Загрузка...



  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • Глава 4. Потомок Рюриковичей о прошлом Приморья

    Настоящее есть следствие прошедшего, а потому непрестанно обращай свой взор на зады, чем сбережёшь себя от знатных ошибок.

    (Козьма Прутков)

    1

    Безмерны преступления российских «историков». Их руки по локоть в русской крови, потому что, клевеща на Русь — Россию, они тем самым кличут на наши земли толпы завоевателей. «Политруки» этих завоевателей говорили солдатам:

    «Русские — это недочеловеки. У них, в отличие от всех других народов, до 988 г. не было истории, письменности, культуры. Живя в землянках и одеваясь в шкуры диких животных, они позвали норманнов для управления собой, а потом захватывали не принадлежащие им территории. Они всё или переняли, или украли у нас. Если вы не верите, то знайте, это не мы придумали — об этом сказано в трудах российских же историков».

    Вот, что писал Л.Н. Толстой в своих дневниках 4–5 апреля 1870 г. об одном из таких «историков» — С.М. Соловьёве:

    «Читаю историю Соловьёва. Всё, по истории этой, было безобразие в допетровской России: жестокость, грабёж, правёж, грубость, глупость, неумение ничего сделать… Читаешь эту историю и невольно приходишь к заключению, что рядом безобразий совершилась история России.

    Но как же так ряд безобразий произвели единое великое государство?

    Но, кроме того, читая о том, как грабили, правили, воевали, разоряли (только об этом и речь в истории), невольно приходишь к вопросу: что грабили и разоряли?… Кто и как кормил хлебом весь этот народ?… Кто ловил чёрных лисиц и соболей, которыми дарили послов, кто добывал золото и железо, кто выводил лошадей, быков, баранов, кто строил дома, дворцы, церкви, кто перевозил товары? Кто воспитывали рожал этих людей единого корня? Кто блюл святыню религиозную, кто сделал, что Богдан Хмельницкий передался России, а не Турции или Польше?…

    История хочет описать жизнь народа — миллионов людей. Но тот, кто… понял период жизни не только народа, но человека… тот знает, как много для него нужно. Нужно знание всех подробностей жизни… нужна любовь. Любви нет и не нужно, говорят. Напротив, нужно доказывать прогресс, что прежде всё было хуже…».

    Напрасно вы подумали, что величайший из писателей мира Л.Н. Толстой сумел задать тон критическому отношению ко всем российским историкам или, по крайней мере, к С.М. Соловьёву. Члены единой мафии «историков» своих в обиду не дадут. Ровно через 110 лет мы читаем:

    «В обращённой к широкому читателю книге о С.М. Соловьёве его двадцатидевятитомная «История России с древнейших времён» оценена так: «…он создал наиболее полную, цельную и… наиболее обоснованную концепцию истории России, ставшую вершиной… историографии»[40].

    Инструменты и методы, при помощи которых создавалась история Руси-России, историки называют, само собой, «научными». Но если, согласно их научным методам, блестящие созидатели русской государственности Иван Грозный и Иосиф Сталин были тиранами и кровопийцами[41], Пётр I, жалкий поклонник всего западного, — наилучший российский царь-император, а найденная на Нижнем Амуре скульптурка женщины европеоидного типа может быть выброшена в мусорную кучу, то от таких «научных» методов надо без сожаления отказаться.

    И ничего страшного не произойдёт, если в познании тайн русской истории мы возьмём на вооружение иные — свои правила. С точки зрения историков, они — «глубоко антинаучные». Но на них-то мы и обратим наше пристальное внимание. Ниже сделана попытка кратко их сформулировать.

    Правило первое. Всё, о чём упорно с рождения и до смерти говорят вам «историки», смело поверните наоборот, точно на 180 градусов. Вообразите, что до 988 г. русские были самым грамотным на планете Земля народом, что никакой княжеской междоусобицы не было, что И. Грозный и И.В. Сталин были величайшими и гуманнейшими созидателями российской государственности, что не было татаро-монгольского «ига», что не в такой уж далёкой древности Русь была не крохотным Киевским государством, а Всемирной Протоимперией Великая Русь[42].

    Это невероятно, но вы совсем скоро убедитесь, что ваше воображение вас не подвело. Окажется, что факты, подтверждающие вашу догадку, существуют; и их много. Просто раньше вы не обращали на них внимания.

    Правило второе. Выясните, что стремятся скрыть «историки»; выяснив — поймите для чего, ибо за их умолчанием, как правило, скрывается нечто для нас очень важное.

    Правило третье. Не имея времени перечитывать груды книг с предлагаемыми в них историческими версиями, развивайте сердечное видение: если с первой же минуты от прочитанного становится дискомфортно на душе, то знайте, это протест вашего подсознания, это включилась в работу ваша генетическая память. Значит, книгу можно отложить в сторону: она слеплена, чтобы сделать из нас ничтожество.

    Правило четвёртое. Помните, в русских былинах и сказках в якобы иносказательной форме содержится самая настоящая правда, относящаяся к древней и древнейшей истории Руси. В них — информация об утраченных, вследствие насильственной христианизации, цивилизациях человека белой расы, о его былых выдающихся нравственных, интеллектуальных и физических возможностях!

    Правило пятое. Читайте книги авторов, знание русской истории которым передавалось в их семьях из поколения в поколение. У таких авторов будут расхождения в подробностях, которых не должны вас огорчать, т. к. сохранять Знание приходилось в жёстких условиях. Например, тайнознанию в раннем детстве обучался Александр Семёнович Иванченко — автор книги «Путями великого россиянина»[43], наш современник.

    Полагаю, пользуется тайным семейным архивом и писатель Владимир Алексеевич Шемшук, написавший: «Бабы Яги — кто они?», «Как нам вернуть Рай», «Этическое государство», «Как родить бога» и мн. др. Среди таких замечательных людей есть и те, которые по каким-либо причинам не написали (или ещё не издали) своих книг.

    Правило шестое. Читайте книги историков, ставших на путь резкой конфронтации с «историками», кормящимися из бюджетного корыта. Это книги: Ю.Д. Петухова, В.А. Чудинова, А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, Я.А. Кеслера, И.В. Давиденко, В.М. Дёмина, И. Агранцева и мн. др.

    Без усвоения этих правил наш прорыв в познании русской истории не состоится.

    2

    Из уст ныне здравствующих людей мне довелось услышать кое-какие фрагменты из истории Руси, в устной традиции передававшиеся в их семьях из поколения в поколение. Один из таких удивительных людей — Генрих Петрович Костин. Вот несколько строк из его родословной.

    Костины вышли из рода Арбениных и Алябьевых, т. е. из Рюриковичей, которые на самом деле были не немецкими, не шведскими, а славянскими князьями. Один из предков Костина был десятником в Засадном полку на Куликовом поле (1380) и полковником в битве при Грюнвальде (1410). За героизм, проявленный в этих сражениях, русские цари наградили предков Генриха Петровича княжескими званиями.

    Кроме того, им были пожалованы земли, в частности, — деревня Костино, что и поныне под Москвой, бывшая вотчина Костиных, которых в русской истории — не менее трёхсот имён. Ближайший предок — дед Г.П. Костина по отцовской линии — крупный латифундист и изобретатель. Живёт Генрих Петрович Костин во Владивостоке, многие годы занимаясь подводной археологией. Он 17-кратный чемпион СССР по подводному спорту, тренер подводников-спортсменов.

    Наш разговор на палубе одного из плавучих пирсов мыса Чуркин в бухте Золотой Рог начался с его замечания о том, что мы порой плохо читаем «историков» (видимо, тоже накипело на душе!), своими «замыленными» глазами не замечая их вранья. Генрих Петрович протянул мне книгу дальневосточного краеведа и историка Амира Александровича Хисамутдинова «Владивостока Этюды к истории старого города» (Владивосток. ДВГУ, 1992).

    Читаю аннотацию: «…автор показывает историю Владивостока до 1917 г. с целью — заставить читателя задуматься об упущенных возможностях в беспамятном суеславии (?! — О.Г.)». То есть: что вы там, русские черви, несуразное лопочете о своих героических усилиях в деле присоединения к России и освоения этого края? Дескать, ничего такого не было.

    На первых же страницах книги нельзя не заметить странную (а правильнее — преступную!) незавершённость изложения принципиально важной информации.

    Не многие знают, что приоритет в открытии бухты Золотой Рог принадлежит не Амурской экспедиции капитан-лейтенанта Г.И. Невельского и графа Н.Н. Муравьёва-Амурского, а англичанам. В этих местах во время Крымской войны они искали фрегат «Паллада», на котором побывал в Японии с важной миссией генерал-адъютант Е.В. Путятин и сопровождавший его И.А. Гончаров — автор «Об-ломова».

    Из книги Хисамутдинова:

    «Два английских фрегата «Винчестер» и «Барракуда» держали курс на юг вдоль приморского берега. Утром 11 августа 1855 года адмирал М. Сеймур, державший флаг на «Винчестере», проснулся в хорошем настроении. Ему приснилось, что он наконец-то встретил эту неуловимую «Палладу»… Сеймур подошёл к капитану Мею, который внимательно разглядывал приближающийся берег и давал отрывистые команды.

    — Не кажется ли вам, капитан, — окликнул он Мея, — что этому прелестному острову очень подошло бы Ваше имя?

    — Благодарю, адмирал, — ответил тот, — но мне думается, что другое имя было бы предпочтительнее.

    — Какое же?

    — Предлагаю назвать его Терминейшн[44] и на этом закончить погоню. Сколько можно преследовать призраков? А моё имя можно дать любой бухте — вон их сколько, одна лучше другой.

    Признаюсь, этот диалог придуман от начала до конца. Но он мог произойти и в действительности, ведь остались же на карте после этого плавания англичан и остров Терминейшн (Русский), и мыс Сэнди (Песчаный), и порт Мей (бухта Золотой Рог)»…Только через два года, летом 1857 года, первый русский корабль вошёл в бухту Золотой Рог» (стр. 7–9).

    Местность была описана, занесена на карту и даже зарисована. В силу неукоснительного соблюдения права первооткрывателя, Приморье должно было стать английской колонией, чего не произошло. Почему? Потому что русским дипломатам без особого труда удалось доказать приоритет России на эти берега. Каким образом? Вот об этом-то Хисамутдинов и К° «умненько» помалкивают.

    Англичане не стали отрицать того, что, высадившись на берег, они нашли берега бухты Мей заселёнными. Кем? Ну не китайцами же. Иначе англичане стали бы слушать не русских дипломатов, а китайских.

    Полагаю, что англичанам была представлена карта русского промышленника С.К. Ремизова, составленная им в 1701 г., на которой Приморье было обозначено средствами русского, а не какого-то другого языка, как Никанское царство. Вне всякого сомнения, оно не могло быть ни Китаем, ни какой-то частью его.

    Потому что «…государство Никанское паче китайского государства зело людьми и богатством, златом и серебром и камением драгим, шёлком, камками и всякими алканы, благовонными травами и шафраном изобилствует; мужской и женский пол пред китайскими людми зело чист (т. е. населяли его люди белой расы. — О.Г.); и ныне он, Никанский царь, с Китайским царём воюются, а Китайский царь через своё Китайское государство в Никанское царство русских людей с товарами для торгу не пропущает»[45]. Вот что говорится о качестве русских карт:

    «Выдающимся достижением русской самобытной национальной картографии явились работы тобольского уроженца Семёна Ремизова «Чертёж всей Сибири» (1667) и «Чертёжная карта Сибири» (1701) — первый русский географич. атлас… Русские карты были свободны от элементов мистики и фантазии, обычных для многих западноевропейских карт того времени. Влияние западноевропейских карт на русских картографов было ничтожно. Напротив, успехи западноевропейских картографов в изображении Вост. Европы и Сев. Азии зависели от того, насколько им удавалось привлекать русские источники»[46].

    Согласно карте Ремизова, на о-ве Русском в бухте Новик располагался крупный порт.

    Русские дипломаты указали, вероятно, и на закупленный англичанами в бухте Золотой Рог картофель, который можно было купить только у русских. О факте приобретения картофеля рассказано в книге одного из сослуживцев капитана Мея — Дж. Тронсона:

    «Мы вошли в порт Мей, просторную, хорошо защищённую гавань… Лианы винограда в одном месте создавали настоящий сад, а в другом — берег гавани был занят огородом. В поле возле берега росли злаки, такие как ячмень, гречиха и просо; несколько лошадей паслись около обработанной земли. Нам не составило труда раздобыть картофель, который был очень хорошего качества — некрупный, круглый и сухой»[47].

    Картофель с середины XVIII века стал русской культурой, китайцами не признавался и не выращивался. Выращивание картофеля в бухте Мей говорит о существовании каких-то связей Приморья если не с Центральной Россией, то, наверняка, с Восточной Сибирью, откуда он и был, по всей видимости, завезён.

    Крестьяне, продавшие англичанам картофель, разговаривали с ними по-русски. По крайней мере, сохранились в памяти народной две их фамилии. Это тоже немаловажный момент. Однако, перечисляя первых основателей Владивостока — генерал-губернатора Восточной Сибири графа Н.Н. Муравьёва-Амурского, военного губернатора Приморской области контр-адмирала П.В. Казакевича, есаула Б.К. Кукеля, капитан-лейтенанта А.К. Шефнера и др., - представитель прокитайской пятой колонны во Владивостоке, Хисамутдинов, далее пишет:

    «Не могу не назвать ещё два имени: китайцы-отходники старик Волоси, поселившийся на берегу бухты Золотой Рог за 20 лет до основания поста, и его знакомый, известный нам под именем Седанка, живший на берегу устья реки, которая и теперь носит его имя. Прозвище своё он получил от русских, которые нередко отдыхали в его фанзе. «Седанка, седанка», — говорил китаец, приглашая присесть и отдохнуть. Так вспоминали о нём купец Я.Л. Семёнов и лейтенант Е.С. Бурачек. Волоси и Седанка очень помогли первым поселенцам Владивостока, снабжая их продуктами и делясь опытом жизни в новом краю».

    Эта похожая на туристскую байку похвала китайцам, а в скрытом виде — признание их безусловного приоритета в освоении Приморья — кочует из одного «научного» реферата в другой. Но Волоси и Седанка — это две перевранные «специалистами» русские фамилии: Волосин (или Волосов) и Седанко. В первой фамилии очень понятный русский корень «волос». Волос = Велес — имя бога, относящегося к пантеону славянских ведических богов. Седанко: Се Данко = Это Данко. Данко — славянское (ни в коем случае не цыганское!) имя, которое использовал М. Горький в известном рассказе «Старуха Изергиль».

    Неутешительные для России итоги Крымской войны почему-то также не помогли Англии заставить русских согласиться на беспрекословный отказ от колонизации Приморья. Видимо, могли существовать и другие, более «увесистые» доказательства активного присутствия здесь русских с незапамятных времён, которые были англичанам также представлены, которые были англичанами признаны, но о которых нам никогда не расскажут мафиози от российской «истории»: ведь «русских до Ермака в Сибири не было».

    Какие это могли быть доказательства?

    3

    Кратко мы уже рассказали об удивительных находках подводного археолога и тренера спортсменов-подводников Г.П. Костина, о его видении древней и средневековой истории Приморья, ссылаясь на газету «АиФ Приморье» № 12, 2006.

    Береговыми и подводными экспедициями Генриха Петровича в акватории залива Петра Великого были обнаружены:

    — остатки 12 крупных городов и около 30 крепостей;

    — фрагменты керамики и бронзовые зеркала, относящиеся к VI–V тыс. до н. э.;

    — доказательства активного использования колеса в транспортных средствах;

    — следы клина на о-ве Рейнике — чисто славянского способа вырубания камня;

    — каменные мостовые и каменные грушевидные колодцы, повсеместно встречающиеся в Приморье, как безусловно славянские элементы культуры;

    — полтора десятка двухпалубных судов, покоящихся на дне залива Петра Великого, как безусловно славянские, т. к. суда с палубами строили только славяне.

    И т. д.

    Г.П. Костин полагает, что морское побережье Приморья и в целом всё Приморье не только в древности, но и всего лишь несколько веков назад было одним из крупных культурных центров Руси-России, распространившего своё влияние на весь Азиатско-тихоокеанский регион. В бухте Золотой Рог ежегодно зимовали до 300 кораблей.

    К сожалению, эта цивилизация погибла примерно в конце XVI века в результате мощного землетрясения. О конце XVI века можно говорить потому, что чуть ранее местными жителями был уничтожен японский военный корабль, приблизившийся к берегам Приморья.

    Конечно, после такой захватывающей дух информации нельзя было не устремиться к берегам Тихого океана, чтобы встретиться с Генрихом Петровичем и лично убедиться в достоверности опубликованного «АиФом Приморья».

    Тут я приостанавливаюсь, чтобы предупредить читателя о том, что информация, изложенная под цифрой 4, зафиксирована мною со слов Генриха Петровича и целиком относится к достоянию его ума, памяти и интеллекта. Я же взял на себя скромный труд кратко сформулировать и донести до читателя всё, сказанное им.

    4

    …Бухта Золотой Рог издавна называлась бухтой Уня, что означает: «рука гребца, сжимающая валик весла». На берегах этой бухты располагались мощная торговая фактория и посёлок-порт Уня, который по возрасту старше Москвы. В 1042 г. Уню посетил князь Ярослав Мудрый и поставил в церкви большую свечу из розового воска. Эта информация подтверждается в летописных Хрониках Ярослава Мудрого.

    Другая крупная торговая фактория русов дислоцировалась пятьсот миль севернее, в одной из бухт Татарского пролива. Ныне это залив Чихачёва, а расположенный на его берегу посёлок — Де-Кастри. Расположение здесь торговой фактории не случайно. Взглянув на карту Хабаровского края, видишь что пос. Де-Кастри и огромное озеро Большое Кизи, имеющее выход в Амур по системе глубоких проток, разделяет сравнительно небольшая перемычка.

    В свою очередь, Амур — это прекрасная речная дорога вглубь Азиатского материка, как в западном, так и в южном направлениях. Не исключено былое существование сухопутного волока (а может быть и канала) от пос. Де-Кастри до озера Большое Кизи. Русские корабли в I тыс. н. э. строились водоизмещением до 500 тонн. Они окрашивались в чёрный цвет.

    По своей конструкции судно русов представляло собой копию одно- или двухпалубного корабля-коча архангельских моряков-поморов. Здесь к месту напомнить, что корабли Колумба были беспалубными. Коч — это русская северная галера. На одно- или двухпалубном судне легко решалась проблема спасения мореплавателей от холода в северных широтах. По-видимому, идея строительства палубных кораблей западноевропейцами была заимствована у русских поморов. По своему предназначению большие 500-тонные суда-кочи были трёх типов:

    — купеческое пузатое (брюхатое) судно;

    — военное (сухое) судно;

    — судно с тараном (или хреном) — отсюда выражение «забили, вбили хрен»; Пётр I после разгрома шведской эскадры в финских мелководных шхерах сказал: «Вбили мы им хрен!».

    Древнее русское название есть и у мыса Дежнёва. На самом деле это — мыс Чёрный. Казак-первопроходец Семён Дежнёв, именем которого назван этот мыс, лишь сориентировал и карту (карты тогда рисовались на бересте), и свой корабль-коч по извечно стоящему там чёрному лиственничному кресту, как древнему географическому указателю.

    Мореплаватель Витус Беринг открыл якобы дотоле неизвестный пролив, так как в тумане просмотрел мыс Дежнёва и нечаянно углубился на север — в Чукотское море. Приборы и указали ему на существование пролива.

    В этом эпизоде чувствуется какая-то недоговорённость. И пролив между двумя материками, и мыс Чёрный славяне (конечно же, и Дежнёв) знали с IV века и огибали его во второй половине июня. В день 22 июня там самая тихая вода. А после 22 июня начинается устойчивое преобладание ветров южной направленности, позволяющих парусным судам без особых проблем добираться и до «Де-Кастри», и до бухты Уня.

    Самыми почитаемыми на планете людьми были русские штурманы. Они знали компас, лоцию всех морей и океанов мира и великолепно ориентировались по звёздному небу. На одежде носили отличительный знак — вышитое изображение Полярной звезды и созвездия Большая Медведица.

    Ходили они без оружия: их охраняла слава. За убийство русского штурмана полагалась не просто смертная казнь — вместе с убийцей вырезались его родственники. На кораблях всех скандинавских викингов были русские штурманы. Штурмана полагалось защищать в бою до последнего воина по принципу: «Умри сам, но штурмана спаси».

    Веками существовавший сухопутный Великий шёлковый путь на самом деле соединял не Китай с западным миром (что произошло намного позже), а центральные области европейской Руси с русским Приморьем. Завершался этот путь (и начинался тоже) с устья реки Туманган (ныне р. Туманная). Сегодня это — пограничная река, разделяющая Российскую Федерацию и Северную Корею.

    Сухопутная дорога от Южного Урала до Тумангана на 2500 км короче, чем от Москвы до Владивостока. Туманган и поныне — ключевая позиция в Азии. На Таймыре тоже была дорога, которая начиналась в Нарьян-Маре и затем вливалась в Великий шёлковый путь.

    Однако с IX века начал активно использоваться и Северный морской путь в связи с потеплением акватории Северного Ледовитого океана. В летнее время лёд уходил от берегов на 100 миль. Абсолютно чистая вода стояла четыре месяца в году.

    Купцы из Архангельска и Холмогор приобрели широкую возможность морским путём бывать не только в Приморье, но и в Америке (хорошо знали Калифорнию), и в странах Тихого океана. Купец Садко — вовсе не былинный персонаж, а реальная личность, организатор торговли. Специализировался на том, что в больших количествах закупал в корейском порту Пусан «золотую рыбку».

    Из Архангельска русские суда, огибая Европу, шли в Палестину, где зачастившие из Европы рыцари-крестоносцы хорошо покупали шкуры:

    — росомахи, чтобы спасаться от холода;

    — медвежьи для защиты от стрел и ударов мечом;

    — горностая, чтобы дарить женщинам.

    Что же везли русские корабли в Приморье — Никанское царство?

    В больших количествах завозилось семя конопли. Семя скармливалось скоту, а также рассыпалось в сараях и конюшнях, чтобы предохранить копытных животных от «копытицы» — болезни, вследствие которой у животных отваливались копыта. (Семя конопли для животных, что чеснок для человека.)

    Огромные чёрные корабли русов развозили по всему миру наиболее дорогостоящий тогда товар — самородное железо типа «толедской стали», которое добывалось в рудниках на Среднем Урале и Норвегии. Из Среднего Урала на Холмогоры была проложена отличная дорога. Транспортировалось железо в виде «полос» небольшой тяжести, чтобы мог поднять один человек.

    Такое железо легко ковалось и, подобно золоту, могло раскатываться до прозрачности. Русские умельцы из такой стали делали оружие, которому не было равных. Японцы говорили: «Наш меч разваливается от удара о русскую секиру!». Уголь-«отжиг» для кузниц не привозился, а изготавливался на месте из берёзы и лиственницы.

    Нередко корабли везли в своих трюмах товар, просто умопомрачительный по своей ценности — кузнечный набор, состоящий из большой и малой (только для оружия) наковален, кувалды весом 12–14 кг, малого молотка-«звоночка», хомута для крепления малой наковальни, шипа для крепления большой наковальни, щипцов — захватов и т. д., всего — 12 наименований. Один кузнечный набор стоил столько, сколько стоил груз 500-тонного корабля-коча, плотно набитого дорогими мехами.

    Для обеспечения хлебом русских торговых и других экспедиций был выведен особый сорт ржи, который давал урожай («базовый продукт») через 24 дня после посева зерна в грунт. Такую рожь выращивали на Южном Таймыре, в окрестностях перевалочного порта Мангазея.

    В те времена русский флот по всему миру выполнял, как бы сейчас сказали, «миротворческую функцию» — на корню пресекалось пиратство, к русским морякам обращались, как к третейским судьям и посредникам при заключении международных договоров и т. д.

    5

    Информацию о землетрясении конца XVI века раздобыть не удалось. Зато точно известно о сильном землетрясении в Пекине в 1665 г., которое, возможно, отозвалось в Приморье, или, наоборот, сильное землетрясение в Приморье отозвалось в Пекине.

    …Надо полагать, в 1850–1860 гг. английским дипломатам были предъявлены и артефакты, указывающие на былое присутствие русских в Приморье. Например, могли поднять со дна залива корабль-коч или якорь от такого корабля-коча — потрясающей красоты 600-килограммовое кузнечное изделие; два таких нашли на дне морском Генрих Петрович и его помощники. Могли быть продемонстрированы фрагменты полусохранившихся зданий исконно русской архитектуры и т. д.

    Что бы там ни было, но англичан предъявленные доказательства исконной принадлежности Приморья Руси-России удовлетворили, в отличие от российской манзы, наподобие директора Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН д.и.н. В.Л. Ларина, который считает, что «территория Приморья испокон веков принадлежала китайцам».

    Географически Приморье испокон веков соприкасалось с Манжурией, а не с Китаем, границы которого на севере были чётко обозначены Великой «китайской» стеной. Мало того, ман-журы после завоевания Китая в 1644 г. строго-настрого запретили китайцам селиться и даже посещать Манжурию, т. к. продолжали считать её своей сакральной территорией, которую презираемым манжурами китайцам не положено было осквернять фактом своего присутствия!

    В.Л. Ларин не может не знать, что китайцы всегда стремятся быть похороненными у себя на родине. Если Приморье и Приамурье когда-либо было их родиной, то тогда в Приморье и Приамурье археологи непременно нашли бы старинные китайские кладбища, но их там нет и быть не может.

    6

    Рассматривая старинный морской якорь, поднятый со дна залива Петра Великого и прихваченный газосваркой к палубе (чтобы не украли) плавучего пирса, я заметил в его проушине хорошо сохранившиеся следы волокнистой органики. Генрих Петрович пояснил, что это фрагменты льняного каната, к которому когда-то крепился якорь.

    По словам Г.П. Костина, остатки эти были подвергнуты тщательному анализу в лаборатории ярославской льноперерабатывающей фабрики. Якорные канаты судов, затонувших десять веков назад близ Владивостока, оказались изготовленными в Ярославле из льна, произрастающего на ярославской земле!

    Синофилы на это заметили бы: органика после десяти веков пребывания в солёной воде не идентифицируется, а якоря — с китайских кораблей. О качестве современных химанализов я судить не берусь. Но вспомню, как в 1975 г. вблизи п-ова Палос-Вердес южнее Сан-Франциско аквалангисты нашли двадцать каменных якорей. Было сделано предположение, что они относятся к X веку н. э.

    Учёный-антрополог Дж. Мориарти, известный в США синофил, заявил о своей абсолютной убеждённости в древнекитайском кораблекрушении у берегов Америки. В Китай он послал фотографии и рисунки якорей, а в СМИ он заявил, что китайские мореплаватели принесли в Новый Свет элементы своей культуры: азиатское искусство, письмо и религию.

    По его словам, «стилистический анализ» якорей показал их глубокую древность, а породы, из которых сделаны якоря, в Калифорнии не встречаются. Однако лабораторные исследования на кафедре геологии Калифорнийского университета показали: камни относятся к «монтерийским сланцам», распространённым в Южной Калифорнии.

    «Но кто они, эти неведомые гости, приплывавшие к солнечным берегам Калифорнии из морской дали? Ведь якоря сделаны из камня местной породы. В середине XIX века Калифорния переживала подлинный бум в связи с «золотой лихорадкой». Как на дрожжах, росли новые города и посёлки, прокладывались железные дороги, строились порты, фабрики и заводы.

    Сотни тысяч китайских кули (неквалифицированные рабочие. — О.Г.) хлынули на калифорнийскую землю. Иммиграция на восток шла в основном из района Кантона, где большинство населения издавна было связано с морем и рыболовством. Недавние исследования этнографов и социологов Калифорнийского университета убедительно доказали, что именно китайские переселенцы были первыми, кто широко занимался добычей рыбы у берегов Калифорнии.

    Они строили самые дешёвые и примитивные снасти и якоря. У них было множество постоянных и временных лагерей и посёлков вокруг залива Сан-Франциско, в Монтерее и Сан-Диего. Один такой рыбацкий лагерь, судя по документам, находился недалеко от Палос-Вердеса.

    “Поэтому, — заключает археолог Ф. Фрост (США), — можно с полным основанием утверждать, что камни из Палос-Вердеса представляют собой неоспоримое свидетельство присутствия там живших китайских рыбаков, которые часто посещали богатый морской живностью риф”»[48].

    …Генриху Петровичу нужно послать на анализ в какое-нибудь серьёзное научное учреждение и образец металла якорей, который определит их происхождение…

    7

    По завершении нашей встречи подводный археолог заметил, что институты ДВО РАН или полностью, или частично (в рамках отдельных программ) существуют на гранты иностранных государств — США, Китая, Южной Кореи, Японии. На них они и работают! На всё есть указания из-за рубежа: в каком ключе комментировать, какие слова заменять в первоисточниках. Генрих Петрович привёл такой пример.

    Вот паровой транспорт «Манджур» в июне 1860 г. прибыл в бухту Золотой Рог, чтобы высадить на сушу первостроителей военного поста «Владивосток» — прапорщика Н.В. Комарова с солдатами. Это важный момент! Хисамутдинов А.А. пишет:

    «Сохранилась… запись, относящаяся к историческому дню основания Владивостока. Она была сделана рукой мичмана Новицкого в шханечном журнале транспорта «Манджур»: «Сего числа свезено на берег: ящик с амуницией — 1;… Сего числа отправлено на берег: 1 обер-офицер…».

    Открыв книгу «историка» на 29 странице, Генрих Петрович сказал: «Но на самом-то деле в шханечном журнале «Манджура» было написано: «свезено на огороды» и «отправлено на огороды». А ведь «свезено на берег» меняет суть события!».

    Нашему читателю будет любопытна короткая информация из уст Генриха Петровича, относящаяся к истории Руси вообще.

    …Князь Александр Невский ростом был 2 м 2 см. Знал два европейских языка. Боевыми искусствами начал овладевать с 6-летнего возраста. Его меч был весом 28 кг, которым он мог «работать» в течение 6 часов. Безупречно хорошо фехтовал также топором и секирой. Был известен, как мощный турнирный боец, как неизменный участник многих турнирных поединков в Западной Европе[49]. Невское сражение для него — рядовое, одно из многих, выигранных им.

    …В 1380 г. на Куликовом поле русскими впервые была применена артиллерия. Орудия стреляли в пехоту «по площадям». А по скоплениям монгольской конницы был дан точный ракетный залп. В архивах имеются соответствующие зарисовки. Ракеты стреляли на три версты. Секрет точности ракетной стрельбы был утрачен при Петре I, который предпочёл пушки, а не ракеты. При раскопках на Куликовом поле нашли втулки из меди диаметром 110 мм, в которые прессовался порох с добавлением в него органического окислителя — коровьего сливочного масла.

    …На кораблях Ивана Грозного стояло по шести ракетных станков. «Греческий огонь» также получали при помощи спрессованного вперемешку с коровьим маслом горючего материала — пороха.

    8

    Но мало ли ненормальных, мнящих себя Наполеонами или его потомками? В самом деле, «ступив на тропу войны» со «специалистами», надо искать подтверждения правоты таких носителей «глубоко антинаучной» информации, как Генрих Петрович Костин.

    Вот результаты моих изысканий…

    Порт у Полярного круга в нижнем течении Енисея под названием Мангазея действительно существовал с 1601 года. В XVII веке это был крупный экономический центр Сибири. Из Мангазеи, огибая полуостров Таймыр, русские казаки-первопроходцы шли по Северному морскому пути к устьям рек Лены, Индигирки и Колымы и далее на мыс Дежнёва.

    Великий Л.В. Ломоносов, уроженец Холмогор, полагал, что берега «…Сибирского океана от Вайгача до Ленского устья… по большей части промышленниками обойдены были».

    Действительно ли Мангазея основана в 1601 году? Привожу цитату из книги уже знакомого читателю сибирского академика А.П. Деревянко:

    «Ленинградский археолог Л. Хлобыстин несколько лет назад нашёл на севере Таймыра остатки плавилен и следы поселений людей, живших там несколько тысяч лет назад. Именно в это время человек впервые вышел к северной оконечности Азии. Время, казалось, навечно вычеркнуло из памяти человеческой и этих людей, вооружённых луками и копьями с каменными наконечниками, и русских промышленников, в начале XVII века обогнувших мыс Челюскина…»[50].

    Судя по дате выхода в свет книги, речь идёт о раскопках начала 1980-х. От Мангазеи до северной оконечности Таймыра по прямой примерно 1600 км. А.П. Деревянко, член-корреспондент АН СССР, намеренно делая текст непонятным, намекает нам о существовании солидной полярной цивилизации, отстоящей от нас не на «несколько тысяч лет назад», а на одну тысячу лет, т. е. в IX–X веках н. э.

    В самом деле, зачем людям, имеющим плавильни, маяться с «луками и копьями с каменными наконечниками»? Членкор АН СССР, видимо, знает что-то, не укладывающееся в рамки официальной истории, однако помалкивает. Но «остатки плавилен» на берегах Ледовитого океана — это очень интересно: вряд ли они были бы там возможны при сильных холодах, да ещё в полярной тундре. Полагаю, раскопки в самой Мангазее тоже дали бы нам «плавильни» и тоже подтвердили бы рассказ Г.П. Костина.

    В своих предположениях о какой-то недоговорённости со стороны А.П. Деревянко мы не ошиблись. Через двенадцать лет вышла книга самого Л.П. Хлобыстина под названием «Древняя история таймырского Заполярья и вопросы формирования культур Севера Евразии»[51].

    Оказывается, Л.П. Хлобыстин обнаружил на Таймыре не «плавильни», а целую горнометаллургическую область. К услугам металлургов тамошняя природа предоставила такое крупное месторождение меди, какого нигде больше в древнем мире не встречалось. Терейское месторождение реальгар-аурипигментных руд на Таймыре имеет ураганное содержание серебра и золота (до 5 кг на тонну). Оно же даёт необходимые для успешного получения бронзы минеральные присадки: ртуть, сурьму и мышьяк. Меднорудное месторождение на плато Хараелах разбросило медесодержащие горизонты на десятки километров, где самородные куски меди весом до пяти килограммов просто валяются под ногами или выпадают из береговых обрывов и «собираются, как грибы».

    Древние мастера забракованные бронзовые изделия попросту выбрасывали в шлаковые отвалы, чего нигде в мире не наблюдалось. Л.П. Хлобыстин обнаружил в одном лишь жилище на Усть-Половинке 12 разовых форм-«льнячек», в которых могло быть выплавлено 14 кг бронзы. А таких жилищ-цехов на Таймыре были десятки! Из 14 кг бронзы можно было изготовить 1400 наконечников для стрел или 700 рукояток ножей. Понятно, что готовые слитки бронзы предназначались для массовой продажи (или обмена).

    Мало того, на Таймыре в местечке Пясин обнаружен биметаллический нож-клинок с бронзовой рукояткой, который оказался древнее на 500 лет аналогичных ножей Тагарской культуры (VII–I вв. до н. э.) на юге Сибири. Химический анализ показал, что нож был сделан на Таймыре, а не завезён откуда-то. Рукоять его отливалась в формочке, куда предварительно был помещён нож-клинок. Такие ножи археологи называют «коленчатыми». У народов Сибири они были распространены ещё в неолите. Таймыр был одним из тех мест на Земле, откуда распространялась культура бронзы по всей планете!

    Вместе с ножом Хлобыстин обнаружил цилиндрическую «пастовую» бусину. Он пишет в своей книге: «Такие бусины были распространены во второй половие II- начале I тыс. до н. э. на юге Восточной Сибири в глазковской, шиверской и синхронных им культурах, а в Южной Сибири — в андроновской и карасукской и продолжали существовать в тагарской ещё в первой половине I тыс. до н. э.» (стр. 111).

    9

    Мы знаем о больших торговых путях древности. Это «Великий шёлковый путь» и «Путь из варяг в греки». Были, само собой, и Средиземноморские торговые связи. А вот потомок Рюриковичей Генрих Петрович Костин вдруг заговорил о мощных потоках товаров из устья реки Наманган, что вблизи современного Владивостока, через Центральную Азию, Урал и далее на Белое море в IX–X вв. С точки зрения официальной истории Руси, это полная нелепица.

    Однако, в наше время выясняются поразительные вещи. Оказывается, Кольский полуостров, о-ва Новая Земля, архипелаг Северная Земля, всё побережье Белого моря и пространства от него, простирающиеся далеко в восточном направлении по берегу Ледовитого океана, когда-то являли собой Приполярную цивилизацию русов под двумя названиями-синонимами «Поморье» или «Биармия» (т. к. её жители были «биармами») с весьма многочисленным и процветающим населением, которое-то и было главным «импортёром» и «экспортёром» на том, уральском, пути.

    О Поморье-Биармии нет упоминая в Лаврентьевском, Новгородском, Ипатьевском и всех других летописных сводах. Ну, зачем немцам-«историкам» Г. Миллеру и др. эта путаница, когда они порешили на каком-то своём «партсъезде» сделать Киевскую Русь началом всему и вся, тем более, что в XVIII веке Белое море было основательно замерзающим!

    О Биармии сообщил русский историк Василий Никитич Татищев (1686–1750), воспроизведя в своей «Истории государства Российского» Иоакимовскую летопись, каким-то чудом не уничтоженную (или не сфальсифицированную в «нужном» направлении) группой Миллера, Шлёцера и Байера. Именно в этой летописи сообщается о Поморье-Биармии, и именно к ней, полузабытой, до сих пор с большой неприязнью относятся «историки», как к «подделке Татищева».

    К счастью, в наши дни нашлись русские подвижники, которые отважно пошли по маршрутам, указанным в этой летописи, — Александр и Марина Леонтьевы. Результатом их изысканий стала очень интересная книга «Биармия: северная колыбель Руси»[52]. Вот аннотация к этой книге:

    «О таинственной северной стране Биармии ныне помнят только учёные. А некогда это было богатое и могущественное государство на берегах Белого моря, слава о котором достигла самых отдалённых уголков Европы и Азии. В Биармию шли караваны купцов из Средней Азии, плыли в своих боевых ладьях воинственные викинги за добычей. По одной из исторических гипотез, именно Биармия стала колыбелью великорусской нации. Время сровняло с лицом земли города и веси Великой Биармии. Даже само её местоположение стало загадкой для последующих поколений».

    Вот фрагмент из книги А. и М. Леонтьевых, касающийся непосредственно нашей темы:

    «Если же говорить о связях народов северо-востока со среднеазиатскими и восточными странами, то, по мнению исследователей, они существовали с мифических времён, с рубежа античного мира и раннего средневековья. В ту пору существовало два вида основных торговых путей: водный — волжский и сухопутный — караванная дорога через Урал, Сибирь и Центральную Азию. Такие связи подтверждаются археологическими находками.

    Более трёх столетий назад появились первые сведения о том, что в северной части России и в прибалтийских странах иногда стали обнаруживать клады с монетами древнего Востока. Как они могли оказаться на севере Руси, откуда занесла их нелёгкая в такие отдалённые края? У наших летописцев ничего не говорится о столь древних временах. История российская начинается, как вы знаете, с пришествия Рюрика со товарищи на новгородскую землю в 862 году, а найденные арабские монеты относились к периоду не только IX–X столетия, но даже к VII–VIII векам»[53].

    А вот результаты исследований другого современного исследователя, «от корки до корки» пересмотревшего официальную историю Древней и средневековой Руси:

    «Если внимательно изучить хроники прошлого, то мы увидим, что колебания климата — для нашей планеты дело обычное, они происходят с цикличностью 2–5 веков. И порой бывают куда более впечатляющими, чем сейчас. Например, в I в. до н. э. кочевники каждую зиму вторгались в Римскую империю по льду замерзавшего Дуная, а одна из битв произошла на льду Керченского пролива.

    Зато в X в. викинги назвали открытый ими остров Гренландией — «зелёной землёй», а не «белой», каковой она является сейчас. Разводили скот на зелёных гренландских лугах, а Канаду окрестили «Винланд» — там рос дикий виноград. В том же X в. уровень Каспия поднялся на 7 метров из-за таяния ледников на близлежащих горах и усилившегося притока воды… А эпоху XVI–XIX вв. палеогеографы именуют «малым ледниковым периодом», она характеризовалась сильным похолоданием»[54].

    О том, что нам, простым смертным, что-то очень серьёзное недоговаривается о Сибири, всё громче заявляют настоящие честные историки.

    10

    Другие доказательства активизации Северного морского пути, а значит, и возможного существования Руси Приполярной не только в IX веке, но и, по-видимому, вплоть до конца XIV века, мы находим в новейших исследованиях по НХФ-Н, которые с полной уверенностью позволяют нам предположить о том, что государство Поморье-Биармия простиралось вплоть до Чукотского п-ова и Аляски.

    В НХФ-Н анализируются записки итальянского путешественника Марко Поло (1254–1323), в которых есть описания… приполярных территорий Дальнего Востока. Он не был там лично, а почерпнул соответствующие сведения из русских книг, когда путешествовал по восточноевропейским землям средневековой Великой «Монгольской» империи. Первые издатели намеренно без ведома автора включили в текст разные фантастические подробности.

    Например, среди прочих вставлено изображение людей с собачьими головами, собирающими урожай риса, хотя одеты они почему-то в типичные русские одежды. Тогда поступали так «для раскупаемости». К тому же, издатели допустили ошибку при переводе русских слов: «инде» (т. е. «далеко»; сейчас устарело) и «китай» (т. е. «дальняя окраина»; сохранилось в названии «Китай»). Таким образом, содержание записок оказалось непреднамеренно переориентированным на Индию и Китай.

    К слову, «для раскупаемости» насыщал свои книги подчас бредовыми фантазиями и знаменитый Геродот, что в числе прочего указывает на то, что он жил не в «античной» Греции, а после изобретения печатного станка, т. е. не ранее XVI века н. э.

    «Геродота правильнее было бы назвать не «отцом истории», а «отцом журналистики». Он целенаправленно подбирал всякие «экзотические», шокирующие «изюминки», чтобы потрафить вкусам читателей… Например, размеры стен и храмов Вавилона преувеличил в несколько раз, хотя видел их лично (? — О.Г.). Или написал, что массагеты поедают своих покойников. Что археологией опровергается — захоронения у них обычные, с отнюдь не «съеденными останками». У массагетов Геродот не бывал: видать, услышал клевету от их врагов, и она показалась подходящей для “исторической жёлтой журналистики”»[55].

    Разработчики НХФ-Н обратили внимание на интересную карту картографа Ортелия (1570), воспроизведённую в книге Л.С. Берга «Открытие Камчатки и экспедиции Беринга»[56]. Это карта восточных земель русской Великой Тартарии или Великой = «Монгольской» империи. На этой карте Берингов пролив называется «пролив Аниан».

    «Так именовали пролив задолго до того, как его в XVIII веке «успешно открыл» Витус Беринг. Оказывается, страну Аниан в этих краях знал ещё знаменитый путешественник Марко Поло. Современные комментаторы попадают здесь в трудное положение. С одной стороны, они не могут допустить, что Марко Поло знал о стране Аниан, расположенной на стыке Азии и Америки. Ведь по их представлениям, Марко Поло путешествовал на несколько тысяч километров южнее — на территории современного Китая. С другой стороны, текст Марко Поло совершенно чёток и недвусмыслен. Процитируем Л.С. Берга.

    «Происхождением своим название Anian, несомненно, обязано Марко Поло, упоминающему провинцию Anin. В некоторых рукописях и изданиях… вслед за главой 4-й книги III путешествия Поло имеется следующая глава, представляющая собой ОЧЕВИДНУЮ ВСТАВКУ, ХОТЯ, говорит Юл, возможно, сделанную самим путешественником[57].

    Вот полный перевод этого места: «Если оставить гавань Зайтум (Zaitum, Zaiton), плыть на запад и несколько на юго-запад 1500 миль, то можно достичь залива Хейнан (Cheinan); длина этого залива равна двум месяцам пути, если плыть по нему на север. Вся юго-восточная сторона этого залива омывает провинции Манзи (Manzi), а к другой — примыкают провинции Аниа (по другим рукописям: Аму, Аниу, Анин; Ania, Amu, Anin) и Толоман (по другим рукописям: Коломан; Toloman, Coloman), а также другие вышеупомянутые.

    В этом заливе бесчисленное количество островов, из коих почти все густо населены. Есть на них много песочного золота, которое собирают из моря в устьях рек. И ещё есть медь и другие вещи… И ведут ещё торговлю с материком, продают им золото, медь и другие вещи, а у них покупают то, что им нужно… Этот залив так велик и столько людей там живёт, что он кажется как бы особым миром»[58].

    Здесь Марко Поло совершенно ясно рассказывает об Охотском и Беринговом морях, которые он назвал «заливом Хейнан» (Ханский?). Далее прямым текстом названа знаменитая Колыма, то есть «Коломан» по Марко Поло. А на другой стороне расположена страна Аниан, то есть Аляска или Камчатка. Или же и то, и другое.

    Становится понятным, почему Марко Поло здесь подчёркнуто говорит о большом количестве золота в реках. Всем известно, что на Колыме и на Аляске добывали речное золото. Добывают его до сих пор. Золота здесь и в самом деле много.

    Кроме того, Берингов пролив, идущий как раз между Аляской и Камчаткой, действительно на многих старых картах назывался проливом Аниан, в полном соответствии с рассказом Марко Поло об этих землях. Итак, с одной стороны, историки объявляют описания Марко Поло фантастическими, поскольку он будто бы тут не бывал. А с другой стороны, всё, что пишет он, отвечает действительности и старым картам.

    В конце концов, Марко Поло действительно мог лично не бывать в Охотском море и на севере. Но ясно видно, что его описание опирается на какие-то вполне достоверные документы о Колыме и об Аляске. Скорее всего, в его распоряжении были какие-то ордынские (т. е. русские. — О.Г.) описания эпохи XIV–XVI веков.

    С точки зрения нашей реконструкции, тут всё понятно. Марко Поло описывал Великую = «Монгольскую» империю. В состав которой входила и Восточная Сибирь, и Камчатка, и Аляска. И многое другое. «Провинцией Аниан» Марко Поло называет или Камчатку, или Аляску, или Камчатку с Аляской. Естественно, что пролив между Камчаткой и Аляской назывался Анианским проливом, который был открыт и изображён на ордынских картах ещё в эпоху «Монгольской» империи (потом многие из этих карт были уничтожены или фальсифицированы).

    Тогда же, то есть, скорее всего, в XIV–XVI веках, русскими была заселена и Аляска. Затем, после распада «Монгольской» империи в XVII веке, Восточная Сибирь, Аляска и большая часть Северной Америки вошли, по наследству, в состав нового государства — Московской Тартарии со столицей в Тобольске.

    Кстати, следы названия Аниан в тех местах сохранились до сих пор. Так, например, коренное население Курильских островов и острова Хоккайдо на севере Японии называется АЙНЫ. Вот фотография айна Ивана (!) с острова Шикотан, сделанная в 1899 году. Мы видим типично русское лицо. Приведена фотография и айна с острова Хоккайдо (Иезо). Тоже — типичное русское лицо. Энциклопедия сообщает, что, айны — «вымирающее племя, принадлежащее к первичным обитателям Сибири… ОНИ НАСЕЛЯЛИ ДО ВТОРЖЕНИЯ ЯПОНЦЕВ, ВСЮ ЯПОНИЮ и почти истреблены последними в ожесточённой борьбе [МСЭ. М., «Сов. энциклопедия», 1928, т. 1, стр. 174]»[59].

    От себя добавлю, что «следы названия Аниан» сохранились не только в названии АЙНов, но и в топонимике Охотоморья. Например, если в названии крупного посёлка — порта Аян, что на западном берегу Охотского моря, перенести ударение на «А», то получится — АЙН! На южной оконечности о. Сахалин находится залив Анива. Провинция Аниан — это Айнская или Айнова провинция, т. е. населённая в основном айнами. Понятно: склонение слова «айн» даже для русского человека представляет некоторую сложность.

    Повторюсь, НХФ-Н позволяет нам сильно укрепиться в мысли о существовании в IX–XIV веках Руси Приполярной. Это следует из густонаселённости и экономической активности наших северных окраин во времена средневековой Руси. Что, в свою очередь, подразумевает подвижность парусного флота и, само собой, мягкий тёплый климат. Кстати, чукчи до сих пор помнят, что когда-то на Чукотском п-ове росли яблони. Видимо, не так-то уж и давно это было.

    Как видите, с подтверждениями достоверности информации потомка Рюриковичей Г.П. Костина дело у нас не так уж и плохо.

    Но это ещё не всё…

    11

    Генрих Петрович до сих пор не знает, что во Владивостоке на улице Мусоргского, вблизи пригородной станции «Чайка», совсем недавно жил человек интересной судьбы, который подтвердил бы и его замечательные рассказы, и записки Марко Поло, и информацию исследователей по НХФ-Н. Это — Василий Михайлович Дегтярёв. Он родился в 1938 г., умер 20 июня 2006 г.

    Само собой, тысячу лет назад его на свете ещё не было. Зато он в 1950–1970 гг. трудился на приполярных дальневосточных золотых приисках. Сначала в качестве заключённого, а потом — вольнонаёмного рабочего. Поскольку это огромные территории, то надо указать, где конкретно жил и работал Василий Михайлович — на 400–600 км севернее п. Анадырь.

    Судя по карте, это верховья реки Анадырь с впадающими в неё притоками Танюрер, Белая, Бол. Осиновая и др., берущими своё начало за Полярным кругом и текущими на юг. Для ориентировки: устье реки Колымы от этих мест «неподалёку» — 800 км в северо-западном направлении.

    Чтобы добраться до золотоносных пластов, добытчики вскрывали в вечной мерзлоте грунт на глубину до 18 м и перемещали его. В результате получались громадные отвалы пустой породы, в которой часто встречались отполированные круглые каменные шары величиной с футбольный мяч. Такие же шары, но не отполированные, во множестве встречаются в Южном Приморье и представлены в сельском частном археологическом музее С. Н. Горпенко в Приморье, в селе Сергеевка.

    Но самое удивительно не это, а то, что однажды весной склоны отвалов с южной стороны вдруг зазеленели то тут, то там. Тяжко трудившиеся люди не обратили на это внимание, пока однажды Василий Михайлович не вскарабкался на них. Что же он там увидел? Он увидел, что на склонах отвалов созрели плантации… редиски!!! Но их никто не высевал! Восхитившись, народ редиску ту съел. Но так и остался в недоумении: откуда же она взялась?

    И нам тоже было бы непонятно, если бы не соединились вместе сразу три «глубоко антинаучных» источника информации, касающихся нашей русской истории: рассказ Г.П. Костина, воспоминая В.М. Дегтярёва и исследования по НХФ-Н, касающиеся маршрутов следования Марко Поло. По-видимому, семена редиски, оставленные в поселениях людей некогда тёплых приполярных областей, хорошо сохранились в вечной мерзлоте и, спустя несколько столетий, взошли, прогревшись на солнце.

    Мы спросим «специалистов»: когда же вы будете изучать тот раздел палеоклиматологии, который относится ко временам, не столь уж отдалённым? А насчёт мерзлоты за Полярным кругом… Такая ли она вечная? И что ещё кроме семян редиски и каменных шаров обнаружится за Полярным кругом, если археологические «раскопки» поведут не золотодобытчики и дельцы от «истории», а настоящие честные учёные?

    12

    Надо полагать, нести из века в век груз замалчиваемой исторической информации не так-то просто, но от части её уважаемому Генриху Петровичу Костину и его предкам можно было бы давно избавиться, не страдай «историки» ещё одной напастью: нежеланием исправлять даже то, что вполне может быть поправлено в русле официальной истории. Тут дело не только в душевной лени, а в нежелании потревожить какого-то «авторитета» от «истории».

    Вот этот «авторитет», работая над докторской диссертацией о сражении на Куликовом поле в 1380 г. и сопутствующему ему событиях, или забыл, или пренебрёг первоисточником под названием «Патриаршья Никоновская летопись» из 11-го тома Полного собрания русских летописей (ПСРЛ), изданного в 1965 г.[60] Научная сошка помельче не должна указывать на просчёты научных начальников.

    Результат: мы не имеем полного представления о битве на реке Воже (г. Рыбное, Рязанской обл.) в 1378 г. и Куликовской битве на реке Непрядве в 1380 г. Но вот в русской глубинке — в Нижнем Новгороде — находится кандидат философских наук Иван Виноградов, который решил указать на этот просчёт. Но напечататься ему довелось лишь в оппозиционной новосибирской газете «Память». Изучив «Патриаршью Никоновскую летопись», И. Виноградов на её основе изумляет нас следующими подробностями:

    «В патриотической русской литературе и публицистике при описании Куликовской битвы… вне поля зрения остаётся не менее важный аспект: не только моральное, но и интеллектуальное превосходство русского народа, обусловившее победу над разноплеменным войском Мамая.

    На Куликовом поле 21 сентября 1380 года русскими были применены новые военные технологии, «ноу-хау средневековья», с успехом апробированные за два года до того в битве при р. Воже под Рязанью в 1378 году. Ни западноевропейские армии, ни ордынские подобным чудо-оружием не обладали. Что же это было за оружие?

    Были это бердыши и «тюфяки». Бердыши — огромные секиры с метровыми, отточенными, как бритва, лезвиями, в которых в два-три ряда были проделаны отверстия для очень прочных верёвок, свитых из конского волоса. Древки бердышей втыкались в землю и закреплялись на подставках так, что лезвия вставали под углом 45 градусов.

    Связанные волосяными шнурами и поставленные в шахматном порядке в несколько рядов, да ещё и замаскированные травой и ветками, сотни бердышей представляли непроходимое препятствие для наступающей конницы. Их лезвия вспарывали животы скачущим лошадям, а вылетающие из сёдел всадники налетали на следующие ряды смертоносных секир. Атака захлёбывалась, а отборная конница попадала в кровавую мясорубку.

    Мамай знал об этом нововведении русских, а потому послал вперёд наёмную генуэзскую пехоту, шедшую македонской фалангой. Генуэзцы должны были демонтировать заграждения из бердышей. Но их ожидало ещё одно смертоносное изобретение русского инженерного ума — «тюфяки».

    Известно, что железо, а тем более медь и бронза были очень дороги в то время, а людей, умеющих их обрабатывать, было не так много. Зато диких и культурных яблонь и груш на Руси было в изобилии. Из их стволов толщиной в 15–20 см и длиной 1,6–2 м делались огнестрельные орудия разового применения — прообраз гранатомёта «Муха» или немецкого «Фаустпатрона».

    В стволе прожигалось и просверливалось отверстие, куда набивался порох и вставлялись каменные ядра и картечь, которые поражали врага на расстоянии 200–300 м. При стрельбе по наступающему строю «тюфяки» были более эффективны, чем стрелы. Стрела могла попасть в щит или панцирь и не причинить большого вреда. Зато полукилограммовые ядра поражали наверняка, невзирая на доспехи.

    Генуэзская пехота испытала на себе их действие в полной мере — атака захлебнулась, а следовавшая за нею ордынская конница напоролась на строй бердышей и тоже попала под обстрел русских огнестрельных орудий» (Виноградов И. «Куликовская битва». Газета «Память» № 121, 2001, г. Новосибирск).

    Когда в № 9/37, 2008 газеты «Потаённое» был опубликован мой очерк об изысканиях Г.П. Костина в Амурском заливе, то от Ивана Виноградова я получил такое письмо-отзыв:

    «Ваш аквалангист-рюрикович немного напутал: древнерусские мореходы по Северному морскому пути один-два месяца в году везли на Дальний Восток не коноплю, которая неплохо росла в Приморье, а опиумный мак, который выращивали на Кольском полуострове и Таймыре для умиротворения разных там народов, которых сами же русичи и вывели путём генной инженерии в Великом Туране, за восстановление которого борются теперь турецкие и прочие пантюркисты и панисламисты типа «Серых волков» Али Агджа и др.

    А из Южной Америки русичи развозили кокаин на своих быстроходных и огромным по тем временам судах. Только не на кочах, а на расшивах. Коч — это однопалубное вёсельное судно с парусом вроде галеры, а расшива — более крупное судно, двухпалубное, грузовое. В трюме везли разные товары — грузы и продукты, а на верхней, второй, палубе находились каюты экипажа. Были ещё у поморов охотничьи суда: карабасы (баркасы? — О.Г.), струги, ладьи».

    К этому же письму была приложена процитированная выше статья И. Виноградова «Куликовская битва» из газеты «Память». Я лично с ней познакомился лишь недавно. И. Виноградов и Г. Костин, далеко уже не молодые люди, друг друга никогда не знали, но органично дополнили друг друга. И. Виноградову историческую информацию по наследству никто не передавал: он находил и исследовал отвергаемые «историками» первоисточники.

    Оба они пришли практически к одному и тому же результату: климат на Руси и в Западной Европе в IX–XI вв. действительно резко отличался от современного; Русь в те века — великая морская держава, которой были подвластны все океаны мира; во время битвы при Воже и Куликовской битвы русские впервые в мире применили огнестрельное оружие. Да, конопля нынче растёт в Приморье, но невзрачная. По всему видно, что её когда-то завезли, и приморский климат не для неё. Вряд ли наши предки на своих прекрасных кораблях развозили по миру лишь мак и кокаин. В том числе с другими товарами — другое дело.

    А в целом нетрудно придти к заключению, что методом всенародного поиска восстановить историю Руси не проблема. Вполне возможна всероссийская конференция таких знатоков Руси, как Г. Костин и И. Виноградов, а также настоящих, а не конъюнктурных учёных-историков, по материалам которой реально создание долгожданного учебника по древнейшей, древней и средневековой истории Руси-России.


    Примечания:



    4

    Семёнов Д. «XIII век: русские в Америке?» «Потаённое» № 1/13, 2001.



    5

    М, 2005, тираж 1000 экз.



    6

    Формозов А.А…, стр. 74.



    40

    Иллерицкий В.Е. «Сергей Михайлович Соловьёв». М., 1980, с. 175». Цит. по: Кожинов В.В. «История Руси и русского слова. От истоков до смутного времени. VIII–XVII вв.» («Наш современник» № 6, 1992, с. 172.



    41

    Йося Джугашвили (переводится, как «сын еврея») точно был кровопийцей, тираном и палачом русского народа. Об этом см. книгу академика Н. Левашова «Россия в кривых зеркалах». — Д.Б.



    42

    Эта «Протоимперия» называлась Великая Тартария. См. статью «Замалчиваемая история России». — Д.Б.



    43

    СПб., «Потерянные ключи», 2007.



    44

    Конечный пункт, — англ.



    45

    Цит. Хисамутдинов без ссылки на первоисточник, стр. 6.



    46

    БСЭ, 1953.



    47

    Цит. из книги Хисамутдинова, без выходных данных первоисточника, стр. 8–9; выделено мной. — О.Г.



    48

    Гуляев В.И. «Доколумбовы плавания в Америку: мифы и реальность». М., «МО», 1991, стр. 135–136.



    49

    Видимо, в молодые годы. — О.Г.



    50

    Деревянко А.П. «Ожившие древности». М., «МГ», 1986, стр. 218, выделено мной. — О.Г.



    51

    СПб., «Дм. Булачин», 1998



    52

    М., «Алгоритм», 2007.



    53

    Леонтьевы А. и М…, стр. 107–108.



    54

    Шамбаров В.Е. «Великие империи Древней Руси». М., «Алгоритм», 2007, стр. 24.



    55

    Шамбаров В.Е. Там же, стр. 136–137.



    56

    М.-Л., Изд-во Академии наук СССР, 1946.



    57

    ! — трудно приходится здесь современным историкам. — Авт.



    58

    Берг Л.С. «Открытие…», стр. 15–16.



    59

    Фоменко А.Т., Носовский Г.В. «Империя». М., «Римас», 2004, т. 1, стр. 540–543, выделено мной. — О.Г.



    60

    М., «Наука», стр. 11, 14 и др.