Глава 22

ПЕРВАЯ ВЕЛИКАЯ ТАЙНА ЖРЕЦОВ АМОНА

— Если честно, я не знаю с чего начать, — приступил к своей новой лекции хранитель. Ты когда-нибудь держал голубей?

— Держал — пожал я плечами, не понимая старого.

— Если так, то наверняка любимыми птицами были у тебя почтовые. — А как ты узнал? — изумился я.

— Тут всё просто, — улыбнулся «знахарь». — Такие как ты в живности не склонны к декоративному. Вам во всём подавай подлинное: если собака, например лайка, то необходимо, чтобы она хорошо работала. Если лошадь, то она должна быть послушной, сильной и выносливой. То же самое относится и к голубям. Павлиньи хвосты, всевозможные чубы, лохмы и т.д. — не главное… Так?

— Так, — недоумевал я.

Два дня назад дед терзал меня собаками и лошадями, теперь взялся за голубей. Собирался что-то рассказать о жрецах Амона, но начал опять издалека… Причём тут голуби, ещё и почтовые?

— У меня вот какой к тебе вопрос, — продолжал, не замечая моей растерянности, хранитель. — Ты увлекался только современными породами почтарей?

— Нет, не только современными, — продолжал отвечать я на странные вопросы. — Кроме «бельгийцев» и «чехов» держал ещё и карьеров. Эту древнюю породу почтовых я любил. Не знаю почему. Они какие-то необыкновенные. Гордые, сильные, да и летели они у меня не хуже «чехов».

— Каким образом тебе удалось из полудекоративных птиц получить лётных? — изумился «знахарь».

— Очень просто, — отбором и тренировкой с обыкновенными почтарями.

— Вот оно как? — задумался на секунду старый. — Выходит, до конца породу угробить «им» не удалось.

— Неужели от этих паскудных ребят даже голубям нет покоя? — удивился я, но старый мой вопрос, казалось, не услышал.

— Скажи, на какое максимальное расстояние летели твои карьеры?

— На 250 километров, дальше я своих голубей не выпускал.

— Ну и как? — опять стал допытываться старый.

— У меня были карьеры, которые запросто обходили лучших современных почтовых.

— Ну на счёт запросто ты малость загнул, но то, что не уступали ни «чехам», ни «бельгийцам», хочется верить, — сказал седоголовый.

— Понимаешь, у меня сложилось такое впечатление, что лётные карьеры по прямой к дому летят быстрее не только дичков, но и почтовых, или как их сейчас называют, спортивных, — горячился я.

— Быстрее говоришь? — загадочно растягивая слова, качнул головою старый. — Ты и это заметил! Вот чего не ожидал от тебя, так не ожидал… Провёл на подсознательном уровне исследование… Ещё в детстве. А я об этом только мечтал… Обошёл ты старого, обошёл. Ну молодец!

Ничего не понимая, разинув рот, я смотрел на седоголового. Никаких исследований с почтовыми голубями, тем более специально, я не проводил…

— Я говорю не о твоём сознании, — пояснил старый. — А о подсознании. Подсознательно ты проделал то, что должен был когда-то сделать я…

— От твоих слов у меня ум за разум! Не пойму, причём здесь голуби? Ведь у нас речь идёт совсем о другом, — прервал я старого.

— С чего ты взял, что мы отклонились от нашей темы? — взглянул на меня «знахарь». — Это для нас, современных людей, почтовый голубь. как бы он хорош не был — ерунда. Для древних всё было иначе. Ты когда-нибудь видел почтарей багдетов? — снова спросил меня седоголовый.

— Я о них только слышал. В СССР это редкая порода.

— Это так, я их тоже не видел, — сказал старый. — Ты же должен знать, что и карьеры, и багдеты, и скандеруны (ещё одна древняя порода гонцов) выведены были не в Египте, как считают голубеводы, и не в Малой Азии, а ещё в Атлантиде и Ориане-Гиперборее. И что все современные породы почтовых голубей являются их потомками…

— То, что современные почтовые голуби являются потомками древних пород, я знаю, — вставил я. — Но, что древние породы почтарей являются наследием Орианы и Атлантиды, не знал.

Старый моей реплики не слышал. Он продолжал:

— Вот ты выяснил, что карьер летит быстрее обычного почтаря. Но всё равно скорости этих птиц ты не знаешь. А я тебе скажу, скорость карьера на пикировании та же, что и у орла: 130— 140 километров в час. По прямой около 100. С такой же скоростью когда-то летели и ныне исчезнувшие скандеруны. Не уступали по скорости карьерам и предки современных багдетов. О чём это говорит? Прежде всего, о высокой надёжности этих птиц. В древности им приходилось летать на громадные расстояния. И от скорости зависело — поймает голубя хищник или нет. В наше время все уцелевшие породы древних гонцов, несмотря на скрытые в их генофонде потрясающие скоростные качества, превратились в декоративных птиц. Спрашивается, зачем нужно было заново выводить почтовых голубей, когда они давным-давно уже были выведены? К тому же тысячелетней службой прекрасно себя зарекомендовали. Достаточно было среди них вести отбор. Как, например, делал это ты. Так? Я, соглашаясь, кивнул.

— Перед нами тот же случай, что и с охотничьими лайками, — продолжал хранитель. — Превращение великого в ничтожное было проделано, чтобы скрыть истину. А истина вот в чём: жрецы Амона или солнечной ипостаси рыжеволосого Сета появились в стране Кеми, как ты знаешь, ещё в эпоху древнего царства.

— Так, оказывается, Сет был с головой осла к тому же ещё и рыжий? — переспросил я рассказчика

— А ты что, не знал? — удивился последний.

— Откуда же мне было это знать? Я ведь не хранитель, как ты.

— Тогда запомни, что кроваво-красный цвет — цвет Сета, он же цвет родового знамени клана Ротшильдов.

— И нашего Советского красного знамени…, — добавил я.

— Молодец, сообразил, — кивнул головою «знахарь». — Над СССР реет знамя самого Сета. Победитель над поверженной крепостью водрузил свой стяг…

От услышанного и понятого сердце сжало тисками.

Так вот, почему на Руси традиционно не любят рыжих. — Мелькнуло в голове. Сколько же лет этой традиции? А между тем, старик продолжал: — Жрецы Амона не сразу пришли к власти в Египте. Для этого потребовалось не одно тысячелетие. Ими и была организована великая смута 1700 года до н.э., которой закончилось древнее царство. Искусно созданный хаос, плюс потеря Египтом независимости и послужили той лестницей, по которой жрецы Амона добрались до верховной власти. Им всё-таки удалось оттеснить от кормила правления своих вечных конкурентов солнечных жрецов города Анну или Гелиополя. И вот тогда жрецы Амона и начали свою глобальную разрушительную деятельность. В чём же она заключалась? Прежде всего, в подмене жречества и в создании по всей тогдашней Ойкумене своих оккультных центров. Ты вправе спросить — зачем? На счёт подмены жречества — и так знаешь. Чтобы организовать повсеместно требующие кровавых жертв примитивные лунные языческие культы. Надо сказать, что жрецы Амона просто подбросили в давно горящую печь дрова. Лунные культы по передней Азии уже маршировали. Но фиванским жрецам не нужна была передняя Азия. Им нужна была Персия, Кавказ и конечно же — Европа. Именно туда они и устремили свои жадные властные взгляды. А механизм навязывания своей хищной воли был вот какой: сначала в Иране, на Кавказе, в Греции, Ливии, Италии, Галлии и Иберии в короткий срок вымерли почти все жрецы-предсказатели. Потом они были заменены специально подготовленными кадрами. Располагая оккультным наследием Атлантиды (вспомни про нашего знакомого Еноха), фиванские жрецы проделали такую операцию в лёгкую. В результате их стараний по всему Средиземноморью приблизительно в одно и то же время возникло более десятка различных оккультных центров. Это произошло в промежутке между 1700-1600 гг. до н.э. Из всех известных в то время оракулов фиванский оракул был коренным, фактически главным. Но о нём знали только избранные. Для царей и для многих жрецов фиванский Alma mater являлся тайной за семью печатями. Возникает естественный вопрос почему? Да потому, что другие созданные им оракулы и оккультные центры были всего лишь его филиалами.

— Какой ужас! — прошептал я.

— Да ужас, — согласился со мною «знахарь». — Возникла сеть управления мозгами правителей Ирана, западного Кавказа, Малой Азии, Севера Африки и всей Западной Европы… Тебе нужны доказательства? Пожалуйста! Подай-ка мне Геродота.

Я протянул старому знакомую книгу. Через несколько секунд он стал читать: «Две чёрные голубки однажды улетели из Египетских Фив, одна в Ливию, другая в Дадону. Сев на дуб, голубка человеческим голосом приказала воздвигнуть здесь прорицалище Зевса. Дадонцы поняли это как волю божества и исполнили её. Голубка же, прилетевшая в Ливию, как говорят, приказала основать там прорицалище Амона. И это тоже оракул Зевса. Это мне рассказывали дадонские жрицы. Старшую из них звали Промения. Среднюю Таморета. Младшую — Никандра. И другие люди дадоны из числа храмовых служителей «подтвердили мне их рассказ».

— Ну как? — спросил меня ведун.

— На мой взгляд ужасно то, что Амон в Греции превратился в Зевса.

— По Геродоту Зевс в Амона, — поправил старый. — Но это дело не меняет. Глупые греки поверили, что кругом, даже в далёкой Ливии и в стране Кеми, царствует их Зевс. На самом деле всё наоборот.

— Так, выходит, подмена жрецов начинается с подмены богов? — спросил я.

— Это аксиома, отрок. И ты её должен знать… Мы имеем дело с технологией. Молодец, что увидел в прочитанном главное.

Старик положил на стол Геродота, долгим пронизывающим взглядом посмотрел на меня и продолжил:

— Фиванские жрецы не только объявили своего новоиспечённого бога главным в империи, и, как ты видишь, во всей Ойкумене, но и заявили, что Фивы являются геодезическим центром Египта, следовательно, законной его столицей… Вот почему Аменхотеп IV — Эхнатон, чтобы сокрушить мощь фиванского жречества, не только вернул власть древнему солнечному Ра-Атону, но и построил подлинную столицу своей державы — великий и впоследствии проклятый Ахетотон. Именно Ахетотон являлся геодезическим центром империи, а не Фивы. И в этом можно легко убедиться, взглянув на карту древнего Египта. Ахетотон стоял ровно в центре страны, на равном расстоянии от столицы северного Нома города Бехдета и южной границы империи.

— Выходит, что Аменхотеп IV — Эхнатон не был ни самодуром, ни психопатом, как его пытаются представить некоторые современные египтологи, — констатировал я.

— Именно так, отрок. Он был великим правителем. И как мог, так и пытался нейтрализовать фиванскую заразу. И не будь у жрецов Амона поддержки их шефов — уцелевших жрецов Атлантиды и тех, кто стоит за ними, фараон со своей задачей наверняка бы справился. Санторин был нужен им всем, не только для вывода из Египта евреев и их последующей переориентации, но и для нейтрализации деятельности фараона отступника, — погрустнел старый.

— Это и понятно, — вставил я. — Но мне никак не верится, что жрецами Амона манипулировали уцелевшие маги погибшей Атлантиды? -засомневался я

— Почему манипулировали? — поднял свою седую голову хранитель. — Они и сейчас стоят во главе проекта. Современные жрецы Амона, какими бы они себя великими и могучими не считали, всего лишь марионетки… Но они не знают об этом…

— Неужели всё, что ты мне говоришь, правда?

— А зачем мне врать? — В свою очередь спросил «знахарь». — Но о «волчьей своре» у нас разговор будет позднее. Мы опять отвлеклись. На чём я остановился? На том, что оккультный центр в египетских Фивах создал или подмял под себя все без исключения оракулы Средиземноморья, Ирана, Малой и Передней Азии, включая западный Кавказ, Иберию и даже юг Британии… Теперь любой правитель или просто влиятельный в своём обществе человек, посетив оракул, например, в той же Дароне, Дельфах, в столице колхов городе Ээте или в стольном граде хеттов Хатуусе, получал ответ не от своих жрецов, а от египетских, из Фив. Вот для чего нужны были жрецам-перевертышам сверх надёжные почтовые голуби. Сначала чья-то просьба летела на голубиных крыльях из периферийного оракула в Фивы. А потом на таких же крыльях летел назад в оракульный фиванский филиал нужный ответ. Наивные же люди полагали, что с ними общаются боги…

— Хороши боги… Нечего сказать! — покачал я головой. — Но с трудом верится, что древним почтарям под силу были такие гигантские расстояния. Шутка ли пересекать Средиземное море, лететь сотни километров над пустыней и горами!

— Имеются данные, — невозмутимо сказал старый, — что голуби из египетских Фив за один день долетали до Дадоны и Дельф, за день с небольшим до иберийского Тартеса и Персеполя…

— Что-то невероятное! — качнул я головою.

— Потому древние гонцы и были переведены в ранг декоративных, а на их место выведены новые с другими лётными возможностями породы. Так сказать, и концы в воду. Старая проверенная технология: За спиной жрецов Амона маячат маги Атлантиды — значит, последней никогда не было… Атлантида давным-давно найдена но попробуй это кому-то доказать! — закончил свою мысль старый.

— Я тебе верю, что так оно и было, — начал я излагать свои соображения. — Наверняка о египетском следе есть не только у Геродота, но и у других античных авторов… Но почему на очевидное никто из учёных до сих пор не обратил внимания? Ведь не могут же они все быть прикормленными и продажными?

— А с чего ты решил, что на факт управления из египетских Фив оракулами тогдашнего мира никто не обратил внимания? — задал мне встречный вопрос хранитель. — Многие честные исследователи об этом говорили. Но что толку? Взять того же Роберта Темпла: американский исследователь и писатель написал десять лет назад замечательную книгу — «Мистерия Сириуса». В ней он изложил примерно то же самое, о чём рассказал тебе я. Ну и что? Р. Темпла тут же смешали с грязью. С одной стороны на него обрушились прикормленные ортодоксы, с другой — ЦРУ. От писателя отказались и друзья, и знакомые. Было перекрыто финансирование его книги… Короче, пустили парня почти по миру… Надо же, задел святая святых! Великую «их» тайну! О чём это говорит?

— О том, что проект до сих пор работает, — сказал я.

— Именно! — сверкнул глазами ведун. — Проект работает, поэтому давай знакомиться ещё с одной тайной фиванского жречества.

— Сколько же их этих тайн у наших клиентов? — спросил я.

— Много отрок, много. Но то, о чём я тебе сейчас поведаю, одна из самых серьёзных. Поэтому слушай внимательно и не перебивай.