Загрузка...



Глава 8

ПИСЬМЕННЫЕ СОКРОВИЩА РУСОВ. ЗОЛОТАЯ ЛАДА. ПЕРВЫЙ РАССКАЗ О СИБИРСКОЙ РУСИ

Придя с бутылью кваса, дед был уже веселее:

— И всё-таки с Западной Русью у «них» до конца не получилось, — скороговоркой сказал он. — Ободритов, лужичан и племена лютичей и поморян, вернее, то, что от них осталось, «они» онемечили, с этим не поспоришь, но не смогли заполучить их духовного наследия! Как раз в основном из-за него и была затеяна тёмными война с Ведической Русью. Хозяев западной цивилизации интересовало древнее единое знание, то знание, которым в Европе владели друиды кельтов и волхвы русов.

Старый снова уселся на лавку, разлил квас, готовясь снова перейти к теме. Я был весь во внимании. Было ясно, что старый хочет передать мне то, чего я никогда ни от кого возможно и не узнаю…

— Ты наверняка помнишь, кто начал уничтожать друидов? — начал он своё повествование.

— Первым, кто за них взялся, был Цезарь, но ему не повезло. В Галлии институт друидов просуществовал после его смерти ещё добрых три века… — перебил я старого. — Мне показалось, что ты отделяешь Русь от кельтов. У тебя получается, что друиды и жрецы русов — волхвы вроде как разные.

— В какой-то степени так оно и есть. Кельты были русичами только наполовину. Говорили они, правда, на диалекте русского, как и их предки киммерийцы, но пройдя через Европу, они вобрали в себя ещё и племена палеоевропейцев-картвелов, близких родственников современным баскам. Из двух этих духовных культур и родился институт друидов. Так сказать, слились воедино две традиции: викканская и ведическая…

— Если честно, я не знаю что такое викканская традиция? — промямлил я.

Услышав мои слова, «знахарь» замолчал, грустно посмотрел на меня и, вздохнув, сказал:

— Да и откуда же тебе её знать? Это религия древнего населения Европы. В ней всего два бога — Бог и Богиня. Зато была развита магия, она-то и стала мистическим базисом в институте друидов. Но я хочу сказать другое: как только начались гонения на кельтских жрецов, последние поняли, что пришло время спасения древних знаний, и целыми кораблями стали переплавлять свои книги и ценные свитки в хранилища русов. Во времена экспансии Рима и разрушения кельтской цивилизации современная Германия, Прибалтика и Восточная Русь являлись единственным надёжным местом, где можно было скрыть не одну библиотеку. Лучше всего для этого дела в Западной Руси подходили тайники храма Световида в Арконе, на Руси восточной храмовые комплексы Словенска. Туда и были переправлены самые ценные письменные сокровища уходящих в иной мир друидов, но шло время, и вот, великая беда подступила и к стенам городов Западной Руси. Сначала на её земли обрушилась империя франков, потом на смену ей бросила на восток свои полчища новоиспечённая Римская империя Оттона I. И опять перед жрецами-хранителями стал вопрос, куда спрятать от наступающих христиан не только библиотеки друидов, но и свои собственные? Дело осложнилось ещё и тем, что Русь Восточная была охвачена смутой. Шла настоящая война между ведическим союзом и западным христианским, мало этого, к религиозной распре добавилась ещё и княжеская. Начали делить между собою власть многочисленные сынки Равноапостольного. Словом, время было сложное, и всё-таки совет жрецов постановил: библиотеки Арконы, Ретры, Торнова и Щецина перевести на север Руси: на Двину и Пинегу, а что поценнее — на Обь и далее Таз.

Ведун замолк, а потом, пристально посмотрев мне в глаза, шепотом произнёс:

— Самое ценное — в подземные сокровищницы плато Путорана… Например, золотое изображение Лады из её центрального храма, что когда-то стоял на южном берегу Ладожского озера… Ты слышал когда-нибудь о Сорни Экве вогулов или Сорни Най хантов, о золотом идоле обских угров? — спросил ведун.

— Слышал, — не понял я. — И, вообще, причём тут обские угры с их идолами?

— Да при том, что речь идёт о золотом изображении нашей Лады, — сухо сказал дед.

От его слов повеяло чем-то таким таинственным и древним, что меня как в парной снова бросило в жар.

— Так выходит, что все легенды о юмале зырян, золотой бабе остяков и вогулов всего лишь упоминание о передвижении на восток, до самого Енисея и далее изображения нашей русской богини любви Лады? — выпалил я.

— И не только её, но и маленького Леля, — улыбнулся «знахарь». — Их обоих и золотую богиню, и её дитя, гусли-самогуды и бесценные книги несколько веков переносили на восток наши хранители. От капища к капищу. От одного священного места к другому. Сначала по земле пермяков, потом по таёжным урочищам вогулов и хантов… Пока, наконец, золотая Лада не оказалась в одном из подземных городов плато Путорана. Там, откуда она была когда-то взята для храма на Ладоге…

То, что я слышал из уст старого, в голове моей никак не укладывалось, я недоумевал: как могли хранители унести минимум полтонны золота, а то и более по землям других враждебных Руси народов? Да ещё на такое громадное расстояние? Понятно, что по рекам… Но ведь как раз на ярах у воды и жили те самые пермяки, манси и ханты, а в бассейне Енисея — кеты… Спросить ведуна, каким образом хранители справились с таким серьёзным делом, я не решался… Пытался догадаться сам. Но ничего толкового несмотря на все мои старания в голову не приходило. Было ясно, что я что-то упускаю или просто чего-то не знаю, а старый, хоть и понимает мои затруднения, но ответить на мучающий меня вопрос не торопится. Возможно, для того чтобы я его глубже прочувствовал? А может и по другой причине… Он сидел, попивая холодный квас, искоса бросая взгляды в мою сторону. Наконец я не выдержал:

— Мне не понятно, как жрецам удалось столько золота перенести до притоков Енисея и в дальние горы через земли перми, угров и кетов? Как их пропустили с таким богатством через свои земли жадные до всего чужого князьки вечно враждующих между собой племён? — стал задавать я вопросы.

— Во-первых, — холодно сказал ведун. — Не золото и не материальное богатство переносили через просторы Сибири хранители, а образ Великой Лады, и не важно к какому материалу он привязан, дело не в форме. Думаю, ты меня понял, и ещё, в те времена люди были другие. Это только испанцы в период конкисты могли, не испытывая ни страха, ни угрызений совести, переплавлять золотые изображения индейских богов в слитки… Христианский атеизм потому и здравствует, что его ствол вырос из сатанизма. — Последние слова «знахарь» произнёс с раздражением. — Извини, я немного отвлёкся… Дело даже не в людях, — уже с теплом в голосе продолжил он, — а в том, что в те времена ещё здравствовала Сибирская ведическая Русь и все северные князьки: вогульские, хантейские, кетские и другие контролировались её правителями.

Об этой могучей державе ты конечно же ничего не знаешь. В христианской истории эпохи Романовых о ней, о Сибирской Руси, ничего неизвестно. Ты помнишь, кем была написана наша Российская хронология?

— Немцами, — вставил я. — Миллером, Шлецером и компанией…

— Не просто немцами, — с грустью в голосе сказал старый. — А иллюминатами, масонской ложей, специально созданной для контроля над всей земной наукой, понятно, что и над исторической тоже. Иллюминаты и придумали миф о татаро-монгольском нашествии, о трёхсотлетнем азиатском иге над Русью.

То, что сказал ведун, переворачивало все мои представления о нашем прошлом. И я с растерянным видом, пытаясь понять, шутит он или нет, вытаращился на старого. Мой вид, очевидно, его развеселил, и оценив взглядом мою погрустневшую физиономию, он, улыбаясь, сказал:

— Вот видишь, сколько тебе ещё надо познать, отрок? И о Сибирской Руси, и о её ударе по прозападным княжествам… Много, ой как много! Да и о том, с чего мы начали свой разговор, о спрятанных на Севере России и Сибири древних библиотеках. Мы с тобою, как всегда отвлеклись: разбирались с ведическим наследием, а оказались вон где! Добрались до так называемого монгольского нашествия… И всё от того, что ты знаешь только то, что было тебе позволено. Беда с тобою!

«Знахарь» вздохнул и начал собираться из бани, но последних слов я его уже не слышал. В голове неслись картины великих сражений, где вместо монголов, на невысоких, но выносливых и резвых конях, в покрытых стальными пластинами малахаях и наборных ламинарных панцирях с тугими сложносоставными луками в руках и чуть изогнутыми односторонними мечами, скакали бородатые русоволосые богатыри забытой ныне Сибирской Руси! Так ли это? — мелькало в сознании. — Именно так, — отзывалось где-то в глубинах родовой памяти. — Иначе бы не встали перед глазами эти полные ужаса и крови картины. Так что же получается? Вся наша академическая историческая наука всего лишь институт по придумыванию всевозможных мифов? От такой мысли стало ещё грустнее: одно дело просто услышать, совсем другое дело — прочувствовать… В данный момент я чувствовал. Всем своим существом… Наконец придя в себя, я взглянул на «знахаря». Гот стоял рядом и с неподдельным интересом наблюдал за мною.

— Что, проснулась память предков? — с удивлением в голосе спросил он.

— Увидел картины… Нет не монголов и не тюрок, но людей иной не нашей культуры, в то же время русых и бородатых. Наверное, такими когда-то были скифы…

— Тех кого греки называли скифами. Сами они себя так не величали… — поправил меня старик.

— Так выходит, что гигантские просторы Средней Азии и Китая захватили не монголы?! — вырвалось у меня.

— Им такое было в те времена просто не под силу, да и жили они в XI и XII веке не в Монголии, а на северо-востоке современного Китая. К тому же управлялись нашей русской элитой. Ты когда-нибудь слышал про империю Киданей-Ляо? — спросил меня седоголовый.

Я кивнул.

— Так вот, предки монголов были данниками киданей и никакого государства у них не было. — продолжил свой экскурс по хронологии старый. — В начале XII века киданей сокрушили чжурджени. В массе своей тунгусоязычный народ, но управлялся он журами — русским племенем журавлей. Отсюда и китайское название народа чжурджени дословно: люди подвластные журам. Журы жили в Приморье по всей Маньчжурии вплоть до Амура. Думаю, ты догадываешься как перевести на русский слово Маньчжурия? — спросил меня рассказчик.

— Всё просто, — сказал я. — Ман — человек, Жур — журавль…

— Молодец! — похвалил старик. — Думать умеешь, но я ещё не закончил. Элита чжурдженей после присоединения Ляо не успокоилась. Очень скоро чжурджени овладели частью Китая и поставили на колени соседнее государство Корё. Фактически Журы стали первыми объединять бывшие земли древнерусской империи в единое целое и не измени своей политике, они бы, наверняка, с такой задачей справились, но случилось непредвиденное, правители Золотой империи очень скоро забыли о долге перед предками. Они намерено стали вытравлять в своём народе, прежде, всего в среде русских родов, все, что их связывало с орианским прошлым. Древнерусская традиция: язык, одежда, письменность и многое другое в империи постепенно заменились всем азиатским: либо корейским; либо китайским. Китайская культура, точно также как у нас в СССР западная, вытеснила далеко на периферию все национальное; не только русское, но и чуждое ей, местное. В XII веке в Золотой империи стало модным говорить на китайском, носить китайские одежды, писать китайскими иероглифами, словом, преклоняться перед всем китайским. Страшнее всего было то, что власти чжурдженей используя пропаганду и другие методы занялись генетическим растворением журов в массиве их подданных, людей жёлтой расы. Именно поэтому часть русов-журов вынуждена быки покинуть обжитые места и переселиться на территорию киданей и далее на Запад. И когда возник второй объединительный центр русского народа на юге Сибири в Забайкалье и Монголии, они — эти вот покинувшие Приморье роды Журов, и толкнули его против взбесившейся элиты Золотой империи. Против правителей, которые без войны сдали страну своему лютому врагу Китаю, которые предали свой народ; не только русский, но и союзный — те тунгусоязычные племена, которые являлись надёжными боевыми товарищами журов. Вот почему Чингисхан или по-русски — Тимчак так ненавидел Золотую империю, государство предателей и отступников. Единственного, что не предала тогдашняя элита чжурдженей, так это солнечную древнерусскую религию. Какая причина заставила их не проводить религиозной реформы пока не ясно. Возможно вмешалось высшее жречество. Но что уже детали. — Вот я тебе кратко и рассказал, что в двенадцатом и тринадцатом веке творилось на Востоке и Центральной Азии… Тимчак, или по-китайски Чингисхан был не столько завоевателем, сколько объединителем разрозненных, окруженных полудикими азиатскими народами, но ещё могущественных русских княжеств. Собственно разгрому под корень на востоке подверглись три государства: отступники чжурджени, Ся — государство тангутов, где русской элиты уже не было и основной враг Сибирской Руси Сунский Китай. В средней Азии и Иране удар был направлен не столько против принявших ислам потомков великой Расы, сколько против арабской верхушки, которая, начиная с VIII века, насаждала в этих регионах то, что мы сейчас называем исламским фундаментализмом. Примерно такую же политику проводила Сибирская Русь или Орда по отношению к русским княжеством Восточной Европы. Тимчак-Чингисхан, переписываясь с папой Гонорием III понял, что из себя представляет христианство. Для чего оно создано, и кто за ним стоит… В этом ему помогли переселившиеся из гибнущей Хазарии иудеи, а позднее и тамплиеры, которых Римский папа послал ему в помощь. Силы Сибирской Руси рассматривались Римом как мощный военный пресс, с помощью которого католицизм намеревался беспрепятственно воцариться не только в Восточной Европе, но и в некоторых регионах Азии.

Помнишь посольство Римского Папы в Новгород к Александру Невскому? Что потребовал папа от Русского князя?

— Прекращения на Руси двоеверия и принятия католицизма. Всё это в обмен на военную помощь против Батыя… — припомнил я.

— Совершенно верно, — сказал старый. — Именно прекращения на Руси двоеверия. Это папы врут, что Русь в XIII веке была полностью христианской. Христианизированной была элита, да и то далеко не вся. Например, Владимирский Ярослав, или его сын Александр христианами не были… Да и Даниил Галицкий принял католицизм не из страха перед Ордой, а по причине иной: захотелось стать королём… Вот почему от него откололась ведическая карпатская Русь, которая впоследствии назвалась Волоховской.

Старик на несколько секунд замолк, показал жестом, чтобы я вытер себя полотенцем. А потом добавил:

— Теперь понимаешь, почему из всех городов Галицкой Руси пали под ударами Орды только два: рассадник идеологии христианства — Киев и под стать ему прозападный городишко Каменец, где папистам удалось возвести даже костёл. Остальные города прикарпатской Руси Батыем или Батой были не тронуты, хотя его войско, направляясь в Европу, шло через Галицкую землю маршем. Несколько позднее, после того как Даниил заключил союз с папой, рухнуло его королевство…

С этими словами седобородый лектор вышел из бани… Я ошалело сидел на скамейке не зная что и думать. Старый ведун сказал всего несколько фраз. То, что он был близок к истине сомнений не вызывало. Действительно, после прихода на Русь свирепых и жестоких монголов, на просторах последней прекратились усобицы. Наступил тот самый долгожданный мир, о котором более столетия мечтали простые люди. А дань, та самая «непосильная тяжкая дань»? О ней столько написано в учебниках истории! Она была точно такой, какую платили своему папе те же католики… Всего 10%! Наш советский подоходный налог и тот на 2% больше! Такое отношение к населению на иго не похоже. Но кто тогда пострадал? Прозападные правители и их приспешники. Первой пала Рязань, — припоминал я. — Всё правильно: рязанские князья были в тесном родстве с Константинополем, византийский император даже свою дочь отдал за сына рязанского князя. Очевидно, не просто так и это рязанцам не спустили. Наверное, и князь Юрий Владимирский был тоже из прозападной партии… Интересно, что брата Юрия Ярослава в Орде любили, как и его сына Александра… Что же из всего этого вытекает? Только то, что и отец, и сын презирали запад, скорее всего они и христианами-то не были… Прав старый! Иначе отношение в Орде было бы к ним другое… И не зря оба этих князя приглашали княжить в Новгород. Как известно, в XIII веке население Великого Новгорода поголовно христианским не было. Западную веру в Христа приняли только купцы и кое-кто из бояр. Народ же её отверг, потому Орда и не пошла на Новгород! От своей догадки мне захотелось, как Архимеду, вскочить и закричать — Эврика! Тем более и он и я были в похожих условиях. Он — в бассейне, я в бане! А может и Архимед сидел в такой же русской бане, потому и пришли ему в голову нужные мысли? — думалось мне. — Наверняка, историки и с ним всё переврали… Как они, наши учёные мужи объясняют отказ Батыя идти на Новгород? Дескать, наступила весна, началась распутица, разлив рек и т.д. Что же это за распутица такая, которая началась только в направлении одного Новгорода? На юге, куда повернуло войско Батыя, её что не было? И потом, вытаяла трава, стало намного легче с кормами. А реки? Разве они могут стать для закалённого войска серьёзной преградой? К тому же ледоход всегда идёт после стаивания снега… Причина отступления Орды была в другом. И мне она стала ясна: глупо и подло воевать с единомышленниками, когда для успокоения христианствующих во главе государства поставлен свой человек. Союзник и друг — ведический русский князь презирающий продажный и жадный Запад… Без настроения, немного грустный я отправился вслед за стариком к его дому. В голове относительно ведической Сибирской Руси гнездилась масса вопросов. Я хорошо понимал, что знания мои ничтожны. И, что мне надо как можно скорее постичь хотя бы какие-то азы. Но как это сделать? Я и так своей беспросветной серостью замучил старого, но ведун встретил меня на кухне как героя:

— Ну, как? Кое-что до тебя я вижу дошло? — спросил он.

— Дошло, — признался я, — но всё равно мне очень многое пока не ясно.

— Так оно и должно быть, — кивнул головою «знахарь». — Но учителем хронологии у тебя будет другой человек. Моя обязанность была любя разбудить, и с ней, мне кажется, я справился…

— Как! — воскликнул я, — ты больше не станешь отвечать на мои вопросы?

— С чего ты взял? — искренне изумился седоголовый. — Буду, только при условии, что ответы на них тебя не разрушат. Мы на эту тему с тобой вроде бы договорились?

— Но тогда причём тут другой учитель?

— Притом, что он даст тебе фактологию. Покажет копии летописей, и других письменных источников, познакомит с маршрутами твоих личных поисков и даст список всей необходимой тебе литературы…

— Слава богу, — отлегло у меня от сердца, — а то я подумал, что тебе уже надоел.

— Ты надоел?! — И старик от моих слов искренне расхохотался. — Да я тебя ждал лет тридцать! Не надоел ты мне и не надоешь. Просто ты как клещ вцепился в знания. И я, честно говоря, за тебя боюсь, так можно и перегореть… Подобное случалось, правда, не с такими как ты — произнёс дед.

Потом он подошёл к своему заветному столику со свечой, открыл дверцу, нашёл на полке какой-то бутылёк и, повернувшись ко мне, сказал:

— В данный момент меня волнует твоё здоровье, Юра. Давай-ка отправляйся назад в баньку, ложись на лавку и жди моего прихода, я скоро…

Старик опять что-то затевает, мелькнуло в моей голове, и, возвратившись в моечное отделение, я, как приказал дед, улёгся на скамейку.