Загрузка...



Глава 16

ДРЕВНИЕ МИРОВЫЕ ВОЙНЫ В МИФАХ. ВЕЩЕСТВЕННЫЕ СЛЕДЫ АТЛАНТИДЫ И ОРИАНЫ

— Пойдём прогуляемся, а то скоро от наших заседаний зады станут плоскими…

Я вскочил, и обогнав ведуна, бросился на улицу. На скамейке возле яра, как ни в чём не бывало, лежал кухонный нож деда!

— Теперь ты понял, что такое телепортация? — послышался за спиной баритон старого.

— К…кажется да, — с дрожью в голосе, сказал я. — Ты материализовал его там, где захотел?

— Что-то в этом роде, юноша. Где захотел, там и материализовал. И никакого волшебства в моем действии нет. Всего лишь знания того, чего пока не знаешь ты… Но тебе от природы дано куда больше, чем мне. И ты таким вот штукам научишься очень скоро…

С этими словами седоголовый взял у меня из рук свой нож и посмотрел на небо.

— Видишь, вот они тепловые печи галактики, — указал он на звёзды. — Жаль что сегодня не полнолуние! Я люблю смотреть на Луну… Теперь, я думаю, и ты на наш спутник будешь глядеть по-другому.

— Ещё бы! — воскликнул я. — Ты можешь мне сказать, что сейчас на ней происходит? — не удержавшись, снова спросил я старого.

— Могу! — скрестив на груди свои руки, пробасил «знахарь». — В древности на Луне была создана искусственная атмосфера. И многие тысячи лет на ней жили наши великие соплеменники. Там были лаборатории, заводы по выплавке особых сплавов, были мощные космодромы… Но сорок тысяч лет назад на Луне всё это было уничтожено. Война не только Марс, но и Луну превратила в руины…

— Но ты недавно говорил, что цивилизация на Дэи-Марсе была убита намного раньше, почти два миллиона лет тому назад?

— Да, говорил, — согласился старый. — Но речь шла о древней цивилизации, а не о подземных колониях посланцев с Земли, которые пытались помочь чудом уцелевшим жителям выгоревшей Дэи. Кстати, знаешь почему Дэя позднее была названа Марсом? Да и вообще, откуда возникло имя бога войны?

Я пожал плечами.

— От русского слова — Мара или смерть…

То, что я услышал от старого, к веселью не располагало. На душе стало совсем скверно. Мы шли вдоль яра, смотрели на звёзды и молчали.

— Ну, а сейчас, кто на Луне? Есть там какая-нибудь жизнь? — снова спросил я «знахаря».

— Есть, отрок. Только не наша. Не земная. На лунных базах ориан и в её недрах гнездятся те самые твари, которые миллионы лет живут и здравствуют у нас в толще земной коры. Их НЛО хорошо видны даже в слабые телескопы. Потому никто из наших, не важно советских или американских, космических воротил на Луну и не стремится. Лунная программа закрыта, отрок. Так-то — закончил старый.

«Знахарь» прибавил шагу, и я еле за ним поспевал. Было видно, что он не просто гуляет. А идёт целенаправленно и меня взял с собою, чтобы я составил ему компанию.

— Ты меня куда-то ведёшь? — спросил я хранителя.

— Ещё десять минут такого хода и мы будем на месте, — сказал он. Тут недалеко «урий», по-русски чвор или старица. Там стоят мои сети. Мы их проверим, заберём рыбу и на лодке по течению уйдём до дому. Ты ведь завтра уедешь. И одну лодку заберёшь с собой. Вот я и хочу из «урия» пригнать ей замену. Вместе будет веселее. Да и засиделся я дома с разговорами. Вчера, когда ты спал я проверял сети. Завтра проверять их будет некогда. Поэтому мы их посмотрим сейчас.

— Да ведь темнотища — глаз выколи! — удивился я.

— Ничего, тычки у нас берёзовые — не промахнёмся, — успокоил меня старый.

Через несколько минут тропинка пошла вниз и вскоре упёрлась в берег какого-то водоёма Пока я осматривался, седоголовый столкнул в воду свою лодку и предложил мне садиться. Когда я в ней оказался он попросил меня перебраться на нос, а сам сел на вёсла. Через минуту старик подвёл лодку к первой тычке. На фоне тёмной воды, благодаря белому цвету, её было хорошо видно.

— Давай берись за хребтину и проверяй, тебе с носа будет сподручней, — сказал «знахарь».

Я быстро улёгшись на нос лодки, нащупал руками рядом с тычкой шнурок сети и не подымаясь стал перебирать ловушку. Сеть была крупной и поэтому рыба тоже была немаленькой. В 5 метрах от тычки забилась здоровенная щука. Я осторожно выволок её из нитей сети и столкнул вниз в шакшу.

— Килограммов 5-6 не меньше, — констатировал рыбину старый. — Для наших мест она средняя. Смотри, рядом может залететь щучка и поболее. — И на самом деле, вскоре на носу лодки оказалась щука не менее метра! Мне одному, чтобы не повредить сеть такую рыбищу вытащить на нос лодки было уже трудно. Но вдвоём со «знахарем» мы с ней вскоре справились. Потом вместе распутали сеть и довольные поехали проверять вторую. Во второй сети попался одни единственный карась. Но какой?! Килограмма на три с лишним!

— Ты всегда ловишь здесь таких монстров? — попробовав на вес рыбину, спросил я старого.

— Вообще-то в этом урье караси попадаются редко, но если попадаются, то вот такие здоровые! Бывают и ещё больше. Это тебе не северная Якутия, где самый большой карась с ладошку.

Значит ты бывал и на севере Якутии. Интересно, где? — отметил я про себя. Пока я занимался своими мыслями, старик вывел лодку на середину чвора и редкими гребками направил её к истоку. Через несколько минут нас подхватило течение Конды.

— Давай погребу, — предложил я хранителю.

— Я и сам грести не собираюсь, — засмеялся он бросив вёсла. — До дому нас донесёт течение. Давай лучше полюбуемся на звёзды, отрок. Ты посмотри какая красота! Теперь лес не мешает. Небо, как на ладони! — откликнулся на своём сидении «знахарь». — Бедные наши горожане они и не подозревают, что с Земли, вот так как сегодня, может быть видна эта звёздная бесконечность!

Я поднял голову. Старик был прав, с реки ночное звёздное небо было совсем другим. Бархатно-чёрное оно смотрелось огромным куполом. И весь этот купол горел и искрился! Было такое впечатление, что небесные светила совсем не естественны, а кем-то могучим и очень добрым, специально для того чтобы удивлять людей, наклеены на чёрном полотне гигантского купола. От подобной картины мысли невольно перенеслись к Создателю…

— Мы с тобой вот уже два раза наблюдаем звёздное небо. И каждый раз оно кажется другим. Чем это объяснить? — спросил я хранителя.

— Тем, что ты внутренне изменился. Первый раз, когда мы с тобою стояли на яру, ты не чувствовал мощь неба, сейчас ты её чувствуешь. Вот и всё, — ответил на мой вопрос «знахарь».

— Выходит я в какой-то степени стал другим?

— А ты как думаешь? — спросил он в свою очередь.

— Наверное, ты прав, — сказал я. — У меня такое чувство, что я слышу голоса звёзд…

— Не голоса, а начинаешь чувствовать потоки идущей от них информации. Это нормально, юноша. Так и должно быть.

Старый снова взялся за вёсла и стал подгребать к берегу.

— Мы подходим к нашему дому, — констатировал он свои действия. — Всё, наша поездка окончена. Теперь пьём чаи и ты ложишься спать. Иначе не выспишься…

— А ты? — спросил я старого.

— Сначала разберусь с рыбой, потом сварю на завтра собакам, да и нам карась в сметане не помешает.

— Можно побуду с тобой, — попросил я. — Стану тебе помогать. До Кондинского я доберусь за пару часов. К вечеру приеду и ладно. Иначе мы можем завтра не успеть…

— Дались тебе эти «избранные» с их глобализацией?! Да разберёмся мы завтра с ними — не переживай!

И старик, выйдя из лодки, стал привязывать её к красноталу…

— Я не сомневаюсь, что ты мне о них рассказать успеешь, — начал я — но у меня ещё один серьёзный вопрос.

— Это так у тебя называется сотня вопросов? — шутя пробурчал «знахарь».

— Не сотня, а один. И он для меня очень важен. Мне хочется, чтобы до моего отъезда ты на него успел ответить.

— Что ты всё вокруг да около — говори прямо, что ты от меня ещё хочешь услышать?

— О Сталине! — выпалил я. — О Сталине… Ты много раз о нём говорил и на него ссылался. И, похоже, ты его не считаешь тираном и деспотом?

— Тираном, деспотом?! — переспросил седоголовый. — А почему я его должен считать тем, кем он никогда не был? — удивился «знахарь». — Что ж, вопрос действительно серьёзный, тем более тесно связан с твоими «избранными». Поэтому решено — всё что я знаю о Coco Джугашвили ты завтра узнаешь. Но только завтра, отрок. А сейчас забирай рыбу и пойдём займёмся делами.

Вскоре мы поднялись к дому и, включив свет, занялись нашим уловом. Головы и хвосты щук пошли собакам, а филе с брюшка, как сказал старый, на прощальное «хе». Что это такое я пока не знал. Гигантским карасём занимался сам хозяин. Для него он достал огромную сковородку. И когда залитый сметаной карась оказался на печи сказал:

— Давай, юноша, у тебя, наверняка, есть ко мне вопросы? Судьбою белой расы займёмся лучше после них. Ты меня понимаешь, чтобы не отвлекаться.

— Есть, конечно — сознался я.

— Давай! — кивнул старый.

— Когда мы разбирали с тобой ядра сознания человека или чакры, ты назвал те же семь уровней, что и два часа назад, когда рассказывал мне о рождении материи. Как это понимать? Та же семёрка богов. Только в первом случае их именами назывались центры сознания, а во втором, какое влияние они, эти ипостаси Рода, оказывают на плазменные потоки превращая последние в атомарно-молекулярные структуры.

— А что тебя удивляет? — посмотрел на меня хранитель.

— Выходит, что в древней орианской традиции была всего-навсего вот эта священная семёрка богов и — баста?

— С чего ты решил? — опять задал вопрос «знахарь».

— Да с того, что человек является микрокосмосом. По Гермесу Трисмегисту — «что внизу, то и вверху». Да и по Библии Бог сделал человека по своему образу и подобию. И если в нём энергетические центры названы именами Создателей плотной материи, то получается, что других богов и быть не может?

— Ты верно заметил — семёрка одна и та же. Внутри человека заключены те же цвета радуги, что и при разложении через призму или воду белого света. И каждый цвет имеет название одного из наших богов, — улыбнулся моей догадке старый. — Но дело в том, что ты забыл о сознании Рода и Чернобога. В природе и человеке не 7 священных центров, а девять: Род — информационное поле сознания, Чернобог — обратная сторона Рода — та сила, которая сворачивает отработанную материю в физический вакуум. Поэтому Чернобога ни в Ориане, ни на Руси не считали злым богом. Он всего лишь деструктор. Его задача переводить всё отжившее не способное к эволюции, в информацию. Эта реальная сила, не враждебная ни к богам, ни к людям…

— Но тогда я не понимаю, откуда появилось столько богов у индуистов и наших язычников?

— Всего лишь озвученные вектора приложения этих вот девяти высших сил. И ещё я тебе скажу, юноша, что любая религия — рабство человеческого духа. Наши предки ориане и атланты были и не мистичны, и не религиозны. Их религией являлось знание о Мироздании. Об эволюционных процессах протекающих в информационных полях, полях плазмы, и во всём многообразии плотной материи. Когда-нибудь человечество поймёт, что религия нужна «хозяевам», нужна для управления своими рабами.

— Но тогда объясни, почему столько разговоров идёт о язычестве. О человеческих жертвоприношениях и тому подобное?

— Ты что сам не понимаешь? — вздохнул хранитель — Чтобы люди боялись. Что требует любая религия? Слепой веры. Ведические же знания о Мироздании эту веру фактически разрушают. Они заменяют её знанием. Для религиозных фанатиков важнее всего что? Мы уже знаем, вера в бога? Для адептов же ведического миропонимания — знания Создателя. Сотрудничество с ним, получение от него информации. Когда-нибудь мы отдельно поговорим о нашей древней ориано-русской космогонии. Но сегодня на эту тему, я думаю, хватит.

— И ещё меня мучает одни вопрос. Он, я думаю, не будет для тебя очень сложным, — снова обратился я к «знахарю». — И касается он не космогонии, а ещё каких-либо источников.

— О чём? — перебил меня старый.

— О войне ориан и атлантов. О той войне написано у Платона. С точки зрения нашей науки этого явно мало. Имеются ссылки на египетские источники, но они в Египте не найдены.

— Пока не найдены, — пробурчал седоголовый. — Когда-нибудь их все равно найдут…

— Но пока не нашли. Мировая закулиса, я думаю, не допустит.

— Допустит, никуда не денется. — Продолжал упрямиться «знахарь». — Не так они могущественны, как о себе думают… На Земле есть сила, которая и за ними присматривает. И сила не малая — сказал он загадочно. — Но я твой вопрос понял, отрок. Теперь наберись терпения и слушай. Помнишь древнегреческий миф о борьбе Геракла с Антеем?

— Помню, — кивнул я.

— О чём он рассказывает? В мифической форме о той самой войне. Как переводится латинское Геркулес или позднее греческое Геракл на древнерусский? На эллинском оно звучало — Хераклиос или Яраклис. На ионийском наречии вообще — Яраклис. — Ионийцы, как известно, прямые потомки пеласгов, пеласги же пришли в Грецию из Причерноморья. Они являлись наследниками трипольцев… Даже наша ортодоксальная наука этого не отрицает. Вот и подумай сам как звали Геракла по-русски.

— Получается, что Ярославом.

— То-то и оно, что — Ярославом! Ярь — это сила. Причем, небесная — самого высокого порядка. Ну, а славление ты, я думаю, знаешь что такое. Значит смысл его имени? — спросил ведун.

— Славный своей силой, так получается. — сказал я.

— Вот оно настоящее имя! А то — Геракл. Геркулес! А что эти слова означают? И в Греции, и в Италии их смысл давным-давно забыт. Вместе с языком этрусков… И ещё тебе надо знать, юноша, что Геракл — Ярослав никогда не был греческим героем. И родился он не в Греции. Греческий мифический цикл о Геракле всего лишь средневековая выдумка розенкрейцеров. Возможно для того, чтобы будущие поколения забыли об истинном происхождении этого героя. Древнейшие же чудом уцелевшие мифы так и называют Хераклиоса — Ярослава гиперборейским. Это его стрелы принесли победу богам в их битве с гигантами. Смертный сокрушил полубогов! Мы сейчас разберём, кто такие боги и кто такие гиганты, но сначала закончим с Ярославом Гераклом. Кого победил Геракл гиперборейский на западе Африки?

— Антея… — тупо проворчал я.

— Теперь давай разберём и его имя. Что оно означает? — спросил хранитель.

— Атлантида — греческая транскрипция. Настоящее название страны в океане — Антида — стал припоминать я.

— Следовательно, оппонента Ярослава — Хераклиоса как звали?

— Получается, что атлантом… — сделал я вывод.

— Наконец-то! — воскликнул «знахарь». — То ты чересчур умён, то так тупеешь, что еле-еле — душа в теле!

— Просто мне всегда казалось, что я этот миф хорошо знаю, что я его осознал…

— Осознал не с той стороны, — пробурчал ведун. — Но давай снова вернёмся к мифу. Помнишь, три раза Геракл — Ярослав бросает Антея на Землю. И каждый раз, получив силу Земли-матушки, он встаёт на ноги. Как это объяснить?

Я пожал плечами.

— Очень просто. Атлант — Антей был сыном Земли Геи. Производным от неё недр. И эти недра давали силы. Понимаешь намёк? Помни, в мифах пустых слов нет. Мифы не сказки. Это плотная, образная упаковка правды.

— Получается, что с нашими предками атланты боролись в союзе с тварями из преисподней. Так? — неуверенно сказал я.

— Если верить мифу, то так. И победили ориане своих врагов расколов их союз. Помнишь, что сделал Ярослав? Он оторвал Антея от земли и прикончил его в воздухе… С точки зрения современной стратегии, заставили атлантов сражаться честно один на один…

— Ничего себе миф! — Искренне удивился я. — В нём полное изложение войны!

— Только образное, и для умных людей… — добавил старый. — А теперь давай вспомним, сколько великих катастроф связанных с древними мировыми войнами отражено в наших и других мифах?

— Первая война, это борьба богов и титанов. Вторая — битва богов с гигантами. Третья война — сражение тех же богов с Тифоном…

— Несмотря на то, что мифы древних эллинов довольно поздние, многие из них придуманы в средневековье и даже в эпоху возрождения, в их основе всё равно скрыта истина… — сказал хранитель. — Ты сейчас упомянул о трёх катастрофах. Все три связаны в преданиях с древними мировыми войнами. Ошибки нет, так оно и было. О трёх великих допотопных баталиях идёт речь и в русских тайных ведах. Те же три грандиозные войны… Ты говоришь — первая война была у богов с детьми бога и неба Кронидами. Уран, отец Кроноса, означает бездонные небеса. Кронос, или Хронос обозначает время. Вот тебе и пространство — и время! Значит, титаны это дети пространства и времени. Не прямое ли это указание на космос?

— Получается, что так! — Ошарашенный логикой старого, согласился я.

— Пойдём в глубь — не услышал моей реплики «знахарь». — Долгое время битва идёт на равных. Не побеждают ни боги, ни титаны. Тогда что предпринимает Зевс? Он бросает против титанов сынов неба Урана сторуких гекатонхейнеров и одноглазых кекропов. И те, и другие пребывают из чёрных глубин преисподней. О глубинах Земли говорит греческий отредактированный миф. Наверняка глубины другие. Скорее всего космические. Сторукие сравнивают горы, поворачивают вспять реки. На их пути гибнет всё — в пыль превращаются даже камни. Земля трясётся как осиновый лист. В чёрных тучах тонет светило; ревут страшные ураганы. Но вот титаны побеждены. Они низвергнуты в чёрный тартар и на страже их далёкой мрачной тюрьмы встали сторукие… О чём рассказывает миф? Что пришла из бездн космоса неожиданная помощь. И что враг был отброшен на границы Вселенной. Тартар древних — не земные глубины. Глубокой преисподней он стал, в более позднее время, когда люди забыли о космосе… Теперь посмотрим, чем этот миф отличается от нашего русского о борьбе Велеса с Рином? Суть одна и та же — сначала война на равных, победу приносят силы извне. Силы, порождённые небом — нашей метрополией… Так? — кивнул своей седой головой хранитель.

— Вроде бы — согласился я.

— Теперь рассмотрим второй миф. В нём рассказывается о борьбе богов с гигантами. Гиганты не порождение Урана — Неба. У них только одна мать — и это мать Земля. И вышли они на поверхность из её недр — пещер и разломов. Так в мифе? — спросил «знахарь».

— Так, вроде бы так.

— Ещё гиганты были полулюдьми — полузмеями… Война с ними была ещё тяжелее, чем с титанами. Но богам помог смертный Ярослав — Геракл. Это он своими отравленными кровью гидры стрелами склонил в пользу богов чашу победы. Так я говорю? — снова спросил меня хранитель.

— Так, — кивнул я.

— Если так, то давай вместе подумаем, с кем воевали олимпийцы?

— Получается, что со змееподобными. А где же тогда люди — их союзники?

— Наверное, люди, для богов наших предков, опасности не представляли. В народной памяти уцелели те, кто всё это затеял — рептилоиды. В русской поздней традиции — змеи Горынычи… Великий Афанасьев их как раз такими вот и описал. На них, в начале нашего разговора, мы уже останавливались. Теперь тебе понятен феномен Ярослава-Геракла. Он сражался вместе с богами против подземных чудовищ, когда на Земле не было ни Греции, ни Египта с его пирамидами, ни Китая… Не было и Великой Руси. А была Атлантида и могучая Ориана. И происходили эти события не так давно. Всего сорок тысяч лет тому назад. Кстати, миф о битве Геракла-Ярослава с Антеем как раз и относится к этому времени… Потому, что в мифе о Тифоне Ярослав-Геракл уже не фигурирует.

Старый на несколько секунд замолчал, потом продолжил:

— Миф о Тифоне повествует о последней войне. Помнишь, как появился Тифон? С одной стороны он — сын бесконечного чёрного Тартара, с другой матери Земли, значит опять космос плюс недра планеты. Возможно, миф указывает на то, что к союзникам Атлантиды пришла из космоса какая-то помощь. Вспоминай — туловище у Тифона было человеческое, но вместо головы тысяча длинных змеиных шей с такими же ящероподобными мордами. Вместо пальцев рук — змеи, змеи и на ногах… Со страху часть богов бросилась бежать. Сдали нервы. Не испугался только Зевс с Афиной и Аполлоном. Эта троица сокрушила Тифона. Я ничего не забыл? — спросил «знахарь».

— Кажется нет, — сказал я.

— А теперь давай вспомним диалоги Платона, Юра. Что в них сказано? Что перед войной с Атлантидой проафиняне лишились всех своих союзников. Как видишь, один к одному совпадает с тем, что сказано в мифе… Ну а само чудовище, Тифон, жуткая смесь человека и змея. Думаю, он в комментариях не нуждается. Здесь налицо союз людей и ящероподобных. К тому же он обрушился на мир богов и людей с Запада.

— И был уничтожен последней молнией Зевса, — закончил я за «знахаря».

— Да, последней, самой сильной, но последней. Перед нами Пиррова победа, отрок. Боги тоже выдохлись. К тому же гибель Тифона породила потоп и резкое изменение климата… Как видишь в мифологии кое-что отражено Георгий-Гор. И отражено не мало. Понимаешь, я намерено не касаюсь русских тайных вед. О них мало кто знает. Ортодоксы-учёные вообще о тайных ведах слыхом не слыхивали — немного подумав сказал хранитель. — Поэтому придётся нам вспомнить кое-что из известной мифологии, но не греческой, а индийской. Ты ведь знаешь, что древние инды были как и мы такими же русами. И ушли они на Индостан из Сибири и южного Урала. Поэтому мифология у нас близкая. К тому же у них у индов, она не редактированная. Есть цикл индийских мифов о могущественных асурах. Якобы творец Брахма прежде, чем удалиться на отдых, поделил на Земле власть между богами и асурами. Асуры считались старшими братьями богов. Интересно, что одна часть из них была змееподобной, а другая же вполне человеческой. Сразу возникает вопрос: почему? Не потому ли, что перед нами союз гуманоидов с негуманоидами? Иного объяснения этому нет. Тогда возникает ещё один вопрос: где мог состояться такой союз? В Ориане жили Боги. Значит, опять Атлантида. Дело в том, что других могущественных цивилизаций на Земле в те времена не было. Потому Брахма и поделил власть на Земле между двумя могущественными… Интересен и ещё один факт, юноша, — после паузы сказал «знахарь»,

— Некий змееподобный асур Ушанас Кавья, вобрав в себя все магические знания Вселенной, становится у асуров верховным жрецом. Фактически духовным правителем. Мало этого он захватывает для себя планету Шукру или Венеру. Интересно, что его коллега верховный жрец богов Брахиспата закрепил за собой власть над Юпитером. Получается, что асуры и боги поделили между собой не только Землю, но и планеты Солнечной системы. Интересно, что ни Марс, ни Луна асурам не принадлежали, но эти небесные тела не принадлежали и богам… Скорее всего, выше названные планеты, были нейтральной территорией, где одинаковыми правами пользовались и боги и асуры. В мифах о старших братьях богов асурах говорится, что они имели над Землею три небесных города. Очевидно, огромные заселённые спутники. Кроме этого у асуров имелись и города в подземном царстве. На что указывает подобный факт? На то, что асуры представляли собой союз неба и земли. Союз людей и тварей объединённых одной идеей Указание на то, что асуры — старше богов тоже о чём-то говорит. Кончаются мифы об асурах также, как и диалоги Платона: сначала асуры были благочестивы: благородны, добры и справедливы. Но потом превратились в злых демонов. И в двух великих войнах боги их уничтожили. В первой войне верх над асурами одержал Индра. Во второй грозный бог Рудра. Последний разрушил их небесные города… Но под землёй их города, если верить мифам, стоят и здравствуют, — закончил свой рассказ ведун. — Мифы о великих войнах прошлого можно рассказывать бесконечно. Но я думаю тебе пока достаточно. Если тема интересует, ты и сам всё найдёшь. И без меня во многом разберёшься. Ну что с несложными вопросами покончено? Вернёмся к нашему разговору? — улыбнулся старый.

— Нет, нет! — запротестовал я — К теме ещё рано.

— Что у тебя опять? — посерьёзнел ведун.

— Ещё один вопрос. Тоже лёгкий.

— И какой? — С интересом посмотрел на меня «знахарь».

— Столько разговоров у нас об Атлантиде и Ориане. О двух допотопных империях, но, насколько я знаю, их следов на Земле пока не найдено.

— Ошибаешься, молодой человек, ошибаешься. Следы и Атлантиды, и Орианы, и даже Великого My давным-давно найдены. Только всего того, что обнаруживают исследователи, научные круги не принимают и никогда не примут. Вот и складывается впечатление, что древние цивилизации всего лишь красивый миф.

С этими словами старик подошёл к готовящемуся карасю, потрогал его вилкой, а потом повернувшись ко мне сказал:

— Пока я буду готовить «хе» ты прочтёшь кое-что из того, что мне удалось собрать. Поэтому садись поближе к свету, а я сейчас.

Седоголовый быстрыми шагами вышел из кухни и вскоре вернулся с небольшой папкой в руках.

— На, открывай и читай. В этом деле тебе я не нужен.

Пока развязывалась папка доставались из неё вырезки, старый вынул из рассола брюшки щук. Положил их на стол. А потом растопил русскую печь.

— Обычно солёные брюшки надо вялить. Но мы их высушим в русской печи. — Проворчал он — Так будет быстрее.

На его реплику я не обратил никакого внимания. Мои глаза жадно впились в те выдержки, которые предоставил мне «знахарь». В первой же из них шла речь о находках в Атлантике: «В 1968 году доктор Мэнсон Валентайн открыл и исследовал «дорогу Бимини», затонувшую стену, фундамент, дорогу или док, лежащую на глубине около шести фатомов к востоку от Северного Бимини»… Комментарии к находке просто завораживали: «Любой, кто лично наблюдал эту великолепную каменную работу под водой, простирающуюся прямой линией на тысячи футов в тёмно-фиолетовую даль до тех пор пока не пропадёт под песком снова (и позже появится у других частей Бимини, как будто гигантская цитадель) не будет испытывать иллюзий, что она может быть сделана только людьми. Более того по химическому составу эти камни не похожи на обычные прибрежные, и по мнению доктора Валентайна, они специально обрабатывались или представляли собой композит вроде бетона… Далее в море также недалеко от Бимини на глубине примерно 100 футов пилотами наблюдались вертикальные стены и арка. Около двух сотен миль в море от Бимини в ясную безветренную погоду с самолётов хорошо видны усечённые подводные пирамиды… Дальше ещё интереснее: на расстоянии десяти миль от бухты Андроса были сфотографированы огромные круговые прерывающиеся рисунки монолитов на океанском дне, некоторые в двойных, а некоторые в тройных концентрических кругах, представляющих собой что-то вроде британского Стоунхенджа… Многочисленные необычные архитектурные следы были найдены в разных местах Богамской банки. Некоторые из них были найдены только благодаря данной растительности на каменных сооружениях, похороненных под морем, и которые можно проследить по прямым линиям и совершенно круглым или прямоугольным формам… Другие сооружения деланные руками человека изобилуют в Карибском и прилегающих морях. Когда вода ясная и спокойная, можно видеть мощенные дороги, идущие вдоль побережья по дну возле восточного Юкатана, Британского Гондураса оставляя землю и протягиваясь под морем до мест слишком глубоких… К северу от Кубы был обнаружен погружённый комплекс зданий занимающий более десяти акров, он был исследован советскими учёными… Погружение, сделанное французской подводной лодкой «Архимед» у северного побережья Пуэрто Рико, обнаружило лестничные марши ступеней, вырезанные в крутых склонах континентального шельфа у Андроса на значительно большей глубине, чем другие находки… То, что с воздуха в районе Азор видны подводные постройки и даже целые города, сообщается с 1992 года, когда пилоты рейсов Бразилия — Дакар случайно заметили что-то вроде затонувшего города, на западном склоне Срединно-Атлантического хребта, самой высокой частью, которого как раз и являются Азорские Острова. Такие редкие виды случаются только тогда, когда солнце и поверхность океана достигают оптимального состояния для подводных наблюдений. Другие наблюдения погруженных архитектурных останков и целых городов были сделаны у Боа Вишта островов Кабо-Верде у Файла… Повсюду вдоль континентального шельфа и приближенных равнин Атлантики мы начинаем отыскивать остатки того, что может быть реликтами тех, кто уцелел при катастрофе… Вдоль побережья Ирландии, Португалии, Испании, Франции и Северной Африки легенды рассказывают о потерянных портах, затонувших городах, в то время, как настоящие дороги и стены простираются под Атлантикой…». На несколько секунд я оторвался от папки.

— Ну что? Как настроение? — улыбаясь спросил «знахарь».

— Да, хорошее, — отозвался я. — Получается — не верь своим глазам, а верь нашей совести… Совести кабинетных крыс…

— Ты добавь слово купленных и прикормленных — Вздохнул старый. — А потом, дело не в совести, а в регалиях — в научных и учёных званиях. Не верь своим глазам, а верь нашим научным авторитетам.

— Эдак можно отрицать всё. что угодно! — возмутился я.

— И отрицают! Для того и создана на Земле научная олигархия. Подумай сам, истинным у нас признаётся не то, что есть на самом деле, а то, что признают научные авторитеты. Если же нечто обнаружит простой человек, то истинным его открытие не будет до тех пор, пока олигархи от науки не признают данного открытия.

— А если они не захотят признать? Если они, как ты говоришь прикормленные, продажные и подлые. Что тогда? — спросил я.

— Тогда, тем хуже для истины! Вот и всё, — с горькой усмешкой сказал «знахарь».

— Что же делать?! — вырвалось у меня.

— А ничего! «Плетью обуха не перешибить». Просто надо накапливать данные, не связываясь с наукой. Наша современная ортодоксальная наука в области философии, хронологии, уфологии, палеонтологии, социологии, нетрадиционной физики и многих других развивающихся дисциплин, превратилась в своего рода иезуитский орден. Всё, что не соответствует её догматам, не имеет и права на жизнь. Мы столько раз с тобой на эту тему говорили, а ты всё удивляешься и удивляешься?

— Получается, что Атлантида найдена. Судя по твоим вырезкам из журналов — это факт. Как можно в упор не видеть очевидного?

— Ну слепые наши ортодоксы — слепые! Если не захотят что-то видеть, ты их ничем не заставишь. Наука это ведь ещё и кормушка. Понимаешь — Кор-муш-ка! — По слогам выделил слово старый. — Если они — ортодоксы вдруг признают что была Атлантида и не дай бог ещё и Ориана-Гиперборея, то первое — все скопом вылетят с работы. Второе — лишатся всех своих научных степеней и регалий. И, как следствие, очень скоро помрут с голоду. Ведь они кроме своей наукоподобной лжи ничего больше делать не умеют. Тебе что их не жалко? — хитро посмотрел на меня «знахарь». — А мне их искренне жаль. Они рабы теx, кто им платит. И всю жизнь ради денег вынуждены кривить душой. Давай разбирай мои вырезки дальше. С Атлантидой у тебя получилось. Прочти кое-что и про Ориану. Она нам ближе. Это наш русский север и Сибирь, — проворчал старый выгребая уголья из русской печи. Я снова открыл папку: 1924 год экспедиции на Кольский полуостров Л.В.Барченко. Найдены остатки древней обсерватории, лаз под землю и ломаные колонны. Быстро пробежал я глазами вырезку. — По мнению Л.В.Барченко, руинам, которые он отыскал, несколько миллионов лет… Вот опять вырезка. В ней говорится о путешествии по реке Пясина знаменитого Е.И.Урванцева. и что он, Урванцев, скитаясь по Таймыру, не раз слышал от ненцев и нганасанов о развалинах, стоящих в горах Путорана древних богатырских городов, о покрытых почвой и деревьями ступенчатых пирамидах и о глубоких, якобы хранящих несметные сокровища, пещерах… Сам Е.И.Урванцев между берегом моря и горами Быранга в заболоченной тундре встретил участок мощёной дороги. «Дорога широкая с ровными плоскими парапетами»… Объяснить свою находку исследователь не смог. Отнёс её к причудам природы… Среди записей старого я откопал и норвежскую сагу. Предание о Стаурлаге — трудолюбивом. О том как этот трудолюбивый разбойник разорил храм солнца на Острове Белом. Белый остров что в Устье Оби? Далековато! — Подумал я. — Но почему на острове храм? Не уж-то его приход, составляли моржи, тюлени и белые медведи? Понятно, что храм строился для людей. Но в средние века остров был пустынным… Вырезок и выдержек о севере было много. Я не знал какую и читать…

А между тем бородатый повар обустраивал свой стол. В центре он поставил жаренного в сметане монстра — карася. Рядом салат из помидор с луком. На краю как всегда традиционные — сбитень, мёд и краюха душистого хлеба. От запаха жареного карася закружилась голова.

— Давай-ка к столу, хлопец, дочитать ты всегда успеешь, — позвал меня старый.

И я, отложив папку, покорно подсел поближе к яствам. Признаюсь сразу что ничего подобного я никогда не ел! Карась таял во рту — было такое ощущение, что я никогда не наемся! А жареная икра в рубашке из сметаны со специями просто пьянила! Старик сидел напротив, делал вид, что ест. Но было видно, что он сыт. А мой волчий аппетит вызывает у него явное удовлетворение.

— Давай, не стесняйся, этим карасём можно накормить четверых, улыбался он. — Ты разобрался с Урванцевым?

Я кивнул.

— Дальше будут указания про города бородатых могучих менквов Приполярного Урала, про селения загадочных омоков Оленека и Лены… Про пирамиды и остатки каменных дорог в Якутии… О мертвых погибших от взрывов и высокой температуры городах пустыни Гоби, внутренней Монголии в Китае… И о доброй сотне поросших лесом китайских пирамидах.

— Как, в Китае есть пирамиды? — чуть не подавился я.

— Их в два раза больше чем в Египте, Юра. Только пирамиды эти не китайские. Китайцы, как огня их боятся! — Почему?

— Да потому, что если их тронуть перевернётся вверх дном все представление о мировой истории. Наверняка «хозяева» китайцам строго наказали: ни разрушенные города, ни древние космодромы, что находятся рядом с некоторыми из них не трогать!

— Как, там есть ещё и древние разрушенные космодромы?

— Взлётные полосы, — уточнил хранитель.

Карась снова застрял у меня в горле! Я мог предположить всё что угодно, но не такое! Сознание опять бунтовало.

— На северо-западе Китая целая разрушенная страна, отрок. Мёртвые города в Гоби в тридцатые годы находил и Н.К. Рерих. Кстати, прекрасный был человек! — вздохнул хранитель.

— Вы что его знали? — невольно перешел я на вы.

— Не вы — а ты! — резко сказал старый. — А Николая Константиновича я не просто знал, я с ним дружил.

Я чуть не полетел со стула!

— И где же? — заикаясь, спросил я.

— На Алтае. Мы зимовали вместе. Тяжелое было время. Едва не сгинули. Да ладно об этом. Мы сейчас не о Рерихе, а об Ориане.

— Так выходит, наши предки имели свои базы в центральной Азии?

— И не только в Азии но и в Америке. Вот тут у меня есть заметка про неизвестно кем построенный город на Аляске. Его нашли в 1942 году. Город не разрушен. В нём сохранились двухэтажные дома, есть там и водопровод и канализация. Понятно, что американцы тут же взяли его под свою «защиту». Поставили рядом с ним военную базу. И база эта будет стоять, пока город не разберут до основания.

С этими словами старик, покопавшись в своей папке, протянул мне найденную им заметку. Всё, что он сказал, было правдой. Большой каменный город в Заполярье! Рядом с ним военная база и учёных, куда и не пускают. Всё правильно — так и надо! Ничего не скажешь, умеют «хозяева» нашей цивилизации прятать концы в воду!

— Умеют, — согласился хранитель. — Только всё спрятать невозможно, юноша. Как говорится: «овин за пазухой не укрыть». Плохо то, что всё у нас завязано на деньгах. Деньги же ты и сам знаешь у кого… Вот и загоняют деньгами и промывкой мозгов мир людей в пропасть… И впереди всех марширует туда белая раса.