Карамзин, в руках недоброжелателей России сыграл жалкую роль подставной фигуры.

    Общая картина дезинформации, относящаяся к истории Сибири, а также Приморья и Приамурья, привнесённая в Россию Н.Я. Бичуриным и толпой компилирующих его «историков», ныне известна. Она — в исторических параллелизмах, исследованных группой учёных МГУ во главе с А.Т. Фоменко и Н.В. Носовским. Интересующие нас приморские и приамурские чжурчжени-нючжени, царь которых в моросящий дождь героически отказался от «параплюя», оказывается, не только стреляли из пушек в орды Чингисхана, а до его нашествия вовсю участвовали в Четвёртом Крестовом походе:


    Кайфын, как столица Китайской Империи


    В начале XII века в Китае мы находим империю Ляо. То есть, без огласовок — империю «Р», поскольку в китайском языке звук Р заменяется на Л. Не Рим ли это снова? Столицей империи Р считается город Кайфын.

    Отражение четвёртого крестового похода в «китайской истории»

    а. Византия.

    В 1203–1204 годах крестойосцы-европейцы нападают на Византию и осаждают Константинополь. Это — нападение чужеземцев.

    b. Китай.

    В 1125 году на столицу Китая Кайфын (он же — Бянь. — О.Г.) нападают чужеземцы — чжурчжени. Разница в китайских и европейских датах — около ста лет.

    а. Византия.

    В осаждённом Константинополе возникают две партии — сторонники войны и сторонники Алексея Ангела, прибывшего с крестоносцами, — «борцы за мир». Партия Алексея побеждает, и франкам, крестоносцам, обещают уплатить большой выкуп. Крестоносцы отходят от города.

    b. Китай.

    Точно также в осаждённом Кайфыне «создалось две партии: сторонники войны и “борцы за мир”. Последние возобладали и добились отхода чжурчженей путём выплаты дани и территориальных уступок» (Гумилёв Л.Н.).

    а. Византия.

    Но затем в 1204 году положение изменилось, и франки снова осадили Константинополь, захватывают его и берут в плен императора Марчуфлоса (Мурзуфла). Греческим императором становится Федор Ласкарис, который уходит на юг в Никею, оставляя Константинополь на разграбление франкам.

    b. Китай.

    Но затем чжурчжени снова возвращаются и осаждают Кайфын-столицу. «В 1127 году пал Кайфын, и китайский император был взят в плен, а его брат перенёс столицу на юг, оставив народ северного Китая на разграбление противнику» (Гумилёв Л.Н.).

    а. Византия.

    Франки сажают в Константинополе своего латинского императора.

    b. Китай.

    Чжурчжени сажают в Кайфыне своего царя Алтана = Алтан-Хана. Налицо яркая звуковая аналогия — ЛТН, без огласовок»[119].

    * * *

    В качестве подтверждения правоты Н.А. Морозова я, опираясь на НХФ-Н, конспективно перескажу ещё два-три эпизода из истории Европы, чудесным образом ставшие частью «китайской» истории.

    С VI по IX век н. э. в Западной Европе, согласно официальной истории, наступают «тёмные века». Великий Рим пал под ударами «варваров», и «варвары», «заглотив» его, три века как бы «переваривали» добычу в виде доставшейся им «великой культуры Рима».

    В Китае — тоже есть 100 куда-то «провалившихся» лет с 860 до 960 г. н. э. (т. е. в хрониках нет никаких записей). Находчивый Л.Н. Гумилёв называет эти 100 лет «тёмным веком» и переходит на чистую беллетристику, придумав байку про страшные ураганы, якобы сто лет сгибавшие к земле великий Китай. Народ, дескать, так героически страдал, что ему было не до ведения хроник.

    «Ширилось великое безмолвие пустыни, поглощавшей степные травы и засыпавшей песком ручьи. Вот почему молчат летописцы X века о событиях в центре континента. Там долгое время не происходило событий»[120]. Это последний провал в истории Китая, считает Гумилёв. Последние эпохи уже хорошо документированы.

    Кто такие кидане? Гумилёву, к сожалению, не пришло в голову, что кидане — это ма-киданцы, т. е. македонцы.

    В конце «тёмного века», а именно в 946 г. н. э. кидане захватили весь Китай. Согласно НХФ-Н, Александр Македонский действовал на самом деле не в IV веке до н. э., а не ранее XI века н. э. Почему здесь можно судить о параллелизме? По интересной детали: Македонский, завоевав Персию, стал таким великим «персофилом», что принял утончённые персидские обычаи взамен грубых македонских и даже одевался в персидские одежды. Сразу после его смерти огромная империя распалась.

    Азиатский дубликат Македонского — это предводитель киданей Дэгуан, завоевавший Китай. «Дэгуан переменил свой костюм на китайское парадное облачение, окружил себя китайскими чиновниками, установил в своей стране порядки, больше похожие на ранний феодализм, чем на старый племенной строй» (Гумилёв Л.Н.) Сразу после его смерти огромная империя распалась.

    Согласно НХФ-Н, Иоанн Креститель и Иисус Христос жили и действовали на самом деле в Византии. И не на «нулевом» стыке окончания I в. до н. э. — начала I в. н. э., а в X–XI вв. н. э. Оказывается яркий след они оставили и в Китае в это же время. В X веке Китай, как и Русь, был, оказывается… крещён! Есть в Китае и свой Иисус Христос.

    В 1038 г. некий царевич Юань Хао («хао» — по-русски «хороший») объявил себя Сыном Неба. С его именем связана смена летоисчисления, как и с именем Иисуса Христа. Царевич Юань Хао «сменил китайское летоисчисление на своё, тут же изобретённое» (Гумилёв Л.Н.). Он был убит в 1048 г., что, согласно восстановленной в НХФ-Н старой церковной традиции, практически совпадает по времени с казнью Христа. «Китайская дата» 1048 г. очень близка к настоящей дате смерти Христа, т. е. 1053 или 1054 гг. н. э., от которой в Европе начали вести новое летоисчисление. Отсюда искусственный хронологический сдвиг на 1053 г. вглубь времён, т. е. к «нулевой отметке» — на Р.Х. по Скалигеру-Петавиусу.

    В отместку за распятие Христа в Европе в 1096 г. начинается Первый Крестовый поход, захватывается Иерусалим[121].

    А в Китае наступают «смутные времена господства знатного рода Лян…» В 1082 г. китайцы отняли у тангутов крепость Ляньчжоу, где якобы был казнён Юань Хао. На самом деле здесь описан Первый Крестовый поход 1096–1099 гг. Для «убедительности» иезуиты датировали его 1082 г. Отличие на 15 лет. И т. д. и т. п.

    Сплошные западноевропейские параллелизмы обнаружены не только в истории Китая. Их много и в китайской литературе, науке, философии. Есть даже «параллельные» личности. Особенно велик придуманный иезуитами Конфуций — абсолютный аналог западноевропейского Пифагора. Пифагор якобы создавал науку и философию в «Древней» Греции.

    На самом деле, никакого Пифагора в природе не существовало, а был средневековый научно-просветительский проект под антично красивым названием «Пифагор». На реализацию этого проекта в эпоху Возрождения, т. е. с появлением печатного станка, трудилось около 300 учёных-пифагорейцев, спрятавшихся за античными псевдонимами. Но это тема для отдельного исследования.

    >

    6

    Согласно НХФ-Н: первоначально слово «татары» обозначало не национальность, а конное казачье войско; утвердившиеся в 1644 г. на китайском престоле манжуры были казаками сибирской Пегой орды, потерпевшие поражение в боях с иностранными наёмниками, нанятыми прозападной династией Романовых; при манжурах после 1644 г. для обозначения границы с Россией была построена Великая «китайская» стена; казаки ушли в Китай без женщин, что послужило постепенному вырождению их в китайцев, хотя они этому и сопротивлялись и т. д.

    Называть Сибирскую Русь «Великой Тартарией», а её конных воинов татарами было обычным явлением и в России, и в Западной Европе даже в XVII и в XVIII вв. В 1673 г. вышла книга «Посольство от нидерландской Восточно-Индийской Компании к Великому татарскому хану». «Великим татарским ханом» здесь назван первый император-манжур Шуньчжи, а книга со множеством прекрасных иллюстраций представляла из себя отчёт о поездке в Пекин в 1656 г. делегации голландских купцов во главе с Джоном Ньюхофом (он же художник), Петером де Гойером и Якобом де Кейзером. Интересны следующие строки из этой книги:

    «Главный начальник сидел на широкой скамье, сложив ноги, как портной, справа от него… сидели два татарских князя, а слева от него — Адам Шалль, иезуит, уроженец Кёльна в Германии, который жил в большой чести при дворе около 30 лет. Он был очень благообразным стариком с длинной бородой, постриженный и одетый по татарской моде»[122].

    Доказательством того, что казаки Пегой орды, ушедшие от ненавистных им Романовых, появились в Китае под вывеской «маньчжурская династия Цин» (1644–1911) стало и заметное усиление влияния иезуитов в Поднебесной. Казаки-манжуры захотели создать себе «китайский дом» с великой историей и великой культурой в его письменных анналах.

    Таким образом руководство нового Китая, с его амбициозными целями, и иезуиты, с их коварными замыслами относительно Руси-России, упали в объятья друг друга. Отныне безграничная интеллектуальная власть иезуитов над Китаем упрочилась на долгие годы.

    Иезуит Адам Шалль вылечил молодого императора-манжура Шеньчжи от серьёзной болезни и занялся составлением трактата по западным методам расчёта календарей. Вскоре он был назначен главой императорской Палаты Астрономии. На протяжении последующих двухсот лет эту Палату возглавляли только католические миссионеры. Особенно преуспел иезуит Фердинанд Вербист (1623–1688), действовавший в Китае при императоре Канси (1654–1722).

    «Вероятно, в лице этого человека, который был старше императора на 31 год, Канси обрёл кого-то, вроде отца. В своей «Astronomia Perpetua», одной из более чем сорока книг, написанных или переведённых в Китае, Вербист говорит: “Я обычно отправлялся во дворец на рассвете и не выходил оттуда до трёх или четырёх часов дня, и всё это время я оставался наедине с императором, читая и объясняя. Очень часто он оставлял меня обедать и угощал самыми изысканными блюдами, подаваемыми на золотом блюде.

    Чтобы оценить сполна эти знаки дружбы, оказываемые мне императором, европеец должен помнить, что к монарху относятся, как к божеству, и его едва ли кто-либо видит, особенно из иностранцев”… Никогда ни до него, ни после него не было влияние иезуитов в Китае настолько мощным. Как замечает Найджел Камерон, “это явилось результатом союза между блестящим императором и блестящим иезуитом”. Отношения между Китаем и Западом ещё не знали такого рода взаимодействий»[123].

    Создатели НХФ-Н скромно называют свои труды не теорией, а гипотезой, хотя и приводят очень убедительные аргументы. Многие официальные исторические гипотезы, ставшие теориями, зиждутся на куда более скромных доводах (одна из них — «норманнская»). Они говорят также, что готовы выслушать замечания оппонентов, что впереди ещё непочатый край работы и т. д.

    НХФ-Н заслуживает всяческого внимания хотя бы потому, что сбросила с русских сразу два ига. Одно — никогда не существовавшее 300-летнее татаро-монгольское «иго», а второе — 200-летнее подлинное иго российских «историков».

    Есть несущественные замечания. Например, относительно времени возведения Великой «китайской» стены. Она действительно была построена русскими, но гораздо раньше 1644 г. Она — тот самый Великий Туран Древней Руси, о котором говорилось выше. Великий Туран = Великая «китайская» стена — это чёткая граница, когда-то проведённая индоевропейцами для разграничения ареала расселения самих себя и людей жёлтой и чёрной рас.

    Сибирские народные географические термины прочно увязывают понятие «тур, тура» с защитной стеной-укреплением[124]. Окончание «-ан» придаёт предмету или явлению признак огромности: курган, ураган, великан, пеликан, урман (дикий необитаемый лес в Западной Сибири) и т. д. «Китайская» стена действительно огромна.

    О значимости Великого Турана, как о барьере-разделителе чего-то говорится в только что названном словаре: «ТУРАН: тюрк, словари указывают собственное имя Туран, Туранская низменность, восходящее к этнониму и к индоиран. яз: “Что касается Турана, то это название встречается в Авесте, и предполагают, что это другая ветвь арийского народа, менее культурная. Между этими народами, ариями и турами, была вражда и затем, когда Туркестан попал в VI веке под владычество турок (читай: тюрок. — Эд. М.), то эти слова сблизились, и название Туран стало относиться к туркам, к которым оно не относилось первоначально… Ирану чаще всего противопоставляется Туран, слово, образованное от туры, таким же образом, как Иран от арии; только впоследствии Туран стал отождествляться с Туркестаном, страной турок” [Бартольд, 1963, 2,1; 1971, 7]».

    Стена была построена не для защиты от «коварных северных варваров», потому что своими бойницами она обращена на юг, а не на север. На это было указано в моей книге «Белый Конь Апокалипсиса». Сейчас бойницы перекладываются на северную сторону. Окна сторожевых башен, ранее обращённые только на юг, закладываются кирпичами, и вновь «открываются» на север.

    Новенькие кирпичи и свежий цементный раствор этого новодела прекрасно заметны. Об этом рассказал в марте 2008 г. на научно-практической конференции в Доме учёных в Лесном в Санкт-Петербурге доктор биологических наук, член-корреспондент МСА Борис Иванович Протасов, побывавший в Поднебесной по приглашению китайского учёного Йонгпинг Key. Борис Иванович поехал к Стене, чтобы посмотреть, в какую же всё-таки сторону обращены бойницы. Они оказались обращёнными на юг.

    Он же заметил свежие следы перестройки верхних элементов конструкции Стены. Ещё Борис Иванович рассмотрел на Стене отметины каких-то боевых действий: подтёки некогда кипящей, а потом застывшей смолы, следы ударов тарана или пушечных ядер и проч.; и все они с южной стороны Стены, а не северной!

    Есть ещё одно интересное обстоятельство: Великая «китайская» стена своими изгибами почему-то точно соответствует магнитному экватору Земли, который, в свою очередь, представляет собой ломаную линию и, по сравнению с экватором географическим, сильно «приподнят» к северу.

    Поскольку захват Китая манжурами случился сравнительно недавно, то строительство Стены не осталось бы незамеченным. Русские бывали в Китае и в своих отчётах указали бы на проводимые работы. В 1656 г. в Китай прибыл первый посол России в Китае Фёдор Исакович Байков. Его записки отличаются обилием и точностью сведений. В 1670 г. Пекин посетило посольство Милованова, а в 1675 г. — Николая Гавриловича Спафария. Русские путешественники-исследователи Азии о Стене, как о новостройке, тоже не пишут. Наконец, западноевропейцы, со второй половины XVII века посещавшие Пекин довольно активно, нигде не указали на начавшееся строительство.

    В книгах по НХФ-Н справедливо говорится, что, согласно старинным западноевропейским картам, Стена проходит точно по границе, разделяющей Великую Тартарию (т. е. Сибирскую Русь) и Китай. Тем не менее, это не является доказательством возведения Стены после 1644 г., поскольку в качестве символа Великого Турана Стена служила тысячи лет и разделяла индоевропейские и неиндоевропейские миры.

    Возможно, она выполняла карантинные функции. Возможно, она некоим образом «успокоила» магнитный экватор, т. к. климат планеты после окончания Великого оледенения долгое время не мог «устаканиться». В целом Стена — загадка, подобная, например, «английскому» Стоунхенджу или сети таинственных древних дорог дальневосточного Приморья, сохранившаяся до сих пор, упорно не зарастающая ни кустарником, ни лесом и во все времена бывшая абсолютно бесполезной с точки зрения экономической целесообразности.

    >

    7

    Так есть ли гипотеза, раскрывающая настоящую, а не выдуманную историю Срединного царства? Да, есть. И у неё есть все шансы со временем перерасти в теорию. Но прежде — описание Китая начала XX века французским ориенталистом Ховелаком:

    «Всё, что видишь в Китае, создаёт одно совокупное впечатление — страны, оцепеневшей во сне. В Китае я видел вчера и вижу сегодня одни фантомы, которые не поддаются заклинанию; куртизанок в “цветочных лодках”, восседающих в зачарованной неподвижности, как идолы в кумирнях; заснувших курильщиков опиума; воинов и сановников, окаменевших в своих гробницах; унылые стены, окружающие опустевшие города; галлюцинирующие караваны; сады и храмы, полные видений. Все одинаково испытывают гнёт того же колдовства; и им всем снится и всех давит один и тот же тысячелетний сон. Нигде в мире не найти более абсолютной социальной неподвижности, такой неизменности нравов, привычек, обрядов, учреждений, подобного тождества жизни в таких огромных масштабах и в течение стольких веков…».

    Эта цитата использована в послесловии к книге В. Кривцова «Отец Иакинф» советского китаиста, члена-корреспондента АН СССР Н.Т. Федоренко, которое называется «Судьба вольнодумного монаха» (стр. 645).

    Да, это была страна, единственная в своём роде, позволившая себе счастье «оцепенеть во сне» на протяжении не столетий, а тысячелетий!

    А всё дело в том, что лошади не едят… рис!!!

    Именно это простое и понятное обстоятельство, а не Великая «китайская» стена, защищало китайцев от северных, западных, восточных и всех других «варваров».

    В Китае проживало 300–400 миллионов человек. К примеру — при императоре Цань Лине. Это весьма солидная для древних и средних веков цифра. А теперь представьте себе такую картину. С севера вторгается (как бы по Гумилёву) 100-тысячное войско конных «варваров», хотя такая численность войска для тех времён — конечно же, нереальна. Почему они конные, а не пешие? Потому что в условиях Центральной Азии войску пешком дойти до Китая физически невозможно.

    Итак, пыльные, голодные и дурно пахнущие потом варвары вторглись в Китай. Они видят засеянную рисом полузаболоченную кишащую комарами местность, которой ни конца, ни края. На рисовых полях — крестьяне, стоящие по колено в воде. Заметив «варваров», они лишь на минуту разгибают спины и снова углубляются в работу. Понятно, завоевателей это злит. В бешенстве они начинают рубить людей, но лошади вязнут в мокром грунте, а спешиваться или стрелять в крестьян из лука вроде бы незачем.

    Завоеватели устремляются в ближайшие деревни, чтобы поесть, но там они видят убогие фанзы (домики из глины), множество детей, одного-двух пятнистых поросёнка спортивного вида на всю деревню, в общем — ужасающую нищету. Конечно, завоеватели и тут рубят направо и налево, жгут, насилуют, однако на голодный желудок как-то не «катит». «Варвары» рыскают по дворам в надежде покормить хотя бы лошадей. Но не тут-то было!

    Ни овса, ни ячменя, ни пшеницы в Срединном царстве, по крайней мере, на «стратегически опасных направлениях», никогда не выращивали, а от риса и его роскошных метровых и полутораметровых стеблей, пригодных только для изготовления шляп, корзинок, бумаги, тары для рыбы и циновок, лошади с презрением отворачивались, т. к. лошади не едят… рис. Просто пощипать травку однокопытным четвероногим тоже было негде: нераспаханным, незасеянным или как-то необустроенным не оставалось ни одного квадратного ли. Например, манжуры приказали освободить в окрестностях Пекина часть рисовых полей под луга для выпаса своих любимых лошадей.

    Скакать на голодных лошадях сотни километров дальше, чтоб осадить столицу и поживиться во дворце императора, было бы безумием.

    Завоеватели некоторое время варили и жевали рис, а потом убирались восвояси. Но даже такая лубочная картинка невозможна, т. к. кочевники и на севере, и на западе прекрасно знали, что в Срединном государстве абсолютно нечем поживиться.

    Не случайно столица Китая чаще всего находилась далеко на юге, а не в Пекине.

    А посему: может ли быть история у деревьев в лесу? Или у травы в поле? Нет, конечно. Будет вызывающая зевоту сумма сведений о видах растений, сроках их жизни, качествах семян, условиях произрастания, и всё. Примерно такого уровня информацией располагала бы и счастливая страна о самой себе, если не было желающих её завоёвывать, если мягкий благодатный климат и прекрасные лёссовые почвы позволяли получать несколько урожаев риса в год, если в качестве крова над головой была хороша глиняная будка и т. п. Не о Китае ли как о счастливом-пресчастливом царстве-государстве рассказывается в сказках народов мира?

    С одной стороны это очень хорошо. Но в совокупности такая безбедная жизнь тысячи лет не стимулировала его жителей к изобретательству, к развитию наук и ремёсел и уж тем более — к завоевательным походам. Только в Китае, как в «сказочном государстве», могла возникнуть мода на уродование ног женщин единственно с целью получения невообразимо утончённого эротического удовлетворения.

    Нужды только такого государства вполне устроило бы абстрактное рисуночное, а не конкретное фонетическое письмо. Только такое государство позволило бы себе роскошь не проснуться даже в 1522 г., когда его берега впервые обстреляли «морские кочевники» — португальские пираты. Даже в начале XX века это государство после серии жестоких опиумных войн «создаёт одно совокупное впечатление — страны, оцепеневшей во сне».

    Таким своеобразным государством на планете Земля и был Китай. Это и есть его подлинная история. А всё, что мы читаем ещё — это историческое цветное сновидение длиной в 8000 лет.

    Не более того.

    >

    Глава 9. В стенах недвижного Китая

    Славяноруссы, как народ, ранее римлян и греков образованный, оставили по себе во всех частях Старого света множество памятников, свидетельствующих о их там пребывании и о древнейшей их письменности, искусствах и просвещении.

    (Егор Иванович Классен)

    Цивилизованный дикарь — худший из всех дикарей.

    (Карл Юлиус Вебер, немецкий писатель и критик XIX века)
    >

    1

    В СССР, как и в Российской Империи, существовали малочисленные народности монголоидов. Русские в течение 74 лет бескорыстно и часто в ущерб себе обучали их, подтягивая до своего уровня образованности, культуры, материального обеспечения. Продвигаясь в Сибирь в XVII–XIX вв., русские сохранили всех тамошних инородцев. Общеизвестно: иная судьба постигла американских индейцев при освоении западноевропейцами Нового света.

    Благожелательное отношение к другим народам и народностям идёт из нашего русского подсознания, из нашей космически обусловленной природной сущности. Поэтому можно быть твёрдо уверенными в том, что мы точно также поступали по отношению к ним и в глубокой древности; и азиатские народности с благодарностью перенимали наши знания и технологии. На день сегодняшний должны сохраниться какие-то тому подтверждения. Поищем их.

    В 1969 г. в Хабаровске мне посчастливилось познакомиться с писателем-историком и белоэмигрантом Всеволодом Никаноровичем Ивановым (1888–1971), который 25 лет своей жизни посвятил изучению Китая, из них 23 года, находясь непосредственно на его территории.

    В Лениграде-Петербурге я встретился с Юрием Яковлевичем Букреевым — родственником и хранителем творческого архива Be. H. Иванова. С разрешения Юрия Яковлевича я изучил до сих пор не изданные «Воспоминания» писателя. Некоторые главы под заголовком «Ответ Китая: тайные общества» нам удалось опубликовать.

    В Китае добрая память о людях белой расы была жива вплоть до 1920-х гг., несмотря на опиумные войны и интервенцию войск Западной Европы во второй половине XIX- начала XX вв. Bс. H. Иванов пишет:

    «Немало оружия внесли в Китай и разбитые белые русские отряды из Сибири, немало инструкторов дали они и Гоминдану… Против всякого ожидания китаец оказывался в этом военном процессе отличным бойцом и пытливым учеником европейских учителей, гораздо более активных, нежели миссионеры. Этот же период оказался весьма решающим по дискредитированию «белого престижа» в Китае. Белый человек перестал быть для китайца “венцом творения”, “могучим полубогом”… Нищета белой эмиграции в Китае, бегущие с мест миссионеры и дипломаты, успехи китайского оружия, самоотвержение китайской армии, появление талантливых китайских военачальников, — всё это подняло самоуважение к себе китайцев, которое так было упало после Боксёрского поражения. Стали китайцы присматриваться и понимать уязвимые места политики белых иностранцев в Китае, их распри между собой и прочее…»[125].

    Думается, что благополучие иезуитов в Китае в течение 300 лет, кроме всего прочего, было обусловлено традиционным уважением к человеку белой расы его желтокожим населением.

    О потере престижа белого человека и над темой интеллектуального иждивенчества монголоидной расы, как её естественной доминанте, задумался новосибирский учёный Анатолий Русанов:

    «Царское правительство России сильно “подставило” белую расу, когда одни из самых благородных, аристократических (арий стократ!) и образованных людей — декабристы — были опущены на социальное дно и отправлены на каторгу и вечное поселение именно в Бурятию. С тех пор у местного монголоидного населения сложился и — при доминанте функции повтора — закрепился психологический стереотип: благородный белый аристократ, интеллектуал должен находиться в подавленном, униженном положении, это — ЕГО МЕСТО.

    Проявление именно этих закрепившихся стереотипов наблюдается в Бурятии даже в мимолётных школьных взаимоотношениях. Надо ли говорить о том, что стереотипы уходят потом и во властную вертикаль, где — при нынешнем-то подъёме местного национализма — принимают весьма и весьма специфические жёсткие формы.

    А механизм зарождения и становления нынешней японской цивилизации известен: основу современного японского чуда заложили именно русские. Произошло это вот, каким образом: к берегам Японии прибило потерпевший крушение русский военный исследовательский корабль. Уцелевшую команду (имевшую самые передовые на те времена знания и технологические навыки) японцы взяли в плен, но поступили хитро и сделали этот плен почётным и комфортабельным, даже памятники потом поставили этим русским людям (этот русский пантеон почитается в Японии до сих пор!).

    Но именно от специалистов и умельцев этой команды, а там ведь были не только простые матросы, но и высокообразованные дворяне-офицеры, японцы и получили передовой материал для повторения. Именно на этой пленной команде японцы отработали технологию снятия информации с белых людей и последующего внедрения. Они выработали формы использования с выгодой для себя особенностей белой расы — и шастают по всему миру — щёлк! щёлк! — снимают информацию. По сути-то это шпионаж, собирание чужих идей…

    Вот так в наше историческое время был запущен механизм облапошивания русских, японцы на 200 процентов использовали наше бескорыстное стремление к обучению других народов. И на этом механизме японцы жили и будут жить припеваючи. И философию японцы берут чужую. И даже суждения о себе они копируют из других источников, а эти источники — и российские в том числе — о самураях верещат с придыханием: «Ах, японское чудо!..». Вот и сами японцы в это своё чудо поверили: убедительно ведь им об этом говорят!..

    И дальневосточные авторы-историки (Иванов В.В. «Зачем самураю… лапти?» Журнал «Дальний Восток» № 11–12, 2002), якобы борясь с современными мифами, раздувают миф о японском чуде: «Зачем самураю… лапти?». Вот так и помогают отлаживать механизм не только ресурсного, но и интеллектуального грабежа России…[126]

    Русские всегда были готовы делиться с другими расами знаниями и материальными благами за «просто так». Монголоиды к этой готовности давно привыкли и не замечают, как не замечают воздуха, которым дышат. Не всем известно, что технологии, по которым японцы производят свою роскошную технику, — покупные или ворованные. Её высокое качество достигается за счёт доведения не ими разработанных технических приёмов до идеального воплощения, т. е. за счёт безупречной исполнительской дисциплины. Но вернёмся к китайцам.

    Be. H. Иванов приводит и комментирует цитаты из книги доктора Сун Ятсена (1866–1925) «Три народных принципа», в которой духовный вождь китайской революции 1911 г. размышляет, как китайцы, избавившись от манжуров, будут жить дальше.

    «”Какими же путями должно произойти обращение Китая в нацию? — спрашивает доктор Сун и отвечает. — Самыми разнообразными”.

    Он рассказывает следующую историю. Как-то в бытность доктора Суна в Кантоне к нему явился английский консул и просил его, как главу Южного правительства, принять меры, чтобы Китай принял участие в мировой войне и послал китайских солдат на фронт против немцев.

    — Но это будет очень плохо для вас! — ответил английскому консулу доктор Сун. — Если мы, предположим, согласимся, и вы дадите нам прекрасных инструкторов, отличное снаряжение и пошлёте наших людей на фронт, то в Китае проснётся воинственный дух. Из такой первой военной ячейки может вырасти китайская армия в миллион солдат. Если вы теперь дрожите перед Японией за ваши территории, которая выросла точно таким же образом, то Китай может оказаться в десять раз сильнее Японии…

    Консул согласился с этими словами доктора Суна; если бы дело пошло так, как говорил доктор Сун, то, значит, нация бы возникла в Китае военным путём…

    — Вообще же, — говорит доктор Сун, — мы должны изучать самые лучшие, самые последние образцы европейской цивилизации, чтобы через десять лет если не обогнать все европейские страны, то идти в ногу с ними…

    “Когда же Китай достигнет такого положения, какого достигла Япония, — пишет доктор Сун, — а я не думаю, чтобы наши интеллектуальные силы были ниже японских, то мы не только восстановим наше положение, а и примем ответственное участие в общих делах мира…”»[127].

    О намерении китайцев украсть в Европе военные и технологические достижения доктор Сун Ятсен заявляет спокойно, как о само собой разумеющемся и устно, и письменно — в книге. По-другому он не мыслит будущее Китая. Он ведь не говорит, что намерен просить в Европе ссуду, чтобы создать условия для творчества своих национальных изобретателей и учёных. Потому что среди монголоидов таковых нет, никогда не было и не будет.

    Доктор Сун говорит, и тоже, как о само собой разумеющемся, что Япония поднялась за счёт Англии, которая щедро поделилась с ней своими технологиями, когда готовила страну Восходящего солнца к войне с Россией. По прошествии ста лет мы убеждаемся, что доктор Сун Ятсен, в молодости получивший образование на Западе, верно судил о скромных интеллектуальных возможностях своего народа и трезво строил расчёт на бездумную интеллектуальную расточительность европеоидов. Тем не менее, благодарности не ждите: «Но это будет очень плохо для вас!».

    >

    2

    Если Китай в своей древней и средневековой истории действительно был, как нам говорят историки, создателем необыкновенной самобытной культуры, то как это проявляется сегодня? Где преемственность? Попробуйте в наши дни в массе ширпотреба, валом идущего из Китая, найти хоть что-то, явившееся следствием, результатом ума китайца, продуктом только его своеобразной цивилизации. Вы увидите великое множество вещей, но они — копии, бессовестная подделка, наглый плагиат изделий, собранных со всей Европы.

    В 2006 г. в ТВ новостях показали, как в Срединном государстве поставили на поток копирование картин западноевропейских и русских художников. Копии эти так безупречны, что от покупателей-иностранцев нет отбоя. Все видели, как 15-летняя китаянка с «Подсолнухов» Ван Гога одновременно делала 18 копий, причём игру «найди десять отличий», как было замечено телекомментатором, можно было не устраивать.

    Да, китайцы полетели в космос, но инструкторами на космических заводах Китая негласно работают русские и западноевропейские инженеры. По тому же ТВ как-то рассказали о скафандре китайского космонавта, который почему-то оказался точной копией космического скафандра первых советских космонавтов, хотя патент на его изготовление Россия Китаю не продавала и не дарила.

    Точно так же заимствованием чужих технологий великоханьцы занимались и тысячи лет назад. На территории Центрального Китая с его благодатным климатом поселялись, долгое время жили, а затем куда-то уходили индоевропейские народы; они же — славянорусы; они же скифы, сарматы, саки, гунны и т. д. Каждый из этих народов оставил после себя своеобразную культуру — цивилиза-ционные следы, ныне неправомочно выдаваемые за специфически-китайские. Великоханьцы в прошлом — это множество самых разных племён монголоидов, мирно сосуществовавших вместе с европеоидами.

    Когда археологи говорят о смене «самобытных» культур древнего Китая, то часто употребляют интересное словосочетание: «внезапно появилась» или «внезапно исчезла». Хотя для постоянно проживающего в каком-то месте одного и того же народа, это самое «внезапно» как-то неприемлемо. Вот пример:

    «Колесницы впервые стали применяться предками древних китайцев в эпоху Инь, приблизительно в XIV–XII вв. до н. э. Как показано П.М. Кожиным, колесница появилась в инь-ское время внезапно; ей не предшествовали какие-то местные формы колёсного транспорта.

    Появление колесниц не было подготовлено самостоятельными техническими достижениями; конструктивные особенности колесниц, сбруйные и уздечные наборы, а также способ запряжки и управления лошадьми находят аналогии в ближневосточных и средиземноморских центрах древних цивилизаций»[128].

    Но точь-в-точь такие же колесницы обнаружены при раскопках на уральском Аркаиме, куда, по моему предположению, переселились славяне-«трипольцы» с территории нынешней Украины. После Аркаима они немало столетий жили в долине Хуанхэ, принеся туда с собой свою «визитную карточку» — крашеную и чёрную керамику, изготовляемую без гончарного круга.

    В предыдущей главе мы уже показали, что своеобразная керамика эта, во множестве обнаруженная в долине Хуанхэ и отнесённая «историками» к китайскому неолиту под названием «яншао», на самом деле занесена туда славянами-«трипольцами». Они же привезли с собой колесницу.

    Если другие народы в своём неолите ещё размахивали каменными топорами и пользовались грубыми глиняными мисками, то китайцы уже делали высокотехнологичную крашеную и чёрную керамику, причём без применения гончарного круга, от которой, как пишут историки, — один шаг до производства фарфора.

    «Несколько различных вариантов теории западного происхождения культуры яншао (т. е. китайского неолита. — О.Г.) сформулировал в последние годы Л.С. Васильев. В одной из своих первых статей на эту тему Л.С. Васильев подчёркивал «поразительное сходство в орнаментации керамики типа бань-шань и мяодигоу, с одной стороны, и Триполья, а также анау — с другой»[129].

    Правда, на стр. 144, ничего не предлагая взамен, авторы не соглашаются с теорией убеждённого сторонника западного происхождения древнекитайской культуры Л.С. Васильевым, потому что, если соглашаться с «теорией западного происхождении культуры яншао», то тогда надо говорить о Руси, о Сибири. Вот если бы на западе от Китая была Западная Европа, то происхождение колесниц увязали бы с Древней Грецией. А какие колесницы могут быть у русских, если до самого 988 г. н. э. они не знали даже азбуки!

    У «трипольцев», кроме крашеной и чёрной керамики, двухколёсных повозок и свойства внезапно исчезать неизвестно куда, есть ещё одна «визитная карточка» — это пристрастие к изготовлению бронзовой посуды на треножнике. Сейчас мы эту «трёхногую» посуду во множестве видим также у народа майя в Центральной Америке.

    В Приморье, в селе Сергеевка, я лично держал в руках и фотографировал кувшин «трипольцев» чёрного цвета, необыкновенно лёгкий и прочный, сделанный не на гончарном круге и который археологи отнесли бы к «китайской культуре яншао». Таких кувшинов в Приморье во дворах у людей десятки. Это обстоятельство подтверждает наше предположение о том, что «парк» грандиозных скульптур на юге Приморского края создали именно «трипольцы», они же — майя.

    Свидетельств тому, что в Китае, наряду с «трипольцами», оставили следы своих культур другие европеоиды, немало.

    В 1980-х гг. стало ясно, что в провинции Сычуань (Центральный Китай) в XIII–XI в. до н. э. проживали ещё одни русичи — представители, так называемой, «андроновской культуры», со II тыс. до н. э. занимавшие к западу от Урала громадные пространства. К китайцам культуру «андроновцев» невозможно было приписать, т. к. они оставили после себя бронзовые маски, на которых — ярко выраженные европеоидные черты. В более поздние времена эти самые «андроновцы» стали известны в истории, как славяне-скифы:

    «Хронологические рамки сычуанской этнокультурной общности и сам по себе факт появления в Китае европеоидной популяции согласуется с… хронологическими схемами индоевропейских миграций. Согласно одной из этих схем (гипотеза В.И. Абаева), приблизительно в I тыс. до н. э. часть скифов в составе крупного объединения протосаксов оторвалась от основного скифского массива и ушла на восток, дойдя до северо-западных границ современного Китая. Такие же направления (с запада на восток) и конечный пункт (Китай) реконструируются для евразийского колесничного потока»[130].

    Кроме Л.С. Васильева, твёрдыми сторонниками западного (т. е. славяно-русского) происхождения китайской культуры являются Абаев В.И, В.П. Васильев, Кузьмина Е.Е. и др. Однако убеждённый синофил Кравцова М.Е. так не думает и упоминает этих учёных из соображений научной этики. Не в силах противостоять им, Кравцова М.Е. и её сторонники довольно ловко изворачиваются. Они придумали теорию возникновения самых начал китайской цивилизации сразу из нескольких очагов одновременно. Получается, что не только китайский неолит сразу явился необыкновенно развитым, но и следующие за неолитом эпохи в Китае тоже были очень-очень «не такие»:

    «Однако подтверждая сам по себе факт проникновения в Китай европеоидного элемента, находки в Сычуани не являются неопровержимым доказательством справедливости гипотезы “западных миграций”.

    В отличие от рассмотренных гипотез, гипотеза полицентрического происхождения китайской цивилизации предполагает длительное сосуществование на территории Китая нескольких самостоятельных и, вероятнее всего, исходно разнородных культурных традиций, которые впоследствии легли в основание общекитайского культурного субстрата… Оригинальные источники свидетельствуют о наличии в древнем Китае, как минимум, трёх автономных культурных ареалов: “центрального”, “восточного” и “южного”, с которыми связаны три субстратных культурных традиции…

    Хотя названные субтрадиции приняли в целом равное участие в формировании общекитайского культурного субстрата, доминирующую роль в этом процессе сыграла первая из них, в русле которой обозначились и сложились все исходные и базисные для национальной цивилизации мировоззренческие модели, ментальные константы и идеологические комплексы, связанные, в первую очередь, с государственностью»[131].

    Господа, но ведь из нескольких первоисточников одновременно не развивалась культура ни у «трипольцев», ни у «андроновцев», ни у скифов и даже у древних греков и древних римлян! У одного дитяти не может быть сразу три матери! Если принять гипотезу западного, т. е. пришедшего со стороны Руси, происхождения цивилизации Китая, то придётся сказать следующее. «Центральную» субстратную традицию в бассейне Хуанхэ заложили славяне-трипольцы. «Южную» (сычуаньскую) субстратную традицию заложили питавшие пристрастие к «звериному стилю» славяне-скифы.

    Бесчисленные монголоидные группы будущих «великоханьцев» не были готовы к восприятию тогдашних технологий славяно-русов и давно забыли о них. Как позже забыли они про астрономические приборы, оставленные в Китае администрацией Великой = «Монгольской» империи Руси.

    Изучаешь утончённую культуру этих изобретателей компаса и пороха, смотришь на 3,5-тысячелетней давности изощрённое бронзовое литьё, на этих глиняных солдат императора Циныпи Хуанди, на великолепные приборы для фиксации землетрясений и т. д., и не перестаёшь спрашивать себя, почему, опираясь на такие феерические достижения своей древности, китайцы не освоили к началу н. э. хотя бы Луну?

    Учебники по Китаю сторонников западного славяно-русского, происхождения культуры Срединного государства почему-то не выходят. А вот книга синофилки М.Е. Кравцовой «История культуры Китая» (тираж 5000 экз.) — учебное пособие для ВУЗов. Но в нём ни слова о том, как, исходя из «истории культуры Китая», можно объяснить зверства китайцев на острове Даманском в марте 1969 г., зверства 50-тысячного корпуса китайцев в составе подразделений ЧК-ОГПУ по отношению к русским казакам и русским офицерам в 1917–1922 гг., появление карт Китая с включением в них Сибири и русского Дальнего Востока и т. д.?

    Не исключено, что «пособие» издано на китайские деньги, что можно предположить из прокитайски подобострастно составленных контрольных вопросов для студентов (стр. 397–405):

    «Сформулируйте сущность европоцентрического, китаецентрического и цивилизованного подхода к Китаю и дайте критическую оценку двум первым из них»;

    «Изложите традиционный и научный варианты историографической периодизации Китая и аргументируйте теоретическую и фактологическую несостоятельность формационного подхода к истории этой страны». И т. д., и т. п.

    Автор «пособия» хорошо пригрета властью: «М.Е. Кравцова — учёный-китаевед, автор многочисленных научных публикаций, доктор филологических наук, старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН, преподаватель в ВУЗах Санкт-Петербурга» (из аннотации).

    >

    3

    Китайцы не изобретали крашеной керамики, колесниц и «трёхногой» посуды. К изобретению «китайской грамоты» они тоже не имеют отношения. Вот её характеристика:

    «Хотя овладение сложной системой письма пугающе длительно — уходит примерно 10 лет даже у самих китайцев, награда в культурном плане завораживающе огромна: по мере овладения китайской письменностью открывается доступ ко всем значительным классическим текстам китайского прошлого. Поразителен тот факт, что за 2500 лет китайская письменность изменилась так мало, что читать Конфуция не труднее, чем читать современную поэзию, написанную в классическом стиле.

    Возникновение китайской письменности теряется в глубине веков. Самые ранние письмена были обнаружены на глиняной посуде эпохи неолита, датированной радиоуглеродным методом V–IV тысячелетиями до н. э.»[132].

    «Типовая» рисуночная «азбука» в древности получила распространение во всей Центральной Азии и была понятна всем её обитателям. С египетскими иероглифами она не имеет ничего общего. Потому что египетский иероглиф — условное изображение конкретного звука (иногда — слога), а не «идеи». Т. е. это тот же фонетический алфавит, только в нём вместо букв — рисунки по типу простейшего ребуса: утка — это У; жук — это Ж; змея — это 3 и т. д. Причём он оказался одним из русских фонетических алфавитов — «знаки разные, язык — единый». Такими знаками-буквами на груди сфинкса по-древнерусски написано «Жри тяюжежи суи-тиси» — ВЗИРАЮ НА ВАШУ СУЕТУ[133].

    Слухи о необыкновенной сложности китайской иероглифической письменности — миф, намеренно раздуваемый, как сами китайцами, так китаеведами для повышения собственной важности.

    В основу «китайской» иероглифической письменности рисунок положен в качестве «абстрактного образа», «идеи чего-то». Было разработано 214 рисунков-ключей: точка, верх, ограда, яшма, обрыв, навес, шаг, человек, собака, стрела, крыша, пещера, металл, один, два, три, воин, работа, письмена, женщина, тыква, речь, насекомое, звук, когти, старый, нога, пища и т. д. (в настоящее время количество знаков-ключей сокращено до 190.).

    Обучающемуся, без различия, на каком языке или диалекте он разговаривает, предстоит запомнить эти простейшие рисунки. Информационно они «оживают» только в комбинациях друг с другом. Например, если ключ «палка» пересекает посередине сверху вниз изображение ключа «ограда», то возникает идея «середины» чего-то. Если следующий иероглиф представляет из себя ту же «ограду», но внутри неё нарисован ключ «яшма», то мы получаем «государство».

    В итоге — весьма конкретный образ: «Срединное государство». Озвучить два этих иероглифа можно на любом языке — русском, английском, нанайском и т. д., как при дубляже кинофильмов. На китайском северном разговорном диалекте («путунхуа»), который положен в основу государственного языка Китая, получится — «Джун Го».

    Знак «навес» в комбинации со знаками «дерево», «человек» и «металл» дают два иероглифа, в сумме обозначающие крытую досками автобусную остановку. Если убрать знаки «человек» и «металл», но добавить знак «собака», то тогда получится «будка для собаки». И т. д., и т. п.

    Такая письменность — это возможность вовлечения в цивилизационный процесс великого множество азиатцев, говорящих на сотнях языков и их диалектах. Потому что выдумать для всех монголоидов «персональную» фонетическую азбуку было неосуществимо практически. Для сравнения, в современном Китае более шестидесяти малочисленных народностей вовсе не китайцев, а сами великоханьцы — это сорок диалектных групп. Но все они по утрам читают орган ЦК КПК газету «Женьминьжибао».

    Вне всякого сомнения, единая для всей Азии иероглифическая «азбука» такого типа была разработана в каком-то едином «научном» центре. Этот «центр» был где-то в полосе Великого Турана Древней Руси. По завершении разработки «азбуки», от каждого народа и народца в специальные школы стали отправляться группы молодёжи для её изучения. Возможно и наоборот: в каждый народ, в каждую диалектную группу пошло по одному учителю. Последнее наиболее вероятно.

    Таким образом одномоментно было достигнуто счастливое письменное единообразие на громадных пространствах Азии. Отсюда понятно, почему памятники письменности древних и средних веков всех государств Азии изложены одними и теми же «китайскими» иероглифами. С точки зрения китайских «историков» это доказательство их бывшего присутствия в составе Китая, что, конечно же, не так.

    Когда в средние века началось формирование мононациональных государств — будущих Вьетнама, Кореи, Японии, Тибета и др., - у них появилась возможность перейти на фонетическое письмо. В Китае же разработка фонетической или какой-то приближённой к ней азбуки для всех его диалектных говоров и языков запустит механизм распада Срединного государства, что прекрасно понимается его руководством. Реальным оказалось лишь введение в начале 1950-х гг. упрощённого написания наиболее часто употребляемых иероглифов.

    Ситуация с «китайской» иероглифической письменностью вызывает такую вот трагикомедию от археологии. Если в земле Сибири находят, например, бронзовую, латунную или золотую пластинку-«пайдзу» (удостоверение личности) с иероглифами на ней, то считается, что её изготовили при таком-то китайском императоре и вручили китайцу-чиновнику, как знак подтверждения его властных полномочий в Сибири. Такие «пайдзы» вместе с «китайскими» монетами особенно часто обнаруживают в Приморском крае. Это значит, говорят историки, что Приморье когда-то было китайским.

    На самом же деле, такие «документы» выдавались не китайской, а славяно-русской администрацией: и азиату, и русскому, куда-то зачем-то отправляемому или назначаемому. Какой же смысл при единой для всей Азии рисуночной письменности писать на «пайдзе» по-русски? То же самое относится к старинным «китайским» монетам, надписям на памятниках, скульптурах, шёлке и т. п. артефактах, обнаруживаемых в Сибири, Приморье и даже на Нижнем Амуре.

    Приморские археологи пишут, что полудикие «чжурчжени», однажды завоевав очень-очень цивилизованный Китай (они тоже читали Иакинфа-Бичурина), ограбили его, вывезя на территорию Приморья 400 тонн латунных и бронзовых монет — тех самых с квадратными дырками. Во-первых, это какому же недоумку придёт в голову останавливать экономику Китая? Во-вторых, почему бы не предположить, что Приморье, при его-то технической развитости в древние и средневековые времена, было «монетным двором» всей Азии, в том числе будущих Китая, Кореи, Японии, Вьетнама и т. д.

    И ещё можно предположить, что Приморье было местом дислокации столицы государства журов-манжуров, в состав которого Китай входил с древнейших времён. И это логично, потому что Приморье — это часть Руси Тихоокеанской; Приморье — восточная «оконечность» Великого Турана Древней Руси.

    А ещё была одна и та же на весь Тихоокеанский регион экономика: «Когда Джеймс Кук в числе первых европейцев появился в 1778 году у северо-западного побережья Американского континента, он, к своему величайшему удивлению, увидел у местных индейцев немало древних вещей восточноазиатского происхождения. Позднее, уже в нашем столетии, учёные-энтографы обнаружили у индейцев хайда и квакиутль на северо-западном побережье США и Канады нагрудные украшения, изготовленные из бронзовых китайских монет…» [Hibben F. «Digging up America». N.Y., 1960. P. 52–53][134].

    Над происхождением китайской цивилизации задумывался Григорий Ефимович Грум-Гржимайло (1860–1936) — не кабинетный, а настоящий знаток Китая, исходивший пешком всю Центральную Азию:

    «Лучи китайской культуры освещают ныне более половины старого континента; но никто из синологов… не ответил ещё на вопрос, как могла эта культура зародиться, развиться и достичь высокого совершенства у одинокого небольшого племени короткоголовых, разобщённого со всем остальным миром волнами диких народов и необъятными пространствами девственных стран…

    Не окажутся ли, например, так называемые «гу» — высокие башни, возводившиеся государями Чжоуской династии и совершенно забытые только при Юанях, копиями уступчато-пирамидальных храмов Ассирии? А ирригационное искусство? Оно могло зародиться в сухой Сирии и Иране, но не в «Стране цветов» (часть южной половины современной провинции Шаньси, считающаяся прародиной великоханьцев. — О.Г.), не в прежнем Китае, обильном лугами и лесами и прекрасно орошённом огромными водными системами Хуан-хэ и Янцзы-цзяна.

    Ныне Китай весь распахан, его леса уничтожены, его лёссовая поверхность изрыта оврагами и тальвегами; всё это в совокупности высушило его почву, во много раз увеличив и её испаряемость; теперь он, действительно, нуждается в орошении; но тогда? Конечно, нет. А между тем, мы видим китайцев, занимающихся канализацией уже за двадцать веков до Р.Хр.

    Ясно, что при обработке полей ими уже применялись не ими самими выработанные, а унаследованные приёмы. Не доказывает ли это, что китайцы были народом пришлым, а не аборигенами земель бассейна р. Хуан-хэ? Но если они были пришельцами, то откуда же, как не из окрестностей того древнейшего очага культуры, который находился в Передней Азии и куда искони сходились народы разных рас и языков как бы для того только, чтобы сложить там сокровищницу знаний сознания своего гения»[135].

    «Древнейшим очагом культуры», где монголоидные народы получали «сокровищницу знаний сознания своего гения» был Великий Туран Древней Руси. Какого-то другого «очага» не просматривается в принципе. И во время Великого оледенения, и после него долины рек Хуанхэ и Янцзы были благодатнейшим краем.

    Неудивительно, что они послужили домом не одного народа белой расы, оставивших после себя в земле Китая множество культур. Так что, китайским «историкам» есть, что присвоить и чем заполнить многочисленные «династии», в том числе «легендарные», «своей» якобы 8000-летней истории.

    >

    4

    Весомым доказательством не только существования Великого Турана Древней Руси, но проделанной славяно-русами на его территории большой просветительской работы среди других народов служит выдающееся открытие учёного-арабиста Николая Николаевича Вашкевича. Его книги стали выходить с началом «перестройки». Это: «За семью печатями», «Утраченная мудрость», «Разгадка Ноева ковчега», «Системные языки мозга» и др. (закавыченный далее текст — цитаты из этих книг).

    Вашкевич обнаружил, что «любое русское немотивированное слово (обычно это непроизводные слова) или непонятные выражения (практически все идиомы), прочитанные как бы арабскими глазами, проясняет свою мотивированность». И наоборот:

    «Что касается арабских немотивированных слов, то они объясняются через русский язык. В частности, все термины ислама в арабском не мотивируются, поскольку они русского происхождения».

    Мало того, если какой-то русский протокорень прочитать справа налево, то получим арабское слово и, наоборот, если прочесть какой-то арабский протокорень справа налево, то получим русское слово.

    Есть в арабском и просто слегка искажённые в силу специфики арабской речи русские слова. «Хадж». Так называется паломничество в Мекку. От русского хожение. Сравните «Хожение Никиты Афанасьева за три моря». Наши… постоянно искажают название исторического документа, называя его «Хождением».

    Слово Коран в арабском никак не мотивировано. Но если прочесть его справа налево, то получим очень понятное русское слово нарок, что, согласно словарю Вл. Даля, означает завет. «Сами мусульмане утверждают, что это третья книга, которая снизошла на людей от Аллаха после Ветхого и Нового Заветов. Кстати, слово Веды по-арабски тоже значит «завет».

    Дервиш — это человек, относящийся к одной из бродячих сект ислама. Дервиши имеют обыкновение сходиться в очень маленький круг и часами по этому кругу ходить, как бы ища своё «дерево познания». Отсюда: «дерево ищет» или «дервиш». И т. д.

    От себя лично добавлю следующее.

    Известен боевой клич ещё одной секты ислама, вахабитов, — «Аллах акбар!». Если вы самостоятельно прочтёте это выражение справа налево и учтёте, что буква Г, произносимая с придыханием, есть X, то легко догадаетесь, рабом какой известной общественной организации является произносящий этот возглас человек. Прочтение слова «вахабит» справа налево даёт нам: «ти баха в», т. е. «этот баха(ет) в(едь)».

    Н.Н. Вашкевич справедливо замечает: об этимологии (происхождении) выражения «Отставной козы барабанщик» чего только не писали. Даже выводили его из какого-то ныне забытого русского ярмарочного обычая. Тем не менее: «Казн по-арабски — это судья, а вовсе не коза… Что касается обычаев, то здесь речь идёт об обычае приводить приговор в исполнение, что требовало, чтобы в штате судьи был барабанщик, под дробь которого «драли» провинившегося».

    В русском языке много слов с протокорнем каз: наказ, указ, приказ, наказание, казнь, казуистика, казак. По всей видимости, во времена существования старинной славянской Копы (собрания старейшин семейств) человек, ответственный за выполнение решений Копы, назывался каз. При нём был барабанщик. Со временем слово «каз» забылось, и стали говорить «судья», а «каз» в русской народной речи превратился в «козу». В первозданном виде пословица звучала так: «Отставного каза барабанщик». И т. д.

    Книги Н.Н. Вашкевича очень познавательные и объёмистые. Обнаружив столь замечательное прорастание друг в друга русского и арабского языков, автор сам удивляется раскинувшимся перед ним исследовательским возможностям. Он объясняет магию слова, раскрывает содержание мифов и легенд, ищет и находит связь между словом и физиологией человека, изящно решает сложные философские проблемы.

    Однако в книгах Вашкевича вы не найдёте ответов на следующие вопросы. Что первично: русский язык по отношению к арабскому, или арабский язык по отношению к русскому? Где, когда, на каких территориях начался и завершился этот удивительный процесс? Кто им руководил? Поскольку известный арабист эти вопросы не ставит и явно избегает их, то по умолчанию полагает, видимо, что русский язык всё-таки вторичен по отношению к арабскому.

    Он ведь помнит, что в первой половине VII века был уже написан Коран и разработано «арабское» начертание цифр (О, 1, 2, 3, 4 и т. д.), к 988 г. арабы создали шедевр мировой литературы — сказки «Тысяча и одна ночь», подарили миру изящную поэзию, записки своих путешественников, а русским к этому времени св. св. Кирилл и Мефодий только-только поднесли азбуку.

    Семь лет назад известный телеведущий Александр Гордон в ТВ-передаче «После полуночи» спросил у Николая Николаевича, что же первично? После замеченной всеми паузы, Николай Николаевич нехотя выдавил из себя, что арабский язык вторичен по отношению к русскому. Если вы приобрели самую последнюю книгу Н. Вашкевича «Между Богом и дьяволом. Универсальный семантический код»[136], то ответа на этот вопрос, вы, к сожалению, тоже не найдёте, поскольку такой вопрос в ней, как и в других книгах кандидата филологических наук Н.Н. Вашкевича, даже не ставится.

    Однако ответ на этот и другие вопросы, связанные с обнаруженным Н.Н. Вашкевичем феноменом, имеется.

    Великая «китайская» стена, являющая собой не только пограничную полосу, но и материально воплощённый символ глобальный созидательной идеи Великого Турана Древней Руси, как известно, постепенно теряется в предгорьях Тянь-Шаня. Далее её роль и «погранполосы», и «символа» играют: Тяныпаньский хребет, затем южное побережье Каспийского моря и далее — Кавказский хребет.

    Как тоже отмечено в книге «Белый Конь Апокалипсиса», территории южнее Кавказа и Тянь-Шаня, т. е. Иранское нагорье, Малоазийский полуостров, а также весь Индостанский полуостров когда-то были ареалом плотного расселения людей чёрной расы, потому что тогдашний климат в этих районах тому благоприятствовал.

    Чёрные негроиды-дравиды, например, до сих пор живут в Индии. Из этого ареала негры делали «рейды» не только на Кавказ и Южную Европу, но бывали в нынешней Воронежской области и даже в Западной Сибири, о чём и свидетельствуют находки их костных останков в указанных регионах[137]. Археологи не находили особых признаков культурного влияния индоевропейцев на людей чёрной расы. Потому, видимо, что, в отличие от монголоидов, те «гордо» отказались от этого.

    Четыре тысячелетия назад (точной даты нет, т. к. тема замалчивается) вследствие очередного изменения климата на Земле негроиды начали массовый исход в южную и центральную Африку. Но уходили, как это и бывает при переезде, далеко не все. Вот оставшееся население, видимо, охотно согласилось дружить со славяно-русами.

    Веским доказательством тому является сам факт наличия на Земле арабов, потому что Природа-Мать такую расу людей не создавала. Арабский этнос есть результат смешения людей чёрной и белой рас, и это никто не оспаривает. Судя по физическому здоровью арабов, это смешение было не стихийно-беспорядочным, а целенаправленно осуществлённым на высоком уровне генной инженерии, как, например, в ситуации с будущими «индейцами» на юге Сибири.

    О том, что сие в принципе возможно, говорит обнаружение крови айнов в крови африканских пигмеев. Если когда-нибудь среди арабов будет проведено серологическое исследование на предмет присутствия у них крови русских айнов, то результат, я думаю, будет положительным.

    С отрогов Кавказского хребта, в качестве будущих «индейцев», была отправлена лишь небольшая группа арабов-негроидов, гигантские каменные портреты которых обнаружены в Южной Америке.

    Именно славяно-русы оказали сильнейшее культурное воздействие на «новых негроидов», т. е. арабов. Их скромный лексический запас начал интенсивно обогащаться за счёт слов из русского языка. Если слов не хватало, то применялись «зеркальные» варианты слогов и слов, а то и целых выражений, в чём мы и убедились, заглянув в книги уважаемого Н.Н. Вашкевича. Мало того, для будущих арабов была разработана единая фонетическая письменность.

    Традиционно приятельское отношение многих арабов к русским имеет, оказывается, такие вот интересные корни!

    Самые первые «ясли», а затем и «школы» для будущих арабов были созданы, по-видимому, в северо-восточной части Аравийского полуострова, который во 2-м тысячелетии до н. э. был не пустыней, а весьма и весьма процветающим краем. Отголоски этих событий можно уловить из нижеследующего:

    «Древнейшая область расселения арабских племён, по-видимому, с.-в. часть Аравийского п-ва. Во 2-м тысячелетии до н. э. А. распространились по всему полуострову, ассимилировав более древнее население южной его части (подтверждение нашей гипотезы: это русы подвергли остатки негритянского населения генетическому реконструированию. — О.Г.).

    Уже с середины 1-го тысячелетия до н. э. началось проникновение арабов за пределы Аравии, а начиная с 7 в. н. э. значительная часть их переселилась в нек-рые завоёванные страны — Сирию, Месопотамию, Южный Иран, Египет и Северную Африку, распространяя там арабский язык и заимствуя, в свою очередь, высокую культуру покорённых народов (впоследствии на этой основе развилась самостоятельная арабская культура).

    В результате слияния А. с местным населением образовался ряд арабских народностей; нек-рые из них ныне перерастают в нации. А. отдельных стран говорят на различных диалектах арабского языка: аравийском, сирийском, иракском, египетском, магриби (североафриканском). Основной антропологический тип А. - средиземноморской, но в Ираке и в Вост. Аравии преобладает арменоидный, а в Юж. Аравии значительно распространён эфиопский»[138].

    Установлено, что арабский язык был вторым государственным языком на Руси. И только исходя из ныне забытого обычая братания на крови (таков был, например, у скифов), а по большому счёту древняя генная инженерия таковой и является, можно объяснить наличие надписей религиозно-священного содержания на одежде русских царей и на русском холодном оружии, хранящихся в собрании Оружейной палаты Московского Кремля.

    «Надписи обычно присутствуют на традиционном русском княжеском вооружении — сабле, зеркальном булатном доспехе и шапке иерихонской, — которое входило в «большой наряд» русских царей. При этом кириллические надписи составляют явное меньшинство и, как правило, обозначают принадлежность владельцу. В то же время на русском оружии много арабских надписей.

    Обилие арабских религиозных надписей на предметах, входящих в состав Большого наряда русских царей, т. е. и их парадного воинского доспеха, также служит косвенным свидетельством в пользу использования арабского языка на Руси в качестве старого языка традиционных обрядов и старого церковного языка. Московские цари того времени, как известно, были в глазах народа наместниками Бога на Земле. Поэтому они должны были с особым тщанием придерживаться старых русских традиций. В частности — использовать религиозные формулы, записанные «по-старому», по-арабски, на парадном доспехе.

    Не вызывает сомнений, что русский средневековый воин, как и любой другой, ревниво следил за тем, чтобы на его оружии были только правильные, испытанные отцами и дедами символы и надписи. Поскольку верил, что такие надписи помогут в бою, принесут удачу. А новые, не испытанные отцами и дедами надписи, могут оказаться «неправильными» и принести смерть. И уж совсем абсурдным выглядят рассуждения современных комментаторов, будто бы русские воины наносили на своём оружии «для красоты» надписи и символы своих врагов. Причём, как мы видим по собранию Оружейной палаты, в массовом порядке.

    Русская традиция писать на оружии по-арабски была столь сильна, что ей продолжали следовать и в XVIII столетии…»[139].

    >

    5

    Пора задуматься над феноменом тюркского языка — своего рода «эсперанто», который помогает всем его носителям, независимо от этнической или национальной принадлежности, общаться друг с другом. Я сам наблюдал, как в Санкт-Петербурге почти непринуждённо общались между собой на тюркском наречии: мужчина-азербайджанец и две женщины — гагаузка из Молдавии и татарка из Ижевска, — русоволосые, безусловно европеоидной внешности женщины.

    «ТЮРКСКИЕ ЯЗЫКИ — группа близкородственных языков, характеризующаяся общими генетич. и типологич. чертами. Общее происхождение Т. я. выражено в чрезвычайной близости их грамматич. строя и словарного состава, к-рая позволяет почти всем носителям Т. я. понимать друг друга на всей территории их распространения от Восточной Европы и Кавказа до Средней и Центральной Азии и Сибири. Т.я. вместе с тунгусо-маньчжурскими и монгольскими языками входят в состав более обширной алтайской семьи языков, включающей, по предположению нек-рых учёных, также языки корейский и японский»[140].

    Русские вплоть до конца XVI века на бытовом уровне хорошо владели тюркским языком, т. е. тюркский язык до тех пор был вторым разговорном языком на Руси, пока пришедшие в 1613 г. к власти Романовы не стали насаждать миф о татаро-монгольском «иге» на Руси и презрении ко всему «татарскому».

    «Общее происхождение» тюркских языков отмечено везде, но кто-то ведь позаботился о том, чтобы этнически разные группы монголоидов «вдруг» заговорили и одинаково, и одновременно. Как и в арабском языке, в тюркском много русских слов и протокорней. Что касается протокорней, то они особенно чётко слышатся в фамилиях и именах тюрок. По сути, мы имеем дело не с разными подгруппами родственного языка, а с его диалектами, закономерно возникшими в процессе освоения этого «эсперанто» множеством разноговорящих этнических групп.

    Вне всякого сомнения, тюркский язык, как и арабский (тоже понятный всем этническим подгруппам арабов), был искусственно разработан в каком-то едином «научном» центре Великого Турана Древней Руси и затем одномоментно внедрён (как и «китайская» иероглифическая письменность) не только в этнические группы разноговорящих монголоидов, но и стал обязательным для овладения славяно-русам, проживающим в Сибири, что в общем и целом служило глобальным созидательным целям.

    Интересно здесь то, что универсальный тюркский язык из Сибири южнее Великой «китайской» стены и вообще «полосы» Великого Турана не распространился, что также подтверждает наш вывод о его осмысленной разработке и внедрении «кем-то».

    Тема созидательной деятельности наших великих предков в «полосе» Великого Турана по вовлечению в мировой цивилизационный процесс бесчисленного множества азиатских народностей заслуживает отдельного большого исследования. В заключение этой главы вскользь заметим, что в лексиконе наших «детей» — индейцев Америки — тоже много слов, сконструированных на базе русского языка ещё во времена неолита. Например, очень любопытно название боевого топора «томагавк», предназначенного не для охоты, а исключительно для убийства человека. Кажется, что от «томагавк» а сильно пахнет индейцем. Тем не менее, давайте прочтём его по слогам: ТО МА ГАВКнуло.

    ГАВК — до сих пор употребляется в русской разговорной речи в смысле «пропало без следа, исчезло». Само собой, собака здесь не при чём, потому что прочтение «гавк» справа налево даёт «квак». Слово «квакнуло» тоже до сих пор употребляется нами в смысле «пропало без следа, исчезло». Но и лягушки тоже не при чём. Тут даже нет перехода глухого Г в звонкий К: первым составителям словарей языков индейцев правильнее было бы написать «томакавк». А нам надо говорить не «гавкнуло», а «кавкнуло».

    МА — это живое существо, человек. Он «ма» потому, что является следствием воздействия на оплодотворённую женскую яйцеклетку информационно-энергетических полей Вселенной, которая, как полагает русская мудрость, не трёхмерна и не четырёхмерна, она — 10000-мерна. Протокорень русского языка МА несёт в себе часть Ведического Знания, рассказывающего о том, что Вселенная существует в 10000-мерии или во «тьме». Тьма по-древнерусски это и есть 10000.

    ТО — это «предлог направления» или протослог и одновременно буква ОТ, если прочесть ТО справа налево; та самая, которая пишется, как прописная английская W. ТО = ОТ присутствует в слове «ОТец» и во множестве других слов.

    >

    Глава 10. Сибирская Русь

    «…данные по истории Сибири, полученные в последнее время, позволяют надеяться, что не только могущество, но и сама история России прирастать будет Сибирью, поскольку самым могучим сибирским ресурсом является неправильная история Сибири».

    (Николай Новгородов)
    >

    1

    12-14 мая 2008 г. в Ленинградском Государственном университете им. А.С. Пушкина (г. Пушкин) состоялся I Международный Конгресс «Дохристианская славянская письменность и дохристианская славянская культура», на котором академик РАЕН, доктор философских наук, профессор Валерий Алексеевич Чудинов, сказал:

    «Археология сначала понималась, как «наука о древности», но со временем она всё более превращалась в «науку о древних природных объектах», или, по-русски, в «вещеведение». Иными словами — в науку о музейных «единицах хранения»: где и от кого таковая получена, на каком раскопе, в каком квадрате и кем найдена, под каким инвентарным номером зарегистрирована, какие имеет размеры и форму, желательно — какой вес, из какого природного или антропогенного материала создана, каким способом обработки подвергалась. Для материальной культуры, возможно, такой способ подхода оправдан. Но к духовной культуре данный метод совершенно неприменим»[141].

    Сказанное в полной мере относится к археологии Сибири. Судя по числу открытых там исторических общностей — Сейминско-турбинской, Самуськой, а также культур: Глазковской, Шиверской, Пазырыкской, Уюкской, Тагарской, Окуневской, Карасукской, Таштыкской, Афанасьевской, Андроновской и др., не говоря уже о «палеолитах», «неолитах», «мезолитах» и «железном веке», Сибирь как бы и была создана для умножения кандидатских и докторских диссертаций, от которых веет казёнщиной и бездушием.

    Косвенно они работают в пользу Китая, в котором «общности» бывают лишь уровня «провинций», «царств», «династий» «эпох» и даже «империй». Ситуация аналогична с «узкой полосой Черняховской культуры» в Поднепровье II–IV вв. н. э., откуда якобы и пошли славяне, на фоне блистающего в это же время «Древнего» Рима.

    Под напором фактов «специалисты» неохотно соглашаются, что с VII в. до н. э. и до IV в. н. э. от Дуная на западе и до плато Ордос на востоке в Китае сложилась «культурно-историческая общность, называемая скифо-сибирским миром». Мир этот — «очень схожие археологические культуры»: саков в Казахстане, савроматов в Заволжье и Южном Приуралье, пазырыкской культуры Горного Алтая, тагарской культуры в Минусинской котловине, культуры плоскогорья Ордос и др.

    Лукавое словосочетание «очень схожие» как раз и придумано для оправдания появления в Сибири большого количества дармоедов от «истории». На самом деле в изначальи своём всегда существовала единая Сибирская Русь, из которой вышло и затем расселилось по ойкумене великое множество русов-индоевропейцев. И распространялся этот «огромный скифо-сибирский мир» не только до плато Ордос в Китае, а до берегов Тихого и Атлантического океанов, а также Южной Америки.

    К примеру, создателей, так называемой, «карасукской культуры», которая якобы завершает эпоху бронзы на юге Западной Сибири в XIII–X вв. до н. э., даже китайские летописцы называют «э ло сы», что в переводе означает Россия, русский, российский. Посколькуу китайцев проблема с произношением буквы «р», то слово «уррусь» (а именно так монголоиды всегда называли русов) у них трансформировалось в «э ло сы».

    Но «историки» до сих пор стесняются перевести «э ло сы» как «Русь, Россия, уррусь, русский», хотя для этого достаточно заглянуть в современный китайско-русский словарь. Это касается и Н.В. Кюнера, который проверял правильность переводов китайских летописей Бичуриным-Иакинфом. На других диалектах китайского слово «уррусь» трансформировалась в «усунь». Кюнер прочитал в летописях у китайцев, что «э ло сы» переселились в Восточную Европу и составили русский этнос, а до этого в Сибири у них было государство Усунь, т. е. Русь.

    «Ка-расуксы», т. е. русские, разводили крупный рогатый скот и были кузнецами и мастерами изощрённого бронзового литья, в том числе фигурного, при помощи складных литейных форм из камня и глины. Они делали толстую бумагу, отливали серебряные монеты и у них была столица где-то в верховьях Оби.

    «Они («э ло сы». — О.Г.) люди с голубыми впалыми глазами, выдающимся носом, жёлтой (рыжей) курчавой бородой, с длинным телом, много силы, но любят поспать, и, когда спят, не сразу просыпаются… Если стрела попадёт в тело, спокойно вытащат её, посмотрят друг на друга и засмеются»[142].

    Вероятно, китайцы для различения русов-уррусов подмечали их характерные черты для ответа на вопрос «Какие?». Отсюда — «динлины» от русского слова «длинные», т. е. высокие и худые, какими, вероятно, и были древние русы Южной Сибири, столь неблагозвучно названные археологами «карасуксами».

    Наконец, о том, что «карасуксы» — это русские, говорят типично русские орнаменты на их глиняной посуде, в виде заштрихованных треугольников и ромбов. Те же самые орнаменты на их бронзовых ножах, боевых топорах и другом оружии. После себя «карасуксы», т. е. русские, оставили бессчётное количество родовых кладбищ в виде курганов.

    Идентичные корни легко обнаруживаются и в других придуманных кабинетными археологами «культурах» Сибири, т. е. на самом деле было русское скифо-сибирское культурно-историческое единство, существование которого доказывал ещё в конце XIX века Н.М. Ядринцев[143] и его западные единомышленники П.Рейнике и Э. Минзом.

    Сибирский историк Николай Сергеевич Новгородов, перу которого принадлежит эпиграф к этой главе, подарил России уникальное исследование «Сибирская прародина»[144]. Эту книгу создал учёный, не побоявшийся сказать, что о древней Сибири сегодня известно не больше, чем о Луне или Марсе.

    Осуществлён научный прорыв, значение которого оценят наши потомки. Автор пишет, что попытки перенести культурогенерирующий центр возникновения культуры скифо-сибирского мира за пределы Сибири не прекращаются с начала XX века. Так М.И. Ростовцев, В.А. Городцов, М.И. Артамонов и др. искали его в недрах цивилизаций Месопотамии, Элама, Инда и Малой Азии.

    «Однако академик Б.А. Рыбаков обратил внимание на одно существенное противоречие этой идеи самому важному признаку этого мира, а именно звериному стилю. Центральным элементом звериного стиля в скифо-сибирском искусстве Рыбаков считает образ лося и подчёркивает, что знание анатомии и повадок этого животного скифы и другие носители этого единства могли получить лишь в лесах, расположенных севернее зоны евразийских степей. Это очень серьёзный тезис, потому что ни в степях, ни в более южных цивилизованных районах лоси не водятся. В связи с этим Б.А. Рыбаков предполагает, что само название саков, наиболее южных представителей скифо-сибирского мира, происходит от слова «саха», то есть «сохатый»[145].

    Книга Н.С. Новгородова захватывающе интересна, и нельзя удержаться, чтобы в конспективном виде не изложить её в этой глаВс…

    >

    2

    Согласно немцу-академику Г.Ф. Миллеру, Сибирь «ни ест зимля историческофая», и на ней всегда, вплоть до XVII века, был каменный век, что и подтверждают «историки» Сибири, как и то, что индоариев в ней никогда не было. История русского Зауралья — это рассказ о том, как его малочисленные монголоидные народы из века в век охотились, ловили рыбу, разводили оленей и лечились у шаманов. И это несмотря на то, что казаки Ермака повсюду находили русские топонимы, горы железного шлака, развалины городов, доменных печей и кузнечных горнов. Миллер, десять лет проведший в Сибири, тоже не мог их не видеть.

    Выше мы говорили о том, почему Ватикан решил стереть Сибирь с исторической карты мира и почему его агенты-иезуиты 250 лет были заняты сочинением для её «подбрюшья», т. е. Китая, небылицы о якобы самой древней на Земле «китайской» цивилизации. Из книги Новгородова мы узнаём, что ещё в 1516 г. ректор Краковского университета и, без сомнения, иезуит и масон Матвей Меховский опубликовал брошюру «Записки о двух Сарматиях», в которой по команде из иезуитского «ЦК» вдруг заговорил о Сибири в карикатурном свете:

    «В этих странах (сибирских) не пашут, не сеют… живут в шалашах из прутьев. Лесная жизнь сделала и людей похожими на зверей неразумных: одеваются они в грубые звериные шкуры, сшитые вместе, как попало, большая часть их костенеет в идолопоклонстве, поклоняясь солнцу, луне, звёздам, лесным зверям и всему, что ни попадётся».

    Как видим, «артиллерийская подготовка» в преддверии исторических похорон Сибири началась ещё до «командировки» Маттео Риччи в Китай, а Г. Миллера — в Сибирь.

    Это изречение, «естественно», давно извлечено на свет божий, но почему-то «специалисты» не догадались заглянуть в труды исландского поэта Снорри Стурлуссона (1179–1241), того самого, который записал исландские народные саги «Младшая Эдда» и был автором географического трактата «Круг Земной». Он побывал в Азии, т. е. в Сибирской Руси, в период очередного температурного максимума XI–XIII вв. Вот что он пишет:

    «С севера на восток и до самого юга тянется часть, называемая Азией. В этой части мира всё красиво и пышно, там владения земных плодов, золото и драгоценные камни. Там находится середина земли. И потому, что сама земля там во всём и прекраснее, и лучше, люди, её населяющие, тоже выделяются всеми дарованиями: мудростью и силой, красотою и всевозможными знаниями. Вблизи середины земли был построен град, снискавший величайшую славу»[146].

    Этим градом в «середине земли» был город Камбалык, который западноевропейские картографы обозначали в верховьях Оби. Если согласно НХФ-Н, итальянский путешественник Марко Поло за Уралом не был и изучал Сибирь в библиотеках русов, то Новгородов пришёл к выводу, что Марко Поло всё-таки был в Сибири, жил в Камбалыке целых 17 лет и оставил нам очень интересные очерки[147]. В этой «Книге…» рассказывается о том, что город Камбалык имел в окружности (по периметру) 24 мили. Для сравнения тогдашний Константинополь имел периметр 18 миль.

    В Камбалыке было 12 ворот с тысячью стражников при каждом. Ежедневно в город прибывало по тысяче и более подвод с шёлком. В городе «честно трудились» 25 тысяч проституток. (В четырёхмиллионном Лондоне в 1878 г проживало 24 тысячи проституток.) Очень известный арабский путешественник Рашид-ад-дин указывает, что в 1300 г. в Камбалыке хранились архивные и другие книги за минувшие пять тысяч лет!

    В середине XVII века одним из первых посланников России в Китае после установления там власти казаков-манжуров побывал молдавский философ Милеску Спафарий, служивший переводчиком Посольского приказа в МоскВс. Он писал:

    «…и не токмо величиною Азия есть больше иных частей света, но и обилием всяким, что человеку надобно, наипаче же древностью превосходит все части, потому что в Азии рай сотворен был от Бога также и первозданные наши праотцы Адам и Ева тут же созданы были, и тамо род их пожил и до потопа. Тако же и после потопа из Азии разделилися все языки и жилья во иные части света: в Азии началась вера, обычаи гражданские, грады строить, письмо и учение оттуда началось… и оттого по достоинству иных частей света благороднейшая Азия есть…»[148].

    Понятно: казаки Ермака нашли Сибирь суровой, пустынной и заброшенной. Но почему в отношении Сибири не учитывается, что в ней, как и в других регионах Земли, менялись и климат, и исторические эпохи? Наличие в Сибири столь мощной городской культуры говорит о том, что ранее, при более мягком климате, в Сибири были периоды бурного расцвета. Именно из Сибири пошли мощные миграционные первопотоки ариев-индоевропейцев в Месопотамию, Средиземноморье, Малую Азию, Северное Причерноморье, Индию!

    Впервые о том, что именно Сибирь является прародиной ариев-индоевропейцев, написал в середине XIX века французский аристократ граф Артюр де Гобино[149]. После себя арии оставили мощный топонимический след и руины многочисленных городов. Последними покидали Сибирь славяне-скифы, рядом с которыми в болотах Васюганья (Западная Сибирь) проживали протогерманцы, известные, как готы.

    Михайло Ломоносов о ранних славянах писал «…что они от востока из Азии в Европу, на запад в разные времена разными дорогами преселились; то же явствует из вышеописанного и следующего о россах, славенских варягах»[150]. Высказывание Михаила Васильевича — русского гения мирового уровня — вполне определённо, тем не менее, «отцом истории Сибири» считается не Ломоносов, а приезжий немец Г.Ф. Миллер.

    К моменту прихода Ермака, в конце XVI века за Уралом государства русов-индоевропейцев уже не было, а были разного рода каганаты: тюркский, уйгурский, кыргизский и пр. Но история Сибири — это не только три последних столетия — она уходит в глубину десятков тысяч лет! Новгородов пишет:

    «Европеоиды создали в Сибири великую северную цивилизацию, однако история этой цивилизации — это история последовательного исхода, миграции в южные и западные области Евразии. К числу народов — переселенцев из Сибири — можно отнести хеттов, пеласгов, венедов, индов, киммерийцев, скифов, кельтов, готов, славян и многие другие народы. Практически везде появление сибирских мигрантов сопровождается становлением новых центров цивилизации (Крит, Хараппа, Хеттское царство). В Сибири же от ушедших народов оставались руины городов. Эти города описывались арабскими и европейскими путешественниками и писателями, а в самые последние годы начинают обнаруживаться археологами. Таков Чичебург в Новосибирской области»[151].

    При исходе любого народа, независимо от причин, какая-то часть его остаётся хотя бы для упокоения духа предков, витающего над покидаемыми могилами. Это можно даже принять, как закон. Нам было бы весьма кстати обнаружение в Сибири таких «упёртых» русов. И они действительно находятся. Борис Годунов в конце XVI века послал в Сибирь разведку во главе с Фёдором Дьяком, который доложил:

    «Там в незнаемых странах восточных полно русских людей… Каких? — А всяких… Они там давно кто торгует, кто охотится, а кто дань с самояди берёт в свою пользу воровски».

    Г.Ф. Миллер также подтверждает факт наличия множества русских в доермаковской Сибири и добавляет, что у них были города: «Общим слухом подтверждается, что Сургут вместо бывшего русского городка… был построен»[152].

    Томский этнограф Галина Ивановна Пелих установила, что за десять поколений до прихода Ермака «большой массив русских людей» численностью в десять тысяч семей переселился в Сибирь в XIV веке, а до этого они жили «за Доном у тёплого моря» на реке Самаре[153]. Их потомки до сих пор называют себя самарцами. Часть «самарцев» носят фамилию Каяловы, данной по реке Каяле.

    Кроме «самарцев», продолжали, без сомнения, жить в Сибири и многие другие русские, потому как слишком огромен русский топонимический пласт Сибири, который не могла оставить лишь небольшая группа волжских русов. Пелих предполагает, что Доном самарцы называют реку Яик. Река Самара действительно существует и впадает в Волгу напротив Жигулей.

    Местное монголоидное население называло не оставивших Сибирь коренных русских «паджо». Этимологию этого слова этнографу Пелих, к сожалению, установить не удалось. Ханси, манси и селькупы относились к самарцам очень хорошо за их высокие духовные качества, за «бескомпромиссную честность» и уважение к аборигенам. К казакам Ермака и пришедшим за ними русским они относились настороженно из-за их алчности и грубости.

    Исконные старожильцы долго сохраняли свою древнюю культуру и говорили «комони» вместо кони, «скала» вместо береста, «веко» в значении блюдо, поднос, «камень» в значении горный хребет и т. д. В европейской России такие семантические архаизмы, как, скажем, «комони», не употреблялись уже в XV веке, во всяком случае, в Задонщине их уже нет. Не случайно этнографы отмечают, что записанные в Приобье «тексты былин обнаруживают большую близость к общему древнерусскому эпосу» и подчёркивают: «…быть может, нигде, кроме северной России, не сохранилась такая старая Русь, как в Сибири».

    Друг к другу «самарцы» обращались не иначе, как «брателько», «Михалко». По сравнению с казаками Ермака и вообще с новыми поселенцами, они отличались гораздо большей силой, выносливостью, «габаритами» и энергией. Однако через три столетия произошло чудо сибирского преображения и с потомками тех, ермаковских, казаков:

    «Сравнение новобранцев из России и Сибири во время русско-японской войны 1904–1905 гг. показало врачам, что европейские русские «мелки, бледны, узкогруды. Лицо в подтёках — видно, дома до службы скверно ели и росли на тяжёлой работе. Глаза застывшие… Зато сибиряки точно совсем другой породы. Рослы (на голову выше), с обветренными, здоровыми медно-красными лицами… Грудь, что твоя наковальня. А руки — не дай бог попасться в них в недобрую минуту… Они и сами про себя говорят: «Наши томские народ серьёзный, раз вдарит, а больше и не понадобится» (из воспоминаний военврача В.Н. Немировича-Данченко)[154].

    Куда бы ни приходили русские после Ермака, всюду находили на местности русские названия, особенно на севере Сибири. Например, Лукоморьем называется правобережье Оби на западноевропейских картах XVII века. А на карте Г. Сансона (Рим, 1688) Лукоморьем названа земля в бассейнах рек Томи, Чулыма, Кети и частично Енисея. Кроме Лукоморья и Самарова в Приобье есть ещё реки: Кия, Кожух, Керчь (Кемеровская обл.), Ока (Иркутская обл.), Полос близ Томска и др.; сёла: Чумай, Карачарово, Златогорка, Лебяжка, Лебедяния и др.

    Что мешает нам сделать вывод, что от р. Кии произошло название Киева, что через Чумай пролегал Чумацкий шлях, что со Златогоркой и Карачаровым связаны былины о русских богатырях, что сибирское Лукоморье навеяло А.С. Пушкину строки пролога к поэме «Руслан и Людмила»?

    И на Дальнем Востоке с неолитических времён тоже оставлены русские топонимы: Амур, Уссури, Пидан, Манзовка, Иман, Бикин, Алчан, Кия, Ко, Тетюха, Култуха, Кхуцин и мн., мн. др.

    Специалистами по топонимике установлено, что в Сибири множество топонимов объясняются на основе индоарийских, иранских, славянских и древнегерманских языков. Известный в СССР специалист по топонимике Э.М. Мурзаев писал:

    «Чем больше накапливается знаний о географических названиях северной части Центральной Азии или примыкающей к ней южной части Сибири (т. е. к «полосе» Великого Турана древней Руси. — О.Г.), тем более явственно выступают индоевропейские топонимические элементы в районах, где в течение многих столетий господствовали тюркские, монгольские, самодийские и другие неиндоевропейские языки»[155].

    И это действительно так. Если бы самыми первыми насельниками Сибири были тюрки, то в здешних топонимах мы не нашли бы индоевропейских корней. Однако мнение не только Э.М. Мурзаева, но и М.В. Ломоносова, Ж. А. Гобино и др. учёных до сих пор не признаётся.

    О том, что европеоиды в Сибирь переселялись из Европы, начиная с палеолита, неолита и далее в эпоху бронзы и раннего железа, «научно» доказано в монографии A.M. Малолетко «Древние народы Сибири» (Томск. Изд. ТГУ, 1999). За эту работу автор был удостоен Демидовской премии, считающейся сибирским аналогом Нобелевской премии.

    Какую важную истину пытаются всем этим затушевать?

    Вот что пишет Новгородов:

    «…сибирская ситуация была на самом деле диаметрально противоположной: европеоиды и индоевропейцы не проникали в Сибирь на поздних этапах заселения этих холодных просторов, а рождались здесь. По-другому говоря, европеоидные гены, скорее всего, не привносились в Сибирь извне, а рождались в Сибири. Здесь в последние три миллиона лет под воздействием глобального климатического процесса концентрировались евроазиаты, здесь же «холодовые удары» приводили к генетическим адаптационным мутациям и рождению бореальной блондинистой расы, называемой арийской. Этномиграционный процесс в эпоху металла имел обратную направленность, из Сибири в Европу и в южную и юго-восточную Азию»[156].

    И далее:

    «Быстро размножаясь в Сибири в условиях обилия пищи, приспосабливаясь к холодным условиям, протосибиряки приобрели длинный нос для согревания воздуха, белую кожу для биохимической выработки витамина D при воздействии солнечного облучения (чтобы не развивался рахит у детей), светлую радужку глаз, длинные конечности и высокий рост для ускорения перемещения по саванне и другие европеоидные черты. Таким образом, формирование европеоидной расы в Сибири, сибирская локализация Прародины европеоидов, представляется более обоснованной фактологически и более закономерной теоретически, нежели в Европе…

    Находки в Диринг-Юряхе (устье р. Лена. — О.Г.) показывают, что всё последнее трёхмиллионнолетие, то есть, по сути, весь ледниковый период, Сибирь была ареной становления человека, приобретения им расовых признаков, присущих северным расам. Кроме того, именно здесь, на севере Азии, жестокий холод три миллиона лет принуждал человека трудиться, то есть служил мощнейшим стимулом к труду. Как гениально предвидел немецкий антрополог Мориц Вагнер, именно север Азии был внетропической прародиной человечества. А север Азии — это Сибирь»[157].

    Русская культура и русский язык были тем замечательным оружием, при помощи которого русы-индоевропейцы завоевали весь мир, образовав Всемирную Протоимперию Великая Русь. А как по-другому её назвать, если в глубокой древности разговаривали и писали на русском языке во всех уголках земного шара, начиная с неолитических и даже палеолитических времён? Моё предположение о существовании в неолитические и более позднее времена Всемирной Протоимперии Великая Русь было высказано в книге «Белый Конь Апокалипсиса».

    Великая=«Монгольская» империя Древней Руси, открытая коллективом учёных из МГУ под руководством академика А.Т. Фоменко, также была всемирной. Она просуществовала примерно с середины XIV до конца XVI вв.[158], а её создание было героической, хотя и наивной попыткой вернуть былой порядок в жизни суперэтноса русов.

    Здесь будет к месту заметить, что, по сведениям арабского путешественника Рашид-ад-Дина, Чингисхан был высокорослым, румянолицым, голубоглазым, с рыжим чубом и бородой человеком, т. е. ничего монгольского в расовом отношении в его облике не было и в помине. У известного из официальной истории Чингисхана была русская фамилия Темучин. Но Рашид-ад-Дин её не называет. Для него она неважна. Потому что чингисхан это не имя человека, а название должности крупного чиновника в русском царстве Сибири, ответственного за благополучие и процветание её малочисленных монголоидных народцев, ибо он ЧИН, Глаголющий Ижейных Слово ХАНам.

    Где: «Ижейные» это синоним слова «русские» — ныне почти забытая характеристика-наименование русов, в совокупности несущих в себе нравственные и духовные качества по Букве Всеясветной Грамоты И-Иже. Значение остальных букв в слове «чингисхан», думаю, понятно без перевода. Русские цари вполне могли принимать на себя среди прочих и титул «чин-гисхана» как повелители и отцы-покровители малочисленных монголоидных народов Евразийского континента. Поэтому разработчики НХФ-Н абсолютны правы, называя русских царей-рюриковичей «чингисханами».

    Кроме появившихся в последние десять лет даже не отдельных книг, а целой литературы по Новой Хронологии «Фоменко-Носовского», вышесказанное на наше русское счастье блестяще подтверждается результатами дешифровок академиком РАЕН Валерием Алексеевичем Чудиновым надписей, относящихся к железным и бронзовым векам, а также к мезолиту и неолиту, оказавшихся выполненными на русском языке. Вот его книги:

    «Священные камни и языческие храмы древних славян» (М., «Гранд», 2004);

    «Вернём этрусков Руси» (М., «Поколение», 2006);

    «Русские руны» (М., «Альва-Первая», 2006),

    «Вселенная русской письменности до Кирилла» (М., «Альва-Первая», 2007);

    «Тайнопись на русских иконах» (М., «Альва-Первая», 2008) и др.

    Если В.А. Чудинов — эпиграфист, то наш современник, писатель Юрий Дмитриевич Петухов — профессиональный историк и археолог. Презрев навязанные догмы, он поставил перед собой цель ответить на вопрос, кем же всё-таки были далёкие предки немцев и французов, ирландцев и литовцев, сербов и осетин и вообще всех индоевропейских народов?

    Упорно работая в течение последних двадцати лет, он получил на него ответ:

    «Они были древними русами: не русским народом в современном смысле этого слова, а суперэтносом русов, которые стали истинными творцами первоначальной истории человечества ещё десятки тысяч лет назад! От них-то и произошли славяне и греки, балты и германцы» (из аннотаций к книгам Ю.Д. Петухова). Вот книги Ю.Д. Петухова:

    «Дорогами богов» (М., «Метагалактика», 1998);

    «История Русов. Древнейшая эпоха. 40-3 тыс. до н. э.» (М., «Метагалактика», 2003);

    «Сверхэволюция. Суперэтнос Русов» (М., «Метагалактика», 2007);

    «Русы Евразии» (М., «Вече», 2008);

    «Русы Древнего Востока» (М., «Вече», 2008);

    «Тайны древних русов» (М., «Вече», 2008) и др.

    Трудности в установлении этой очевидной истины у А.Т. Фоменко, Г.В. Носовского, В.А. Чудинова, Ю.Д. Петухова и других блестящих учёных были связаны с преодолением навязанной нам ложной всемирной истории человечества, из которой была вычеркнута память о Всемирной Протоимперии Великая Русь, Великой=«Монгольской» империи Древней Руси и о Сибирской Руси. Но не только.

    Одновременно, начиная с XV–XVII вв., людям внушается, что от каменного топора, пещерного образа жизни, примитивного собирательства и т. п. человечество якобы движется «по линии прогресса» к блистающим вершинам христианско-технократической цивилизации.

    На самом же деле, всё происходит с точностью до наоборот: с высот былого высшего духовного, нравственного, физического и интеллектуального могущества индоевропейцы по невидимой наклонной неумолимо скатываются в пропасть духовной, нравственной, физической и интеллектуальной деградации, а возможно, и гибели.

    Машины, компьютеры и т. п. технические устройства — это «протезы» утраченного интеллектуального и физического совершенства человека белой расы. В случае техногенной или природной глобальной катастрофы европеоиды лишатся этих «протезов» и окажутся в проигрыше по сравнению с негроидами, австралоидами, монголоидами и другими расами, избежавшими христианизации и технократизации и потому в меньшей степени утратившими способность к выживанию в экстремальных ситуациях.

    >

    3

    Н.С. Новгородов, полагая, что Прародиной людей белой расы следует считать север Сибири, указывает на Таймырский полуостров («острие евроазиатского клина»), на котором будущие «индоевропейцы» сошлись в конце последнего ледникового периода, т. к., в связи с потеплением климата, на север Сибири двинулись холодолюбивые мамонты, носороги и олени. За ними пошли и люди.

    Именно на Таймыре наступил счастливый период в жизни людей в связи с возможностью вести оседлый образ жизни и домашнее хозяйство, т. е. был запущен процесс социогенеза — разделения труда, появления ремёсел, искусств, письменности, градостроительства и первых опытов построения государства[159].

    «Как мне представляется, совершенно закономерно в краткий период голоценового климатического оптимума на Таймыре зародилась протоцивилизация. Графически переселения громадных человеческих коллективов с формированием Прародины и последующим исходом из неё показаны на рисунке. Вся последующая история человечества происходила под влиянием Первого культурного очага»[160].

    Не позднее III тыс. до н. э. выходцы с Таймыра создали очаги цивилизаций Шумер, Египта, Хараппа, Винча, Крита, где не было оборонительных сооружений, т. к. обороняться было ещё не от кого. Этих переселенцев можно было назвать благородными энтузиастами.

    Но всё несколько ужесточилось около III тыс. лет до. н. э., когда после климатического оптимума, в Сибири началось постепенное похолодание, и характер миграции с Таймыра стал вынужденным. Но на громадных территориях юга Сибири движение людских масс закончилось: в лесостепных зонах юга Сибири места хватало всем. Люди занялись скотоводством (на зиму готовили сено), землепашеством, в реках было полно рыбы, а в лесах — разного зверя. «Золотой век» белого человечества получил здесь своё продолжение.

    Таким образом, возникло Срединное царство-государство, название которого впоследствии присвоили себе китайцы-великоханьцы. «Срединным» оно было потому, что действительно располагалось в географическом центре Евразийского континента (наши предки хорошо знали и географию, и геометрию!). В сверхдлинной полосе южносибирской лесостепи в комфортных климатических условия индоарии размножились до многих десятков, а то и сотен миллионов человек. По крайней мере, известно, что к V в. до н. э. скифо-сибирский мир населяло 60–70 млн. человек.

    Рост численности белого населения в связи с применением бронзовых и железных орудий труда, само собой, стремительно опережал численный рост монголоидного населения с его примитивными видами хозяйствования, поэтому долины рек Хуанхэ и Янцзы скоро тоже были плотно заселены индоевропейцами. Когда едоков и здесь стало слишком много, то русы-индоарии нашли выход, начав строить на Хуанхэ и других реках Юго-Восточной Азии гигантские плотины и каналы с целью увеличения посевных площадей.

    «…следует подчеркнуть, что русская цивилизация шире русского этноса. Наряду с собственно русскими она включает в себя и все те народы, которые веками жили бок о бок в поле русского культурно-исторического тяготения, взаимообогащая друг друга»[161].

    Но на определённом этапе возникло противоборство между русской цивилизацией и вновь нарождающейся азиатско-монголоидной.

    Овладение с помощью русов ремёслами и поливным земледелием на фоне полусубтропического климата способствовало процветанию монголоидных народностей. Увеличение количества и качества потребляемой пищи способствовало их взрывному размножению. Запустив на полную мощь детородные возможности, азиаты вытеснили с самого плодородного региона Азии, т. е. будущего Китая, миролюбивых русов-индоевропейцев, которые, в силу своей высокой духовности, не могли стать на путь физического истребления своих «детей»-монголоидов.

    Они попросту оттуда ушли, оставив им сеть гигантских плотин и каналов, а в земле — следы многих культур и произведений искусства, которые нынешние китайские «историки» неправомочно приписывают Китаю в качестве необыкновенных достижений его «8000-летней» истории.

    Ставшие оседлыми южные монголоиды и люди чёрной расы, жившие на Иранском нагорье, юге Кавказа и в Малой Азии и тоже умножившиеся, «политически» стали вести себя очень беспокойно. Поэтому после исхода индоевропейцев из долин рек Янцзы и Хуанхэ, руссами-индоевропейцами была возведена Великая «китайская» стена с целью предотвращения экспансии этих размножившихся без меры жёлтых и чёрных «детей» на север. Белым людям на юге Сибири и самим становилось очень тесно. Именно в это время в разные направления стали расходиться массы новых переселенцев[162] (не путать с Великим переселением народов V века н. э.).

    По всей видимости, после исхода русов-индоевропейцев из долин рек Янцзы и Хуанхэ в среде будущих на то время ещё разрозненных племён «великоханьцев», начались ожесточённые схватки за обладание наиболее плодородными землями. Война первого императора-объединителя Циньши Хуанди за 300 лет до н. э. есть ни что иное, как фантомное отображение именно этих событий.

    Технологии, перенятые у русов, сохранялись в памяти нескольких поколений будущих «китайцев», но скоро забылись. Налепили, например, из глины прекрасные скульптуры «терракотовых воинов императора Циньши Хуанди», для сохранности подвергли их непростой термической обработке, но почему-то больше к этой «теме» никогда не возвращались.

    «Неназойливое» давление на индоевропейцев со стороны активно размножающихся представителей «цветных рас» наблюдалось всегда. И сегодня тоже. Вот что можно прочесть, например, подключившись к Интернету или раскрыв независимую газету:

    «Жители Великобритании покидают страну под натиском иммигрантов. За десять лет из Великобритании эмигрировали почти два миллиона граждан, сообщает The Telegraph со ссылкой на данные Службы национальной статистики (ONS), входящей в состав Статистического управления Великобритании.

    По оценке Института исследований государственной политики (IPPR), в настоящее время за рубежом проживают более 5,5 миллиона граждан Великобритании. Как сообщила представитель IPPR Джил Раттер, значительная часть этих людей покинула страну после выхода на пенсию, что служит свидетельством высокого уровня жизни в Великобритании.

    Между тем, по оценкам других экспертов, массовое переселение британцев происходит из-за притока в страну большого числа мигрантов. Так, в прошлом году в Великобританию на ПМЖ прибыли 574 тыс. гастарбайтеров. “По всей видимости, массовая эмиграция происходит по причине ухудшения уровня жизни в Великобритании, перенаселения и очередей”, - полагает эксперт Optimum Population Trust Дэвид Николсон-Лорд»[163].

    Прямо-таки катастрофическая ситуация складывается в ЮАР после прихода там к власти «чёрного большинства»: индоевропейцы, создавшие на юге Африки мощный очаг современной цивилизации, активно эмигрируют из страны, в плачевное состояние приходит их «образцово-показательное» сельское хозяйство, деградирует промышленность.

    >

    4

    «Переселяясь, народы давали рекам, морям, вершинам и населённым пунктам старые, привычные им названия. Поэтому неисчислимое количество географических объектов таких, как Северное море, Китай, Танаис, Инд и многих других в глубокой древности соответствовали совсем не тем объектам, которые сейчас носят эти названия. Отсюда в исторической науке возникает чудовищная путаница.

    Роль лесостепи в этом этномиграционном процессе невозможно переоценить. В силу комфортности экологической обстановки здесь происходило взрывное размножение этносов, что отражено в “Авесте” (“стало тесно людям и скоту”) и Иордановой “Гетике” (“когда там выросло великое множество люда”)»[164].

    Срединное государство располагалось на большой равнине, которую можно было преодолеть за четыре месяца пути. Книги, о которых писал Рашид-ад-Дин и которые хранились в столице Срединного государства Камбалыке, назывались «министерскими». Значит, в 3700 г. до н. э. в этом государстве уже были министерства. Марко Поло располагал Камбалык где-то в Северном Алтае на северо-западном краю угольного бассейна — современного Кузбасса, потому что жители Камбалыка топили углём бани (зимой ежедневно, а летом три раза в неделю).

    Обучившиеся у русов иероглифической письменности и другим премудростям будущие великоханьцы бывали в Канбалыке и оставили описание Срединного государства в трактате «Календарь» («Си-сяо-чжень»). Этим календарём пользовались в Сибири в XXIII–XVIII вв. до н. э. Его в 1830 г. перевёл и опубликовал Н.Я. Бичурин, как явление чисто китайской культуры.

    Однако в календаре рассказывается о замерзающих реках, которые вместе с землёй оттаивают весной из-под снега. Население Срединного царства ничего не знает о рисе, но выращивает просо, горох, озимую пшеницу. Картины растительного и животного мира никак не соответствуют широте р. Хуанхэ, т. е. 30–40 градусам, где морозов не бывает. Таким образом, Срединное государство располагалось за пределами нынешнего Китая — гораздо севернее.

    «В этом государстве были изобретены компас, бумага, шелководство, ковкий чугун, кардан, стремена, прозрачные бронзовые зеркала, бурение скважин и использование газа для отопления. Невообразимая древность «Джун Го» заставляет предполагать, что оно сформировалось в бытность индоевропейской общности, от которой позже отделились вначале индоарии, затем хетты и предки других народов, заселивших Малую Азию и Средиземноморье, к их числу относились венеды, синды и миттанийцы.

    Ещё позже отделились иранцы, а оставшиеся на земле предков стали именоваться туранцами. В их число входили славяне и русы. Начиная с туранской эпохи, история Срединного царства прослеживается более уверенно. После ухода туранцев, государство наследовали тюрки, но называться оно стало Китаем, в честь киданей-китаев»[165].

    Заметим, что в старину «Китаем» на Руси называли далёкую, очень отдалённую местность. Московский Китай-город находился на «задворках» Москвы. «Китаями» называли жителей дальних окраин. Глагол «не сКИТАЙся» предлагал не забредать слишком далеко. Отсюда путаница: верховья Оби на карте С. Герберштейна (1549) названо «область Камбалык в Китае», а город Камбалык стоит на берегу «Китайского озера», хотя на самом деле это Телецкое озеро.

    На картах Сибири западноевропейских картографов XVI–XVII вв. кроме Камбалыка показаны города: Грустина, Серпонов, Коссин, Ляпин, Тером, Тюмень, Руиндиж и др. Конечно, без искажений в связи с их латинской интерпретацией не обошлось. Потому что Серпонов — это г. Сербский Новый, а Коссин — это Косово. На карте С. Герберштейна г. Грустина находится по соседству с Камбалыком.

    Согласно Марко Поло и арабским авторам, рядом со столицей Сибири Камбалыком было не менее двухсот городов и селений, которые соединялись мощёными дорогами, обсаженными деревьями. Реки перегораживались плотинами, на плотинах стояли мощные лебёдки-подъёмники для переноса через плотины судов, во множестве плывших по рекам и каналам, соединявшим реки. Через реки перебрасывались мосты. Один из них имел 600 м в длину, 24 пролёта и одновременно был мельницей с 24 водяными колёсами. По нему в ряд могли ехать десять всадников.

    Увы, для сторонников «земли неисторической» всё это кажется каким-то бредом. Однако первые же попытки в 1999 г. использовать аэрофотосъёмку принесли потрясающий результат: в Здвинском районе Новосибирской области был обнаружен крупный археологический объект. В 2000 г. он был раскопан, и открылся город размером 400x650 м, существовавший в VIII веке до н. э.

    Из земли были извлечены бронзовые и железные изделия, украшения, керамика, а также предметы, указывающие на то, что жители селения занимались скотоводством, земледелием и охотой, на чрезвычайно развитое металлургическое производство указывают мощные шлакоотвалы. Первые известия об открытии поселения были высмеяны в тамошних СМИ. Псевдожурналисты дали городу издевательское имя Чичабург — по названию находящегося неподалеку озера Чича. Журналистам скоро пришлось умолкнуть, но название так и осталось.

    Под некоторыми современными сибирскими городами много пустот. Например, протяжённость подземных древних сооружений под Томском — сотни километров. Есть предположение, что Томск стоит на развалинах старинного подземного города Грустина.

    «В Авесте и ранних зороастрийских мифах, характеризующих первую половину I тыс. до н. э., о противниках иранцев — туран-цах — говорится, как о цивилизованном народе, организованном в государство. Оно обладало центральной царской властью и имело армию в сотни тысяч воинов. Туранское государство ни в чём не уступало государству ахеменидов: цветущая возделанная земля, сады, мельницы, фонтаны во дворцах, купцы со всего света на базарах и ярмарках. Иранцы считали туранцев старшими по отношению к себе братьями и платили им дань. Населяли туранцы, судя по палеотопонимике, лесостепную зону Сибири.

    Сибирские города соединялись дорогами, по которым осуществлялась почтовая и егерьская связь. Почтовые станции назывались «ямами» (отсюда русское слово «ямщик»). Слово «ям» считается тюркским, однако оно имеется и в санскрите, что свидетельствует о его большой архаичности.

    Древнейшим ямом Западной Сибири является город Юрга. Он расположен на широтном транспортном пути, по которому ещё в неолите в Европу из Прибайкалья везли нефрит. Позже по нему же распространялись сейминско-турбинские бронзы (т. е. мышьяковистые бронзы Таймыра. — О.Г.), затем скифская триада (т. е. предметы скифо-сибирского единства, выражающегося в сходстве предметов: вооружения, конской упряжи и «звериного стиля» в искусстве. — О.Г.), после шли в Европу тюрки, потом пролёг Московский тракт и, наконец, была построена Транссибирская железнодорожная магистраль»[166].

    >

    5

    На берегу Невы, перед Домиком Петра I, в 1907 г. были установлены пара гранитных львов-«лягушек», вывезенных из маньчжурского города Гирина, о которых я писал в «Белом Коне Апокалипсиса». От постоянного «общения» с этой скульптурной группой в конце 1980-х гг. заболел и, видимо, умер безвестный фотограф, снимавший около «лягушек» молодожёнов. Выполненная в не менее изысканном якобы китайском стиле пара гранитных «львов» стоит и перед зданием Технологического института во Владивостоке. Они были подарены городу тоже в начале XX века каким-то чиновником из Поднебесной в честь открытия института. Какого «пола» питерские львы, никто не интересовался. А вот студенты Владивостокского «политеха» рассмотрели, что это «он» и «она»; и сложилась традиция: перед началом сессии студенты просовывают между лап львов руки и, «на счастье», гладят «его», а студентки — «её». Благо, «животные» стоят на невысоких постаментах. Правда, как это сказывается на здоровье юных владивостокцев, пока неизвестно.

    Никто не сомневается в том, что эти скульптуры сделаны китайцами, но вы не найдёте имён мастеров-камнерезов в каталогах и справочниках по искусству. Но сохранились ведь имена китайских поэтов 1500-летней давности и даже сборники их стихов, изваянные на куда более хрупком материале — бумаге. Почему мы не видим сегодня изделий китайских камнерезов, хотя бы в виде незамысловатых сувениров? Наконец, почему маньчжуры, ещё правившие в Китае в начале XX века, легко делали России подарки, которые древнее египетских сфинксов?

    А разгадка тут в том, что ни питерских, ни владивостокских «львов», так же, как и находящихся в Хабаровске и Уссурийске гигантских каменных черепах, великоханьцы вовсе не высекали. Китайцы просто находят их в своей земле, как и множество других, вовсе не относящихся к их «супер» культуре артефактов.

    Единственный человек в России или даже в мире, который косвенно, но всё же указал на авторов таких изделий, это уже знакомый нашему читателю писатель-историк, бывший белоэмигрант, последние свои годы проживший в Хабаровске и там похороненный — Bс. H. Иванов. Но всё по порядку…

    Живя в Китае с 1922 по 1945 гг., Всеволод Никанорович упорно его изучал с целью постижения «загадочной души» Китая. В СССР он вернулся с чемоданом рукописей, ещё не опубликованных ни на Западе, ни в России. К великому сожалению, почти ничего из «китайского чемодана» Всеволода Никаноровича до сих пор не издано, хотя, в связи с пробуждением «Жёлтого Дракона», изысканиям писателя в архивах и библиотеках Китая нет цены.

    В «чемодане» была и опубликованная в Китае книга «МЫ на Западе и на Востоке. Культурно-исторические основы русской государственности» (Харбин, «Бамбуковая роща», 1926). Единственный экземпляр этой книги я изучал с позволения наследника творческого архива писателя — петербуржца Юрия Яковлевича Букреева, инженера-ядерщика по специальности. Потом с проблемой доступности к книге «МЫ…» стало проще, т. к. Юрий Яковлевич в 2005 г. на свои личные средства тиражом 500 экз. переиздал её при содействии петербургского «Центра стратегических исследований».

    В библиотеках Китая Bс. H. Иванов, знаток китайского языка, в оригинале изучал «китайские» летописи, а также книги известных синологов, имён которых я не находил в списках использованной литературы российскими синологами. Например, в СССР-России не знают такого ориенталиста, как Н.В. Шкуркин, с которым Всеволод Никанорович, по-видимому, общался лично:

    «А между тем, на Востоке мы видим столько интересных и нужных для нас вещей; так, известным синологом П.В. Шкуркиным было мне сообщено, в дополнение к тому, что сообщается в настоящей книге о динлинах, белокурой азиатской народности, что в китайских источниках есть прямые указания на происхождение нас, русских, от динлинов, что определённым образом ставит весь славянский вопрос» (стр. 19; здесь и далее в этой главе — цитаты из книги «МЫ…» издания 2005 г.).

    Мало того, Bс. H. Иванов обнаружил в библиотеках Китая следы… «бумаг Г.Ф. Миллера», которые тот десять лет собирал в Сибири в сибирских архивах, многое уничтожил — или передал на Запад то, что не счёл нужным публиковать в Санкт-Петербурге.

    Работая с этими «бумагами», Всеволод Никанорович нашёл отправленную «на Москву» докладную записку воеводы Василия Васильевича Волынского, который в 1608 г. из Томска на восток водил торговую экспедицию. Фрагмент из неё цитирует Bс. H. Иванов:

    «За Алтыном — царём монгольским — Китайское царство в трёх месяцах пути. И Китайское Царство имеет каменные города и дворы, как на Руси; и Китайский Царь сильнее Алтына-царя и богаче; и много церквей в городах и на них звонят в колокола; крестов на церквах нет, и что за вера — неизвестно, но живут они, как русские: стреляют они огненным боем, и многие страны торгуют с ними, и туда несут им разные драгоценности из разных стран» (стр. 52).

    В пятитомной «Истории Сибири» 1968 г. издания под ред. А.П. Окладникова воевода В.В. Волынский даже не упоминается; есть западносибирский воевода Г. Волынский, при котором в 1632 г. случились крестьянские волнения.

    Г.Ф. Миллер умыкнул, видимо, и дневник путешествия в 1616 г. Ивана Петлина и Ондрюшки Мундова (последний тоже не упоминается в «Истории Сибири»), которые пишут:

    «Оба полу в Китае чисты, носят платья собственного покрою с широкими рукавами, как у наших летников; а под ними русского покроя кафтаны» (стр. 52).

    К сожалению, более ничего из бумаг Г.Ф. Миллера не приводится, но есть в конце книги, в Примечаниях, такая ссылка: «8. Бумаги Миллера. V. Baddeley «Russia, Mongolia, China. T. II».

    Известно, что «Алтыном» в XVII веке называли Алтай. А за три месяца пути от Алтына-Алтая на восток в то время при развитой сети дорог вполне можно было добраться на лошадях до берегов Тихого океана, в бухту Уня (Золотой Рог), т. е. в Золотую империю русских журов-манжуров, государство которых никакой Чингисхан не уничтожал и которое благополучно существовало в начале XVII века! А «Китайское Царство», «Китай» это просто самое далёкое от Москвы русское царство-государство, а вовсе не China! И. Петлин и О. Мундов тоже, видимо, описывают свои впечатления от посещении Руси Тихоокеанской.

    Синолог П.В. Шкуркин опубликовал в выходящем в Харбине журнале «Вестник Азии» № 48 свою статью «Некоторые данные об русской земле по древним китайским источникам», которая представляет собой обзор книги «Юань-чао-го ши-гао», написанной в конце XIII века, т. е. он проделал ту работу, которую просто обязан был проделать Бичурин-Иакинф ещё в начале XIX века. В свою очередь, Bc. H. Иванов в конспективном виде излагает статью П.В. Шкуркина в книге «МЫ…». Поскольку к трудам П.В. Шкуркина мы доступа не имеем, а «МЫ…» издана в России тиражом всего 500 экз., есть смысл воспроизвести здесь этот драгоценный конспект (в скобках курсивом — мои комментарии):

    «Но всё же — кто же такие славяне?

    Не входя, однако, в эти подробности, не давая определённого ответа, мы должны сказать, что особый интерес для нас имеют известия о белокурых азиатских племенах. Китайские источники дают чрезвычайные указания относительно этих короткоголовых (представителей монголоидной расы), вытеснивших длинноголовых (т. е. европеоидов) на северо-восток Азии и образовавших в южной Сибири свои владения под именем динлинов (они же «э ло сы», т. е. уррусь, русь, русские), впоследствии сменённых хакасами.

    Под именем народа ди, или динлинов, древним китайцам известны были различные белокурые и светлоглазые племена, которые веков за XV до н. э. обитали в южной части Гобийской пустыни (которая тогда была цветущим зелёным раем) и в долине Жёлтой реки (т. е. Хуанхэ). Позднее, в IV веке до н. э., когда китайцы сильно потеснили динлинов, они из долины Хуанхэ пошли одни на юг, другие отправились на север, в Саяно-Алтайскую горную страну (ни о каком насильственном вытеснении «короткоголовыми» «длинноголовых» не может быть и речи; славяно-русы добровольно покинули долину р. Хуанхэ идругие территории будущего «Китая» перед лицом бурно размножающихся, освоивших поливное земледелие азиащев и в связи с создавшимся поэтому жизненным дискомфортом).

    Там они образовали в Южной Сибири свои поселения. В III веке до н. э. здесь образовалось могущественное государство хуннов, и восточные динлины покорились им (гунны-«хунны» — это сибирская казачья Пегая орда, а не отдельный народ; при движении конной казачьей лавы тряслась земля и раздавался характерный гул, в виде сверхсильного носового «Н-Н-НШ»; «гунны», наряду со словом «орда», — это забытые ныне названия русского казачьего войска; разумеется, русские очень уважали своих защитников, что стороннему наблюдателю и казалось «покорением-закабалением»).

    Спустя полтора века, когда Хуннская держава стала клониться к упадку, они в союзе с западными динлинами и сяньбийцами начали успешную борьбу со своими поработителями и сбросили их (видимо, на каком-то этапе сибирской истории трудно было содержать много казаков, и было произведено «очередное сокращение вооружённых сил»). Вскоре после этого динлины возрождаются (понятно: содержание даже одного воина в те времена обходилось очень дорого) и становятся могущественным народом. Приблизительно около этого времени восточные динлины на южных границах своего государства начинают смешиваться (браки в древности сурово регламентировались, но в то же время существовал прекрасный обычай взаимного породнения ставших друг другу очень симпатичными родов русов, когда браки в течение жизни двух-трёх поколений заключались исключительно внутри них) с неизвестным белокурым племенем гянь-гунь (ну, если слово «гунны» возникло у китайцев от «гудения», то, может быть, «гянь-гунь» и — это мастера подманивать зверей на охоте, подражая их крикам?).

    По сведениям китайских летописей, динлины были рослого телосложения и имели прямые высокие носы, русые волосы и голубые глаза. Внутренними качествами народ этот отличался от китайцев и иных соседей. Динлины имели сердца тигров и волков и удивляли всех своим презрением к смерти, решительностью и отвагой, сообщают китайцы. Дорожа личной свободой, они не выносили подчинения и поэтому бросали порабощённую родину и уходили туда, где был простор и не было угнетателей.

    Динлины распадались на множество мелких родов под начальством независимых друг от друга предводителей и собирались для отпора врагу только в редких случаях. Они были воинами от природы и вели борьбу ради борьбы. Вот почему, несмотря на все выдающиеся духовные превосходства, китайцы, а впоследствии хунны, сяньбийцы и жужане сравнительно легко побеждали их, ибо имели дело не со сплочённым народом, а с отдельными разрозненными племенами.

    (Китайцы русских никогда не побеждали. «Сяньбийцы» и «жужане» — это не известные нам народы русов. «Сяньбийцы» — это, видимо, искажение от «се убийцы», а «жужане» — владеющие секретом изготовления «поющих» стрел. Под словами «сравнительно легко побеждали их» китайский историк по-своему понимает процесс естественно сближения русов друг с другом).

    Второй отличительной особенностью динлинов, выделявшей их из рядов других народов, была сравнительно высокая материальная культура. В то время, как северные динлины занимались охотой, разводили скот и знали лишь начатки земледелия, некоторые из их южных собратий умели выделывать вино (по сравнению с китайскими огородниками, русские огородники и сейчас бледно выглядят). Они добывали металлы — железо, золото и серебро, из которых изготовляли оружие и выделывали воинское снаряжение.

    С незапамятных времён динлины умели строить деревянные дома и покрывать их древесной корой, камышом, бамбуком и проч. Они обладали искусством тесать камень и высекать из него различные изображения (выделено мной. — О.Г.) По свидетельству китайцев, динлины любили украшать себя разноцветною одеждою и разными драгоценными предметами из золота, серебра и самоцветных камней.

    Позднейшие китайские источники сообщают нам о некоем «пегом» народе по-ма, обитавшем в VII веке н. э. в южной и средней Сибири («пегий» народ по-ма — это Пегая орда или сибирское казачье войско, или те же гунны). Владения этого народа простирались до Северного моря на 50 дней пути, и надобилось не менее месяца, чтобы пересечь их владения с востока на запад (казаки действительно были ответственны за сохранность огромных территорий). Наружностью они походили на хакасов (иначе и быть не может, т. к. хакасы=казаки, т. е. «хакас» это тюркское искажение слова «казак»), но язык был иной (тюркским как вторым языком владели все народы Сибири и, разумеется, русские, этот искусственный язык разработавшие и внедрившие»; южнее Великой «китайской» стены, как уже сказано выше, тюркский «эсперанто» не внедрялся).

    Они занимались охотой и рыболовством, земледелием, жили в бревенчатых срубах, крытых берёзовую корою, и употребляли глиняные и медные сосуды и изредка и железо, которого у них было мало.

    По-ма имели 40 000 войска и делились на общины, управляемые независимыми друг от друга начальниками, и часто враждовали между собой (речь, видимо, идёт о воинских подразделениях и принципе единоначалия в управлении войсками; казаки занимались боевой подготовкой в учебных схватках друг с другом). Возможно, они были потомками динлинов.

    Вторым культурным народом древней Сибири были хакасы (см. выше). По наружности они походили на динлинов, но говорили на турецком (тюркском) языке (см. выше). Все они были высокого роста, со светлыми волосами, румяными лицами и голубыми глазами. Чёрные волосы были у них дурным признаком, а люди с карими глазами считались потомками китайцев. Народ этот был очень храбр, горд и стоек. Общее их число достигало несколько сот тысяч человек.

    Государство хакасов было союзом нескольких колен, и во главе их стоял царь, называвшийся Ажо (видимо, речь идёт о территориальных казачьих подразделениях и о гетмане; китайцу-наблюдателю популярно объяснили, видимо, что гетман — это тот, который «Ужо!!!»). В IX веке Ажо, гордый своими победами над уйгурами, принял титул Кахана (т. е. стал необыкновенно популярным, любимым, «коханым») или Хана. Постоянный стан Ажо находился на Енисее и назывался Мидичжи (?).

    Любопытно, что у хакасов были уже какие-то ясачные, обязанные платить им дань соболями и белками (на содержание казачьего войска русские отчисляли со всех доходов 10 % — десятину, которая в старину называлась «дань»).

    Хакасы вели оседлый образ жизни, занимались земледелием и скотоводством (для казаков это никогда не было зазорным). Они были знакомы и с городской жизнью: хакасы имели несколько городов — Гянь-чжеу (?), Илан-чжеу (?) и др. Так же, как и динлины, хакасы строили себе бревенчатые жилища и покрывали их берёзовой корой: по-видимому, они пользовались ими преимущественно в зимнее время.

    Они возделывали рожь, просо, ячмень, пшеницу — на второй месяц года сеяли, на девятый жали (начало нового года у китайцев в феврале; если в октябре-ноябре сибиряки-русы жали, то это указывает на бОльшую продолжительность тёплого времени в году по сравнению с нынешней). У них были ручные мельницы. Из хлебных злаков они приготовляли хлеб и какой-то хмельной напиток. Хакасскою письменностью написаны, между прочим, и известные писаницы на Енисее.

    На войне хакасы употребляли мечи, луки, стрелы и знамёна. Для предохранения от поранений конница покрывала руки и ноги деревянными щитками; такие же щитки накладывали и на плечи (такой облик древней армии преподносят сегодня китайцы в исторических фильмах, выдавая его за свой, национальный).

    Они питались хлебом, молоком, мясом и носили пёстрые одежды. Ажо носил соболью шапку (гетмана Мазепу как раз в собольей шапке и рисуют), а летом шляпу с загнутыми полями. Богатые ходили зимой в собольих и рысьих шубах, а простой же народ в овчине (богатых и бедных не было, а была разная одежда: для работы и «выхода»), в меховых шапках; летом головного убора не носили.

    Из религиозных культов хакасов необходимо отметить принесение жертв духам рек и трав до принятия ими ислама, а также и погребение в курганах со всем хозяйственным обиходом, причём наблюдается сожжение скота на могилах (11).

    (У Bс. H. Иванова в Примечаниях под цифрой 11 написано: «Ср. у проф. Огородникова, в его «Истории Сибири». Аналогичные указания даны у Клапрота, в его «Атласе» с комментариями (1828 г.), а также у Грум-Гржимайло: 1) «Описание путешествия в Западный Китай». Т. I–III. Изд. Имп. Русского Геогр. Об-ва 1896–1907; 2) «Белокурая раса в Средней Азии». Сборник в честь Г.Н. Потанина. Зап. Имп. Русского Геогр. Об-ва. Т. XXXIV. 1909». Серьёзные исследователи Сибири: Огородников В.И., Клапрот, Грум-Гржимайло Г.Е., Пржевальский Н.М. и др. сочинителями «Истории Сибири» 1968 г. под ред. акад. Окладникова А.П. фактически игнорируются в связи с тем, что “…до революции не было попыток создать общую историю Сибири на основе марксизма”» (стр. 55–59).

    Законспектировав статью П.В. Шкуркина, Bс. H. Иванов замечает:

    «В русских и английских газетах Дальнего Востока летом 1925 года промелькнуло известие о любопытных результатах путешествия члена Харбинского Общества Ориенталистов И.А. Дьякова в долину Меконга. Он утверждает, что в этом девственном углу Азии на границе Индо-Китая ему пришлось встретить белокурые и светлоглазые племена, обиход которых чрезвычайно похож на вышеописанный и на славянский. Возможно, что это остатки южных динлинов; г-н Дьяков именует их племенами Лоло и Шоша. Между прочим, имя Лоло имеется в указанном Атласе Клапрота в числе племён неизвестного происхождения» (стр. 59).

    «Они обладали искусством тесать камень и высекать из него различные изображения», — указывает в своём конспекте Вс. Н. Иванов, имея в виду динлинов, т. е. славяно-русов. Таким образом, авторами якобы «китайских» каменных львов, львов-«лягушек», черепах, находящихся как в России, так и в Китае, а также гигантских гранитных голов «негров» в Южной Америке на самом деле являются наши, русские, предки. Это — продолжение всё того же скифского «звериного стиля», в данном случае представленного не в виде украшений для женщин и лошадей, а в виде монументальных произведений.

    …В качестве эпиграфа, открывающего книгу Новгородова «Сибирская Прародина», я бы предложил следующее высказывании Bс. H. Иванова из книги «МЫ…»:

    «Мы можем начать нашу русскую историю с Киева, но только в том случае, если это будет история русской народности; но для того, чтобы искать в Киеве полные начала Российского Государства, — для этого мы должны положить известные ограничения: в Киеве находим начала греческой веры; в Киеве мы находим начало и стержень, так называемого, Киевского городского периода нашей истории, но мы никоим образом не должны растягивать эту схему на всю русскую государственность.

    Как масло расплывается по поверхности воды, так расплылась радужной тончайшей плёнкой церковная греческая традиция по всей первоначальной нашей истории» (стр. 54–55).

    >

    Глава 11. Типично русское лицо…

    Правда может ждать: она не состарится, она всегда останется юной и, наверное, когда-нибудь будет узнана.

    (Ж. Гюйо)

    Человек! Отврати взор от самого себя и посмотри на муравьиные яйца: они больше породившей их твари; такая картина послужит тебе знатным уроком.

    (Козьма Прутков)
    >

    1

    В предыдущей главе упоминается о состоявшемся 12–14 мая 2008 г. в Ленинградском Государственном университете им. А.С. Пушкина (г. Пушкин) I Международном Конгрессе «Дохристианская славянская письменность и дохристианская славянская культура». На нём было заслушано 92 доклада из десяти стран на семи секциях и двух «круглых столах». Конгресс прошёл с успехом, и у него — большое будущее.

    Однако из-за чего «горит сыр-бор»? Дело в том, что в последние двадцать лет у людей белой расы во всех странах мира пробуждается интерес к Ведической философско-мировоззренческой концепции наших общих дохристианских предков, к их истории и культуре. В России этим страстно проникаются те, кто ищет пути выхода из создавшегося в стране идеологического тупика.

    Здравый человек порадуется: а ведь это шанс! Пусть не только фанатичные энтузиасты-любители, но и представители официальной науки поработают на благо Руси! Может быть, у них даже лучше получится! Этот стихийно (т. е. без указания «сверху») начавшийся процесс восстановления утраченных Знаний уже не остановить. Люди стали тоньше чувствовать русский язык, который несёт закодированную информацию космического плана на уровне слов, слогов, ударений и даже отдельных букв. Многие родители критически вникают в учебники, которые написаны нерусскими людьми в рамках «программы Сороса», но по которым учатся русские дети.

    Ложную истории Руси уже 250 лет тоже пишут нерусские люди, поклонники всего западного. Поскольку отказываться от этого увлекательного занятия они не собираются, а остановить их некому, то в книге «Белый Конь Апокалипсиса» я написал: «У нас один путь — народный научный поиск». Надо было написать короче: «НАРОДНЫЙ ПОИСК». Потому что для касты «историков» народный поиск не будет «научным» по определению и приведёт к «бредовым вымыслам непрофессионалов-дилетантов».

    Читатели стали присылать мне личные письма и разные материалы, касающиеся Большого Знания. Таких писем, одно другого интересней, у меня — больше сотни! Самые ценные из них я процитирую частично или полностью в других моих книгах, естественно, с указанием ФИО авторов. Вот одно из таких писем-откровений:

    «Дорогой соотечественник!

    Одна крымская газета опубликовала материал о находке в селе Ржавчик Кемеровской области захоронения с высочайшей техникой бальзамирования, в тщательно обработанном каменном саркофаге. Захоронение было сделано ещё до образования на планете Земля залежей каменного угля. Разумеется, это слишком невероятно, чтобы я мог вот так, сразу, в это сообщение поверить. Поэтому я задался целью проверить его. Пока мне удалось выяснить у одного бывшего жителя тех мест, что разговоры об обнаружении древнейшего русского кладбища действительно ходили в Кемеровской области. И вроде бы там производились масштабные раскопки, но результаты тех раскопок засекречены.

    Ржавчикская находка имеет огромное значение для понимания русской истории и для русского самосознания, ввиду чего я решился обратиться к Вам с просьбой опубликовать саму статью и моё письмо. Я призываю всех, кто его прочитает, и всех, кто может пролить свет на эту историю, отозваться на эту публикацию и сообщить всё, что об этих событиях известно.

    Я склонен считать, что материал о Ржавчикском захоронении не является бредовым вымыслом, и история нашего народа начиналась отнюдь не в VI веке по Рождестве Христовом, как нас учили в школе, и даже не со строительства Аркаима за много веков до рождения Авраама… Жившие на Земле несколько миллионов лет назад полуобезьяны «товарища Дарвина» могут оказаться всего лишь неудачным плодом тогдашних лабораторных экспериментов, так некстати расплодившимся и возомнившим себя так высоко.

    Мой адрес для контакта: Логунову Сергею Николаевичу. До востребования, г. Симферополь, А.Р. Крым, Украина. 95044.

    2января 2008 года.


    P.S.


    Моему знакомому об этом же событии говорил много лет назад его брат, служивший на полигоне под Карагандой и косвенно имевший к нему отношение.


    Кемеровская находка или откровения полковника КГБ


    Фамилию героя, рассказавшего мне эту историю, я называть не стану. За подобные откровения в нашем «свободном» обществе можно свободно стать несвободным. Во время последней поездки в Москву я познакомился в поезде с человеком со строгим, необычайно умным лицом (как у Штирлица).

    Сначала он отмалчивался, но дорога длинная, а на душе у попутчика, что называется, наболело… Оказалось, что передо мной отставной полковник КГБ СССР, много лет проработавший в одном из секретных отделов. Ушёл из органов в 1991 году (не принял развал Союза). Теперь на пенсии. Растит внучку. Я по памяти записал рассказ попутчика.

    …Это случилось в начале сентября 1969 года в селе Ржавчик Тисульского района Кемеровской области. Во время проведения вскрышных работ на угольном разрезе в сердцевине 20-метрового угольного пласта, залегавшего на глубине свыше 70 метров, горнорабочий Карнаухов (впоследствии погиб на мотоцикле под колёсами КрАЗа) обнаружил двухметровый мраморный ларец изумительной механически точной выделки.

    По команде начальника участка Александра Александровича Масалыгина (умер в 1980 года; официальная версия — язва желудка) все работы были немедленно приостановлены. Ларец подняли на поверхность и принялись открывать, долбить по краям окаменевшую от времени замазку. Не столько от ударов, сколько от воздействия солнечного тепла замазка превратилась в прозрачную жидкость и потекла.

    Один любитель острых ощущений даже попробовал её на язык (буквально через неделю сошёл с ума, а в феврале замёрз у двери собственного дома). Крышка ларца была пригнана идеально точно. Для более прочного соединения внутренние края окаймляла двойная грань, плотно входя в 15-сантиметровую толщу стенок.

    Поднятие крышки стало шоком для присутствующих. Ларец оказался гробом, до краёв наполненным розовато-голубой кристальной прозрачности жидкостью, под родниковой гладью которой покоилась… высокая (около 180 см), стройная, необычайной красоты женщина, на вид лет тридцати, с тонкими европейскими чертами лица и с большими, широко раскрытыми голубыми глазами. Густые тёмно-русые с рыжеватым отливом локоны до пояса слегка покрывали покоящиеся вдоль туловища нежные белые руки с короткими, аккуратно постриженными ногтями.

    Одета она была в белоснежное кружевное прозрачное платье длиной чуть ниже колен. С короткими вышитыми разноцветными цветочками рукавами. Нижнего белья не было. Казалась, женщина не умерла, а просто спит. У изголовья — чёрная прямоугольная закругленная с одного края, металлическая коробочка (что-то вроде сотового телефона), размером 10x25 см.

    Гроб стоял открытым для всеобщего обозрения примерно с 10 до 15 часов. Посмотреть на чудо явилось всё село. Практически сразу о находке сообщили в райцентр. Понаехали начальство, пожарные, военные, милиция. К 14 часам из области прилетел кирпичного цвета вертолёт и доставил дюжину солидных «товарищей» в штатском, которые сразу заявили, что «место заразное», и приказали присутствующим отойти от гроба. После чего оцепили место находки и переписали всех, кто прикасался к гробу, и даже близко стоящих, якобы для срочного прохождения медицинского обследования.

    Гроб «товарищи» потащили было в вертолёт, но ноша оказалась слишком тяжела, и решили облегчить задачу путём удаления жидкости. После откачки жидкости из гроба труп прямо на глазах начал чернеть. Тогда жидкость снова залили, и чернота стала быстро исчезать. Спустя минуту, на щеках покойной вновь заиграл румянец, и всё тело усопшей приобрело прежний жизнеподобный вид. Гроб закрыли и занесли в вертолёт, собрали вместе с землёй остатки замазки в целлофановые пакетики и приказали свидетелям разойтись. После чего вертолёт взмыл ввысь и взял курс на Новосибирск.

    Уже через пять дней из Новосибирска в Ржавчик приехал пожилой профессор и прочёл в сельском клубе лекцию о предварительных результатах лабораторных исследований недавней находки. Профессор заявил, что эта ржавчикская находка перевернёт само понимание истории. В самое ближайшее время советские учёные опубликуют результаты своих исследований, и это повергнет научный мир в шок. Возраст захоронения, по словам профессора, по меньшей мере 800 миллионов лет! Это опровергает дарвиновскую теорию о происхождении человека от обезьяны.

    Женщина похоронена в каменноугольный период палеозойской эры, за миллионы лет до появления динозавров, задолго до образования на планете каменного угля, когда, по современным представлениям, Земля ещё являла собой сплошное растительное царство. Первоначально гроб с телом женщины стоял в деревянном склепе посреди глубокой чащи леса. Со временем склеп врос в землю, разрушился и без доступа кислорода по истечении миллионов лет стал частью угольного пласта.

    Поначалу была выдвинута инопланетная версия, но генетический анализ тела женщины показал её 100-процентную однотипность с современным русским человеком. Мы сегодня один к одному такие же, какими были наши предки 800 миллионов лет назад! Установлено, что уровень цивилизации, к которой принадлежала женщина, превышает нашу, так как природа ткани, из которой изготовлено платье «царевны», не поддаётся научному анализу. Техника для производства подобного материала человечеством ещё не изобретена. Не удалось пока определить и состав розовато-голубоватой жидкости, идентифицированы только некоторые её составные компоненты, образованные древнейшими разновидностями лука и чеснока. О металлической коробочке профессор не сказал ничего, за исключением того, что «она изучается».

    Лектор уехал, а ещё через пару дней в тисульской районной газете появилась крохотная заметка о том, что близ села Ржавчик обнаружен археологический реликт, который прольёт свет на историю. Ржавчиковцы запротестовали — столько сенсаций, а в газете три строчки! Возмущение улеглось само собой, когда Тисульский район был внезапно оцеплен военными, по дворам пошла милиция, изымая «крамольный номер» у населения, а место, где был найден гроб, тщательно перекопано и завалено землёй.

    И всё же, несмотря на усилия властей, среди жителей села нашлись борцы за истину. Один из героев обегал все инстанции, написал даже письмо в ЦК КПСС, но через год скоропостижно скончался (согласно официальной версии, от сердечной недостаточности). Когда же в течение года один за другим в автокатастрофах погибли все шесть «первооткрывателей» гроба, оставшиеся в живых свидетели замолчали навсегда.

    В 1973 году, когда, по мнению властей, «всё утихло», на берегах и островах озера Берчикуль, что в шести километрах от места находки саркофага, всё лето до поздней осени в обстановке строжайшей секретности проводились крупномасштабные раскопки. Место работ было оцеплено солдатами и милицией. Но, как говорится, «шила в мешке не утаишь»! Как-то приезжие рабочие, участвовавшие в раскопках и долгое время помалкивающие, зашли в районный магазин, подвыпили и проговорились, что на островах обнаружено древнее кладбище времён каменного века. Сообщать подробности они наотрез отказались, но всё село видело, как на место раскопок то и дело прилетал кирпичного цвета вертолёт и что-то увозил, а по завершении работ на островах и берегах Берчикуля остались сотни тщательно засыпанных землёй могил…

    Олег Кулишкин».

    Я послал этот материал своим читателям в Кемеровскую область, чтобы они проверили эти сведения и сообщили о них и мне, и С.Н. Логинову. После этого можно будет обратиться Управление ФСБ РФ с вопросом о судьбе столь замечательного захоронения.

    >

    2

    Как тут не вспомнить строки из «Сказки о мёртвой царевне и семи богатырях» А.С. Пушкина:

    Перед ним во мгле

    Гроб качается хрустальный,

    И в хрустальном гробе

    Спит царевна мёртвым сном…

    Есть, есть какая-то историческая и мистическая связь между кемеровской молодой женщиной, покоящейся в бальзамирующей жидкости, и пушкинской царевной, спящей в хрустальном гробу, правда, потом проснувшейся! Не исключено, что кемеровская женщина — тоже не мёртвая, а спящая. Надо только узнать, как её разбудить. «Археологи» из КГБ-ФСБ, надо полагать, до сих пор трудятся в соответствующем направлении…

    А.С. Пушкин ничего не выдумывал «из-под волос». Реалистичность его якобы сказочных образов часто подтверждаются археологическими раскопками. Например, гигантская голова в поэме «Руслан и Людмила» вполне могла принадлежать великану-УРу, которые имели обыкновение отдыхать от тяжести собственного веса, погрузившись по шею, например, в подходящее болото. Костные останки такого великана, как уже сказано выше, обнаружены в Индии. Известный писатель-историк Сергей Алексеев, родившийся в Кировской области, вспоминает своё деревенское детство:

    «…в деревне умерла какая-то старушка, и сосед дядя Илья рано утром пошёл копать могилу, а его жена собрала ему завтрак и послала меня отнести на кладбище. Пока сосед завтракал, я рассматривал камни, как большую редкость, а они подсыхали на солнце и становились белесыми. Только тот, на пне, кажется, чернел ещё больше, может, потому, что был сильно испачкан сырой землёй. Совершенно бездумно я стал обметать его рукой, и тут суглинистая корка как-то легко отвалилась, и я онемел от страха. Дядя Илья, должно быть, заметил и сказал печально:

    — Не бойся, это кость, церепь…

    Я видел, что это, и больше испугался не самого человеческого черепа, а его размеров. В каждую глазницу, в глубине ещё забитую землёй, спокойно бы пролезла моя голова. И в полный ужас приводили верхние передние зубы (череп был без нижней челюсти), на которых он и стоял — длиннее спичечного коробка и шириной примерно в два пальца. Наверное, чтобы как-то меня отвлечь и вывести из оцепенения, а может, вечно грустный дядя Илья просто развеселел от шкалика — стал показывать мне другие кости… Он примерял их к себе и говорил:

    — Эта отсель, а эта отсель…

    Но мне отчётливо запомнилась нижняя челюсть (санки, как у нас называли) и, скорее всего, плечевая кость, которую он приставил к своей ноге, и она была ему до пояса. Кажется, там лежало ещё несколько позвонков и рёбер: вероятно, копая могилу, дядя Илья наткнулся только на верхнюю часть старого захоронения, потому что больше примерял кости к своей груди[167].

    >

    3

    Что касается 800-миллионнолетия кемеровского саркофага, то ему может быть и 80 000, и 8000 лет. Потому что способы определения возраста артефактов весьма несовершенны. Точные историкам не нужны: их заинтересованность в этом очевидна. Учёные-физики — сторонники теории природных катастроф — отвергают миллиардолетия в геологической истории Земли. Если судить по скорости угасания интенсивности магнитного поля нашей планеты, история и Земли, и человечества значительно короче.

    Как они полагают, каменно-угольные пласты возникли не сотни миллионов лет назад, а в общем-то «недавно»: во время последнего природного катаклизма, известного как «всемирный потоп», которому предшествовала термоядерная бомбардировка некоторых регионов Земли (или столкновение с крупным метеоритом). В результате большая часть атмосферы Земли была выброшена в космос, атмосферное давление уменьшилось в восемь раз, а гигантская растительность и многие-многие миллиарды гигантских животных были смыты водяным валом в низины, горные долины и сверху утрамбованы миллионами тонн плотного ила; поэтому в «захоронения» не поступал кислород. Так возникли нефть и уголь. Но это уже другая тема.

    Нам важно опровергнуть басню о том, что, в отличие от истории «цивилизованных» государств, истории Руси только одна тысяча лет, и, что у нас, русских, всё-всё заимствовано, в том числе наш язык, который «есть искусственный язык», обязанный своему появлению «благодаря гению двух народов: греков и евреев»[168].

    О том, что информация о «кемеровской царевне» — это всё-таки не газетная утка, говорит её хотя и «глубоко антинаучный», но всё-таки «аналог» — пушкинская сказка. Приятно читать, что «генетический анализ тела женщины показал её 100-процентную однотипность с современным русским человеком»; и что у неё «европейские черты лица и широко раскрытые голубые глаза», а также русые волосы. Т. е. у женщины — типично русское лицо.

    Но давайте на время отвлечёмся и не будем на этом настаивать, памятуя, что мастеров сочинять газетные утки — не занимать. Мы зададимся вопросом: а как выглядели белые европеоиды, жившие тысячи лет назад, в ещё «доисторические времена», внешний вид которых восстановлен по методу антрополога и палеонтолога М.М. Герасимова? Ведь публикации о его открытиях газетной уткой никак не назовёшь. Поскольку М.М. Герасимова сейчас не все помнят, то я приведу справку:

    «Герасимов, Михаил Михайлович (р. 1907) — советский антрополог, археолог и скульптор. В 1928 он открыл весьма важный памятник верхнего палеолита — стоянку «Мальта» (к западу от Иркутска). Наибольшую известность доставили Г. его замечательные работы в области восстановления лица человека по черепу. Пользуясь собственными методами реконструкции мягких частей лица по черепу, Г. с 1927 сделал многие десятки скульптурных портретов, начиная с питекантропа и синантропа. Ему принадлежат скульптурные реконструкции различных типов населения на территории СССР от палеолита до нового времени.

    Эти работы Г. по их объёму и точности применённой в них методики далеко оставили за собой всё то, что было сделано в этой области буржуазной наукой. Контрольная проверка, к-рой были подвергнуты реконструкции Г. по черепам современных людей (фотографии к-рых сохранились, но не показывались реконструктору) подтвердили правильность разработанных им приёмов. Г. создал на основе черепов портреты многих историч. деятелей: Ярослава Мудрого, Андрея Боголюбского, Тимура, Шахруха, Улуг-бека, адмирала Ф.Ф. Ушакова и др. За труд «Основы восстановления лица по черепу» (1949) Г. в 1950 присуждена Сталинская премия»[169].

    Фундаментальный труд М.М. Герасимова «Восстановление лица по черепу. Современный и ископаемый человек»[170] ныне — библиографическая редкость.

    Не имея возможности показать фотографию «кемеровской царевны», мы воспроизведём облик её «сестры», найденной в 1936 г. в гроте под названием Мурзак-Коба в Крыму, относящийся к концу позднего палеолита (около 12–11 тыс. лет назад) и восстановленный по методу М.М. Герасимова его учеником С.Н. Бибиковым (см. илл.). Вот, что пишет о ней М.М. Герасимов:

    «Череп № 5482/1. Мурзак-Коба. Женщина. Возраст 20–23 года. Череп — хорошей сохранности, с нижней челюстью; он большой, массивный, удлинённый. Швы — простого рисунка, отчётливо видны, местами уплотнены[171].


    Сверху череп более всего походит на пентагональный; со стороны затылка он имеет уплощённо-крышевидную форму. Свод черепа высокий, с высоким, крутым лбом. Затылок выступающий, преломлённый. Лобная кость большая. Широкая. Лобные бугры хорошо выражены. Глабелла — округлой формы, нависающая. Степень её выступания по шкале — 3 балла. Носовая часть лобной кости широкая, очень короткая, направленная внутрь относительно верхнего края орбиты.

    Теменные кости большие, почти квадратной формы, с крайне слабо выраженными буграми. Височные впадины большие, высокие, длинные, довольно глубокие во фронтальной части. Височные линии относительно хорошо выражены. Сосцевидные отростки — средней ширины, длинные, очень слабо выступающие. Микрорельеф сильно развит. Вершина сосцевидных отростков закруглена. Затылочная кость большая, удлинённых пропорций. Имеются три вставочные кости, которые образуют верхнюю часть чешуи затылочной кости (кости инков). Затылок выступающий и преломлённый. Вал перегиба выражен хорошо…

    Череп, несомненно, является типично кроманьонским, и вместе с тем сильно отличается от него. Кости его тоньше, микрорельеф сглажен, надбровье слабее, свод более крутой, глазницы выше, скуловые кости тоньше и уже, нижняя челюсть тоньше и легче. При сравнении этого черепа с черепом из грота Кро-Маньон (отсюда его название «кроманьонец»; обнаружен в 1868 г. во Франции. — О.Г.) и черепом женщины из Оберкасселя становится очевидным, что в лице женщины из Мурзак-Коба совсем утрачены примитивные черты неоантропа, придававшие характер некоторой негроидности женщинам из Ориньяка и Оберкасселя. Женщина из Мурзак-Коба принадлежит к совершенно тому же антропологическому типу, что и мужчина из этого грота. Это типичные представители древнего европейца.

    Реконструированная по данному черепу голова удивляет гармоничностью черт, чему не мешает общая массивность лица, его большая ширина, Высокий, крутой лоб с хорошо моделированным надбровьем, тонкий, со слабой горбинкой нос, большие миндалевидные глаза, широкий овал лица, красиво очерченный рот, чётко очерченный, но мягкий подбородок — вот основные физиономические черты этого лица.

    В данном лице, несомненно, большая физическая сила гармонично сочетается с некоторой мягкостью, женственностью всего облика. Уместно вспомнить, что эта молодая женщина обладала тонкими руками, с тонкой кистью и длинными пальцами. Оба мизинца были заведомо изуродованы ампутацией двух фаланг. Очень вероятно, что здесь зарегистрирован впервые в скелетных остатках какой-то своеобразный магический обряд.

    Начиная с эпохи ориньяка (одна из стадий культуры палеолита; возраст 33–19 тыс. лет назад. — О.Г.) и позднее, на стенной живописи и во многих местах были найдены отпечатки, обводы и рисунки кисти рук (например, грот Гаргос в Верхних Пиренеях). Нередко на таких изображениях не хватало того или иного пальца или двух. Совершенно очевидно, что магическая пещерная живопись имеет прямое отношение к тому обряду, в результате которого женщина из Мурзак-Коба лишилась своих пальцев.

    Бюсты людей из грота Мурзак-Коба экспонированы в МАЭ в Ленинграде. Там же хранятся подлинные скелеты этих людей (ещё и двух мужчин. — О.Г.) и тот многочисленный инвентарь, который был извлечён в процессе раскопок грота Мурзак-Коба С.Н. Бибиковым»[172].

    Лицо этой женщины с «типично кроманьонским черепом» может восприниматься по-разному, но лично я вижу его безусловно русским.

    Мизинцы в магических целях отсекались не у всех женщин, а у колдуний от рождения — как бы натурализовавшихся живых богинь. Вероятно, бабки-повитухи их «узнавали» сразу после появления на свет и тогда же обрубали мизинцы: возможно, для «фиксации» этого, высоко ценившегося тогда качества. (Что-то отдалённо похожее в иудейском обычае «обрезания» мальчиков на восьмой день от рождения[173]).

    Если обрубать мизинцы у всех родившихся будущих колдуний с 33–19 тыс. лет до н. э. до 12–11 тыс. лет до н. э., т. е. 20 тыс. лет подряд, то Природа-Мать должна на это как-то отозваться… Как именно? Если в наши дни вы увидите у русской женщины искривлённые от рождения мизинцы, то знайте: она — генетическая родственница колдуньи-ведуньи-ведьмы, похороненной в гроте (такая честь была оказана неспроста!) Мурзак-Коба в Крыму 12–11 тыс. лет назад!

    В этом же крымском гроте рядом со скелетом молодой женщины был обнаружен скелет мужчины 45 лет. Его облик, согласно хорошо сохранившемуся черепу (см. илл.), таков:

    «Череп № 5482/2. Мужчина 45 лет. Реконструированный по данному черепу портрет даёт отчётливое представление о типичных чертах лица кроманьонца конца палеолита. Крутой широкий лоб отягощён мощным надбровьем, что отнюдь не придаёт лицу характера примитивности, но подчёркивает его силу. Узкий высокий нос с глубоко запавшей переносицей красив по своим очертаниям. Глубоко сидящие глаза имели характерное для кроманьонца нависание мягкого века над внешними углами глаза. Поистине громадная ширина лица нивелируется сильной горизонтальной его профилировкой.

    Рот широкий, ортогнатный (отсутствие или незначительность выступания вперёд верней челюсти по отношению к общей фронтальной плоскости лица. — О.Г.), с резко набухшей, выступающей нижней губой. Нижняя челюсть сильная, с чётким, хорошо развитым подбородком (в реконструкции подбородок скрыт бородой, но прилагаемая схема даёт отчётливое представление о степени выступания подбородка и общее впечатление о профиле головы). Шея сильная, посадка головы прямая. Общее впечатление — гармоничное сочетание силы и красоты. Нет и намёка на примитивность или внешнюю дикость первобытного человека. Рост мужчины по Пирсону — 1,774 м, по Мануврие — 1,824»[174].

    И эти «типичные черты лица кроманьонца конца палеолита» с «нависанием мягкого века над внешними углами глаза» лично я воспринимаю, как типично русские (см. илл.).

    >

    4

    Заглянем во «времена исторические». Лично я отчётливо вижу родные типично русские лица у «древне» греческих и «древне» римских статуй, в большом количестве представленных в петербургском Эрмитаже. Мастера, которые их создавали, или русские дипломаты, закупавшие их в Западной Европе, как бы обращаются к нам: «Да раскройте же вы, наконец, глаза! Ведь это же всё вы, русские, славяне!»

    Почему «историки» их до сих пор не уничтожили? Потому что непоколебимо верят: битву за историческое одурачивание русского народа они выиграли на тысячелетия вперёд!

    Сейчас в современной Греции живут греки, похожие на турок, а не на «тех» греков-эллинов. Отчего такая метаморфоза? Потому что «Древняя» Греция — это стопроцентная выдумка западноевропейских писателей-беллетристов (см. литературу по НХФ-Н), которым хорошо заплатили в Ватикане. Не более того. В противном случае нам давно представили бы скульптурные портреты древних греков, восстановленных по методу М.М. Герасимова по черепам, извлечённым из их захоронений.

    И сказали бы: «Смотрите, это скульптура греческой богини из Эрмитажа, а это восстановление по черепу молодой гречанки, захороненной под стенами Афин в X веке до н. э. Разницы — никакой!». Но «сюрприз» в том, что даже если и перероют всю современную Грецию, то найдут сколько угодно скелетов греко-турок, но не найдут ни одного скелета «древнего» грека. Так же, как не найдут в Италии ни одного скелета «древнего» римлянина…

    Ну, а почему скульптуры греко-римских мужчин и женщин в Эрмитаже являют собой славяно-русские типы? Потому, что венецианские, генуэзские и прочие итальянские мастера-скульпторы, работавшие как по заказу Ватикана, так и «на продажу» в Россию по заказу мошенников от истории, во всём мире просто не могли бы найти более прекрасных натурщиков, чем славяно-русские мужчины и женщины. Совершенство именно их тел служило для скульпторов образцом природной красоты.

    Чтобы мой читатель не подумал, что здесь мною перейдены все грани дозволенного в бездоказательности, я сошлюсь на известнейшего немецкого антрополога, анатома и врача Карла Штраца (1858–1924), который глубоко почитался и в Европе, и в России. Предварительно изучив расовые женские и мужские типы не только народов Западной Европы, но и всего мира, он писал:

    «РОССИЯ. Когда в короткое время наступает время захода солнца, сотни мужчин, женщин и детей направляются к песчаному берегу, чтобы выкупаться в море. Вот жалкий дворник. Он сбросил с себя грязную одежду, и перед вашими глазами вырастает вдруг юный Аполлон, женщина сбрасывает с себя бедное платье, и вы видите вдруг стройную грациозную нимфу. Так и кажется, что ты переносишься в золотой век и в мир богов, некогда населявших счастливую Элладу.

    Прекраснейшие мужские и женские образы стоят там в райской наготе так естественно, так непринуждённо, словно их великолепные члены никогда ещё не испытывали на себе тяжести одежды. Весело, свободно движутся они! Очаровательные создания снуют во все стороны, бегают, прыгают, хохочут или мирно беседуют, растянувшись на жёлтом песке и задумчиво глядя в бесконечную морскую даль.

    Солнце зашло. Угас последний солнечный луч. Все облачились в свои одеяния и один за другим стали расходиться, исчезая в спустившейся тьме. Сон исчез. Надо один лишь раз увидеть эту картину, чтобы понять, что Россия достигла наивысшей степени красоты. К сожалению, у меня не имеется фотографических снимков. И мне приходится ограничиться одними лишь описаниями. Там господствует в совершенстве северная раса, и лишь изредка встречаются монгольские элементы.

    Как пример средиземной (т. е. взятой из центральный областей европейской России. — О.Г.), я приведу девушку из Москвы в национальном костюме. Тип лица чисто средиземный с овалом лица, незаметно переходящим в подбородок и красиво сформированным ртом. Руки тонкие, малые и длинные. Об остальных формах этого красивого тела, полной груди, стройной талии, широких боках, можно ввиду свободной одежды только догадываться.

    Единственную фотографию с нагого тела русской женщины я получил из Петербурга. Положение исключает, к сожалению, возможность точного контроля с помощью измерений. Во всяком случае, можно сказать, что правая, вытянутая нога длиннее четырёх головных высот. Ноги особенно хорошо сформированы: подъём высокий, стопа красивая, второй палец длиннее. На основании сильно укороченной верхней половины туловища мы не можем сделать иного заключения, как то, что грудная клетка равномерно выпукла и хорошо развита.

    Лицо хотя и не отличается особенной правильностью, но обнаруживает чисто средиземные черты. К сожалению, приходится ограничиться этими скудными сведениями, какие удалось мне достать насчёт России»[175].

    >

    5

    Приведённые в этой главе доказательства многотысячелетнего существования нашей русской культуры и государственности кому-то могут показаться слишком субъективными. «Типично русское лицо…» — разве это доказательство? В таком случае, ответим на вопрос, а на каком языке разговаривали, будучи ещё живыми, мужчина и женщина из грота Мурзак-Коба в Крыму, люди, оставившие после себя скифо-сибирское культурное наследство от Дуная до берегов Тихого океана, наконец, женщина из допотопных времён, чьё захоронение обнаружено в пласте каменного угля в Кемеровской области?

    …В пост «перестроечное» время уже не найти человека, который не слышал бы об обнаружении Ноева ковчега на склоне горы Арарат в Турции. Ковчег, полупогружённый в безымянное холодное высокогорное озеро, в августе 1915 г. увидел русский лётчик В. Росковицкий, выполнявший, видимо, разведывательные полёты во время I Мировой войны. Русский царь Николай II, несмотря на войну, незамедлительно послал туда экспедицию, состоявшую в основном из военных. Вот воспоминания Р. Росковицкого:

    «”Я взглянул и чуть не упал в обморок. Подводная лодка? Нет, мы видели короткие и толстые мачты, но верхняя часть была скруглена, и только плоский выступ в пять дюймов высотой проходил вдоль корпуса. Странная конструкция! Как будто проектировщик ожидал, что через верхнюю палубу будут всё время перекатываться волны, и сделал своё судно так, чтобы оно бултыхалось в море, как бревно, а короткие мачты с парусами лишь помогали держать его против ветра.

    Мы снизились насколько возможно и сделали несколько кругов над озером. Когда мы приблизились, нас удивили размеры судна: длиной оно было с городской квартал, и его можно было, пожалуй, сравнить с современными боевыми кораблями. Оно лежало на берегу озера, а его кормовая часть (примерно на четверть длины) уходила в воду, причём край на три четверти был в неё погружен. Судно было частично разобрано, спереди и с кормы и имело огромный дверной проём — около 20 квадратных футов (русский фут был равен 0,3048 м. — О.Г.) — но дверь отсутствовала. Проём казался непропорциональным — ведь даже сейчас корабль редко имеет дверь даже вполовину такой”.

    Царь отправил два отряда солдат с приказанием подняться на гору. Пятьдесят солдат атаковали склон, а по другому склону взбиралась группа из ста человек. Потребовалось две недели тяжкого труда, чтобы преодолеть ущелье у основания горы, и около месяца прошло, прежде чем сто человек достигли ковчега и пятьдесят — увидели его.

    Были выполнены пробные измерения, чертежи, а также множество фотографий. Оказалось, что внутри ковчега — сотни маленьких помещений и несколько очень больших, с высокими потолками. В больших помещениях обычно была ограда из больших столбов — некоторые в два фута шириной, как будто они предназначены для того, чтобы удерживать зверей (в десять раз больших, чем слоны). Другие помещения были заполнены рядами клеток — наподобие тех, что сегодня можно увидеть на выставке домашней птицы, только вместо проволоки там были ряды тщательно обработанных железных брусков поперёк передней части помещения.

    Всё было густо расписано похожими на воск красками (наподобие шеллака), уровень мастерства свидетельствовал о высокой цивилизации. Использовалась древесина олеандра, который принадлежит к семейству кипарисов и не гниёт, — это объясняет (наряду с тем, что она была выкрашена и большую часть времени заморожена) её прекрасную сохранность.

    На горе выше корабля экспедиция обнаружила полусгоревшие остатки брёвен, которые выпали из одного борта. Было похоже, что эти брёвна подняли на вершину горы, чтобы построить из них небольшое помещение для жилья. В нём находился очаг из необработанных камней: несколько похожий на алтари, которые использовались древними евреями для жертвоприношений. Возможно, некогда постройка загорелась от огня на алтаре или от молнии: брёвна были сильно обуглены, а кровля полностью уничтожена»[176].

    Экспедицией этот замечательный памятник был исследован и подробно описан. Николаю II был отправлен многотомный отчёт, но через несколько дней царь отрёкся от престола, а материалы экспедиции бесследно исчезли.

    В 1953 г. американец Джордж Д. Грин, подлетев к вершине Арарата на вертолёте сделал шесть чётких фотографий ковчега.

    В 1955 г. путешественники-любители Ф. Наварра и его сын Габриэль тоже побывали на Ноевом кочеге, из которого вырубили метровый кусок дерева. По радиокарбонному методу был определён его возраст — 5000 лет.

    Последним в XX веке там побывал Том Кротсер; он принёс доску и сказал: «Да там этого дерева семьдесят тысяч тонн!».

    Фотографировали ковчег и из космоса.

    И, конечно же, там побывали «ребята» из ЦРУ, которые перед проведением фотосъёмок вырвали и выкинули из корабля все железные предметы: решётки и, видимо, стальные струны, стягивающие фрагменты корабля: что «естественно»: 5000 лет назад люди жили ещё в каменном веке и знать железо просто не могли.

    Позже выяснилось, что ковчег на горе Арарат посещали и в XIX веке: француз Ф. Паро, англичанин лорд Брайс, архидиакон Нури — священник Халдейской церкви и другие.

    >

    6

    А почему на этот воистину бесценный объект до сих не заглянули профессиональные археологи?

    Почему верующие во Христа не проложили туда если не шоссейную дорогу, то хотя бы тропинку?

    Почему столько лет «молчит в тряпочку» охочая до сенсаций современная пресса?

    А разгадка в том, что громадные помещения Ноева ковчега оказались сплошь исписанными текстами на… русском языке.

    В «Иллюстрированной полной популярной Библейской энциклопедии» (М, «Терра», 1990) говорится про гору Арарат, что «Здесь был установлен завет Бога с людьми, устроен был Ноем первый жертвенник Господу после страшной катастрофы истребления потопом лица земли». Указывая на это, писатель и историк Алексей Алексеевич Мартыненко пишет:

    «Остатки именно от этого алтаря и были обнаружены (рядом с ковчегом. — О.Г.) русской экспедицией, члены которой никак не могли не обратить внимание на столь разительную однородность своей культуры с культурой древних владельцев ковчега. Он весь был расписан не только прекрасно сохранившимися картинами (надо полагать из жизни русского народа. — О.Г.), но и письменами, причастности к которым своей собственной культуры никак не могли не заметить участники экспедиции — русские солдаты. Вот только прочесть тогда этих надписей всё же не сумели.

    Что за этим открытием могло последовать, никак не могла не понимать могущественная «Мемфис Мицраим», возглавляемая Ротшильдами-Рокфеллерами. Поэтому отреагировала на эту акцию нашего правительства мгновенно. Через несколько дней после того, как экспедиция отправила отчёт царю, правительство было свергнуто, и восторжествовал большевизм»[177].

    К сожалению, тех письмен мы привести здесь не можем, однако…

    Согласно Библии, обслуживал вышеупомянутый алтарь-жертвенник якобы еврейский первосвященник Сисутьрос:

    «…этим самым Сисутьросом был установлен такой алтарь, который использовали именно “древние евреи”, то есть, те самые на ковчеге находящиеся люди, которые: си суть россы.

    Где:

    Сей — (старослав. съ, си, се) = этот, тот.

    Суть = сущность.

    Росс = русский народ.

    То есть, этот природный русский человек использовал этот самый жертвенник, который приписан, так называемым, «древним евреям»…

    А вот, как вкратце выглядит расшифровка при помощи старославянского языка всех имён, связанных с родословной Израилевых колен. Все 21 из 21 имеют совершенно осмысленный перевод на тот язык, на котором мы и сейчас читаем «Отче наш…»:

    1. Рувим: Рувима (алтарь Бога Слова).

    2. Симеон: с им и он (с первым и второй).

    3. Левий: левый (плод надежды будущей любви).

    4. Иуда: Ие уда (Божий член тела, то есть десница).

    5. Дан: дан (дан Богом).

    6. Неффалим: не валим (непобедим).

    7. Гад: година (термин, означающий рождение ребёнка).

    8. Асир: читаемое справа налево и искажённое Руса (Благословенный).

    9. Иссахар: ис сохи Ра (дань из Божьих закромов).

    10. Завулон: зову лоно (пожелание любви мужа).

    11. Иосиф: Ие Сиф (подразумевается: Божий сев).

    12. Бенони: благие они (бе=бес; но=отрицание).

    13. Вениамин: вено аминь (конец вену — брачному договору).

    14. Ефрем: Ие врем (врут Иосиф и его сын Ефрем).

    15. Манассия: манна сия.

    16. Лия: ли я (ответ на вопрос: их ли [дочь]? — их [старослав. реч. оборот]).

    17. Рахиль: Ра хиль (чахлое солнышко).

    18. Ваала: ва аль (кровавый вредитель).

    19. Зельфа: зельва (медлительна, как черепаха).

    20. Яков: Еикова (Богом жалованный).

    21. Лаван: хозяин лавы (переправы)…

    «И познал Адам ещё [Еву], жену свою, и она родила сына, и нарекла ему имя: Сиф, потому что [говорила она] Бог положил мне другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин» [Быт 4, 25].

    И нарекла она его, судя по данной фразе, именем Сев (Сева). Что соответствует смыслу вышеприведённого текста — звук в звук.

    Но по тем временам люди жили по 800 лет. Давно поседевшего прародителя неокаявшегося человечества его многочисленному потомству продолжать именовать Севой было как-то не совсем удобно. Поэтому к нему приросло более подходящее его положению имя: Сиф (старослав. = сивый; сив=сед). И это прозвище выглядит естественным ещё и потому, что в тот момент, когда Сиф получил своё прозвище, в среде его потомства он был тем, у кого волосы оказались поседевшими. А мы прекрасно знаем, какого уважения достигал человек на Святой Руси, когда волосы его покрывала седина. И эта традиция, судя по всему, появилась в среде нашего древнего народа со времён нашего патриарха — Сифа.

    И здесь нет ни крупицы натяжки. Всё выглядит совершенно естественным и понятным именно на том языке, который вручил человечеству его Создатель.

    Затем человеческая история подходит к катастрофе, к которой привязывается имя прародителя оставшегося после потопа человечества, на протяжении сотни лет строившего ковчег. Все проходящие мимо него люди говорили: Бога нет, Бога нет (но Ие, но Ие). Потом за ним закрепилось имя Ной (после потопа — Сисутьросс)» (Мартыненко А.А…, стр. 51–54).

    Как говорят в таких случаях, комментарии излишни.

    Если в исторические и даже доисторические времена писали во всех уголках Земля по-русски, если и «книга книг Библия» оказалась плагиатом и компиляцией с какого-то древнерусского первоисточника, то и разговаривали повсюду по-русски. Уж это-то, надеюсь, не надо доказывать?

    Потому все события глубокого прошлого не относятся к допотопной, послепотопной, римской, греческой, ближневосточной, китайской и прочим «историям»; они относятся — к нашей, русской, истории.

    Здесь почему-то вспоминается стихотворение русского поэта Николая Рубцова «По вечерам»:

    С моста идёт дорога в гору.

    А на горе — какая грусть! -

    Лежат развалины собора,

    Как будто спит былая Русь.

    Какая жизнь отликовала,

    Отгоревала, отошла!

    И всё ж я слышу с перевала,

    Как веет здесь, чем Русь жила.

    Всё так же весело и властно

    Здесь парни ладят стремена,

    По вечерам тепло и ясно,

    Как в те былые времена…

    >

    Глава 12. Яков Тряпицын и «призрак Бреста»

    Герои, подобно произведениям искусства, кажутся более великими через пространство веков.

    (П. Буаст)
    >

    1

    На протяжении всех 1960-х гг. на гигантской советско-китайской границе великоханьцы не прекращали — нет не провокаций, а самых настоящих боевых действий против СССР: вырезались заставы, велись артиллерийские обстрелы и психические атаки, похищались часовые и т. п. В ЦК КПСС не знали, что делать с «происками ЦК КПК», хотя, казалось бы, ответ лежал на поверхности: отвечать самым жёстким образом, потому что люди жёлтой расы, у которых нет совести и даже такое слово отсутствует в их лексиконе, считаются только с силой, а подарки и доброжелательное отношение к себе принимают за проявление слабости.

    Герой Советского Союза младший сержант Юрий Бабанский — родился и вырос в Сибири, в г. Кемерово, т. е. «полосе» Великого Турана древней Руси. В этой же «полосе», на уссурийском острове Даманский, в марте 1969 г. он совершил свой подвиг, поневоле став ключевой фигурой тех грозных событий. Презрев строгое указание «автомат на плечо, патрон в патронник не досылать, на провокации не отвечать», он открыл огонь по китайцам, расстрелявшим командира заставы старшего лейтенанта И.И. Стрельникова, двух пограничников-рядовых и изуродовавших их трупы. Затем он повёл подчинённых ему солдат в атаку. Это послужило той искрой, которая взорвала русское долготерпение; и вспыхнула ожесточённая пятидневная война. Результат: долгожданное успокоение пришло, наконец, на советско-китайскую границу.

    Юрий Васильевич Бабанский, как и многие русские люди, до сих пор, вероятно, не знает, что события на острове Даманский и предшествовавшие им кровавые провокации, как две капли воды, были похожи на такую же ситуацию, возникшую в 1918–1922 гг. на Дальнем Востоке. Её узлы развязались в городе Николаевске-на-Амуре, который стал как бы тогдашним «островом Даманским». В Николаевске-на-Амуре, как и в других городах Дальнего Востока, стоял сильный японский гарнизон.

    Введя войска на наши земли якобы для охраны своих подданных, Япония вела себя очень нагло. Пассажиров владивостокского трамвая они заставляли вставать, когда в вагон заходил японский офицер. Японцы показательно расстреливали русских, живыми сожгли в топке паровоза большевика Сергея Лазо и его сподвижников. Но был приказ московского правительства во главе с В.И. Лениным «патрон в патронник не досылать, на провокации не отвечать». До сих пор считают, что «решение Владимира Ильича» было единственно правильным. Однако…

    События в Николаевске-на-Амуре тесно связывают с именем Якова Тряпицына — командующего партизанской Красной армией. 2 июня 1920 г. якобы по его «диктаторскому» приказу город был подожжён, кирпичные здания взорваны, а население эвакуировано. Пепел, груды развалин и бродящие между ними редкие полубезумные жители — это всё, что осталось от богатого купеческого города с годовым оборотом в 50 000 000 золотых рублей…

    Кривотолки о случившемся ходили на севере Хабаровского края до 1960-х гг., пока были живы свидетели тех событий. Например, рассказывали, что Тряпицын «устраивал своей любовнице Нинке Лебедевой молочные ванны», для чего население принуждали сдавать молоко. Молоко действительно реквизировалось, но для раненых партизан. Народ не знал истины, т. к. советские СМИ правды о Тряпицыне не говорили, навесив на него ярлыки «индивидуалиста-диктатора» и «контрреволюционера-анархиста». Не жалели чёрных красок для этой личности все, т. е., выражаясь современной терминологией, никто не хотел взять на себя ответственность за произошедшее.

    13 июля 1920 г. в Николаевск прибыл из Владивостока журналист В. Эчъ, написавший по свежим следам книжку «Исчезнувший город. Трагедия Николаевска-на-Амуре»[178]. Он и заложил основы литературы о Тряпицыне. «Тысячи убитых, груды развалин, разорение края — вот, что дали населению партизаны. Исчезнувший город… Это так и есть, ибо города нет. Он исчез во славу лозунгов Тряпицына. И только развалины домов и остатки пожарищ молчаливо говорят о «друзьях народа» и их способе действий», — так начинает свою книгу В. Эчъ.

    По ней японцы сняли фильм «Сожжённый город», который прошёл по всему миру в качестве доказательств «зверств большевиков», хотя Тряпицын большевиком никогда не был. По науськиванию Хабаровского крайкома КПСС саркастически изображали Тряпицына и советские дальневосточные писатели, если сюжеты их произведений касались жизни обитателей низовий Амура 1919–1922 гг.

    Казалось, в пост «перестроечные» годы должно быть сказано новое слово и о Тряпицыне, и об «исчезнувшем городе». Но ничего не переменилось. Сегодняшние демократы в 2000 г. отметили 80-летие событий в Николаевске-на-Амуре ёрнической статьёй в «Секретных материалах» (№ 8/27, 2000) «Хромой диктатор». В ней написано: «Очевидцы утверждали, что, упав после залпа и будучи смертельно раненным, Яков повернул голову к рухнувшей рядом с ним Нине и прохрипел: “Мне только тебя и жалко, остальное — пропади пропадом!”».

    В действительности же он сказал: «Тебя мне только и жаль». Последние три слова — домысел автора для усиления образа «индивидуалиста-диктатора». Так кто же он: герой или жертва?

    >

    2

    Яков Иванович Тряпицын родился в 1897 г. в деревне Саввастейка Владимирской губернии Муромского уезда в семье мастера кожевенного дела. Кроме ремесла кожевника, Яков овладел специальностями: металлиста, сапожника, стекольщика, оружейника и некоторыми другими. Самостоятельно изучал этнографию, ботанику, зоологию, историю, ораторское искусство. В 1916 г. добровольно вступил в действующую армию и воевал в окопах I Мировой войны в составе лейб-гвардейского Кексгольмского полка. На фронте постигал теорию и практику военного дела.

    Однако «царя в голове» у молодого человека, видимо, не было, т. к. он в своём стремлении к знаниям попался на удочку профессиональных революционеров, тысячи которых активно деморализовывали русскую армию. Покинул он фронт после тяжёлого ранения в ногу. Заразившийся революционной бациллой Яков Тряпицын, вернувшись с фронта, не ужился с отцом — «носителем отсталых мелкобуржуазных взглядов». Впоследствии у партизанских костров Тряпицын с гордостью рассказывал, как он «подтачивал основы монархии путём разложения армии».

    Ища применения своей деятельной натуре, Тряпицын приехал в Западную Сибирь, до которой уже докатилась тревожная весть об оккупации Дальнего Востока японцами и о пресловутом «буфере». «Буферная» Дальневосточная Республика была создана «ленинской гвардией» якобы для того, чтобы затруднить Японии объявить войну Советской республике.

    Феномен Тряпицына непонятен потому, что ситуация, сложившаяся вокруг «буфера», до сих пор как следует не изучена. После печально знаменитого Брестского «мира» население Дальнего Востока не поверило в «буфер». Если Ленину для победы социалистической революции не жалко было жизней 90 % русских людей, то, надо полагать, 90 % русских территорий ему тоже было не жалко. Народ решил, что ДВР — это «дальневосточный Брест»: дескать, ни за понюшку табака большевички, приехавшие в запломбированном вагоне, продали немцам Малороссию и Прибалтику, а японцам — Дальний Восток.

    Поскольку красные сами не могли ручаться за исход гражданской войны в их пользу, то можно ли было всерьёз надеяться, что большевики когда-нибудь ликвидируют ДВР и освободят «республику» от японцев? «Де-факто» многотысячный японский военный корпус хозяйничал от Владивостока до Иркутска. Потому-то народ и взялся за оружие. Именно этим, а не «классовой борьбой» объясняется стихийное появление партизанских армий на пространствах Дальнего Востока. Не для того недавние переселенцы из центральных областей России с великими трудностями обустраивались здесь, чтобы стать рабами у «япошек».

    «Буфер» тихий, негласный по отношению к Японии, объявили и белогвардейцы. Мол, расправимся с большевиками, а потом выкинем и японцев. Так рассуждал, по всей видимости, адмирал Колчак. Простой народ видел, что с японцами ходят в обнимку и большевики, и белогвардейцы. А раз так, то ему ничего не оставалось, как бить и тех, и других. «Гражданская война на Дальнем Востоке, пожалуй, самая запутанная часть истории Страны Советов», — пишет газета «Секретные материалы».

    На самом деле, ничего запутанного нет. Есть пока неразоблачённое преступление «ленинской гвардии». Преступление потому, что с 1918 по 1922 гг. большевики не только не помогали народу, восставшему против японских интервентов, а всячески мешали ему; и это стоило немалой «лишней» крови. Ленинцы боялись «буфера» наоборот, т. е. как бы на Дальнем Востоке не возникло национального русского государства, им враждебного.

    Воодушевляясь открывающимися перспективами, сюда устремились эсеры-максималисты, просто эсеры, анархисты и прочие уклонисты, чтобы воплотить в жизнь свои «идеалы». В конце марта 1919 г. прибыл во Владивосток и Яков Тряпицын. Он сразу же вошёл в подпольную организацию, в основном состоящую из портовых грузчиков, которая запасалась оружием и вербовала добровольцев для борьбы с японскими интервентами.

    Под руководством Тряпицына был осуществлён налёт на Владивостокский военный склад. Так возникла ещё одна «пятёрка», которая вскоре ушла в уссурийскую тайгу и, соединившись с другими группами, например, с «группой тов. Шевченко», начала наносить удары по японцам и белогвардейцам вблизи г. Сучан (ныне г. Партизанск). Где-то там стоял со своим громадным по численности Ревштабом и большевик-«буферщик» Сергей Лазо, который изображал какую-то «деятельность».

    Вскоре Тряпицын с экспедиционным отрядом ушёл в Гродеково, где отряд был разбит и рассеян по тайге превосходящими силами японцев. В июне Тряпицын с партизаном Караваевым вышел на Амур в окрестностях Хабаровска. Навстречу им попалась разведка во главе с «максималистом тов. Вольным», который узнал в Караваеве знакомого анархиста. Так Тряпицын и Караваев стали хабаровскими партизанами.

    Вскоре Яков был избран (таков был порядок у партизан) руководителем одного из мелких отрядов и успешно воевал с калмыковцами. 2 ноября 1919 г. в селе Анастасиевка собралась совместная конференция партизан и тайных революционных организаций Хабаровска, которая выработала план дальнейшей борьбы с японскими интервентами. На конференции был избран Ревштаб. Тряпицыну во главе трёх партизанских отрядов было поручено действовать в направлении Николаевска-на-Амуре. В этом городе надо было установить Советскую власть и преградить продвижение вглубь страны с берегов Татарского пролива располагавшегося там сильного японского гарнизона.

    Не вдаваясь в подробности, скажем, что Тряпицын, действуя в необычайно трудных условиях надвинувшейся зимы и полнейшего бездорожья, эту задачу успешно выполнил, заслуженно став популярной в среде партизан фигурой. Из района Анастасиевки в низовья Амура вышли несколько небольших групп партизан, а к Николаевску подошла неплохо организованная партизанская армия в несколько тысяч человек.

    В это время на совещании командиров партизанских отрядов было решено организовать два военных округа: Хабаровский и Николаевский. Командующим Николаевского округа был выбран Яков Тряпицын, а начальником штаба — эсерка-максималистка Нина Лебедева. Среди командиров партизанских групп наиболее яркими вожаками к этому времени стали: Ф. Железин, И. Оцивилли-Павлуцкий, Чёрный-Покровский, М. Харьковский, Дед-Пономарёв, Нигиевич-Случайный, Наумов, Стрельцов, Павличенко, Ауссем и др.

    Благодаря военным и организаторским способностям Тряпицына, 26 февраля 1920 г. Николаевск-на-Амуре был взят с минимальными потерями: 2 убитых, 1 раненый и 14 человек обмороженных. На следующий день на общегородском митинге Тряпицын выступил с речью, обращённой к обывателям этого богатого города:

    «Вы же, приспешники капитала и защитники кровожадного империализма, ещё вчера ходившие с белыми повязками, не мечтайте, что вас спасут нацепленные сегодня красные банты. Помните, что тайком за нашей спиной вам работать не удастся. Царство ваше отошло! Будет вам уже ездить на согнутой спине рабочего и крестьянина. Уходите к тем, чьи интересы вы защищали, т. к. в наших рядах вам места нет. Помните вы все товарищи, что будет есть только тот, кто станет сам работать. Не трудящийся, да не ест!».

    Впоследствии для расследования Николаевских и Кербинских событий из Хабаровска была послана советская межпартийная комиссия, которая установила, что в низовьях Амура вводился коммунизм не на словах, а на деле:

    «Все мероприятия красного штаба направлялись в сторону немедленного осуществления социализма: монополизируется торговля, социализируются торговые предприятия у русских владельцев и выкупается товар у иностранцев, китайцев и корейцев. Социализируются и объединяются промышленные предприятия, а затем уничтожается денежная система, организуется армия труда, во главе которой стоит «Бюро труда», намечающее план общих работ и распределяющее рабочую силу. Торговля совершенно прекращается, а население пользуется одинаковым пайком и одинаковым участием в получении всех других продуктов и товаров и т. д.».

    Председатель Сахалинского областкома (тогда Николаевск-на-Амуре был областным центром Сахалинской области) РКП(б) О.Х. Ауссем, позже назначенный представителем Советской России в Вене, пишет в своих воспоминаниях:

    «…перевалив через хребет (при эвакуации из Николаевска. — ОТ.) партизаны оказались сразу в стране правильного денежного обращения, от которого они совершенно отвыкли не только за годы тайги, но ещё более за месяцы Николаевской коммуны. Даже кто имел деньги, не думал их таскать с собой, а бросил в Николаевске. Дети ими играли. А на Селемдже за всё стали требовать денег. Помню, как на второй или третий день после перевала партия, в которой шли Коренев и я, встретила китайского торговца, пробиравшегося на прииски с грузом сахару и табаку на спине. Сахар мы съели, а табак выкурили, и были несказанно удивлены, когда китаец потребовал денег или золота. Не гнев и не смех вызвало это требование, а именно безграничное удивление, как напоминание и возврат к каким-то давно забытым временам. Китаец же следовал за нами по пятам два дня, беспрерывно повторяя: «Здеся Сахалин-закон-земля нету; здесь Амур-закон-земля».

    Этот же автор пишет:

    «В смысле организации политической и хозяйственной жизни края тоже никаких ошибок или преступлений совершено не было. Несмотря на отсутствие партийного руководства (ВКП(б), — О.Г.), Николаевский исполком и самые Советы, и весь советский аппарат строил по формам, указанным в Советской России коммунистической партией. Повторилось явление, уж не раз наблюдавшееся в революции: анархисты и максималисты, державшие в Николаевске в своих руках военную силу, ничего своего в дело революционного строительства внести не могли и потому не препятствовали копированию коммунистических форм».

    Как видим, ярлык «индивидуалиста-диктатора» прилеплен коммунистической пропагандой на Тряпицына совершенно несправедливо. По инициативе Тряпицына 28 марта был проведён Областной съезд трудящихся.

    Японцы запросто появляясь в штабе партизан, говорили: «Наша — большевики!» Некоторые японские офицеры, например, поручик Цукомото и переводчик Канайя сорвали с себя погоны и нацепили красные банты.

    Однако в 3 часа ночи 12 марта 1920 г. японцы вероломно напали на сонных, ничего не подозревающих партизан. Штаб Тряпицына был разгромлен, десятки партизан были убиты, сотни ранены; и дело казалось проигранным. Но на помощь пришли отряды, располагавшиеся в окрестностях города. В результате двухдневных ожесточённых боёв японский гарнизон понёс большие потери — 600 человек убитыми. 135 японцев сдались лишь после приказа по радио генерала Ямады. Тряпицын, тяжело раненый в ногу, успешно руководил развернувшимся сражением.

    В радиотелеграфных сообщениях Тряпицын и Лебедева призывали хабаровских коммунистов не идти ни на какие уступки японцам. Соглашатели, «естественно», их не послушались, и катастрофа Николаевска повторилась 5 апреля, когда японцы вероломно напали на партизан, расквартированных в Хабаровске. Аналогичные события случились и во Владивостоке. Но Советская Россия по-прежнему требовала от бунтарей-партизан покорности японцам. Позиция Тряпицына хорошо видна из телеграммы, которую он послал в Иркутск «тов. Янсону» — Уполинотдела (уполномоченного иностранным отделом от ЦК ВКП(б)) из Москвы:

    «Нам стало ясно, что вы совершенно неверно информированы о положении здесь, и хотели бы спросить, кто вас информировал о положении здесь, а также и Москву, которой вынесено постановление о буферном государстве на Дальнем Востоке, создание которого совершенно нецелесообразно… Вы указываете, что целью является создание такого государства, которое может признать Япония, следовательно, государства не советского, но тайно действующего по указаниям Совроссии. Насколько это абсурдно, для нас было это совершенно ясно с первого момента.

    Прежде всего, государство это, если оно земское, а не советское, не может вести политики Советов, и за время своего существования совершенно ясно выявило политику чистой белой гвардии, что и доказано событиями в Хабаровске и Владивостоке; второе это то, что японцы не допустили бы советской политики буфера и сразу её заметили бы, и такие обвинения от них уже были, они указывали, что под ширмой земства гнездятся большевики; и, возможно, что этот мотив тоже является одной из причин их выступления, именно с целью уничтожить советские элементы, и они этого достигли… думая избежать столкновения с Японией и прекращения оккупации мирным путём, вы рассчитывали, что Япония, признав земство, откажется от оккупационных целей и уйдёт подобру-поздорову.

    Японцы уступают только силе. И вы достигли как раз обратных результатов. Вместо избавления от японцев — буфер дал нам ещё более злейшую войну, даже больше; вы своим дурацким буфером сорвали уже готовую победу красной партизанской армии на Д. Востоке, ибо смею вас уверить, что если бы не провокации буферов и земцев, то японцы под давлением наших сил ушли бы отовсюду, как ушли из Амурской области и Николаевска» (выделено мной. — О.Г.).

    В эту трудную минуту Тряпицына поддержали Охотское побережье и Камчатка. Вот телеграмма из Охотска:

    «Первомайское собрание всех трудящихся Охотска, приисков и его окрестностей, решило не признавать буферного государства, фактически выливающегося на Д. В. в японо-белогвардейскую оккупацию. Собрание находит совершенно ненужными указания владивостокских и хабаровских центров, ибо это является лишь издевательством, если не сказать больше. Рабочие и крестьяне считают, что оккупация Японией Дальнего Востока неизбежна и вызывается вовсе не какими-либо «недоразумениями», и никакая дипломатия не предотвратит её. Пусть мы остались одиноки, пусть, согласно словам Уполинотдела Янсона, от нас отказалась Советская власть, но мы решили не опускать руки».

    >

    3

    Между тем наступала весна, со дня на день ожидался ледоход на Амуре. Японцы захватили Александровск-на-Сахалине, их военная эскадра была готова войти в устье Амура. В Де-Кастри высадился японский десант с целью атаковать Николаевск с суши. С ним сразу же начали боевые действия отряды Тряпицына. По мере очистки Амура ото льда японцы продвигались на канонерках к Николаевску из Хабаровска. Всего на борьбу с партизанской армией Тряпицына Япония выставила 10 000 армию.

    Напрасно Тряпицын просил помощи у хабаровских и владивостокских соглашателей. Доходило до того, что с ним просто отказывались выходить на связь. И хотя в Николаевске с активной помощью местного населения начались работы по укреплению города, штаб Тряпицына принял решение его оставить, чтобы сохранить партизан и в полной мере использовать их преимущество перед японцами — умение воевать в условиях труднопроходимой тайги. Поэтому постановили: центр обороны перенести в глухой посёлок золотодобытчиков — Керби, что на реке Амгунь, левом притоке Амура.

    Уже к 1922 г. ленинцы постарались укоренить мнение, что в ужасах Николаевска повинны максималисты и анархисты. Фактически же город был взорван и сожжён, а население принудительно эвакуировано через посёлок Керби в Благовещенск-на-Амуре по постановлению Николаевского Ревштаба, состоящего из коммунистов (Ауссема, Железина и Перегудова), одного анархиста (Тряпицына) и одной эсерки-максималистки (Лебедевой), т. е. анархо-максималисты были в меньшинстве.

    Участь Николаевска едва не постигла и Благовещенск-на-Амуре, когда благовещенский Ревком, в большинстве состоящий из коммунистов Трилиссера, Жданова, Яковлева, Шилова, Боровицкого и других, в ожидании летнего наступления (1920) японцев разработал план по взрыву всех каменных зданий города и эвакуации населения. Благовещенск уцелел лишь случайно. Указав на это, один из сочувствующих Тряпицыну написал: «Автор не обвиняет амурских коммунистов, он только подчёркивает то лицемерие, с каким они впоследствии отнеслись к судьбе Тряпицына и Нины, с которыми имели общие идеалы, к осуществлению которых стремились одинаковыми способами».

    Тряпицын со своим штабом и «ротой охраны» покинул город последним на глазах у занимающих Николаевск японцев. Вот здесь-то и случился роковой казус: группа, направляясь в Керби… заблудилась в тайге, в которой провела 22 суток. Это невероятно, т. к. их проводник был тунгус (эвенк). Скорее всего, этот «дитя природы» был японским лазутчиком, и пока Тряпицын напрасно кормил весенних комаров, в Керби среди скопившихся там полуголодных, больных беженцев и деморализованных партизан другие японские лазутчики создали новое к нему отношение. 23-летний Тряпицын, оставаясь, видимо, в глубине души своей наивным идеалистом-романтиком, не предвидел такого поворота, и по прибытии в Керби дал арестовать и себя, и свой штаб силам нового «реввоенсовета» во главе с его бывшими подчинёнными Андреевым и Леодорским.

    С Тряпицына сняли френч, одели его в грязные лохмотья и заковали в… якорные цепи.

    В Керби среди озлобленных эвакуированных были организованы митинги и собрания, на которых «демократическим путём» избрали суд в количестВс… 103-х человек. Может, это тоже часть происков японцев, а может, и марксистов-ленинцев, которым народный вождь Яков Тряпицын был не нужен. Председателем суда был некий Овчинников, товарищем председателя — Воробьёв, секретарями — Усов, Акимов, Птицын и Лобанов. «Суд 103-х», проходивший при «открытых дверях», постановил: руководителей Николаевского военного округа Якова Тряпицына, Нину Лебедеву, Макара Харьковского, Фёдора Железина, Ивана Оцивелли-Павлуцкого, Ефима Сасова и Трубчанинова «подвергнуть смертной казни через расстреляние», Степана Деда-Пономарёва — посадить в тюрьму. В решении суда, который закончился 9 июля в 21 час, было сказано:

    «Приговор над названными осуждёнными привести в исполнение 9 июля, вечером, в 10 час. 45 мин.».

    И действительно, казнь совершилась «9 июля, вечером в 10 час. 45 мин.» ровно, хотя в тех местах в это время уже не видно ни зги. Не исключено, что в этом была какая-то шифровка для разведотдела Генштаба японских вооружённых сил. Суд продолжался несколько дней; смертный приговор был вынесен ещё 25 человекам, заподозренным в «тряпицынщине».

    Овчинников и Андреев, свершив «суд», сразу же сбежали в Николаевск, к японцам. Андреева потом видели в Харбине в качестве мелкого торговца. Овчинников эмигрировал в США, где издал книжку «Движение красных партизан на русском Дальнем Востоке. Николаевская резня».

    >

    4

    Очевидец вспоминает:

    «…в грязном от близости человеческого жилья кустарнике…на краю убогого селения Керби, под могильной насыпью, связанные верёвками, закованные в якорные цепи нашли свой последний приют анархисты, максималисты и коммунисты Тряпицын, Лебедева, Железин, Оцевилли-Павлуцкий, Трубчанинов, Сасов и Харьковский. Если бы не крошечный простой крест, каких много на убогих погостах сирот-бедняков, воздвигнутый неизвестной наивной чистой душой, то и в ум не пришло бы, что тут, в яму для нечистот, истерзанные, обагрённые кровью, оплёванные и проклятые свалены люди…».

    Яков Иванович Тряпицын, вместе с революционерами-пропагандистами разлагал русскую армию во время I Мировой войны, но он искупил свою вину перед Россией, возглавив народную войну с японцами на Дальнем Востоке. То же самое можно сказать и о Нине Михайловне Лебедевой. Казнённая в возрасте 21 год, в 14 лет она была осуждена на вечное поселение в Сибирь за революционную деятельность, т. е. за подрыв устоев Империи.

    После 1922 г. на какой-то дальневосточной партийной конференции ВКП(б) ставился вопрос об отношении к Тряпицыну. Дальневосточные представители «ленинской гвардии», которые по своему значению в истории народной партизанской войны на Дальнем Востоке и в подмётки не годились Якову Тряпицыну, зачислили его в «самозванцы-дикторы» и «контрреволюционеры-анархисты».

    Справедливости ради скажем, что споры на коммунальных кухнях вокруг этой личности среди коммунистов не стихали никогда. Некоторым из них было всё-таки стыдно (может быть, потому, что из семи расстрелянных николаевских руководителей трое были коммунистами), и в 1960-х гг. они на 40 страницах машинописного текста написали «Декларацию» в защиту Тряпицына начальнику Главного управления архивов при МО СССР.

    Победив в Центральной России и Сибири, Красная армия не встретила никакого сопротивления со стороны японцев и «на Тихом океане свой закончила поход». И это было чудом, потому что в той исторической ситуации, как казалось бы, у Японии был верный шанс, развязав военные действия против Советской России, оттяпать себе солидные куски нашей территории, как это удалось немцам по Брестскому договору!

    Япония отозвала свои войска в метрополию не потому, что испугалась Красной армии, а потому, что видела решимость простого люда Дальнего Востока бороться с интервентами не на жизнь, а на смерть. Об этом говорил вид взорванного и превращённого в пепел Николаевска-на-Амуре. Это был презрительный плевок в сторону Японии, как в своё время сожжённая Москва была плевком в сторону хвалёных Наполеона и Франции.

    Японии, которая была очень уверена в себе после Цусимы и Порт-Артура, сбил спесь высокий боевой дух Тряпицына и его партизан. Своими решительными действиями разгромивший японский гарнизон и без колебаний казнивший взятых в плен 135 японских военнослужащих, Тряпицын очистил сознание русских людей от «синдрома Цусимы». В этом его главная заслуга. В оглушительном разгроме советскими войсками японской Квантунской армии в августе 1945 г, есть в какой-то степени и заслуга Тряпицына.

    Здравомыслящие люди на Дальнем Востоке убеждены, что Яков Тряпицын избавил большевиков от затяжной позиционной войны с сильным и коварным противником. Коммунистические «историки» скрыли от нас Национально-освободительную войну, которую на протяжении четырёх лет вёл на Дальнем Востоке Русский народ против японских оккупантов.

    В октябре 1987 г. в интервью хабаровской газете «Молодой дальневосточник» кандидат исторических наук В.Г. Смоляк сказал:

    «Чтобы быть объективным, приведу несколько высказываний людей, лично знавших Тряпицына.

    Генерал-полковник В.З. Романовский: “Наши некоторые руководители того времени на Дальнем Востоке, не разобравшись с делом, пошли по пути провокаторов, помогли нашим врагам облить грязью наш народ и его великое дело, творимое им, очернить лучших борцов за власть Советов, наконец, истребить физически товарищей Тряпицына, Лебедеву и других, чем причинили огромный вред общему делу”.

    Журналист П.И. Гладких (близкий родственник В.К. Блюхера): “В одной из бесед Василий Константинович сказал: ‘Для меня ясно одно: Тряпицын был борцом за власть Советов, таким же, как сибирский «дедушка» Нестор Каландаришвили, который также считал себя анархистом. Загубили Якова Тряпицына напрасно. Не разобрались досконально в этом сложном деле и наломали дров’”.

    Первый главком НРА ДВР Г.Х. Эёхе: “Анархизм Тряпицына носит декларативный характер, во всяком случае, идеологически. Другое дело — его поступки, но в них больше самоуправства, безответственности, бунтарства и всего прочего, чем идейного анархизма… По целому ряду объективных и субъективных причин вокруг Тряпицына и его действий образовался такой невероятно запутанный, противоречивый клубок мнений, суждений и даже документов, что разобраться в них надо ещё много времени и много трудов”.

    С этим пожеланием будущим историкам нельзя не согласиться».

    >

    5

    Креста на месте расстрела и «захоронения» Тряпицына и его товарищей давным-давно нет.

    Летом 1980 г. минуло 60 лет после тех драматических событий; и я, автор этих строк, на рейсовом самолёте АН-2 прилетел в посёлок им. Полины Осипенко (бывший Керби), чтобы поклониться праху Тряпицына. Но на месте захоронения увидел большой… огород, засаженный картофелем. Но это ещё не самое ужасное. Годами ранее какой-то мужик по незнанию соорудил на могиле героев… туалет, но, узнав о своей оплошности, тем не менее, оставил туалет на месте.

    В связи с этим, говорят люди, в посёлок прибыл директор Хабаровского краеведческого музея и известный на Дальнем Востоке писатель-натуралист Всеволод Петрович Сысоев. Он объяснил мужику ситуацию и полушёпотом приказал туалет — убрать. Полушёпотом потому, что в посёлке жили два «стукача» из КГБ: секретарь райисполкома и её муж — заведующий орготделом тамошнего райкома КПСС, которые, не медля, сообщали, куда надо, обо всех посторонних, интересующихся местонахождением «захоронения» и его состоянием.

    Эта супружеская пара «стукнула» и на меня в хабаровское отделение КГБ. Откуда я знаю, что именно они? Потому что проводивший со мной профилактическую «беседу» работник КГБ любезно сообщил мне их имена и должности.

    Почему посмертная судьба Якова Тряпицына столь необычна? Потому. что яркое проявление русского духа всегда было противно интернационалистам-ленинцам. Оно глубоко противно и пришедшим им на смену либеральным демократам. Отсюда идентичная коммунистической по своей «идейной» направленности статья в «Секретных материалах» в 2000 г., а не от недостатка архивных данных. Работая над этой главой, я, например, пользовался материалами, хранящимися в Дальневосточной книжной палате при Государственной Публичной библиотеке; и их там предостаточно.

    С Юрием Васильевичем Бабанским в 1994 г. мне помог встретиться в Киеве ветеран Великой Отечественной войны, бывший офицер штаба генерала Рокоссовского, нештатный корреспондент газеты «За Русское Дело» Иван Иванович Макаренко. Я спросил у Юрия Васильевича: «Что вас побудило отдать тогда приказ?». Ответ был краток: «На моём месте это сделал бы каждый».

    Несмотря на мои усилия, разговор развития не получил. Но ведь военный трибунал запросто мог осудить Бабанского за нарушение приказа «Патрон в патронник не досылать, на провокации не отвечать!». Решительность действий младшего сержанта успокоила не только границу, но и спасла его самого от дисциплинарного батальона или даже тюрьмы. Все понимали, что он отдал приказ, которого давно и с нетерпением ждали от рядового до генерала.

    В книге «Белый Конь Апокалипсиса» впервые рассказано о том, кто на самом деле был «виновником» событий на острове Даманский. Я выслал книгу Ивану Ивановичу с тем, чтобы он вручил её генералу Ю.В. Бабанскому. Однако Юрий Васильевич в 1999 г. в Киеве уже не проживал. Усилия 80-летнего Ивана Ивановича — одного из членов Совета ветеранов войны Украины — найти его ни к чему не привели. И я вот уже много лет тоже ничего не знаю о местонахождении героя.

    Я не думаю, что он чужд публичности. Тут дело, видимо, в другом. Юрий Васильевич тонко чувствует, что нынешние власть предержащие в ещё большей. чем их недавние предшественники-коммунисты. степени не приемлют таких ярких носителей русского духа, как он сам, как Яков Иванович Тряпицын. Поэтому он избегает бывать на каких-либо общественных собраниях, хотя его на них, может быть, и приглашают…

    >

    Глава 13. Tpeтьe пришествие Bс. H. Иванова

    >

    1

    Чем значимей русский человек, тем властней тянет его к себе Великий Туран, как будто проложен вдоль его «полосы» особым образом намагниченный провод…

    С молодых лет жизнь будущего писателя Всеволода Никаноровича Иванова, родившегося на Урале, невероятно и одновременно счастливо оказалась связанной с Сибирью и Дальним Востоком — русским и зарубежным. Он, выпускник историко-философского факультета Санкт-Петербургского университета (1912), участник I Мировой войны, в июне 1919 г. был приглашён в Омск членом партии кадетов, профессором Н.В. Устряловым (в 1934 г. в Харбине издал книгу «Хлеб и вера» и вскоре казнён ЧК), для работы в «Русском бюро печати» Омского правительства адмирала Колчака.

    Молодой Вс. Н. Иванов, видевший, как натравливаемые друг на друга третьей силой русские с каким-то остервенением убивают друг друга в ходе Гражданской войны, видимо, часто задавал себе вопрос «Да кто же такие мы есть?!», ответом на который и станет его будущая книга «МЫ на Западе и на Востоке». Но Белая армия отступала всё дальше к берегам Тихого океана, и в мае 1921 г. Всеволод Никанорович принял должность редактора-издателя «Вечерней газеты» во Владивостоке. В октябре 1922 г. Bс. H. Иванов отправляется в вынужденную эмиграцию в Китай, изучению которого посвятит двадцать пять лет своей жизни.

    Жгучая тоска по Родине заставит Всеволода Никаноровича искать контакта с СССР-Россией. Поэтому в 1931 г. он устроился на работу в советскую газету «Шанхай Геральд», которая выходила на английском и русском языках. Будучи великолепным знатоком основных европейских и восточных языков, Всеволод Никанорович, работая в китайских библиотеках с первоисточниками, оставил для научной общественности СССР огромный исторический обзор литературы Китая. С началом Великой Отечественной войны 1941-45 гг. Bс. H. Иванов, работая политическим комментатором радиостанции «Голос Советского Союза», оказывал важную и своевременную информационную помощь стране Советов. Радиостанция дислоцировалась в Шанхае.

    В феврале 1945 г. Всеволод Никанорович вернулся на Родину, поселился в Хабаровске, где и написал серию романов о событиях в Китае первых десятилетий двадцатого века: «Тайфун над Янцзы», «Путь к Алмазной горе», «Дочь маршала». Там же, в Хабаровске, были написаны исторические романы и повести на русскую тематику: «Чёрные люди», «Императрица Фике», «Иван III» и другие. Веское слово сказал писатель и о А.С. Пушкине, опубликовав книгу-исследование «Александр Пушкин и его время».

    Далеко не всё, созданное этим писателем, увидело свет. Досадно то, что Bс. H. Иванов оказался совершенно невостребованным, как глубокий знаток китайской цивилизации. Даже после известных событий на уссурийском острове Даманский (1969) он не признавался советскими историками. Они ему советовали накупить книг по марксистско-ленинской философии, и как следует проштудировать их. Тогда, дескать, у него откроются глаза на культуру и историю Срединного государства.

    Сегодня наш читатель видит набирающего силу китайского индустриального «дракона» и хочет знать историю, быт, нравы Китая, желательно увиденные и осмысленные русским человеком. Bс. H. Иванов как раз и явил нам русский взгляд на Китай в таких книгах, как «Китай и его двадцать четвёртая революция», «Маньчжурия и КВЖД». Кроме того, как бы из «катакомб» Китая, написаны: «Философия Владимира Соловьёва», «Огни в тумане: думы о русском опыте», «Роман молодой души» и другие.

    >

    2

    Такие люди, как Всеволод Никанорович Иванов, не рождаются, не приходят и не являются, а… пришествуют, потому что велики не только интеллектом, но телом и физической силой. Лично мне это видится так.

    Родился он крупным и неулыбчивым ребёнком. Затем большим и неулыбчивым юношей поступил на историко-философский факультет Санкт-Петербургского университета, где его побаивались за разящее слово. Потом он бы призван на I Мировую. Серьёзно углубившись в историческую науку и журналистику, не успел разобраться в своей собственной гражданской позиции и «перетёк» к тому, кто был на определённый момент ближе к нему чисто географически: в Белую армию адмирала Колчака. Потом — эмиграция в Китай, где и жил до 1945 г.

    Вот всё это и было «первым пришествием» — творческим рождением Всеволода Никаноровича, потому что, добившись разрешения на возвращение в СССР-Россию, он тем самым поставил жирную точку под китайским периодом своей писательской жизни: в СССР написанное им в эмиграции публиковать категорически отказались.

    Социальный статус писателя в России всегда был высок. В стране Советов людей пера тоже сильно почитали, но при условии их верного служения коммунистическим по форме, но антирусским по содержанию «идеалам». Возвращающийся в СССР Всеволод Никанорович этот нюанс, видимо, не предусмотрел и не сразу воспринял, оказавшись в сообществе «людей новой социалистической формации». На мой вопрос, почему он до сих не опубликовал книгу о Китае, так как она была бы очень полезна, писатель ответил так:

    «Такую книгу я написал. Она называется «Китай и его двадцать четвёртая революция». Я повёз её в Москву. Там на неё написали восемь хвалебных рецензий, но печатать не стали. Именно на эту книгу я сильно рассчитывал, когда возвращался из эмиграции… Думал, она будут моей первой, изданной на Родине. Пришлось на два года засесть за “Тайфун над Янцзы”»…

    Вот и получилось, что 58-летнему Bс. H. Иванову, достаточно известному на Западе и на Востоке мыслителю, пришлось стать «начинающим писателем» и заново нарабатывать себе имя в литературе, с чем он блестяще справился, напряжённо работая до своей смерти в 1971 г. Этот период его жизни можно назвать «вторым пришествием».

    Живыми свидетелями «третьего пришествия» Bс. H. Иванова станут читатели начала XXI века. Начнётся оно с выхода в свет его книги «МЫ на Западе и на Востоке». Впервые она была опубликована в Харбине в 1926 г. в издательстве «Бамбуковая роща». В ней Всеволод Никанорович предстаёт в пока незнакомой нам ипостаси: не как писатель-беллетрист, а как талантливейший публицист.

    Большая по объёму и полноценная книга эта — одна из первых в русской литературе, написанных в жанре публицистики. Раньше жанр этот попросту не подразумевал больших развёрнутых полотен и существовал в коротких газетных формах. Поэтому со временем её начнут упоминать в университетах по курсу «История русской журналистики XX века». Без сомнения, будут опубликованы и многотомный «Исторический обзор литературы Китая», и прочие труды. Может быть, Всеволода Никаноровича назовут «дальневосточным Львом Толстым».

    Сейчас Китай стремительно возвышается, и мы начинаем понимать смысл пророческих высказываний писателя: «Бойтесь трудолюбия китайцев!»; «Мир ничего не знает о Китае!» и др.

    >

    3

    История создания книги «МЫ на Западе и на Востоке» связана с появлением в русской эмигрантской среде не нужной России и даже опасной для неё концепции, так называемого, «евразийства». Основоположник её — белоэмигрант Николай Сергеевич Трубецкой, изложивший свою «идею» в книгах: «Европа и человечество» (София. Роле. — Балт. Кн. Изд-во, 1921); «Вавилонская башня и смешение языков» («Евразийский временник» № 3, Берлин. Евразийское кн. Изд-во, 1923); И.Р. (псевдоним Н.С. Трубецкого) «Наследие Чингисхана. Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока» (Берлин, Евразийское кн. Изд-во, 1925).

    Недальновидная российская интеллигенция, та самая, славшая поздравительные телеграммы японскому императору по случаю разгрома русского флота при Цусиме и изрядно потрёпанная революцией, и в эмиграции продолжала вредить России. Потому что евразийство, в общем-то, — бредовый аналог коммунистического Интернационала.

    «Единение всего мира, — писали евразийцы в своей Декларации, — не в стандартизации, являющейся скрытой целью буржуазной западной культуры… а в действительном союзе разнородных и даже вовсе отличных друг от друга культур, на основе единства экономических интересов и общей воли к служению ближнему. Не в насильственной нивелировке под одну меру, а в творческом соборе трудящихся всех рас и национальностей они видят то истинное братство людей, к которому человечество призвано великими заветами своей истории»[179].

    Намерения вроде бы благие, но привели они — в ад: «Ещё вчера идеологи этой концепции строили свои спекулятивные доводы о единении экономик оседлых и кочевых народов, однако они быстро сменили тональность увещеваний, как только кочевые народы, поддавшись неистребимым инстинктам, присвоили себе всё, созданное на их территории трудом и талантом народов оседлых. Едва цивилизованные народы евразийского пространства оказались в политическом и экономическом затруднении, лишённые национальной идеологии и приоритетов, тотчас ментальность степного дикаря, привыкшего жечь, насиловать и грабить, выплеснулась наружу.

    Открытый грабёж этот был санкционирован и направлен именно евразийской концепцией. Именно евразийцы оправдывали крах царской России, как позже благотворили распад СССР. Как будто связанная в руках фокусника из разноцветных верёвок эта концепция по желанию наёмного обманщика может незаметно развязываться, собираясь в любые сочетания»[180].

    Тем не менее, поклонников евразийства полным-полно в современной России. Их кумир — небезызвестный Л.Н. Гумилёв, в своё время почему-то просмотревший, что едва вылупившаяся идеология тут же была принята на вооружение врагами России — японскими милитаристами, который в 1926 г. на Южно-Маньчжурской железной дороге принялись, не жалея средств, переводить и издавать книги евразийцев. На это первым обратил внимание Bс. H. Иванов:

    «…позвольте довести до сведения вас, евразийцев, что Особым отделом Южно-Маньч. ж. дороги (Управление в Дайрене) ассигнованы значительные суммы на переводы выборок из евразийских изданий и на издание их для известного круга лиц, в ограниченном количестве. Соответственно сему должен сказать, что интерес к этому движению на Д. Востоке чрезвычайно высок: моя книга имеет спрос среди забайкальцев (этих гибридов), среди бурят, монголов и т. д., связанных русской культурой. Интересуются и татары, судя по тем сведениям, которые я имел от атамана Семёнова, тоже приверженного этой системе мыслей»[181].

    На базе интеллектуального недоразумения Н.С. Трубецкого, П.Н. Савицкого и подобных им в начале XX века стали выдвигать идеи приобретения суверенитета «продвинутые» российские буряты, монголы и прочие «забайкальцы», которые в числе первых из своих народностей научились читать и писать в российских же университетах.

    Например, в Белграде в 1929 г. опубликовал свою книгу «Чингисхан, как полководец и его наследие. Культурно-исторический очерк Монгольской империи XII–XIV вв.» калмык, врач по специальности Эренжен Хара-Даван, в эмиграции жил в Праге и Белграде. Японцы эту книгу перевели на свой язык и выпустили в 1936 г. под названием «Жизнь Чингис-хана». В 1991 г. книга вышла вторым изданием в российской Калмыкии, чтобы все джунгаро-калмыки знали о «влиянии монгольского ига на государственность России».

    «Э. Хара Даван, представитель туранского народа (под туранцами здесь подразумеваются тюрки и монголы) и кочевого мира, сильно увлёкся евразийским взглядом на русскую историю и взялся писать историю Монгольской империи. В предисловии книги Э. Хара Даван пишет:

    «Несмотря на то, что в русской истории есть особый период — монгольский — ему не придавалось особого значения, “казёнными” историками этот период относится к числу “пустых” периодов русской истории, несмотря на тот исторический факт, что из этого периода вышла Московская Русь, как из материнского лона. Не существует также специального исторического труда на эту тему. Только за самые последние годы учёные евразийского мировоззрения, изучая проблему русского самопознания, стали внимательно разбираться в разных восточных влияниях на русскую историю, культуру и быт, и им отчасти удалось разбить предубеждения и предрассудки европеизма, с которым трактовался этот вопрос до них, и тем самым заинтересовать широкий круг русской интеллигенции, чего не удавалось сделать нашим ориенталистам… Желая удовлетворить появившийся интерес к “исходу к Востоку” (так был озаглавлен первый сборник статей евразийцев, София, 1921. — Авт.), я приступил к этой работе в ознаменование 700-летия Чингис-хана (1227–1927).

    …Если сравнивать “иго монгольское” с “игом европейским” — как можно назвать двухсотлетний императорский период русской истории — период духовного засилья Европы, разрушения и гонения силою власти всего национального, то итоги этих двух периодов, этих двух школ обнаруживаются наглядно: экзамен на аттестат политической зрелости татарской школы Россия выдержала блестяще, между тем. как на экзамене европейской школы на ту же политическую зрелость, после периода учения одинаковой продолжительности, императорская Россия жестоко провалилась в 1917 году»[182].

    Как видите, вчерашний кочевник, подобно степному суслику живший, едва став грамотным, смеет с позиции Бога-Вседержателя говорить про Россию-Мать, спасшую его предков, разрешив поселиться в низовьях Волги в 1758 г., от полного истребления китайцами (а точнее — казаками Пегой Орды или манжурами, правившими тогда Китаем), которых джунгаро-калмыки довели до озверения своими опустошительными набегами на Поднебесную.

    Таким образом рахитичный и больной, но набиравший влияние джин евразийства был выпущен из бутылки.

    Всеволод Никанорович, понимая его, как угрозу России, во-первых, в евразийскую «партию» не вступил (Особый отдел Южно-Маньч. ж. дороги его книги не переводил и не издавал), во-вторых, будучи человеком основательным, он решил, видимо, лично перепроверить сведения, изложенные в, казалось бы, фундаментально сколоченных главах российской истории, рассказывающих о татаро-монгольском периоде жизни на Руси. Ведь концепция евразийства в принципе стала возможна, благодаря этому злополучному «периоду».

    Оказавшись в нужное время в нужном месте, Bс. H. Иванов засел за работу в те библиотеки, в которые историки России никогда не заглядывали: в Основательную библиотеку Китайской Морской Таможни, в библиотеку Британского Королевского Азиатского Общества и другие библиотеки Китая. Что же он вынес из их стен?

    «…русское историческое явление, почти столь же длительное, как и царствование дома Романовых, — монгольское иго, — оставалось совершенно неизученным, совершенно неосвещённым со стороны Востока», — пишет Всеволод Никанорович в предисловии к книге «МЫ…». Как же можно выстраивать здание евразийства, если о «монгольском иге» в странах-истоках его странным образом ничего неизвестно?» — как бы вопрошает писатель.

    Сейчас мы знаем, что злополучное «иго» было на Востоке «неизученным, совершенно неосвещённым по той очевидной причине, что никакого «татаро-монгольского ига» в природе… никогда не существовало. Как же на Востоке могли догадаться о том, чего не было, догадаться о том, что «иго» — русофобская выдумка когорты заезжих «академиков»-немцев на службе у Ватикана и у династии Романовых: Миллера, Шлёцера, Байера и других проходимцев от науки? «…не в Востоке ли, не в Китае ли нам надлежит искать своего Тацита?» — спрашивает писатель.

    Bс. H. Иванов прямо в лоб не отрицает «татаро-монгольское иго», но, как честный исследователь-историк, находит такое бессчётное количество ярких несуразностей в официальной версии русской истории, цитирует множество неизвестных, но, тем не менее, внушающих глубокое уважение первоисточников, что читатель сам без его помощи «иго» отменяет.

    Надо войти в положение Всеволода Никаноровича. Увы, если бы он прямо заявил о «татаро-монгольском иге», как о глобальном историческом подлоге, то его б в то время сочли сумасшедшим. Одно лишь плохо: «восточный Тацит», в силу особенностей иероглифического рисуночного письма и ограниченности китайской фонетики, оказался не в состоянии правильно донести названия местностей и имена народов. Например, листая книгу «Юань-чао ши гао» (XIII век), попробуйте догадаться что, «А-су-та-эр-хань» это Астрахань. А что это за племена жили на русских землях в 206 г. до н. э. — «Цюй-и, Хунь-юй, Цзянь-кун и Дин-лин»? И т. д.

    Если трёхсотлетнее «иго» это исторический мираж, то, что же тогда было на самом деле? Фантомным отображением каких событий является исторический бред «историков»? Ведь они, как правило, ловко перевирают некую реальность. Ответ предлагается такой.

    >

    4

    До сих пор бдительно не проговариваемым в официальной исторической «науке» является значительный период в нашей истории, когда мы, русские, жили в Сибирской Руси и в Дальневосточной Руси. Да, была Поморская Русь (от Балтики до Эльбы), Киевская Русь Новгородская Русь, Московская Русь, но всем им предшествовала Сибирская Русь, включая Дальневосточную Русь!

    В самом деле, а где же, как не в Сибири и на берегах Тихого океана, жил великий, весьма и весьма многочисленный Русский народ в те времена, когда европейское Зауралье, вплоть до Атлантики, почти сплошь было покрыто ледником?

    А в Сибирь Оледенение пришло в щадящем «режиме», и чем ближе к Тихому океану, тем было теплее. Когда Оледенение в Европе закончилось (12–10 тыс. лет назад), то глина и камни, оставшиеся после ледника, не сразу покрылись лесами, не вдруг появились и почвы. Для этого потребовалось 4000 лет! Вот только после этого из Сибири и пошли первые выселки русских людей в тот регион, который сейчас называют Европой. Поэтому глупо датировать возникновение Киевской Руси, Новгородской Руси и т. д.

    VIII–IX вв. н. э.: в Европе после окончания Оледенения мы жили везде, где только нам, русским, хотелось. Понятия «Киевская Русь», «Новгородская Русь» и т. д. — это условности историческои науки, как условно, например, расчленение поверхности Земного шара на «Азию», «Европу», «Америку». Оно — выдумка географов, а Природа-Мать такого расчленения не производила.

    В Сибири и на Дальнем Востоке русские тоже жили всегда, а не только после «завоевания» Сибири Ермаком. Кроме того, мы всегда жили и на Аляске, как и во всей Америке; и при династии Романовых мы Аляску не открыли, а… потеряли. Когда Сибирская Русь, двинувшись в Европу, как бы «присоединила» её к себе, то наши владения распростёрлись от Аляски и Дальнего Востока до Атлантики, а также от берегов Ледовитого океана (Лукоморья) до Индийского, потому что примерно в это же время мы пришли в Индостан и обжили его, создав там «индийскую» цивилизацию.

    По своему государственному устройству это было Образцово Организованное Объединение — Всемирная Протоимперия Великая Русь, повторить размеры и внутренний облик которой напрасно пытались многие полководцы и государственные деятели. Это была Федерация Высшего Типа, до сих пор в теории государства и права не осмысленная. Это когда народы в Федерацию входят не вынужденно, а почитают за счастье.

    За счастье войти под её крыло и набраться ума-разума от её мудрецов почитали и будущие китайцы, и будущие японцы, и будущие индийцы, и будущие индейцы, и все другие народы мира. И в нашей Великой Протоимперии первейшей обязанностью считалось заботиться о них. Были даже учреждены высшие имперские чиновники, ответственные за полноценное и счастливое бытие людей различных рас и этнических групп. Эти чиновники, как уже было сказано, назывались «Чингисханами». Прочтение этого слова по слогам и буквам выше тоже было приведено. Ханы — древнее название людей жёлтой расы. Отсюда русское выражение «Ане придёт ли нам хана?», т. е. не превратимся ли мы в желтокожих?

    «…целый ряд династий Китая вёл своё происхождение от северных завоевателей, варваров в понятии китайцев», — пишет Bс. H. Иванов в гл. 4. То есть, русы слали в будущую Поднебесную одного за другим своих управленцев-чингисханов, а слово «варвар» стало нарицательным с подачи китайских «историков». На самом деле «варвар» — «сын Солнца», «сошедший с Солнца».

    Выселки, ушедшие за Урал, разумеется, ещё очень долго управлялись (всю гамму гармоничных отношений между глубоко родственными племенами это слово, конечно же, не определяет) из глубин Азии, из разных её географических точек. Русские князья, т. е. главы административных образований, ездили за ярлыками на княжение в Сибирь всегда, а не только во время «ига».

    Из столицы Сибирской Руси Ханбалыка «страшный чингисхан» с русской фамилией Темучин (снова «-чин»!), он же великий предок Юаньской, т. е. монгольской=русской династии, одно время лично правил будущими китайцами, а его наместники посылали подчинённых «начальствовать над Нянь-хэ-на и над другими племенами», учить их строить почтовые станции, обжигать гончарные изделия и т. п., что и зафиксировал писатель Bс. H. Иванов, работая в китайских библиотеках.

    Опираясь на труды исследователей, работающих в русле концепции НХФ-Н, мы попытаемся дать ответ на вопрос: «Фантомное отображение каких конкретных событий скрывается под официальной версией существования на Руси татаро-монгольского ига»?

    >

    5

    Насильственное крещение восточно-европейской Руси превратилось в 200-летнюю гражданскую братоубийственную бойню (её аналог — гражданская война вследствие религиозных реформ Никона в 1666 г.) с участием вооружённых сил Византии и Западной Европы на стороне крестителей. Эти события «историки» лукаво именуют «княжеской междоусобицей в Древней Руси». В результате «добровольного» крещения население этой «Древней Руси» сократилось с 12 до 5 млн. человек, а по некоторым источникам — до 3 млн. человек.

    Когда стало ясно, что полной этнической катастрофы не избежать, в 1230-х гг. на каком-то княжеском совете было решено обратиться за помощью к Татаро-Монголам, т. е. русам Сибири и Дальнего Востока, в то время в немалом числе ещё проживающих там. И они, одетые по тогдашней сибирской «моде» и хорошо вооружённые, пришли на помощь своим братьям. Русские, не одураченные христианизацией, разумеется, с восторгом их встретили.

    А вот одураченные, ставшие Иванами-не-помнящими родства, засев в городах (например, в Киеве, Козельске и др.), оказали ожесточённое сопротивление. Из этого понятно, почему Киев, с которого и стало расползаться по Руси зараза лжехристианства, пострадал больше всех. Христианизаторы, ловко выдававшие себя за «византийских греков», были вынуждены на время скрыться.

    Так возникло «татаро-монгольское иго». Только игом оно было по отношению к ушедшей в подполье христианской «пятой колонне», и оно действительно продолжалось 300 лет, пока христианизаторы хитростью, коварством и интригами постепенно не одолели на Восточно-Европейской равнине Русь Ведическую.

    «Смутные времена» официальной истории России, закончившиеся воцарением прозападной династии Романовых, — это последний этап одоления Сибирской Ордынской Руси, которая долгое время имела свою сильную «партию» на Московской Руси. Потому что возникновение и усиление Московской Руси стало возможно лишь при военной и материальной поддержке Руси Ордынской, т. е. Сибирской и Дальневосточной. Московская Русь создавалась в качестве противовеса Ватикану, посылающему на восток один крестовый поход за другим.

    Всеволод Никанорович эти события, вовсе не при его жизни случившиеся, глубоко чувствует и понимает именно с предлагаемой здесь точки зрения. В самом деле, доколе нас будут заставлять верить в примитивную сказочку о том, что некие кочевники, ныне собирательно называемые «монголами», и сегодня, находящиеся, прямо скажем, не на высоком уровне развития, пришли и покорили могучих и гордых Великороссов? Вступая в полемику с евразийцами, Bс. H. Иванов пишет в предисловии:

    «Да, культура Запада и культура Востока находятся в известном антагонизме. В таком случае нам в реальной нашей жизни не остаётся ничего другого, как присоединиться к одной из этих сторон, чтобы войти в реальный процесс живого становления, чтобы из тёмного магического кристалла будущего и явилась новая реальная культура, нам доселе неведомая, а не искать самим “средней линии”. Ведь эдак исчезнут сами силы! И если эта культура явится в нас, избрав нас, русских, своим сосудом, то эта культура будет не Азийской, не Европейской, а Русской.

    К какому же из двух мировых очагов культуры чувствуем мы живое тяготение? К Азийскому! Только там, в огромных пространствах пустынь, степей, алмазных гор, чудесных городов, условного размеренного быта, практической любвеобильной мудрости, там, где напряжённость духа в буддийских, в даосских взлётах разрешается и гармонически сочетается с практицизмом конфуцианства, только там на нас дышит то, что всегда прельщало нас — естественное огромное богатство самой жизни. Запад творит, работает над своим самодельным богатством, но марка Made in West не может конкурировать с тем, на чём лежит отпечаток божественного происхождения или даже эпигонства бесконечно далёких колоссальных ранних культур.

    В Азии — мы дома, вот, что должно быть нами осознано, а отсюда, из этой короткой фразы возникают перспективы для нашего обращения лицом к Тихому океану, что произойдёт в течение ближайшего столетия, когда за Уралом развернётся, удесятерив этим окном в Азию дело царя Петра, новая наша огромная цивилизация, совершенно европейская по духу: ведь наше азийское устремление, будет результатом европейской критичности познавшего самого себя нашего духа».

    В книге Всеволода Никаноровича поднята огромная тема, и писатель с ней справился. Теория «пассионарности» Л. Н. Гумилёва на фоне размышлений Bс. H. Иванова выглядит никакой.

    Я счастлив, что при жизни Вс. Н. Иванова имел возможность встречаться и беседовать с ним. Спасибо Юрию Яковлевичу Букрееву, бережно сохранившему рукописи и другие материалы, относящиеся к жизни и творчеству Всеволода Никаноровича! Недавно Юрий Яковлевич сообщил, что на свои личные сбережения тиражом 500 экземпляров выпустил нигде ещё не публиковавшиеся записки писателя, относящиеся к разным периодам истории Китая. Это связано со 120-летим со дня рождения Bс. H. Иванова, которое будет отмечаться 20 ноября 2008 года.

    >

    6

    Читатель спросит, а какое отношение могут иметь к нам очень уж удалённые от нас исторические процессы? К сожалению, самое непосредственное. Потому что ложная история, как и всякая ложь, приносит горькие плоды. Создателей евразийской концепции питали «исторические» события, которых на самом деле не было. Результат — межнациональные амбиции, распри, беды и разочарования.

    Но евразийцы не успокаиваются. По их заказу на деньги казахстанского президента Н. Назарбаева известный кинорежиссёр Бодров-старший снял фильм «Монгол», в котором иллюзия историческая эффектно усиливается иллюзией кинематографической. В будущем фильм непременно «сработает». Пока же полюбопытствуем, о каких подлинных событиях, связанных с жизнью казахов, согласился бы снимать фильм Бодров-старший, если бы он был честным художником.

    16 декабря 1996 г. Н. Назарбаев произнёс речь, посвящённую 10-летию массовых беспорядков в Алма-Ате, спровоцированных, так называемой, «демократической интеллигенцией Казахстана». Эта речь стала программной. С неё началось возвеличивание казахов, как «имперской нации» и формирование у них чувства превосходства над другими народами и прежде всего — над русскими:

    «Почти полторы тысячи лет назад тюрки создали первое великое государство — Тюркский каганат, наследниками которого стали многие государства, в том числе наша страна. Благодаря несомненному превосходству, кочевые народы смогли захватить регионы, занятые оседлым земледельческим населением…

    Империи, созданные тюрками, хотя и возникали в результате завоевания, в дальнейшем играли определённую цивилизирующую роль. Царское самодержавие в России вело политику натравливания одних народов на другие. В частности, эти методы были использованы для развязывания войны между казахами и ойратами с целью истребления обоих народов. Таковы были предпосылки последующих событий XVIII века, в итоге приведших к потере независимости Казахстана и превращения его в колонию Российской империи».

    Н. Назарбаев призвал казахов стать в ряд лидирующих в мировой политике наций с тем, чтобы реализовать идею Великого Турана:

    «За последние годы восстановлен прерванный тоталитарной изоляцией активный экономический, политический диалог тюркских государств. Это растущий фактор в мировой политике, и Казахстан активно выступает за усиление интеграционных связей в этом направлении. Все мы ради такого счастья готовы довольствоваться тем, что имеем, и на этом пути не пожалеем знаний и опыта, сил и способностей, а если понадобиться, то и жизни!».

    Будучи номенклатурным работником ЦК КПСС, г-н Назарбаев совсем недавно громко говорил о том, что «при Советской власти многие народы СССР шагнули из первобытно-общинного строя сразу в социализм, минуя феодальную и капиталистическую стадии развития». И к казахам это относилось в первую очередь. Их и называли не так — «кайсаками».

    Это имя за много веков до установления Советской власти было нарицательным, ибо не было в среднеазиатской полупустыне более забитого, более обездоленного и больного народа, чем кайсаки. В числе прочих среднеазиатских народцев кайсаки в 1613 г. были завоёваны свирепыми джунгарами, которые сейчас известны, как калмыки. (Современные казахстанские калмыки вынуждены скрывать свою национальность, т. к. г-н Назарбаев преследует их более жестоко, чем русских).

    Джунгарский военачальник Далай-тайша согнал завоёванных кайсаков в северное Прибалхашье без права покидать его. В этой резервации с 1613 по 1760 гг. кайсаки и проживали.

    Джунгарское ханство занимало громадную территорию и включало в себя современный Казахстан, Киргизию и Узбекистан. Но этого джунгарам-калмыкам показалось мало, и в 1716 г. они начали войну с Китаем за обладание Тибетом. Эта затея кончилась весьма плачевно: в 1757 г. обозлённый Китай двинул в Среднюю Азию своё войско, костяк которого составляли манжуры, т. е. ещё до конца не переродившиеся в китайцев бывшие казаки сибирской Пегой орды. Китай наголову разгромил Джунгарское ханство. Спасаясь от поголовного истребления, будущие калмыки (их осталось всего 30–40 тыс. человек) были вынуждены просить Российскую империю защитить их. Русское правительство разрешило поселиться калмыкам в Прикаспии, где они и проживают в настоящее время.

    Что касается кайсаков, то, не видя более над своими головами кнута джунгар-калмыков, они стали выходить из отведённой им резервации в северном Прибалхашье. Это было тотчас же замечено китайцами. В 1760 г. Китай решил выгнать их с территории бывшего Джунгарского ханства, чтобы они не разносили по степи заразные болезни. Поскольку кайсаков ни одно государство не захотело принимать, то они отправили послов на север, к русским. К этому времени на территории Российской империи самовольно уже проживало достаточно кайсаков, сумевших выскользнуть из-под калмыков и уйти под защиту Москвы.

    «В 1728 г. в Россию, на земли башкир, прикочевала Младшая Орда во главе с ханом Абдулхаиром и запросила русского подданства. Указом царицы Анны они были приняты в состав русско-подданых в 1731 г. В 1732 г. сюда же прикочевала часть Средней Орды во главе с ханом Семке и последовала примеру Абдулхаира. Русское правительство выделило для кочевий кайсаков земли по реке Илеку, левому притоку Яика, и часть земель Башкирии. В устье реки Ори в 1734 г. для защиты кайсаков от калмыков была выстроена крепость Оренбург»[183].

    Такова правда о былой «государственности» Казахстана. О такой незавидной истории лучше помалкивать, что и делает г-н Назарбаев. Но т. к. казахи — тюрки, то они, по Назарбаеву, не могут быть непричастны к «первому великому государству — Тюркскому каганату», историческим наследником которого, по Назарбаеву, якобы и является Казахстан.

    В тесной смычке с «историками» против Руси-России действуют и «лингвисты». Когда кайсаки, чтобы избавиться от своего ставшего нарицательным имени, стали называть себя «казахами», то «лингвисты» этого не заметили. А между тем, у кайсаков был далеко идущий план: «ненавязчиво» присвоить себе имя той части Великого Турана Древней Руси, которая называлась Казачий Стан или Казакстан. Так в новейшей истории появились «казахи» и «Казахстан».

    Ойраты, с которыми «царское самодержавие якобы стравило» кайсаков «с целью истребления обоих народов», — это маленькая кочевая народность, которую вместе с дербэтами, хошутами, хой-татами и др. собирательно теперь называют «монголами», ничего более этнографической диковинки ни в XVIII веке, ни «почти полторы тысячи лет назад» из себя не представляла. Царское самодержавие даже не подозревало о её существовании. Географически ойраты и кайсаки вряд ли соприкасались.

    Положение миллионов русских в сегодняшнем Казахстане просто ужасно. Назарбаевский апартеид для русских ни в какое сравнение не идёт с былым апартеидом белых для чёрных в Южной Африке. Каждый третий казах работает в силовых структурах, т. е. МВД, судах, прокуратуре и т. д. Остальные казахи представлены в других органах власти и управления. Русские своим трудом в производственной сфере соответственно должны обеспечивать содержание непомерно раздутого этнократического карательного аппарата. Тех русских, которые пытаются защитить своё человеческое достоинство, бросают в концентрационные лагеря, в которых процветают пытки, рабский труд и… каннибализм.

    Кинорежиссёру Бодрову-старшему скоро закажут фильм «Монгол»-2; и он его старательно отснимет. Когда хорошо платят, то…

    >

    Глава 14. Спрошу у читателя…

    Отодвинув все другие дела, я с нетерпением вскрываю письма читателей с отзывами на книгу «Белый Конь Апокалипсиса». Содержание некоторых я уже здесь воспроизводил. В них удивительным образом подтверждались самые, казалось бы, фантастические с точки зрения официальной истории гипотезы и догадки. Из мозаики этих писем можно сложить настоящую историю Руси. Разумеется, писем должно быть много. И их у меня действительно много…

    >

    1

    «Я коренной сибиряк. Жил и воспитывался в селе Пушкари, что на берегу реки Аллеус. Это Ордынский район Новосибирской области. Река Орда впадает в Обь-матушку. Однажды весной, идя в школу, увидел, как по речке плыли какие-то старинные книги. Мы с ребятами выловили их, и я стал эти книги читать. Ребята мне говорят, как ты, мол, их читаешь, ведь “здесь буквы не те”. А я свободно читал старославянский шрифт, хотя раньше его, конечно, не изучал. Потом дверь как бы закрылась, шрифт стал непонятен, и я перестал читать. В детстве тянуло меня на реку Подкаменная Тунгуска. Почему — не знаю.

    Вы пишите о сержанте Ю. Бабанском; так мне пришлось с ним встретиться в г. Лесозаводске, что на севере Приморского края. Он был на “губе”, а я как раз заступил на гарнизонный караул. Мы дружили с погранцами. Как помощника дежурного, он попросил меня отпустить его к девушкам, и я, вопреки всем уставам, отпустил, поверив ему. Он вернулся, как и обещал, в 6.00 утра. В то время мы доверяли солдатскому братству.

    Призвали нас, новосибирцев, в учебную танковую школу в г. Камень-Рыболов, что на берегу озера Ханка. Оправные точки, в которых пришлось побывать во время службы, все (странные совпадения!) указаны в вашей книге: Манзовка, Ружино, Бикин… Мы были в гражданской одежде, когда нас построили на плацу. Командир школы спросил: «Откуда, сынки?». Услышав, что из Сибири, сказал, что верит сибирякам, как это было не раз, всегда и везде. Весь выпуск был отличным, и нас отправили инструкторами-механиками в Высшее Омское танковое училище. Но по пути следования на станции Ружино, что возле Лесозаводска, развернулись в отдельный танковый полк, чтобы помочь погранцам перекрыть границу с Китаем. Не раз форсировали реку Уссури по дну.

    Однажды зимой шли учения вдоль границы. Поступил приказ разгрузить боеукладки и боекомплект прямо на землю. Я подумал, а как же прикрывать границу без снарядов и лент боекомплекта? Уходя в армию, от родственников получил наказ: “Ты — сибиряк, ты — Хазов. Умри, но не сдай позиций. Помни, что у тебя в загашнике всегда должны быть патроны и снаряды для ведения боя”. И я не выполнил тот преступный приказ. Взял на себя ответственность, как старший механик-водитель взвода. Потом события развернулись так, что пришлось раздать имеющиеся снаряды на три танка и прикрывать отход сначала роты, батальона, а потом и корпуса. После было много случаев, когда приходилось брать ответственность на себя за офицеров наших.

    У меня два сына, и я их воспитываю тоже в русском духе. Являюсь членом Союза художников России. Планирую посетить Алтай, Белуху, написать пейзажи тех мест так, чтобы слиться с древними духами. По отцу мы — выходцы из Рязани и, похоже, из Путятинского района. Мои родственники, Хазовы, все в общем свободолюбивые, честные, мастеровые, душевные, последнее отдадут, староверы, очень чистоплотные. Отец ударение в нашей фамилии ставил на «-ов». Что значит фамилия «Хазов»? Загадка для меня. Будете в наших краях, милости прошу в гости.

    Хазов Виктор Александрович, г. Новосибирск».

    >

    2

    «Мой прадедушка родился в 1852 г. и умер в 1956 г. Он всегда русских называл УРРУСами. Мы его поправляли, а он говорил, когда-нибудь вы поймёте, что русских правильно называть УРРУСами. Спасибо вам за правду-матушку, всем вам благ земных и долгих лет жизни.

    Тагмазян Сетрак С. Адыгея, Майкопский район, пос. Тульский».

    «Алтай — огромное поле для изучения наследия предков Руси. Здесь исконно проживали славяно-арии. Не всё уничтожено рейдами ЧК-КГБ-ФСБ. Много археологического, фольклорного и исторического материала прячется в запасниках музеев. Попробуйте в музее пристально присмотреться к интересному с точки зрения русской истории экспонату — сразу привлечёшь внимание бдительных работников музея.

    Многое скрыто от русского глаза в фондах библиотек. Не каждый студент может ознакомиться с нужной книгой. Многое просто замалчивается. Например, нам на 5 курсе в университете в 2001 г. преподаватель спецкурса «евразийство» А.В. Иванов рассказывал, что археологи истфака АГУ обнаружили под городом Алейском древний арийский город, подобный известному уральскому Аркаиму, но превосходящий Аркаим по своим размерам. В другом государстве давно бы уже кричали о новой исторической достопримечательности, а в Россиянии — молчок, т. к. нет и не может быть Великой древнейшей собственной истории, культуры, религии, языка у Русской Нации по мнению придворных историков и из хозяев — выходцев из Хазарии.

    Я придерживаюсь данных, приводимых староверами-инглингами, которые сообщают, что территория Руси-Рассении омывалась четырьмя океанами: Северным Ледовитым, Тихим, Атлантическим и Индийским. Вся Евразия была Русской, а не евразийской.

    В своей книге вы, Олег Михайлович, пишите, что государства Китай в древности не существовало. И в самом деле, в русских былинах о Китае нигде не упоминается, но о драконах говорится и довольно часто. Академик Б.А. Рыбаков в работе “Культура средневекового Новгорода” пишет:

    “Легендарное русское сказание XVII века о начале Новгорода указывает, что в Перыни был погребён древний священный ящер (‘крокодил’), божество реки Волхв… Предания о драконе подтверждаются множеством изображений дракона-ящера с символами струящейся воды на различных новгородских вещах. Рукояти деревянных ковшей, т. е. отчасти ритуальных сосудов, которые были составной частью ‘братчины’ — крестьянского народного праздника — украшены мордами драконов — ящеров.

    Спинки кресел, сидений глав семейств покрывались орнаментальными поясами из переплетённых драконов. Иногда драконьи морды свешивались с крыш, при этом во время дождя они воплощали водную стихию (барельефные изображения драконов, найдены в земле Приморья и хорошо представлены в музее С.Н. Горпенко в с. Сергеевка. — О.Г.). Почитание ящера в русском и белорусском фольклоре прослеживается вплоть до рубежа XIX–XX вв.[184] Отсюда видно, что почитание ящера — характерно для русской традиции, и было заимствовано т. н. китайцами.

    Богатырь Вольх Всеславич родился от реально почитаемого бога-змея-дракона-ящера, но по былине это случилось не в Новгороде, а в Киеве. Как видно из имени богатыря Вольха, — это богатырь и волхв-оборотень. С детства он умел оборачиваться ясным соколом, серым волком, гнедым туром, муравьём. Ходил Вольх Всеславич в Индию со своею дружиною в военный поход, через Русь прямо в Индию, ни о каком Китае в былине и речи нет. То есть не было такого Китая, а была — Русь.

    Да и в царстве Индийском царствовал скорее русак — ‘Салтык Ставрульевич буйна голова Батыевич’ с царевною ‘Еленой Александровной Азвяковной’. После того, как Вольх Всеславич расшибает Салтыка Ставрульевича ‘о керпищетои пол в крохи говенные’, он сам становится царём Индийским, взяв себе в жёны ‘царицу Азвяковну, а и молоду Елену Александровну’. Вся дружина богатыря Вольхва, взяв в жёны себе ‘не много не мало семь тысячей душечки красны девицы’, также остались править в Индии. Без сомнения, что в этой былине отразилась народная память о походе славяно-ариев в древнюю Индию. Если принять во внимание, что царь и царица Индии носят, в общем-то, русские имена, то это мог быть и более поздний поход русичей для кровно-расового обновления правящего слоя Индии: Ариев — брахманов и кшатриев. Интересно также и величание царевны — Азвяковна, т. е. A3 говорящая — говорящий потомок Небесных Богов.

    В книге ‘Белый Конь Апокалипсиса’ говорится, что во время гонения на русское Православное Староверие (Ведизм) часть вохвов и ведунов бежало в Тибет. Вероятно, это произошло не только потому, что Тибет представлял в то время труднодоступное место для крестителей, но и потому, что Тибет, как и вся Центральная Азия-Асия, изначально населялся славяно-арийским этносом и являлся одним из первых хранилищ Ведического Знания. Доказательства этому были найдены Н.К. Рерихом во время его центрально-азиатской экспедиции 1923–1928 гг. Н.К. Рерих в своих путевых заметках ‘Сердце Азии’ (СПб., 1992) оценивая предметы быта, культуру, местные народы, пишет:

    ‘Так, уже на полпути от Кашмира на скалах начинают попадаться древние изображения… На этих древних изображениях вы различаете горных козлов с огромными крутыми рогами, яков, охотников — стрелков из лука, какие-то хороводы и ритуальные обряды. Характер этих рисунков потому заслуживает особого внимания, что те же древние изображения мы видели около оазиса Санджу в Сензиане, в Сибири, в Трансгималаях, и можно было узнавать их же, вспоминая Халристнингары Скандинавии’.

    А это описание одежды женщин в тибетском городе Сам Лех:

    ‘Живописно ходили ладакские женщины в высоких меховых шапках с поднятыми ушами и длинной повязкой на спине, украшенной множеством бирюсы и металла. На плечи накинута, как древнее византийское корзно, шкура яка, скреплённая пряжкой на правом плече. Более богатые носят это корзно из цветной ткани, более в этом наряде напоминая некоторые византийские иконы. И фибулы пряжки на правом плече мы могли бы найти в северных и даже в скандинавских погребениях’.

    Встречает Рерих следы Ариев и на Алтае:

    ‘В пределах Алтая можно также слышать очень значительные легенды, связанные с какими-то неясными воспоминаниями о давно прошедших здесь племенах. Среди этих непонятных племён упоминается одно под именем «курумчинские кузнецы». Само название показывает, что это племя было искусно в обработке металлов, но откуда и куда направилось оно? Не имеет ли в виду народная память авторов металлических поделок, которыми известны древности Минусинска и Урала? Когда вы слышите об этих кузнецах, вы невольно вспоминаете о сказочных Нибелунгах, занесённых далеко на запад’.

    И вновь сравнение Тибета и арийской цивилизации:

    ‘Особенную радость доставило нам открытие в Тибете, в области Трансгималаев, типичных менгиров и кромлехов. Вы можете представить себе, как замечательно увидеть эти длинные ряды камней, эти каменные круги, которые живо переносят вас в Карнак, в Бретань, на берег океана… Вот передо мною фибула с изображением двуглавого орла — ведь та же стилизация была найдена на Кубани. Вот другая тибетская пряжка старинной работы из Дерге. Лев, под ним горы, по сторонам растительное окружение.

    Возьмите пряжку скифской работы из находок Козлова, совпадающую даже по величине, и вы будете изумлены тем же характером изображения… В местности Трансгималаях, называемой Доринг — Длинный Камень, очевидно, от древних менгиров, мы встретили совершенно необычный для Тибета женский головной убор. Убор представлял собой ярко выраженный славянский кокошник, обычно красного цвета, украшенный бирюзою, серебряными монетами или унизанный бусами…

    Чтобы покончить с аналогиями, вспомним, не делая никаких выводов, что племена северного Тибета хоры странным образом напоминают некоторые европейские типы. Ничего в них нет ни китайского, ни индусского. Перед вами в искажённом виде проходят лики с портретов старофранцузких, нидерландских, испанских художников’.

    Высылаю вам ксерокопию фотографии ‘каменных грибов’ в долине р. Чулышман. С уважением — Лебедев Роман Викторович, Алтайский край, г. Новоалтайск”».

    >

    4

    «На одном из международных научных форумов историк-исследователь Наталья Игоревна Васильева сделала доклад об антропо-, расо-, и этногенезе. Она застолбила открытие похлеще того, что сформулировал Ч. Дарвин. Оно снимает противоречия между генетиками, биологами, историками, этнографами. Оно объясняет все известные мне на сегодня вопросы биологии человечества.

    Последние пять лет я усваивал, обкатывал и проверял новое для меня мировоззрение, ибо я не склонен принимать что-либо безоговорочно, на веру. По природе я не верующий, т. е. не занимающийся самообманом, и не могу себе позволить выдавать желаемое за действительное, даже если оно мне и удобно. Сейчас уже трудно определить, какие из моих взглядов привиты Н.И. Васильевой, а что я додумал сам, к каким выводам пришёл, благодаря открытию.

    Вкратце так: Н.И. Васильева рассматривает расу белых людей. как эпицентр антропогенеза.

    Прародина человечества — побережье исчезающего моря Тэтис (стопа человека наиболее приспособлена для хождения именно по песку, а жабры эмбриона человека уточняют, что песок этот был прибрежным). Остатки моря Тэтис — цепочка пресноводных или заселяющихся водоёмов: Азовское море, Каспий, Арал, Байкал. Чёрное море тоже раньше было пресноводным и не связанным со Средиземным.

    Неандертальцы и кроманьонцы — не предки, а побочные ветви, антропы вида Homo Sapiens.

    Расогенез Васильева рассматривает, как энтропию белой расы[185]. Предполагается, что и ныне здравствующие обезьяны не предки, а… антропы человека. Т. е. белая раса, расселяясь по планете небольшими группами, сперва темнела, затем антропы слабели интеллектуально, дичали, обрастали шерстью и хвостами и влезали на деревья.

    Этногенез — сложное явление, состоящее из наложения нескольких процессов: дробление рас, климатические и географические адаптации, межрасовое смешение в результате войн, насилия, культурно-экономических контактов и влияния очередной волны исхода белой расы из эпицентра. Проще говоря, нет биологического прогресса (увеличения биологических возможностей) вида Homo Sapiens, а есть процесс расползания его по планете с потерей энергии (энтропия).

    Часть белых людей, отселяясь с прародины небольшой группой, вследствие географических, климатических воздействий, особенностей питания и акцентирования родовых внешних признаков, приобретала новый внешний вид (цвет кожи, разрез глаз, форму носа и другие признаки). Это — этногенез, который имеет место в каждой расе.

    Если эта группа (должно быть, большая семья, несколько семей, род клан…) ввиду своей малочисленности, вынуждена сужать спектр и объём своей деятельности, — то она не сможет прокормить достаточное число непроизводящих материальные блага особей, занимающихся культурой, науками, всем, что обеспечивает научно-технический и культурный прогресс, вследствие чего культура замирает или деградирует. Поэтому языки и обычаи многих малых и средних народов — есть рудименты или застывшие формы культуры древнего белого человека.

    Снижение уровня культуры, сужение спектра деятельности влечёт за собой уменьшение словарного запаса, примитивизацию речи и, следовательно, снижение интеллекта по нарастающей.

    Независимо от интеллекта усиливаются явления дегенерации из-за вынужденных близкородственных браков в виду малочисленности группы. Достигнув критической точки, дегенерация ведёт к вымиранию общины. Уцелевшие, благодаря процессам адаптации вида, приобретают дегенеративные черты и свойства, как физиологически нормальные. Это произошёл энтропийный скачок — образовалась новая раса.

    Именно поэтому многие признаки и свойства небелых рас и неарийских национальностей, являющиеся нормальными у них, у представителей белой расы характеризуются, как дегенеративные. Например, волосатость тела, раскосость, приплюснутый лоб, низкий рост, кривоногость, половые извращения, сниженный иммунитет, картавость, гиперагрессивность, беспредельная жажда богатства и власти и мн. др.

    Именно поэтому браки белых людей с представителями других рас дают такой сумасшедший процент асоциальных и нездоровых потомков. Видимо, исключение должны составлять отпрыски, получившие хотя бы минимум генов белого родителя.

    Серия энтропийных скачков, как это ни печально, даёт обезьяну. Ч. Дарвин точно подметил связь между человеком и обезьяной, но его вера в биологический прогресс, его, ни на чём, кроме чванства и страха, не основанное желание считать себя умнее, здоровее, совершеннее своих предков, помешала ему, да и до сих пор мешает всем увидеть очевидное: обезьяна не наш предок, а наше возможное (если не одумаемся) будущее.

    В детстве мне часто приходилось бывать на Кавказе: причерноморье Краснодарского края, Грузия, Абхазия, Ставрополье. В результате меня одно время грузины принимали за своего. А мой знакомый, уроженец Абхазии, чистокровный русский, — кроме акцента, смуглой кожи и характерной походки приобрёл к совершеннолетию и более и горбатый, чем у родителей, нос. Точнее, родители его не были вовсе горбоносыми. В Казахстане я прослужил всего год, но вернулся оттуда слегка «узкоглазым», и только через год этот «прищур» сгладился.

    Родная сестра моей бабки — украинка — вышла замуж за русского, после чего они уехали в Киргизию и прожили там 15 лет. У них родилось четверо детей. Из Киргизии эта прекрасная русская семья, все шестеро, вернулись, ну ни дать ни взять, — монголами! Младшую дочку даже подозревают в школе — «китаёза». С тех пор прошло 35 лет. Родители так и умерли, не избавившись от монголоидных черт, а у их четверых детей внешность меняется по-разному. Старшая дочка обрусела полностью. А два брата, живущие в Тюменской области, не только сохранили «прищур», но больше потемнели и стали похожи на т. н. коренных жителей Сибири и Севера.

    Видимо, это и есть климатические и географические адаптации в пределах одной расы.

    Махоткин Александр Юрьевич. Краснодарский край, Динский район, пос. Янтарный».

    >

    5

    «В 1950-е годы археолог Джордж Картер открыл в Сан-Диего, на Техасской улице стоянку древних жителей Америки, возраст которой был 80–90 тысяч лет. Были извлечены сотни предметов, принадлежавших людям того времени. Но учёный был только осмеян представителями официальной гипотезы о первых жителях Америки, якобы появившихся не более 30 тысяч лет назад. Тогда он в 1973 году провёл более грандиозные раскопки в том же месте и пригласил сотни учёных, в том числе очень известных, принять участие в извлечении и изучении находок. ВСЕ отказались. Картер написал: «Государственный университет Сан-Диего наотрез отказался посмотреть на работы, которые проводились на его собственном дворе».

    Вряд ли читатели сделают вывод, что сотни учёных просто обленились, или потеряли интерес к сенсационным находкам. Просто ВСЕ они знают, чем кончится для их карьеры даже косвенное подтверждение антидарвиновской концепции происхождения человека.

    Это поразительно напоминает ситуацию в нашем Отечестве, когда в Москве, на территории завода им. Лихачёва, было найдено массовое захоронение воинов, погибших в Куликовской битве. ВСЕ археологи заявили, что находка не представляет научного интереса. Ещё бы! Ведь это опровергает официальное утверждение историков о том, что Куликовская битва происходила под Тулой, и якобы сражались в ней русские воины против иноземных кочевых племён. Им ведь прекрасно известна истина, что Куликовская битва происходила на месте отсутствовавшей тогда (как огромного города) Москвы, между прозападно ориентированными русскими князьями и регулярным РУССКИМ ЖЕ войском, называемым в то время ОРДОЙ.

    В штате Иллинойс, в XIX веке в целостном пласте каменного угля, на глубине 90 футов, был обнаружен скелет человека, абсолютно идентичный скелету современного человека. Но возраст этого слоя угля — 320 миллионов лет. С точки зрения современной материалистической науки, существование человека в то время абсолютно исключено. Но с точки зрения древних Ведических текстов и Пуран, существование человека в то время бесспорно.

    В 1979 г. археолог Фили обнаружил в Танзании, на застывшей около 4 миллионов лет назад вулканической лаве, множество отпечатков стоп человеческих ног. Исследование самых высокопрофессиональных специалистов показало, что эти отпечатки неотличимы от отпечатков стоп современного человека.

    Как известно, у всех обезьяноподобных гуманоидов пальцы ног намного длиннее, чем у современного человека. Здесь же большой палец ноги был направлен прямо вперёд, как у людей, а не в сторону, как у обезьян. У обезьян большой палец ноги может быть повёрнут почти так же, как большой палец руки человека. И четыре функциональных области (пятка, дуга, передняя подушка и пальцы) стоп отпечатались на пепле, как типичные следы людей, прошедших по покрытой пеплом поверхности.

    Но, поскольку цифра 4 000 000 лет никак не вписывается в лженаучную теорию Дарвина, масонские деятели от антропологии тут же заявили, что это какой-то гуманоид прошагал со сжатыми пальцами. Мог ли австралопитек-инвалид, или гуманоид-шутник, прошедший с подвёрнутыми пальцами, оставить следы, похожие на человеческие? Археологи считают это вообще невероятным.

    Если у «гоминида» на ногах были длинные пальцы, тогда, учитывая, что там он прошёл не один, а целая группа таких же живых существ, и не все его попутчики вдруг стали бы ему подражать, должны были бы остаться два вида отпечатков — с длинными вытянутыми пальцами и с короткими повёрнутыми пальцами, с очень глубокими отпечатками суставов. Но этого нет. И это означает, что стопа с длинными пальцами не могла оставить эти следы.

    Мы отчётливо видим следы анатомически современного человека, которого по теории Дарвина в те времена вообще не могло существовать. Они были изучены с помощью фотограмметрических методов. Фотограмметрия — это наука достижения точности измерений посредством фотографии. Исследование показало, что у следов было «близкое сходство с анатомией стопы анатомически современного человека, привыкшего ходить разутым, что является вполне нормальным состоянием человека.

    Отправимся в США XIX века, в штат Калифорнию. Там обнаружены залежи золота. Искатели и старатели прорывают гигантские туннели в тысячи футов длиной, в глубине гор и скал. И в этих скалах они обнаруживают большое количество человеческих скелетов, наконечников копий, различных каменных орудий труда. Все эти находки описал доктор Витни, бывший в те годы главным археологом в правительстве США. Возраст скальных пород, в которые были запаяны эти кости, в разных местах определялся от 10 до 55 миллионов лет.

    Все материалы доктора Витни были собраны в книгу «Геология Сьерра Невады» и опубликованы Гарвардским университетом в 1880 г. Однако, ни в одном музее мира эти находки не выставлены и никогда не упоминаются в книгах и учебниках нашего времени. Ответ прост. Его дал современник доктора Витни, влиятельнейший учёный-орнитолог Смисонианского института из Вашингтона, дарвинист Уильям Холмс.

    Он написал, что если бы доктор Витни был твёрдым сторонником теории эволюции Дарвина, то он никогда бы не осмелился описать свои находки. Это прямое указание на то, что если находки не подтверждают материалистическую концепцию, их следует отбросить.

    Воистину, «партийный подход в науке» — изобретение не сталинистов, а тысячелетия назад созданных структур. И такая позиция тех, кто контролирует процесс фильтрации знаний, характерна не только для XIX века. В 1996 г. NBC — самая мощная телекомпания США — устроила телешоу по поводу книги Майкла Кремо и Ричарда Томпсона «Скрытые истории человеческой расы».

    Продюсеры этого шоу отправились в музей Калифорнийского университета и обнаружили, что описанные доктором Витни находки действительно хранятся там. Но их никогда не выставляют на обозрение широкой публики. Директор музея категорически запретил заснять для телевидения эти экспонаты.

    Мотивировал тем, что у него недостаточно работников, чтобы перенести экспонаты в общий зал. Что музей не может себе позволить расходы на привлечение дополнительных работников. Предложение о том, что телекомпания сама оплатит все расходы, связанные с переносом и съёмкой экспонатов, были отвергнуты. В конце XX века, в самой демократической стране, где гласность и право граждан на получение любой информации является национальной идеей фикс.

    За последние несколько десятков лет в городке Оттосдал, в Западном Трансваале Южной Африки, шахтёрами найдены СОТНИ металлических сфер двух типов. Первые изготовлены из твёрдого голубоватого металла с белыми пятнами. Вторые — это полые шары с белым пористым центром. Они имеют волокнистую структуру внутри и оболочку вокруг неё. Чрезвычайно тверды, и их невозможно поцарапать даже стальным остриём. Возраст определён учёными в два миллиарда восемьсот миллионов лет, когда, согласно материалистической доктрине, на Земле не существовало даже микроорганизмов.

    На одной из таких сфер вокруг экватора сделаны три идеально параллельных бороздки. Сделана они разумным существом. Сегодняшние технологии не позволяют воспроизвести подобные изделия ни в промышленных, ни в лабораторных условиях.

    Можно до бесконечности перечислять замалчиваемые и скрываемые находки, а также факты преследования учёных за попытки говорить правду. Этих находок в неисчислимо раз больше, чем тех, которыми оперируют дарвинисты. Тому, кто захочет знать больше, следует обратиться к имеющейся же уникальной литературе по запретной археологии и сравнить выводы современных учёных с тем, что описано пять тысяч лет назад о происхождении и о прошлом человечества в Ведах.

    Информационную подборку подготовила Гайденко Нина Ивановна, г. Москва».

    >

    6

    «Ваша книга “Белый Конь Апокалипсиса” явилась глотком свежего воздуха и объяснила именно то, в чём я так нуждалась. Я чувствовала, что существуют божественные силы, которые нами управляют, а совесть — это один из их инструментов. И вот, благодаря вам, выясняется, что божественные силы — есть наши родные Русские боги.

    Сейчас мне пятьдесят лет, но 20 лет тому назад я понимала, что мы, русские люди, другие, но не знала почему. Я доказывала знакомым, что Ивана в сказках называют дураком люди недалёкие, для которых важна сиюминутная выгода. А Иван, встретив медведя («не убивай меня, Иван, я тебе пригожусь»), не убил его, не съел, шкуру не продал, а пожалел и отпустил. Для рвача, разве не дурак? А если посмотреть в перспективе, то Иван сохранил медведя, как часть Природы, которая пригодится ему и его потомкам. Теперь также понятно, почему слово «дурак» стало синонимом глупости. Другим народам, особенно народу-антиподу такие поступки кажутся глупыми.

    Мне было также всегда очевидно, что русские генерируют идеи и предоставляют возможность другим народам воплощать их в жизнь, что Россия — это мозг, ум, интеллект мира, а в борьбе ума с коварством на первом этапе всегда побеждает коварство, по себе знаю. Но на то он и ум, чтобы понять, почему он проиграл и выработать новые правила поведения, чтобы на следующем этапе борьбы победить. По моему мнению, на данном этапе необходимо понять, что надо быть добрыми, честными, открытыми, щедрыми, доверчивыми только со своими людьми.

    Это, как на войне, когда люди знали, что есть свои и чужие, что нельзя быть честным с врагом, а надо быть осторожным, хитрым, умным и смелым. Нельзя врага любить и прощать за то, что он убивает наших родных и близких, занимает и грабит наши земли, а надо его уничтожить. Ни в коем случае не помогать чужим, т. к. в условиях войны — это предательство. Только так можно победить в войне, которая сейчас ведётся против Русского народа. Любая война объединяет и мобилизует людей против врага. Эта война должна научить нас объединяться.

    Но это всё, конечно же, идёт вразрез с христианством, которое так усиленно насаждается в нашей стране. Может быть, в вашей газете «За Русское Дело» больше внимания уделять разоблачению разлагающей роли христианства, которое как раз и учит не делить людей на эллина и иудея, т. е. своего и чужого?

    Очень приятно было узнать из вашей книги, что мы здесь живём на исконно русских территориях и возле русских рек — Амур и Хурба.

    Клименко И.К., г. Комсомольск-на-Амуре».

    Приложение 2.

    Председателю Комитета по проблемам Севера и Дальнего Востока, депутату Государственной Думы Российской Федерации Пивненко Валентине Николаевне.

    103262 г. Москва, Охотный ряд, д. 1. Госдума РФ. Депутату Госдумы ПИВНЕНКО В.Н.

    Уважаемая Валентина Николаевна!

    Обращаюсь к Вам и как коренной дальневосточник (я родился и вырос в п. Лесопильное на юге Хабаровского края), и как редактор газеты «Потаённое», издающейся в Санкт-Петербурге. Бывая на Дальнем Востоке, я обратил внимание на то, что под крышей Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН сложилась и активно действует антирусская по сути, прокитайская пятая колонна. Возглавляет Институт д. ист. н. востоковед В.Л. Ларин. Я так утверждаю потому, что Институт не только не отвергает антинаучные доводы претендующих на Сибирь и Дальний Восток руководителей Китая, а, наоборот, провоцирует активизацию экспансии Срединной империи на наши территории.

    Аргументы, указывающие на исторический приоритет России на Сибирь и русский Дальний Восток, Институтом отвергаются, а доказывающие обратное — пропагандируются. Вот высказывание самого В.Л. Ларина: «Территория Приморья действительно испокон веков принадлежала китайцам — достаточно проверить это по любой старой китайской карте» (приморская газета «Конкурент» № 15 от 20.04.04).

    Бывший губернатор Приморского края Е.И. Наздратенко в одной из ТВ-передач «Дальний Восток» сказал: «Мне понятно, почему китайцы доказывают, что Приморье это их территория, но мне непонятно, почему российские историки доказывают мне то же самое». В целях изучения столь прискорбного явления (процветающего, кстати, на деньги госбюджета) и борьбы с ним, редакциями газет «Потаённое» и «За Русское Дело» при поддержке Северо-Западного отделения Международной Славянской Академии в 2000 г. была организована Вторая Амурская экспедиция (ВАЗ). Материалы ВАЗ с критикой в адрес дальневосточных «историков» неоднократно звучали со страниц наших газет, а 7 октября 2006 г. было направлено Открытое письмо губернатору Приморского края. Однако в ответ на наши публикации и обращения приходят казённые отписки чиновников от «истории».

    Валентина Николаевна! Суть возникшей проблемы во всех подробностях Вам будет ясна из очерка «Моя Дальневосточная Русь» в №№ 36–38 «Потаённого» (прилагается), а также из моей статьи «Топонимическая драма Приморья» в № 28 «Потаённого» (прилагается). Полагаю, моё письмо не оставит Вас равнодушной, и Вы сделаете всё от вас зависящее в целях пресечения антироссийской деятельности «учёных»-историков.

    Гл. редактор газет «Потаённое» и «За Русское Дело», руководитель Второй Амурской экспедиции, профессор МСА ГУСЕВ Олег Михайлович.

    23 января 2008 года.

    >

    Литература

    1. Агранцев И. Князь Посейдон — царь Атлантиды? М. «Яуза», 2006.

    2. Аджиев М. И был праздник… Размышляя о седой старине. «Нез. газета» от 18.09.93.

    3. Алексеев В. П. В поисках предков. М., «СР», 1972.

    4. Алексеев В. П. Историческая антропология. М., «ВШ», 1979.

    5. Алексеев С. Т. Арвары. Родина Богов. М., «Олма-Пресс», 2004.

    6. Андреева Ж.В. Древнее Приморье. М., «Наука», 1970.

    7. Аргуэльес X. Фактор Майя. Внетехнологический путь. Киев, «София», 2002.

    8. Арсеньев В. К. В дебрях Уссурийского края. Сб., М., «Географиздат», 1950.

    9. Арсеньева А. Мой муж — Володя Арсеньев. Воспоминания. См.: альманах «Рубеж» № 6, 2006, Владивосток.

    10. Ауссем О.Х. Николаевская-на-Амуре коммуна (1920). Сб. Истпарта «Революция на Дал. Востоке», вып. II, 1924.

    1 1. Барк В. Военный русско-китайский разговорник. М., «Огиз», 1937.

    12. Васильевский Р. С. По следам древних культур Хоккайдо. Новосиб., «Наука», 1981.

    13. Беленькая Е.Д. Айнские топонимы в Японии //Топонимика Востока. Новые исследования., М., 1964.

    14. Беспрозванных Е.Л. Приамурье в системе русско-китайских отношений. М., «Наука», 1983.

    15. Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших с Средней Азии в древние времена. М.-Л., 1950–1953. Т. I–III.

    16. Быструшкин К.К. Феномен Аркаима. М., «Белые Альвы», 2003.

    17. Вашкевич Н.Н. Системные языки мозга. М., «Белые Альвы», 2002.

    18. Вашкевич Н.Н. Симия. М., «Белые Альвы», 2006., 2002.

    19. Вашкевич Н.Н. Между богом и дьяволом. М., «Белые Альвы», 2008.

    20. Вишнякова С. И. В Сибири русские жили всегда. Солнцеликие. Комсомольск-на-Амуре, «Со-Весть», 2007.

    21. Всемирная история. Т. 1–2. М., «Госполитиздат», 1955.

    22. Гемуев И.Н., Сагалаев A.M., Соловьёв А.И. Легенды и были таёжного края. Новосибирск, «Наука», 1989.

    23. Герасимов М.М. Восстановление лица по черепу. М., «Изд. АН СССР», 1955.

    24. Глоба И.А. Боги, великаны и люди. См.: журнал «Ведическая культура» № 14, 2007, Краснодар.

    25. Гуляев В.И. Доколумбовы плавания в Америку. М., «МО», 1996.

    26. Гумилёв Л.Н. Три китайских царства. М., «Алгоритм», 2008.

    27. Гумилёв Л.Н. Древние тюрки. М., «Клышников-Комаров и К», 1993.

    28. Гумилёв Л.Н. Хунны в Китае. СПб., 1994.

    29. Гусева Н.Р. Древность. Арьи. Славяне. Сб., М., «Палея», 1996.

    30. Гусев О.М. Моя Дальневосточная Русь. «Потаённое» № 36–41, 2007–2008, СПб.

    31. Гусев О.М. Белый Конь Апокалипсиса. СПб., «ЛИО редактор», 2000.

    32. Гусев О.М. Магия Русского имени. СПб., «ЛИО редактор», 2001.

    33. Гусев О.М. Что ищет Тур Хейердал в России. «Потаённое» № 1/13, 2001. СПб.

    34. Гульков А.Н., Паничев A.M. Культ УРРА. Владивосток, 1999.

    35. Давиденко И.В. Ложные маяки истории. М., «ЭкоПресс-2000», 2002.

    36. Давиденко И.В., Кеслер Я.А. Мифы цивилизаций. М., «Неизв. планета», 2004.

    37. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. СПб., «Диамант», 1996.

    38. Дергачёва-Скоп Е.И. Летописи сибирские. Новосибирск, 1991.

    39. Деревянко А.П. Ожившие древности. М., «МГ», 1986.

    40. Деревянко Е.И. Племена Приамурья. I тыс. н. э. Новосибирск, «Наука», 1981.

    41. Дёмин В.Н. Северная прародина Руси. М., «Вече», 2005.

    42. Дёмин В.Н. В поисках колыбели цивилизации. М., «Вече», 2004.

    43. Долуханов П.М. География каменного века. М., «Наука», 1979.

    44. Драгункин А.Н., Образцов А.А. Амур и Атлантида. СПб., «Андра», 2006.

    45. Дубровская Д.В. Миссия иезуитов в Китае. М., «Крафт + ИВ РАН», 2001.

    45. Жарникова С. Древние тайны русского севера. М., «Палея», 1996.

    47. Заботин И. 1918–1937 гг.: китайцы в России едят детей. Потаённое, вып. 4, 2006.

    48. Задоенко Т.П., Хуан Шу-ин. Учебник китайского языка. Изд. 2-е. М., 1973.

    49. Иванов В.В. Зачем самураю… лапти? «Дальний Восток» № 11–12, 2002. Хабаровск.

    50. Иванов Вс. Н. МЫ на Западе и на Востоке. СПб., 2005.

    51. Иванов Вс. Н. Ответ Китая: тайные общества. Потаённое, вып. 4, СПб., 2006.

    52. Йонэсигэ Ф. Евразийство на Дальнем Востоке. Japanese Slavic and East European Studies. Vol. 18, 1997. Токийский университет.

    53. Калашников В.В., Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Датировка звёздного неба каталога «Альмагеста». М. «Факториал», 1995.

    54. Кабелев С.В. и др. В глубь веков. История Южного Приморья. Находка, «Печатный Дом», 2005.

    55. Кандауров И. Фуюаньский «треугольник». См. сб.: «Потаённое», вып.4, СПб., 2006.

    56. Каргалов В.В. Русь и кочевники. М., «Вече», 2004.

    57. Классен Е.И. Новые материалы для древнейшей истории Славян… СПб., 1995.

    58. Кондратенко А.А., Прокофьев М.М. Проблемы этнической антропологии, археологии и этнографии айнов. Ю.-Сахалинск, 1989.

    59. Кондратов A.M. Атлантиды ищите на шельфе. Л., «Гидрометеоиздат», 1988.

    60. Кондратов A.M. Атлантиды моря Тетис. Л., «Гидрометеоиздат», 1986.

    61. Котрелл М. Хранители гробниц. Секретный код терракотовой армии. М., «Эксмо», 2004.

    62. Кравцова М.Е. История культуры Китая. СПб., «Лань», 1999.

    63. Корин Дебен-Франкфор. Древний Китай. Пер. с франц. М., ACT «Астрель», 2002.

    64. Кривцов В.Н. Отец Иакинф. Л., «Лениздат», 1978.

    65. Крюков М.В., Софронов М.В., Чебоксаров Н.Н. Древние китайцы: проблемы этногенеза. М., «Наука», 1978.

    66. Кутлер Б. История крестовых походов. Пер. с нем. Ростов-на-Дону, «Феникс», 1995.

    67. Леонтьев А., Леонтьева М. Биармия: северная колыбель Руси. М., «Алгоритм», 2007.

    68. Малявин В.В. Китайская цивилизация. М., «Астрель» ACT 2001.

    69. Малявин В.В. Конфуций. М., «МГ», 1992.

    70. Мартыненко А.А. История народа Русы — история мировой цивилизации. М., «Элиа-Арто», 2007.

    71. Материалы Дальневосточной книжной палаты при Государственной публичной библиотеке. Москва.

    72. Матюшин Г.Н. Археологический словарь. М., АО «Учебная литература», 1996.

    73. Медведев В.Е. Культура амурских чжурчженей. Новосибирск, «Наука», 1977.

    74. Меркулов С.Д. Русское Дело на Дальнем Востоке. Владивосток, 1996.

    75. Морган Льюис Г. Яркий пример благородства этой расы. См.: журнал «Первые Американцы» № 3, 1998, СПб.

    76. Морозов Н.А. Новый взгляд на историю Русского государства. М., «Крафт + Леан», 2000.

    77. Мурзаев Э.М. Словарь народных географических терминов. М., «Мысль», 1984.

    78. Нечволодов А.Д. Сказания о земле Русской. М., «Эксмо», 2007.

    79. Николаев Р. Хромой диктатор. См.: газета «Секретные материалы» № 8(27), май 2000 г.

    80. Новгородов Н.С. Сибирский поход Александра Македонского. Томск, 2006.

    81. Новгородов Н.С. Сибирская прародина, М., «Белые Альвы», 2006.

    82. Новгородов Н.С. Сибирское Лукоморье. М., «Вече», 2007.

    83. Новиков-Новгородцев М.Б. Ведическое мировоззрение протосла-вян — основа подлинной российской государственности и геополитики. СПб., «Изд. Осипов», 2007.

    84. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Империя. Т. 1–4, М., «Римас», 2004.

    85. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Русь и Рим. Т. 1–2. М., ACT «Астрель», 2004.

    86. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Реконструкция. Т. 1–2. М., «Римас», 2005.

    87. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Старые карты Великой Русской империи. СПб., «Нева», 2004.

    88. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Какой сейчас век? М., «АиФ-Принт», 2002.

    89. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Начало Ордынской Руси. М., «Неизв. планета», 2005.

    90. Окладников А.П. История Сибири. Т.1, Л., «Наука», 1968.

    91. Окладников А.П. Далёкое прошлое Приморья. Владивосток, 1959.

    92. Орешкин П.П. Вавилонский феномен. СПб., «ЛИО редактор», 2002.

    93. Ошанин И.М. Китайско-русский словарь. Изд. 2-е, М., 1955.

    94. Петухов Ю.Д. Русы Евразии. М., «Вече», 2008.

    95. Петухов Ю.Д. Тайны древних Русов. М., «Вече», 2008.

    96. Петухов Ю.Д. Русы древнего Востока. М., «Вече», 2007.

    97. Петухов Ю.Д. Сверхэволюция. Суперэтнос Русов. М., «Метагалактика», 2005.

    98. Петухов Ю.Д. История Русов. М., «Метагалактика», 2003.

    99. Петухов Ю.Д. Норманны. Русы Севера. М., «Метагалактика», 2003.

    100. Петухов Ю.Д., Васильева Н.И. Русы Великой Скифии. М., «Вече», 2007.

    101. Петухов Ю.Д., Васильева Н.И. Евразийская империя скифов. М., «Вече», 2007.

    102. Пилсудский Б. Фольклор сахалинский айнов. Ю.-Сахалинск, 2002.

    103. Попов И. Россия и Китай: 300 лет на грани войны. М., «Астрель», 2004.

    104. Попов В.В. Древние памятники Нижнего Амура. Ник. — на-Амуре, «М-Пресс», 2007.

    105. Прозоров Л. Кавказский рубеж. На границе с Тьмутараканью. М., «Яуза», 2006.

    106. Путенихин В.П. Тайны Аркаима. Ростов-на-Дону, «Феникс», 2006.

    107. Разоренов Ф.Н. Аркаим в нашей истории. М., «Палея», 1996.

    108. Рубцов Н.М. Я люблю, когда шумят берёзы. Стихотворения. М., «Эксмо», 2005.

    109. Русаков Р. Дыхание дракона. Россия, Китай и евреи. М., «Москвитянин», 1995.

    110. Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. М., 1981.

    111. Семёнов Д. XIII век: русские в Америке? См.: газета «Потаённое» № 1/13,2001.

    112. Сидихменов В.Я. Китай: страницы прошлого. М., «Наука», 1987.

    113. Сикорский И. А. Характеристика, чёрной, жёлтой и белой рас в связи с вопросами русско-японской войны. См. сб.: «Потерянные ключи» 2007.

    114. Симаков В.И. Принятие учения Демокрита на Руси. Хабаровск, 1996.

    115. Славянско-Арийские Веды. Книга мудрости Перуна. Сага об Ин-глингах. 3-е изд. Кн. 1. Томск, «Асгардъ», 2007.

    116. Смоляк В.Г. За и против Тряпицына. «Мол. дальневосточник», октябрь 1987 г.

    117. Спеваковский А.Б. Духи, оборотни, демоны и божества айнов. М., «Наука», 1988.

    118. Тилак Б.Г. Арктическая родина в Ведах. М., 2002.

    119. Топпер У. Великий обман. Выдуманная история Европы. СПб., «Нева», 2006.

    120. Тряпицын Я.И. Обращение к населению Николаевска-на-Амуре. См.: газета «Воля» № 48 от 17 июня 1920 г.

    121. Тряпицын Я.И. Оперативная сводка. «Призыв» № 20, 1920, Николаевск-на-Амуре.

    123. Хисамутдинов А.А. Владивосток. Этюды к истории старого города. ДВГУ, 1992.

    124. Шамбаров В.Е. Великие империи Древней Руси. М., «Алгоритм», 2007.

    125. Шамбаров В.Е.Русь: дорога из глубин тысячелетий. М., «Алетейна», 1999.

    126. Шелов Д.Б. Северное Причерноморье 2000 лет назад. М., «Наука», 1975.

    127. Шилов ЮА. Прародина Ариев. История, обряды и мифы. Киев, «Синто», 1995.

    128. Широкорад А.Б. Россия и Китай. Конфликты и сотрудничество. М., «Вече», 2004.

    129. Шуб ТА. Былины русских старожилов низовьев реки Индигирки. См. сб.: Русский фольклор. Материалы и исследования. М.-Л., «Изд. АН СССР», 1956.

    130. Федосеев Гр. А. Последний костёр. Избр. пр., т. 2. М., «Худ. лит», 1976.

    131. Фоменко А.Т. Античность это средневековье. СПб., «Нева», 2005.

    132. Формозов А.А. Памятники первобытного искусства на территории СССР. М., «Наука», 1980.

    133. Чудинов В.А. Русские Руны. М., «Альва-Первая», 2006.

    134. Чудинов ВА. Загадки славянской письменности. М., «Вече», 2002.

    135. Чудинов В.А. Руница и тайны археологии Руси. М., «Вече», 2003.

    136. Чудинов В.А. Священные камни и языческие храмы славян. М., «Гранд», 2004.

    137. Чудинов В.А. Вернём этрусков Руси. М., «Поколение», 2006.

    138. Чудинов В.А. Вселенная русской письменности до Кирилла. М., «А-П», 2007.

    139. Чудинов В.А. Тайнопись на русских иконах. М., «Альва-Первая», 2008.

    140. Эчъ В. Исчезнувший город. Владивосток. «Иосиф Короть», 1920.

    141. Энц. Погребённые царства Китая. Пер. с англ. Чекмарева А. М., «Терра», 1998.

    142. Энциклопедия. Народы России. М., «БРЭ», 1994.

    143. Юань Кэ. Мифы древнего Китая. М., «Наука», 1965.

    144. Янович B.C. Великая Скифия: история докиевской Руси. М., «Алгоритм», 2008.


    Гусев Олег Михайлович.

    >

    Примечания

    id="_n1">

    1

    Заслуги А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского в плане обнаружения массовой фальсификации всемирной истории действительно трудно переоценить. Также вызывает большое уважение и масса собранных и обнародованных фактов, являющихся свидетельствами и доказательствами этой фальсификации. Однако, вызывают большое удивление их выводы об общей длительности земной истории, приблизительно, в 1000 лет. — Д.Б.

    id="_n2">

    2

    См. Аджиев Мурад «И был праздник… Размышляя о седой старине». «Независимая газета» от 18.09.1993.

    id="_n3">

    3

    Петухов Ю.Д. «Норманны. Русы Севера». М., «Метагалактика», 2003, стр. 12.

    id="_n4">

    4

    Семёнов Д. «XIII век: русские в Америке?» «Потаённое» № 1/13, 2001.

    id="_n5">

    5

    М, 2005, тираж 1000 экз.

    id="_n6">

    6

    Формозов А.А…, стр. 74.

    id="_n7">

    7

    Основного фонда Российской Федерации по палеолиту; там же, стр. 74.

    id="_n8">

    8

    «Владивосток» № 1491 от 15.01.04.

    id="_n9">

    9

    «Владивосток» от 28 сентября 2007 г.

    id="_n10">

    10

    Там же.

    id="_n11">

    11

    «Известия» № 04, 15.01.2008.

    id="_n12">

    12

    Там же.

    id="_n13">

    13

    Медынский В.Р. «О русском пьянстве, лени и жестокости». М., «ОЛМА Медиа Групп», 2008, стр. 218–221, выделено мной. — О.Г.

    id="_n14">

    14

    См.: Носовский Г.В., Фоменко А.Т. «Империя», т. I, М, «Римас», 2006 и др. авторов.

    id="_n15">

    15

    См.: Классен Е.И. «Новые материалы для древнейшей истории славян…» М., МГУ. 1854; Петухов Ю.Д., Васильева Н.И. «Евразийская империя скифов». М., «Вече», 2007 и др.

    id="_n16">

    16

    Клюв птицы не может походить на змеиную голову; видимо, вместо «нос» следует читать «голова». — О.Г.

    id="_n17">

    17

    «Летописи Сибирские». Сост. и ред. Е.И. Дергачёва-Скоп, Новосибирск, 1991, стр. 47.

    id="_n18">

    18

    Носовский Г.В., Фоменко А.Т. «Русь и Рим. Новая хронология». М., «Астрель», 2004, т. I, стр. 720.

    id="_n19">

    19

    Медведев В.Е. «Культура амурских чжурчженей». Конец X–XI век. Новосибирск, «Наука», 1977, стр. 8, выделено мной. — О.Г.

    id="_n20">

    20

    Окладников А.П. Далёкое прошлое Приморья. Владивосток, 1959, стр. 12–13, выделено мной. — О.Г.

    id="_n21">

    21

    См.: Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Там же.

    id="_n22">

    22

    Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Там же, стр. 731, 732, выделено мной. — О.Г.

    id="_n23">

    23

    БСЭ, 1953, выделено мной. — О.Г.

    id="_n24">

    24

    Медведев В.Е. Там же, стр. 9, выделено мной. — О.Г.

    id="_n25">

    25

    Арсеньев В.К. «В дебрях Уссурийского края». М., 1950, стр. 50.

    id="_n26">

    26

    Цит. по: сб. под ред. Кунгурова С. «Жёлтая опасность». Владивосток, «Ворон», 1996, стр. 18–22.

    id="_n27">

    27

    Сумашедов Б. «Невидимый фронт капитана Арсеньева». «Чудеса и приключения» № 10, 2006.

    id="_n28">

    28

    Сумашедов Б. Там же.

    id="_n29">

    29

    Сумашедов Б. Там же.

    id="_n30">

    30

    Арсеньев В.К. Там же, стр. 21.

    id="_n31">

    31

    Арсеньев В.К. Там же, стр. 526–527.

    id="_n32">

    32

    Там же, стр. 527.

    id="_n33">

    33

    Арсеньева А. «Мой муж — Володя Арсеньев». Альманах «Рубеж», Владивосток, 2006, стр. 302–303.

    id="_n34">

    34

    Куприн А. И. Сб.: «Река жизни». «Лениздат», 1986.

    id="_n35">

    35

    Федосеев Гр. «Последний костёр». Избр. пр., т. 2. М., «Худ. лит», 1976, стр. 398.

    id="_n36">

    36

    Жарникова С. «Древние тайны Русского Севера». См. в сб. «Древность: Арьи, Славяне». М., «Палея». 1996, стр. 107.

    id="_n37">

    37

    Арсеньев В.К. Там же, стр. 288.

    id="_n38">

    38

    Барк В. «Военный русско-китайский, китайско-русский разговорник». М., «Огиз», 1937; «Китайско-русский словарь» под ред. проф. И.М. Ошанина. М., 1955.

    id="_n39">

    39

    Арсеньев В.К. Там же, стр. 292.

    id="_n40">

    40

    Иллерицкий В.Е. «Сергей Михайлович Соловьёв». М., 1980, с. 175». Цит. по: Кожинов В.В. «История Руси и русского слова. От истоков до смутного времени. VIII–XVII вв.» («Наш современник» № 6, 1992, с. 172.

    id="_n41">

    41

    Йося Джугашвили (переводится, как «сын еврея») точно был кровопийцей, тираном и палачом русского народа. Об этом см. книгу академика Н. Левашова «Россия в кривых зеркалах». — Д.Б.

    id="_n42">

    42

    Эта «Протоимперия» называлась Великая Тартария. См. статью «Замалчиваемая история России». — Д.Б.

    id="_n43">

    43

    СПб., «Потерянные ключи», 2007.

    id="_n44">

    44

    Конечный пункт, — англ.

    id="_n45">

    45

    Цит. Хисамутдинов без ссылки на первоисточник, стр. 6.

    id="_n46">

    46

    БСЭ, 1953.

    id="_n47">

    47

    Цит. из книги Хисамутдинова, без выходных данных первоисточника, стр. 8–9; выделено мной. — О.Г.

    id="_n48">

    48

    Гуляев В.И. «Доколумбовы плавания в Америку: мифы и реальность». М., «МО», 1991, стр. 135–136.

    id="_n49">

    49

    Видимо, в молодые годы. — О.Г.

    id="_n50">

    50

    Деревянко А.П. «Ожившие древности». М., «МГ», 1986, стр. 218, выделено мной. — О.Г.

    id="_n51">

    51

    СПб., «Дм. Булачин», 1998

    id="_n52">

    52

    М., «Алгоритм», 2007.

    id="_n53">

    53

    Леонтьевы А. и М…, стр. 107–108.

    id="_n54">

    54

    Шамбаров В.Е. «Великие империи Древней Руси». М., «Алгоритм», 2007, стр. 24.

    id="_n55">

    55

    Шамбаров В.Е. Там же, стр. 136–137.

    id="_n56">

    56

    М.-Л., Изд-во Академии наук СССР, 1946.

    id="_n57">

    57

    ! — трудно приходится здесь современным историкам. — Авт.

    id="_n58">

    58

    Берг Л.С. «Открытие…», стр. 15–16.

    id="_n59">

    59

    Фоменко А.Т., Носовский Г.В. «Империя». М., «Римас», 2004, т. 1, стр. 540–543, выделено мной. — О.Г.

    id="_n60">

    60

    М., «Наука», стр. 11, 14 и др.

    id="_n61">

    61

    Последний ледниковый период начался после мировой войны и планетарной катастрофы около 13 тыс. лет назад, а закончился 6–8 тыс. лет назад. См. книгу академика Н. Левашова «Россия в кривых зеркалах». — Д.Б.

    id="_n62">

    62

    Летописи Сибирские. Хронологическая повесть… стр. 40–50.

    id="_n63">

    63

    Мартыненко А. А. «Противостояние. История народа русы — история мировой цивилизации». М., «Элиа-Арто», 2007, тираж 500 экз., стр. 50, выделено мной. — О.Г.

    id="_n64">

    64

    О том, как и когда на Земле появились люди жёлтой, красной и чёрной рас, читайте в книге академика Н.В. Левашова «Россия в кривых зеркалах». — Д.Б.

    id="_n65">

    65

    Алексеев В.П. «В поисках предков». М., «Сов. Россия», 1972, стр. 154.

    id="_n66">

    66

    Орешкин П.П. «Вавилонский феномен. Русский язык из глубины веков». СПб., «ЛИО Редактор», 2002, стр. 157, 159.

    id="_n67">

    67

    Был широкий тёплый перешеек, в наше время названный геологами в честь В. Беринга — Беренгией. — О.Г.

    id="_n68">

    68

    Аргуэльес X. «Фактор майя. Внетехнологический путь». К.: «София», ИД «Гелиос», 2003, стр. 23–24.

    id="_n69">

    69

    Бречкевич М.В. «Полабские славяне. 400 лет сопротивления». Казань. «Типолитография Императорского университета», 1915 // «За Русское Дело» № 4/75, 2000

    id="_n70">

    70

    Цит. по: «Первые американцы» № 3, 1998, СПб.

    id="_n71">

    71

    Герасимов М.М., там же, стр. 256-259

    id="_n72">

    72

    БСЭ, 1953.

    id="_n73">

    73

    Дебен-Франкфор К. «Древний Китай», М. «Астрель. ACT», 2002, стр. 27.

    id="_n74">

    74

    Кравцова М.Е. «История культуры Китая». СПб., 1999, стр. 44.

    id="_n75">

    75

    Янолвич B.C. Великая Скифия: история докиевской Руси. М., «Алгоритм», 2008, стр. 146.

    id="_n76">

    76

    Аргуэльес X. Там же, стр. 59–60.

    id="_n77">

    77

    Аргуэльес X. Там же, стр. 140–141.

    id="_n78">

    78

    Аргуэльес X. Там же, стр. 52.

    id="_n79">

    79

    Гумилёв Л.Н. «Хунны в Китае. Три века войны Китая со степными народами III–VI вв». СПб., 1994, стр. 28.

    id="_n80">

    80

    Алексеев В.П… стр. 253–254, выделено мной. — О.Г.

    id="_n81">

    81

    Там же, стр. 249–250, выделено мной. — О.Г.

    id="_n82">

    82

    Герасимов М.М. Там же, стр. 437.

    id="_n83">

    83

    Там же. Глава «Люди неолита и энеолита с р. Лены», стр. 445, выделено мной. — О.Г.

    id="_n84">

    84

    Левин A.M. «Направление экспансии — Юг». М., «Сов. Россия», 1979, стр. 112.

    id="_n85">

    85

    Бутурлинов В.Ф. и др. «О советско-китайской границе: правда и пекинские вымыслы». М., «Воениздат», 1982, стр. 77.

    id="_n86">

    86

    Гумилёв Л.Н. Там же, стр. 151.

    id="_n87">

    87

    Гумилёв Л.Н. Там же. Пролог, стр. 17.

    id="_n88">

    88

    Здесь автор сильно заблуждается. Этот процесс совсем не объективный, а результат многосотлетнего «труда» социальных паразитов — космических бандитов — и их помощников на Земле, избранного народа. Об этом см. Библию, книгу академика Н.В. Левашова «Россия в кривых зеркалах» и нашу книгу «Библейские картинки или Что такое “Божья благодать”?». — Д.Б.

    id="_n89">

    89

    БСЭ, 1953.

    id="_n90">

    90

    История Сибири, т. I, стр. 14.

    id="_n91">

    91

    Цит. по: Агранцев И. «Князь Посейдон — царь Атлантиды?» М., «Яуза», 2006, стр. 165.

    id="_n92">

    92

    Цит. по: Агранцев И. Там же, стр. 174.

    id="_n93">

    93

    Там же, стр. 174–175.

    id="_n94">

    94

    Морозов Н.А. Христос. М., «Крафт+Леан», 1998, т. 6, стр. 127.

    id="_n95">

    95

    В.Н. Кривцов «Отец Иакинф». «Лениздат», 1978, тираж 100 000 экз., объём 650 стр.

    id="_n96">

    96

    Кривцов В.Н. Там же, стр. 118.

    id="_n97">

    97

    Там же, стр. 119.

    id="_n98">

    98

    Там же, стр. 353, - выделено мной. — О.Г.

    id="_n99">

    99

    Там же, стр. 256.

    id="_n100">

    100

    Там же, стр. 301, 302.

    id="_n101">

    101

    Гумилёв Л.Н. Древние тюрки…, стр. 93.

    id="_n102">

    102

    Гумилёв Л.Н. Древние тюрки…, стр. 89.

    id="_n103">

    103

    Морозов Н.А. «Новый взгляд на историю Русского государства». М., «Крафт+Леан», 2000, стр. 649–650.

    id="_n104">

    104

    БСЭ, 1953, т. 21, стр. 322.

    id="_n105">

    105

    Сб. «Скифы, хазары, славяне. Древняя Русь». СПб., «Изд-во Гос. Эрмитажа», 1998, стр. 254.

    id="_n106">

    106

    Цит. по: Гумилёв Л.Н. «Хунны в Китае». М., «Наука», 1974, стр. 21.

    id="_n107">

    107

    Морозов Н.А. «Христос», М., «Крафт», 1998, т. 6, стр. 62.

    id="_n108">

    108

    Морозов Н.А. Там же, стр. 63.

    id="_n109">

    109

    Гумилёв Л.Н. «Поиски вымышленного царства». М., «Танаис», 1994, стр. 106.

    id="_n110">

    110

    Там же, стр. 106.

    id="_n111">

    111

    Гумилёв Л.Н. Хунны в Китае…

    id="_n112">

    112

    БСЭ, 1953

    id="_n113">

    113

    БСЭ, 1953, выделено мной. — О.Г.

    id="_n114">

    114

    Дубровская Д.В. «Миссия иезуитов в Китае. Маттео Риччи и другие. 1552–1775 годы». М., Крафт+ЛЕАН, 2001, стр. 81.

    id="_n115">

    115

    Дубровская Д.В. Там же, стр. 81–81.

    id="_n116">

    116

    Дубровская Д.В. Там же, стр. 1104-105.

    id="_n117">

    117

    Алексеев В.П. Там же, стр. 252–253, выделено мной. — О.Г.

    id="_n118">

    118

    Морозов Н.А. «Новый взгляд на историю русского государства». М., «Крафт+Леан» 2000, стр. 633, 637–641.

    id="_n119">

    119

    Носовский Г.В., Фоменко А.Т. «Империя…», стр. 177–178.

    id="_n120">

    120

    Гумилёв Л.Н. «Хунны в Китае…», стр. 152.

    id="_n121">

    121

    Читателю будет очень интересно узнать, что иерусалимом в то время называли не какой-то определённый город, а место, в котором находился иудейский первосвященник. В 1096 году иерусалим был в г. Византия, который позднее стал Константинополем. Подробнее об этом см. книгу академика Н. Левашова «Зеркало моей души», том 2, главу 5. — Д.Б.

    id="_n122">

    122

    Nieuhof John. An Embassy from the Netherlands East India Company of the United Provinces, /trans. By J. Ogilby/. London, 1673. Цит. по: Дубровская Д.В. Там же, стр. 130. выделено мной. — О.Г.

    id="_n123">

    123

    Дубровская Д.В. Там же, стр. 148–150.

    id="_n124">

    124

    См., например: Мурзаев Э.М. «Словарь народных географических терминов». М., «Мысль», 1984.

    id="_n125">

    125

    Иванов Вс. Н. «Ответ Китая: тайные общества». В сб. «Дракон с копытами дьявола». СПб., «Потерянные ключи», 2006, стр. 32–33, выделено мной. — О.Г.

    id="_n126">

    126

    Русанов А. «Зачем самураю… кирзовые сапоги». Газета «Потаённое» № 3/20, 2003, СПб.

    id="_n127">

    127

    Иванов Вс. Н. Там же, стр. 29, выделено мной. — О.Г.

    id="_n128">

    128

    Крюков М.В., Софронов М.В., Чебоксаров Н.Н. «Древние китайцы: проблемы этногенеза». М., «Наука», 1978, стр. 264, выделено мной. — О.Г.

    id="_n129">

    129

    Крюков М.В. и др. Там же, стр. 142–143, выделено мной. — О.Г.

    id="_n130">

    130

    Кравцова М.Е. «История культуры Китая». СПб., 1999, стр. 103.

    id="_n131">

    131

    Кравцова М.Е. Там же, стр. 103–105.

    id="_n132">

    132

    «Погребённые царства Китая». Пер. с англ. Чекмарёва А.М., «Терра», 1998, стр. 63.

    id="_n133">

    133

    Орешкин П.П. «Вавилонский феномен». СПб., «Потерянные ключи», 2002.

    id="_n134">

    134

    Гуляев В.И. «Доколумбовы плавания в Америку: мифы и реальность». М, «МО», 1991, стр. 130–131.

    id="_n135">

    135

    Грум-Гржимайло Г.Е. «Почему китайцы рисуют демонов рыжеволосыми». К вопросу о народах белокурой расы в Средней Азии. СПб., Тип. «B.C. Балашев и Ко», Фонтанка, 95, 1899, стр. 7–8.

    id="_n136">

    136

    Н. Вашкевич «Между Богом и дьяволом. Универсальный семантический код». М., «Белые Альвы», 2008.

    id="_n137">

    137

    Трачевский А. «Учебник истории. Древняя история». СПб., «Издание К.Л. Риккера», 1889, стр. 22; а также: Герасимов М.М…, Алексеев В.П… и др.

    id="_n138">

    138

    БСЭ, 1953.

    id="_n139">

    139

    Носовский Г.В., Фоменко А.Т. «Реконструкция». М., «Римас», 2005, т. II, стр. 342–343.

    id="_n140">

    140

    БСЭ, 1953.

    id="_n141">

    141

    «Потаённое» № 4/41, 2008, выделено мной. — О.Г.

    id="_n142">

    142

    Кюнер Н.В. «Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока». М., Изд. Вост. Лит., 1961, стр. 62.

    id="_n143">

    143

    Ядринцев Н.М. «О следах азиатской культуры в южно-русских и скифских древностях» // Труды археологического съезда. 1897, т. 4.

    id="_n144">

    144

    Н.С. Новгородов «Сибирская прародина», М., «Белые Альвы», 2006, тираж 3000 экз.

    id="_n145">

    145

    Новгородов Н.С…, стр. 62 // Рыбаков Б.А. «Язычество древней Руси». М., «Наука», 1981, стр. 130–134, выделено мной. — О.Г.

    id="_n146">

    146

    Стурлоссон С. «Круг Земной». М., «Наука», 1986, стр. 687.

    id="_n147">

    147

    См.: «Книга Марко Поло». М., Гос. Изд. Географ, литер, 1955.

    id="_n148">

    148

    Спафарий М., «Сибирь и Китай». Кишинёв, 1960, стр. 516.

    id="_n149">

    149

    См.: Гобино Ж.А. «Опыт о неравенстве человеческих рас». М., «Олма-пресс», 2001.

    id="_n150">

    150

    Ломоносов М.В. «Записки по русской истории». М., ЭКСМО, 2003, стр. 63.

    id="_n151">

    151

    Новгородов Н.С…, стр. 9-10.

    id="_n152">

    152

    Миллер Г.Ф. «История Сибири». М., 1937, стр. 25, 21-211.

    id="_n153">

    153

    Пелих Г.И. «Обские Каяловы о реке Каяле» // Вопросы географии Сибири. Вып. 21, Томск, изд. ТГУ, 1995, стр. 67–81.

    id="_n154">

    154

    «Обществознание. Очерки общественной жизни сибирского региона». Ч. II, Кемерово, стр.181.

    id="_n155">

    155

    Мурзаев Э.М. «Очерки топонимики». М., «Мысль», 1974, стр. 382.

    id="_n156">

    156

    Новгородов Н.С…, стр. 123.

    id="_n157">

    157

    Новгородов Н.С…, стр. 140–141, 143, выделено мной. — О.Г.

    id="_n158">

    158

    Эта империя существовала значительно дольше. См. книгу академика Н. Левашова «Зеркало моей души», том 2, главу 5 и иллюстрацию Рис. 1. — Д.Б.

    id="_n159">

    159

    Это всё было бы очень возможно, если бы не вмешательство внешних сил. На самом деле люди Белой Расы из высокоразвитой цивилизации колонизировали Землю около 800 тыс. лет назад. См. книгу Н.В. Левашова «Россия в кривых зеркалах», том 1. — Д.Б.

    id="_n160">

    160

    Новгородов Н.С…, стр. 157, см. илл.

    id="_n161">

    161

    Махоткин А.Г. «Нераскрытый потенциал». Газета «Дуэль» № 25 от 17 июня 2008, выделено мной. — О.Г.

    id="_n162">

    162

    Здесь автор совсем не учитывает проблему т. н. изгоев Белой Расы, о которой он, видимо, просто не подозревает. Об этом см. книгу Н.В. Левашова «Россия в кривых зеркалах», том 1. — Д.Б.

    id="_n163">

    163

    ДПНИ. орг // «За Русское Дело» № 2(141), 2008.

    id="_n164">

    164

    Новгородов Н.С…, стр. 160.

    id="_n165">

    165

    Новгородов Н.С…, стр. 163, выделено мной. — О.Г.

    id="_n166">

    166

    Новгородов Н.С…, стр. 336.

    id="_n167">

    167

    Алексеев С.Т. «Родина Богов. Арвары». М., «Олма-Пресс», 2004, стр. 4.

    id="_n168">

    168

    Из типичной протестанско-христианской проповеди, транслировавшейся радиостанцией «Немецкая волна» и лично мною услышанной 14 мая 1994 г.

    id="_n169">

    169

    БСЭ, 1953.

    id="_n170">

    170

    М.М. Герасимов «Восстановление лица по черепу. Современный и ископаемый человек». М., «Изд. Академии наук СССР», 1955.

    id="_n171">

    171

    Характеристика черепов мужчины и женщины из грота Мурзак-Коба в Крыму из книги М.М. Герасимова «Восстановление лица по черепу».

    id="_n172">

    172

    Герасимов М.М…, стр. 246-249

    id="_n173">

    173

    Иудейских мальчиков обрезали с противоположными целями. Подробнее об этом см. книгу Н.В. Левашова «Россия в кривых зеркалах», том 1, раздел 2.21. — Д.Б.

    id="_n174">

    174

    Герасимов М.М…, стр.248–249.

    id="_n175">

    175

    Д-ръ Штрац. «Расовая женская красота. Съ 242 автотитями, исполненными по фотографическимъ снимкамъ съ женскихъ моделей разныхъ нащональностей съ натуры». СПб., «Т-во Р. Голике и А. Вильборгъ», 1904 // Штрац К. «Расовая женская красота». М., «Белые Альвы», 2004, стр. 313–317.

    id="_n176">

    176

    Сысоев Д. «Летопись начала». М., «Аксиос», 2003, стр. 263–264.

    id="_n177">

    177

    Мартыненко А.А…, стр. 43, выделено мной. — О.Г. // Головин С. «Всемирный потоп, миф, легенда или реальность?» Симферополь, 1994, стр. 68–70.

    id="_n178">

    178

    В. Эчъ «Исчезнувший город. Трагедия Николаевска-на-Амуре» Владивосток. «Типолитография Иосиф Крот», 1920.

    id="_n179">

    179

    Евразийство. Декларация, формулировка, тезис. Прага, Евразийское кн. изд., 1926, август.

    id="_n180">

    180

    Авдеев В.Б. «Из наблюдений над жизнью сборщиков милостыни». См.: газета «За Русское Дело» № 2/46, 1997 // «Евразия или Азиопа?» См. сб.: «Потаённое», вып. 3. СПб., 2004, стр. 192.

    id="_n181">

    181

    Иванов Bс. H. Письмо В.П. Никитину из Цинанфу в Париж. «Евразийская хроника», вып. XI, Париж, 1926, стр. 9-12. Цит. по: Йонэсигэ Ф. Евразийство на Дальнем Востоке. Japanese Slavic and East European Studies. Токийский университет. Стр. 17–18.

    id="_n182">

    182

    Йонэсигэ Ф. Там же, стр. 14–16.

    id="_n183">

    183

    Феоктистов А.Л. «Русские, казахи и Алтай». М., «Альфа и Омега», 1992.

    id="_n184">

    184

    См.: «Как была крещена Русь», М., 1990.

    id="_n185">

    185

    Читателю стоит хорошо помнить простую вещь: все расы т. н. кроманьонца — это пришельцы с других планет. Генетически кроманьонец несовместим с неандертальцем. Это — давно доказанный, но неафишируемый учёными факт. Но неандерталец не является следующей ступенью развития обезьяны. Они имели общего предка. Подробнее см. об этом книгу академика Н.В. Левашова «Последнее обращение к человечеству». — Д.Б.


    Глава 3. «Стреляй не надо! Моя люди!»

    Взирая на солнце, прищурь глаза свои, и ты смело различишь на нём пятна.

    (Козьма Прутков)
    >

    1

    Что же это за «качественно новый этап в истории археолого-этнографического изучения юга русского Дальнего Востока»? «Качественно новый этап» это значит: подобострастно прокитайский и откровенно антирусский. Однако процесс исторического «окитаивания» Приморья шёл ни шатко, ни валко вплоть до появления в крепости Владивосток 28-летнего поручика В.К. Арсеньева.

    «С 1899 по 1930 гг. на Дальнем Востоке работал известный исследователь, путешественник-натуралист и писатель Владимир Клавдиевич Арсеньев. За 30 лет своей неустанной деятельности В.К. Арсеньев выполнил ряд крупных исследований, посвящённых изучению различных районов Дальнего Востока, и опубликовал 62 работы научного, популярного и литературно-художественного характера. Из них самые замечательные — «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала» стали чрезвычайно популярными и любимыми у широких кругов советских читателей» (Кабанов Н.Е. Предисловие к сб.: Арсеньев В.К. В дебрях Уссурийского края. М., 1950, стр. 3).

    Дифирамбы в адрес В.К. Арсеньева поются без малого сто лет. Его именем названы города и улицы, изучающие его наследие без устали клепают кандидатские и докторские диссертации. Дошло до того, что РПЦ собралась его… канонизировать. А между тем, одни просто не видят, другие не хотят видеть, что столь уважаемый ныне В.К. Арсеньев подложил России и русскому народу большую свинью. Дело в том, что он, находясь на исконно русских землях (исконность их подтверждается многими и многими «доарсеньевскими» топонимами Приморья), уже более полувека как закреплёнными за Россией соответствующими Русско-Китайскими договорённостями, наносил их на карту как… китайские, давая горам, рекам, ручьям, падям, долинам, отдельным высотам, бухтам и т. д. китайские названия. Их — сотни! Например, в книге «По Уссурийскому краю. Путешествие в горную область Сихотэ-Алинь в 1902–1906 гг.» их приводится около двухсот: Да-цзянь-шань, Дао-бин-хэ, Эр-цзо-цзы, У-ла-хэ, Ле-фу-хэ, Чжун-дай-цзы, Ям-му-гоу-цзы, Хуан-ни-хэ-цзы, Да-у-хэ-ми-гоу и мн., мн., др. А сколько их в книгах не упомянуты, но, тем не менее, были увековечены на местности! Это деяние было закреплено и на карте Приморья, и на карте мира (китайцы не устают повторять, что «если топонимы в Приморье китайские, то Приморье в прошлом было китайским!»).

    Мало того, Арсеньев с удивительной настойчивостью ищет и находит китайское происхождение давно устоявшихся топонимов.

    «При ляоской династии озеро Ханка называлось Бейцин-хай, а в настоящее время Ханка, Хинкай и Синкай-ху, что значит «Озеро процветания и благоденствия». Надо полагать, что название озера Ханка произошло от другого слова, именно от слова «ханхай», что значит «впадина» (без прописанных рядом иероглифов, сочетание слово-слогов «хан хай», произносимых в разной тональности, может иметь несколько совершенно разных значений. — О.Г.). Этим именем китайцы называют всякое пониженное место»… Впоследствии русские переделали это слово в Ханка»[25].

    В действительности же, Ханка это слегка переиначенное русское слова «ханьга»: «ХАНЬГА арх. Камышъ, тростникъ» (Вл. Даль). А тростника-то на озере Ханка — даль безбрежная, ширь неохватная! Нет, не удосужился Владимир Клавдиевич заглянуть в «Толковый словарь живого Великорусского языка» своего тёзки — Владимира Даля.

    «Река Арзамасовка, — пишет Арсеньев, — по-китайски называется Да-дун-гоу (Там же, стр. 147). Примечания: “большая восточная долина”».

    В.К. Арсеньев трогательно заботится, чтобы русские люди, заселявшие Приморье, не искажали насаждаемые им китайские топонимы:

    «Весь следующий день был посвящён осмотру залива Владимира. Китайцы называют его Хулуай (от слова «хулу», что означает круглая тыква, горлянка, и «вай» — залив или бухта). Некоторые русские вместо Хулуай говорят Фалуай и производят его от китайского слова «фалу», что значит пятнистый олень, что совершенно неправильно» (Там же, стр. 160).

    Там же на стр. 165: «Название Тапоуза есть искажённое китайское слово «Да-пао-цзы» (т. е. Большая лагуна)».

    «Река Тадушу почему-то называется на одних картах Ли-Фуле, на других — Лей-фын-хэ, что значит «Удар грома». Тазы (удэхей-цы) называют её Узи. Некоторые ориенталисты пытаются слово «Тадушу» произвести от слова «Дацзы» (тазы). Это совершенно неверно. Китайцы называют его Да-цзо-шу (т. е. Большой дуб). Старожилы-китайцы говорят, что дуб этот рос в верховьях реки около Сихотэ-Алиня. Дерево было дуплистое, и такое большое, что внутри его могли свободно поместиться восемь человек. Искатели женьшеня устроили в нём кумирню, и все проходившие мимо люди молились богу. Но вот однажды искатели золота остались в нём ночевать. Они вынесли кумирню наружу, сели в дупло и стали играть в карты. Тогда бог послал жестокую грозу. Молния ударила в дерево. Разбила его в щепы и убила всех игроков на месте. Отсюда и получились два названия: Лей-фын-хе и Да-цзо-шу, впоследствии искажённое» (Там же, стр. 167, выделено мной. — О.Г.).

    И т. д., и т. п. на страницах всех произведений легендарного Владимира Клавдиевича.

    Штабс-капитан, слава Богу, оставил в покое топонимы «Амур», «Уссури», «Сихотэ-Алинь», Бикин, Пидан, Манзовка и ещё два-три. Может, Арсеньев видел в тайге развалины грандиозных китайских пагод, обвитых лианами дикого винограда, подобных полуразрушенным дворцам в джунглях Индии и Камбоджи? Или на Сихотэ-Алине он открыл пещеру, набитую старинными китайскими рукописями? Или спотыкался о надгробия заброшенных китайских кладбищ? Ничего такого он нигде не встретил. Тогда зайдём с другой стороны. Прибывший в Приморье для продолжения службы Арсеньев не слыхивал об угрозе его отторжения со стороны Китая? Может быть. У меня в руках доклад «Русское дело на Дальнем Востоке» Спиридона Дионисовича Меркулова. Того самого, который в мае 1921 г. возглавил последнее Временное Приамурское правительство. С 1901 по 1912 гг. он — известный публицист, автор более 100 работ о Дальнем Востоке. Китайцев он сравнивал со «сладкой чумой». 10 марта 1912 г. свой доклад «Русское дело на Дальнем Востоке» Меркулов зачитал во дворце Его Императорского Высочества Их Императорским высочествам Великим князьям Александру Михайловичу и Сергею Михайловичу в присутствии приглашённых Его Императорским Высочествам лиц:

    «Ко мне обращались за советом, стоит ли браться за предприятие, затевать которое возможно лишь, если мы не потеряем Дальнего Востока? Положа руку на сердце, по совести и убеждению, я не мог советовать этого делать, пока не определилось, что правительство примет ряд мер к удержанию экономически уже отваливающегося края.

    В то же время среди китайского населения в русском крае, в Маньчжурии воскресает идея, крепнет убеждение, что Приамурский край должен принадлежать Китаю. То же, по словам бывшего посланника в Китае, происходит и там. Ему, посланнику, открыто говорили, что Россия захватила этот край, пока Китай был слаб, что край этот — китайский. Это сознание китайцев проглядывает и в их резко изменившемся отношении к нам — русским. Одним словом, если нет открытых угроз, скрытые уже имеются. Нельзя не считаться с отрицательным значением такого убеждения в крае и Китае.

    Мне кажется, нет нужды доказывать, что надеяться в XX столетии легко удержать только штыками отдалённую пустынную окраину, граничащую со всё более и более крепнущими соседями в течение долгого времени — невозможно. Мне кажется, трудно удержать, защитить окраину, всё более и более окружаемую теми, от кого её придётся защищать, но всё более порабощаемую ими экономически. Мне кажется, что сделать это без культурной, экономической, национальной связи окраины с центром невозможно.

    Ваши Императорские Высочества и Милостивые Государи, я ни минуты не сомневаюсь, что если дело пойдёт так, как оно шло здесь с 1898 года, без всякой войны Россия, в конце концов, вынуждена будет отказаться от Приамурья. Недаром умные, практичные китайцы-купцы, когда заводишь с ними речь о возможности войны с Китаем, говорят:

    — Зачем наша воевай, русский шибко хорошо. Его много китайский люди деньги давай.

    По словам умного китайца в Чифу — хорошо, когда в Приамурье усиливаются казённые работы, а Маньчжурия заселяется и богатеет, потому что русские выбрасывают много денег. В этом отношении, в смысле поддержания развития русских экономических и колонизационных интересов в Приамурье, мы летим в пропасть. Это ясно будет из сравнения Приамурья в 1891 году с Приамурьем в 1910 году и при сопоставлении успехов наших с успехами Северной Маньчжурии за этот же период времени.

    Население края в 1891 году (я имею в виду русское население, включая всех русских подданных) равнялось 130.000 душ. К 1910 году, не считая войск, оно возросло до 620.000 душ. Количество же китайцев в русском крае, не достигавшее в 1891 году 20.000 душ, к 1910 году возросло по самым осторожным подсчётам до 250.000. Население Северной Маньчжурии, не достигавшее в 1891 году 1.700.000 душ, к 1910 году возросло до 4.000.000 душ. В одной только Хейлуцзянской провинции оно увеличилось с 400.000 до 2.800.000 душ.

    Разве это не жалкие результаты колонизационного дела в Приамурье, принимая во внимание русские расходы на него, по сравнению с колонизационными успехами в Маньчжурии, на которые китайское правительство само не затрачивало и не затрачивает ни копейки»[26].

    Надо полагать, В.К. Арсеньев почитывал в газетах статьи С.Д. Меркулова.

    Высказывали тревогу и другие известнейшие в то время люди:

    «Сколько обитало на территории русского Дальнего Востока незаконно проникших китайцев, корейцев, японцев, никто не считал. Чехов писал в 1890 г. из Благовещенска в Петербург А.С. Суворину: «Китайцы начинают встречаться с Иркутска, а здесь их больше, чем мух…»

    «Гнездились» они в основном в глухой тайге, но и в городах их было достаточно. По переписи конца XIX века во Владивостоке проживало немногим больше 29 тыс. человек, и среди них числилось более 10 тыс. китайцев, 1360 корейцев и 1260 японцев. Побывавший на Дальнем Востоке норвежский исследователь Фритьоф Нансен сообщил, что в 1910 г. население города насчитывало 89 600 человек, из них русских — 53 тысячи, китайцев — 29 тысяч, корейцев 3200 и 2300 японцев»[27].

    Прекрасно знать о складывающейся ситуации и при этом напяливать китайский топонимический «презерватив» на русские территории — это ли не парадокс?

    А вдруг Арсеньев, подолгу пропадая в экспедициях, в самом деле плохо представлял себе «Русское дело на Дальнем Востоке»? Однако вот, что писал он сам:

    «”Как казаки в Запорожскую Сечь, так и в Уссурийский край шли китайцы (сравнение совершенно некорректное. — О.Г.), — напишет Арсеньев в своей книге. — Это были или преступники, которые спасались от наказаний и бежали из своего государства, или такие, которые не хотели подчиниться законам империи и желали жить в полнейшей свободе на воле».

    Китайцы перебирались за Уссури и Амур из Сунгарийского края, куда из центральных районов Поднебесной ссылались преступники. Не знавшие семейного очага бродяги, «всякого рода негодяи, подозрительные личности, беглые и тому подобный сброд». Русских, добавляет автор, «они считали вассалами и требовали от них дани”. Вот с кем предстояло встречаться в тайге арсеньевским экспедициям, которые называли Амурскими (хотя проходили они в Уссурийском крае)»[28].

    >

    2

    Возникает уместный вопрос: откуда Арсеньев черпал китайские топонимы на незнакомой местности? Сам он их сочинять не мог, поскольку не знал китайского языка. Приходится предположить, что путешественник интересовался названиями у промышлявших в уссурийской тайге бродяг-китайцев («хунхузов»). Так оно, вероятно, и было. Факт остаётся фактом: Владимир Клавдиевич, шествуя по русской земле, пренебрёг возможностью спрашивать названия конкретных объектов природы у русских же людей: у переселенцев, у казаков, без малого пятьдесят лет осваивавших край, у старообрядцев, устремившихся сюда после «реформ» 1666-го в РГПЦ. Кроме того, он. как путешественник-первопроходец мог лично именовать местность таким образом, чтобы топонимически она была привязана к Центральной России. В сходной ситуации западноевропейцы, нанося на карту новые земли, дублировали названия родных городов, рек или шли в ход имена католических святых.

    Возможна версия, что среди спутников Арсеньева был синолог из Владивостокского Общества изучения Амурского края, словотворчество которого и фиксировал Арсеньев. Однако учёного-синолога, как и простого переводчика, у Арсеньева не было. Ответы на вопросы, что как называется, фиксировал лично он. Записанные на слух русскими буквами китайские слово-слоги и уже однажды опубликованные он исправлял в последующих изданиях в прилагаемых к каждой книге «Примечаниях». Потому что «на пленэре» он вёл запись без учёта тональности произнесения слово-слогов, которая в китайском языке имеет смысло-разделительное значение. В «Примечаниях» при помощи русско-китайского словаря слово-слоги подгонялись под какой-то смысл; чаще автор переиначивал просто абсурдное на очень абсурдное.

    В книге «По Уссурийскому краю»: «Эль-Поуза» исправлено на Эр-цзо-цзы (вторая заводь); «Кангоузу» — на Гань-гоу-цзы (сухая падь); «Тудинза» — на Ту-дин-цзы (земляная вершина) и мн., мн. др. При этом мы не видим прописанных рядом иероглифов. Но ведь лишь конкретным иероглифом можно как бы проштемпелевать значение записанного на слух слова в китайском языке. Не ставят иероглифы в «Примечаниях» и редакторы книг Арсеньева: наверное, не хотят быть смешными в глазах синологов. О смыслоразличительном значении тональности в китайской разговорной речи писатель, скорее всего, не знал, но героически зачем-то преодолевал лингвистические трудности.

    В приведённой выше цитате из книги В.К. Арсеньева я обратил внимание на строку «Река Тадушу почему-то называется на одних картах Ли-Фуле, на других…». Значит, у первопроходца уже имелись, как минимум, две карты, на которых была река Тадушу. Но откуда? Арсеньев не уточняет их происхождение.

    Реку Тадушу (на картах 1950-х гг. — Тадуши; ныне — Зеркальная) наносила на карту в 1874 г. топографическая экспедиция Л.А. Болыдева, описавшая северо-восточное побережье Приморья. Побывавшие до Арсеньева в Уссурийском крае русские путешественники М.И. Венюков, Н.М. Пржевальский, А. Мичи и др. карт Приморья не составляли.

    Весьма возможно, что Арсеньев приехал во Владивосток из Польши с… готовыми картами-набросками Уссурийского края. Англо-японской разведке при полной прозрачности российско-китайской границы углубиться в тайгу и составить карту-схему Приморья (даже методом расспроса желтокожих искателей женьшеня) не составляло труда.

    В таком случае, Арсеньеву надо было провести съёмку местности и зафиксировать китайские топонимы на якобы впервые составляемые карты. Цель — выбить стул из-под сидящего. Каким образом? Вот китайцы (а в случае покорения Китая самураями, то и японцы) подступились к России с территориальными претензиями. Доказывая свой исторический приоритет, наши достают карту и говорят: «Мы первыми в мире нанесли Приморье на карту. Правда, топонимы здесь китайские. Извините, наш Влад Клавдич сильно полюбил Восток».

    А в ответ китайцы (или японцы) тоже достают карту Приморья с абсолютно идентичными топонимами и говорят, что она составлена в III веке до н. э. по приказу императора Циныпи Хуанди, а карта Арсеньева — ни о чём не говорит: он просто не мог обнаружить топонимы, отличающиеся от топонимов на карте времён Циныпи Хуанди!

    Пусть обожающие путешественника возмущаются, читая эти строки. Идя пока чисто логическим путём, в рамках журналистской версии мы дерзнём предположить, что картограф и будущий писатель был агентом английской разведки, завербованным ещё в Польше.

    В звании подпоручика он начинал службу в Новочеркасском полку, стоявшем на Охте в Санкт-Петербурге. Через два года, в 1897 г., продолжил её в Олонецком полку, дислоцированном в г. Ломжа недалеко от Варшавы. Англия готовила Японию к войне с Россией, предоставляя ей деньги и новейшие технологии. Она активизировала свою разведку. И в Польше — тоже.

    Налицо факт: под Уссурийский край В. К. Арсеньев подвёл топонимическую мину замедленного действия! Воистину, «по делам да узнаете их»…

    Читатель скажет, ну что вы! Арсеньев был типичным мягким русским интеллигентом, заблуждавшимся… Кто теперь не знает, что по своей простоте интеллигенты слали приветственные телеграммы японскому императору по случаю победы Японии над «проклятым самодержавием»? Но простота и наивность к Арсеньеву отношения не имеют.

    >

    3

    В аннотации к публикации Бориса Сумашедова в журнале «Чудеса и приключения» пишется: «Автор рассказывает о белых пятнах в биографии знаменитого русского путешественника, о тайных задачах его географических и этнографических экспедиций». Оказывается:

    «Во Владивостоке Арсеньев стал учиться разведывательному делу. И быстро (! — О.Г.) овладел им. Мы мало знаем об этой стороне военной биографии знаменитого путешественника. Точно лишь известно, что поручика в 1902 г. назначают командиром крепостной конно-охотничьей команды — мобильной разведывательной группы. “Охотники подбирались обычно из казаков…Весной 1905 г., когда Россия начала войну с Японией, Арсеньева производят в штабс-капитаны и подчиняют ему уже две команды… Арсеньевские охотники задержали немало шпионов и диверсантов… Генерал-губернатор Приамурского края П.Ф. Унтербергер быстро оценил способности капитана Арсеньева и перевёл его поближе к штабу, в Хабаровск. А весной 1906 г. назначил начальником большой экспедиции в дебри Сихотэ-Алиньской тайги.

    Генерал-губернатор рассчитывал, что Арсеньев с приданными ему офицерами и стрелками реализует свой опыт, накопленный в разведывательных рейдах во время минувшей войны. Громадные пространства — от побережья Японского моря и по распадкам, рекам, склонам Сихотэ-Алиньского хребта, его перевалам — надо было преодолеть пешим ходом, чтобы знать досконально, где возможны высадки вражеских десантов, где пройти войскам, где наступать, где обороняться, маневрировать или принимать бой.

    Был в перечне поставленных задач пункт «Сведения о японских шпионах”»[29].

    Первые путешествия Арсеньева начинаются в 1902 г. и тоже совмещаются, надо полагать, с обязанностями «охотника за шпионами и диверсантами». Однако вот, как встречает он в 1902 г. неожиданно появившегося на его таёжном становище странного бродягу.

    — Стреляй не надо! Моя люди!.. — послышался из темноты голос, и через несколько минут к нашему огню подошёл человек.

    Одет он был в куртку из выделанной оленьей кожи и такие же штаны. На голове у него была какая-то повязка, на ногах унты, за спиной большая котомка, а в руках сошки и старая длинная бердана.

    — Здравствуй, капитан, — сказал пришедший, обратясь ко мне.

    …Не расспрашивая его, кто он и откуда, я предложил ему поесть. Так принято делать в тайге»[30].

    Так возник в жизни Арсеньева его знаменитый проводник Дерсу Узала. Насчёт предложить поесть, — это возражений не вызовет: обычай гостеприимства до сих пор жив в Уссурийской тайге. А вот вопрос, кто ты и откуда, у таёжного костра во все времена был и уместен, и обязателен — об этом вам скажет любой дальневосточник. Тут Владимир Клавдиевич опять что-то не договорил.

    По моему глубочайшему убеждению, «Дерсу» был хорошо подготовленным японским шпионом. И если борец с диверсантами и шпионами не спросил никаких документов и наивно поверил в рассказы «Дерсу» о погибшей в эпидемию оспы семье и о прочих деталях его простенькой «легенды», начал с умилением восторгаться его умением выживать в лесу, то это странно. Странно в условиях надвигающейся войны с Японией.

    Не странно будет только в том случае, если предположить, что романтическая встреча у ночного костра была запланирована ещё в… ВаршаВс. «Дерсу» сопровождал Арсеньева какое-то время, потом исчезал из его поля зрения (чтобы передавать отчёты в Японию?) и появлялся вновь. Перед тем, как исчезнуть в 1906 г. навсегда (кстати, сразу после выполнения экспедицией Арсеньева очень ответственного задания генерал-губернатора П.Ф. Унтербергера), «Дерсу» инсценировал собственное убийство на станции Корфовская вблизи Хабаровска.

    «Недели через две… я получил телеграмму следующего содержания. «Человек, посланный вами в тайгу, найден убитым».

    «Дерсу!» — мелькнуло у меня в голоВс. Я вспомнил, что для того, чтобы в городе его не задерживала полиция, я выдал ему свою визитную карточку с надписью на оборотной стороне, кто он, и что жительство имеет у меня. Вероятно, эту карточку нашли и дали мне знать по телеграфу… Двое рабочих копали могилу, а рядом с ней на земле лежало чьё-то тело, покрытое рогожей. По знакомой мне обуви на ногах я узнал покойника.

    — Дерсу! Дерсу! — невольно вырвалось у меня из груди»[31].

    Что ж вы, Владимир Клавдиевич, взглянули на обувь, а не в лицо убитому? Так и не взглянули б. Но: «Рабочие подошли к Дерсу и сняли с него рогожку. Прорвавшийся сквозь густую хвою солнечный луч упал на землю и озарил лицо покойника. Оно почти не изменилось»[32]. Но всё-таки изменилось?

    Надо полагать, опытному диверсанту найти в тайге похожего на себя китайца, убить и переодеть в свою одежду не составляло никакого труда… А визитка? Конечно же, конечно же, оставлена на трупе! Именно для этого, а не для чего-то ещё и выдал Арсеньев визитку своему «Дерсу». «Элементарно, Ватсон!» — как сказал бы Шерлок Холмс.

    Честно говоря, это место в записках «борца со шпионами» похоже на зашифрованный отчёт. В действительности-то всё было совсем не так. Вот, что мы нашли в воспоминаниях жены путешественника — Анны:

    «Дерсу ушёл от нас, когда Володя был в лесу. Потом мы узнали, что 13 марта 1908 года каторжники, добывающие гранит на Хехцире (горы в окрестностях Хабаровска. — О.Г.), убили Дерсу из-за его винтовки.

    Осенью 1908 года Володя вернулся из короткой экспедиции, ходил под Хабаровск. Я ему говорила, что Дерсу погиб, сначала Володя не поверил. Он сразу на Корфовскую, это в 25 километрах от нас. Могилу Володя не нашёл. Они искали вместе с Дзюлем, другом Володи, начальником станции Корфовская. Через сутки Володя вернулся, утомлён, огорчён. Траурное настроение. «Мой Дерсук исчез». Следствия не было. Тогда жизнь инородца не ценилась»[33].

    Любая информация о жизни и деятельности Арсеньева предавалась гласности, а вот воспоминания его жены почему-то ждали публикации более полувека.

    …Высказывания «Дерсу» о жизни растений и животных выдают в нём синтоиста-«язычника», т. е. японца. «Дерсу» прямо-таки переигрывал со своим панпсихизмом — это слово в синтоизме обозначает наделение разумом всего, что окружает человека: животных, растений и даже камней. В кинофильме Акиры Куросава «Дерсу Узала» это подчёркивается очень выпукло.

    Но нет ни одной научной работы о религии и мировоззрении приамурских народцев, в которых цитировались бы афоризмы «от Дерсу». А ведь, казалось бы, какой кладезь! Куросава неспроста загорелся снимать этот фильм (1975). Чтобы отметить 100-летие со дня рождения до сих пор засекреченного шпиона?

    О высоком уровне японской разведки немало написано. Известно, что командующий японским военным флотом адмирал Того, желая убедиться в правильности выбранной им тактики ведения войны с русскими, лично вёл разведку в Порт-Артуре, работая в качестве «золотаря», т. е. чистил уборные в русских солдатских и офицерских казармах.

    Подготовку японского шпиона, проникшего в Петербург под видом раненого русского офицера, показал писатель А.И. Куприн в рассказе «Штабс-капитан Рыбников». Рыбникова подозревали, но так и не смогли разоблачить агенты русской разведки, пока этому не посодействовала проститутка в борделе, услышавшая, как её клиент вдруг закричал во сне «Банзай!»[34].

    Весной 1920 г. командующий партизанской Красной армии Яков Иванович Тряпицын, отступающий перед угрозой японского военного десанта, покидал со своим штабом Николаевск-на-Амуре. В качестве проводника он имел неосторожность нанять подвернувшегося под руку тунгуса.

    «Проводник» двадцать двое (!) суток водил отряд по тайге, хотя пройти надо было по достаточно обжитой местности всего 400 км (до посёлка золотодобытчиков Керби; ныне это посёлок им. Полины Осипенко). Без сомнения, ловко изображал из себя природного следопыта японский лазутчик. Потерянного времени оказалось достаточно, чтобы в среде беженцев, скопившихся в пос. Керби на р. Амгунь другим японским лазутчикам вызвать озлобление против Тряпицына, а затем осудить и расстрелять его со всем штабом.

    Другой образ таёжного проводника подарил дальневосточной литературе писатель Гр. Федосеев («Смерть меня подождёт», «В тисках Джугдыра», «Тропою испытаний», и др.), в качестве топографа-геодезиста наносившего на карту север Хабаровского края в 1950–1960 гг. Это эвенк Улукиткан.

    «Геодезистам и топографам благодаря Улукиткану удалось сохранить на карте этого региона названия рек, озёр, хребтов»[35]. А где топонимы, зафиксированные В.К. Арсеньевым со слов его проводника?

    К моей маме, Лахмостовой Зое Леонтьевне, всю жизнь проработавшей наблюдателем метеопоста в нижнем течении реки Бикин (один из правых притоков Уссури) в черте посёлка Лесопильное, нередко наезжал с верховьев Бикина её начальник, техник-метеоролог — удэгеец (а может быть, таз) по фамилии Уза (само собой, без окончания «-ла», которое идёт из китайского языка и означает «старик»).

    Уза — это имя одного из родов народа Удэ. Если Дерсу УЗАла не японский шпион, то к роду Уза он не может не принадлежать; и потому мне показалось странным, почему техник-метеоролог Уза за много лет ни разу не загордился столь знаменитым родственником, почему в удэгейском национальном посёлке Красный Яр в верховьях Бикина до сих пор нет памятника Дерсу?

    Когда я однажды попросил техника рассказать о Дерсу, то Уза вдруг побледнел, странно посмотрел на меня и ничего не ответил. Надо полагать, перебирали они, современные удэгейцы (или тазы), своих умерших родственников досконально, но безрезультатно: не было в роду Уза Дерсу Узала. Никогда.

    Побледнел и промолчал техник Уза потому, видимо, что получил инструктаж «не болтать» от Приморского КГБ…

    Здесь стоит рассказать, какая в связи с деятельностью В.К. Арсеньева топонимическая драма ожидала Приморье в наши дни…

    >

    4

    В старой сумке я держу карты Российской Федерации. Вынимаю на досуге первую попавшуюся. Оказалась — Свердловской области. Смотрю, и глаза разбегаются от множества названий рек, озёр, возвышенностей, проникнуть в смысл которых современному человеку практически невозможно. Здесь реки: Реж, Лямиа, Тагил, Ницца, Кирга, Пышма, Лозьва, Саска, Ёлва и т. д.; озёра: Ваткатур, Синтур, Куртугуз и т. д. Точь-в-точь такая же картина на картах всей Руси от берегов Тихого океана до Балтики.

    Непонятны они потому, что возникли в глубочайшей древности, придуманы были по теперь забытым лингвистическим законам. Обычно «учёные»-топографы находят созвучные этим именам слова в лексиконе какой-нибудь малой народности и «переводят» на русский язык. Получается смешно, коряво, нелепо, но, тем не менее, так принято.

    Но! О том, какое значение они имеют в познании тайн истории России, говорит открытие, сделанное доктором исторических наук, лауреатом премии им. Дж. Неру Н.Р. Гусевой и канд. ист. наук С.В. Жарниковой.

    Оказывается, многие названия рек на европейском Севере Руси продублированы в… Индии, а если и не продублированы, то легко переводятся на современный русский при помощи санскрита — одного из диалектов древнеславянского. И ничего сверхъестественного в этом нет, потому что древнеиндийскую цивилизацию основали когда-то славяно-русы, часть которых ушла в будущую Индию с Русского Севера.

    «На Русском Севере по сей день можно встретить названия рек, явно связанные с санскритом, объясняемые только при помощи древнего языка арьев — санскрита, так же как названия многих деревень и сёл»[36].

    Вот «индийские» имена рек Архангельской и Вологодской областей: Ганга, Гавиньга, Гангрека, Гангозеро, Гавяна, Индога, Индига, Калия, Лала, Лакшма, Сумера, Тара и т. д., и т. п. (названия даются по картам, взятым из дореволюционных изданий).

    Не сомневаюсь в том, что остальные топонимы Руси, в том числе и на Урале, со временем получат доказательства их русского происхождения.

    И какой вред нанёс бы некий реформатор, взявшийся стирать топонимы с карты России! А если бы такое однажды произошло, то легко представить ужас людей, однажды проснувшихся на берегах не Волги, а, предположим, реки Глинистой, не Ангары, а реки Хариузной и т. п.

    Примерно такую ситуацию пережили жители Приморского края, когда в конце 1980-х гг. вдруг увидели, что на картах, дорожных указателях, в газетах, официальных документах десятки и сотни рек, ручьёв, сопок, падей стали вдруг называться «не так».

    Частично некоторые топонимы Приморья (Иман, Тетюхе, Манзовка, Сучан и др.) были ликвидированы сразу после известных событий на уссурийском речном острове Даманский в 1969 г. Населению вполголоса власти дали понять, что сделано это было потому, что названия эти китайского происхождения, что «китайцам не надо давать повода для территориальных притязаний».

    Тотальная и гораздо более дорогостоящая акция конца 1980-х гг. (под шумок «перестроечной» вакханалии) была проведена тоже втайне от населения и неизвестно по чьей инициатиВс.

    Действительно, карта Приморья до её переписывания, была «нафарширована» китайскими названиями. Как уже сказано выше, «наградил» ими эти исконно русские земли ни кто иной, как писатель и путешественник, топограф и географ-краевед В.К. Арсеньев. Может быть, мы к нему слишком предвзяты? Тогда всмотримся в его топонимическое творчество ещё раз. Вот как, к примеру, кладёт он на карту бассейн реки Иман (ныне это река Бол. Уссурка):

    «Река Тайцзибери (один из притоков Имана. — О.Г.) длиной 100 км, она очень порожиста, завалена буреломом… В нижнем течении Тайцзибери имеет следующие притоки: с правой стороны Цоло-гоузу (12 км), Чанцзуйзу, с горой того же имени, и Сибичу; потом следуют: Ханихеза, Бэйлаза и Динанца. Сибича образуется из слияния Сяо-Сибичи и Санчазы и имеет течение в среднем 9 км в час, глубину около 1,5 м и ширину близ устья 50 м. Если идти вверх по правой речке, то можно в два дня выйти на р. Бейцухе, по второй — в четыре дня на Шитохе (верхний приток Бикина). С левой стороны в р. Тайцзибери впадают: Нанца (25 км), Тяпо-гоу (20 км), Цамцагоуза (30 км), Поумазыгоу (12 км) и Талингоуза (40 км). Между устьями третьей и четвёртой рек находится довольно высокая гора, которую местные китайцы называют Логозуйза»[37].

    Неприятные для русского уха и глаза китайские слова в изобилии нагромождены во всех сочинениях В.К. Арсеньева.

    В конце каждой своей книги Арсеньев даёт развёрнутые «Примечания», в которых переводит топонимы с китайского на русский. Например, Цологоузу сначала поправил на Цзо-ло-гоу-цзы, а потом указал — «долина с завядшей травой»; Чанцзуйзу исправлено на Чан-цзун-цзы, что якобы обозначает «длинный клюв». И т. д., и т. п.

    Один и тот же слог, произнесённый в разной тональности, может иметь до четырёх совершенно разных значений. Например, «дао» это: и «остров», и «опрокидывать, лить жидкость», и «путь, дорога», и «до, доходить, достигать, прибыть»[38]. Поэтому точный смысл какого-то сложного понятия даже китаец может уяснить, лишь увидев его прописанным в виде иероглифа.

    Поскольку хунхузы писать иероглифы не умели, то Арсеньев по возвращении домой при помощи китайско-русского словаря приспосабливал «Цологоуза» под «Цзо-ло-гоу-цзы», «Чанцзуйза» под «Чан-цзун-цзы» и т. д. Потому что слогов «цо» и «за» в китайском языке просто-напросто не существует, и он подгонял их под «цзо» и «цзы». Отсюда «длинные клювы», «долины с завядшей травой» и прочая тарабарщина.

    В.К. Арсеньев был и остаётся тёмной личностью, хотя бы из его отношения к попадающимся на его пути явно некитайским названиям. Вот встретилась ему в бассейне р. Иман котловина под названием Картун «в 6 км длиной и 3 км шириной». Название чисто русское. Открываем словарь Вл. Даля: «КАРАж. казнь, наказание, строгое взыскание»; «ТУНЕ нар. тунно сиб. (! — О.Г.) втуне, даром, безплатно, без пользы; тщётно, дарово, напрасно, попусту; без вины, без причины». То есть в этой котловине кто-то когда-то был «невинно казнён». До сих пор в разговорном русском слово «карачун» означает «конец», «смерть», «гибель» (Вл. Даль).

    Но путешественнику по возвращении во Владивосток, как уже тоже замечено, не приходило в голову заглянуть в словарь Вл. Даля. Он пишет: «Слово «картун» (вероятно «гао-ли-тунь») означает «корейский посёлок».

    Не вдохновил Арсеньева на поиски русских корней в приморских топонимах даже такой эпизод: «Незадолго до сумерек мы добрались до участка, носящего странное название Паровози. Откуда произошло это название, так я и не мог добиться»[39]. Как откуда? От слова «паровоз»! Он, наверное, был бы рад переиначить и это слово на китайский лад, но никак не получилось!

    В этой книге мы поясним, откуда в дремучем Уссурийском крае появился этот топоним, а пока замечу, что, не умаляя заслуг В.К. Арсеньева, пора всё-таки разобраться в побудительных мотивах этого человека, заложившего под Приморье топонимическую мину замедленного действия.

    Первые карты Приморья и Приамурья и до революции 1917 г., и в советские времена создавались, естественно, при активном участии В.К. Арсеньева и по состоянию на 1969 г. содержали в себе:

    1) топонимы, зафиксированные В.К. Арсеньевым со слов китайских бродяг;

    2) топонимы, данные местными малыми народностями;

    3) топонимы, данные славяно-русами до н. э. и сохранившиеся неискажёнными до 1969 г.;

    4) топонимы, данные славяно-русами до н. э., но китаизированные В.К. Арсеньевым;

    5) топонимы, данные славяно-русами и сохранившиеся до наших дней.

    Представление о первой группе читатель уже имеет, на второй не буду останавливаться, т. к. к ним в общем-то замечаний нет.

    К третьей группе относятся: Манзовка, Иман, Сучан, Пидан, Шайга, Ханка, Кхуцин, Пфусунг, Садага, Улунга, Самарга, Тамга, Табарга, Силан, Сица, Олон, Лефу Фудзин, Майтун и мн. др.

    К четвёртой группе относятся гидронимы, искажённые вследствие неправомочного исправления русских окончаний в названиях рек «-ха» и «-га» на китаизированное «-хе» и «-гоу». Тетюха — на «Тетюхе», Майха — на «Майхе», Улаха — на «Улахе», Мутуха на «Мутухе», Култуха на «Култухе» и мн. др.; Ванга на «Вангоу», Квандага на «Квандагоу», Поуга на «Поугоу», Инза-Лазага на «Инза-Лазагоу», Литянга на «Литянгоу» и мн. др. Кстати, если «хе» по-китайски «река», то «гоу» вовсе не «река», а: «ров, канава»; «собака»; «достаточно, довольно».

    К пятой группе относятся: Амур, Сихотэ-Алинь, Уссури, Бикин, Алчан, Хор и др.

    Разумеется, карту Приморья надо было чистить от китаизмов, но, во-первых, после глубоко научной проработки возникшей проблемы, в том числе путём организации экспедиций «по следам Арсеньева» с целью возможного выявления русских названий, существовавших ко времени его путешествий; во-вторых, делать это надо было не подковёрно, а в условиях широкого объяснения ошибок Арсеньева, т. е. гласно.

    Вот малая часть современных названий рек Приморья, родившихся «от фонаря» в тиши кабинетов тамошних чиновников: Осиновка, Спасовка, Крыловка, Кривая, Перекатная, Чёрная, Берёзовка, Малиновка, Откосная, Партизанская, Зеркальная, Высокогорская, Черёмуховая, Рудная, Дорожная, Комиссаровка, Студёная, Илистая, Снегуровка, Павловка, Арсеньевка, Улитка, Ивнячка, Комаровка и т. п.

    Привожу выходные данные первой обновлённой карты Приморья: «Карта составлена и подготовлена к печати Дальневосточным аэрогеодезическим предприятием Роскартографии в 1989 г. Адрес: 680000 г. Хабаровск, ул. Шеронова, 97. Редакторы В.Ф. Анейчик, П.Г. Вебер».

    >

    5

    В своей книге «Белый Конь Апокалипсиса» топонимической драме Приморья я посвятил несколько страниц. От простых читателей Приморья у меня — ни одного недоброжелательного письма. Отрицательные отзывы пришли от людей, кормящихся из «научного корыта», т. е. прямо или косвенно ответственных за бездарно проведённую операцию на карте Приморья.

    По своей наивности я полагал, что «специалисты» будут мне благодарны за методологию прочтения русских топонимов, не уничтоженных Арсеньевым, по Всеясветной Грамоте Древней Руси. Однако их отзывы — это просто оскорбления в мой адрес. К таковым относится, например, публикация в «Вестнике Сахалинского музея» за 2004 г. статьи известного в Хабаровске картографа Г.Г. Левкина. На предложения объясниться он ни разу не ответил. Поэтому я был вынужден обратиться к нему с открытым письмом, которое я привожу здесь, чтобы читатель почувствовал остроту возникшей проблемы.

    «Топографу-академику ЛЕВКИНУ Г.Г., г. Хабаровск

    Копия: губернатору Приморского края г-ну Дарькину,

    г. Владивосток

    ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО.

    Уважаемый Григорий Григорьевич!

    Выражаю своё недоумение по поводу Вашего отзыва на мою книгу «Белый Конь Апокалипсиса» в ежегоднике «Вестник Сахалинского музея» № 11 за 2004 г. подзаголовком «Издевательство над топонимикой». Вы позволили себе в некорректной форме (мы с Вами лично не знакомы) «прокатиться» по моей персоне:

    «Написана она (книга. — О.Г.) на уровне амбициозного репортёра-неудачника из районной газеты, который, услышав звон, не разобравшись, где он, сам начинает бить во все колокола, выдавая растрезвоненное за научное открытие. Может быть, это сказывается его давняя работа гражданским вольнонаёмным в отделе писем газеты Краснознамённого Дальневосточного военного округа «Суворовский натиск»?».

    В 1965–1966 гг., в возрасте 23 лет отслужив срочную в СА, я действительно работал литературным сотрудником в Бикинской районной газете «Коммунист» (Хабаровский край), постигая азы журналистики самостоятельно. Непредвзятый литератор, полистав подшивку газеты «Коммунист» за эти годы, скажет, что «амбициозным репортёром-неудачником» я не был, т. к. опубликованные мною материалы найдёт вполне приемлемыми.

    А как понять Ваше: «…сказывается его давняя работа гражданским вольнонаёмным в отделе писем газеты КДВО «Суворовский натиск»?». Или поработать в этой газете — всё равно, что отлежать в «палате № 6»? Работал я в «СН» в 1969–1971 гг., т. е. 35 лет назад, и замечаний ко мне тоже не было…

    Собственно, Вы встревожились-то не по делу. Вы критикуете мою книгу с точки зрения современных топонимической и исторической наук. Но ведь она вовсе НЕ НАУЧНОЕ издание! Моя книга «написана в ЖАНРЕ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ОЧЕРКА», о чём и сказано в аннотации к ней, т. е. она и не претендует на научность.

    Публицистика формулирует и ставит проблему, обращает на неё внимание читателей, в т. ч. учёных мужей и политиков, с целью её разрешения. Вы же судите игру в футбол по правилам баскетбола. Боже меня упаси пристроиться к исторической науке, войти в круг её старчески трусоватых адептов — мастеров держать нос по ветру.

    Будучи твёрдо убеждённым, что топонимы Приморья уходят своими корнями в неолитическую молодость русского народа, я привлёк Всеясветную Грамоту (ВГ) Руси Великой, прочёл топонимы Приморья с её помощью, и открылась неприглядная картина.

    Получилось, что дальневосточные «историки» в смычке с «топографами» работают на отторжение от России русского Дальнего Востока в пользу Китая. Кто в силу устоявшейся догмы, что русских до Ермака в Сибири и на Дальнем Востоке не было, а кто и вполне сознательно. В книге я об этом открыто не заявил.

    А вот сейчас, после злобного отзыва «историка» В.В. Иванова на мою книгу в журнале «Дальний Восток» «Зачем самураю… лапти?» (№ 11–12, 2002) и Вашего в «Вестнике Сахалинского музея» прямо утверждаю, что некоторые историки и археологи, топографы, музейные работники и журналисты СМИ Дальнего Востока, купленные китайцами за конкретные суммы, составили ПРОКИТАЙСКУЮ ПЯТУЮ КОЛОННУ и отрабатывают свои иудины деньги!

    Не странно ли, что негодуют при виде моих книг только люди, вроде бы приставленные охранять наши государственные интересы в истории и топонимике. А иначе не объяснить тот факт, что уже при де-факто начавшейся оккупации китайцами нашего Дальнего Востока до сих пор не появилось ни одной сильной (или даже слабой) научной работы, доказывающей лживость и необоснованность исторических претензий китайцев на наши Сибирь и Дальний Восток.

    А ведь сейчас добросовестному историку есть на что опереться: появились наконец БАЗИСНЫЕ труды академиков РАН А.Т. Фоменко, Г.В. Носовского, академика РАН, доктора философских наук, профессора, крупнейшего специалиста по славянской мифологии и палеографии В.А. Чудинова (прочитавшего по-русски надписи, относящиеся к неолиту и даже палеолиту!), историка, археолога и писателя Ю.Д. Петухова, писателя и историка П.П. Орешкина, учёных И. Давиденко, Я. Кеслера и мн. др., из трудов которых хорошо просматривается первичность русской протоцивилизации по отношению ко всем другим цивилизациям древности: западноевропейской, индийской, арабской, еврейской, «древне»-греческой, «древне»-римской и, конечно же, китайской!

    Тем не менее, в Краеведческом музее им. В.К. Арсеньева (г. Владивосток) в прокитайском духе оформлен отдел «Государство чжурчженей», который в день посещают 5–6 групп (150–200 человек) туристов из Китая. Войдя в него, они впадают в бешенство и начинают кричать: «Смотрите, русские сами признаются в том, что эти территории когда-то принадлежали Китаю!!!»

    Дирекция музея не может не знать, на интересы какого государства работает экспозиция этого отдела.

    Всякая попытка начать воспитание населения Дальнего Востока в национально-патриотическом духе беспощадно преследуется (тоже на китайские деньги?) по ст. 282 УК РФ как проявление «фашизма», «шовинизма», как «разжигание межнациональной вражды и розни». Например, по этой статье за издание тиражом 999 экз. якобы «фашистской» газеты «Нация» в Хабаровске в 2003 г. условно был осуждён молодой человек С.С. Лукьяненко. А во Владивостоке дело дошло до физического уничтожения издателей патриотических газет.

    Честный учёный-топограф в создавшейся ситуации, прослышав о возможности прочесть по-русски, а не по-китайски исконную топонимику юга русского Дальнего Востока, радостно встрепенётся. Ведь это шанс спасти ситуацию! Он спросит, а что это за Всеясветная Грамота Древней Руси из 147 Буков? Где её достать? Вы же, Григорий Григорьевич, ёрничаете: «…новоявленные перво-создатели так называемой «Всея светлой Грамоты», «…Буковы… дошли до некоего А.Ф. Шубина-Абрамова» и т. д.

    Между тем, Всеясветная Грамота — это наша древняя, тщательно продуманная единая слогово-графическая система составления русских имён и фамилий в соответствии с точной индивидуальной генетически-родовой доминантой каждого из нас, а также топонимов в соответствии с философско-мировоззренческим пониманием-видением Русичами объектов Природы.

    В настоящее время топонимика Приморского края ЗАМЕНЕНА ПОЛНОСТЬЮ. Причина: якобы 99 % из них имеют китайское происхождение. Однако предварительная серьёзная научная работа при этом не проводилось, и не было указано на роковую ошибку писателя и топографа В.К. Арсеньева, исказившего на китайский манер древнейшие русские топонимы, а то и немотивированно приписавшего речкам и возвышенностям Приморья китайские названия, черпая их из уст бродяг-китайцев, незаконно проникавших в уссурийскую тайгу в начале XX века.

    Надо, наконец, громко заговорить о том, что топонимическое творчество Арсеньева на территории Приморья — преступление против России. А то ведь получается, что мы, не объяснив предварительно причин появления китаизмов на карте Приморья (как будто бы они были всегда), тихо признали историческую незаконность своего пребывания в Приморье. Другого подтекста в создании новой карты Приморья увидеть невозможно. Придёт время, и китайцы этим воспользуются!

    Вы пишете о себе, как о «профессиональном топографе, многие годы занимающемся дальневосточной топонимикой». Тогда разъясните мне, за что впали в немилость, к примеру, два топонима из многих в Партизанском районе Приморского края? Шайга (название маленькой речки, а по ней — знаменитого Шайгинского городища) и Пидан (название горы). Что же в них-то китайского? Окончание «-га» здесь по Букове ВГ:

    — Га. Означает движение в будущее и присутствует во множестве русских гидронимов с окончанием на «-га»: ВолГА, ПинеГА, ОнеГА и т. д.;

    — Ша — тоже Букова ВГ, означает защиту;

    — И — несёт идею скрытой потенции чего-то (не исключены оздоровительные свойства воды в Шайге). А горе Пидан — Пи дан.

    — Пи — Букова ВГ и означает «загадку, связанную с мирами иными, параллельными».

    И в самом деле, на горе Пидан наблюдаются таинственные явления, что сегодня привлекает к ней пристальное внимание во всём мире. А река ПИнега (наш европейский Север) течёт среди рыхлых горных пород, русло её спрятано в многокилометровых пещерах, и она тоже полна загадок. Может быть, и гидроним Пинега китайского происхождения? Сейчас Пидан стал «Ливадийским хребтом» (крымский мотив?), а Шайга — рекой Ратной. Так кто же издевается над топонимикой?

    Вы далее пишете: «…сам О. Гусев несколько раз в книге подчёркивал, что он некоторое время учился во Владивостоке и вроде бы изучал китайский язык. Вот только, как он изучал китайский язык, мы поймём из нижеследующего его замечания, что в китайском языке 190 иероглифов ключей, позволяющих разбираться в сложных иероглифах. В китайском и японском языках существуют 214 ключей, о чём знает каждый первокурсник».

    Я не «вроде бы», а в самом деле изучал китайский язык в Дальневосточном Государственном университете и «несколько раз не подчёркивал» это в книге. Зачем же? У меня сохранился «Учебник китайского языка» Т.П. Задоенко и Хуан Ши-ина (М., «Наука», 1973). Раскрываю его на стр. 19:

    «Ранее таких ключей (к китайским иероглифам. — О.Г.) насчитывалось 214. За последнее время общий список ключей пересмотрен китайскими лингвистами. Из него исключены знаки, употребляющиеся в ограниченном количестве иероглифов или в неупотребительных сейчас иероглифах. Ныне в Китае принята таблица, включающая около 190 ключей (в том числе и вариантов некоторых ключей)».

    Выходит, Ваше знание предмета, Григорий Григорьевич, не без изъяна, поскольку странно «лопухнулись» с количеством этих самых иероглифов-ключей… Подсказываю адрес учреждения в Хабаровске, в котором можно проверить эту цитату: ул. Муравьёва-Амурского, д. 1/72. 64.

    С наилучшими пожеланиями — ГУСЕВ ОМ., проф. Международной Славянской Академии, гл. редактор Всероссийской газеты «За Русское Дело».

    7 октября 2006 г.»


    Гипотеза о том, что на юге Дальнего Востока существовала могущественная цивилизация славяно-русов (поименованные «историками» как «чжурчжени»), выдвинутая в моей книге «Белый Конь Апокалипсиса» главным образом на основе прочтения наиболее значительных топонимов Приморья, не уничтоженных В.К. Арсеньевым, сегодня подтверждается.

    Вторая Амурская экспедиция, организованная редакциями газет «За Русское Дело» и «Потаённое», установила, что Приморье — это страна древнейших насыпных пирамид, достигающих 300 м в высоту. Местному населению они известны как «сопки». Две из них, «Брат» и «Сестра», расположены в окрестностях г. Находка.

    Верхняя треть сопки «Брат», имевшая внутри себя большое помещение с цельнолитыми бетонными стенами, по распоряжению властей Приморья была взорвана в середине 1960-х гг. и сегодня представляет собой крайне удручающее зрелище.

    Совсем недавно выдающееся открытие сделал в Приморье Генрих Петрович Костин — подводный археолог и тренер спортсменов-подводников. На дне, берегах и островах залива Петра Великого он тоже обнаружил неопровержимые доказательства существования в Приморье мощной цивилизации (12 крупных городов и около 30 крепостей, в бухте Золотой Рог зимовали до 200 кораблей), которая, к сожалению, погибла в результате землетрясения.

    «На островах, на побережье и дне заливов и бухт аквалангисты клуба «Восток» находили фрагменты керамики и бронзовые зеркала, следы культуры, существовавшей ещё в VI–V тысячелетии до нашей эры. Особый интерес вызывают найденные детали повозок, из которых следует, что полторы тысячи лет назад на территории Приморья уже ходило колесо, и не в виде игрушки, как у древних инков, а как неотъемлемая часть транспортного средства. Одним словом, территория Дальнего Востока России в те века была культурным центром евроазийского материка» (Дека Н. «Приморская Троя ждёт своего Шлимана». «АиФ Приморье» № 12, 2006 г.).

    Погибла эта цивилизация после XV или XVI вв. н. э., поскольку до этого времени в залив Петра Великого ещё заходили корабли, в частности, — японский военный корабль, который был уничтожен местными жителями. Имеется и достаточно доказательств того, что цивилизация Приморья была не китайской, а славянской цивилизацией. Цитирую:

    «В каменоломнях о. Рейнике можно обнаружить следы клина — чисто славянского способа вырубания камня. Каменный тротуар — славянский приоритет. Каменные мостовые были в старой Москве, Киеве, Пскове ещё до христианства. И таких перекличек с древней славянской культурой на Дальнем Востоке немало. Грушевидные колодцы, встречающиеся на территории Приморья, устроены так же, как у северных славян.

    На дне залива Петра Великого лежит полтора десятка древних судов. По словам Костина, на некоторых из них вместо стальных деталей — медные. Поэтому можно предполагать, что они были спущены на воду ранее VII–IX вв. н. э. У них было две палубы — это вам не беспалубные суда Колумба! Кстати, на севере даже простые рыбаки имели палубные суда — иначе замёрзнешь.

    …Почему же эти факты так и не стали достоянием широкой общественности? По мнению Костина, это связано с тем, что соседние с Россией страны претендуют на наши земли» (Там же).

    Что касается повозок на колёсах, то в прекрасном сельском музее села Сергеевка (Партизанский район), который основал известный в Приморье скульптор, писатель и археолог Семён Никитич Горпенко, я лично сам видел тормозные колодки с этих колёс, которые отличаются от современных железнодорожных тормозных колодок лишь размерами.

    Они вполне подошли бы к сегодняшней вагонетке. Вот откуда в бассейне реки Иман топоним «Паровози», т. к. там, видимо, когда-то что-то перевозили на таких вагонетках, сцепленных в составы. Тянули эти составы, может быть, и не паровозы, т. к. «паром» могли называть и ныне забытый вид энергии.

    (Обегал же когда-то по периметру остров Крит, охраняя его, железный робот без всякой подзарядки!)

    Были и рельсовые пути, которые после землетрясения растащили местные «туземцы» на ножи и другие изделия. В музее С.Н. Горпенко лежат миниатюрные костыли от этой «ж.д.».

    >

    Глава 4. Потомок Рюриковичей о прошлом Приморья

    Настоящее есть следствие прошедшего, а потому непрестанно обращай свой взор на зады, чем сбережёшь себя от знатных ошибок.

    (Козьма Прутков)
    >

    1

    Безмерны преступления российских «историков». Их руки по локоть в русской крови, потому что, клевеща на Русь — Россию, они тем самым кличут на наши земли толпы завоевателей. «Политруки» этих завоевателей говорили солдатам:

    «Русские — это недочеловеки. У них, в отличие от всех других народов, до 988 г. не было истории, письменности, культуры. Живя в землянках и одеваясь в шкуры диких животных, они позвали норманнов для управления собой, а потом захватывали не принадлежащие им территории. Они всё или переняли, или украли у нас. Если вы не верите, то знайте, это не мы придумали — об этом сказано в трудах российских же историков».

    Вот, что писал Л.Н. Толстой в своих дневниках 4–5 апреля 1870 г. об одном из таких «историков» — С.М. Соловьёве:

    «Читаю историю Соловьёва. Всё, по истории этой, было безобразие в допетровской России: жестокость, грабёж, правёж, грубость, глупость, неумение ничего сделать… Читаешь эту историю и невольно приходишь к заключению, что рядом безобразий совершилась история России.

    Но как же так ряд безобразий произвели единое великое государство?

    Но, кроме того, читая о том, как грабили, правили, воевали, разоряли (только об этом и речь в истории), невольно приходишь к вопросу: что грабили и разоряли?… Кто и как кормил хлебом весь этот народ?… Кто ловил чёрных лисиц и соболей, которыми дарили послов, кто добывал золото и железо, кто выводил лошадей, быков, баранов, кто строил дома, дворцы, церкви, кто перевозил товары? Кто воспитывали рожал этих людей единого корня? Кто блюл святыню религиозную, кто сделал, что Богдан Хмельницкий передался России, а не Турции или Польше?…

    История хочет описать жизнь народа — миллионов людей. Но тот, кто… понял период жизни не только народа, но человека… тот знает, как много для него нужно. Нужно знание всех подробностей жизни… нужна любовь. Любви нет и не нужно, говорят. Напротив, нужно доказывать прогресс, что прежде всё было хуже…».

    Напрасно вы подумали, что величайший из писателей мира Л.Н. Толстой сумел задать тон критическому отношению ко всем российским историкам или, по крайней мере, к С.М. Соловьёву. Члены единой мафии «историков» своих в обиду не дадут. Ровно через 110 лет мы читаем:

    «В обращённой к широкому читателю книге о С.М. Соловьёве его двадцатидевятитомная «История России с древнейших времён» оценена так: «…он создал наиболее полную, цельную и… наиболее обоснованную концепцию истории России, ставшую вершиной… историографии»[40].

    Инструменты и методы, при помощи которых создавалась история Руси-России, историки называют, само собой, «научными». Но если, согласно их научным методам, блестящие созидатели русской государственности Иван Грозный и Иосиф Сталин были тиранами и кровопийцами[41], Пётр I, жалкий поклонник всего западного, — наилучший российский царь-император, а найденная на Нижнем Амуре скульптурка женщины европеоидного типа может быть выброшена в мусорную кучу, то от таких «научных» методов надо без сожаления отказаться.

    И ничего страшного не произойдёт, если в познании тайн русской истории мы возьмём на вооружение иные — свои правила. С точки зрения историков, они — «глубоко антинаучные». Но на них-то мы и обратим наше пристальное внимание. Ниже сделана попытка кратко их сформулировать.

    Правило первое. Всё, о чём упорно с рождения и до смерти говорят вам «историки», смело поверните наоборот, точно на 180 градусов. Вообразите, что до 988 г. русские были самым грамотным на планете Земля народом, что никакой княжеской междоусобицы не было, что И. Грозный и И.В. Сталин были величайшими и гуманнейшими созидателями российской государственности, что не было татаро-монгольского «ига», что не в такой уж далёкой древности Русь была не крохотным Киевским государством, а Всемирной Протоимперией Великая Русь[42].

    Это невероятно, но вы совсем скоро убедитесь, что ваше воображение вас не подвело. Окажется, что факты, подтверждающие вашу догадку, существуют; и их много. Просто раньше вы не обращали на них внимания.

    Правило второе. Выясните, что стремятся скрыть «историки»; выяснив — поймите для чего, ибо за их умолчанием, как правило, скрывается нечто для нас очень важное.

    Правило третье. Не имея времени перечитывать груды книг с предлагаемыми в них историческими версиями, развивайте сердечное видение: если с первой же минуты от прочитанного становится дискомфортно на душе, то знайте, это протест вашего подсознания, это включилась в работу ваша генетическая память. Значит, книгу можно отложить в сторону: она слеплена, чтобы сделать из нас ничтожество.

    Правило четвёртое. Помните, в русских былинах и сказках в якобы иносказательной форме содержится самая настоящая правда, относящаяся к древней и древнейшей истории Руси. В них — информация об утраченных, вследствие насильственной христианизации, цивилизациях человека белой расы, о его былых выдающихся нравственных, интеллектуальных и физических возможностях!

    Правило пятое. Читайте книги авторов, знание русской истории которым передавалось в их семьях из поколения в поколение. У таких авторов будут расхождения в подробностях, которых не должны вас огорчать, т. к. сохранять Знание приходилось в жёстких условиях. Например, тайнознанию в раннем детстве обучался Александр Семёнович Иванченко — автор книги «Путями великого россиянина»[43], наш современник.

    Полагаю, пользуется тайным семейным архивом и писатель Владимир Алексеевич Шемшук, написавший: «Бабы Яги — кто они?», «Как нам вернуть Рай», «Этическое государство», «Как родить бога» и мн. др. Среди таких замечательных людей есть и те, которые по каким-либо причинам не написали (или ещё не издали) своих книг.

    Правило шестое. Читайте книги историков, ставших на путь резкой конфронтации с «историками», кормящимися из бюджетного корыта. Это книги: Ю.Д. Петухова, В.А. Чудинова, А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, Я.А. Кеслера, И.В. Давиденко, В.М. Дёмина, И. Агранцева и мн. др.

    Без усвоения этих правил наш прорыв в познании русской истории не состоится.

    >

    2

    Из уст ныне здравствующих людей мне довелось услышать кое-какие фрагменты из истории Руси, в устной традиции передававшиеся в их семьях из поколения в поколение. Один из таких удивительных людей — Генрих Петрович Костин. Вот несколько строк из его родословной.

    Костины вышли из рода Арбениных и Алябьевых, т. е. из Рюриковичей, которые на самом деле были не немецкими, не шведскими, а славянскими князьями. Один из предков Костина был десятником в Засадном полку на Куликовом поле (1380) и полковником в битве при Грюнвальде (1410). За героизм, проявленный в этих сражениях, русские цари наградили предков Генриха Петровича княжескими званиями.

    Кроме того, им были пожалованы земли, в частности, — деревня Костино, что и поныне под Москвой, бывшая вотчина Костиных, которых в русской истории — не менее трёхсот имён. Ближайший предок — дед Г.П. Костина по отцовской линии — крупный латифундист и изобретатель. Живёт Генрих Петрович Костин во Владивостоке, многие годы занимаясь подводной археологией. Он 17-кратный чемпион СССР по подводному спорту, тренер подводников-спортсменов.

    Наш разговор на палубе одного из плавучих пирсов мыса Чуркин в бухте Золотой Рог начался с его замечания о том, что мы порой плохо читаем «историков» (видимо, тоже накипело на душе!), своими «замыленными» глазами не замечая их вранья. Генрих Петрович протянул мне книгу дальневосточного краеведа и историка Амира Александровича Хисамутдинова «Владивостока Этюды к истории старого города» (Владивосток. ДВГУ, 1992).

    Читаю аннотацию: «…автор показывает историю Владивостока до 1917 г. с целью — заставить читателя задуматься об упущенных возможностях в беспамятном суеславии (?! — О.Г.)». То есть: что вы там, русские черви, несуразное лопочете о своих героических усилиях в деле присоединения к России и освоения этого края? Дескать, ничего такого не было.

    На первых же страницах книги нельзя не заметить странную (а правильнее — преступную!) незавершённость изложения принципиально важной информации.

    Не многие знают, что приоритет в открытии бухты Золотой Рог принадлежит не Амурской экспедиции капитан-лейтенанта Г.И. Невельского и графа Н.Н. Муравьёва-Амурского, а англичанам. В этих местах во время Крымской войны они искали фрегат «Паллада», на котором побывал в Японии с важной миссией генерал-адъютант Е.В. Путятин и сопровождавший его И.А. Гончаров — автор «Об-ломова».

    Из книги Хисамутдинова:

    «Два английских фрегата «Винчестер» и «Барракуда» держали курс на юг вдоль приморского берега. Утром 11 августа 1855 года адмирал М. Сеймур, державший флаг на «Винчестере», проснулся в хорошем настроении. Ему приснилось, что он наконец-то встретил эту неуловимую «Палладу»… Сеймур подошёл к капитану Мею, который внимательно разглядывал приближающийся берег и давал отрывистые команды.

    — Не кажется ли вам, капитан, — окликнул он Мея, — что этому прелестному острову очень подошло бы Ваше имя?

    — Благодарю, адмирал, — ответил тот, — но мне думается, что другое имя было бы предпочтительнее.

    — Какое же?

    — Предлагаю назвать его Терминейшн[44] и на этом закончить погоню. Сколько можно преследовать призраков? А моё имя можно дать любой бухте — вон их сколько, одна лучше другой.

    Признаюсь, этот диалог придуман от начала до конца. Но он мог произойти и в действительности, ведь остались же на карте после этого плавания англичан и остров Терминейшн (Русский), и мыс Сэнди (Песчаный), и порт Мей (бухта Золотой Рог)»…Только через два года, летом 1857 года, первый русский корабль вошёл в бухту Золотой Рог» (стр. 7–9).

    Местность была описана, занесена на карту и даже зарисована. В силу неукоснительного соблюдения права первооткрывателя, Приморье должно было стать английской колонией, чего не произошло. Почему? Потому что русским дипломатам без особого труда удалось доказать приоритет России на эти берега. Каким образом? Вот об этом-то Хисамутдинов и К° «умненько» помалкивают.

    Англичане не стали отрицать того, что, высадившись на берег, они нашли берега бухты Мей заселёнными. Кем? Ну не китайцами же. Иначе англичане стали бы слушать не русских дипломатов, а китайских.

    Полагаю, что англичанам была представлена карта русского промышленника С.К. Ремизова, составленная им в 1701 г., на которой Приморье было обозначено средствами русского, а не какого-то другого языка, как Никанское царство. Вне всякого сомнения, оно не могло быть ни Китаем, ни какой-то частью его.

    Потому что «…государство Никанское паче китайского государства зело людьми и богатством, златом и серебром и камением драгим, шёлком, камками и всякими алканы, благовонными травами и шафраном изобилствует; мужской и женский пол пред китайскими людми зело чист (т. е. населяли его люди белой расы. — О.Г.); и ныне он, Никанский царь, с Китайским царём воюются, а Китайский царь через своё Китайское государство в Никанское царство русских людей с товарами для торгу не пропущает»[45]. Вот что говорится о качестве русских карт:

    «Выдающимся достижением русской самобытной национальной картографии явились работы тобольского уроженца Семёна Ремизова «Чертёж всей Сибири» (1667) и «Чертёжная карта Сибири» (1701) — первый русский географич. атлас… Русские карты были свободны от элементов мистики и фантазии, обычных для многих западноевропейских карт того времени. Влияние западноевропейских карт на русских картографов было ничтожно. Напротив, успехи западноевропейских картографов в изображении Вост. Европы и Сев. Азии зависели от того, насколько им удавалось привлекать русские источники»[46].

    Согласно карте Ремизова, на о-ве Русском в бухте Новик располагался крупный порт.

    Русские дипломаты указали, вероятно, и на закупленный англичанами в бухте Золотой Рог картофель, который можно было купить только у русских. О факте приобретения картофеля рассказано в книге одного из сослуживцев капитана Мея — Дж. Тронсона:

    «Мы вошли в порт Мей, просторную, хорошо защищённую гавань… Лианы винограда в одном месте создавали настоящий сад, а в другом — берег гавани был занят огородом. В поле возле берега росли злаки, такие как ячмень, гречиха и просо; несколько лошадей паслись около обработанной земли. Нам не составило труда раздобыть картофель, который был очень хорошего качества — некрупный, круглый и сухой»[47].

    Картофель с середины XVIII века стал русской культурой, китайцами не признавался и не выращивался. Выращивание картофеля в бухте Мей говорит о существовании каких-то связей Приморья если не с Центральной Россией, то, наверняка, с Восточной Сибирью, откуда он и был, по всей видимости, завезён.

    Крестьяне, продавшие англичанам картофель, разговаривали с ними по-русски. По крайней мере, сохранились в памяти народной две их фамилии. Это тоже немаловажный момент. Однако, перечисляя первых основателей Владивостока — генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н.Н. Муравьёва-Амурского, военного губернатора Приморской области контр-адмирала П.В. Казакевича, есаула Б.К. Кукеля, капитан-лейтенанта А.К. Шефнера и др., - представитель прокитайской пятой колонны во Владивостоке, Хисамутдинов, далее пишет:

    «Не могу не назвать ещё два имени: китайцы-отходники старик Волоси, поселившийся на берегу бухты Золотой Рог за 20 лет до основания поста, и его знакомый, известный нам под именем Седанка, живший на берегу устья реки, которая и теперь носит его имя. Прозвище своё он получил от русских, которые нередко отдыхали в его фанзе. «Седанка, седанка», — говорил китаец, приглашая присесть и отдохнуть. Так вспоминали о нём купец Я.Л. Семёнов и лейтенант Е.С. Бурачек. Волоси и Седанка очень помогли первым поселенцам Владивостока, снабжая их продуктами и делясь опытом жизни в новом краю».

    Эта похожая на туристскую байку похвала китайцам, а в скрытом виде — признание их безусловного приоритета в освоении Приморья — кочует из одного «научного» реферата в другой. Но Волоси и Седанка — это две перевранные «специалистами» русские фамилии: Волосин (или Волосов) и Седанко. В первой фамилии очень понятный русский корень «волос». Волос = Велес — имя бога, относящегося к пантеону славянских ведических богов. Седанко: Се Данко = Это Данко. Данко — славянское (ни в коем случае не цыганское!) имя, которое использовал М. Горький в известном рассказе «Старуха Изергиль».

    Неутешительные для России итоги Крымской войны почему-то также не помогли Англии заставить русских согласиться на беспрекословный отказ от колонизации Приморья. Видимо, могли существовать и другие, более «увесистые» доказательства активного присутствия здесь русских с незапамятных времён, которые были англичанам также представлены, которые были англичанами признаны, но о которых нам никогда не расскажут мафиози от российской «истории»: ведь «русских до Ермака в Сибири не было».

    Какие это могли быть доказательства?

    >

    3

    Кратко мы уже рассказали об удивительных находках подводного археолога и тренера спортсменов-подводников Г.П. Костина, о его видении древней и средневековой истории Приморья, ссылаясь на газету «АиФ Приморье» № 12, 2006.

    Береговыми и подводными экспедициями Генриха Петровича в акватории залива Петра Великого были обнаружены:

    — остатки 12 крупных городов и около 30 крепостей;

    — фрагменты керамики и бронзовые зеркала, относящиеся к VI–V тыс. до н. э.;

    — доказательства активного использования колеса в транспортных средствах;

    — следы клина на о-ве Рейнике — чисто славянского способа вырубания камня;

    — каменные мостовые и каменные грушевидные колодцы, повсеместно встречающиеся в Приморье, как безусловно славянские элементы культуры;

    — полтора десятка двухпалубных судов, покоящихся на дне залива Петра Великого, как безусловно славянские, т. к. суда с палубами строили только славяне.

    И т. д.

    Г.П. Костин полагает, что морское побережье Приморья и в целом всё Приморье не только в древности, но и всего лишь несколько веков назад было одним из крупных культурных центров Руси-России, распространившего своё влияние на весь Азиатско-тихоокеанский регион. В бухте Золотой Рог ежегодно зимовали до 300 кораблей.

    К сожалению, эта цивилизация погибла примерно в конце XVI века в результате мощного землетрясения. О конце XVI века можно говорить потому, что чуть ранее местными жителями был уничтожен японский военный корабль, приблизившийся к берегам Приморья.

    Конечно, после такой захватывающей дух информации нельзя было не устремиться к берегам Тихого океана, чтобы встретиться с Генрихом Петровичем и лично убедиться в достоверности опубликованного «АиФом Приморья».

    Тут я приостанавливаюсь, чтобы предупредить читателя о том, что информация, изложенная под цифрой 4, зафиксирована мною со слов Генриха Петровича и целиком относится к достоянию его ума, памяти и интеллекта. Я же взял на себя скромный труд кратко сформулировать и донести до читателя всё, сказанное им.

    >

    4

    …Бухта Золотой Рог издавна называлась бухтой Уня, что означает: «рука гребца, сжимающая валик весла». На берегах этой бухты располагались мощная торговая фактория и посёлок-порт Уня, который по возрасту старше Москвы. В 1042 г. Уню посетил князь Ярослав Мудрый и поставил в церкви большую свечу из розового воска. Эта информация подтверждается в летописных Хрониках Ярослава Мудрого.

    Другая крупная торговая фактория русов дислоцировалась пятьсот миль севернее, в одной из бухт Татарского пролива. Ныне это залив Чихачёва, а расположенный на его берегу посёлок — Де-Кастри. Расположение здесь торговой фактории не случайно. Взглянув на карту Хабаровского края, видишь что пос. Де-Кастри и огромное озеро Большое Кизи, имеющее выход в Амур по системе глубоких проток, разделяет сравнительно небольшая перемычка.

    В свою очередь, Амур — это прекрасная речная дорога вглубь Азиатского материка, как в западном, так и в южном направлениях. Не исключено былое существование сухопутного волока (а может быть и канала) от пос. Де-Кастри до озера Большое Кизи. Русские корабли в I тыс. н. э. строились водоизмещением до 500 тонн. Они окрашивались в чёрный цвет.

    По своей конструкции судно русов представляло собой копию одно- или двухпалубного корабля-коча архангельских моряков-поморов. Здесь к месту напомнить, что корабли Колумба были беспалубными. Коч — это русская северная галера. На одно- или двухпалубном судне легко решалась проблема спасения мореплавателей от холода в северных широтах. По-видимому, идея строительства палубных кораблей западноевропейцами была заимствована у русских поморов. По своему предназначению большие 500-тонные суда-кочи были трёх типов:

    — купеческое пузатое (брюхатое) судно;

    — военное (сухое) судно;

    — судно с тараном (или хреном) — отсюда выражение «забили, вбили хрен»; Пётр I после разгрома шведской эскадры в финских мелководных шхерах сказал: «Вбили мы им хрен!».

    Древнее русское название есть и у мыса Дежнёва. На самом деле это — мыс Чёрный. Казак-первопроходец Семён Дежнёв, именем которого назван этот мыс, лишь сориентировал и карту (карты тогда рисовались на бересте), и свой корабль-коч по извечно стоящему там чёрному лиственничному кресту, как древнему географическому указателю.

    Мореплаватель Витус Беринг открыл якобы дотоле неизвестный пролив, так как в тумане просмотрел мыс Дежнёва и нечаянно углубился на север — в Чукотское море. Приборы и указали ему на существование пролива.

    В этом эпизоде чувствуется какая-то недоговорённость. И пролив между двумя материками, и мыс Чёрный славяне (конечно же, и Дежнёв) знали с IV века и огибали его во второй половине июня. В день 22 июня там самая тихая вода. А после 22 июня начинается устойчивое преобладание ветров южной направленности, позволяющих парусным судам без особых проблем добираться и до «Де-Кастри», и до бухты Уня.

    Самыми почитаемыми на планете людьми были русские штурманы. Они знали компас, лоцию всех морей и океанов мира и великолепно ориентировались по звёздному небу. На одежде носили отличительный знак — вышитое изображение Полярной звезды и созвездия Большая Медведица.

    Ходили они без оружия: их охраняла слава. За убийство русского штурмана полагалась не просто смертная казнь — вместе с убийцей вырезались его родственники. На кораблях всех скандинавских викингов были русские штурманы. Штурмана полагалось защищать в бою до последнего воина по принципу: «Умри сам, но штурмана спаси».

    Веками существовавший сухопутный Великий шёлковый путь на самом деле соединял не Китай с западным миром (что произошло намного позже), а центральные области европейской Руси с русским Приморьем. Завершался этот путь (и начинался тоже) с устья реки Туманган (ныне р. Туманная). Сегодня это — пограничная река, разделяющая Российскую Федерацию и Северную Корею.

    Сухопутная дорога от Южного Урала до Тумангана на 2500 км короче, чем от Москвы до Владивостока. Туманган и поныне — ключевая позиция в Азии. На Таймыре тоже была дорога, которая начиналась в Нарьян-Маре и затем вливалась в Великий шёлковый путь.

    Однако с IX века начал активно использоваться и Северный морской путь в связи с потеплением акватории Северного Ледовитого океана. В летнее время лёд уходил от берегов на 100 миль. Абсолютно чистая вода стояла четыре месяца в году.

    Купцы из Архангельска и Холмогор приобрели широкую возможность морским путём бывать не только в Приморье, но и в Америке (хорошо знали Калифорнию), и в странах Тихого океана. Купец Садко — вовсе не былинный персонаж, а реальная личность, организатор торговли. Специализировался на том, что в больших количествах закупал в корейском порту Пусан «золотую рыбку».

    Из Архангельска русские суда, огибая Европу, шли в Палестину, где зачастившие из Европы рыцари-крестоносцы хорошо покупали шкуры:

    — росомахи, чтобы спасаться от холода;

    — медвежьи для защиты от стрел и ударов мечом;

    — горностая, чтобы дарить женщинам.

    Что же везли русские корабли в Приморье — Никанское царство?

    В больших количествах завозилось семя конопли. Семя скармливалось скоту, а также рассыпалось в сараях и конюшнях, чтобы предохранить копытных животных от «копытицы» — болезни, вследствие которой у животных отваливались копыта. (Семя конопли для животных, что чеснок для человека.)

    Огромные чёрные корабли русов развозили по всему миру наиболее дорогостоящий тогда товар — самородное железо типа «толедской стали», которое добывалось в рудниках на Среднем Урале и Норвегии. Из Среднего Урала на Холмогоры была проложена отличная дорога. Транспортировалось железо в виде «полос» небольшой тяжести, чтобы мог поднять один человек.

    Такое железо легко ковалось и, подобно золоту, могло раскатываться до прозрачности. Русские умельцы из такой стали делали оружие, которому не было равных. Японцы говорили: «Наш меч разваливается от удара о русскую секиру!». Уголь-«отжиг» для кузниц не привозился, а изготавливался на месте из берёзы и лиственницы.

    Нередко корабли везли в своих трюмах товар, просто умопомрачительный по своей ценности — кузнечный набор, состоящий из большой и малой (только для оружия) наковален, кувалды весом 12–14 кг, малого молотка-«звоночка», хомута для крепления малой наковальни, шипа для крепления большой наковальни, щипцов — захватов и т. д., всего — 12 наименований. Один кузнечный набор стоил столько, сколько стоил груз 500-тонного корабля-коча, плотно набитого дорогими мехами.

    Для обеспечения хлебом русских торговых и других экспедиций был выведен особый сорт ржи, который давал урожай («базовый продукт») через 24 дня после посева зерна в грунт. Такую рожь выращивали на Южном Таймыре, в окрестностях перевалочного порта Мангазея.

    В те времена русский флот по всему миру выполнял, как бы сейчас сказали, «миротворческую функцию» — на корню пресекалось пиратство, к русским морякам обращались, как к третейским судьям и посредникам при заключении международных договоров и т. д.

    >

    5

    Информацию о землетрясении конца XVI века раздобыть не удалось. Зато точно известно о сильном землетрясении в Пекине в 1665 г., которое, возможно, отозвалось в Приморье, или, наоборот, сильное землетрясение в Приморье отозвалось в Пекине.

    …Надо полагать, в 1850–1860 гг. английским дипломатам были предъявлены и артефакты, указывающие на былое присутствие русских в Приморье. Например, могли поднять со дна залива корабль-коч или якорь от такого корабля-коча — потрясающей красоты 600-килограммовое кузнечное изделие; два таких нашли на дне морском Генрих Петрович и его помощники. Могли быть продемонстрированы фрагменты полусохранившихся зданий исконно русской архитектуры и т. д.

    Что бы там ни было, но англичан предъявленные доказательства исконной принадлежности Приморья Руси-России удовлетворили, в отличие от российской манзы, наподобие директора Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН д.и.н. В.Л. Ларина, который считает, что «территория Приморья испокон веков принадлежала китайцам».

    Географически Приморье испокон веков соприкасалось с Манжурией, а не с Китаем, границы которого на севере были чётко обозначены Великой «китайской» стеной. Мало того, ман-журы после завоевания Китая в 1644 г. строго-настрого запретили китайцам селиться и даже посещать Манжурию, т. к. продолжали считать её своей сакральной территорией, которую презираемым манжурами китайцам не положено было осквернять фактом своего присутствия!

    В.Л. Ларин не может не знать, что китайцы всегда стремятся быть похороненными у себя на родине. Если Приморье и Приамурье когда-либо было их родиной, то тогда в Приморье и Приамурье археологи непременно нашли бы старинные китайские кладбища, но их там нет и быть не может.

    >

    6

    Рассматривая старинный морской якорь, поднятый со дна залива Петра Великого и прихваченный газосваркой к палубе (чтобы не украли) плавучего пирса, я заметил в его проушине хорошо сохранившиеся следы волокнистой органики. Генрих Петрович пояснил, что это фрагменты льняного каната, к которому когда-то крепился якорь.

    По словам Г.П. Костина, остатки эти были подвергнуты тщательному анализу в лаборатории ярославской льноперерабатывающей фабрики. Якорные канаты судов, затонувших десять веков назад близ Владивостока, оказались изготовленными в Ярославле из льна, произрастающего на ярославской земле!

    Синофилы на это заметили бы: органика после десяти веков пребывания в солёной воде не идентифицируется, а якоря — с китайских кораблей. О качестве современных химанализов я судить не берусь. Но вспомню, как в 1975 г. вблизи п-ова Палос-Вердес южнее Сан-Франциско аквалангисты нашли двадцать каменных якорей. Было сделано предположение, что они относятся к X веку н. э.

    Учёный-антрополог Дж. Мориарти, известный в США синофил, заявил о своей абсолютной убеждённости в древнекитайском кораблекрушении у берегов Америки. В Китай он послал фотографии и рисунки якорей, а в СМИ он заявил, что китайские мореплаватели принесли в Новый Свет элементы своей культуры: азиатское искусство, письмо и религию.

    По его словам, «стилистический анализ» якорей показал их глубокую древность, а породы, из которых сделаны якоря, в Калифорнии не встречаются. Однако лабораторные исследования на кафедре геологии Калифорнийского университета показали: камни относятся к «монтерийским сланцам», распространённым в Южной Калифорнии.

    «Но кто они, эти неведомые гости, приплывавшие к солнечным берегам Калифорнии из морской дали? Ведь якоря сделаны из камня местной породы. В середине XIX века Калифорния переживала подлинный бум в связи с «золотой лихорадкой». Как на дрожжах, росли новые города и посёлки, прокладывались железные дороги, строились порты, фабрики и заводы.

    Сотни тысяч китайских кули (неквалифицированные рабочие. — О.Г.) хлынули на калифорнийскую землю. Иммиграция на восток шла в основном из района Кантона, где большинство населения издавна было связано с морем и рыболовством. Недавние исследования этнографов и социологов Калифорнийского университета убедительно доказали, что именно китайские переселенцы были первыми, кто широко занимался добычей рыбы у берегов Калифорнии.

    Они строили самые дешёвые и примитивные снасти и якоря. У них было множество постоянных и временных лагерей и посёлков вокруг залива Сан-Франциско, в Монтерее и Сан-Диего. Один такой рыбацкий лагерь, судя по документам, находился недалеко от Палос-Вердеса.

    “Поэтому, — заключает археолог Ф. Фрост (США), — можно с полным основанием утверждать, что камни из Палос-Вердеса представляют собой неоспоримое свидетельство присутствия там живших китайских рыбаков, которые часто посещали богатый морской живностью риф”»[48].

    …Генриху Петровичу нужно послать на анализ в какое-нибудь серьёзное научное учреждение и образец металла якорей, который определит их происхождение…

    >

    7

    По завершении нашей встречи подводный археолог заметил, что институты ДВО РАН или полностью, или частично (в рамках отдельных программ) существуют на гранты иностранных государств — США, Китая, Южной Кореи, Японии. На них они и работают! На всё есть указания из-за рубежа: в каком ключе комментировать, какие слова заменять в первоисточниках. Генрих Петрович привёл такой пример.

    Вот паровой транспорт «Манджур» в июне 1860 г. прибыл в бухту Золотой Рог, чтобы высадить на сушу первостроителей военного поста «Владивосток» — прапорщика Н.В. Комарова с солдатами. Это важный момент! Хисамутдинов А.А. пишет:

    «Сохранилась… запись, относящаяся к историческому дню основания Владивостока. Она была сделана рукой мичмана Новицкого в шханечном журнале транспорта «Манджур»: «Сего числа свезено на берег: ящик с амуницией — 1;… Сего числа отправлено на берег: 1 обер-офицер…».

    Открыв книгу «историка» на 29 странице, Генрих Петрович сказал: «Но на самом-то деле в шханечном журнале «Манджура» было написано: «свезено на огороды» и «отправлено на огороды». А ведь «свезено на берег» меняет суть события!».

    Нашему читателю будет любопытна короткая информация из уст Генриха Петровича, относящаяся к истории Руси вообще.

    …Князь Александр Невский ростом был 2 м 2 см. Знал два европейских языка. Боевыми искусствами начал овладевать с 6-летнего возраста. Его меч был весом 28 кг, которым он мог «работать» в течение 6 часов. Безупречно хорошо фехтовал также топором и секирой. Был известен, как мощный турнирный боец, как неизменный участник многих турнирных поединков в Западной Европе[49]. Невское сражение для него — рядовое, одно из многих, выигранных им.

    …В 1380 г. на Куликовом поле русскими впервые была применена артиллерия. Орудия стреляли в пехоту «по площадям». А по скоплениям монгольской конницы был дан точный ракетный залп. В архивах имеются соответствующие зарисовки. Ракеты стреляли на три версты. Секрет точности ракетной стрельбы был утрачен при Петре I, который предпочёл пушки, а не ракеты. При раскопках на Куликовом поле нашли втулки из меди диаметром 110 мм, в которые прессовался порох с добавлением в него органического окислителя — коровьего сливочного масла.

    …На кораблях Ивана Грозного стояло по шести ракетных станков. «Греческий огонь» также получали при помощи спрессованного вперемешку с коровьим маслом горючего материала — пороха.

    >

    8

    Но мало ли ненормальных, мнящих себя Наполеонами или его потомками? В самом деле, «ступив на тропу войны» со «специалистами», надо искать подтверждения правоты таких носителей «глубоко антинаучной» информации, как Генрих Петрович Костин.

    Вот результаты моих изысканий…

    Порт у Полярного круга в нижнем течении Енисея под названием Мангазея действительно существовал с 1601 года. В XVII веке это был крупный экономический центр Сибири. Из Мангазеи, огибая полуостров Таймыр, русские казаки-первопроходцы шли по Северному морскому пути к устьям рек Лены, Индигирки и Колымы и далее на мыс Дежнёва.

    Великий Л.В. Ломоносов, уроженец Холмогор, полагал, что берега «…Сибирского океана от Вайгача до Ленского устья… по большей части промышленниками обойдены были».

    Действительно ли Мангазея основана в 1601 году? Привожу цитату из книги уже знакомого читателю сибирского академика А.П. Деревянко:

    «Ленинградский археолог Л. Хлобыстин несколько лет назад нашёл на севере Таймыра остатки плавилен и следы поселений людей, живших там несколько тысяч лет назад. Именно в это время человек впервые вышел к северной оконечности Азии. Время, казалось, навечно вычеркнуло из памяти человеческой и этих людей, вооружённых луками и копьями с каменными наконечниками, и русских промышленников, в начале XVII века обогнувших мыс Челюскина…»[50].

    Судя по дате выхода в свет книги, речь идёт о раскопках начала 1980-х. От Мангазеи до северной оконечности Таймыра по прямой примерно 1600 км. А.П. Деревянко, член-корреспондент АН СССР, намеренно делая текст непонятным, намекает нам о существовании солидной полярной цивилизации, отстоящей от нас не на «несколько тысяч лет назад», а на одну тысячу лет, т. е. в IX–X веках н. э.

    В самом деле, зачем людям, имеющим плавильни, маяться с «луками и копьями с каменными наконечниками»? Членкор АН СССР, видимо, знает что-то, не укладывающееся в рамки официальной истории, однако помалкивает. Но «остатки плавилен» на берегах Ледовитого океана — это очень интересно: вряд ли они были бы там возможны при сильных холодах, да ещё в полярной тундре. Полагаю, раскопки в самой Мангазее тоже дали бы нам «плавильни» и тоже подтвердили бы рассказ Г.П. Костина.

    В своих предположениях о какой-то недоговорённости со стороны А.П. Деревянко мы не ошиблись. Через двенадцать лет вышла книга самого Л.П. Хлобыстина под названием «Древняя история таймырского Заполярья и вопросы формирования культур Севера Евразии»[51].

    Оказывается, Л.П. Хлобыстин обнаружил на Таймыре не «плавильни», а целую горнометаллургическую область. К услугам металлургов тамошняя природа предоставила такое крупное месторождение меди, какого нигде больше в древнем мире не встречалось. Терейское месторождение реальгар-аурипигментных руд на Таймыре имеет ураганное содержание серебра и золота (до 5 кг на тонну). Оно же даёт необходимые для успешного получения бронзы минеральные присадки: ртуть, сурьму и мышьяк. Меднорудное месторождение на плато Хараелах разбросило медесодержащие горизонты на десятки километров, где самородные куски меди весом до пяти килограммов просто валяются под ногами или выпадают из береговых обрывов и «собираются, как грибы».

    Древние мастера забракованные бронзовые изделия попросту выбрасывали в шлаковые отвалы, чего нигде в мире не наблюдалось. Л.П. Хлобыстин обнаружил в одном лишь жилище на Усть-Половинке 12 разовых форм-«льнячек», в которых могло быть выплавлено 14 кг бронзы. А таких жилищ-цехов на Таймыре были десятки! Из 14 кг бронзы можно было изготовить 1400 наконечников для стрел или 700 рукояток ножей. Понятно, что готовые слитки бронзы предназначались для массовой продажи (или обмена).

    Мало того, на Таймыре в местечке Пясин обнаружен биметаллический нож-клинок с бронзовой рукояткой, который оказался древнее на 500 лет аналогичных ножей Тагарской культуры (VII–I вв. до н. э.) на юге Сибири. Химический анализ показал, что нож был сделан на Таймыре, а не завезён откуда-то. Рукоять его отливалась в формочке, куда предварительно был помещён нож-клинок. Такие ножи археологи называют «коленчатыми». У народов Сибири они были распространены ещё в неолите. Таймыр был одним из тех мест на Земле, откуда распространялась культура бронзы по всей планете!

    Вместе с ножом Хлобыстин обнаружил цилиндрическую «пастовую» бусину. Он пишет в своей книге: «Такие бусины были распространены во второй половие II- начале I тыс. до н. э. на юге Восточной Сибири в глазковской, шиверской и синхронных им культурах, а в Южной Сибири — в андроновской и карасукской и продолжали существовать в тагарской ещё в первой половине I тыс. до н. э.» (стр. 111).

    >

    9

    Мы знаем о больших торговых путях древности. Это «Великий шёлковый путь» и «Путь из варяг в греки». Были, само собой, и Средиземноморские торговые связи. А вот потомок Рюриковичей Генрих Петрович Костин вдруг заговорил о мощных потоках товаров из устья реки Наманган, что вблизи современного Владивостока, через Центральную Азию, Урал и далее на Белое море в IX–X вв. С точки зрения официальной истории Руси, это полная нелепица.

    Однако, в наше время выясняются поразительные вещи. Оказывается, Кольский полуостров, о-ва Новая Земля, архипелаг Северная Земля, всё побережье Белого моря и пространства от него, простирающиеся далеко в восточном направлении по берегу Ледовитого океана, когда-то являли собой Приполярную цивилизацию русов под двумя названиями-синонимами «Поморье» или «Биармия» (т. к. её жители были «биармами») с весьма многочисленным и процветающим населением, которое-то и было главным «импортёром» и «экспортёром» на том, уральском, пути.

    О Поморье-Биармии нет упоминая в Лаврентьевском, Новгородском, Ипатьевском и всех других летописных сводах. Ну, зачем немцам-«историкам» Г. Миллеру и др. эта путаница, когда они порешили на каком-то своём «партсъезде» сделать Киевскую Русь началом всему и вся, тем более, что в XVIII веке Белое море было основательно замерзающим!

    О Биармии сообщил русский историк Василий Никитич Татищев (1686–1750), воспроизведя в своей «Истории государства Российского» Иоакимовскую летопись, каким-то чудом не уничтоженную (или не сфальсифицированную в «нужном» направлении) группой Миллера, Шлёцера и Байера. Именно в этой летописи сообщается о Поморье-Биармии, и именно к ней, полузабытой, до сих пор с большой неприязнью относятся «историки», как к «подделке Татищева».

    К счастью, в наши дни нашлись русские подвижники, которые отважно пошли по маршрутам, указанным в этой летописи, — Александр и Марина Леонтьевы. Результатом их изысканий стала очень интересная книга «Биармия: северная колыбель Руси»[52]. Вот аннотация к этой книге:

    «О таинственной северной стране Биармии ныне помнят только учёные. А некогда это было богатое и могущественное государство на берегах Белого моря, слава о котором достигла самых отдалённых уголков Европы и Азии. В Биармию шли караваны купцов из Средней Азии, плыли в своих боевых ладьях воинственные викинги за добычей. По одной из исторических гипотез, именно Биармия стала колыбелью великорусской нации. Время сровняло с лицом земли города и веси Великой Биармии. Даже само её местоположение стало загадкой для последующих поколений».

    Вот фрагмент из книги А. и М. Леонтьевых, касающийся непосредственно нашей темы:

    «Если же говорить о связях народов северо-востока со среднеазиатскими и восточными странами, то, по мнению исследователей, они существовали с мифических времён, с рубежа античного мира и раннего средневековья. В ту пору существовало два вида основных торговых путей: водный — волжский и сухопутный — караванная дорога через Урал, Сибирь и Центральную Азию. Такие связи подтверждаются археологическими находками.

    Более трёх столетий назад появились первые сведения о том, что в северной части России и в прибалтийских странах иногда стали обнаруживать клады с монетами древнего Востока. Как они могли оказаться на севере Руси, откуда занесла их нелёгкая в такие отдалённые края? У наших летописцев ничего не говорится о столь древних временах. История российская начинается, как вы знаете, с пришествия Рюрика со товарищи на новгородскую землю в 862 году, а найденные арабские монеты относились к периоду не только IX–X столетия, но даже к VII–VIII векам»[53].

    А вот результаты исследований другого современного исследователя, «от корки до корки» пересмотревшего официальную историю Древней и средневековой Руси:

    «Если внимательно изучить хроники прошлого, то мы увидим, что колебания климата — для нашей планеты дело обычное, они происходят с цикличностью 2–5 веков. И порой бывают куда более впечатляющими, чем сейчас. Например, в I в. до н. э. кочевники каждую зиму вторгались в Римскую империю по льду замерзавшего Дуная, а одна из битв произошла на льду Керченского пролива.

    Зато в X в. викинги назвали открытый ими остров Гренландией — «зелёной землёй», а не «белой», каковой она является сейчас. Разводили скот на зелёных гренландских лугах, а Канаду окрестили «Винланд» — там рос дикий виноград. В том же X в. уровень Каспия поднялся на 7 метров из-за таяния ледников на близлежащих горах и усилившегося притока воды… А эпоху XVI–XIX вв. палеогеографы именуют «малым ледниковым периодом», она характеризовалась сильным похолоданием»[54].

    О том, что нам, простым смертным, что-то очень серьёзное недоговаривается о Сибири, всё громче заявляют настоящие честные историки.

    >

    10

    Другие доказательства активизации Северного морского пути, а значит, и возможного существования Руси Приполярной не только в IX веке, но и, по-видимому, вплоть до конца XIV века, мы находим в новейших исследованиях по НХФ-Н, которые с полной уверенностью позволяют нам предположить о том, что государство Поморье-Биармия простиралось вплоть до Чукотского п-ова и Аляски.

    В НХФ-Н анализируются записки итальянского путешественника Марко Поло (1254–1323), в которых есть описания… приполярных территорий Дальнего Востока. Он не был там лично, а почерпнул соответствующие сведения из русских книг, когда путешествовал по восточноевропейским землям средневековой Великой «Монгольской» империи. Первые издатели намеренно без ведома автора включили в текст разные фантастические подробности.

    Например, среди прочих вставлено изображение людей с собачьими головами, собирающими урожай риса, хотя одеты они почему-то в типичные русские одежды. Тогда поступали так «для раскупаемости». К тому же, издатели допустили ошибку при переводе русских слов: «инде» (т. е. «далеко»; сейчас устарело) и «китай» (т. е. «дальняя окраина»; сохранилось в названии «Китай»). Таким образом, содержание записок оказалось непреднамеренно переориентированным на Индию и Китай.

    К слову, «для раскупаемости» насыщал свои книги подчас бредовыми фантазиями и знаменитый Геродот, что в числе прочего указывает на то, что он жил не в «античной» Греции, а после изобретения печатного станка, т. е. не ранее XVI века н. э.

    «Геродота правильнее было бы назвать не «отцом истории», а «отцом журналистики». Он целенаправленно подбирал всякие «экзотические», шокирующие «изюминки», чтобы потрафить вкусам читателей… Например, размеры стен и храмов Вавилона преувеличил в несколько раз, хотя видел их лично (? — О.Г.). Или написал, что массагеты поедают своих покойников. Что археологией опровергается — захоронения у них обычные, с отнюдь не «съеденными останками». У массагетов Геродот не бывал: видать, услышал клевету от их врагов, и она показалась подходящей для “исторической жёлтой журналистики”»[55].

    Разработчики НХФ-Н обратили внимание на интересную карту картографа Ортелия (1570), воспроизведённую в книге Л.С. Берга «Открытие Камчатки и экспедиции Беринга»[56]. Это карта восточных земель русской Великой Тартарии или Великой = «Монгольской» империи. На этой карте Берингов пролив называется «пролив Аниан».

    «Так именовали пролив задолго до того, как его в XVIII веке «успешно открыл» Витус Беринг. Оказывается, страну Аниан в этих краях знал ещё знаменитый путешественник Марко Поло. Современные комментаторы попадают здесь в трудное положение. С одной стороны, они не могут допустить, что Марко Поло знал о стране Аниан, расположенной на стыке Азии и Америки. Ведь по их представлениям, Марко Поло путешествовал на несколько тысяч километров южнее — на территории современного Китая. С другой стороны, текст Марко Поло совершенно чёток и недвусмыслен. Процитируем Л.С. Берга.

    «Происхождением своим название Anian, несомненно, обязано Марко Поло, упоминающему провинцию Anin. В некоторых рукописях и изданиях… вслед за главой 4-й книги III путешествия Поло имеется следующая глава, представляющая собой ОЧЕВИДНУЮ ВСТАВКУ, ХОТЯ, говорит Юл, возможно, сделанную самим путешественником[57].

    Вот полный перевод этого места: «Если оставить гавань Зайтум (Zaitum, Zaiton), плыть на запад и несколько на юго-запад 1500 миль, то можно достичь залива Хейнан (Cheinan); длина этого залива равна двум месяцам пути, если плыть по нему на север. Вся юго-восточная сторона этого залива омывает провинции Манзи (Manzi), а к другой — примыкают провинции Аниа (по другим рукописям: Аму, Аниу, Анин; Ania, Amu, Anin) и Толоман (по другим рукописям: Коломан; Toloman, Coloman), а также другие вышеупомянутые.

    В этом заливе бесчисленное количество островов, из коих почти все густо населены. Есть на них много песочного золота, которое собирают из моря в устьях рек. И ещё есть медь и другие вещи… И ведут ещё торговлю с материком, продают им золото, медь и другие вещи, а у них покупают то, что им нужно… Этот залив так велик и столько людей там живёт, что он кажется как бы особым миром»[58].

    Здесь Марко Поло совершенно ясно рассказывает об Охотском и Беринговом морях, которые он назвал «заливом Хейнан» (Ханский?). Далее прямым текстом названа знаменитая Колыма, то есть «Коломан» по Марко Поло. А на другой стороне расположена страна Аниан, то есть Аляска или Камчатка. Или же и то, и другое.

    Становится понятным, почему Марко Поло здесь подчёркнуто говорит о большом количестве золота в реках. Всем известно, что на Колыме и на Аляске добывали речное золото. Добывают его до сих пор. Золота здесь и в самом деле много.

    Кроме того, Берингов пролив, идущий как раз между Аляской и Камчаткой, действительно на многих старых картах назывался проливом Аниан, в полном соответствии с рассказом Марко Поло об этих землях. Итак, с одной стороны, историки объявляют описания Марко Поло фантастическими, поскольку он будто бы тут не бывал. А с другой стороны, всё, что пишет он, отвечает действительности и старым картам.

    В конце концов, Марко Поло действительно мог лично не бывать в Охотском море и на севере. Но ясно видно, что его описание опирается на какие-то вполне достоверные документы о Колыме и об Аляске. Скорее всего, в его распоряжении были какие-то ордынские (т. е. русские. — О.Г.) описания эпохи XIV–XVI веков.

    С точки зрения нашей реконструкции, тут всё понятно. Марко Поло описывал Великую = «Монгольскую» империю. В состав которой входила и Восточная Сибирь, и Камчатка, и Аляска. И многое другое. «Провинцией Аниан» Марко Поло называет или Камчатку, или Аляску, или Камчатку с Аляской. Естественно, что пролив между Камчаткой и Аляской назывался Анианским проливом, который был открыт и изображён на ордынских картах ещё в эпоху «Монгольской» империи (потом многие из этих карт были уничтожены или фальсифицированы).

    Тогда же, то есть, скорее всего, в XIV–XVI веках, русскими была заселена и Аляска. Затем, после распада «Монгольской» империи в XVII веке, Восточная Сибирь, Аляска и большая часть Северной Америки вошли, по наследству, в состав нового государства — Московской Тартарии со столицей в Тобольске.

    Кстати, следы названия Аниан в тех местах сохранились до сих пор. Так, например, коренное население Курильских островов и острова Хоккайдо на севере Японии называется АЙНЫ. Вот фотография айна Ивана (!) с острова Шикотан, сделанная в 1899 году. Мы видим типично русское лицо. Приведена фотография и айна с острова Хоккайдо (Иезо). Тоже — типичное русское лицо. Энциклопедия сообщает, что, айны — «вымирающее племя, принадлежащее к первичным обитателям Сибири… ОНИ НАСЕЛЯЛИ ДО ВТОРЖЕНИЯ ЯПОНЦЕВ, ВСЮ ЯПОНИЮ и почти истреблены последними в ожесточённой борьбе [МСЭ. М., «Сов. энциклопедия», 1928, т. 1, стр. 174]»[59].

    От себя добавлю, что «следы названия Аниан» сохранились не только в названии АЙНов, но и в топонимике Охотоморья. Например, если в названии крупного посёлка — порта Аян, что на западном берегу Охотского моря, перенести ударение на «А», то получится — АЙН! На южной оконечности о. Сахалин находится залив Анива. Провинция Аниан — это Айнская или Айнова провинция, т. е. населённая в основном айнами. Понятно: склонение слова «айн» даже для русского человека представляет некоторую сложность.

    Повторюсь, НХФ-Н позволяет нам сильно укрепиться в мысли о существовании в IX–XIV веках Руси Приполярной. Это следует из густонаселённости и экономической активности наших северных окраин во времена средневековой Руси. Что, в свою очередь, подразумевает подвижность парусного флота и, само собой, мягкий тёплый климат. Кстати, чукчи до сих пор помнят, что когда-то на Чукотском п-ове росли яблони. Видимо, не так-то уж и давно это было.

    Как видите, с подтверждениями достоверности информации потомка Рюриковичей Г.П. Костина дело у нас не так уж и плохо.

    Но это ещё не всё…

    >

    11

    Генрих Петрович до сих пор не знает, что во Владивостоке на улице Мусоргского, вблизи пригородной станции «Чайка», совсем недавно жил человек интересной судьбы, который подтвердил бы и его замечательные рассказы, и записки Марко Поло, и информацию исследователей по НХФ-Н. Это — Василий Михайлович Дегтярёв. Он родился в 1938 г., умер 20 июня 2006 г.

    Само собой, тысячу лет назад его на свете ещё не было. Зато он в 1950–1970 гг. трудился на приполярных дальневосточных золотых приисках. Сначала в качестве заключённого, а потом — вольнонаёмного рабочего. Поскольку это огромные территории, то надо указать, где конкретно жил и работал Василий Михайлович — на 400–600 км севернее п. Анадырь.

    Судя по карте, это верховья реки Анадырь с впадающими в неё притоками Танюрер, Белая, Бол. Осиновая и др., берущими своё начало за Полярным кругом и текущими на юг. Для ориентировки: устье реки Колымы от этих мест «неподалёку» — 800 км в северо-западном направлении.

    Чтобы добраться до золотоносных пластов, добытчики вскрывали в вечной мерзлоте грунт на глубину до 18 м и перемещали его. В результате получались громадные отвалы пустой породы, в которой часто встречались отполированные круглые каменные шары величиной с футбольный мяч. Такие же шары, но не отполированные, во множестве встречаются в Южном Приморье и представлены в сельском частном археологическом музее С. Н. Горпенко в Приморье, в селе Сергеевка.

    Но самое удивительно не это, а то, что однажды весной склоны отвалов с южной стороны вдруг зазеленели то тут, то там. Тяжко трудившиеся люди не обратили на это внимание, пока однажды Василий Михайлович не вскарабкался на них. Что же он там увидел? Он увидел, что на склонах отвалов созрели плантации… редиски!!! Но их никто не высевал! Восхитившись, народ редиску ту съел. Но так и остался в недоумении: откуда же она взялась?

    И нам тоже было бы непонятно, если бы не соединились вместе сразу три «глубоко антинаучных» источника информации, касающихся нашей русской истории: рассказ Г.П. Костина, воспоминая В.М. Дегтярёва и исследования по НХФ-Н, касающиеся маршрутов следования Марко Поло. По-видимому, семена редиски, оставленные в поселениях людей некогда тёплых приполярных областей, хорошо сохранились в вечной мерзлоте и, спустя несколько столетий, взошли, прогревшись на солнце.

    Мы спросим «специалистов»: когда же вы будете изучать тот раздел палеоклиматологии, который относится ко временам, не столь уж отдалённым? А насчёт мерзлоты за Полярным кругом… Такая ли она вечная? И что ещё кроме семян редиски и каменных шаров обнаружится за Полярным кругом, если археологические «раскопки» поведут не золотодобытчики и дельцы от «истории», а настоящие честные учёные?

    >

    12

    Надо полагать, нести из века в век груз замалчиваемой исторической информации не так-то просто, но от части её уважаемому Генриху Петровичу Костину и его предкам можно было бы давно избавиться, не страдай «историки» ещё одной напастью: нежеланием исправлять даже то, что вполне может быть поправлено в русле официальной истории. Тут дело не только в душевной лени, а в нежелании потревожить какого-то «авторитета» от «истории».

    Вот этот «авторитет», работая над докторской диссертацией о сражении на Куликовом поле в 1380 г. и сопутствующему ему событиях, или забыл, или пренебрёг первоисточником под названием «Патриаршья Никоновская летопись» из 11-го тома Полного собрания русских летописей (ПСРЛ), изданного в 1965 г.[60] Научная сошка помельче не должна указывать на просчёты научных начальников.

    Результат: мы не имеем полного представления о битве на реке Воже (г. Рыбное, Рязанской обл.) в 1378 г. и Куликовской битве на реке Непрядве в 1380 г. Но вот в русской глубинке — в Нижнем Новгороде — находится кандидат философских наук Иван Виноградов, который решил указать на этот просчёт. Но напечататься ему довелось лишь в оппозиционной новосибирской газете «Память». Изучив «Патриаршью Никоновскую летопись», И. Виноградов на её основе изумляет нас следующими подробностями:

    «В патриотической русской литературе и публицистике при описании Куликовской битвы… вне поля зрения остаётся не менее важный аспект: не только моральное, но и интеллектуальное превосходство русского народа, обусловившее победу над разноплеменным войском Мамая.

    На Куликовом поле 21 сентября 1380 года русскими были применены новые военные технологии, «ноу-хау средневековья», с успехом апробированные за два года до того в битве при р. Воже под Рязанью в 1378 году. Ни западноевропейские армии, ни ордынские подобным чудо-оружием не обладали. Что же это было за оружие?

    Были это бердыши и «тюфяки». Бердыши — огромные секиры с метровыми, отточенными, как бритва, лезвиями, в которых в два-три ряда были проделаны отверстия для очень прочных верёвок, свитых из конского волоса. Древки бердышей втыкались в землю и закреплялись на подставках так, что лезвия вставали под углом 45 градусов.

    Связанные волосяными шнурами и поставленные в шахматном порядке в несколько рядов, да ещё и замаскированные травой и ветками, сотни бердышей представляли непроходимое препятствие для наступающей конницы. Их лезвия вспарывали животы скачущим лошадям, а вылетающие из сёдел всадники налетали на следующие ряды смертоносных секир. Атака захлёбывалась, а отборная конница попадала в кровавую мясорубку.

    Мамай знал об этом нововведении русских, а потому послал вперёд наёмную генуэзскую пехоту, шедшую македонской фалангой. Генуэзцы должны были демонтировать заграждения из бердышей. Но их ожидало ещё одно смертоносное изобретение русского инженерного ума — «тюфяки».

    Известно, что железо, а тем более медь и бронза были очень дороги в то время, а людей, умеющих их обрабатывать, было не так много. Зато диких и культурных яблонь и груш на Руси было в изобилии. Из их стволов толщиной в 15–20 см и длиной 1,6–2 м делались огнестрельные орудия разового применения — прообраз гранатомёта «Муха» или немецкого «Фаустпатрона».

    В стволе прожигалось и просверливалось отверстие, куда набивался порох и вставлялись каменные ядра и картечь, которые поражали врага на расстоянии 200–300 м. При стрельбе по наступающему строю «тюфяки» были более эффективны, чем стрелы. Стрела могла попасть в щит или панцирь и не причинить большого вреда. Зато полукилограммовые ядра поражали наверняка, невзирая на доспехи.

    Генуэзская пехота испытала на себе их действие в полной мере — атака захлебнулась, а следовавшая за нею ордынская конница напоролась на строй бердышей и тоже попала под обстрел русских огнестрельных орудий» (Виноградов И. «Куликовская битва». Газета «Память» № 121, 2001, г. Новосибирск).

    Когда в № 9/37, 2008 газеты «Потаённое» был опубликован мой очерк об изысканиях Г.П. Костина в Амурском заливе, то от Ивана Виноградова я получил такое письмо-отзыв:

    «Ваш аквалангист-рюрикович немного напутал: древнерусские мореходы по Северному морскому пути один-два месяца в году везли на Дальний Восток не коноплю, которая неплохо росла в Приморье, а опиумный мак, который выращивали на Кольском полуострове и Таймыре для умиротворения разных там народов, которых сами же русичи и вывели путём генной инженерии в Великом Туране, за восстановление которого борются теперь турецкие и прочие пантюркисты и панисламисты типа «Серых волков» Али Агджа и др.

    А из Южной Америки русичи развозили кокаин на своих быстроходных и огромным по тем временам судах. Только не на кочах, а на расшивах. Коч — это однопалубное вёсельное судно с парусом вроде галеры, а расшива — более крупное судно, двухпалубное, грузовое. В трюме везли разные товары — грузы и продукты, а на верхней, второй, палубе находились каюты экипажа. Были ещё у поморов охотничьи суда: карабасы (баркасы? — О.Г.), струги, ладьи».

    К этому же письму была приложена процитированная выше статья И. Виноградова «Куликовская битва» из газеты «Память». Я лично с ней познакомился лишь недавно. И. Виноградов и Г. Костин, далеко уже не молодые люди, друг друга никогда не знали, но органично дополнили друг друга. И. Виноградову историческую информацию по наследству никто не передавал: он находил и исследовал отвергаемые «историками» первоисточники.

    Оба они пришли практически к одному и тому же результату: климат на Руси и в Западной Европе в IX–XI вв. действительно резко отличался от современного; Русь в те века — великая морская держава, которой были подвластны все океаны мира; во время битвы при Воже и Куликовской битвы русские впервые в мире применили огнестрельное оружие. Да, конопля нынче растёт в Приморье, но невзрачная. По всему видно, что её когда-то завезли, и приморский климат не для неё. Вряд ли наши предки на своих прекрасных кораблях развозили по миру лишь мак и кокаин. В том числе с другими товарами — другое дело.

    А в целом нетрудно придти к заключению, что методом всенародного поиска восстановить историю Руси не проблема. Вполне возможна всероссийская конференция таких знатоков Руси, как Г. Костин и И. Виноградов, а также настоящих, а не конъюнктурных учёных-историков, по материалам которой реально создание долгожданного учебника по древнейшей, древней и средневековой истории Руси-России.

    >

    Глава 5. Древнее Приморье: «фактор майя»

    Майянский фактор — не мёртвое прошлое, но активно действующая система настоящего.

    (Хосе Аргуэльес)
    >

    1

    Южное Приморье — это «парк» гигантских скульптур древнего происхождения. На их фоне как-то блекнут фигуры времён палеолита и неолита и даже «английский» Стоунхендж. Приморский писатель Станислав Владимирович Кабелев, участник Второй Амурской экспедиции и первооткрыватель «парка», написал о них очерк «Цивилизация, пришедшая из…», который был опубликован в № 3/31, 2007 нашей газеты «Потаённое».

    В начале октября 2007 г. автору этих строк посчастливилось побывать в Приморье и лично убедиться в том, что удивительные скульптуры наличествуют и… потрясают. К сожалению, удалось осмотреть малую их часть: собрание скульптур, вытянутое в длину примерно на 1500 м под условным названием «Большой дракон» в бассейне реки Кривая, и комплекс, известный жителям г. Находка, как гора «Замок» неподалёку от пос. Первостроителей в бухте Врангеля.

    В древности река Кривая называлась Ванга: этот русский топоним был искажён на китайский манер как «Вангоу» В.К. Арсеньевым, а после картографической «реформы» 1970–1989 гг. и вовсе стёрт с карты Приморья.

    С.В. Кабелев мог, как говорят японцы, «потерять лицо»: геологи, туристы-краеведы, охотники, просто поклонники Уссурийской тайги многим числом своим смотрели на скульптуры и… не видели их, принимая за «игру» природы.

    Станислав Владимирович обратил внимание на «город скульптур» в 1966 г., но публично заявил о его существовании лишь недавно, после одной из поездок на реку Ванга в августе 2006 г. О своём открытии он сообщил директору Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН д.и.н. В.Л. Ларину (тому самому!), пытался заинтересовать телевидение, однако безрезультатно.

    Удержать статус Сибири и русского Дальнего Востока как «земли неисторической» — в этом видит своё предназначение и д.и.н. В.Л. Ларин, и пользующиеся, видимо, его подсказками дальневосточные СМИ. Если бы такое обнаружилось в Китае или США, то шум бы СМИ устроили изрядный.

    …Позади 10 000 км пути от Санкт-Петербурга до Южного Приморья. В сопровождении Станислава Владимировича и наших общих друзей мы, наконец, у подножия «Большого дракона»…

    >

    2

    Сколько лет этим скульптурным группам? Возможно, несколько тысяч лет; время над ними поработало изрядно, исказив, а то и стерев многие детали. Несмотря на это, повсюду видна опытная рука мастера. Правда, наш осмотр начинается не с самих скульптур. Вот в гранитной скале, на уровне 1,5–2 м от основания выдолблена ниша. Своей формой, идеально ровным дном и размерами она очень похожа на зев русской печи с её характерным подом (фото 1).

    В глубине «печи» мы видим выбитое в её стенке изображение двух соприкасающихся цветков. Зачем столь заботливо оберегать их от дождя, ветра и снега? Лишь этой «печи» достаточно, чтобы археолог, специалист по палеолиту и неолиту, серьёзно задумался, т. к. без крепкого стального зубила здесь не обойтись. Значит, «русскую печь», как и «Большой дракон» в целом, надо датировать «железным веком».

    А если «неолитом» — то, пошутит археолог, «печь» выдолбили инопланетяне. Несомненно, здесь загадка: ведь в придуманных историками «палеолите» и «неолите» люди имели лишь каменные орудия труда. Утверждение о наличии у них стальных зубил, конечно же, «специалистами» будет отброшено.

    «Соприкасающиеся цветки» отчётливо видны в виде своеобразной метки на стенах дольмена, что находится справа от тропы, ведущей, например, на комплекс гора «Замок» в бухте Врангеля, а также на многих других скульптурах и просто скалах.

    Галерея объёмных изображений начинается с бюста человека (фото 2). Он немудрящ, голова у него квадратная, в нём трудно уловить славянские черты, но радует уже тем, что портретом китайца и вообще монголоида уж точно не является. Крайняя схематичность его заставляет Станислава Владимировича полагать, что бюст — шутка некоего жителя близлежащего посёлка. С этим мы не согласились, потому что нашли идентичное в тысячах километров от Приморья.

    Самая высокая точка 1500-метрового «Дракона» там, где окружённые деревьями скалы являются «шипами» на его «спине». Это похожий на «ракетную установку» (фото 3) указующий в небо «перст» весом, может быть, в десятки тонн. Кажется, он вот-вот сорвётся вниз. Как всё-таки удерживается?

    Снизу хорошо видна коричневая подкраска плоского основания «пальца»: не исключено, что это расходящаяся «ржавчинка» от железного стержня, на который, видимо, и насажена «ракета». Может быть, скульптор хотел удивить потомков инженерным замыслом? Однако — и это, скорее всего, так — указующий в небо «перст» имеет сакральный смысл.

    Как же всё-таки он не падает? Есть ли металлический стержень? Эту загадку мог бы разрешить опытный скалолаз.

    Из «спины» «Большого дракона» мы можем вычленить скульптуру крупной добродушной собаки (фото 4). «Собака», бесспорно, изделие рук человека, лишь «слегка подправившего» естественного происхождения скальное образование. Не есть «шутка» природы и объёмное изображение только что вылупившегося из яйца «маленького» динозавра (фото 5) весом не менее десяти тонн.

    Ещё одна скульптура может войти в мировые каталоги художественных произведений людей эпохи палеолита и неолита — таких, как наскальное изображение людей, лошадей, быков и оленей в пещере Ляско (Франция) или в скальных навесах Леванто (Испания)! Это — «Голова атакующей кобры», в которую превращена вершина скалы высотой 50–60 м от основания (фото 6).

    Здесь сходство, несмотря на гигантские размеры объёмного изображения, с натуральной коброй просто поразительное. Раздувшаяся шея «кобры» окрашена, как и подобает, в её природный светло-оранжевый цвет, что возможно достичь лишь одним способом — наперёд зная, что «внутренность» вершины скалы окажется подходящей расцветки.

    Мхи и лишайники, покрывающие голову кобры сверху, работают на точную передачу фактуры «кожи». Но достоинство скульптуры не только в «портретном» сходстве с настоящей коброй, а в авторском умении передать экспрессию, динамику и характер атакующей змеи!

    А есть ли в скульптурах то, что можно назвать «идейным замыслом», «концептуальной идеей»? Во имя чего нагородили некие «Церетели» в Южном Приморье столь впечатляющие огороды?

    «Идейный» замысел есть, и он хорошо просматривается — его исповедуют и современные деятели искусств. Это когда художник дорожит «вечными ценностями» и устремляется к ним. Вот перед нами безымянная скульптурная группа вблизи посёлка Первостроителей (гора «Замок», бухта Врангеля; фото 7). Я бы назвал её «Ожидание».

    Вершина скалы тщательно закруглена, а по закруглению проложены углубления. Почему это так, становится понятно, если присмотришься к хорошо отшлифованным каменным фигурам, зачем-то «сгрудившимся» у основания скалы. Скульптор, как современный абстракционист, особенно не стремился придать им сходство с людьми или животными. Художнику было важно, и это ему хорошо удалось, передать состояние напряжённого ожидания, сходного с оцепенением.

    Потому что для собравшихся у основания скалы существ её закруглённая вершина — это… нежная сферическая оболочка ещё не раскрывшегося цветка — пиона, лотоса, вишни, в данном случае это не важно, — которая вот-вот раскроется, лопнет. Они для того и собрались здесь ранним утром, чтобы не пропустить этот полный волшебного таинства момент!

    Что напоминает это сегодня? Напоминает японскую семью, собравшуюся на праздник цветения вишни-сакуры. Члены её рассаживаются вокруг набирающей цвет ветки и часами наблюдают, как раскрываются бутоны, получая при этом неизъяснимое удовольствие.

    Группы любопытствующих существ являются обязательным элементом и в некоторых других скульптурных композициях. Например, они готовы бесконечно любоваться и добродушным псом, и нападающей коброй, приблизившись к ним почти вплотную. На фотографиях они хорошо видны.

    …В неблизкую поездку на реку Ванга, кроме писателя С.В. Кабелева, нас сопровождала небольшая группа членов писательского клуба «Элегия» г. Находка. На обратном пути мы завернули на «дикую» радоновую лечебницу в Лазовском районе Приморья. Бьющий здесь из-под земли радоновый источник пыталось окультурить какое-то предприятие Находки, но не потянуло в связи с перестроечными трудностями. Поэтому три обыкновенные эмалированные ванны возвышаются посреди девственного леса.

    Под одной из них приезжающие сюда энтузиасты разводят костёр и греют воду, а в двух других — впитывают радон. Желание посетить импровизированную лечебницу в тот день обнаружилось и у энергичных работников туристического агентства г. Находка во главе с А.А. Котовой.

    Рассматривая на экране цифрового фотоаппарата фигуры «Большого дракона», Алла Александровна вдруг сказала: «Я с неделю, как из Мексики. Точь-в-точь такое изображение я видела в центре каменного календаря индейцев майя». Она имела в виду «бюст» человека с квадратной головой (фото 2).

    Алла Александровна достала фотоаппарат и показала этот странный «портрет». Всмотревшись, мы убедились в её правоте. По возвращении в Находку Алла Александровна любезно подарила мне диск с копией своей мексиканской съёмки.

    >

    3

    На первый взгляд может показаться, что в цепи «американские индейцы майя — скульптуры эпохи неолита — Приморье» логической связи не может быть в принципе. Однако такая связь должна быть. Давайте её поищем.

    Известно, что во время последнего Великого оледенения, продолжавшегося 35–40 тысяч лет[61], и Западная, и Восточная Европа были практически полностью покрыты льдом. Африка, Аравийский полуостров, Малая Азия, Иранское нагорье, Индостан в то время были ареалами расселения людей чёрной расы. Народы жёлтой расы располагались в основном там, где они живут и сейчас. В Америке повсюду были индейцы. А где же создавали свои великие цивилизации люди белой расы? Ответ может лишь один: в Сибири! Почему?

    Последнее Великое оледенение обошло Сибирь стороной. Климатические пояса планеты тогда располагались не так, как сейчас. Поскольку уровень Мирового океана был на 150–200 м ниже современного, то и мелководного Северного Ледовитого океана фактически не существовало, а на его месте был умеренно тёплый, заселённый материк, раскинувшийся, само собой, и в глубины Азии. Вот, что пишется в летописях Сибири XVII века:

    «Есть на берегах тех рек по Степи (имеются в виду Обь, Енисей и Лена. — О.Г.) многочисленные каменные города и высокие дворцы. А всё в запустении, некоторые из них давно обрушились. А какие народы строили — того никто не знает»[62].

    Мощные цивилизации русов на Ближнем Востоке, Малоазийском полуострове, Индостанском полуострове, в Центральной и Северной Африке и Европе возникали одна за другой в период окончания Великого оледенения после ухода из этих регионов негроидных народов. Исход русов шёл из Сибири и материка на Северном полюсе. Такую вот правду прикопали «специалисты».

    А ещё они внушают людям, что древняя и древнейшая история человечества — это хаос межэтнического смешения, отсутствие культуры брака, полная безграмотность, бестолковщина матриархата и патриархата, истребительные войны, грабежи, «великие переселения народов» и прочее «варварство».

    Мы же предлагаем принципиально другой взгляд: в древней и древнейшей истории человечества существовала прекрасная эпоха грандиозного созидания на всей планете гармонии в отношениях людей как друг с другом, так и с Природой-Матерью. Созидание это и возглавляли, и вели люди белой расы — русы, они же «индоевропейцы», в те времена ещё не разведённые по этническим, религиозным, лингвистическим и территориальным «квартирам». Такое предположение лишь на первый взгляд кажется «глубоко антинаучным». Недавно я случайно познакомился с интересной книгой Алексея Алексеевича Мартыненко и нашёл в его лице единомышленника:

    «Лишь с появлением на Земле генетических мутантов связаны во множестве обнаруживаемые в наше время стоянки примитивного пещерного человека, не умеющего добывать и обрабатывать металлы. Именно потеря человеческой речи, как выясняется теперь, обратила его в того самого каннибала и дикаря, какого Миклухо-Маклай некогда застал на банановых островах Океании, Христофор Колумб — в Вест-Индии, Америго Веспуччи — в Гвиане и Бразилии, Васко да Гама — в Африке и Индии, Джеймс Кук — в Полинезии и на Гавайях. Местные каннибалы воочию доказали знаменитым путешественникам свой поистине пещерный примитивизм.

    Всех вышеупомянутых папуасов из полуживотного состояния каменного века (или, если угодно, неолита-палеолита и т. д.) вывел белый человек. Это бесспорно и сомнению не подлежит.

    Много ранее человек, не подвергшийся генной мутации Вавилонского столпотворения, занимался практически тем же. Именно он точно так же, на самой заре цивилизации, из такого же пещерного состояния вывел аборигенов долин Двуречья, Шумер, Вавилона, Египта, Финикии, Греции, Италии и т. д.»[63].

    От себя добавлю: а также «аборигенов долин» Центральной и Южной Азии.

    В книге «Белый Конь Апокалипсиса» указано, где конкретно на протяжении многих и многих веков в эпоху Великого оледенения и несколько тысячелетий спустя после окончания её, русы сосредоточили свои благородные усилия — это достаточно узкая пограничная полоса, отделяющая ареал обитания русов от мест проживания людей жёлтой и чёрной рас.

    Она называлась Великим Тураном, включала в себя Японские острова (тогда это был сухопутный перешеек, а Японское море было внутренним водоёмом), от них протягивалась по югу Сибири и, огибая Туранскую низменность по югу Средней Азии, южному побережью Каспийского моря и далее по Кавказу.

    Великий Туран Древней Руси гостеприимно распахивал свои многочисленные ворота для мелких азиатских народцев и племён, спасающихся либо от вырождения, либо от голодной смерти, либо от физического истребления более сильными соседями.

    Этих спасающихся русы терпеливо приобщали к цивилизации путём обогащения их лексики за счёт своей, путём обучения земледелию и ремёслам и т. д., а также — путём активного применения генной инженерии, добавляя свою кровь в их кровь. Последнюю операцию осуществляли древние инженеры-генетики, которые почётно назывались айнами. На «японском» сухопутном перешейке их очень уважительно называли с Амура айнами или сАМУРАями!

    Присутствие крови дальневосточных айнов в крови практически всех американских индейцев обнаружили лучшие специалисты в этой области знания конца XIX- начала XX вв. — немецкие учёные-генетики. Кроме того, они нашли кровь айнов в крови многих малых народов Сибири и даже у африканских пигмеев. Они же доказали несомненную принадлежность айнов к славянам, называя их «русскими из Москвы», и находили у айнов портретное сходство с писателем Львом Толстым (подробности см. в «Белом Коне…»). Активное применение генной инженерии по отношению к человеку (во благо ему, естественно) в древности считалось жизненно важным занятием.

    Достаточно подготовленные «новые азиаты» через 100–150 лет поочерёдно отправлялись на постоянное место жительства в Америку через широкий сухопутный перешеек, который соединял когда-то Азию и Америку на месте нынешнего пролива Беринга. Всего таким образом русичами было подготовлено и отправлено в Америку 2200 племён, которые-то впоследствии и были названы «индейцами». Много высылок было сделано, по-видимому, с будущих Японских островов, где археологи обнаружили разновременные костные останки многих видов «айноподобных протояпонцев».

    Никаких стихийных откочёвок будущих «индейцев» из глубин Азии в Америку, как утверждается в официальной истории, в принципе не могло быть.

    Благородным делом этим наши предки занимались ещё с неолитических времён и оставили его не по причине изменения климата и повышения уровня Мирового океана, а по причинам политическим. Проживающие сегодня в полосе Великого Турана Древней Руси многие современные тюрки, а также японцы, это — недоотправленные в Америку, в силу указанных обстоятельств, «индейцы».

    Читатель должен знать, что, поскольку даже признаков палеолита и неолита на всей Америке не обнаружено, то в археологии возник большой-пребольшой знак вопроса: откуда и когда пришли в Америку индейцы, численность которых в эпоху Колумба составляла от 15 до 20 миллионов человек?

    Учёные сошлись во мнении — из глубин Азии. Но вот загвоздка — в Азии живут яркие монголоиды, а индейцы от них сильно отличаются и по внешнему виду, и по менталитету. И ещё загвоздка: никто не мог доказать, что метаморфоза сия случилась с ними уже после переселения в Америку. Нельзя же предположить, что в районе пролива Беринга их пропускали через какое-то устройство, похожее на металлоуловители в современных аэропортах, и они преобразились, как по мановению волшебной палочки?

    Получается, что в Америку они уходили уже очень подготовленными во всех отношениях «индейцами». Значит, в глубинах Азии для них были кем-то организованы постоянно действующие, эффектно отлаженные — «сержантские школы»[64].

    «Когда и как произошёл распад американо-азиатской расы на две ветви — азиатскую и американскую, какова конкретная география и история этих ветвей и их генетические связи в разные периоды времени? Здесь мы подходим к, казалось бы, уже давно решённому и всё же по-прежнему жгучему вопросу о заселении Америки, пожалуй, одному из наиболее известных и интересных широким кругам читателей-неспециалистов. Трудно сказать, чем объясняется этот интерес — высоким уровнем и экзотикой древнеамериканской цивилизации или чем-то иным, но он есть, и поэтому обращались к этой теме многие непрофессионалы, стремясь внести свою лепту, как-то прояснить проблему, добавить немного романтики в сухие выкладки специалистов»[65].

    Уважаемый Валерий Павлович! А ларчик-то так просто открывался! Ключ к этому «ларчику» в предлагаемой на этих страницах гипотезе, которая скорее теория, поскольку перекрывает имеющие неясности с заселением Америки индейцами на 95-100 процентов!

    Применяя в археологии «глубоко антинаучные» методологии, можно добиться впечатляющих результатов. Только надо с благоговейным трепетом относиться к истории русского народа, и тогда всё у вас, историков, получится. А у русских людей проблема заселения Америки потому вызывает «жгучий вопрос», что беспокоит глубинные пласты народной памяти о счастливом и блестящем многотысячелетнем периоде нашей сибирской истории…

    >

    4

    Если принять за основу эту версию-гипотезу, то тогда Русь-Россия и Америка в глубокой древности должны были являть единое культурное пространство, признаки которого мы должны обнаружить и сегодня. Хороший помощник в таких случаях — топонимика.

    «ТУЛА. В России это, кажется, единственный город с таким названием, однако на другом полушарии есть, по крайней мере, ещё ДВЕ ТУЛЫ: одна в Мексиканской провинции ИДАЛЬГО, другая — в двухстах милях севернее. Их ещё и сегодня можно отыскать на карте. В своё время обе ТУЛЫ являлись крупными религиозными центрами, о чём свидетельствуют развалины многочисленных храмов и дворцов. КОЛЫМА — город и провинция КОЛИМА есть на западном побережье Мексики, замечу, кстати, что в латинском алфавите нет буквы Ы»[66].

    На юге Хабаровского края, на берегу реки Урми есть посёлок Талакан. «Талакан» — лёгкое искажение от «Тлалокан» — так индейцы назвали Страну Восходящего Солнца, которой и поныне является гигантское тихоокеанское побережье русского Дальнего Востока от Уэлена до бухты Славянка, что немного южнее Владивостока, а не только одна Япония.

    Из этой страны, согласно их преданиям, когда-то пришли в Мексику люди белой расы — искусные мастера, жрецы и хранители огромных знаний. Их отличало пристрастие к полудрагоценному камню нефриту. Они вырезали из чёрного гранита огромные шары и свои собственные портреты в виде отдельных голов высотой до 3 м и весом до 40 т.

    С восточных склонов Сихотэ-Алиня в Японское море впадает река Кхуцин (в 1989 г., с подачи «историков», эта река легкомысленно переименована в «Максимовку»). А в Мексике есть существующий и поныне крупный религиозный центр Хукуцин, в который индейцы со всей Мексики и даже США один раз в год собираются на великое торжество — Канделярию (праздник календаря). Вне всякого сомнения, когда-то в приморском Кхуцине — Хукуцине будущие «индейцы» тоже праздновали Канделярию.

    Я уже не говорю о том, что имя Майя, плотно завязанное на Центральноамериканскую цивилизацию, многократно встречается в виде названий больших и малых рек Сибири и Дальнего Востока. А протокорнями «кан», «ур» и «ру» топонимы как всей Сибири, так и Южной и Центральной Америки прямо-таки «кишат». Т. е. Великий Туран Древней Руси имеет очень чёткое топонимическое продолжение на территории всей Южной Америки.

    Поскольку «нет пророка в своём отечестве», то в целях подтверждения нашей гипотезы обратимся к крупному специалисту по истории цивилизации Южной Америки, археологу кубинского происхождения, доктору Хосе Аргуэльесу:

    «Общепринятая догма современной антропологии утверждает, что майя входили в огромную группу американских индейцев, которые в последний ледниковый период, около 12 тысяч лет назад, перебрались в Америку из Азии через замёрзший Берингов пролив[67] и окончательно обосновались в том районе, который сейчас называется Центральной Америкой. Знакомство с поздними майянскими текстами — «По-поль Вух», «Книга Чилам-Балам и «Летописи Какчикелей» — вызывает чёткое впечатление о том, что майя действительно пришли издалека:

    “…с другой стороны моря мы пришли к месту под названием Тулан, где были зачаты и рождены нашими матерями и отцами… Из четырёх [мест] люди пришли в Тулан. Один Тулан на Востоке, другой в Шибальбайе [нижний, подземный мир], ещё один на Западе, и мы сами пришли оттуда, с Запада, и ещё один там, где пребывает Бог [верхний мир, небеса]… Более того, исследования древнемайянской и мексиканской истории и мифологии в целом показывают, что Тулан, или Толлан, представляет собой не только реальное место, но и архетипическое кодовое наименование”»[68].

    Тулан в летописях американских майя и Туран русской Сибири — это одно и то же, потому что майя буквы Л и Р, видимо, при письме не различали. Поэтому: ТУЛАН=ТУРАН.

    >

    5

    Имеется и «глубоко антинаучный» аргумент, доказывающий существование в далёком прошлом единого культурного пространства Русь-Америка: это абсолютная идентичность черт национального характера славян и индейцев, подтверждающая, что индейцы как бы наши «дети». Например, славяне во все времена отличались потрясающим гостеприимством. Естественно, что такую же черту характера они воспитывали бы и в «новых азиатах». По времени ближе к тем славянам — полабские славяне, жившие на реке Эльбе (Лабе) и 800 лет назад, и много ранее. Вот что о них известно:

    «Римский и романизованный мир узнавал, напр., о галлах, кимврах, тевтонах, готах, вандалах, свевах, гуннах и т. п. тогда, когда эти племена на него нападали. А о полабских славянах цивилизованный мир с запада и юга начал узнавать тогда, когда он же первый и стал делать нападения на славян. А когда мирные люди, хотя и чужие и из далёких стран заходили к славянам, то там не встречали обид или насилия. Средневековые писатели в один голос удостоверяют гостеприимство славян в такой степени, что оно удивляло чужестранца»[69].

    Выдающийся американский учёный, этнограф, археолог и историк первобытного общества Льюис Генри Морган (1818–1881) для изучения жизни индейцев, просвещения и помощи им ещё в свои молодые годы организовал общество «Великий орден ирокезов». В 1847 г. он был усыновлён ирокезским племенем сенека. Он автор исследований: «Лига ирокезов», «Система родства и свойства» и др. Он получал информацию об индейцах, в том числе, и от работающих среди них католических миссионеров. В своей статье «Яркий пример благородства этой нации» Л.Г. Морган пишет:

    «Гостеприимство было среди ирокезов прочно укоренившимся порядком. Если кто-нибудь входил в дом индейца в любой индейской деревне, будь то односельчанин, соплеменник или чужой, женщины дома обязаны были предложить ему пищу…

    Моравский миссионер Джон Хекевельдер, очень долго проживший среди индейцев, был прекрасным знатоком их нравов и обычаев. Он вёл миссионерскую работу, главным образом, среди делаваров и мунси в течение 15 лет (1771–1786) и соприкасался с тускарора и другими племенами. Он был знаком с порядками и обычаями индейских племён Пенсильвании и Нью-Йорка. Вот как он описывает общий характер знакомых ему индейских племён:

    “Индейцы верят, что Великий Дух сотворил землю и всё, что на ней, для общего блага людей. Он дал им страну, обильную дичью, и сделал это не для выгоды немногих, а для пользы всех. Всё было дано сынам человеческим в общее обладание. Всё, что живёт на земле, всё, что на ней произрастает, всё, что живёт в реках и водах, текущих по земле, всё это было дано всем сообща, и каждый человек имеет право на свою долю. Таков источник индейского гостеприимства, которое является не добродетелью, а строгим долгом.

    Индейцы никогда не стараются найти уважительную причину, чтобы чего-нибудь не дать, наоборот, они щедро делятся со своими соседями запасами, приготовленными ими для себя. Индейцы щедры и гостеприимны по отношению ко всем без всяких исключений, они всегда делятся друг с другом и часто с чужим человеком последним куском. Они скорее лягут сами голодными, чем возьмут на себя грех пренебрежения долгом, который требует от них удовлетворения просьбы чужестранца, больного или нуждающегося.

    Чужестранец имеет право на их гостеприимство отчасти потому, что он находится далеко от своей семьи и друзей, отчасти потому, что он оказал им честь своим посещением и должен унести о них хорошее воспоминание. Больной и бедный имеет право на гостеприимство, так как индеец считает, что он обязан помогать им из общего запаса. Дичь, которую он им предложит, взята из лесов и принадлежала всем, пока её не застрелил охотник. Зерно и овощи выросли из принадлежащей всем земли, и это произошло не по воле человеческой, а властью Великого Духа”»[70].

    Замечено, что посещающие индейские резервации современные русские пользуются особой расположенностью хозяев. В России существует движение индеанистов. Они издают журнал «Первые американцы». В 1984 г. четверо индеанистов во главе с Владимиром Кошелевым организовали на Алтае в заброшенном селе Верх-Кукуе (в «полосе» Великого Турана!) индейскую общину «Голубая Скала», правда, она вскоре распалась.

    >

    6

    Интересующиеся искусством народов Южной Америки несколько лет назад поспешили на открывшуюся в Эрмитаже выставку «Искусство Древней Мексики». Прямо у входа стояла высеченная с большим мастерством из крепчайшего гранита круглая голова без туловища в стилизованном боевом шлеме и весом не менее полутора-двух тонн. В самой Мексике встречаются и потяжелее.

    Ну, очень она походила на голову, повстречавшуюся главному герою в поэме А.С. Пушкина «Руслан и Людмила». Загвоздка же была в том, что из облика её выпирали яркие негроидные черты! Увы, никто из экскурсоводов Эрмитажа не мог объяснить, почему это так. Дескать, ответа не знают и в самой Мексике. Между тем, опираясь на нашу гипотезу, можно высказать следующее…

    Как замечено выше, полоса Великого Турана Древней Руси проходили, в том числе, по Кавказу. Там она служила границей не между белой и монголоидной расами, а между белой и чёрной, негроидной. Т. к. климатические пояса во время последнего Великого оледенения проходили в других местах, то и ареал расселения представителей чёрной расы не походил на современный. Негроидные племена занимали весь Индостанский полуостров, всю Малую Азию, Иранское нагорье и южные отроги Кавказа (там было особенно тепло).

    Были, видимо, случаи, когда под крыло русичей небольшими группами в полосу Великого Турана выходили и негроиды. И с ними тоже проводилась аналогичная, как и с группами азиатцев, работа по приобщению их к цивилизации, в том числе путём применения генной инженерии. Затем они переправлялись в Америку. Странным кажется этот вывод. Но факты — упрямая вещь. В дополнение к вышеизложенным, топонимическим, я приведу ещё один, палеонтологический.

    Как-то, штудируя книгу М.М. Герасимова «Восстановление лица по черепу», я вдруг увидел на стр. 258 интересную иллюстрацию: голову негроида, воспроизведённую по черепу, найденному во время раскопок на Кавказе. Это был один к одному портрет… того самого мексиканского каменного «героя», увиденного мною в Эрмитаже, конечно же, не таких сказочных размеров (см. илл.). Наверное, читателю будет интересно, как прокомментировал находку сам Герасимов.

    Неолитический человек Кавказа (Грузия).

    В 1946 г. при разборке коллекций ГМА мне удалось обнаружить череп с этикеткой: «Кавказ, Грузия, неолитический слой, пещера». Череп реставрирован Е.В. Жировым. Действительно, этот череп я видел в процессе реставрации, которую проводил Е.В. Жиров за год до своей смерти.

    По степени сохранности черепа можно с достоверностью судить о его значительной древности. Кости совершенно лишены органических веществ, сильно минерализованы и обладают тем своеобразным, светло-беловато-палевым цветом, который так свойственен костям из древних слоёв пещер. В изломе кость совершенно белая, мелообразная, но твёрдая.

    Реставрация произведена Е.В. Жировым с обычной для него тщательностью и продуманностью. Сомнительных мест в реставрации нет; отчётливо видны швы склейки и те дополнения, которые были воспроизведены из-за отсутствия кости. Эта реконструкция черепа не противоречит ни одной из его основных форм и соответствует степени развития рельефа. Несмотря на недостаточную точность этикетки и относительно плохую сохранность, череп представляет большой интерес.

    Нам кажется, что этот череп может быть отнесён ко времени не позднее раннего неолита, а, быть может, даже к предшествующему времени (азиль-тарденуазскому; т. е. раннемезолитическому. — О.Г.). Морфологически череп чрезвычайно своеобразен и обладает рядом черт, не характерных для более позднего населения Кавказа.

    Всё это заставило нас дать описание этого черепа и графическую реконструкцию его головы. Может быть, в результате этой предварительной публикации можно будет впоследствии уточнить место и время этой интересной находки. Дело в том, что, несмотря на обилие в Грузии памятников верхнего палеолита и раннего неолита, нам совершенно ничего неизвестно об антропологическом типе населения этого времени…

    Интересно, что уже в то время на Крымском побережье и в Приднепровье жили люди, резко отличавшиеся от этого типа, с отчётливо выраженными чертами поздних кроманьонцев. В черепе же из Грузии кроманьонских черт нет.

    Но, несмотря на относительную лёгкость, — я бы сказал, грациальность (от слова «грация». — О.Г.), в этом черепе всё же можно увидеть некоторые архаические черты: относительно сильное выступание глабеллы и довольно сильное развитое надбровье. Форма орбиты с её вертикальной профилировкой и даже отмеченная прогнатность в данной связи также должны рассматриваться, как некоторые примитивные черты не вполне дифференцированного антропологического типа. Это локальный вариант Homo sapiens, не характерный ни для неолита, ни для позднего времени[71].

    Локален сей антропологический тип как раз потому, что являлся «разовым» продуктом генетического творчества; может быть, уже внуки или даже дети таких, как он, были «этапированы» в Южную Америку, где они, видимо, кого-то героически охраняли или за какие-то другие заслуги были запечатлены в камне…

    >

    7

    Интересующиеся древней историей знают о внезапно возникшей 3000 лет до н. э. на территории Украины и Молдавии славянской высокоразвитой земледельческой Трипольской культуры бронзового века. Она просуществовала до XVII века до н. э. и так же внезапно исчезла. Пришла она, как предполагают, из Малой Азии. А куда ушла?

    Судя по компактным поселениям в виде круга, а также по манере внезапно уходить, не исключено, что именно трипольцы возвели известное городище Аркаим (XVII–XV вв. до н. э.). Точнее — страну Аркаим на Южном Урале. Она тоже внезапно оставлена. Столь масштабные цивилизации с населением, минимум, в миллион человек, не могут бесследно исчезать во времени и пространстве. Куда они ушли на этот раз? Ответ есть. Но сначала о «визитной карточке» этого народа — «крашеной керамике».

    Трипольцы были отличными мастерами по изготовлению полых глиняных сфер. Причём без применения гончарного круга. Ещё одно диво — в их окраске. Краска та не потускнела до сих пор.

    «На высоком уровне стояло в Т. к. гончарное производство, сосуды лепились без гончарного круга, на плоском основании; формы их разнообразны, отличаются большой симметричностью; известны св. 20 сортов керамики, изготовлявшейся из местных глин; выделяются сосуды из тонкой розоватой, прекрасно обожжённой массы, покрытые росписью в одну или несколько красок (красная, чёрная и белая). Часто спиральная орнаментация нанесена углублёнными полосами, образующими ленты.

    По одному из этих признаков Т. к. именуется “культурой спирально-ленточной или расписной керамики”. Наряду с большим количеством разнообразных сосудов в трипольской керамике выделяются глиняные, в большинстве случаев женские, статуэтки, передающие образ матери-родоначальницы, а также фигурки животных. В днищах сосудов имеются отпечатки тканей, подкладывавшихся в процессе лепки сосуда под днище»[72].

    Так вот, «завалы» точь-в-точь таких сосудов (вперемешку с такими же, но не окрашенными, «чёрными») обнаруживаются по всей долине Жёлтой реки (Хуанхэ) в Китае. Фантастика, скажите вы. Взглянем на иллюстрации. На абсолютную идентичность «тех» и «этих» сосудов давно обратили внимание «специалисты». Но не более. Никто не осмелился на интересную гипотезу.

    Это, как в ситуации с айнами. Много времени и денег потратили немецкие антропологи на объяснение феномена айнов, заключающегося в серологических (т. е. по анализу крови) показателях: кровь айнов присутствует в крови многих индейских племён и народов Сибири. Как только стало ясно, что айны это «русские из Москвы», то работы тут же свернулись и засекретились.

    «Специалисты» по древней истории, выходя на «славяно-русское направление» при исследованиях своих, сразу слепнут и глохнут! Такая же ситуация со славянской «крашеной керамикой» в Китае.

    Археолог и китаевед, француженка Корин Дебен-Франкфор пишет:

    «Поворотный момент: обнаружение керамики Яншао в 1921 г. Три года спустя (после обнаружения гадальных костей с надписями. — О.Г.) переворот в археологии вызывает обнаружение в Хэнани неизвестных до этого образцов керамических изделий, которые сразу же привлекают внимание Андерсона (Юхан Г. Андерсон — шведский геолог и археолог. — О.Г.). В апреле 1921 г. он выезжает на место раскопок близ деревни Яншао. Там учёный находит большое количество расписной керамики и ещё не подозревает о том, что только что обнаружил первую доисторическую стоянку человека в Китае…

    Прозрение наступило, когда в Пекинской библиотеке он просматривал случайно попавшийся ему отчёт о раскопках в Анау в Западном Туркестане: схожесть расписной керамики и сосудов, обнаруженных в 1904 г. экспедицией американца Р. Пампелли, была очевидна. Так он обнаружил первые свидетельства существования на Дальнем Востоке, так же, как и в Восточном Средиземнорье, Месопотамии и Персии, доисторической расписной керамики. Эти открытия позволили Андерсону выдвинуть первые предположения о хронологии китайской протоистории, которую он связывал с Ближним Востоком»[73].

    «Крашеную керамику» китайцы сейчас именуют «культурой Яншао» и датируют «сер. V- сер. III тыс. до н. э». Кстати, портрет мальчика (см. илл.) из обожжённой глины тоже относится к культуре Яншао. Ничего китайского, что особенно хорошо видно по форме носа.

    Вот мнение ещё одной учёной женщины-китаеведа, доктора фил. наук, ст. научного сотрудника Института Востоковедения РАН:

    «Керамические изделия… позволяют восстановить многие черты хозяйственно-культурного облика протокитайцев (?! — О.Г.). Не вызывает сомнения, что обитатели неолитического Китая… обладали высоким уровнем технологии керамического производства: владели мастерством изготовления так называемого чистого теста, позволяющего формировать тонкостенные (до 2 мм толщиной) сосуды, близкие по этому показателю к фарфоровым изделиям, знание тонкостей процесса обжига, использование красителей»[74].

    Можно полагать, что знаменитые ирригационные сооружения Китая созданы именно славянами-трипольцами. А то ведь странно получается: как можно по завершении под знамёнами Циныпи Хуанди столь ужасающей войны за объединения Китая в 246=210 гг. до н. э. одновременно строить и Великую «китайскую» стену, и такую же Великую систему внутренних каналов для судоходства и орошения?

    Как и сейчас среди русских, так и среди славян-трипольцев мирно жил конгломерат малочисленных народов Азии. В том числе — будущие великоханьцы. Кто они? Наблюдательные люди, общавшиеся с азиатцами, заметили, что редкими вкраплениями среди них присутствуют «сообразительные мальцы», как губка всасывающие чужие идеи и толково, отдадим им должное, их применяющие.

    Вот такие-то индивиды, подпитавшись полезной информацией от индоевропейцев, тяготели друг к другу, как капельки ртути, образуя ядро будущих мини-государств в глубинах Азии. Учёные в восточных государствах, в отличие от государств индоевропейцев, во все времена не только составляли привилегированную прослойку, но и были администраторами.

    В Китае, например, занять административное место мог выходец из любой прослойки общества, лишь бы он выдержал полагающийся для этого экзамен на соответствующий данной должности уровень знаний. Однако в своей глубокой древности основы элементарных знаний монголоиды получили в учебных центрах Великого Турана Древней Руси. В том числе — единую для всей Азии, разговаривающей на сотнях наречий и диалектов, рисуночную письменность.

    Что-то другое тут придумать просто невозможно. В так называемые «средние века», когда началось формирование мононациональных государств, будущих Китая, Вьетнама, Кореи, Японии и др., стало возможным упростить рисуночное письмо, приблизив его к фонетическому. Понятно поэтому, почему письменные памятники средневековья этих государств изложены одними и теми же «китайскими» иероглифами. Но это не доказательство их былого присутствия в составе Китая.

    В действительности единый просветительный центр, в котором была разработана иероглифическая письменность и в которой этой письменности обучались группы представителей всех народностей Азии (в том числе и будущих великоханьцев), существовал на территории Сибири-Тартарии, входившей в состав Всемирной Протоимперии Великая Русь.

    Но вернёмся к неугомонным трипольцам.

    Оставив после себя чудо-керамику и достигнув умопомрачительных высот в бронзовом литье, в том числе бронзовых треножников, они снова куда-то переселились. Но не пропали бесследно! Применяя «глубоко антинаучный» метод проникновения в лабиринты «истории», мы обнаруживаем их в… Центральной Америке на полуострове Юкатан. Там они основали великую культуру — цивилизацию… майя. Само собой, тут тоже нужны доказательства. Начнём с удивительного портретного сходства трипольцев и народа майя. Оно такое, что ни с каким другим народом их не спутаешь (см. илл.).

    «Представление о внешнем облике трипольцев дают их изображения, восстановленные по сохранившимся черепам и антропоморфной пластике. Они показывают сходство трипольцев с индейцами майя. Можно найти также некоторые общие черты в их культурах. Возможно, малоазийские предки трипольцев были уплывшими на Запад изгнанниками с Американского континента, часть которых вытеснили более поздние пришельцы (монголоидной расы). В преданиях других народов содержатся сведения о переселении народа майя с Востока в Бирму, Индию и далее на Запад, вплоть до Верхнего Египта. Их приводит Джеймс Черчвард в книгах “Древний континент My” и “Дети My”»[75].

    Кроме портретного сходства это — их общее свойство неожиданно исчезать. И в самом деле, майя исчезли в 830 г. н. э., т. е. задолго до появления в Америке свирепых испанцев. Пишут, без следа… Лично я тоже не знаю куда. Пока не знаю…

    Действительно, будущие трипольцы появились в Восточной Европе из Малой Азии. Но в Малую Азию они вышли из нашей общей индоевропейской прародины — Сибири. Потом они основали райскую страну под условным названием Триполье. Затем ещё одну — страну городов Аркаим. Потом им понравилась территория будущего Китая. Затем — дорога через Беренгию в Америку. Думаю, построить корабли они тоже смогли бы.

    >

    8

    На месте своего поселения, в Центральной Америке (на полуострове Юкатан), майя оставили грандиозные архитектурные комплексы, виртуозные по замыслу и исполнению. Никто толком не знает, зачем они это делали? Я полагаю, эти комплексы должны были напоминать деградирующему человечеству о возможностях нетехнократического пути развития. Поэтому майя демонстративно не применяли колеса!

    Переселенцев опекал и долгое время руководил работами опытнейший жрец русов — Вотан (очень понятное славянское имя!). Впоследствии он стал богом и остался в памяти народа майя, как «вождь Покаль Вотан». Видимо, Вотан имел привычку говорить вместо «пока» — «покель». Кроме того, они оставили высеченные из камня свои портреты и интересные математические таблицы, воспринятые впоследствии, как «календарь майя».

    На самом деле это не календарь, а в цифрах и объёмных картинках-символах рассказ о том, что в 3113 г. до н. э. человечество вступило в интересную эпоху: начался Великий Цикл майя — период продолжительностью в 5125 лет, который закончится в 2012 г. н. э. (точнее — 24 декабря 2011 г .).

    Гробницу Вотана нашли в 1947 г. в древнем городе Паленке. На крышке саркофага Вотан изображён в виде того самого (известного теперь мистикам всего мира), носатого «космонавта, сидящего в кабине космического корабля». Сохранились сведения о времени создания цивилизации майя:

    «Начавшееся около 300 г. н. э. с города Уашактун… и распространившееся далее в форме городов Тикаль, Паленке, Копан… великое выступление майя достигло своего полного размаха к 500 г. н. э. В течение последующих трёхсот лет Майя продолжали возводить свои гармоничные и соразмерные храмы в виде ступенчатых пирамид и неуклонно, каждые пять, десять или двадцать лет, устанавливали очередной огромный каменный указатель — стелу, — на которой вырезали дату и связанные с ней тексты. В 830 г. н.э… классические майя внезапно пришли в упадок и исчезли…»[76].

    Правда, в конце X в. н. э. в этой же местности появились какие-то другие майя, которые тоже кое-что построили (но «календарём» не занимались) и выполняли, видимо, обязанности охранников созданных до них памятников. Именно они потом смешались со своими мексиканскими соседями — толтеками. В 1527 г. на Юкатан прибыли вооружённые до зубов испанцы. К 1697 г. народ майя, как культурная и политическая общность, под натиском христианизированных западноевропейцев, практически прекратил своё существование.

    В 2012 г. «конца света», разумеется, не будет. Суть информации, заключённой в «календаре» майя, очень коротко сводится к следующему:

    «Целью общего процесса эволюции Солнечной системы, которая включает в себя развитие нашей планеты, является переход к высшей разумной координации всех планетарных организмов с центральным ядром, Солнцем, и, с его помощью, — с ядром Галактики… По причинам, которые станут более понятными по мере возрастания нашего осознания разума Солнца и целей галактического сообщества, особое значение для преобразования земного разума имеет Луч, сфокусированный на Солнечной системе в период с 3113 г. до н. э. по 2012 г. н. э.

    Пока нам достаточно знать, что в период пребывания Земли в этом 5125-годичном Луче синхронизации, резонансные гармоники третьего орбитального гироскопа (т. е. планеты Земля. — О.Г.) были оценены, как пригодные для стадии разумной координации, завершение которой позволит Солнечной системе стать полноправным членом сообщества галактического разума»[77].

    >

    9

    В книге Хосе Аргуэльеса говорится, что народ майя, переселившийся в Америку, сразу приступил к масштабным работам, представляя из себя армию хорошо подготовленных специалистов-строителей, т. е. где-то прошёл предварительную подготовку. Местом их обучения как раз и могло служить Южное Приморье, как важная часть Великого Турана Руси. Не исключено, что открытые здесь писателем Кабелевым города скульптур были созданы майя-практикантами, которых обучали русы. Тут же, видимо, прошли свои университеты и будущие толтеки, и другие создатели цивилизаций Америки.

    У нас появилась возможность другими глазами взглянуть на уже упомянутые «скульптуры»: наиболее удачные из них оставлялись, как учебные пособия в древних школах.

    Внутри «русской печи» (фото 1) не изображение соприкасающихся цветков, а «портрет» солнечных пятен в период активизации пятнообразовательного процесса на Солнце. «Приписываемое древним майя поклонение Солнцу действительно имело место, но в своей основе означало понимание того, что высшее знание и мудрость в буквальном смысле слова передаются через Солнце или, точнее, посредством двойного цикла движения солнечных пятен»[78].

    Солнце, согласно учению майя, — организм, обладающий формообразующим полем под названием гелиокосм, который непрерывно и ритмично колеблется («дышит»): каждые 11,3 года он расширяется, а в следующие 11,3 года сжимается. Циклы вдоха и выдоха называются гелиопаузой.

    Солнечный вдох и выдох в точности соответствует активности двойных солнечных пятен. Через каждые 11,3 года два «пятна» встречаются на экваторе Солнца, изменяют полярность и меняются местами. К «печи» можно подвести детей и очень наглядно рассказать им о жизни Солнца.

    «Нападающая кобра» воплощает образ Кукулькана — «Оперённого Змея». Он — главный объкт почитания народа майя.

    «Портрет» человека с «квадратной» головой (фото 2) — помогал, видимо, как-то уяснять суть «календаря» майя.

    Скульптурная композиция «Ожидание», кроме утверждения вечных ценностей, служила, видимо, ещё и объёмным символом Востока («имиш») в составе 20 священных знаков в матрице направлений, представленных вокруг «портрета человека» в каменном «календаре» майя (фото 8).

    Из книги X. Аргуэльеса:

    ИМИШ — Источник жизни, Дракон, Первичная вода, Кровь, Вскармливание, Женская грудь, Энергия материнства, Сила деторождения, ВОСТОК;

    ОК — Собака, Мозг млекопитающего, Эмоциональная жизнь, Подчинение и принцип преданности, Вера, придающая силы духовному развитию. ЗАПАД.

    ОК — Собака представлена в комплексе «Большой Дракон» в виде добродушной каменной собаки (фото 4).

    Думается, комплекс скульптур с условным названием «Большой Дракон» лучше назвать «Пернатый Змей», потому что образ Пернатого Змея — главный в мифологии майя; он пронизывает собой многие художественные произведения, найденные в религиозном центре майя — городе Теотихуакане.

    >

    10

    В сильном сокращении под заголовком «Моя Дальневосточная Русь» эта глава была опубликована в газете «Потаённое» № 1/36,2008. Отозвался наш читатель из далёкого Приморья.

    «Уважаемый Олег! В материале «Моя Дальневосточная Русь» Вы упоминаете о р. Максимовке. Эта река до переименования на картах и в материалах исследователей называлась Кушун и Кушунгоу, Ку-сун и Кхусун, Кхуцун и Кхуцин (самое распространённое). Гидроним имеет китайское и орочское происхождение. Все аборигенные топонимы и гидронимы в Приморье, в том числе и р. Кхуцин, были переименованы после известных событий на Даманском, в 1970 г.

    К переименованию непосредственно в Тернейском районе, самому крупному по площади в Приморье, историки в кавычках и без кавычек не имели никакого отношения. К новым именам на карте приложили руку районные партийно-советские чиновники по приказу свыше, из Владивостока. Конечно, это ещё мягко сказано, сколько было допущено при этом «легкомыслия». Однако Кхуцину в какой-то мере повезло, река носит имя заслуженного русского человека А.Я. Максимова, участвовавшего в топографической экспедиции Л.А. Болыпева на северо-восточное побережье Приморья в 1874 г., впоследствии ставшего первым дальневосточным литератором.

    В том же, 1874 г. мыс напротив устья Кхуцина был назван именем Максимова, а в 1970 г. это же имя получила река и деревня Кхуцин. Довольно подробно об истории исследования и освоения материкового берега Татарского пролива, между заливами Пластун и Де-Кастри (Чихачёва) от Лаперуза (1787) по 40-е годы 20 века я написал в книге “Уйти… и не вернуться”. С уважением — Евгений Суворов, действительный член Русского географического общества. Mail: esuv@mail.ru».

    Дорогой Евгений! Историки ни при чём… Географы ни при чём… Почему не вмешались и не дали по рукам чиновникам? Не зря ведь говорится: не бойся врагов, не бойся друзей, бойся равнодушных… Это они, равнодушные, сломали хребет Руси в 1991–1993 гг.

    Топоним не может быть «китайского и орочского происхождения», а либо орочского, либо китайского. Русское слово гнут, искажают, но оно может, подобно стальной рессоре, однажды выпрямиться, что и произошло с топонимом «Кхуцин». Он шествует с неолита. Тогдашние русичи относились к языку трепетно, не в пример сегодняшним. В нашем языке было два звука К. Один из них произносился с придыханием. Ликвидирован «реформаторами».

    Я написал: «Река Кхуцин легкомысленно переименована в “Максимовку”». Понятно, это Вас немного задело. Писателя и путешественника Максимова я глубоко уважаю, однако, согласитесь, менять названия объектов Природы, которые были даны нашими предками тысячи лет назад, в высшей степени опрометчиво…

    >

    Глава 6. Из-под полы иезуита…

    «Из этого кабинета в Риме я правлю Европой и всем миром. Но никто не знает, как это делается».

    Микеланджело Тамбурини, генерал ордена иезуитов

    ((из ответа маршалу Франции де Бриссаку; начало XVIII века))
    >

    1

    В Поднебесной империи существуют карты, на которых наши сибирские и дальневосточные территории включены в состав Китая. Карты эти не в сейфах Генштаба Народно-Освободительной армии Китая (НОАК). Они — общеизвестны, и от них исходит какой-то дискомфорт. Предположим, ваш сосед к плану своей усадьбы пририсовал план вашей усадьбы и повсюду его расклеил. С таким «соседом» вы бы перестали разговаривать…

    Китай опасается пририсовывать себе США, Аляску, Австралию или Иран потому, видимо, что боится дипломатических осложнений. Что касается России, то китайская сторона дипломатических осложнений не боится и, надо полагать, каким-то образом парирует наши протесты на свою небезобидную шалость.

    Может, мы и вправду второпях что-то лишнее прихватили у Китая в своей пробежке на восток вслед за Ермаком? Пытаясь найти ответ и возможность защититься от китайской наглости, заглянем в труды «историков» по древней и средневековой Сибири. В целях экономии времени читателя я не буду их пересказывать, а воспроизведу диалог, который вполне мог случиться в пекинском (или московском) кафе между сотрудниками МИДа — российского и китайского.

    Предположим, на каком-то дипломатическом фуршете они поспорили из-за этих самых карт, и вот в неформальной обстановке, прихлёбывая чай, выясняют, кто же из них прав. Китаец предусмотрительно захватил с собой стопку книг российских историков.

    Русский: Меня в школе и университете учили, что русских в Сибири до Ермака не было. На тихоокеанском юге Дальнего Востока нас не было вплоть до Амурской экспедиции капитана Невельского 1848–1855 гг. Но и вас, китайцев, и там, и там тоже не было. Окружали Китай с запада, севера и востока гунны, сяньби, динлины, кидании, чжурчжени, бохайцы, маньчжуры и прочие народы, с которыми вы без конца воевали, пока мы, русские, вслед за Ермаком не пошли в Сибирь и не угомонили их.

    Китаец: Да, мы с ними воевали, но и мирно тоже жили. Были «разборки» китайцев друг с другом, потому что гунны, сяньби, динлины, кидане, чжурчжени, бохайцы, маньчжуры были китайцами. Это похоже на вашу княжескую междоусобицу XI–XIII веков. Междоусобицы у русских проходили в Восточной Европе, а у китайцев — в Сибири и на Дальнем Востоке. Только и всего…

    Русский (несколько оторопев): С чего это ты взял, что гунны, сяньби, динлины, кидане, чжурчжени и прочие были китайцами?

    Китаец: Любите книгу — источник знаний. Почерпнул в фолиантах, написанных вашими же историками.

    Русский: Не может быть?!

    Китаец: Отчего ж! Вот «История Сибири» в 5 томах. Главный её редактор академик А.П. Окладников, а «круче» его по части древностей Сибири и Дальнего Востока в мире нет. У меня с собой 1 том — «Древняя Сибирь». Издан Институтом истории, филологии и философии Сибирского отделения Академии наук СССР (Л., «Наука», 1968, тираж 21350 экз.). Том готовили доктора и кандидаты исторических наук. Начнём с гуннов. Я буду показывать пальцем нужные страницы.

    Почему они китайцы? Потому что государство гуннов называлось Хун-Ну (стр. 242). Если бы гунны были славяне, то это была бы Русь Гуннская. Есть же Русь Киевская, Русь Суздальская и т. д. А Хун-Ну это провинция Китая, а не Руси.

    Ваши же историки написали, а не наши — «Хун-Ну». У гуннов был священный город Лунци, где они в день «сюй» приносили жертву духу неба. Во главе гуннов всегда стоял шаньюй из высокого рода Силуаньди. Роды помельче, Хуянь, Лань и Сюйбу поставляли государству вельмож. Вот как бы образцы фамилий: «При Лаошане, преемнике Модэ, по предложению его личного советника Чжунхина Юе был проведён…» (стр. 247).

    У русских начальником был бы князь, но не шаньюй, а священный город назывался бы Гуннополь или Гунностан, но не Лунци, а праздник назывался бы не «сюй», а «масленица». Хуянь, Лань, Сюйбу разве это славяно-русские фамилии? Или тунгусские? Или якутские? Или бурятские? Нет, чисто китайские.

    Гунны появляются в конце I тыс. до н. э. и ходят в свои походы до V в. н. э., то есть целых 600 лет!

    А вот и карта, показывающая, где жили гунно-китайцы (стр. 249): это степи Монголии и Забайкалья, Северное Причерноморье, чуть ли не весь бассейн рек Волги и Дуная, вся Средняя Азия и южная половина Западной Европы. На карте обозначено также, кого гунны покорили в Азии. Вокруг Байкала это племена гяньгунь, цзюешэ, сяньби, ухуань, жун и др.; в верховьях Иртыша и в Средней Азии — юебань, синли, усунь, юеджи, давань, уге, чеши, кангюй и др.

    Одни китайцы усмирили других китайцев, названия племён которых и обозначены на карте. Такого ведь не бывает, чтобы топонимы, люди и племена были китайские, а занимаемые ими территории некитайскими. Мы и за Уралом далеко были, Римскую империю громили, но что касается ваших территорий, то мы скромно ограничились бы Сибирью и Дальним Востоком. Исторически, сам видишь, это исконно китайские земли.

    Русский (растерянно): А динлины, враждовавшие с гуннами, тоже китайцы? Слово «динлин» это искажённое слово «длинный». У нас маленькие дети говорят не «длинный», а «дилинный».

    Китаец: И динлины — это тоже китайцы. Они именовались ди-ли. А ди-ли произошли от кочевого племени чи-ди, жившего в Северном Китае. От гуннов и динлинов, т. е. тоже китайцев, произошли тюркоязычные народы: алтайцы, тувинцы, хакасы, шорцы и др. Динлины также «гао гю», главное их племя называлось юаньхэ, которое позднее стало именоваться «вэйхо», а затем «хуйхо» или «уйгур». Кочевало оно в бассейне р. Селенги (стр. 266).

    Видишь, кругом мы, китайцы. И на это показываете вы, русские. На уровне Академии наук СССР, а не от имени какого-то частного лица. Про народы Азии писал знаменитый Л.Н. Гумилёв, но для политиков он пустое место. Им важно провозглашаемое от имени государства. Мнение, изложенное в трудах по истории членов АН СССР и её преемницы АН РФ, — это официальная позиция государства.

    Ваше государство докторам наук от истории хорошо платит, даёт бесплатные квартиры и деньги на исследования. Следовательно, разделяет их мнение. Кто же писал про гуннов? На странице 11 «указаны авторы статей 1 тома. Читаю: «В главе шестой параграф “Тюркские народы Южной Сибири” написан Л.П. Потаповым».

    Русский (с досадой): Маразм крепчает! И на русском Дальнем Востоке жили китайцы?

    Китаец: Да! И превелико! Я это докажу, листая тот же том. В 698 г. н. э. на территории современных Приморья и Приамурья возникло государство Бохай. Первым правителем там был Чжень Цзожун (стр. 313). Видишь, он китаец. «Цзожун полностью овладел землями Фуюй, Воцзюй, Бьянхань, Чаосянь…». Преемником Цзожуна стал его сын Уи, бывший князь области Гюйлоу. В 738 г. После Уи был Да Циньмао. В 905 г. в Бохае правил его последний король Да Инчжун, у которого был сын Гуансянь и полководец Шэньдэ.

    Самый крупный город Бохая — Фуюй. Округа в Бохае — Аньбянь, Моцзе, Динли, Тели, Шуайбинь (центр его был на месте нынешнего г. Уссурийска) и др. Где же тут славянские фамилии и топонимы? Нет здесь также маньчжурских, якутских фамилий и топонимов и, что самое важное, — нанайских, удэгейских, эвенкийских, т. е. происходящих от проживающих ныне в Приморье и Приамурье, как вы говорите, коренных народов. Всё вокруг китайское, всё вокруг наше! Наша культура, наш национальный дух!

    Бохайцев в Приморье и Приамурье сменила Золотая (Цзинь) империя чжурчженей. Основали её братья Ханьпу и Баохоли из семейства Ши. Вот, сколько здесь китайских фамилий: «Чжили-хай, четвёртый внук Баохоли, направил своего посла Мяосуня на Альчук с пожеланием установить сношения с родственным государством. Мяосунь был встречен Угунаем с большим почётом и провёл у него год» (стр. 325).

    Имена других военачальников и политиков: Шитумынь, Хэлибо, Валибэнь, Люке, Дунэнь, Вадай, Цибуши, Алихумань, Маньдухэ, Сагай, Ута, Пуцзян, Хэчже, Хань-либу, Сицзун, Дигунай, Хушаху и проч., и проч. А вот названия городов: Милимишихань, Асучен, Люкэчен, Утачен, Ляо и проч., и проч. Названия племён: Хэлань, Суйфун. Названия областей: Тумынь, Хунчунь, Ехуэй, Синсян, Хэбэй, Хунань, Шаньдун и т. д. В стране простирались горы Пэнниолин и текли реки Сипинхэ, Суйфун и др. И т. д., и т. п.

    Основательней доказательств, мой друг, исторического приоритета Китая на эти земли не бывает. Поэтому мы спокойно заберём себе в Поднебесную Сибирь и ваш Дальний Восток.

    Русский: А дурно не станет?

    Китаец (не обращая внимания): Со стр. 316 пошли сведения о киданях, которые долго воевали с бохайцами и разгромили их в 1029 г. Предводителем у них был Елюй Абаоцзи. У него были жена Наньян и сын Сяосяосянь. Киданьской армией руководил генерал Сяо Сюн-нин. Так что кидане это тоже китайцы!

    Русский (вздохнув): Ну, и дела…

    Китаец: Тут надо замолкнуть хотя бы потому, что нашей культуре и государственности 8000 лет. А вашей 1000 лет, что доказали ваши же историки. Во времена гуннов, динлинов, киданей, бохайцев, чжурчженей вас, русских, ещё не было!

    На стр. 11 сказано: «В главе седьмой параграф «Государство Бохай» написан Э.В. Шавкуновым, «Золотая империя (чжурчжени)» — В.Е. Ларичевым».

    Русский: В вашем Китае таких «историков» судили бы и повесили бы на Великой китайской стене!

    Китаец: Судили? Не успели б! Их разорвала бы разъярённая толпа.

    В 1230-х гг. Золотую империю разгромил Чингисхан. Города монголы сровняли с землёй, людей всех вырезали. Не осталось доказательств принадлежности Приморья Китаю. Но через 750 лет положение спас (какое счастье!) штабс-капитан русской армии, военный топограф В.К. Арсеньев.

    Он за счёт российской казны составил карту Приморья и восстановил на ней китайские топонимы! И таким образом доказал законность аннексии Приморья в нашу пользу. Штабс-капитану Арсеньеву — наше китайское «сесе ни», что значит «спасибо вам».

    Русский: А это что у тебя за фолиант с золотой черепахой на обложке?

    Китаец: Это книга самого Алексея Павловича Окладникова «Далёкое прошлое Приморья» (Владивосток, 1959). Э.В. Шавкунов, А.П. Деревянко и В.Е. Ларичев, именующие себя учениками академика Окладникова, как раз у него-то главным образом и списывали свои «параграфы».

    В «Далёком прошлом Приморья» китайцев на один квадратный километр Приморья и Приамурья ещё больше, чем в 1 томе «Истории Сибири». Но здесь рассказано и о знамени китайской культуры, когда-то развивавшимся над Приморьем. Вот небольшой отрывок:

    «Первоначально бохайские князья отправляли молодых людей в столицу Китая Чаньань для изучения языка, литературы, древних и новых законов Китая…в 831 г. за один раз вернулось в Бохай 150 человек, кончивших учение в Китае. Многие из них после соответствующих испытаний получили даже китайские учёные степени… Китайские писатели, обычно презиравшие «восточных иноземцев», отдавали должное бохайской культуре, успехи которой выделялись особенно резко на фоне примитивного быта соседних племён» (стр. 206).

    В выходных данных книги А.П. Окладникова указана её «крыша»: Академия наук СССР. Т. е. и здесь ваше государство подписывается…

    >

    2

    В этом диалоге наглядно показывается, каким образом наши сибирские и дальневосточные земли теоретически подготовлены к сдаче китайцам. Фактически речь идёт о национальном предательстве российских «историков» с весьма возможными драматическими последствиями.

    Не затронуты в этих книгах следующие темы. Во-первых, ничего не говорится о гигантской цивилизации сибирских скифов-славян. Во-вторых, ни слова о расовой и этнической принадлежности «гуннов», «киданей», «динлинов» и пр., и пр. по их костным останкам. Археологи бессчётно уничтожили в Сибири курганных захоронений. Черепа людей какой расы в них обнаруживались: европеоидной белой или монголоидной жёлтой?

    Ну и показали бы образцы черепов из курганов с подписями: «чжурчжень», «иебань», «суньли», «усунь», «иеджи» и т. д. Поскольку это не делается, то позиция «историков» очевидна: они осмысленно покрывают Сибирь и Дальний Восток одеялом их якобы китайского прошлого. Однако, вот что пишет историк, которого не любили в Институте истории, филологии и философии АН СССР:

    «…в древности в Восточной Азии существовали две европеоидные расы 2-го порядка: динлины и ди. Долихокранные динлины издавна жили в Южной Сибири и принадлежали к «кроманьонскому» типу в широком смысле слова. Китайцы в древности называли Саянские горы — Динлин, подчёркивая этим локализацию странного для них народа. Ди и родственные им жуны обитали на территории современного Китая от оазиса Хами до Хингана и в Сычуани. Они были также европеоиды, но брахикранные, близкие к памироферганской расе»[79].

    В главах «Андроновское время в Южной Сибири», «Карасукская культура», «Тагарская культура», «Племена Восточно-Сибирской тайги в бронзовом веке» и др. дотошно описаны каменные скребки и топоры, бронзовые ножи, виды захоронений и глиняных горшков, наконечников стрел и т. п. Но в них, увы, нет главного: сведений о расовой и этнической принадлежности народов, сибирские цивилизации создавших! А ведь это большая и интересная тема! Советский археолог и антрополог Валерий Павлович Алексеев в книге «В поисках предков» писал:

    «…в Минусинской котловине — знаменитая тагарская культура скифского времени («скифское время» это общепринятый научный термин, обозначающий период с VIII–V вв. до н. э. — О.Г.), та самая, население которой было так многочисленно, что оставило тысячи, а может быть, и десятки тысяч курганов с громадными камнями, торчащими и сейчас повсеместно и придающими приенисейскому и приабаканскому пейзажу неповторимое своеобразие и очарование, культура, отлично изученная, создана европеоидным народом. Сотни черепов измерены из тагарских курганов — и в подавляющем большинстве это черепа европеоидов

    На Алтае, особенно в предгорьях… вечная мерзлота сохранила бы для нас в непотревоженном виде все погребения в больших засыпанных сверху камнями курганах, как бы запечатлела на фотоплёнку все похороны, если бы не грабители… В применении к этим огромным курганам слово «скифский» уже не означает просто хронологическую принадлежность — оно полно и более глубокого смысла, выражая родство, пусть дальнее, с европейскими скифами. В погребениях — не только скелеты, как обычно; мерзлота сохранила мумии древних жителей Алтая. Хотя все они — европеоиды, хотя и отличаются от тагарцев»[80].

    Живущие сейчас бок-о-бок с сибиряками-русами и дальневосточниками-русами небольшие этнические группы людей монголоидной расы по своему этническому происхождению к Китаю и китайцам отношения не имеют. Точно так же было и две, и три, и четыре тысячи лет назад. Правда, в отличие от дня сегодняшнего, не было беспорядочного межрасового смешения.

    Правильное зачатие, рождение и воспитание новых поколений людей во все времена было серьёзным компонентом культуры всех народов мира. «Дездемоны» стали рожать от «Отелло» под влиянием идеологии двух интернационалов: христианского и коммунистического.

    Однако почему всё-таки в Сибири встречаются костные останки межрасовых гибридов? Они — результат планируемого смешения, а не стихийного, которое, как уже сказано выше, осмысленно проводилось в «полосе» Великого Турана Древней Руси — территории, отведённой для приюта групп монголоидов, спасавшихся либо от голода, либо при угрозе истребления другими кочевниками, либо от вырождения, ввиду малочисленности или трудноизлечимых заболеваний. В созидательных целях расовое смешение проводилось, по-видимому, именно с этими пришельцами.

    «Монголоидная кровь в жилах карасукцев (создателей «карасукской культуры». — О.Г.) действительно текла. Среди черепов в их могилах попадаются и плосколицые, и плосконосые. Правда, обе эти черты не сильно заметны и, не рассматривай мы, антропологи, их особенно придирчиво, могли бы и не обратить на себя внимание. Во всяком случае, не о чистых монголоидах идёт речь — лишь о людях с монголоидной примесью, которые встречались среди массы европеоидного «карасуксого» населения. Оно узколице, и под влиянием этого факта, а может быть, и под гипнозом устанавливаемых археологически связей с Монголией и Китаем, монголоидной примеси было приписано северокитайское происхождение.

    Археологическая наука использовала монголоидную примесь для доказательства восточного происхождения карасукцев, а потом её заключение послужило одним из оснований антропологам для дополнительного обоснования и выяснения происхождения этой примеси — так снежный ком, вырастая, превращается в лавину. А читатель уже заметил, конечно, что налицо порочный логический круг, в который, увы, научные работники попадают совсем не реже простых смертных, — взаимоубеждение антропологов и археологов усилило видимость аргументации вдвое, тогда как на самом деле фактическая база для установления монголоидной примеси нисколько не увеличилась и продолжала оставаться весьма шаткой.

    Тот очевидный факт, что основная масса карасукцев была не менее европеоидна, чем, скажем, русские или мордва, украинские или казанские татары, был забыт, и в археологических, да и в исторических работах мелькали сообщения о переселении карасукцев из Северного Китая, о мощной миграции людей с Востока, о китайском происхождении культуры поздней бронзы в Минусинских степях»[81].

    Создаётся впечатление, что авторы «Истории Сибири» не читали крупнейшего антрополога, создателя технологии восстановления лица по черепу М.М. Герасимова, который обследовал черепа из энеолитических погребений «Базаихи», обнаруженные вблизи Красноярска на реке Енисее. Он подчёркивал:

    «Следует учитывать, что на Енисее в это же время в непосредственно территориальной близости жили люди неолитического и энеолитического времени с чертами типичных европеоидов. Примером этого может быть череп, раскопанный Передольским у перевоза под Красноярском, и многочисленные черепа людей афанасьевской культуры, среди которых наблюдаются и метисные формы»[82].

    А вот характеристика Герасимовым черепов, обнаруженных непосредственно в одной из территорий полосы Великого Турана Древней Руси, откуда, вероятно, вышло много племен будущих «индейцев»:

    «Известный нам по антропологическому и археологическому материалу более поздний этап связан уже, собственно, с энеолитическим временем. Это глазковский этап. Он характеризуется в раннюю пору преобладанием иного антропологического типа, близкого североамериканскому варианту древнего монголоида. Поздняя пора этого же глазковского этапа даёт пёструю картину различных вариантов монгольского типа: североамериканского, тунгусо-байкальского, китайско-маньчжурского и ряд таких, которым трудно найти аналогию в современном населении Сибири.

    На нижнем течении Ангары к этому времени относятся метисные группы с отчётливыми чертами европейцев (Кежма), а на Енисее — как монгольский, так и европейский типы, а также различные варианты метисов»[83].

    >

    3

    В 1953 г. в Срединной империи был издан учебник «Краткая история современного Китая». В ней оказалась карта, где «Карандаш составителя жирным пунктиром очертил огромные пространства, куда вошли: Вьетнам, Лаос, Кампучия, Таиланд, Монголия, Корея, Непал, Сикким, Сингапур, Бирма, материковая часть Малайзии, японские острова Рюкю, филиппинский архипелаг Сулу, часть Афганистана, обширные районы Индии, часть Казахстана и других республик Средней Азии, советское Приамурье, Приморье, Сахалин»[84].

    «В 1959 г. была составлена “наиболее полная” карта “утерянных” территорий с указанием года, когда была “потеряна” и к кому перешла. На ней, в частности, указано, что район Ташкента якобы был отнят Россией у Китая в 1864 г., левый берег р. Амур и Приморье отошли к ней в 1860 г., остров Сахалин отторгнут Россией и Японией после 1875 г… Ещё в 1936 г. Мао Цзэдун в откровенной беседе с Эдгардом Сноу подчеркнул, что “важнейшей задачей Китая является возвращение всех наших утерянных территорий”»[85].

    Время появления карт: 1953 и 1959 гг. Подписывая 18 декабря 1967 г. в печать 1 том «Истории Сибири», А.П. Окладников, академик не только АН СССР, но и многих академий мира, не мог не ведать обо всех этих фактах. Если мы заметим, что в «Истории Сибири» «специалисты» вполне осмысленно подыграли Китаю, то это будет мягко сказано.

    В «Истории Сибири» режет глаз лакейская манера называть народы Сибири и Дальнего Востока и их вождей не иначе, как по-китайски. Не надо быть академиком, чтобы увидеть славянское происхождение, например, имён вождей даже в тюркско-монгольской «упаковке»:

    «Хунны и сяньби носили свои тюркские и монгольские имена. Например, Лю Вэйчэнь — geyici, т. е. “гость” или чужеземец (видимо, “гой еси”. — О.Г.); Лю Сян — cubar, “чубарый” (масть коня). Встречаются звериные имена: lacin — сокол (“лакей”, т. е. ручной, послушный человеку. — О.Г.). Но в историю вошли китайские имена, очевидно, носившиеся параллельно. К сожалению, принятое чтение китайских имён базируется на фонетике языка, современного нам, а не событиям. Это осложняет лингвистический анализ этнонимов. Но поскольку мы ставим в данной работе задачи не филологические, а этнологические, то на наши выводы отсутствие правильной транскрипции не влияет»[86].

    «Носившиеся параллельно» китайские имена, скорее всего, накинули на сибиряков «историки».

    «Чтение китайских имён» не «осложняет лингвистический анализ этнонимов», а делает его совершенно невозможным. «Фонетика языка, современного нам, а не событиям» тоже не при чём. Без указания тона звучания в транскрипции китайского слово-слога нет смысла говорить о его значении, т. к. тонов четыре и они носят смыслоразделительное значение. Поэтому в зависимости от тона звучания каждый слово-слог может иметь до четырёх(!) значений.

    Не надо забывать и о сорока серьёзных диалектных расхождениях в разговорной речи великоханьцев, когда китаец-северянин не понимает китайца-южанина. Окончательный смысл заключает в себе лишь иероглиф, над которым уже не ставится знак тональности. Иероглиф понятен и грамотному китайцу, и грамотному некитайцу, проживающему в Китае, и, само собой, синологу.

    В «Древней Сибири» и «Далёком прошлом Приморья» стараниями «историков» мы имеем дело с русскими транскрипциями китайских слово-слогов без указания тона их звучания и без стоящего рядом иероглифа. Значит, каждый из них — чемоданчик с двумя, тремя, а то и четырьмя кармашками, тайну содержания которых знают лишь в ЦК КПК и в Генштабе НОАК.

    Л.Н. Гумилёв применил «глубоко антинаучный» метод в осмыслении хода исторических процессов в глубинах Центральной Азии. Он назвал его «этнологической методикой».

    «Несмотря на очевидность того, что культуру любого народа нелепо оценивать с позиций его противника, обаяние аутентичного (т. е. великоханьского. — О.Г.) источника держало многих историков в тисках китайского представления и характеристик. Отсутствие у хуннов и других кочевников письменности (памятники рунической письменности Сибири до сих пор не прочитаны. — О.Г.) привело к тому, что китайским летописям нечего было противопоставить.

    Однако в руках историка, вооружённого этнологической методикой, имеется мощное противоядие тенденциозным трактовкам, прошедшим сквозь века, — логика событий и понятие о структуре этногенетических процессов. Избыточная энергия живого вещества в замкнутой системе, в нашем случае — этносе, ищет выхода. Она ломает установившиеся социальные перегородки, заставляет этнос вступать в контакты с соседями, расширяться и, наконец, израсходовавшись на свершения, приходит в равновесие со средой, вследствие чего сама система исчезает… Любопытно, что книга выдержала жёсткую критику со стороны китаистов, но полемика велась лишь по частным вопросам техники пользования переводами»[87].

    С помощью своей методики Гумилёв на свой лад углубил содержание не им переведённых на русский язык китайских летописей. Но он ушёл в никуда, т. к. не подозревал, что летописи эти — искусная фальшивка, а их создатели, первые переводчики и интерпретаторы — агенты Ватикана, посланные практически одновременно и в Петербург, и в Пекин, и в Сибирь с целью уничтожения (или фальсификации) сохранившихся там артефактов и письменных памятников, раскрывающих (прямо или косвенно) правду о Татаро-Монгольской империи, которую правильно называть Всемирной Протоимперией Великая Русь или Славяно-Арийской Ведической империей.

    Своими корнями эта Империя уходила в далёкую неолитическую молодость индоевропейских народов, когда они ещё не были разведены по территориальным, религиозным, лингвистическим и прочим «квартирам».

    Разоблачить «историков»-иезуитов, потрудившихся в Китае, нам помогут исследования по «Новой Хронологии» А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского.

    >

    4

    Благодаря исследованиям по НХФ-Н, стал достоянием гласности поразивший всех факт. Со второй половины XVI века и до самого конца XVIII века в идеологических целях Ватиканом строилось здание грандиозной исторической фальшивки, — всемирной «истории» человечества, получившей название версии «Скалигера-Петавиуса». Её метастазы, к сожалению, проникли и в Китай.

    Согласно этой версии, цивилизация Западной Европы ведёт своё начало с восхитительной «Древней» Греции и могучего «Древнего» Рима. Т. е. Западная Европа начала отсчитывать свою историю и культуру примерно за 800 лет до начала новой эры, а Русь-Россия повела свою историю и культуру только с 988 г. нашей эры, — с крещения Руси, т. е. на 1800 лет «отстала». Для практичного Запада версия «Скалигера-Петавиуса» — историческая декорация, сколоченная на века. На ней удобно что-нибудь или довесить, или пририсовать. Это как самоходное шасси в хозяйстве крестьянина: с заменой агрегатов оно то боронит, то сеет, то косит.

    Однако откуда эта враждебность? В целях самообороны? Но, как и сейчас, в силу абсолютной самодостаточности и миролюбия русских, в XVI–XVII вв. Руси от Запада ничего не было нужно. Зато бедная сырьевыми ресурсами, территориями, интеллектом и красивыми женщинами Европа всегда с меркантильным вожделением смотрела в нашу сторону. Это, во-первых.

    Во-вторых, разделение внутри белой расы на славян и неславян, формирование противостояния Запад-Русь есть объективный результат нашей общей духовной, нравственной и физической деградации[88]. Но всё дело в том, что процесс этот на Западе и на Руси идёт с разной скоростью: быстрее на Западе и медленнее на Руси.

    Если бы не это обстоятельство, то, одновременно сползая всё ниже и ниже, группы индоевропейцев не замечали бы своего падения, как не замечают перемен в облике друг друга стареющие супруги, и звались бы, как и тысячи лет назад, одинаково — Русы (последнее доказано в трудах современного писателя-публициста и археолога Ю.Д. Петухова).

    Распад Всемирной Протоимперии Великая Русь на отдельные государства тоже есть закономерный результат неодинаковой по скорости деградации «фрагментов» индоевропейского суперэтноса.

    Нужное Ватикану противостояние Запад-Русь с внедрением версии «Скалигера-Петавиуса» получило чёткую идеологическую завершённость.

    Создание всемирной «истории» растянулось на долгих полтора века. Потребовалась длительная и дорогостоящая обработка среды обитания и сознания западноевропейцев, в которых была бы стёрта память о Всемирной Протоимперии Великая Русь, духовной наследницей которой была и остаётся Русь-Россия. На монументальных сооружениях, оставшихся после Западноевропейской Руси, надо было развесить новые «лейблы», заказать ваятелям «античные» скульптуры, засадить за работу «античных» философов и драматургов на придуманном для этой цели «древнегреческом», сочинить байку о западноевропейском Ренессансе и т. д.

    Разная «мелочь» вроде архивов, монет (вовсю чеканились подделки), артефактов, старинных надписей, славянских ведических книг и т. п. безжалостно уничтожалась. Во всех уголках мира, куда только могли дотянуться руки инквизиторов, пылали костры из ведических книг и произведений русского искусства, в которые запросто сбрасывался и всякий несогласный. В 1561 г. францисканец-иезуит Диего де Ланда сжёг библиотеки Майя на полуострове Юкатан в Центральной Америке потому, что это были древнеславянские библиотеки. Другой причины здесь быть не может.

    На основе «мёртвого» языка — латинского — придумывались и жестоко внедрялись западноевропейские языки, т. е. обустраивались лингвистические «квартиры». По крайней мере, до середины XVIII века не было на земном шаре уголка, даже в Турции, где не понимали бы славянского языка.

    Когда столь грандиозная работа была завершена, идеологи Ватикана обратили свой взор на сам объект искусственно раздуваемого ими противостояния — на Русь. Без лишнего шума и пыли в начале XVIII века в Санкт-Петербург направляются один за другим будущие создатели российской «истории», ставшие впоследствии «академиками», Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлёцер, Г.З. Байер и мн. др. В виде римских «заготовок» в карманах у них лежали: и «норманнская теория», и миф о феодальной раздробленности «Древней Руси» и возникновении русский культуры не позднее 988 г. н. э., и 300-летнее татаро-монгольское «иго», и прочая дребедень.

    Когда Г.Ф. Миллер в 1749 г. на закрытом заседании Русской академии впервые зачитал свой доклад «Происхождение народа и имени Российского», М.В. Ломоносов врезал ему по физиономии, за что был приговорён к смертной казни. К счастью, Екатерина II Ломоносова помиловала.

    «НОРМАНИСТЫ — сторонники антинаучной «норманнской» теории происхождения Древнерусского государства, выдвинутой и усиленно пропагандировавшейся работавшими в России реакционными немецкими историками 18 в. Г.З. Байером, Г.Ф. Миллером, А.Л. Шлёцером и др. Стремясь оправдать немецкое засилье в России и сохранить захваченное иностранцами при попустительстве придворной клики положение в русской науке и культуре, Н. выступили с отрицанием способности русского народа к самостоятельному историч. развитию.

    Образование Древнерусского государства и все важнейшие события в его экономической, политической и культурной жизни Н. приписывали норманнам (варягам), утверждая, что они будто бы стояли по культурному развитию и социально-политич. строю выше славянского населения Древней Руси, что находится в полном противоречии с историч. фактами. При исследовании дальнейшей истории развития русского народа Н. и их последователи отводили решающую роль зап. влияниям в развитии русской государственности, национальной культуры и науки, по существу отрицая их самостоятельный характер»[89].

    Г.З. Байер совсем не знал русского языка и изучал русские летописи в… переводе с латинского.

    Сочинителям ложной истории человечества было прекрасно известно о том, что в Сибири в период последнего оледенения Земли получила своё яркое развитие цивилизация белого («европеоидного») человека Homo sapiens sapiens. Поэтому Ватикан гнал своих агентов дальше — за Урал, чтобы они там под видом научных исследований жгли архивы, артиллерией, пороховыми минами и стальными зубилами сокрушали памятники истории, искусства и архитектуры Сибирской Руси.

    В 1720–1727 гг. в Сибири работает экспедиция Российской Академии под руководством некоего Н.Г. Миссершмидта. Захватив с собой пленного шведского офицера-подполковника Филиппа Иоганна Страленберга (1676–1747), он проехал от Урала до Северной Маньчжурии и от Саянских гор до Нижней Оби. Первую «историческую» зачистку этих территорий сделали, вероятно, именно они.

    Есть основания предполагать, что экспедиция Миссершмидта-Страленберга уничтожила в Сибири устрашавшие Ватикан трёхмерные (рельефные) географические карты, выполненные в виде «гранитно-сланцевых» плит по непонятным технологиям. В 1999 г. на Южном Урале профессор Чувыров обнаружил одну из них, служившую… крыльцом в деревенском доме.

    На ней оказалась нанесена — западная часть современной Сибири. Кроме того, изображены… каналы общей протяжённостью 12 000 км и шириной до 500 м, двенадцать гигантских плотин длиной до 10 км и шириной поверху до 300 м. Сейчас карта хранится в краеведческом музее в Уфе.

    Предполагается, что таких карт было 348, вместе они изображали поверхность земного шара и находились именно в Сибири, как древнейшем хранилище сакральных знаний. Надписи на карте выполнены славянскими рунами. В российских архивах XVIII века (видимо, в отчётах «учёных» немцев о проделанной «работе») есть упоминание о двухстах таких плитах.

    Вслед за Миссершмидтом «блестящие страницы в изучении древней истории, исторической этнографии и археологии Сибири вписала академическая экспедиция 1733–1743 гг., особенно такие её участники, как Г.Ф. Миллер, И.Г. Гмелин, С.П. Крашенинников, Я. Линденау и Г.В. Стеллер»[90].

    Руководителем экспедиции был Миллер. Русским в экспедиции был только «камчадал» С.П. Крашенинников. Остальные — тёмные личности. Например, Иоганн Георг Гмелин, вернувшись в 1743 г. из экспедиции, в 1747-м сбежал в Германию, где опубликовал труд «Путешествие по Сибири с 1733 по 1743 гг.», в котором допустил такие клеветнические выпады против народов России, что даже русофобы Академии наук отказались переводить её на русский язык.

    Завершив работу над фолиантом под названием «История Государства Российского», в который не мытьём, так катанием, были включены нужные Ватикану эпизоды, унижающие Русь, хитрые немцы-«академики» в 1803 г. доверили его литературную обработку и издание масону Н.М. Карамзину. Карамзин, который в этом же году осчастливился званием официального историографа и солидной пожизненной пенсией от самого царя, много лет что-то там «изучал», т. е. согласовывал с немцами-«академиками» каждый абзац фолианта (последний том был опубликован в 1829 г.).

    >

    5

    По укоренении в Западной Европе версии «Скалигера-Петавиуса», Ватикан заслал свою агентуру не только в Россию, но и в Китай, Индию, Японию и другие страны Востока. Туда поехали самые матёрые иезуиты.

    Для подготовки иезуитов — агентов секретной службы Ватикана, которые реализовывали бы проект «Скалигер-Петавиус» и вели контрреформацию (борьбу с протестантами), в Ватикане в XVI веке было создано засекреченное учебное заведение университетского типа. В него подбирались самые способные мальчики-отроки — будущие «Гомеры», «Пифагоры», «Геродоты», «Аристотели», «Платоны», «Шекспиры» и т. п.

    Воспитание их было сродни воспитанию мальчиков-мамелюков у арабских шейхов — с той лишь разницей, что основной упор делался на тренировку интеллекта, а не мышц. Их обучение включало в себя (в том числе, разумеется) эзотерику («языческое» тайнознание) и могло длиться двадцать лет. Фанатичная преданность членов главного Ордена иезуитов, Общества Иисуса, римскому Папе не знала границ. Английский писатель-протестант (т. е. враг иезуитов) Маколей в «Истории Англии» констатировал:

    «Ни одно религиозное общество не могло бы представить столь большого списка людей, выделившихся на самых разнообразных поприщах; ни одно общество не развило своей деятельности на столь обширном пространстве и, тем не менее, ни одно не обладало столь совершенным единством чувств и деятельности. Не было ни единой страны на земном шаре, ни одного поприща практической или интеллектуальной жизни, где мы не встретили бы иезуита.

    Они направляли советы королей. Они дешифровали латинские надписи. Они наблюдали за движением спутников Юпитера. Они выпускали в свет целые библиотеки политических, казуистических, исторических книг, трактатов по оптике, алкаических од, мадригалов, катехизисов, эпиграмм, изданий отцов церкви. Воспитание молодёжи перешло почти целиком в их руки, и они руководили им с замечательным искусством. Они как будто точно нашли ту точку, до которой можно двигать вперёд умственную культуру, не рискуя привести к умственной эмансипации.

    Даже их враги вынуждены были признать, что они не имели равных себе в искусстве направлять и развивать молодые умы. В то же время они настойчиво и с успехом разрабатывали духовное красноречие. Тайны правительств и почти всех знатных фамилий во всей католической Европе находились в их руках. Они проникали из одной протестантской страны в другую, переодеваясь самым различным образом, под видом жизнерадостных рыцарей, простых крестьян, пуританских проповедников.

    Их можно было найти в мандаринском платье в качестве руководителей пекинской обсерватории; их возможно было найти с заступом в руках, обучающими начаткам земледелия парагвайских дикарей. Но где бы они ни находились, каковы бы ни были возложенные на них функции, дух их был всюду и всегда одним и тем же: полная преданность общему делу, безусловное повиновение центральному правительству.

    Ни один из них не выбирал своего местопребывания или своих занятий по своему вкусу. С чувством полного подчинения иезуит представлял своим начальникам заботу решить, должен ли он жить на Северном полюсе или под экватором, должен ли он в течение всей своей жизни классифицировать драгоценные камни, сличать рукописи в Ватикане или убеждать голых варваров в Южном полушарии, чтобы они не поедали друг друга.

    Если его служба нужна была в стране, где его жизнь находилась в большей опасности, чем жизнь волка, где приютить его было преступлением, где выставленные на площадях головы и члены его братьев ясно показывали ожидавшую его судьбу, он шёл навстречу своей судьбе без протестов и колебаний. Этот героический дух ещё не угас»[91].

    Исследователь религиозной жизни Европы немец Генрих Бемер оставил описание того, как, например, проник в Индию и охмурял в ней брахманов иезуит Роберт де Нобили:

    «С этой целью он сам превратился в синиази, или кающегося брахмана. Он купил себе шапку огненно-красного цвета, покрывало, красно-жёлтую одежду из муслина и деревянные башмаки кающегося синиази. Затем он обрил себе голову, украсил уши огромными серьгами, выкрасил лоб жёлтой мазью из сандалового дерева, являющейся отличительным признаком брахманов, и поселился в землянке, где жил в уединении в течение целого года, питаясь овощами и водой.

    Этим путём ему удалось обратить на себя внимание брахманов, и те, в конце концов, стали посещать его. Уверив их клятвой в древней знатности римских брахманов, он достиг полного успеха в своём притворстВс… Он говорил также, как брахман, писал работы на тамильском языке, в которых христианство, странным образом перемешанное с индийской мудростью, приняло вид совершенно индусского учения»[92].

    Г. Бемера комментирует Игорь Агранцев:

    «Этот великий артист прямо-таки слился с местностью, как натуральный хамелеон. Туземцы звали его Татува-Подапар-Суами, т. е. «обладатель 96 совершенств истинного мудреца».

    Итак, мы видим перед собой очень осторожного и активно мимикрирующего суперталантливого человека! Одна его выдумка насчёт «римских брахманов» стоит Нобелевской премии! Рим, разумеется, был недоволен тем, что Роберт де Нобили, племянник кардинала Беллармини, совсем «обиндусился» — но итог-то его деятельности был впечатляющим! Даже спустя 20 лет после смерти Роберта-Татувы в Южной Индии, где он миссионерствовал, было 250 000 индусов-католиков!»[93].

    Без этих пространных цитат нам не обойтись, потому что читателю трудно будет представить самую возможность колоссального объёма работ по созданию «китайской культуры и истории, как самой древней в мире», проделанноых иезуитами в Поднебесной империи.

    Информация о методах и возможностях, целях и «трудовых свершениях» иезуитов до сих пор тщательно скрывается. Поэтому нам не совсем верится, что в Немецкой слободе, где провёл своё детство Пётр I, под видом немцев жили иезуиты, что замена их руками Петра I в Голландии на двойника вполне могла быть осуществлена. Писатель В.А. Шемшук в книге «Как нам вернуть рай» (М., 2008) предполагает, что из той поездки «настоящим» возвратился в Россию только А. Меншиков.

    >

    6

    Возвращаясь к нашим баранам, заглянем в изнанку исторической «науки» — источниковедение, т. е. узнаем, откуда у кого растут ноги, кто и что друг у друга списывал.

    «После падения монгольской династии в 1368 году, водворилась в Китае династия Минг (1368–1644), и благодаря сильному развитию европейского океанского мореплавания Китай вступил в тесные сношения с Европой — как торговые, так и идейные. В 1582 году португальцы основали там фактории в Макао. В 1583 году прибыл в Китай учёный-иезуит Маттео Риччи (1552–1610), и китайцы-католики, наравне со сторонниками других религий Китая, свободно богослужили там и основывали свои школы.

    Это продолжалось и в XVII веке, когда манчжуры с 1644 года захватили власть в Китае и правили в нём вплоть до провозглашения республики. Они… покровительствовали христианам до 1722 года, когда впервые началось в Китае враждебное отношение к европейцам и к принявшим их религию китайцам. Но только в 1815 году, после того, как в Китай приехали протестанты, были оттуда изгнаны под их влиянием католики»[94].

    Миссионер и «блистательный иезуит» Маттео Риччи проник в хоромы высших сановников, одевался в халат мандарина, «уверовал» в конфуцианство, объявив его логическим завершением христианства (католического толка, разумеется), знакомил азиатцев с картографией, техническими и научными достижениями Запада и готовил сановников Империи к приезду из Европы «специалистов» по истории.

    До появления в Китае М. Риччи, никаких династических хроник в Китае… не писали! Т. е. «скелета», по которому можно было «набросать» хотя бы в черновике историю Китая, не существовало. Она всё-таки была написана, но… прибывшими вслед за Риччи поколениями иезуитов, на что у них и ушли многие десятилетия.

    К середине XVIII века трудившиеся в Китае группы западноевропейских католических миссионеров (иезуитов) перевели множество китайских династических хроник, которые к тому времени уже были написаны их предшественниками и которые послужили основой для создания истории Китая. Хроники Китая VI–VIII вв. и его тюркских окрестностей, т. е. интересующий нас период, переводили (а скорее всего, и писали!) французы Май и Гобиль.

    Тоже в середине XVIII века другой француз, профессор Сорбонны Дегиль, на основе этих переводов, оперативно подготовил и издал во Франции многотомную «Историю хуннов, тюрок и монголов». Над историей Китая прочих периодов трудились другие иезуиты.

    Ну, а почему они сидели в Китае целые десятилетия? Казалось бы, приехал, перевёл, заплатил библиотекарям и чиновникам и уехал восвояси. Но всё дело в том, что многие из западноевропейских переводчиков китайских династических хроник одновременно были и их… авторами.

    Подноготная создания столь грандиозного «исторического сновидения», каковой является история Китая, в подробностях представлена в трудах по НХФ-Н.

    А в 1807 г. на подготовленное иезуитами «поле» в Пекин из Санкт-Петербурга прибыл будущий основоположник российской синологии православный миссионер Никита Яковлевич Бичурин — о. Иакинф (в энциклопедических справочниках — «Иоакинф»). О. Иакинф исполнил ту же функцию подставного «историка», что и Н.М. Карамзин.

    Он первый осчастливил Россию и переводами на русский язык подсунутых ему иезуитами «китайских» исторических хроник, и исследованиями на основе этих «хроник», в которых, «естественно», не было сказано ни о Руси Сибирской, ни о Руси Дальневосточной, зато и там, и там почему-то оказалось полно китайцев.

    Однако именно Бичурина-Иакинфа, а конкретно главным образом его 3-томное «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена» (СПб., 1851) вовсю компилировал и цитировал сонм «специалистов» по древней истории Сибири и Дальнего Востока. Академик А.П. Окладников был среди них далеко не первым. Героически, но безуспешно попытался подмести мусор за ними так и оставшийся не остепенённым Л.Н. Гумилёв.

    >

    Глава 7. «Боец» невидимого фронта

    Давно на почве европейской,

    Где ложь так пышно разрослась,

    Давно наукой фарисейской

    Двойная правда создалась;

    Для них — закон и равноправность,

    Для нас — насилье и обман,

    И закрепила стародавность

    Их как наследие славян.

    Ф.И. Тютчев

    Правда не вышла бы из колодезя,

    если бы сырость не испортила её зеркала.

    (Козьма Прутков)
    >

    1

    В некрополе Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге посетитель может увидеть захоронение под очень скромным обелиском чёрного цвета, на котором выбито: «ИАКИНФ БИЧУРИН». Ниже — китайские иероглифы и даты 1777–1853. Но на могиле нет… православного креста. Это необычно для захоронения в России середины XIX века, да ещё православного иерарха, да ещё в Александро-Невской лавре! Перевод иероглифической надписи даёт какую-то «шифровку»: «Труженик ревностный и неудачник, свет он пролил на анналы истории».

    Смысл этой кладбищенской «композиции» в совокупности с надписью вполне понятен специалисту по масонству и масонской символике. И быть удостоенным такой странной «почести» мог только заслуженный член масонской ложи…

    В воображении студента-«восточника» основоположник российского китаеведения — это скромный неприметный монах. В Пекине, куда его послали (или сослали), было скучно, вот и проклюнулось у него «хобби». А как же было в действительности?…

    Жизнь востоковеда Никиты Яковлевича Бичурина представлена по сохранившимся биографическим сведениям в романе-исследовании синолога В.Н. Кривцова «Отец Иакинф»[95]. В романе — книга первая «Путь к Великой стене» и книга вторая «Время собирать камни». В первой книге автор прослеживает, как у тридцатилетнего о. Иакинфа, чуваша по национальности, возник интерес к Китаю. После четырнадцати лет обучения в Казанской духовной академии он получил назначение в Иркутск на архимандритскую должность ректора Иркутской семинарии.

    Однако из Сибири он сподобился быть сосланным… в Сибирь же, в Тобольск, учителем красноречия в тамошнюю семинарию. Причина? «Молодой специалист» привёз из Казани коротко остриженную и одетую в мужское платье актрису-любовницу («мальчика-служку»). В его «монашеской» келье она прожила полтора года. Да вот несчастье, однажды крепко подвыпившие семинаристы, пронюхавшие про «мальчика», тоже его захотели. В отсутствие ректора они, выломав дверь, ворвались в его келью — девица выпрыгнула со второго этажа в сугроб. Семинаристы настигли её во дворе и озверели настолько, что солдат, заступившийся за «мальчика», получил топором в грудь! Скандал докатился до Петербурга; архимандрит был наказан.

    В Тобольске о. Иакинф посещал личную библиотеку архиепископа Антония. В ней наличествовало многотомное собрание сочинений французского философа и высокопоставленного иезуита Франсуа Мари Вольтера (1694–1778), который родился в семье нотариуса и получил интересное, в свете нашего исследования, образование — в аристократической иезуитской коллегии Сен-Луи. В 1746 г. «французский энциклопедист» был избран почётным членом Российской академии наук.

    В сочинениях «Драматическая галиматья», «Опыт о нравах», «Век Людовика XIV», «Простодушный» и др. Вольтер до небес превозносил Срединное государство, где его «ученики», «товарищи» и «мастера» по заданию римского «ЦК» в основном закончили, видимо, работу над «китайской» историей, а Вольтер их труды «пиарил».

    «”Китайцы цивилизовались едва ли не прежде всех других народов, — читал Иакинф, — ни у одного народа нет таких достоверных летописей, как у китайцев… Тогда как другие народы сочиняли аллегорические басни, китайцы писали свою историю с пером и с астролябией в руках, и притом с такою простотой, примера которой нет во всей остальной Азии…» Иакинф отложил книгу. “Вот поприще для меня на долгие годы, — думал он. — Изучить эти летописи, перевести, обработать их, сделать достоянием всего мира. Ведь до сих пор ничего этого нет по-русски. Сколько средств быть полезным отечеству!”»[96].

    В библиотеке архиепископа о. Иакинф нашёл книгу англичанина Даниэля Дефо «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, рассказанные им самим». В третьей и четвёртой частях этой книги много страниц посвящено Китаю. Не состоящий в масонах Д. Дефо, в отличие от Вольтера, никогда не бывавшего в Китае, даёт противоположную картину. В пересказе Кривцова она такова:

    «Совсем другими красками рисовал англичанин Срединную империю. Народ её он изображал, как жалкую толпу невежественных рабов, подчиняющихся правительству, которое только таким народом и способно управлять. Вольтер писал, что лишь одна религия не запачкана фанатизмом и суевериями — это религия китайских мудрецов, а английский сочинитель, наоборот, доказывал, что китайцы — один из самых суеверных народов, что они абсолютно невежественны и барахтаются в самой грязи и отбросах идолопоклонства»[97].

    О. Иакинф прочёл и «Дагио, или великая наука, заключающая в себе высокую китайскую философию» — книгу, переведённую с французского российским масоном и писателем-сатириком Д.И. Фонвизиным (1744–1792), который в 1777-78 гг. жил во Франции, а в 1784-85 гг. — в Германии и Италии.

    Чтение этих книг подогрело присутствовавший в молодом священнике якобы и ранее интерес к Китаю.

    В Санкт-Петербурге о. Иакинфу покровительствовал обер-прокурор Священного Синода князь А. Голицын, добивавшийся снятия с него наказания. Помогла также благожелательная характеристика тобольского владыки, посланная в столицу.

    10 мая 1806 г. из Синода в Тобольск пришёл указ, в котором сообщалось, что «…обер-прокурор Святейшего Синода Князь Александр Голицын имел щастие докладывать Государю о разрешении священнослужения бывшему ректору Иркутской семинарии архимандриту Иакинфу, и Его Величество изъявил Высочайшее соизволение на мнение Синода и повелел отправить его, Иакинфа, к Пекинской Духовной Миссии для занятия там вакансии Архимандрита».

    Вернувшись в Иркутск, о. Иакинф вскоре присоединился к посольской группе российских чиновников, направлявшихся в Пекин…

    >

    2

    На жизненном пути чуваша Никиты Бичурина, уничтожившего с подачи авторов «китайских» хроник славянский палеоэтнографический образ наших зауральских территорий, и мордвина Никиты Минова — будущего всесильного патриарха московского Никона (1605–1681), устроившего в 1666 г. страшный раскол в Российской Греко-Православной церкви (РГПЦ), — усматривается много общего.

    У обоих Никит — высокопоставленные покровители, повязанные, в свою очередь, на зарубежье, через которых оба «таланта» из русской глубинки в зрелые годы оказываются удачно пристроенными на «правильном» направлении, причём — в столице. В становлении и того, и другого в какой-то момент принимают участие цари Романовы. У того, и у другого в час «X» оказываются под руками ещё пахнущие свежей полиграфией «нужные» книги.

    Во всём этом хорошо просматривается слаженность действий иностранных разведок и идеологических диверсантов, опиравшихся в России на «пятую колонну» Запада и формировавших её.

    Наконец, и тот, и другой — служащие РГПЦ. Почему заниматься историей и письменностью Китая поручили не светскому чиновнику, а человеку в рясе?

    Причина в том, что «историки» и РГПЦ давно действуют в одной связке, вдалбливая в сознание народа примитивную байку Миллера-Шлёцера-Байера-Карамзина. В этом ключе современная РПЦ, например, ежегодно проводит «Дни славянской письменности и культуры», подаренные нам якобы вместе с крещением 988 года.

    Недопустима была бы потеря авторитета Церкви, как в случае утечки из Китая опасной для неё и царствующей семьи Романовых исторической информации (а вдруг такая там была!), так и вследствии рассогласованности в писаниях иезуитов в Российской академии наук и иезуитов, орудовавших в это время в китайском «спецхране».

    РГПЦ это закрытая структура, иерархи которой, как и члены масонских лож, приучены держать язык за зубами. О. Иакинф и был таким иерархом. Кроме того, над ним висел дамоклов меч тяжёлой «аморалки», которой человека всегда можно согнуть. И до, и после «мальчика-служки» у архимандрита были захватывающие душу и тело приключения.

    Так что, принцип отбора кадров по негативному признаку в официальные по форме, но уголовно-преступные по своей глубинной сути структуры, а также масонские ложи применялся не только в КПССно-советские времена! Особо ценными всегда считались «хорошо» попавшиеся на сексуальной почве или на нетрадиционной половой ориентации талантливые адепты.

    Цели христианских миссионеров в Пекине, как православных, так и католических, объективно совпадали. О. Иакинфу предстояло, как я думаю, установление «рабочего контакта» с иезуитами Ватикана, действовавшими в Пекине.

    Естественно, в книге Кривцова рассчитываешь увидеть правдивое и яркое описание жизни православного подвижника в Пекине: встречался ли он с иезуитами, как, без словарей и без переводчиков, с нуля начиная, вышел он на вершины синологии, как сложились его отношения с сановниками-мандаринами загадочной страны и мн. др.?

    Увы! Первая книга «Путь к Великой стене» заканчивается на стр. 252 словами: «…и отец Иакинф въехал в Пекин, неведомый город его будущего». А начало второй книги «Время собирать камни» такое: «Из Москвы в Петербург ехал он в дилижансе», т. е., возвращаясь после длительной командировки, о. Иакинф приближался к родному дому.

    Таким образом, четырнадцатилетний период становления синолога мирового уровня походя проскакивается. Удалось выудить лишь немногое.

    О. Иакинф, был, оказывается, заядлым курильщиком.

    В Пекине он долго просиживал над переводами китайских книг. Где просиживал и у кого их брал?

    Каждый день записывал китайские слова.

    «Вот и поставил я себе за правило возвращаться всякий раз с прогулки по городу с запасом новых слов. И чтобы не ошибиться, я их толкование у всех встречных спрашивал. Так за четыре первых года и составился у меня словарь наиболее употребительных слов с русским переводом. А потом принялся я переводить с китайского языка по изъяснению своих учителей, записывал значение каждого встретившегося нового иероглифа и, таким образом, при упражнении в переводах купно и словари составлял»[98].

    Это вкладывается в уста Бичурина автором книги. Насчёт наличия у о. Иоакинфа учителей в Китае — это важная проговорка, зафиксированная В.Н. Кривцовым. Значит, в своих переводах с китайского Бичурин следовал «по изъяснению своих учителей». Но ведь по возможной вольности перевода, иероглифических текстов китайскому языку нет равных в мире. Даже в слове, состоящем из одних согласных, как, например, в древнееврейском, не так много вариантов прочтения. А учителя, как известно, помогают не только с переводами… Кем же они были? Ответа нет.

    Будучи официальным главой миссии РГПЦ в Пекине, о. Иакинф совершенно не занимался своими прямыми обязанностями. Подчинённые ему люди (попы рангом помельче) бездельничали, дрались на улицах, пьянствовали и развратничали в китайских притонах.

    Сохранились докладные записки и на самого Бичурина-Иакинфа, из которых подвижник просматривается, как личность, умеющая приложиться не только к табачку. Дело дошло до того, что чиновники Поднебесной обратились с официальным письмом к губернатору Иркутска с требованием навести порядок в «русском квартале».

    Согласитесь, читатель, так не бывает, чтобы руководитель очень серьёзной заграничной пропагандистско-просветительской миссии, на содержание которой государство и церковь тратили огромные деньги, в течение четырнадцати лет внаглую занимался лишь своим «хобби»! Значит, удовлетворение этого «хобби» и было главной задачей Никиты Бичурина, заранее оговорённой на очень высоком уровне!

    О пассажире направлявшегося в Петербург дилижанса далее сообщается:

    «Вслед за ним едут четырнадцать увесистых ящиков, набитых книгами на китайском и маньчжурском языках, которые он собрал в Пекине — пятьсот пудов, целая библиотека. Наверно, во всей России не сыщешь столько редких книг, касающихся до всех сторон Поднебесной империи. Сколько труда и осмотрительности потребовало от него это предприятие! Он ведь не покупал всё, что попадалось под руку, отбирал издания наиболее надёжные, которые высоко ценятся самими китайскими учёными. Да ещё полнёхонек ящик и собственных рукописей — словарей, переводов, набросков, заготовок. Материалов, собранных им в Китае, хватит, должно быть, на целую жизнь»[99].

    500 пудов соответствуют 8 тоннам! При тогдашних способах доставки багажа на такие расстояния — это громадный вес. Но от В.Н. Кривцова не узнать, откуда у священника деньги на покупку дорогостоящих книг и дорожные расходы? Это не случайное умолчание: и два века назад, и сегодня хорошо сработавшаяся команда прохиндеев от исторической науки «лишнего» не скажут.

    В начале XIX века стояла задача «накормить» Отечество «китайской» исторической литературой, и они её выполнили. Я полагаю, в деньгах у священника недостатка не было. Книги в магазинах он покупал лишь эпизодически — доставлялись они самими «отцами»-иезуитами непосредственно в православную миссию прямо из их «лабораторий», причём бесплатно и по хорошо продуманным «научным» спискам, составленным в соответствии с китайской «непрерывной письменной традицией». В.Н. Кривцов пишет:

    «Благодаря непрерывной письменной традиции, продолжающейся уже три тысячелетия, в бесчисленных исторических памятниках китайских запечатлены события не только самой этой древнейшей империи, но и соседних, сопредельных народов…

    Разве можно понять, откуда пришли гунны и докатились до берегов Дуная, откуда хлынули на Русь татарские орды, не извлекши на свет божий свидетельств китайской истории? Он проштудировал в Пекине сотни томов китайских династийных историй, многотомное “Всеобщее зерцало, правлению помогающее”»[100].

    В конце XVIII- начале XIX вв. для ордена «Общество Иисуса» начались трудные времена. Причина — интриги «тыловиков» при папском дворе. Сменить в Пекине иезуитов загорелись католики-францисканцы; папа не возражал. Страсти накалились так, что «пекинские» иезуиты попросили у России политического убежища. Император Павел I разрешил не только им, но всему Ордену с его штаб-квартирой обосноваться в Санкт-Петербурге. Россия брала на себя и финансирование Ордена.

    17 марта 1801 г. папа Пий I издал указ, разрешающий передислокацию Ордена. Пекинскую «бригаду» Павел I намеревался использовать по дипломатическим каналам в странах Дальнего Востока. 12 октября 1802 г. генералом ордена «Общество Иисуса» был избран некто Грубер, который смог-таки убедить папу Пия I вернуть иезуитов в Пекин. Что и было сделано.

    Так что, Иакинф-Бичурин двери пекинских гнездовий иезуитов открывал левой ногой. Они были обязаны полюбить его «по определению». Их он и имел в виду, говоря «…по изъяснению своих учителей». Ему не надо было «записывать значение каждого встретившегося нового гиероглифа» на улице. В его распоряжении были давно обустроенные библиотеки и готовые словари.

    >

    3

    Ставится ли жирный крест на всём, что за 200 лет «специалисты» накропали о древней и средневековой истории наших сибирских и дальневосточных территорий? Да, ставится.

    Потому что вслед за Бичуриным проглотили иезуитскую наживку много поколений российских «историков», в том числе академик АН СССР А.П. Окладников и так и оставшийся без научных званий, но прославленный Л.Н. Гумилёв, который полагал:

    «Основоположником изучения истории и палеоэтнографии Срединной Азии в России был Н.Я. Бичурин (Иакинф). Сделанные им переводы китайских хроник до сих пор остаются надёжным фундаментом для исследований. Ошибки и неточности перевода редки, несущественны и не искажают основного повествования, как показали текстологические работы Н.В. Кюнера, специально сличавшего труды Бичурина с подлинными текстами»[101].

    Бичурин для Гумилёва — священная корова. Поэтому его не настораживает «ход» китайской истории. А он, констатирует Лев Николаевич, таков: «…ксчастью (?! — О.Г.), события китайской истории всегда точно датированы» (Там же, стр. 88). А датированы они, как оказывается, по хронологии, принятой в Западной Европе — от Рождества Христова, т. е. согласно версии «Скалигера-Петавиуса». Даже то, что случилось до Р.Х., упорядочено по знакомой всем нам схеме.

    Надо же! Здесь бы уважаемому Льву Николаевичу насторожиться. Как получилось, что Китай, презиравший всё «варварское», и Западная Европа, знавшая о Китае лишь понаслышке, жили по одному и тому же хронографу-календарю?! Пишут, Бичурину и другим синологам приходилось рыться в беспорядочном ворохе китайских хроник; если о каком-либо событии или фигуре не было сведений в одном источнике, то они удачно обнаруживались и идентифицировались по другим, поскольку источники «всегда точно датированы». Ясно, видимую беспорядочность хроникам придали сами иезуиты — информационная «деза» для идущих следом «лохов» должна выглядеть правдоподобно.

    Они заботились и об ориентации в пространстве будущих синологов:

    «Почти непреодолимую трудность представляла проблема исторической географии, ибо китайцы нередко меняли названия многих, даже уездных городов. Но, к счастью (?! — О.Г.), удалось обнаружить сводку переименований в китайской географии Да Цин И-тун-чжи в переводе Н.Я. Бичурина. Этот капитальный источник был издан, как работа, предваряющая историю древних тюрок и других кочевников, а также самого Китая [Бичурин Н.Я. Собрание сведений по исторической географии Срединной и Восточной Азии. Чебоксары, I960]»[102].

    Хорошо бы Гумилёву, «к счастью», задуматься о достоверности самих «подлинных текстов», по которым сверял качество переводов Бичурина синолог Н.В. Кюнер. Неплохо было бы поинтересоваться и происхождением «китайской географии Да Цин И-тун-чжи». Тогда, может быть, и выяснилось бы, что в «капитальном источнике» этом иезуиты не переименовали, а просто-напросто вычистили все славяно-русские наименования на картах как Китая, так и его тюркских окрестностей.

    «Сам Бичурин утверждает, что китайский словарь географических имён, которым он пользовался (и пользуются современные китайцы), составлен в Китае только в начале XIX века по велению царствовавшего при Бичурине императора и, несомненно, с помощью если не самого Бичурина, то европейских миссионеров из католических духовных орденов.

    В сем словаре, — говорит он, — все иностранные собственные имена (династий Гинь, Ляо и Юань) исправлены и снова переложены на китайский язык иероглифами, ближайшими к подлинному (иностранному) их выговору. Но какое же доверие вы можете иметь к этой тенденциозной переделке, когда её результаты — и географически, и стратегически — настолько нелепы, что стыдно даже и возражать!»[103].

    От себя добавим, что «географический словарь» действительно был составлен под Бичурина и при активном участии Бичурина, т. к. «грамотно» уничтожить русскую топонимику на пространствах Сибири и Дальнего Востока самим иезуитам, без знатока русского языка, каким и был маргинал Бичурин, физически невозможно.

    >

    4

    Но вот в нашем театре абсурда, как по Станиславскому, послышались возгласы: «Не верю!»; «Вы порочите честь и достоинство Льва Николаевича Гумилёва! Как с ним быть?».

    Л.Н. Гумилёва мне просто жалко. Ни славы, ни денег он не искал. «Специалистам» же ни честь, ни достоинство не свойственны. Великому народу должна быть возвращена его великая история. И только. В «истории» по Миллеру-Шлёцеру-Байеру-Карамзину события и факты либо переставлены во времени, либо приписаны другим народам и «героям», либо просто опошлены. Жизни не хватит расчистить эту Авгиеву конюшню. Пока же поскоблим несколько кирпичей из неё.

    Вообразим себя на месте несчастных иезуитов, прибывших в Пекин вслед за Маттео Риччи. Китайцы, как и другие народы мира, не писали историю. Писали историю только те страны, которые, как иронизируют исследователи по НХФ-Н, её никогда не делали и ничего в ней не значили. Поддерживают у людей желание жить, ведут их в бой, т. е. имеют практическое значение, сказания о героях, красивые легенды, былины, мифы, а не «история».

    Потому-то и не было в древности хронологических дневников. Изложенная на бумаге рутина банальна и скучна. Конечно, у китайцев была и есть история в современном понимании этого слова, которую можно воспроизвести и систематизировать, опираясь на воспоминания, семейные предания, артефакты, легенды, сказки и мифы. Но это — очень большой объём работ при малом числе учёных иезуитов. К тому же, в стране не было фонетической письменности. Иероглифические знаки не были систематизированы. Они вообще несут в себе лишь общий образ предмета или явления, их «идею». Ни сто, ни двести, ни триста лет назад иероглифы не имели… грамматики.

    «Первое сочинение по грамматике «Ма-ши вэнь-тун» вышло только в 1898. До конца первой четверти 20 в. грамматич. сочинения китайских авторов просто переносили на К. я. нормы грамматик индоевропейских языков (французского, английского). Самостоятельные лингвистич. работы стали появляться с 20-х гг.»[104].

    Грамматику разработали лишь в 1951 г. два китайских профессора Люй Шу-сян и Чжу Дэ-си, лекции которых по грамматике и стилистике регулярно публиковались в центральном органе компартии Китая газете «Женьминьжибао» в июне-декабре 1951 г.

    Как же поступили иезуиты? Они систематизировали иероглифы, усовершенствовав их написание и придумав остроумный (гнездовой) способ расположения в словарях. Но грамматика? По большому счёту, грамматика иероглифу (т. е. рисунку) нужна, как мёртвому припарки. И они над ней не ломали голову. Китайцы соглашались, видимо, только на самую длинную в мире историю. Длиннее иудейской. А где взять сюжетные коллизии для такой много-много серийной «Сайта Барбары»? Из-под волос?

    Профессионал-беллетрист это сможет для своего народа и на родном языке, но не для чужого народа и на чужом языке. И был составлен план, по которому в хронологическом порядке вместе складывались («склеивались») отчасти перевранные, отчасти заимствованные («фантомные») события: из истории «Древнего» Рима; из истории Византии; из истории Западной Европы; из истории Великой = «Монгольской» империи Руси. На китайский лад давали названия племенам северных «варваров», якобы досаждавших Китаю. Чтобы они «досаждали», их надо было привести в движение (на бумаге, конечно).

    А «варварам» тех времён на роскошных сибирских пастбищах в тёплых юртах и так было хорошо. Они мирно рождались и умирали, пасли овец, низкорослых «игрушечных» (монгольской породы) лошадок и только в XX веке узнали о том, какие они великие и как далеко ходили. Чуть ли не под копирку штамповались имена полководцев и императоров, названия городов. Применительно к карте Китая задавалось следование огромным массам войск. И всё это по хронологии «Скалигера-Петавиуса», т. е. «вверх» или «вниз» от «нуля» — Р.Х. Вот почему «к счастью» для Л.Н.Гумилёва, события китайской истории оказались всегда «точно датированными».

    Поскольку для исторической истины сказанное имеет принципиальное значение, то в качестве Приложения № 1 я приведу небольшую главу из книги Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко «Империя» (Г.В. Носовский и А.Т. Фоменко «Империя». М. «Римас», 2004.). Это чтобы возглас «Не верю!» не повторился. Для удобства читателя я не переношу Приложение в конец книги. По своему содержанию оно очень хорошо дополняет именно эту главу.

    Приложение 1.

    Г.В. Носовский А.Т. Фоменко

    Параллели между «древне»-Китайской и Европейской историей

    Почему китайская история такая сложная


    Начнём с двух замечаний общего характера.

    ПЕРВОЕ — китайские исторические источники, вопреки распространённому мнению, чрезвычайно ХАОТИЧНЫ.

    ВТОРОЕ — современное китайское произношение исторических имён, названий и т. п. СИЛЬНО ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ПРЕЖНЕГО. И когда мы обращаемся к прежним названиям, то сразу же начинаем улавливать в них знакомые нам имена и термины из ЕВРОПЕЙСКОЙ ИСТОРИИ.

    Дж. К. Райт сообщает: «Многие» из этих АЗИАТСКИХ ХРИСТИАН НОСИЛИ ХРИСТИАНСКИЕ ИМЕНА, дошедшие до нас В КИТАЙСКОЙ транскрипции, например, Яо-су-му = ИОСИФ или Ко-ли-цзи-сы = ГЕОРГИЙ»[105]. Итак, мы ясно видим — что происходит с китайским произношением ХРИСТИАНСКИХ имён. Они заметно искажаются. Оказывается, Яосуму — это Иосиф, а Колицзисы — это Георгий. Если заранее этого не сказать, то никто не догадается.

    Это ведь многие современные рассуждения об уникальности, неповторимости и древности истории Китая в значительной степени опираются именно на такое сильнейшее искажение ЕВРОПЕЙСКИХ И ХРИСТИАНСКИХ ИМЁН в китайском произношении. Стоит переписать и потом заново прочесть европейскую хронику в китайской транскрипции — и вы не узнаете хорошо знакомого вам ЕВРОПЕЙСКОГО текста.

    ОБЩАЯ ГИПОТЕЗА состоит кратко в следующем.

    Ранняя история Китая вплоть до XV века н. э. есть в действительности история Европы, средиземноморья, в том числе и Византии. Исторические летописи, рассказывающие о Европе, были принесены в Китай «монгольскими» =великими завоевателями не ранее XIV–XV вв. н.э.

    Потом, уже после XVII века, эти летописи были ошибочно приняты в Китае, как говорящие якобы о «древней китайской истории». Сделать ошибку было тем более просто, что в Китае писали иероглифами, то есть — попросту картинками.

    Такой способ записи был, по-видимому, занесён в Китай из Египта, возможно ещё в XII–XIII вв. А чтение «картинок»-иероглифов существенно зависит от языка. Одни и те же иероглифы читаются совершенно по-разному в зависимости от того, кто их читает: китаец, японец, кореец, вьетнамец и т. д.

    Собственные имена передаются иероглифами путём подыскивания похожих по звучанию иероглифов В ИСПОЛЬЗУЕМОМ ЯЗЫКЕ. А потому написание, — и следовательно, современное нам прочтение, — старого китайского имени оказывается существенно зависящим от того, кто именно ПЕРВОНАЧАЛЬНО переводил его в иероглифическую запись. Японец, китаец, кореец?

    Иероглифы, кроме того, РЕФОРМИРОВАЛИСЬ. И много раз. Последняя крупная реформа иероглифов в Китае и Японии была уже в наше время — в XX веке. Сегодня многие старые иероглифы уже невозможно прочесть в рамках многократно обновлённой, изменённой иероглифической письменности.

    Хаотичность китайских исторических источников отмечается специалистами. Вот что писал известный историк В.П. Васильев:

    «С первого взгляда на полное собрание китайской истории можно подумать, что в ней уже всё сделано и, что знающему китайский язык стоит только читать многотомные сочинения и извлекать из них машинально сведения, но на деле оказывается совсем не то. Кроме странного расположения, которое заставляет занимающихся перебирать все сочинения для того, чтобы получить полное понятие об одном каком-нибудь отдельном событии, кроме утомительного труда, кроме постоянного критического напряжения, которое, однако ж, может открыть истину только при изучении предмета, историку, сверх того, постоянно представляются вопросы, которым он напрасно ищет разрешения, постоянно встречает он искажения, пропуски»[106].

    Итак, мы видим, что в китайских хрониках царит хаос и бессистемность. И понятно — почему. Когда в XVII–XVIII вв. какие-то старые записи, сделанные старыми полузабытыми иероглифами, пытались переводить на новые иероглифы, то переводчики уже с трудом понимали прежний смысл того, что они переводили. Поэтому им приходилось добавлять многое «от себя». Вставляя свои пояснения, они раздували объём источников. И это происходило, по-видимому, не один раз. Понятно, почему после всего этого получились такие хаотичные, запутанные, неясные хроники. Их туманность есть результат того, что переводчики-компиляторы уже плохо понимали смысл старых текстов.

    То же самое мы видим и в европейской истории, но не в такой степени. Там путались в именах, географических названиях, отдельных терминах, но отдельные буквы всё же имели, как правило, более или менее постоянное, устойчивое звучание. Совсем не то было в Китае. Здесь хаос достиг существенно больших масштабов.

    Поэтому привыкшие к европейскому материалу историки приходят в смущение, когда начинают изучать вроде бы так хорошо и добросовестно изложенную «древними китайскими летописцами» историю Китая.

    Что получается, когда мы читаем китайские тексты, переводя китайские имена? Оставлять китайские имена без перевода — неправильно, поскольку почти все они в действительности имеют осмысленный перевод. Н.А. Морозов писал:

    «Во всех китайских историях мы читаем: “В третьем веке между 221 и 264 годами в Китае царствовали одновременно три императора Чжао-ли-ди, Вен-ди, и Да-ди… В начале четвёртого века была династия Си-Цзинь, замечательнейшим царём в которой был У-ди… А затем от 317 по 419 годы была династия Дунг-Цзинь, в которой царями были Юань-Ди, Мин-Ди, Чэн-Ди, Кун-ди и т. д.”.

    Неправда ли, как всё здесь исторически документально и Китайски национально? Но вспомните только, что эти имена написаны не звуками, а рисунками… И тогда весь этот псевдодокументальный рассказ потеряет не только историческое, но даже и национально китайское значение. Выйдет просто следующее.

    “В третьем веке между 221 и 264 годами в средиземной империи царствовали одновременно три императора: ясно-пылкий, литературный и великий… В начале четвёртого века была династия западного процветания, замечательнейшим царём которой был военный император… А затем от 317 по 419 годы была династия восточного процветания, в которой царями были первый главный царь, светлейший царь, царь-завершение, царь-процветание и т. д.”.

    Скажите сами, читатель, здесь при этом полном, а не половинном, как сказано выше и как делают теперь все историки, — переводе… осталось ли что-нибудь сухо-документальное, историческое или даже просто национально-китайское? Ведь невольно кажется даже, что под именем Средиземного царства очень хорошо описана Средиземная империя Диоклетиана на берегах Средиземного моря с её первым триумвиратом, лишь за несколько десятков лет отодвинутая вспять»[107].

    (Николай Александрович Морозов (1854–1946), русский учёный-энциклопедист, почётный академик АН СССР. В молодости был редактором газеты революционеров-народовольцев, за что отсидел 25 лет в Петропавловской крепости. — О.Г.)

    Вехи параллелизма между китайской и фантомной европейской историей ранее X века н. э.

    Мы не занимались подробным анализом китайской истории ранее X века н. э. Однако даже самый общий взгляд на хронологическую таблицу истории Китая от начала н. э. до X века н. э., приведённую, например, в книге Гумилёва Л.Н. «Хунны в Китае» (в ней не пропущено ни одного события с 190 по 554 гг. н. э.; по горизонтали сведены вместе события, якобы происходившие в самом Китае, в зоне контактов Китая с хуннами и сяньби и вообще во всей Срединной Азии, — всего 30 стр. мелким шрифтом. — О.Г.), заставляет заподозрить параллелизм между китайской и фантомной римской историей того времени.

    Возможно, Н.А. Морозов был прав, когда писал: «Мне хочется дать доброжелательный совет всем тем, кто, передавая нам значение китайских символических рисуночных значков,… произносит рисунки (то есть, иероглифы — Авт.) имён действующих лиц и местностей на шаньдунском или пекинском языках и этим лишают естественного смысла и всё повествование… Стараясь придать таким способом псевдонаучную и даже локально-китайскую внешность находимым вами в Восточной Азии старинным документам, — может быть, во многих случаях попавшим туда из самой Европы, — вы неумышленно обманываете себя, а с собою и других»[108].

    Обратим внимание на то, что приводимое ниже наложение китайской и европейской истории оказывается фактически без хронологического сдвига. Грубо говоря, европейская история без сдвига во времени «переехала» в Китай. Сменились лишь география и немного исказились имена, а даты в общем-то сохранились прежними.

    Очень важно, что намечаемый нами параллелизм отождествляет китайскую историю с практически скалигеровской историей Рима, то есть с той европейской историей, которая была уже удлинена в результате ошибок, совершённых в XVI–XVII веках М. Бластером, И. Скалигером, Д. Петавиусом.

    Отсюда сразу вытекает, что для закладки в фундамент «древнекитайской» истории была использована уже испорченная хронология, созданная не ранее XVI–XVII веков. А потому известная нам сегодня история «древнего Китая» возникла не ранее этого времени.

    Это, между прочим, согласуется с гипотезой Н.А. Морозова, что лишь при католических миссионерах в XVII веке в Китай попали те европейские хроники, которые были затем положены в основу «древней истории Китая».

    а. Фантомная Римская империя.

    В I веке до н. э. в Европе возникает «античная» Римская империя, основанная Суллой якобы в 83 г. до н. э. С самого начала своего существования, говорят нам, империя заявила свои права на мировое господство, которого она пыталась достичь путём завоевания соседних народов и насаждения среди них римских обычаев.

    b. Китай.

    В I веке до н. э. в Китае возникает знаменитая «древняя» империя Хань — «одна из четырёх мировых империй древности»[109]. Первый её император по имени «У» правил якобы в 140-87 годах до н. э. Целью династии Хань «было стремление создать мировую империю путём завоевания соседних народов и насаждения в их среде китайской культуры»[110]. Нельзя не отметить замечательно содержательное «имя» первого императора, которого звали просто и скромно — У. Далее, «Китайская империя Хань» это, скорее всего, «Скифская империя Ханов», то есть Ханская Империя Руси-Орды.

    а. Фантомная Римская империя.

    «Античная» Римская империя Суллы, Цезаря и Августа поначалу успешно проводила объединение под своей властью соседних земель путём завоеваний. Затем, однако, Рим стал терпеть поражения. В правление Марка Аврелия Римская империя столкнулась с сильными противниками на севере — в частности с кочевыми племенами на Дунае, прорвавшими римские пограничные укрепления. Правление Марка Аврелия, якобы 161–180 годы, превратилось «во время жестоких войн и экономического оскудения».

    b. Китай.

    В то же самое время китайская империя Хань (Ханская) успешно проводила военное объединение соседних земель. Но затем начались трудности. «Война на севере не только оказалась неудачной, но и повлекла за собой полное экономическое истощение Китая» (Там же). В 184 году в Китае вспыхивает восстание «жёлтых повязок», которое подорвало силу династии Хань (Там же).

    а. Фантомная Римская империя.

    В начале якобы III века н. э. «античная» Римская империя прекращает своё существование в огне междоусобных войн и анархии. Период якобы 217–270 годов носит в истории Рима официальное название «Политическая анархия середины III века. Время “солдатских императоров”».

    b. Китай.

    В то же самое время якобы в далёком Китае прекращает своё существование и империя Хань (Там же). Картина её гибели в точности повторяет картину гибели «античной» Римской империи, одновременно с ней происходившую на другом конце огромного евразийского континента. «Инициативу взяли на себя аристократы… они разделились и, встав во главе отдельных армий, вступили в борьбу друг с другом и большей частью погибли в междоусобной войне… К власти пришли безграмотные, морально разложившиеся солдаты» (Там же). Гибель империи Хань историки датируют якобы 220 годом н. э., то есть. всего на 3 года позже, чем гибель Римской империи.

    Итак, и там, и здесь одновременно появляются «солдатские императоры».

    а. Фантомная Римская империя.

    После развала якобы в середине III века н. э. «античной» Римской империи, основанной Суллой и Цезарем, власть в Риме вскоре переходит в руки знаменитой женщины — Юлии Месы, родственницы императора Каракаллы. Она фактически правит Римом, возводит на престол своих ставленников. В конце концов, её убивают в междоусобной борьбе якобы в 234 году. Эпоха её правления характеризуется, как исключительно кровавая. Это один из фантомных дубликатов Готской = Троянской войны XIII века.

    b. Китай.

    Вскоре после развала якобы в III веке империи Хань к власти в стране тоже приходит жена одного из императоров, которая была «энергична и свирепа». Она приказала казнить главу правительства, отца императрицы-матери и его трёх братьев, ознаменовав этим начало новой кровавой эпохи»[111]. Через некоторое время она была убита. Эти события датируются в китайской истории якобы 291–300 годами н. э. Вероятно, «древнекитайская императрица» и «древне-римская Юлия Меса» являются просто двумя разными фантомными отражениями одной и той же средневековой царицы.

    а. Фантомная Римская империя.

    Якобы в конце III века- начале IV века н. э. после периода тяжёлой смуты начинается новый этап в истории Римской империи. Этот период называется Третьей Римской империей. Эта «античная» Римская империя начинается примерно якобы в 270 году н. э.

    b. Китай.

    Якобы в 265 году н. э., после падения династии Хань, в Китае возникает новая династия Цзинь. «Римский оригинал» воспроизводится, как мы видим, достаточно точно. Там мы имеем якобы 270 год н. э., а здесь — якобы 265 год н. э. Обе фантомные даты фактически совпадают. Начинается новая эпоха в истории Китая, как и в истории «античного» Рима.

    а. Фантомная Римская империя.

    Якобы в начале IV века н. э. Константин переносит столицу в Новый Рим и таким образом фактически основывает Восточную Римскую империю — будущую Византию. Это — известное разделение «античной» Римской империи на западную — со столицей в итальянском Риме, и восточную — со столицей в Новом Риме = будущем Константинополе.

    b. Китай.

    И здесь, синхронно с фантомной Римской империей, в начале якобы IV века н. э., а более точно — якобы в 318 году — возникает новая династия под названием восточная Цзинь. Таким образом, китайская империя Цзинь разделяется на две: западную Цзинь и восточную Цзинь. В точности, как и в фантомном итальянском Риме. И в то же время.

    а. Фантомная Римская империя.

    «Античный» Рим в это время ведёт постоянные тяжёлые война с «варварами» — готами, гуннами и т. д.

    b. Китай.

    Китай точно также в эту эпоху сражается с «варварами», а именно, с хуннами. Таким образом, одни и те же гунны-хунны одновременно (! — О.Г.) обрушиваются на фантомный Рим и на фантомный Китай якобы на разных концах евразийского континента. Нельзя не отметить весьма содержательное название столицы Китая в это время. Её просто и скромно называли Е (Там же, стр. 102).

    а. Фантомная Римская империя.

    При Феодосии I в фантомной Третьей Римской империи якобы в IV в. н. э., около 380 года н. э. Рим был вынужден начать тяжёлую войну с готами. Восстание готов начинается с Балканского полуострова. Готы нанесли войскам Феодосия тяжёлое поражение.

    b. Китай.

    Примерно в то же время в Китае якобы IV века н. э. начинается тяжёлая война с тангутами, то есть, как мы уже выяснили выше — с готами. Восстание тангутов датируется примерно якобы 350 годом н. э. В 376 году н. э. тангуты (донские готы?) захватывают империю Лян. Здесь нужно отметить, что в китайском и японском языках звуки Р и Л не различаются. А звуки М и Н, как мы уже отмечали много раз, близки и легко переходят друг в друга. Апотому «империяЛян» — это попросту «империя Рям» или Рам, то есть. Рим. Мы видим, что китайские хроники фактически прямым текстом говорят об «Империи Рима».

    После этих событий в Китае «степь была административно разделена на Восточную и Западную» (Там же, стр. 119). Не узнаём ли мы в этом разделении известный раздел «античной» Римской империи на западную и восточную? И происходит это как раз якобы в IV веке н. э., то есть именно тогда, когда (в скалигеровской хронологии) разделилась и фантомная Римская империя. Не слишком ли много накладывается удивительных совпадений между «древней китайской историей» и «древней римской историей»?

    а. Фантомная Римская империя.

    «Чисто римская» Западная Римская империя завершается якобы в 476 году н. э. захватом Рима германцами и готами, под предводительством Одоакра. Этот момент считается концом Западного Рима. Последним «чисто римским» императором был юный Ромул Августул.

    b. Китай.

    Якобы в 420 году н. э. Западная Лян, то есть Западный Рим, как мы уже отмечали, была завоёвана гуннами. «Китайская историография объявила 420 год переломным, разделяющим эпохи» (Там же, стр. 162, 164). Замечательно, что последний император Западной Лян (Западного Рима?) был ещё очень юным (Там же, стр. 162). Но ведь и «античный римский» император Ромул Августул был очень юным, когда его империя рухнула под ударами «варваров».


    Гунны в Римской империи и гунны в Китае


    Якобы в 460 году н. э. в Китае были истреблены хунны. Это событие поразительным образом отождествляется с аналогичным фактом из фантомной римской империи. Параллелизм настолько ярок, что даже Л.Н. Гумилёв не смог его не отметить. Вот что он писал: «И не странно ли, что на эти самые годы (то есть. годы гибели китайских хуннов. — Авт.) приходится столь же трагический конец западной ветви хуннов, которую принято называть гунны… Трудно утверждать, что хронологическое совпадение гибели азиатских хуннов и европейских гуннов было случайностью» (Там же, стр. 200).

    Конечно, Л.Н. Гумилёв попытался как-то объяснить это действительно поразительное совпадение. Он отсылает читателя к своей теории этногенеза. По нашему мнению, дело здесь не в этногенезе, а в том, что фантомные европейские хроники были заложены в фундамент «древнекитайской истории», причём даже без сдвига во времени. И, действительно, одни и те же европейские ГУННЫ раздвоились. Одни оказались в Риме, другие (на бумаге) переехали в Китай. И одновременно были разгромлены. Одни в европейской действительности, другие — на китайской бумаге.


    Резюме


    Приведённые данные показывают, что «древнекитайская история» ранее X века н. э., вероятно, является дубликатом фантомной «древнеевропейской истории» эпохи до X века н. э., причём — в ошибочной версии Скалигера. А потому не могла быть написана ранее XVI–XVIII веков н. э. (Носовский Г.В., Фоменко А.Т. «Империя». М., «Римас», т. I, стр. 161–174).

    >

    Глава 8. Потому что лошади не едят…

    Нет более правдивой науки, чем история,

    потому что не изменить того, что уже было,

    но нет и более лживых учёных, чем историки.

    (Этьен Кассе, французский журналист (это вымышленное имя. — Д.Б.))
    >

    1

    Однако не пора ли серьёзно задуматься. Ведь если вся «история» Китая, включая легендарный её период (да, есть и такой), это «склейки» из выдуманных, из имевших место в реальности эпизодов «истории» Западной Европы и частично Великой-«Монгольской» империи Руси, то «мудрецы» из Ватикана оставили Китай вообще без… истории. Согласно НХФ-Н, никто не знает, что происходило в Срединном государстве ранее XIV–XV вв., в том числе — сами китайцы.

    По крайней мере, не существует в Китае литературы, исторических хроник, написанных на бумаге ранее XVIII века. Но зато есть многосерийное историческое сновидение продолжительностью в 8000 лет, кем-то для них придуманное, тема эта очень интересная, и её можно было бы не трогать из уважения к трудолюбивым китайцам. Однако, под воздействием этого сновидения, они посчитали Сибирь и наш Дальний Восток своей собственностью. Поэтому мы вынуждены защищаться.

    Известно, что интересы иезуитов в странах их пребывания были широкими. Ещё раз посочувствуем им, нахлынувшим в Китай вымучивать его историю, но зачем это нужно было Ватикану? Ведь от него до Китая было полтора года пути.

    К этому времени отцы-иезуиты хорошо поработали в арабских эмиратах. Там они обставили дело так, что арабы якобы к 988 г. уже написали шедевр мировой литературы «”Тысяча и одна ночь” — выдающийся памятник литературы арабского Востока, включающий св. 300 сказок и новелл… Основу сборника составляет фольклор Индии и Ирана, переработанный и дополненный арабскими народными сказителями — «медлахами» — в 9-10 вв.»[112].

    А на Русь к этому времени Кирилл и Мефодий только-только поднесли азбуку.

    По замыслу Ватикана, подлинная история Сибири должна была быть навсегда забыта. Потому что Сибирь не сотни лет, а тысячи лет была хранительницей индоевропейского суперэтноса, его родительским лоном. Память о ней мешала бы управлять миром. Именно оттуда Великая=«Монгольская» империя Руси понесла в своём чреве великую созидательную миссию, подобную которой сегодня никто не может не только повторить, но даже сформулировать.

    Во времена Риччи и Ермака Сибирь ещё помнили и почитали, как главную Прародину. Наверняка, в XVII веке и даже в XVIII веке в неё совершались массовые, как ныне в Мекку, паломничества — к могилам предков. Это вроде бы абсурдный, «глубоко антинаучный» вывод. Однако вот, что следует из жизни колонии итальянской Генуи в Крыму:

    «Генуэзские колонии в Северном Причерноморье — укреплённые торговые пункты на побережье Кавказа и Крыма, основанные генуэзцами для посреднич. торговли в районах Чёрного и Средиземного морей в 13–15 вв. С конца 14 в. Кафа (порт Феодосия. — О.Г.) фактически стала складочным местом для товаров, привозимых со всех концов Европы и Азии. Из стран Зап. Европы сюда доставлялись дешёвые ткани, дорогие сукна и парча, сафьян, украшения. Из Руси — лес, лён, пенька, воск, мёд и другие товары, из Сибири — железо, медь, смола, сало…»[113].

    Продержались эти колонии ровно двести лет, т. е. с конца XIV до конца XVI вв. Ермак двинулся в Сибирь в конце XVI века — 1 сентября 1581 г. Получается, что ближайшие предки воевавшего с Ермаком хана Кучума, не знавшие, как и сам Кучум, огнестрельного оружия, были великолепными металлургами, имевшими свои доменные печи не на Урале (там хозяйничал «олигарх» Строганов), а где-то «во глубине сибирских руд». Сибирские тюрки, ставшие к тому времени мусульманами, разводили свиней, чтобы экспортировать сало. Не странно ли?

    Может, Строганов продавал железо и медь предкам хана Кучума, а те везли металл в Крым на перепродажу? Но Строганов в таких посредниках не нуждался. А для мусульман нет животного отвратительней свиньи. А посему, не русские ли умельцы доермаковской Сибири поддерживали статус Руси, как экспортёра лучшего в мире железа, как в IX–XII вв. его поддерживал Средний Урал? На Алтае, например, очень много заброшенных плавилен и штолен. Вероятно, не только на Среднем Урале могли выплавлять сталь типа толедской, о которой поведал нам потомок Рюриковичей из Владивостока.

    Значит, в Сибирь народ шёл не только поклониться старым могилам, но и навестить живущих там родственников и друзей. Организовать ещё один Крестовый поход и послать его в Сибирь папа Римский уже не мог. Поэтому нужна была очень большая хитрость.

    Сопоставим некоторые даты. В 1581 г. наш Ермак по реке Чусовой двинулся к Уралу. В Ватикане поняли, что русских в Сибири опять будет много. Там они найдут не только многочисленные могилы своих праотцев, но и развалины старинных русских городов. Поэтому оставался единственный выход: сделать так, чтобы в «подбрюшье» Сибири существовала (на бумаге, «естественно») некая древнейшая «китайская» цивилизация, втянувшая в орбиту своего влияния Сибирь и весь Дальний Восток, т. е. вывернуть историческую ситуацию с точностью до наоборот.

    Для закладки фундамента самих первоначал этой, прямо скажем, нелёгкой задачи в 1583 г. в китайский порт Макао, арендованный у Китая португальцами, и прибыл «отмороженный» иезуит Маттео Риччи.

    >

    2

    В середине XVI века Китай захотел немного приоткрыться, разрешив заходить в свои порты кораблям Португалии и некоторых арабских стран. Тогда же появились проповедники-буддисты. А с подсказки первых европейских представительств, Китай, по примеру Западной Европы, мог приступить к созданию своей истории, чего нельзя было пустить на самотёк! В Европе в 1455 г. изобрели печатный станок. Его нехитрую конструкцию и возможности в распространении идеологии китайцам могли подсказать в тех же представительствах…

    В таких исторических обстоятельствах очень образованный иезуит Маттео Риччи осмотрелся вокруг. Неизвестность была абсолютной, но его воодушевляли вести из Японии, где иезуитская миссия к тому времени успешно прижилась. А вот в Китае… Тяжек и долог был путь Риччи в Пекин, где он провёл лишь последние 9 лет своей жизни. Из Макао Риччи шагнул в неведомое с полностью выбритой головой, в одежде буддийского монаха, зная по-китайски лишь несколько слов.

    Неожиданно он нашёл покровителя в лице губернатора города Чжаоцин, который страстно интересовался математикой. Преподать губернатору соответствующий курс Риччи ничего не стоило. Попутно выяснилось, что высшей математики в Китае ещё не знали. Кроме того, Риччи, возможно, первым из европейцев понял, что Китай сравним с хоботом слона, который жадно всасывает информацию со всего мира. Как правило, он не знает, что с ней делать, и поэтому заворачивает в тряпочку и прячет в укромном месте.

    Жадность к познанию, как понял Маттео Риччи, объясняется тем, что китайцы самостоятельно не могут выработать ни интеллектуального продукта, ни какой-либо технологии. Они, как дети, остановившиеся в своём развитии на уровне 4 или 5 лет со свойственным таким детям вопросом «Почему?». Это природное качество великоханьцев. Это и не хорошо, и не плохо. Это и не возвышает, и не оскорбляет. Зато китайцы, как и другие народы жёлтой расы, в отличие от народов других рас — трудолюбивые исполнители и дотошные копировщики. Если бы китайцев не окружали другие народы, то они подмечали бы «технологии» у насекомых, птиц, животных и растений и тоже бы выжили.

    4-5-летние дети забывают ответы на свои «Почему?» и не применяют знания на практике, если рядом нет наставника. Китайцы и здесь являют абсолютно идентичные детям качества. Чему есть множество фактов-свидетельств. Вот одно из них:

    «…Риччи показали в Нанкине обсерваторию, где он был поражён великолепием содержавшихся там инструментов, так как они оказались точнее любых подобных инструментов в Европе. Приборы были сделаны во время правления монгольской династии Юань (1280–1368 гг., т. е. во время татаро-монгольского «ига». — О.Г.). Китайцы забыли, как ими пользоваться, забыли настолько безоговорочно, что, когда инструменты были привезены в Нанкин из другого места, они не смогли отрегулировать настройку под широту нового местоположения. Лишь в середине XX столетия европейцы смогли должным образом оценить выдающуюся историю китайской науки, поэтому неудивительно, что во времена Риччи было практически невозможно отдать ей должное»[114].

    Уважаемая Динара Викторовна Дубровская, автор прекрасного исследования, не совсем права. Во времена Риччи не только в Ватикане, но во многих других городах и весях всего мира ещё хорошо помнили Великую-«Монгольскую» империю Руси, оставившую следы своего созидательного порыва по всему миру, в том числе — в Китае. Великоханьцы к тем астрономическим приборам никакого отношения не имели. Видимо, поставив приборы в Поднебесную, русичи по каким-то причинам просто не успели научить китайцев ими пользоваться.

    «…ни Риччи, ни его последователи в Китае никогда не отдавали должного настоящим достижениям китайской науки. Этому не стоит удивляться, так как сами китайцы забыли многие свои открытия и успехи в научных областях. Именно по этой причине, а также потому, что эра китайских заморских плаваний была уже давно в прошлом, современные Риччи карты (Китая. — О.Г.) располагали страну в том месте, в котором ей надлежало находиться — в центре обитаемого мира… Детализированные карты и сопровождавшиеся описаниями навигационные указания, которые были результатом, например, длительных плаваний китайского адмирала Чжэн Хэ за два столетия до приезда Риччи, были с готовностью забыты, да и только просвещённые люди в своё время разбирались в них настолько хорошо, насколько они того заслуживали»[115].

    Здравомыслие не всякий раз изменяет «историку»; не всякий раз он ссылается и на плохую память изучаемого народа, а в обоих случаях тогда, когда требуется ссылка на влияние русской культуры, как первоисточник всему в прошлой жизни этого народа. Такую ссылку, «естественно», делать не хочется по очень многим причинам, в том числе, сугубо меркантильным: попробуйте потом защититься на кандидата или доктора или просто опубликоваться в «приличном» издании.

    Риччи и иже с ним «никогда не отдавали должного настоящим достижениям китайской науки» потому, что прекрасно знали о её русском источнике, а посему не рисковали даже углубляться в эту тему. Вообще они приехали-то в Китай не просвещать его, а уничтожать русский созидательный след в его культуре, ничего не предоставляя взамен.

    Говоря о странном свойстве китайцев забывать древние знания и технологии, как их национальном качестве, Дубровская Д.В. ссылается на: Needham Josef. Science and Civilisation in China. 4 vols. Cambriidge. 1954–1962. В примечаниях к этому источнику она пишет, что книга «является одним из лучших исследований по этому предмету. Прошло более ста лет после Риччи, когда иезуиты осознали, насколько полезными могут для них быть записи, сделанные китайцами в прошлом по самым разным предметам и насколько они точны в некоторых аспектах».

    Тут надо смотреть несколько в ином ключе. Китайцы оказались «точны в некоторых аспектах» потому, что «записи, сделанные якобы китайцами в прошлом по самым разным предметам», сами же иезуиты и выполнили. Китайцы-то, откуда могли знать, точны или не точны они в записях, которых никогда не делали?!

    Китайцам и невозможно было всё упомнить и применить, т. к. в Поднебесной был заведён интересный обычай — требовать от послов в качестве даров разные диковинки, какие только могут быть в их королевствах. Им везли экзотических животных и женщин, карликов и великанов, попугаев и насекомых, шкатулки и коробочки семена растений, диковинные механизмы, фокусников и т. д. Это ценилось наряду с богатыми подношениями.

    Гениальный Маттео Риччи не только первым из европейцев заметил всасывающий «хоботок» у китайцев, но и первым до конца прочувствовал это явление, когда познакомился с китайскими учёными-«эстетами» («шэныпи»). Хотя многие из них были наглыми бездельниками, народ их боготворил, как носителей разных знаний. Это было отдельное сословие. Они даже одевались по-особому. Риччи сам себя выругал, вспомнив, как несколько лет назад додумался выбрить полностью голову и нарядиться в «спецодежду» буддиста, а не в платье китайского учёного-шэньши.

    Маттео Риччи, конечно же, исправил ошибку, одевшись, как шэныпи. К этому времени он в совершенстве овладел китайским языком, говорил без акцента на нескольких диалектах и писал трактаты иероглифами. В совокупности с переменой внешнего вида это решающим образом упрочило его положение в китайском обществе. «Эстеты» собирали вокруг себя народ и говорили разную чепуху.

    Но Риччи!.. Он рассуждал о неслыханных вещах, умело подводя слушателей к христианским канонам. Он гипнотизировал словом. Он был мастером своего дела, фантастически образованным человеком. К тому же, у него была уникальная «фотографическая» память. Он мог, например, пробежав глазами несколько листов бумаги, заполненных незнакомыми и по смыслу не связанными между собой иероглифами, тут же их повторить. Это ошеломляло великоханьцев!

    Однажды он заметил, что начало очередного затмения Луны китайцы неправильно рассчитали. Он не побоялся сказать, что Китай живёт по неправильному календарю. Он высчитал затмение по европейским астрологическим таблицам. И учёные-«эстеты» пали ниц, когда затмение началось в точности по его расчётам, но нависти и интриг не было — всасывающий чужие знания хоботок, спрятанный внутри каждого китайца, пересиливал неприязнь.

    Иезуит по европейскому календарю рассчитал сроки следующего солнечного затмения и подарил его губернатору. Оно случилось 29 марта 1615 г., пройдя в послеполуденное время в кольцеобразном виде между Нанкином и Пекином. И тоже всё совпало по минутам. Правда, Маттео Риччи к этому времени уже умер. Ещё одно солнечное затмение должно было случиться в Пекине 21 июня 1629 г.

    Эксперты Палаты Астрономии Китая — китайцы и мусульмане — рассчитали, что оно произойдёт в 10 час. 30 мин. И продлится два часа. Иезуиты же заявили, что затмение начнётся в 11 час. 30 мин. и продлится две минуты. Так оно и произошло. Надо ли говорить о том, что предложение Риччи перейти на европейскую систему летоисчисления было, конечно же, принято, и в дальнейшем использовано идущими вслед за Риччи иезуитами при датировке событий «китайской» истории по Скалигеру и Петавиусу.

    >

    3

    Первоначальный замысел Ватикана, оказавшийся, как позже выяснилось, наивным, был прост. Обратить в христианство самого Императора; глядя на Императора, согласился бы креститься и весь народ. Шли годы, а путь Риччи в Пекин ко двору Императора был окутан плотным туманом. Но однажды Маттео Риччи осенило. В очередном отчёте в Рим он написал, чтобы его наделили правами личного посла папы Римского и к соответствующим бумагам приложили как можно больше разных технических диковинок: телескоп, несколько больших часов, разные измерительные приборы, подзорную трубу, компас и т. д.

    В Риме его просьбу в точности исполнили. Но письмо в Рим шло полтора года. Три года собирали «посылку». Ещё год она плыла в Макао на корабле. Из Макао была доставлена наконец на континент. И вот счастливый Риччи с внушительным обозом своим — на пути в столицу. Но в дороге его арестовал влиятельный евнух (некоторые чиновники Китая в детстве кастрировались родителями в знак их преданности Императору).

    Арестовал ни за что, из прихоти год держал в тюрьме в кандалах. И сгинул был миссионер без следа. Но спасла наработанная годами репутация. Среди «учёных»-шэньши и просто в народе однажды обеспокоились долгим отсутствием диковинного «варвара». Прознали в чём дело, нашли место заточения и освободили. Имущество «посла папы Римского» евнух вернул в сохранности.

    28 января 1601 г. перед своим 50-летием и на 18-м году нахождения в Китае, Риччи прибыл в Пекин, но к «телу» Сына Неба — Императора — его не подпустили. Технические диковинки приняли и… всё. Дескать, из страны «варваров» привезли дань, но так оно и должно быть. Выручили самые большие часы. Их установили в спальне Сына Неба. Незаведённые в срок, они остановились. Нашли Риччи. Умный иезуит не стал торопиться их заводить. На глазах изумлённой толпы придворных он их разобрал, нарочито долго собирал; и часы снова пошли.

    После этого иезуитам разрешили обосноваться в самом Пекине, купили им здание и даже постановили содержать за счёт казны Закрытого Города. Сразу же было крещено несколько крупных сановников и учёных, буквально очарованных мудростью крестителя.

    По воспоминаниям Риччи, учёный китаец Чу Тайсу крестился и принёс в дом иезуитов для сжигания, как «языческие», большую коллекцию редких книг по геомантике, в том числе книгу о том, как изобрели компас. Другой крещёный учёный Ли Инши три дня жёг те книги своей библиотеки, которые по содержанию своему не соответствовали догматике католичества.

    «Девять последних лет жизни Риччи в Пекине были весьма успешными для него и для миссии. Этот человек с кудрявой бородой, голубыми глазами и голосом, подобным колоколу», как отзывается о нём китайский источник, был в столице популярной личностью.

    Для миссии был куплен ещё один дом, рядом построена церковь, в христианство были обращены некоторые принцы крови (лишённые реальной власти, но родовитые) и их семьи, известные учёные присоединились к пастве, бедняки толпились у дверей сотнями, было крещено огромное количество брошенных новорождённых девочек, были переведены многие западные книги (например, «Элементы» Евклида, книги по математике, астрономии, гидравлике, части Библии), были написаны и напечатаны оригинальные сочинения на религиозные и этические темы.

    Тем временем, те миссии, которые Риччи успел основать во время своего долгого продвижения в столицу, также процветали, несмотря на периодические гонения. В Шаочжоу, Нанкине и других местах было теперь гораздо проще работать, потому что влиятельные друзья Риччи в Пекине сами имели влиятельных друзей в этих городах»[116].

    >

    4

    Как же замечательно плотно «упаковали» мозги иезуиты, много потрудившиеся в XVII–XVIII вв. в Китае, российским историкам, начиная с Бичурина-Иакинфа и кончая А.П. Окладниковым и Л.Н. Гумилёвым. Гуннов-хуннов ведь до сих пор не могут найти. Ну, никаких следов!

    «Перешагивая через тысячелетия, подходим к эпохе Великого переселения народов. Кочевники гунны впервые приносят в Европу разрушение, прокладывают путь, по которому потом пойдут страшные полчища Батыя и Тамерлана. В IV в. уже нашей эры они добираются до Восточноримской империи и опустошают её. На обломках раздавленной ими империи — последнего оплота Древнего мира начинает расти новая эпоха в истории человечества — эпоха средневековья. Но гуннское нашествие — не просто миграция одного народа, пусть далёкая и массовая. Она всколыхнула многие народы Средней Азии, она бурей прошла через южнорусские степи, сдвинула со своих мест кочевые племена Южной России, она и в Западной Европе нарушила старые государственные границы и перекроила этническую карту.

    За переселением гуннов последовали многочисленные переселения других народов, поэтому эпоха с III–II в до н. э. по IV в. н. э. называется эпохой Великого переселения народов. Она изучена хорошо, многочисленные источники — среднеазиатские, византийские, грузинские, армянские, латинские — повествуют о гуннах и переселениях других народов подробно и обстоятельно, основываясь на этих источниках, историки написали много трудов. Используются в них и археологические материалы, хотя гунны почти не оставили ни в Средней Азии, ни в Южной России ни в Западной Европе памятников, которые достоверно можно было бы сейчас увязать с их пребыванием там. Их пока не могут найти, несмотря на самые тщательные археологические поиски»[117].

    Работы по «Новой Хронологии» группой исследователей из МГУ во главе с Фоменко А.Т. и Носовским Г.В. принимаются в штыки «специалистами» от истории РАН РФ. Но ведь НХФ-Н — лишь продолжение замалчиваемой ранее борьбы за пересмотр сфальсифицированной истории человечества. У истоков этой борьбы в Западной Европе — Исаак Ньютон, а в России — Николай Александрович Морозов. Книга честного исследователя Валерия Павловича Алексеева «В поисках предков» — эпизод в этой борьбе. Как видите, ранее широких публикаций по НХФ-Н другие учёные, в отличие от А.П. Окладникова и Л.Н. Гумилёва, задумывались: а были ли гунны вообще!

    В.П. Алексеев — известный советский палеонтолог и археолог, автор добротных научно-популярных книг (в том числе по древней истории Сибири), современник Л.Н. Гумилёва. Однако книг В.П. Алексеева нет в списках литературы, использованной Окладниковым и Гумилёвым, но зато в наличии начало всех начал — китайские исторические хроники в переводе И.Я. Бичурина или какой-то другой фальсификат. Лев Николаевич поиграл в «испорченный телефон» — только не с малыми детками, а с негодяями от «истории».

    Как тут не вспомнить Козьму Пруткова: «Тот, кто вместо “рубль, корабль, журавль” говорит “рупь, карапь, журавь”, тот, наверное, скажет: “колидор, фалетор, куфия, галдарея”».

    Может быть, В.П. Алексеев не авторитет для Гумилёва в силу личной неприязни; и такое в среде «специалистов», увы, процветает. Однако, что же это ни Гумилёв, ни Окладников и иже с ними не изучили хранящуюся в архиве АН СССР рукопись многотомного исследования русского учёного-энциклопедиста Н.А. Морозова «Новый взгляд на историю Русского государства в его допечатныи период», в которой, в частности, подвергается серьёзной критике «научное» наследие Бичурина-Иакинфа?

    Николай Александрович приводит прямо-таки убийственные примеры «научных» подтасовок из книги Бичурина «Всеобщая история», основанной на переведённых им же «китайских» хрониках. Когда пекинские иезуиты в 1807–1821 гг. подсовывали хроники о. Иакинфу, то они, «естественно», скромно умалчивали о том, что сами же их и сочинили.

    Но не увидеть их топорной работы мог только изменник Родины, в течение 14 лет всласть попивший и поевший с этими самыми иезуитами за счёт российской казны! В знак справедливости моей оценки личности Бичурина я процитирую фрагмент из вышеназванного труда Н.А. Морозова, относящегося к русскому Дальнему Востоку. Вот Бичурин-Иакинф во «Всеобщей истории» описывает, как город Бянь (Кайфын) — столицу дальневосточных чжурчженей, ониже «нючжени», — много месяцев осаждают свирепые монголы (в скобках внутри цитат — комментарии Н.А. Морозова):

    «В городе обнаружилось неудовольствие и ропот. Ньючженьский государь, услышав об этом, в сопровождении шести или семи конных поехал за ворота… За это время от недавнего дождя сделалось грязно… В скором времени прибыли к нему министры и прочие чиновники. Подали ему параплюй, но он не принял и сказал: “В армии все ходят под открытым небом: для чего же мне иметь параплюй?”».

    Но, что же это такое, читатель! Ведь параплюй — это французское слово parapluie — зонтик! Значит, нючженьский царь говорил по-французски, или оригинал первоисточника этой китайской летописи был на французском языке! Ведь сам Иакинф Бичурин никогда не назвал бы зонтик параплюем, если бы это слово не стояло в его подлиннике…

    И вот я теперь спрашиваю: каким же образом попало в китайскую хронику 1232 года французское название зонтика — параплюй, т. е. отражатель дождя? Разве не было для зонтика у китайцев самостоятельного названия? Подумать, что сам Бичурин, при его наивности, подобно мадам де-Курдюковой, непроизвольно перемешивал русский и французский языки — невозможно. Скорее можно подумать, что он при своём семинарском и духовно-академическом образовании, «обратившись лицом к востоку», а «спиной к западу» (как, впрочем, и большинство востоковедов), совсем не знал французского языка, и потому принял французское слово в имевшейся у него китайской рукописи за монгольское, и оставил его без перевода…

    Но в таком случае и автор (т. е. Бичурин. — О.Г.) самой китайской «Всеобщей истории» пользовался для неё не исключительно китайскими, а также и французскими летописями. Значит, и сама эта «Всеобщая история» может быть действительно не национальной монголо-китайской, а всеобщей историей земных народов, принятой за историю мифических китайских провинций, исключительно благодаря китайскому рисуночному письму, при котором нельзя изобразить иностранных имён, не перерядив их в китайские костюмы…

    И нет ли в китайских летописях других слов французского происхождения, кроме отмеченного мною смешного параплюя? Ведь тоже совершенно ясно, что если бы в данном месте китайской рукописи стояло, как это полагается в рисуночном письме, изображение зонтика, то Бичурин и назвал бы его по-русски зонтиком, а не исковеркал бы французский язык, назвав его параплюем, вместо parapluie. Значит, и в рукописи его было не изображение зонтика, а такое сочетание чертёжиков (так Морозов называет иероглифы. — О.Г.), которое в сумме произносилось так, как он передал.

    Уже одно это слово есть признак того, что его летопись составлялась французским китаистом и, скорее всего, католическим миссионером, сношения с которыми начались, если верить современной нам версии китайской истории, лишь после низвержения исследуемой нами Юаньской династии, она же будто бы Чингисханова, хотя династию Юань теперь считают на китайском престоле не ранее, как с 1289 по 1367 год. А после неё с 1368 по 1644 была, — говорят нам, — династия Мин, при которой начались постоянные морские сношения с Западной Европой, особенно с 1522 года, когда португальцы появились в Макао, при устье Кантона и основали там свою торговую факторию, и вслед за тем появились на востоке Китая и испанцы, и другие западно-европейские народы. Всё это дало возможность проникновения в Китай и западно-европейских слов, и особенно названий для предметов. ввозимых в Китай из Европы. Вроде французских зонтиков.

    Тогда же европейцы должны были завести впервые в Китай и компас, и порох, и пушки. Отрицать то, что компас был впервые изобретён и применён к мореплаванию только итальянским инженером Флавио Джойа (Flavio Gioia) из Амальфи в 1302 году, и, что огнестрельный порох был изобретён впервые при химических опытах со смесью серы, селитры и угля, немецким францисканским монахом Бартольдом Шварцем вслед за компасом и применён к огнестрельному оружию впервые только в 1319 году, — нет решительно никаких оснований. Последнее изобретение настолько громко, что оно не могло быть обойдено молчанием, если б его сделали ранее, да и компас дал бы себя знать тотчас же всему плавающему миру. Так и случилось, когда они были действительно изобретены.

    А что же мы видим в разбираемой нами «Всеобщей истории»?

    Ещё за 80 лет до изобретения пороха Бартольдом Шварцем, когда преемник «Чингисхана» Угедей — осаждал несуществующую теперь в Китае нючженьскую крепость Бянь (иначе говорят Бянь-Лянь, у Бичурина этот город отождествляется с Хай-Фын-Фу округа Ха-нань) и в которой зонтик назывался по-французски paraplui, как осаждённые нючженьцы, так и осаждающие их кочующие монголы уже употребляли в деле и пушки-мортиры, и ракеты, начинённые порохом и перебрасываемые, как зажигательное средство, в осаждённый город и из него через стену.

    Всё в этом описании так ярко, что сомнений быть не может: во дворце Нючженьского короля делали в 1232 году, как в Европе только через сто лет, круглые каменные ядра для пушек и мортир, а монголы употребляли для своих огнестрельных орудий даже каменную картечь, разбивая жерновые камни-валуны на два и на три куска.

    В подражание общеизвестному в XVI веке рассказу о том, как Бартольд Шварц, оставив в ступе смесь серы, селитры и угля вместе с пестом, стал высекать огонь, и от упавшей туда искры произошёл страшный взрыв, причём выброшенный пест сделал выбоину в потолке (что и послужило к изобретению пушек-мортир, имевших сначала вид чугунных горшков), так и тут мы находим следующий рассказ:

    “Нючженцы (в своей столице Бяне) имели огненные балисты, которые поражали подобно грому небесному. Для этого они брали чугунные горшки (т. е. что-то вроде Шварцовой ступы и первичных пушек-мортир) наполняли порохом и зажигали огнём. Горшки эти назывались ‘потрясающий небо гром’ (чьжень-тъхянь-лей). Когда такая балиста (т. е. пушка) ударит и огонь вспыхнет, то звук уподобляется грому и слышен почти за сто ли (около 300 километров). Они сожигали (поражали огнём) всё на пространстве 120 футов в окружности (т. е. в диаметре около 5–6 сажень), и огненными искрами (осколками) пробивали железную броню”.

    Ракеты тоже хорошо были известны нючженцам в 1232 году, когда крестоносцы ещё и не подозревали о пушках и о порохе.

    “Они употребляли летающие огненные копья, которые пускались посредством зажигания пороха, и сжигали на десять шагов от себя”.

    Да и кочующие монголы Чингисханова преемника Удегея не отставали. Войска их тоже употребляли “огненные баллисты”, “и где был сделан ими удар, так по горячести нельзя было сразу тушить”.

    И если верить всему этому, то, очевидно, что изобретение пороха и пушек было известно обеим сторонам уже давно, так как иначе одна из враждующих сторон убежала бы моментально в паническом страхе.

    “На каждом углу городской стены, — говорит автор, — поставлено было до ста (огнестрельных орудий), стреляли попеременно из верхних и нижних (сверху из города и снизу в город?) и не переставали ни днём, ни ночью. В несколько дней груды камней (т. е. каменных ядер и их обломков) сравнялись с внутренней городской стеной…”

    Но ведь это типическое описание осады западноевропейской крепости XIV–XVI веков!»[118].

    >

    5

    Если бы Бичурин-Иакинф был патриотом своего Отечества, то вывез бы из Китая историческую, топонимическую, палео-этнографическую, палеоэпиграфическую и т. п. информацию, относящуюся к активно осваиваемой в то время Сибири. И эта информация, как мы всё больше и больше в этом убеждаемся, однозначно работала бы на пользу Руси-России. Однако этого не произошло. Результаты «командировки» Бичурина-Иакифа в Китай Россия будет расхлёбывать весь XXI век. Как уже отмечено выше, Н.Я. Бичурин, как и Н.М. Карамзин, в руках недоброжелателей России сыграл жалкую роль подставной фигуры.

    Общая картина дезинформации, относящаяся к истории Сибири, а также Приморья и Приамурья, привнесённая в Россию Н.Я. Бичуриным и толпой компилирующих его «историков», ныне известна. Она — в исторических параллелизмах, исследованных группой учёных МГУ во главе с А.Т. Фоменко и Н.В. Носовским. Интересующие нас приморские и приамурские чжурчжени-нючжени, царь которых в моросящий дождь героически отказался от «параплюя», оказывается, не только стреляли из пушек в орды Чингисхана, а до его нашествия вовсю участвовали в Четвёртом Крестовом походе:


    Кайфын, как столица Китайской Империи


    В начале XII века в Китае мы находим империю Ляо. То есть, без огласовок — империю «Р», поскольку в китайском языке звук Р заменяется на Л. Не Рим ли это снова? Столицей империи Р считается город Кайфын.

    Отражение четвёртого крестового похода в «китайской истории»

    а. Византия.

    В 1203–1204 годах крестойосцы-европейцы нападают на Византию и осаждают Константинополь. Это — нападение чужеземцев.

    b. Китай.

    В 1125 году на столицу Китая Кайфын (он же — Бянь. — О.Г.) нападают чужеземцы — чжурчжени. Разница в китайских и европейских датах — около ста лет.

    а. Византия.

    В осаждённом Константинополе возникают две партии — сторонники войны и сторонники Алексея Ангела, прибывшего с крестоносцами, — «борцы за мир». Партия Алексея побеждает, и франкам, крестоносцам, обещают уплатить большой выкуп. Крестоносцы отходят от города.

    b. Китай.

    Точно также в осаждённом Кайфыне «создалось две партии: сторонники войны и “борцы за мир”. Последние возобладали и добились отхода чжурчженей путём выплаты дани и территориальных уступок» (Гумилёв Л.Н.).

    а. Византия.

    Но затем в 1204 году положение изменилось, и франки снова осадили Константинополь, захватывают его и берут в плен императора Марчуфлоса (Мурзуфла). Греческим императором становится Федор Ласкарис, который уходит на юг в Никею, оставляя Константинополь на разграбление франкам.

    b. Китай.

    Но затем чжурчжени снова возвращаются и осаждают Кайфын-столицу. «В 1127 году пал Кайфын, и китайский император был взят в плен, а его брат перенёс столицу на юг, оставив народ северного Китая на разграбление противнику» (Гумилёв Л.Н.).

    а. Византия.

    Франки сажают в Константинополе своего латинского императора.

    b. Китай.

    Чжурчжени сажают в Кайфыне своего царя Алтана = Алтан-Хана. Налицо яркая звуковая аналогия — ЛТН, без огласовок»[119].

    * * *

    В качестве подтверждения правоты Н.А. Морозова я, опираясь на НХФ-Н, конспективно перескажу ещё два-три эпизода из истории Европы, чудесным образом ставшие частью «китайской» истории.

    С VI по IX век н. э. в Западной Европе, согласно официальной истории, наступают «тёмные века». Великий Рим пал под ударами «варваров», и «варвары», «заглотив» его, три века как бы «переваривали» добычу в виде доставшейся им «великой культуры Рима».

    В Китае — тоже есть 100 куда-то «провалившихся» лет с 860 до 960 г. н. э. (т. е. в хрониках нет никаких записей). Находчивый Л.Н. Гумилёв называет эти 100 лет «тёмным веком» и переходит на чистую беллетристику, придумав байку про страшные ураганы, якобы сто лет сгибавшие к земле великий Китай. Народ, дескать, так героически страдал, что ему было не до ведения хроник.

    «Ширилось великое безмолвие пустыни, поглощавшей степные травы и засыпавшей песком ручьи. Вот почему молчат летописцы X века о событиях в центре континента. Там долгое время не происходило событий»[120]. Это последний провал в истории Китая, считает Гумилёв. Последние эпохи уже хорошо документированы.

    Кто такие кидане? Гумилёву, к сожалению, не пришло в голову, что кидане — это ма-киданцы, т. е. македонцы.

    В конце «тёмного века», а именно в 946 г. н. э. кидане захватили весь Китай. Согласно НХФ-Н, Александр Македонский действовал на самом деле не в IV веке до н. э., а не ранее XI века н. э. Почему здесь можно судить о параллелизме? По интересной детали: Македонский, завоевав Персию, стал таким великим «персофилом», что принял утончённые персидские обычаи взамен грубых македонских и даже одевался в персидские одежды. Сразу после его смерти огромная империя распалась.

    Азиатский дубликат Македонского — это предводитель киданей Дэгуан, завоевавший Китай. «Дэгуан переменил свой костюм на китайское парадное облачение, окружил себя китайскими чиновниками, установил в своей стране порядки, больше похожие на ранний феодализм, чем на старый племенной строй» (Гумилёв Л.Н.) Сразу после его смерти огромная империя распалась.

    Согласно НХФ-Н, Иоанн Креститель и Иисус Христос жили и действовали на самом деле в Византии. И не на «нулевом» стыке окончания I в. до н. э. — начала I в. н. э., а в X–XI вв. н. э. Оказывается яркий след они оставили и в Китае в это же время. В X веке Китай, как и Русь, был, оказывается… крещён! Есть в Китае и свой Иисус Христос.

    В 1038 г. некий царевич Юань Хао («хао» — по-русски «хороший») объявил себя Сыном Неба. С его именем связана смена летоисчисления, как и с именем Иисуса Христа. Царевич Юань Хао «сменил китайское летоисчисление на своё, тут же изобретённое» (Гумилёв Л.Н.). Он был убит в 1048 г., что, согласно восстановленной в НХФ-Н старой церковной традиции, практически совпадает по времени с казнью Христа. «Китайская дата» 1048 г. очень близка к настоящей дате смерти Христа, т. е. 1053 или 1054 гг. н. э., от которой в Европе начали вести новое летоисчисление. Отсюда искусственный хронологический сдвиг на 1053 г. вглубь времён, т. е. к «нулевой отметке» — на Р.Х. по Скалигеру-Петавиусу.

    В отместку за распятие Христа в Европе в 1096 г. начинается Первый Крестовый поход, захватывается Иерусалим[121].

    А в Китае наступают «смутные времена господства знатного рода Лян…» В 1082 г. китайцы отняли у тангутов крепость Ляньчжоу, где якобы был казнён Юань Хао. На самом деле здесь описан Первый Крестовый поход 1096–1099 гг. Для «убедительности» иезуиты датировали его 1082 г. Отличие на 15 лет. И т. д. и т. п.

    Сплошные западноевропейские параллелизмы обнаружены не только в истории Китая. Их много и в китайской литературе, науке, философии. Есть даже «параллельные» личности. Особенно велик придуманный иезуитами Конфуций — абсолютный аналог западноевропейского Пифагора. Пифагор якобы создавал науку и философию в «Древней» Греции.

    На самом деле, никакого Пифагора в природе не существовало, а был средневековый научно-просветительский проект под антично красивым названием «Пифагор». На реализацию этого проекта в эпоху Возрождения, т. е. с появлением печатного станка, трудилось около 300 учёных-пифагорейцев, спрятавшихся за античными псевдонимами. Но это тема для отдельного исследования.

    >

    6

    Согласно НХФ-Н: первоначально слово «татары» обозначало не национальность, а конное казачье войско; утвердившиеся в 1644 г. на китайском престоле манжуры были казаками сибирской Пегой орды, потерпевшие поражение в боях с иностранными наёмниками, нанятыми прозападной династией Романовых; при манжурах после 1644 г. для обозначения границы с Россией была построена Великая «китайская» стена; казаки ушли в Китай без женщин, что послужило постепенному вырождению их в китайцев, хотя они этому и сопротивлялись и т. д.

    Называть Сибирскую Русь «Великой Тартарией», а её конных воинов татарами было обычным явлением и в России, и в Западной Европе даже в XVII и в XVIII вв. В 1673 г. вышла книга «Посольство от нидерландской Восточно-Индийской Компании к Великому татарскому хану». «Великим татарским ханом» здесь назван первый император-манжур Шуньчжи, а книга со множеством прекрасных иллюстраций представляла из себя отчёт о поездке в Пекин в 1656 г. делегации голландских купцов во главе с Джоном Ньюхофом (он же художник), Петером де Гойером и Якобом де Кейзером. Интересны следующие строки из этой книги:

    «Главный начальник сидел на широкой скамье, сложив ноги, как портной, справа от него… сидели два татарских князя, а слева от него — Адам Шалль, иезуит, уроженец Кёльна в Германии, который жил в большой чести при дворе около 30 лет. Он был очень благообразным стариком с длинной бородой, постриженный и одетый по татарской моде»[122].

    Доказательством того, что казаки Пегой орды, ушедшие от ненавистных им Романовых, появились в Китае под вывеской «маньчжурская династия Цин» (1644–1911) стало и заметное усиление влияния иезуитов в Поднебесной. Казаки-манжуры захотели создать себе «китайский дом» с великой историей и великой культурой в его письменных анналах.

    Таким образом руководство нового Китая, с его амбициозными целями, и иезуиты, с их коварными замыслами относительно Руси-России, упали в объятья друг друга. Отныне безграничная интеллектуальная власть иезуитов над Китаем упрочилась на долгие годы.

    Иезуит Адам Шалль вылечил молодого императора-манжура Шеньчжи от серьёзной болезни и занялся составлением трактата по западным методам расчёта календарей. Вскоре он был назначен главой императорской Палаты Астрономии. На протяжении последующих двухсот лет эту Палату возглавляли только католические миссионеры. Особенно преуспел иезуит Фердинанд Вербист (1623–1688), действовавший в Китае при императоре Канси (1654–1722).

    «Вероятно, в лице этого человека, который был старше императора на 31 год, Канси обрёл кого-то, вроде отца. В своей «Astronomia Perpetua», одной из более чем сорока книг, написанных или переведённых в Китае, Вербист говорит: “Я обычно отправлялся во дворец на рассвете и не выходил оттуда до трёх или четырёх часов дня, и всё это время я оставался наедине с императором, читая и объясняя. Очень часто он оставлял меня обедать и угощал самыми изысканными блюдами, подаваемыми на золотом блюде.

    Чтобы оценить сполна эти знаки дружбы, оказываемые мне императором, европеец должен помнить, что к монарху относятся, как к божеству, и его едва ли кто-либо видит, особенно из иностранцев”… Никогда ни до него, ни после него не было влияние иезуитов в Китае настолько мощным. Как замечает Найджел Камерон, “это явилось результатом союза между блестящим императором и блестящим иезуитом”. Отношения между Китаем и Западом ещё не знали такого рода взаимодействий»[123].

    Создатели НХФ-Н скромно называют свои труды не теорией, а гипотезой, хотя и приводят очень убедительные аргументы. Многие официальные исторические гипотезы, ставшие теориями, зиждутся на куда более скромных доводах (одна из них — «норманнская»). Они говорят также, что готовы выслушать замечания оппонентов, что впереди ещё непочатый край работы и т. д.

    НХФ-Н заслуживает всяческого внимания хотя бы потому, что сбросила с русских сразу два ига. Одно — никогда не существовавшее 300-летнее татаро-монгольское «иго», а второе — 200-летнее подлинное иго российских «историков».

    Есть несущественные замечания. Например, относительно времени возведения Великой «китайской» стены. Она действительно была построена русскими, но гораздо раньше 1644 г. Она — тот самый Великий Туран Древней Руси, о котором говорилось выше. Великий Туран = Великая «китайская» стена — это чёткая граница, когда-то проведённая индоевропейцами для разграничения ареала расселения самих себя и людей жёлтой и чёрной рас.

    Сибирские народные географические термины прочно увязывают понятие «тур, тура» с защитной стеной-укреплением[124]. Окончание «-ан» придаёт предмету или явлению признак огромности: курган, ураган, великан, пеликан, урман (дикий необитаемый лес в Западной Сибири) и т. д. «Китайская» стена действительно огромна.

    О значимости Великого Турана, как о барьере-разделителе чего-то говорится в только что названном словаре: «ТУРАН: тюрк, словари указывают собственное имя Туран, Туранская низменность, восходящее к этнониму и к индоиран. яз: “Что касается Турана, то это название встречается в Авесте, и предполагают, что это другая ветвь арийского народа, менее культурная. Между этими народами, ариями и турами, была вражда и затем, когда Туркестан попал в VI веке под владычество турок (читай: тюрок. — Эд. М.), то эти слова сблизились, и название Туран стало относиться к туркам, к которым оно не относилось первоначально… Ирану чаще всего противопоставляется Туран, слово, образованное от туры, таким же образом, как Иран от арии; только впоследствии Туран стал отождествляться с Туркестаном, страной турок” [Бартольд, 1963, 2,1; 1971, 7]».

    Стена была построена не для защиты от «коварных северных варваров», потому что своими бойницами она обращена на юг, а не на север. На это было указано в моей книге «Белый Конь Апокалипсиса». Сейчас бойницы перекладываются на северную сторону. Окна сторожевых башен, ранее обращённые только на юг, закладываются кирпичами, и вновь «открываются» на север.

    Новенькие кирпичи и свежий цементный раствор этого новодела прекрасно заметны. Об этом рассказал в марте 2008 г. на научно-практической конференции в Доме учёных в Лесном в Санкт-Петербурге доктор биологических наук, член-корреспондент МСА Борис Иванович Протасов, побывавший в Поднебесной по приглашению китайского учёного Йонгпинг Key. Борис Иванович поехал к Стене, чтобы посмотреть, в какую же всё-таки сторону обращены бойницы. Они оказались обращёнными на юг.

    Он же заметил свежие следы перестройки верхних элементов конструкции Стены. Ещё Борис Иванович рассмотрел на Стене отметины каких-то боевых действий: подтёки некогда кипящей, а потом застывшей смолы, следы ударов тарана или пушечных ядер и проч.; и все они с южной стороны Стены, а не северной!

    Есть ещё одно интересное обстоятельство: Великая «китайская» стена своими изгибами почему-то точно соответствует магнитному экватору Земли, который, в свою очередь, представляет собой ломаную линию и, по сравнению с экватором географическим, сильно «приподнят» к северу.

    Поскольку захват Китая манжурами случился сравнительно недавно, то строительство Стены не осталось бы незамеченным. Русские бывали в Китае и в своих отчётах указали бы на проводимые работы. В 1656 г. в Китай прибыл первый посол России в Китае Фёдор Исакович Байков. Его записки отличаются обилием и точностью сведений. В 1670 г. Пекин посетило посольство Милованова, а в 1675 г. — Николая Гавриловича Спафария. Русские путешественники-исследователи Азии о Стене, как о новостройке, тоже не пишут. Наконец, западноевропейцы, со второй половины XVII века посещавшие Пекин довольно активно, нигде не указали на начавшееся строительство.

    В книгах по НХФ-Н справедливо говорится, что, согласно старинным западноевропейским картам, Стена проходит точно по границе, разделяющей Великую Тартарию (т. е. Сибирскую Русь) и Китай. Тем не менее, это не является доказательством возведения Стены после 1644 г., поскольку в качестве символа Великого Турана Стена служила тысячи лет и разделяла индоевропейские и неиндоевропейские миры.

    Возможно, она выполняла карантинные функции. Возможно, она некоим образом «успокоила» магнитный экватор, т. к. климат планеты после окончания Великого оледенения долгое время не мог «устаканиться». В целом Стена — загадка, подобная, например, «английскому» Стоунхенджу или сети таинственных древних дорог дальневосточного Приморья, сохранившаяся до сих пор, упорно не зарастающая ни кустарником, ни лесом и во все времена бывшая абсолютно бесполезной с точки зрения экономической целесообразности.

    >

    7

    Так есть ли гипотеза, раскрывающая настоящую, а не выдуманную историю Срединного царства? Да, есть. И у неё есть все шансы со временем перерасти в теорию. Но прежде — описание Китая начала XX века французским ориенталистом Ховелаком:

    «Всё, что видишь в Китае, создаёт одно совокупное впечатление — страны, оцепеневшей во сне. В Китае я видел вчера и вижу сегодня одни фантомы, которые не поддаются заклинанию; куртизанок в “цветочных лодках”, восседающих в зачарованной неподвижности, как идолы в кумирнях; заснувших курильщиков опиума; воинов и сановников, окаменевших в своих гробницах; унылые стены, окружающие опустевшие города; галлюцинирующие караваны; сады и храмы, полные видений. Все одинаково испытывают гнёт того же колдовства; и им всем снится и всех давит один и тот же тысячелетний сон. Нигде в мире не найти более абсолютной социальной неподвижности, такой неизменности нравов, привычек, обрядов, учреждений, подобного тождества жизни в таких огромных масштабах и в течение стольких веков…».

    Эта цитата использована в послесловии к книге В. Кривцова «Отец Иакинф» советского китаиста, члена-корреспондента АН СССР Н.Т. Федоренко, которое называется «Судьба вольнодумного монаха» (стр. 645).

    Да, это была страна, единственная в своём роде, позволившая себе счастье «оцепенеть во сне» на протяжении не столетий, а тысячелетий!

    А всё дело в том, что лошади не едят… рис!!!

    Именно это простое и понятное обстоятельство, а не Великая «китайская» стена, защищало китайцев от северных, западных, восточных и всех других «варваров».

    В Китае проживало 300–400 миллионов человек. К примеру — при императоре Цань Лине. Это весьма солидная для древних и средних веков цифра. А теперь представьте себе такую картину. С севера вторгается (как бы по Гумилёву) 100-тысячное войско конных «варваров», хотя такая численность войска для тех времён — конечно же, нереальна. Почему они конные, а не пешие? Потому что в условиях Центральной Азии войску пешком дойти до Китая физически невозможно.

    Итак, пыльные, голодные и дурно пахнущие потом варвары вторглись в Китай. Они видят засеянную рисом полузаболоченную кишащую комарами местность, которой ни конца, ни края. На рисовых полях — крестьяне, стоящие по колено в воде. Заметив «варваров», они лишь на минуту разгибают спины и снова углубляются в работу. Понятно, завоевателей это злит. В бешенстве они начинают рубить людей, но лошади вязнут в мокром грунте, а спешиваться или стрелять в крестьян из лука вроде бы незачем.

    Завоеватели устремляются в ближайшие деревни, чтобы поесть, но там они видят убогие фанзы (домики из глины), множество детей, одного-двух пятнистых поросёнка спортивного вида на всю деревню, в общем — ужасающую нищету. Конечно, завоеватели и тут рубят направо и налево, жгут, насилуют, однако на голодный желудок как-то не «катит». «Варвары» рыскают по дворам в надежде покормить хотя бы лошадей. Но не тут-то было!

    Ни овса, ни ячменя, ни пшеницы в Срединном царстве, по крайней мере, на «стратегически опасных направлениях», никогда не выращивали, а от риса и его роскошных метровых и полутораметровых стеблей, пригодных только для изготовления шляп, корзинок, бумаги, тары для рыбы и циновок, лошади с презрением отворачивались, т. к. лошади не едят… рис. Просто пощипать травку однокопытным четвероногим тоже было негде: нераспаханным, незасеянным или как-то необустроенным не оставалось ни одного квадратного ли. Например, манжуры приказали освободить в окрестностях Пекина часть рисовых полей под луга для выпаса своих любимых лошадей.

    Скакать на голодных лошадях сотни километров дальше, чтоб осадить столицу и поживиться во дворце императора, было бы безумием.

    Завоеватели некоторое время варили и жевали рис, а потом убирались восвояси. Но даже такая лубочная картинка невозможна, т. к. кочевники и на севере, и на западе прекрасно знали, что в Срединном государстве абсолютно нечем поживиться.

    Не случайно столица Китая чаще всего находилась далеко на юге, а не в Пекине.

    А посему: может ли быть история у деревьев в лесу? Или у травы в поле? Нет, конечно. Будет вызывающая зевоту сумма сведений о видах растений, сроках их жизни, качествах семян, условиях произрастания, и всё. Примерно такого уровня информацией располагала бы и счастливая страна о самой себе, если не было желающих её завоёвывать, если мягкий благодатный климат и прекрасные лёссовые почвы позволяли получать несколько урожаев риса в год, если в качестве крова над головой была хороша глиняная будка и т. п. Не о Китае ли как о счастливом-пресчастливом царстве-государстве рассказывается в сказках народов мира?

    С одной стороны это очень хорошо. Но в совокупности такая безбедная жизнь тысячи лет не стимулировала его жителей к изобретательству, к развитию наук и ремёсел и уж тем более — к завоевательным походам. Только в Китае, как в «сказочном государстве», могла возникнуть мода на уродование ног женщин единственно с целью получения невообразимо утончённого эротического удовлетворения.

    Нужды только такого государства вполне устроило бы абстрактное рисуночное, а не конкретное фонетическое письмо. Только такое государство позволило бы себе роскошь не проснуться даже в 1522 г., когда его берега впервые обстреляли «морские кочевники» — португальские пираты. Даже в начале XX века это государство после серии жестоких опиумных войн «создаёт одно совокупное впечатление — страны, оцепеневшей во сне».

    Таким своеобразным государством на планете Земля и был Китай. Это и есть его подлинная история. А всё, что мы читаем ещё — это историческое цветное сновидение длиной в 8000 лет.

    Не более того.

    >

    Глава 9. В стенах недвижного Китая

    Славяноруссы, как народ, ранее римлян и греков образованный, оставили по себе во всех частях Старого света множество памятников, свидетельствующих о их там пребывании и о древнейшей их письменности, искусствах и просвещении.

    (Егор Иванович Классен)

    Цивилизованный дикарь — худший из всех дикарей.

    (Карл Юлиус Вебер, немецкий писатель и критик XIX века)
    >

    1

    В СССР, как и в Российской Империи, существовали малочисленные народности монголоидов. Русские в течение 74 лет бескорыстно и часто в ущерб себе обучали их, подтягивая до своего уровня образованности, культуры, материального обеспечения. Продвигаясь в Сибирь в XVII–XIX вв., русские сохранили всех тамошних инородцев. Общеизвестно: иная судьба постигла американских индейцев при освоении западноевропейцами Нового света.

    Благожелательное отношение к другим народам и народностям идёт из нашего русского подсознания, из нашей космически обусловленной природной сущности. Поэтому можно быть твёрдо уверенными в том, что мы точно также поступали по отношению к ним и в глубокой древности; и азиатские народности с благодарностью перенимали наши знания и технологии. На день сегодняшний должны сохраниться какие-то тому подтверждения. Поищем их.

    В 1969 г. в Хабаровске мне посчастливилось познакомиться с писателем-историком и белоэмигрантом Всеволодом Никаноровичем Ивановым (1888–1971), который 25 лет своей жизни посвятил изучению Китая, из них 23 года, находясь непосредственно на его территории.

    В Лениграде-Петербурге я встретился с Юрием Яковлевичем Букреевым — родственником и хранителем творческого архива Be. H. Иванова. С разрешения Юрия Яковлевича я изучил до сих пор не изданные «Воспоминания» писателя. Некоторые главы под заголовком «Ответ Китая: тайные общества» нам удалось опубликовать.

    В Китае добрая память о людях белой расы была жива вплоть до 1920-х гг., несмотря на опиумные войны и интервенцию войск Западной Европы во второй половине XIX- начала XX вв. Bс. H. Иванов пишет:

    «Немало оружия внесли в Китай и разбитые белые русские отряды из Сибири, немало инструкторов дали они и Гоминдану… Против всякого ожидания китаец оказывался в этом военном процессе отличным бойцом и пытливым учеником европейских учителей, гораздо более активных, нежели миссионеры. Этот же период оказался весьма решающим по дискредитированию «белого престижа» в Китае. Белый человек перестал быть для китайца “венцом творения”, “могучим полубогом”… Нищета белой эмиграции в Китае, бегущие с мест миссионеры и дипломаты, успехи китайского оружия, самоотвержение китайской армии, появление талантливых китайских военачальников, — всё это подняло самоуважение к себе китайцев, которое так было упало после Боксёрского поражения. Стали китайцы присматриваться и понимать уязвимые места политики белых иностранцев в Китае, их распри между собой и прочее…»[125].

    Думается, что благополучие иезуитов в Китае в течение 300 лет, кроме всего прочего, было обусловлено традиционным уважением к человеку белой расы его желтокожим населением.

    О потере престижа белого человека и над темой интеллектуального иждивенчества монголоидной расы, как её естественной доминанте, задумался новосибирский учёный Анатолий Русанов:

    «Царское правительство России сильно “подставило” белую расу, когда одни из самых благородных, аристократических (арий стократ!) и образованных людей — декабристы — были опущены на социальное дно и отправлены на каторгу и вечное поселение именно в Бурятию. С тех пор у местного монголоидного населения сложился и — при доминанте функции повтора — закрепился психологический стереотип: благородный белый аристократ, интеллектуал должен находиться в подавленном, униженном положении, это — ЕГО МЕСТО.

    Проявление именно этих закрепившихся стереотипов наблюдается в Бурятии даже в мимолётных школьных взаимоотношениях. Надо ли говорить о том, что стереотипы уходят потом и во властную вертикаль, где — при нынешнем-то подъёме местного национализма — принимают весьма и весьма специфические жёсткие формы.

    А механизм зарождения и становления нынешней японской цивилизации известен: основу современного японского чуда заложили именно русские. Произошло это вот, каким образом: к берегам Японии прибило потерпевший крушение русский военный исследовательский корабль. Уцелевшую команду (имевшую самые передовые на те времена знания и технологические навыки) японцы взяли в плен, но поступили хитро и сделали этот плен почётным и комфортабельным, даже памятники потом поставили этим русским людям (этот русский пантеон почитается в Японии до сих пор!).

    Но именно от специалистов и умельцев этой команды, а там ведь были не только простые матросы, но и высокообразованные дворяне-офицеры, японцы и получили передовой материал для повторения. Именно на этой пленной команде японцы отработали технологию снятия информации с белых людей и последующего внедрения. Они выработали формы использования с выгодой для себя особенностей белой расы — и шастают по всему миру — щёлк! щёлк! — снимают информацию. По сути-то это шпионаж, собирание чужих идей…

    Вот так в наше историческое время был запущен механизм облапошивания русских, японцы на 200 процентов использовали наше бескорыстное стремление к обучению других народов. И на этом механизме японцы жили и будут жить припеваючи. И философию японцы берут чужую. И даже суждения о себе они копируют из других источников, а эти источники — и российские в том числе — о самураях верещат с придыханием: «Ах, японское чудо!..». Вот и сами японцы в это своё чудо поверили: убедительно ведь им об этом говорят!..

    И дальневосточные авторы-историки (Иванов В.В. «Зачем самураю… лапти?» Журнал «Дальний Восток» № 11–12, 2002), якобы борясь с современными мифами, раздувают миф о японском чуде: «Зачем самураю… лапти?». Вот так и помогают отлаживать механизм не только ресурсного, но и интеллектуального грабежа России…[126]

    Русские всегда были готовы делиться с другими расами знаниями и материальными благами за «просто так». Монголоиды к этой готовности давно привыкли и не замечают, как не замечают воздуха, которым дышат. Не всем известно, что технологии, по которым японцы производят свою роскошную технику, — покупные или ворованные. Её высокое качество достигается за счёт доведения не ими разработанных технических приёмов до идеального воплощения, т. е. за счёт безупречной исполнительской дисциплины. Но вернёмся к китайцам.

    Be. H. Иванов приводит и комментирует цитаты из книги доктора Сун Ятсена (1866–1925) «Три народных принципа», в которой духовный вождь китайской революции 1911 г. размышляет, как китайцы, избавившись от манжуров, будут жить дальше.

    «”Какими же путями должно произойти обращение Китая в нацию? — спрашивает доктор Сун и отвечает. — Самыми разнообразными”.

    Он рассказывает следующую историю. Как-то в бытность доктора Суна в Кантоне к нему явился английский консул и просил его, как главу Южного правительства, принять меры, чтобы Китай принял участие в мировой войне и послал китайских солдат на фронт против немцев.

    — Но это будет очень плохо для вас! — ответил английскому консулу доктор Сун. — Если мы, предположим, согласимся, и вы дадите нам прекрасных инструкторов, отличное снаряжение и пошлёте наших людей на фронт, то в Китае проснётся воинственный дух. Из такой первой военной ячейки может вырасти китайская армия в миллион солдат. Если вы теперь дрожите перед Японией за ваши территории, которая выросла точно таким же образом, то Китай может оказаться в десять раз сильнее Японии…

    Консул согласился с этими словами доктора Суна; если бы дело пошло так, как говорил доктор Сун, то, значит, нация бы возникла в Китае военным путём…

    — Вообще же, — говорит доктор Сун, — мы должны изучать самые лучшие, самые последние образцы европейской цивилизации, чтобы через десять лет если не обогнать все европейские страны, то идти в ногу с ними…

    “Когда же Китай достигнет такого положения, какого достигла Япония, — пишет доктор Сун, — а я не думаю, чтобы наши интеллектуальные силы были ниже японских, то мы не только восстановим наше положение, а и примем ответственное участие в общих делах мира…”»[127].

    О намерении китайцев украсть в Европе военные и технологические достижения доктор Сун Ятсен заявляет спокойно, как о само собой разумеющемся и устно, и письменно — в книге. По-другому он не мыслит будущее Китая. Он ведь не говорит, что намерен просить в Европе ссуду, чтобы создать условия для творчества своих национальных изобретателей и учёных. Потому что среди монголоидов таковых нет, никогда не было и не будет.

    Доктор Сун говорит, и тоже, как о само собой разумеющемся, что Япония поднялась за счёт Англии, которая щедро поделилась с ней своими технологиями, когда готовила страну Восходящего солнца к войне с Россией. По прошествии ста лет мы убеждаемся, что доктор Сун Ятсен, в молодости получивший образование на Западе, верно судил о скромных интеллектуальных возможностях своего народа и трезво строил расчёт на бездумную интеллектуальную расточительность европеоидов. Тем не менее, благодарности не ждите: «Но это будет очень плохо для вас!».

    >

    2

    Если Китай в своей древней и средневековой истории действительно был, как нам говорят историки, создателем необыкновенной самобытной культуры, то как это проявляется сегодня? Где преемственность? Попробуйте в наши дни в массе ширпотреба, валом идущего из Китая, найти хоть что-то, явившееся следствием, результатом ума китайца, продуктом только его своеобразной цивилизации. Вы увидите великое множество вещей, но они — копии, бессовестная подделка, наглый плагиат изделий, собранных со всей Европы.

    В 2006 г. в ТВ новостях показали, как в Срединном государстве поставили на поток копирование картин западноевропейских и русских художников. Копии эти так безупречны, что от покупателей-иностранцев нет отбоя. Все видели, как 15-летняя китаянка с «Подсолнухов» Ван Гога одновременно делала 18 копий, причём игру «найди десять отличий», как было замечено телекомментатором, можно было не устраивать.

    Да, китайцы полетели в космос, но инструкторами на космических заводах Китая негласно работают русские и западноевропейские инженеры. По тому же ТВ как-то рассказали о скафандре китайского космонавта, который почему-то оказался точной копией космического скафандра первых советских космонавтов, хотя патент на его изготовление Россия Китаю не продавала и не дарила.

    Точно так же заимствованием чужих технологий великоханьцы занимались и тысячи лет назад. На территории Центрального Китая с его благодатным климатом поселялись, долгое время жили, а затем куда-то уходили индоевропейские народы; они же — славянорусы; они же скифы, сарматы, саки, гунны и т. д. Каждый из этих народов оставил после себя своеобразную культуру — цивилиза-ционные следы, ныне неправомочно выдаваемые за специфически-китайские. Великоханьцы в прошлом — это множество самых разных племён монголоидов, мирно сосуществовавших вместе с европеоидами.

    Когда археологи говорят о смене «самобытных» культур древнего Китая, то часто употребляют интересное словосочетание: «внезапно появилась» или «внезапно исчезла». Хотя для постоянно проживающего в каком-то месте одного и того же народа, это самое «внезапно» как-то неприемлемо. Вот пример:

    «Колесницы впервые стали применяться предками древних китайцев в эпоху Инь, приблизительно в XIV–XII вв. до н. э. Как показано П.М. Кожиным, колесница появилась в инь-ское время внезапно; ей не предшествовали какие-то местные формы колёсного транспорта.

    Появление колесниц не было подготовлено самостоятельными техническими достижениями; конструктивные особенности колесниц, сбруйные и уздечные наборы, а также способ запряжки и управления лошадьми находят аналогии в ближневосточных и средиземноморских центрах древних цивилизаций»[128].

    Но точь-в-точь такие же колесницы обнаружены при раскопках на уральском Аркаиме, куда, по моему предположению, переселились славяне-«трипольцы» с территории нынешней Украины. После Аркаима они немало столетий жили в долине Хуанхэ, принеся туда с собой свою «визитную карточку» — крашеную и чёрную керамику, изготовляемую без гончарного круга.

    В предыдущей главе мы уже показали, что своеобразная керамика эта, во множестве обнаруженная в долине Хуанхэ и отнесённая «историками» к китайскому неолиту под названием «яншао», на самом деле занесена туда славянами-«трипольцами». Они же привезли с собой колесницу.

    Если другие народы в своём неолите ещё размахивали каменными топорами и пользовались грубыми глиняными мисками, то китайцы уже делали высокотехнологичную крашеную и чёрную керамику, причём без применения гончарного круга, от которой, как пишут историки, — один шаг до производства фарфора.

    «Несколько различных вариантов теории западного происхождения культуры яншао (т. е. китайского неолита. — О.Г.) сформулировал в последние годы Л.С. Васильев. В одной из своих первых статей на эту тему Л.С. Васильев подчёркивал «поразительное сходство в орнаментации керамики типа бань-шань и мяодигоу, с одной стороны, и Триполья, а также анау — с другой»[129].

    Правда, на стр. 144, ничего не предлагая взамен, авторы не соглашаются с теорией убеждённого сторонника западного происхождения древнекитайской культуры Л.С. Васильевым, потому что, если соглашаться с «теорией западного происхождении культуры яншао», то тогда надо говорить о Руси, о Сибири. Вот если бы на западе от Китая была Западная Европа, то происхождение колесниц увязали бы с Древней Грецией. А какие колесницы могут быть у русских, если до самого 988 г. н. э. они не знали даже азбуки!

    У «трипольцев», кроме крашеной и чёрной керамики, двухколёсных повозок и свойства внезапно исчезать неизвестно куда, есть ещё одна «визитная карточка» — это пристрастие к изготовлению бронзовой посуды на треножнике. Сейчас мы эту «трёхногую» посуду во множестве видим также у народа майя в Центральной Америке.

    В Приморье, в селе Сергеевка, я лично держал в руках и фотографировал кувшин «трипольцев» чёрного цвета, необыкновенно лёгкий и прочный, сделанный не на гончарном круге и который археологи отнесли бы к «китайской культуре яншао». Таких кувшинов в Приморье во дворах у людей десятки. Это обстоятельство подтверждает наше предположение о том, что «парк» грандиозных скульптур на юге Приморского края создали именно «трипольцы», они же — майя.

    Свидетельств тому, что в Китае, наряду с «трипольцами», оставили следы своих культур другие европеоиды, немало.

    В 1980-х гг. стало ясно, что в провинции Сычуань (Центральный Китай) в XIII–XI в. до н. э. проживали ещё одни русичи — представители, так называемой, «андроновской культуры», со II тыс. до н. э. занимавшие к западу от Урала громадные пространства. К китайцам культуру «андроновцев» невозможно было приписать, т. к. они оставили после себя бронзовые маски, на которых — ярко выраженные европеоидные черты. В более поздние времена эти самые «андроновцы» стали известны в истории, как славяне-скифы:

    «Хронологические рамки сычуанской этнокультурной общности и сам по себе факт появления в Китае европеоидной популяции согласуется с… хронологическими схемами индоевропейских миграций. Согласно одной из этих схем (гипотеза В.И. Абаева), приблизительно в I тыс. до н. э. часть скифов в составе крупного объединения протосаксов оторвалась от основного скифского массива и ушла на восток, дойдя до северо-западных границ современного Китая. Такие же направления (с запада на восток) и конечный пункт (Китай) реконструируются для евразийского колесничного потока»[130].

    Кроме Л.С. Васильева, твёрдыми сторонниками западного (т. е. славяно-русского) происхождения китайской культуры являются Абаев В.И, В.П. Васильев, Кузьмина Е.Е. и др. Однако убеждённый синофил Кравцова М.Е. так не думает и упоминает этих учёных из соображений научной этики. Не в силах противостоять им, Кравцова М.Е. и её сторонники довольно ловко изворачиваются. Они придумали теорию возникновения самых начал китайской цивилизации сразу из нескольких очагов одновременно. Получается, что не только китайский неолит сразу явился необыкновенно развитым, но и следующие за неолитом эпохи в Китае тоже были очень-очень «не такие»:

    «Однако подтверждая сам по себе факт проникновения в Китай европеоидного элемента, находки в Сычуани не являются неопровержимым доказательством справедливости гипотезы “западных миграций”.

    В отличие от рассмотренных гипотез, гипотеза полицентрического происхождения китайской цивилизации предполагает длительное сосуществование на территории Китая нескольких самостоятельных и, вероятнее всего, исходно разнородных культурных традиций, которые впоследствии легли в основание общекитайского культурного субстрата… Оригинальные источники свидетельствуют о наличии в древнем Китае, как минимум, трёх автономных культурных ареалов: “центрального”, “восточного” и “южного”, с которыми связаны три субстратных культурных традиции…

    Хотя названные субтрадиции приняли в целом равное участие в формировании общекитайского культурного субстрата, доминирующую роль в этом процессе сыграла первая из них, в русле которой обозначились и сложились все исходные и базисные для национальной цивилизации мировоззренческие модели, ментальные константы и идеологические комплексы, связанные, в первую очередь, с государственностью»[131].

    Господа, но ведь из нескольких первоисточников одновременно не развивалась культура ни у «трипольцев», ни у «андроновцев», ни у скифов и даже у древних греков и древних римлян! У одного дитяти не может быть сразу три матери! Если принять гипотезу западного, т. е. пришедшего со стороны Руси, происхождения цивилизации Китая, то придётся сказать следующее. «Центральную» субстратную традицию в бассейне Хуанхэ заложили славяне-трипольцы. «Южную» (сычуаньскую) субстратную традицию заложили питавшие пристрастие к «звериному стилю» славяне-скифы.

    Бесчисленные монголоидные группы будущих «великоханьцев» не были готовы к восприятию тогдашних технологий славяно-русов и давно забыли о них. Как позже забыли они про астрономические приборы, оставленные в Китае администрацией Великой = «Монгольской» империи Руси.

    Изучаешь утончённую культуру этих изобретателей компаса и пороха, смотришь на 3,5-тысячелетней давности изощрённое бронзовое литьё, на этих глиняных солдат императора Циныпи Хуанди, на великолепные приборы для фиксации землетрясений и т. д., и не перестаёшь спрашивать себя, почему, опираясь на такие феерические достижения своей древности, китайцы не освоили к началу н. э. хотя бы Луну?

    Учебники по Китаю сторонников западного славяно-русского, происхождения культуры Срединного государства почему-то не выходят. А вот книга синофилки М.Е. Кравцовой «История культуры Китая» (тираж 5000 экз.) — учебное пособие для ВУЗов. Но в нём ни слова о том, как, исходя из «истории культуры Китая», можно объяснить зверства китайцев на острове Даманском в марте 1969 г., зверства 50-тысячного корпуса китайцев в составе подразделений ЧК-ОГПУ по отношению к русским казакам и русским офицерам в 1917–1922 гг., появление карт Китая с включением в них Сибири и русского Дальнего Востока и т. д.?

    Не исключено, что «пособие» издано на китайские деньги, что можно предположить из прокитайски подобострастно составленных контрольных вопросов для студентов (стр. 397–405):

    «Сформулируйте сущность европоцентрического, китаецентрического и цивилизованного подхода к Китаю и дайте критическую оценку двум первым из них»;

    «Изложите традиционный и научный варианты историографической периодизации Китая и аргументируйте теоретическую и фактологическую несостоятельность формационного подхода к истории этой страны». И т. д., и т. п.

    Автор «пособия» хорошо пригрета властью: «М.Е. Кравцова — учёный-китаевед, автор многочисленных научных публикаций, доктор филологических наук, старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН, преподаватель в ВУЗах Санкт-Петербурга» (из аннотации).

    >

    3

    Китайцы не изобретали крашеной керамики, колесниц и «трёхногой» посуды. К изобретению «китайской грамоты» они тоже не имеют отношения. Вот её характеристика:

    «Хотя овладение сложной системой письма пугающе длительно — уходит примерно 10 лет даже у самих китайцев, награда в культурном плане завораживающе огромна: по мере овладения китайской письменностью открывается доступ ко всем значительным классическим текстам китайского прошлого. Поразителен тот факт, что за 2500 лет китайская письменность изменилась так мало, что читать Конфуция не труднее, чем читать современную поэзию, написанную в классическом стиле.

    Возникновение китайской письменности теряется в глубине веков. Самые ранние письмена были обнаружены на глиняной посуде эпохи неолита, датированной радиоуглеродным методом V–IV тысячелетиями до н. э.»[132].

    «Типовая» рисуночная «азбука» в древности получила распространение во всей Центральной Азии и была понятна всем её обитателям. С египетскими иероглифами она не имеет ничего общего. Потому что египетский иероглиф — условное изображение конкретного звука (иногда — слога), а не «идеи». Т. е. это тот же фонетический алфавит, только в нём вместо букв — рисунки по типу простейшего ребуса: утка — это У; жук — это Ж; змея — это 3 и т. д. Причём он оказался одним из русских фонетических алфавитов — «знаки разные, язык — единый». Такими знаками-буквами на груди сфинкса по-древнерусски написано «Жри тяюжежи суи-тиси» — ВЗИРАЮ НА ВАШУ СУЕТУ[133].

    Слухи о необыкновенной сложности китайской иероглифической письменности — миф, намеренно раздуваемый, как сами китайцами, так китаеведами для повышения собственной важности.

    В основу «китайской» иероглифической письменности рисунок положен в качестве «абстрактного образа», «идеи чего-то». Было разработано 214 рисунков-ключей: точка, верх, ограда, яшма, обрыв, навес, шаг, человек, собака, стрела, крыша, пещера, металл, один, два, три, воин, работа, письмена, женщина, тыква, речь, насекомое, звук, когти, старый, нога, пища и т. д. (в настоящее время количество знаков-ключей сокращено до 190.).

    Обучающемуся, без различия, на каком языке или диалекте он разговаривает, предстоит запомнить эти простейшие рисунки. Информационно они «оживают» только в комбинациях друг с другом. Например, если ключ «палка» пересекает посередине сверху вниз изображение ключа «ограда», то возникает идея «середины» чего-то. Если следующий иероглиф представляет из себя ту же «ограду», но внутри неё нарисован ключ «яшма», то мы получаем «государство».

    В итоге — весьма конкретный образ: «Срединное государство». Озвучить два этих иероглифа можно на любом языке — русском, английском, нанайском и т. д., как при дубляже кинофильмов. На китайском северном разговорном диалекте («путунхуа»), который положен в основу государственного языка Китая, получится — «Джун Го».

    Знак «навес» в комбинации со знаками «дерево», «человек» и «металл» дают два иероглифа, в сумме обозначающие крытую досками автобусную остановку. Если убрать знаки «человек» и «металл», но добавить знак «собака», то тогда получится «будка для собаки». И т. д., и т. п.

    Такая письменность — это возможность вовлечения в цивилизационный процесс великого множество азиатцев, говорящих на сотнях языков и их диалектах. Потому что выдумать для всех монголоидов «персональную» фонетическую азбуку было неосуществимо практически. Для сравнения, в современном Китае более шестидесяти малочисленных народностей вовсе не китайцев, а сами великоханьцы — это сорок диалектных групп. Но все они по утрам читают орган ЦК КПК газету «Женьминьжибао».

    Вне всякого сомнения, единая для всей Азии иероглифическая «азбука» такого типа была разработана в каком-то едином «научном» центре. Этот «центр» был где-то в полосе Великого Турана Древней Руси. По завершении разработки «азбуки», от каждого народа и народца в специальные школы стали отправляться группы молодёжи для её изучения. Возможно и наоборот: в каждый народ, в каждую диалектную группу пошло по одному учителю. Последнее наиболее вероятно.

    Таким образом одномоментно было достигнуто счастливое письменное единообразие на громадных пространствах Азии. Отсюда понятно, почему памятники письменности древних и средних веков всех государств Азии изложены одними и теми же «китайскими» иероглифами. С точки зрения китайских «историков» это доказательство их бывшего присутствия в составе Китая, что, конечно же, не так.

    Когда в средние века началось формирование мононациональных государств — будущих Вьетнама, Кореи, Японии, Тибета и др., - у них появилась возможность перейти на фонетическое письмо. В Китае же разработка фонетической или какой-то приближённой к ней азбуки для всех его диалектных говоров и языков запустит механизм распада Срединного государства, что прекрасно понимается его руководством. Реальным оказалось лишь введение в начале 1950-х гг. упрощённого написания наиболее часто употребляемых иероглифов.

    Ситуация с «китайской» иероглифической письменностью вызывает такую вот трагикомедию от археологии. Если в земле Сибири находят, например, бронзовую, латунную или золотую пластинку-«пайдзу» (удостоверение личности) с иероглифами на ней, то считается, что её изготовили при таком-то китайском императоре и вручили китайцу-чиновнику, как знак подтверждения его властных полномочий в Сибири. Такие «пайдзы» вместе с «китайскими» монетами особенно часто обнаруживают в Приморском крае. Это значит, говорят историки, что Приморье когда-то было китайским.

    На самом же деле, такие «документы» выдавались не китайской, а славяно-русской администрацией: и азиату, и русскому, куда-то зачем-то отправляемому или назначаемому. Какой же смысл при единой для всей Азии рисуночной письменности писать на «пайдзе» по-русски? То же самое относится к старинным «китайским» монетам, надписям на памятниках, скульптурах, шёлке и т. п. артефактах, обнаруживаемых в Сибири, Приморье и даже на Нижнем Амуре.

    Приморские археологи пишут, что полудикие «чжурчжени», однажды завоевав очень-очень цивилизованный Китай (они тоже читали Иакинфа-Бичурина), ограбили его, вывезя на территорию Приморья 400 тонн латунных и бронзовых монет — тех самых с квадратными дырками. Во-первых, это какому же недоумку придёт в голову останавливать экономику Китая? Во-вторых, почему бы не предположить, что Приморье, при его-то технической развитости в древние и средневековые времена, было «монетным двором» всей Азии, в том числе будущих Китая, Кореи, Японии, Вьетнама и т. д.

    И ещё можно предположить, что Приморье было местом дислокации столицы государства журов-манжуров, в состав которого Китай входил с древнейших времён. И это логично, потому что Приморье — это часть Руси Тихоокеанской; Приморье — восточная «оконечность» Великого Турана Древней Руси.

    А ещё была одна и та же на весь Тихоокеанский регион экономика: «Когда Джеймс Кук в числе первых европейцев появился в 1778 году у северо-западного побережья Американского континента, он, к своему величайшему удивлению, увидел у местных индейцев немало древних вещей восточноазиатского происхождения. Позднее, уже в нашем столетии, учёные-энтографы обнаружили у индейцев хайда и квакиутль на северо-западном побережье США и Канады нагрудные украшения, изготовленные из бронзовых китайских монет…» [Hibben F. «Digging up America». N.Y., 1960. P. 52–53][134].

    Над происхождением китайской цивилизации задумывался Григорий Ефимович Грум-Гржимайло (1860–1936) — не кабинетный, а настоящий знаток Китая, исходивший пешком всю Центральную Азию:

    «Лучи китайской культуры освещают ныне более половины старого континента; но никто из синологов… не ответил ещё на вопрос, как могла эта культура зародиться, развиться и достичь высокого совершенства у одинокого небольшого племени короткоголовых, разобщённого со всем остальным миром волнами диких народов и необъятными пространствами девственных стран…

    Не окажутся ли, например, так называемые «гу» — высокие башни, возводившиеся государями Чжоуской династии и совершенно забытые только при Юанях, копиями уступчато-пирамидальных храмов Ассирии? А ирригационное искусство? Оно могло зародиться в сухой Сирии и Иране, но не в «Стране цветов» (часть южной половины современной провинции Шаньси, считающаяся прародиной великоханьцев. — О.Г.), не в прежнем Китае, обильном лугами и лесами и прекрасно орошённом огромными водными системами Хуан-хэ и Янцзы-цзяна.

    Ныне Китай весь распахан, его леса уничтожены, его лёссовая поверхность изрыта оврагами и тальвегами; всё это в совокупности высушило его почву, во много раз увеличив и её испаряемость; теперь он, действительно, нуждается в орошении; но тогда? Конечно, нет. А между тем, мы видим китайцев, занимающихся канализацией уже за двадцать веков до Р.Хр.

    Ясно, что при обработке полей ими уже применялись не ими самими выработанные, а унаследованные приёмы. Не доказывает ли это, что китайцы были народом пришлым, а не аборигенами земель бассейна р. Хуан-хэ? Но если они были пришельцами, то откуда же, как не из окрестностей того древнейшего очага культуры, который находился в Передней Азии и куда искони сходились народы разных рас и языков как бы для того только, чтобы сложить там сокровищницу знаний сознания своего гения»[135].

    «Древнейшим очагом культуры», где монголоидные народы получали «сокровищницу знаний сознания своего гения» был Великий Туран Древней Руси. Какого-то другого «очага» не просматривается в принципе. И в