Загрузка...



Глава 28

ТРЕТИЙ РАССКАЗ ЗНАХАРЯ. УПРАВЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЕМ. ТАЙНА ТАМПЛИЕРОВ. ЭГРЕГОРЫ

Мне же предстояло по работе небольшое турне. Сначала в заповедник Кондо-Сосьвенский, потом в Печёро-Иличский. через месяц в Ханты-Мансийск. Когда я наконец оказался в своей квартире в Сургуте, прошло не меньше месяца. Всё это время я раздумывал над тем, что услышал от знахаря и от участкового. То, чем загрузил меня старый, в голове до сих пор не укладывалось. Да и Сергей Борисович задал задачу. Надо же книги древних! Неужели они, эти книги на самом деле кем-то хранятся? И эти кто-то до сих пор следуют традиции предков! Ну и ну! Чтобы что-то для себя уяснить и кое в чём разобраться, после работы я засел за печатные издания. О своей диссертации думал изредка урывками. Мне хотелось на основании традиционного знания проверить, не напутал ли что старый? Может всё, с чем он меня познакомил, всего лишь навязанная его точка зрения не более? Я жадно пожирал доступные мне тогда книги по мировой истории, психологии, климатологии и т.д., причем от корки до корки мифологию древних греков, мифические предания Индии. Ирана, Тибета, Китая, но мне было мало. Я стал искать мифы древних славян, но к своему удивлению нашел всего ничего. Очень мало и, в основном, христианской эпохи. Из всего этого у меня сложилось такое впечатление, что либо полная мифология славян ещё не написана, либо она просто скрыта. И тогда я попросился у своего начальства якобы для работы над своей диссертацией в командировку в Томск. Мне захотелось увидеть книги академиков Пидопличко, Поршнева, познакомиться с полным собранием Платона, его средневекового последователя Прокла, найти книги Климова, Дебеца, Герасимова и, конечно же попробовать поискать первые издания трехтомника Афанасьева «Поэтическое воззрение славян на природу». Попав в Томск, я полный радужных надежд, сразу же направился в библиотеку ТГУ. Каково же было моё удивление, когда после запроса книг Пидопличко, мне мягко отказали. Оказывается, для знакомства с трудами ученого гляциолога требуется специальное разрешение. Про полное собрание Платона и Прокла заявили, что спрашиваю, сам не зная что. Ни тот, ни другой философ полностью не переведены даже на английский… Вот те раз! — подумал я. Выходит, старый с Пидопличко был прав! Работы ученого гляциолога кого-то наверху не устраивают. Интересно кого? Наверняка не кремлёвских из «дома престарелых». Они о Пидопличко и слыхом не слыхивал и… Ну что же, попросил тогда Афанасьева «Поэтическое воззрение славян на природу» в «научке» оказалось только в читальном зале. Когда я перелистал первый том, то захотелось плакать: безжалостно вырезаны десятки страниц!

— Интересно, что же на них было такое написано? — думал я.

Также не повезло ни с Г. Климовым, ни с Дугласом Ридом. И то, и другое можно было только по спецразрешению… Видя такое дело, труды Сталина я не стал и спрашивать. Все было ясно. О чем говорил старый подтвердилось. Но надо сказать, поездка в Томск оказалась ненапрасной. По крайней мере, я познакомился, хотя и в усеченном виде, с творчеством Афанасьева это и было уже кое-что. В заботах и суете, и работе с информацией незаметно пролетела зима, за ней весна. Наступило лето. Как ворон крови, я ждал время своего отпуска. Наконец наступил долгожданный август. И вот я счастливый и свободный сижу в кресле «метеора», который мчит меня по волнам Оби из Сургута к Ханты-Мансийску. В Кондинском я почти не задержался. Сергей Борисович, видя как я спешу, только усмехнулся:

— Старый тебя давно ждет, три дня назад с ним виделись. Пожурил меня немного, что рассказал тебе о Таре и о Рождественке. Боится он за тебя. Одно неосторожное слово и потом бед не оберешься…

— Да я ведь не дурак — понимаю. Больше слушаю, чем спрашиваю. Жизнь кое-чему научила,— успокоил я участкового.

— Что же, молодец! Давай, вот твой мотор, вот бензин… Тут тебе Наташа в дорогу собрала, веселее будет ехать — протянул он кулёк с пирогами.

— Не красна изба углами, а красна пирогами! — процитировал я.

— Не изба, скорее лодка — улыбнулся Борисыч. — Ты же, торопыжка, даже на чай не остался.

— Знаю я твой чай, — отмахнулся я. — От такого чая еле из-за стола выходишь, не то что куда-то ехать!

Через несколько секунд я был уже на середине Конды и верная двадцатка понесла дюральку участкового вверх по течению.

Когда я подъехал к дому старого, тот стоял на том же месте, где мы год назад с ним расстались. Было такое ощущение, что я никуда и не уезжал. Та же погода, тот же яр, та же деревянная рубленая изба и тот же седоголовый. Наконец лодка ткнулась носом в песок и сильная рука «знахаря» вытащила её на берег.

— Дай-ка я посмотрю на тебя! Молодец, глаза стали взрослее… Ты явно изменился, — улыбнулся старый, подавая мне руку. — Сразу видно, наши прошлогодние разговоры даром для тебя не прошли.

— Я за эту зиму столько прочитал книг, сколько не читал за десять лет, — отозвался я.

— Что ж похвально! Год прошел в поисках правды. Значит, ты прожил его не зря. Как у нас на Руси: сначала баня — она уже натоплена. Потом угощение и только тогда расспросы. Так? Давай к дому и сразу в баньку, а я пока займусь нашим завтраком — тоном не терпящим возражений, сказал седоголовый.

— Да я пару часов назад в реке купался, — заартачился я.

— Кто это видел? И потом, такова традиция. Давай неси вещи в свою комнату и не торопись, иначе я со столом не успею.

Перечить старому было бесполезно. Поэтому войдя в дом и положив свой рюкзак на лавку, я отправился в жарко натопленную баню. Когда я из нее вышел, стол был уже накрыт и ведун одетый по-праздничному ждал меня сидя на лавке.

— Сначала посети горницу, пообщайся с огнем. Он без тебя горел здесь целый год. Вы давненько не виделись — старый говорил вполне серьезно. Для него, как я понял, огонь знания был живым носителем сознания. И я, услыхав его слова, с умным видом направился в соседнюю комнату. Когда я подошел к восковой свече, мне показалось, что её пламя встрепенулось, стало больше и стало чуть-чуть кружиться. — Что это с ним? — мелькнуло в сознании. — Неужели на меня такая реакция?

— Видишь, огонь знания тебя узнал, — услышал я сзади голос знахаря. — Твой внутренний свет и это пламя между собой связаны. По всему видно — оно тебе радо. И на самом деле ты не зря провел год. Твой потенциал стал куда сильнее. Огонь свечи это чувствует…

— Ну всё. Пообщались, теперь за стол. Ты наверное голоден, отрок?

— Если честно, то да — повернулся я к старому — Сколько к тебе ехал, столько и не ел.

— Тогда садись и не заставляй себя уговаривать.

— Слушаюсь и повинуюсь, — засмеялся я высыпая на стол пирожки жены Сергея Борисовича. — Вот гостинец от зайчика — встретился мне по дороге…

— Знаю я этого зайца. Его Наташей звать, — улыбнулся старый. — А пирожки, кстати, я стряпать не люблю…

После завтрака и ароматного травяного чая ведун спросил:

— Вопросов много приготовил? Вижу, тебя распирают. Давай сначала, что полегче, но учти, после вопросов займемся серьезным делом. Оно у нас главное, а не говорильня. С пустыми разговорами надо кончать и поскорее.

— Да у нас вроде их не было. Если о чем и говорили, то все о серьезном, — рассмеялся я.

— Не бери в голову— просто пришло время конкретных знаний, а не разговоров, тем более обо всем сразу. — Давай, я тебя слушаю, — улыбнулся старый.

— У меня вот какой вопрос, — начал я. — В прошлый раз ты меня серьёзно заинтересовал процессом дегенерации и я стал для себя вести статистику, где и в чем этот процесс в нашем социуме себя проявляет. И у меня получилось, что буквально во всём: в любой деятельности человека чем бы он ни был занят, действуют подмены, и ни одна, а, как правило, несколько. И все они нацелены, если не на разрушение, то на максимальное упрощение. Взять к примеру такую область как культура. Где в наше время классика? Куда исчезло национальное народное творчество, наша народная культура, корни которой произрастают из души общества?! Теперь классику воспринимают только избранные, а недавно ещё в XIX веке, её понимали очень многие. Осколки народного творчества сохраняются только по глухим деревням и на сценах домов культуры в коллективах художественной самодеятельности. И классику, и народную культуру как на Западе, так и у нас сожрал монстр массовой культуры. Искусственно созданное чудовище, главной задачей которого, судя по тому, что мы видим, является разрушение в человеке чувства прекрасного…

— Перевод человека разумного в человека примитивного… — дополнил меня старый.

— И нечто подобное везде и во всём.

— В основном там, где главной движущей силой выступает не интеллект, а человеческая душа, — закончил мою мысль «знахарь»…

— А чему ты удивляешься? — спросил он меня. — Это нормально. Работают определенные психологические технологии…

— Я не согласен вот с чем, — перебил я старого, — Не могут такой тонкой работой по дегенерации заниматься какие-то денежные мешки. Не их это уровень. Тут нужны серьёзные и очень глубокие знания. А потом денежные воротилы появились совсем недавно, где-то в конце XVIII века.

— Они, эти ростовщики и людоеды вылезли на свет ещё при Навуходоносоре, — поправил меня ведун.

— Но всё равно их власть была ограниченной. Они, несомненно что-то могли, но далеко не всё. А дегенерация землян репродуктивно шла и без них, — продолжал я высказывать свои соображения. — Кое-что я почитал о психопатах с Уолстрита. Оказывается, закон о федеральном резерве в США — их штаб-квартире и логове был учрежден только в 1913 году. В том же году банк федерального резерва вышел из-под контроля правительства. Посодействовал банкирам президент США Вильсон. Потом перед смертью он покаялся… Но птичка-то улетела. Принц Бернард из Голландии вообще организовал Бельдербергский клуб или мозговой центр тайного мирового правительства после второй мировой. Трехсторонняя комиссия и Совет по внешним отношениям возникли еще позднее.

— Члены же всех этих организаций в худшем случае по уровню духовности шудры — холопы, в худшем — психопаты неприкасаемые. Ты это хочешь сказать? — спросил седоголовый.

— Именно, — кивнул я. — О чем говорит факт безумия всей выше названной компании? О том, что они все эти банкиры сами являются плодами, сотни, а то и тысячи лет назад, запущенного на Земле процесса дегенерации. Поэтому валить на них то, что мы имеем счастье наблюдать, думаю, неправильно. То, что они финансируют дегенератов в культуре, искусстве и науке — бесспорно! Что денежные мешки создают ореол известности и славы для бездарностей тоже верно. На Западе под их финансовым контролем все средства массовой дезинформации. Не будь их влияния, тех же «Битлов» или «Ролингов» никто бы и не услышал. Так я говорю?

— Так, — улыбнулся «знахарь».

— Но я не верю, что они являются теоретиками и стратегами происходившего.

— По ведь мы уже об этом с тобой говорили. И ты должен знать, что финансисты всего лишь исполнители.

— Но тогда почему о гнилом Западе пишут, что основная причина в них, потому что они эти Ротшильды, Куны, Леви и остальная братия содержат и финансируют сотни частных институтов, где разрабатываются технологии по управлению человеческой психики, по разрушению традиционной культуры, искусства, внедрения в социум новых законов морали т.д.

— Вот ты о чём? — улыбнулся хранитель. — Не веришь, что все эти институты по разработке нового в процессе дегенерации работают?

— Нет, я верю, всё это действует но считаю, что стратегию определяют не они. Научно-исследовательские центры могут решать только частные конкретные задачи, связанные в основном с нюансами нашего современного времени… Правильно я понимаю?

— Правильно, — кивнул головою ведун. — Все эти институты по разработке нового в дегенеративном процессе тоже «заказ» сверху и ты правильно считаешь, что денежными мешками дирижируют, но дирижируют умело не отнимая уверенности, что они и только они главные и других хозяев на Земле нет. Иначе у богатых придурков не будет энтузиазма. Они должны вкладывать свои деньги в процесс разрушения, искренне считая, что все что они не делают — ими же разработанные планы. И еще один нюанс — банкиры не должны иметь право на полноценное образование, иначе они могут догадаться, что на Земле происходит. Кто их создал, для каких целей и какой идее служат их деньги. Поэтому детей банковских воротил и обучают в спецвузах типа Гарвардского или Кембриджского университетов…Все эти вузы имеют статус самых престижных. На самом же деле образование в них дают однобокое, специально ориентированное с уклоном на точные науки… Среди всей этой финансовой братии также нет людей более-менее умных, которые понимают, что их руками кто-то неизвестный и могущественный загребает жар, что они всего лишь пешки, что ими как хотят так и вертят.

— Не совсем пешки, — остановил меня знахарь, — Они фигуры посерьезнее. Пешки скорее всего главы правительств… Банкиры — мощный аккумулятор энергии и хозяева их уважают… Хотя и не жалуют. А то, что догадываются они или нет, что кому-то служат, мы об этом тоже с тобой говорили. Наверняка кое-кто из них и догадывается, но что толку? Из Эгрегора назад хода нет. Иначе будет плохо. Те, кто понимает, плачет, но функции свои выполняет — иначе нельзя. Другого пути нет.

— Спасибо, — поблагодарил я старого. — Ты мои сомнения относительно финансистов развеял. Если честно, мне их даже жаль. Вроде бы многое могут, а самые настоящие рабы чьей-то идеи.

— И преданно ей служат, — закончил хранитель.

— Теперь ещё один мучающий меня вопрос. Ответ я на него в книгах так и не нашел, — начал я другую тему. — Вопрос о рыцарях-тамплиерах. Ты прошлый раз мне рассказывал, что храмовники посланные Ватиканом в ставку Сибирской Руси с одной стороны служили Тимчаку — Тимучину — Чингисхану, с другой — римскому папе, охотясь на последних жрецов и хранителей древнего знания…

— Ну и что? Что здесь тебе не ясно? — спросил знахарь.

— Я не знаю, кто они такие эти вот рыцари и почему их отождествляют с масонами? Ничего толкового в наших советских книгах я о них не нашел.

— И не мудрено, — пожал плечами старый. — Кто у нас занят исторической наукой? Либо избранные, либо прикормленные. Ни тем, ни другим подлинные знания о роли тамплиеров в истории не нужны. Слишком многое с ними связано. Вот и отписываются определениями да отговорками. А между тем, с храмовниками не всё так просто: орден возник во времена первого крестового похода, ты это должен помнить. Так вот. После взятия Иерусалима девять рыцарей-французов из окружения короля Балдуина I занялись археологией. Они два с лишним года копались в подземельях города В основном, рылись на месте бывшего иерусалимского храма. Понятно, что рыцари что-то искали, и искали то, о чем хорошо знали. И вот наконец нашли. По преданию рыцари-французы откопали в подземелье храма царя Шоломо или Соломона, какой-то клад. После этого в том же подземелье был учрежден рыцарский орден храмовников. Но это все известные истины. Такова легенда. А теперь вопрос к твоей интуиции. Как ты думаешь, что за клад нашли тамплиеры в подземелье под храмом?

— Неужели наследие дядюшки Еноха? — не задумываясь, выпалил я.

— Что-то в этом роде, отрок — загадочно посмотрел на меня хранитель. — И твое предположение можно обосновать. Во-первых, тамплиеры получили в свои руки технологию создания на Земле кредитно-финансовой системы и во-вторых, откуда не возьмись, к ним пришло сказочное богатство, прежде всего в виде серебра. Поэтому, когда орден перекочевал в Европу он был весьма обеспеченной организацией. Хочется несколько слов сказать о серебре тамплиеров. Знаешь, что показал химический анализ? То, что серебро рыцарей храма оказалось перуанским.

— Разве такое может быть? — почесал я затылок. — Насколько я помню, рыцари не занимались мореплаванием…

— Не занимались, — согласился старик. — Но их серебро из Перу и Боливии, только оттуда и ниоткуда больше. И этого серебра столько, что они им завалили всю Европу. Используя его, они — храмовники по всему католическому миру и даже за его пределами: в той же Палестине и Малой Азии, создали свои банки. Мало этого, все их ростовщические дома были увязаны в единую финансовую систему. Тамплиеры первыми ввели векселя или долговые расписки, благодаря которым, положенные в их банк деньги, можно было получить где угодно: в Германии, Польше или в том же Иерусалиме. Словом, везде, куда распространилась их финансовая империя. Теперь понимаешь, за что их уничтожили?

— Если честно — не понимаю…

— А ты подумай.

— Неужели кое-кто испугался, что рыцари с их размахом могут перехватить инициативу у евреев?

— Несомненно! — хлопнул по столу ладонью знахарь — Рыцари храма присвоили себе не свое, занялись тем, чем должны заниматься только «избранные». И весьма преуспели в этом…

— Ну а как насчет серебра, — начал я пытать старого. — Как оно им досталось?

— А ты сам не догадываешься? Ну откуда ему было взяться, если в их времена серьезными флотами располагали только генуэзцы и венецианцы. Но ни те, ни другие дальше Средиземного моря не хаживали.

— Выходит, что нашли клады людей предыдущей цивилизации?

— Можешь конкретнее?

— По всему получается, что атлантов, насколько я помню, последние крестовые походы были нацелены не на святую землю, а на Египет, туда, где могли быть захоронены клады погибшей Атлантиды… Значит, кроме знаний о банковском деле и создании бумажных денег -векселей, рыцари нашли в подземелье еще и карту с точным указанием, где спрятано необходимое для создания кредитно-финансовой системы серебро…

— Теперь, молодец, догадался, — удовлетворенно крякнул седоголовый. — А вывод-то какой?

— Да простой, — развел я руками. — Хотим мы или не хотим, а они нашли часть наследия мудреца Еноха.

— Теперь понимаешь, почему тамплиеры с удовольствием поехали в ставку сибирских скифов или тартар?

— Понимаю. Они с самого начала стали играть в свою игру. Им не нужен был ни папа с его кардиналами, ни тартарские жрецы — хранители. Ватикан ограничивал их деятельность в Европе, а последние в Азии, — сделал я свой вывод.

— Видишь, ты и без меня во всем разобрался, — проворчал ведун.

Теперь понимаешь, почему Сибирская Русь или Артания двинула свои силы в Европу.

— Пока нет, — честно признался я.

— Тут столько интриг, отрок, что право не знаю, с чего начать, — на секунду задумался старый. — С одной стороны папа Гонорий III решил с помощью орды окатоличить русские княжества. Кроме того, он задумал привести к принятию христианства еще и империю Тимчака-Чингисхана. Для этого он и послал в орду тамплиеров, и параллельно с ними наиболее надежных миссионеров. Миссионерам в орде тут же оторвали головы. Тамплиеров же не тронули. Они нужны стали Тимчаку как толмачи, знатоки западных земель и специалисты по созданию осадных орудий. Но заигрывая с тамплиерами, Тимчак-Чингисхан, понимал, что с этой братией ему не по пути. Он наверняка понимал, что они хотят и к чему стремятся. Мы с тобой уже говорили о нашествии на Русь внука Тимчака Хана Бато или Батыя. Удар Сибирской Руси был направлен, прежде всего, против тех князей, которые в своих княжествах насильно навязывали христианство. Это Карамзин и ему подобные придумали сказку о безмерном страдании народа. Серьезно пострадали прозападные князья: родственник Византийскому императору князь Рязанский, князь Юрий Владимирский — христианин-фанатик и им подобные. А потом что получилось? После ликвидации на Руси прозападной христианской заразы? Кстати, из двухсот русских городов татары сожгли только четырнадцать. Надо сказать, что не так много. Так вот, после искоренения прозападного княжеского заговора и Орда, и Русь по сути объединились. Как видишь, что от неё хотела папская курия, Орда не сделала. Батый всех, кто ратовал на Руси за принятие католицизма, вышвырнул вон. Вспомни, чем закончилась война с Ордой князя Владимирского Андрея Ярославовича как ярого прозападника Даниила Галичского? Оба оказались где? Один в Швеции, другой в Италии. Так? Я кивнул. Теперь понимаешь, почему во время нашествия татар так активизировался Запад? Ватикан сделал ставку на силу. К северо-западным границам Руси был двинут Ливонский орден. Поддержал его орден Тевтонский. На северо-западную Русь были двинуты силы Швеции и Дании. Вот почему Бато своему названному сыну Александру Ярославовичу послал на помощь его духовного брата, своего сына Сартака с туменом тяжелой конницы. Ты ведь знаешь, что на льду Чудского озера плечом к плечу с владимирцами и новгородцами сражались и сибирские русы… Там братские могилы и тех, и других, и третьих. И что самое интересное, хана Орды в его войне с Западом тамплиеры поддерждали. Они как могли старались направить войско Баты на Ватикан — на исконного своего врага, на того, который их впоследствии и уничтожил. Бато или Батый, видя приготовление Запада к штурму непокоренной Руси, понимая сговор Ватикана с прозападными русскими князьями, в 1241 году бросил против католической Европы свою армию. Его войска состояли не только из русов Сибири. В них входило немало владимирцев, рязанцев, черниговцев, киевлян, волынян и других таких же русских. Все это, отрок, можно найти в летописях. Я тебе рассказываю правду. Так вот, первый удар ордынцами нанесен был Польше. Армия Байдара, как видишь, имя русское, наносит поражение полякам под Шидловцем. Потом ордынцы берут Краков. Польша ордою полностью завоевана! А что же тамплиеры? Они по-прежнему помогают татарам, помогают как проводники, переводчики и даже как военноначальники. Дальше армия Байдара вторглась в Сицилию, Моравию. 9 апреля 1241 года под Лигницей Байдар на голову разбивает объединённое польско-немецкое рыцарство. В это время армия Баты наносит поражение уграм и идет на столицу Пешт. Во второй битве на реке Сиги Бата полностью уничтожает ещё одну венгерскую армию. Король Венгрии Бела спасается бегством. После сражения ордыновцы берут Пешт… Армия Кадана, вот тебе еще одно древнерусское имя, зимой 1242 году покорив Словению и Хорватию берёт Загреб, потом под ударами ордынцев пала Сербия, Босния, Болгария… Следом настал черед Австрии. И везде во всём походе Бато по Европе ему продолжают служить верные тамплиеры, спрашивается, почему? Да потому что они ждали наступления Орды за Италию. Тамплиеры жаждали уничтожения панства. Это они организовали союз Бато и Германского императора Фридриха II против Италии, Франции и Ватикана. Спрашивается, почему Фридрих Гогенштауфен вдруг стал другом и союзником Баты? Всё очень просто. Германский император оказался ведическим немцем. Он еще в юности отрекся от христианства и вернулся к древней религии. У него даже семья была полигамной. Всё, что я тебе рассказываю, юноша, можешь прочесть в летописях. Не только в наших, но и в немецких и в итальянских. Теперь понимаешь, почему орда не двинулась в Германию, а все её силы были брошены на юг к побережью Адриатики и в Италию. Фридрих же — император Германии был верным и надежным её союзником. Понимаешь теперь, почему после «ледового побоища» князь Александр Ярославович не двинул силы северо-западной Руси в Германию?… Он сражался с рыцарскими орденами, но не с германским императором, своим союзником.

— Что же случилось? — остановил я рассказ старого. — Почему ни Батый, ни Фридрих II, ни Александр Невский, так ничего и не добились? Что помешало им сокрушить папство? Судя по твоему рассказу, силы Орды и Руси поражений в битвах не знали?

— Не только потому, что я тебе рассказал, но и на самом деле, — усмехнулся знахарь. — Прочти летописи. Там узнаешь больше, чем услышал. А добить папу и его свиту не удалось вот почему: когда армия Ватикана осенью 1242 года была разгромлена и сам папа бежал из Италии во Францию, за ним устремились союзные армии Баты и Фридриха II в ставку вражеских ханов на Волге в город Сарай или восточный Царьград («Сар» по древнерусски — царь) пришло из Грастианы известие о смерти великого хана савиров Агея, по тюркски — Удэгея… Из-за его смерти в ставке началась смута. Поэтому Бата должен был спешить срочно в Сарай. Как видишь, удар был нанесен в спину, там, где его никто не ждал. А потом началась цепь непонятных смертей: в 1246 умер великий князь Ярослав, через четыре года его друг и союзник Фридрих II. В том же 1250 году ушел из жизни Бато или Бата, через два года его названый сын Александр Ярославович. Ясно одно, что тамплиеры к этим смертям никакого отношения не имели. Их в то время ни в сибирской ставке, ни в Сарае уже не было. Те из них, кто служил Фридриху и орде перебравшись в Шотландию, постарались больше не светиться, но всё равно их служба против папства никак не может компенсировать то зло, которое было сделано ими по отношению к русскому сибирскому ведическому жречеству. Хотя, кто знает, может на тамплиеров кто-то перевел стрелки.

— Тот, кто разделался с великим ханом Агеем и Батой?

— И с союзником хана императором Фридрихом II, — вздохнул хранитель. — Потом папы с корнем выкорчевали весь род Гогенштаухенов и заменили его Габсбургами. Не смотря на то, что тамплиеры были и сказочно богаты, и неплохо через свою агентуру осведомлены о Ватикане и его союзниках, в Европе нашлась сила, которая с ними справилась. Принято считать, что их во Франции уничтожил Филипп Красивый… Они и папа были всего лишь исполнителями, потому вскоре оба и погибли. Свидетели не нужны… Тех же тамплиеров, которые уцелели, приручили и переделали в масонов. Одно утешает, что их богатства не достались ни Ватикану, ни королю Филиппу…

— Может они достались той невидимой силе, которая успокоила и орду и Фридриха И, и грешников тамплиеров? — спросил я.

— Вполне возможно, — согласился старый,

— Интересно, что это за тайная сила, которая буквально за несколько лет прибрала на тот свет всех основных врагов Ватикана?

— Такой беды могло бы и не произойти, уцелей на Руси и в Орде ведическое жречество, — прочитал мои мысли хранитель. — С их гибелью рухнул купол полевой защиты. А уцелевшие тюркские шаманы перед лицом могущественного противника оказались бессильны.

— Ты считаешь, что в ту борьбу могли вступить хозяева? — спросил я.

— Не могли, а наверняка вступили. Своё детище католическую церковь, её шефа и тайное оккультное общество при Ватикане тёмное жречество отдать на расправу не могло. Да и почерк тот же. Вспомни: Аменхотеп IV — Эхнатон, Александр Македонский, Марк Аврелий и многие другие…

— Ну хорошо, что хотели тамплиеры мне более менее понятно. К тому же ты меня познакомил о союзе Руси и Орды, об их верном союзнике Фридрихе II. И самое главное, их совместной борьбе с Западом.

— Всё, как в добрые старые сарматские и гуннские времена, — сказал «знахарь». — Когда совсем плохо, когда правящая элита Руси начинает сгибаться под идеологическим культурным и военным напором Запада, с Востока обязательно приходит помощь. Как правило, наносится мощный удар и Запад в очередной раз, «наложив в штаны», становится тихим и покладистым. И так в каждую эпоху. Вспомни, откуда пришли свежие дивизии под Москву зимой сорок первого? Они и сломали шею гитлеровцам. И не только под столицей, но и в битве за Сталинград…

Логика старого была безупречной. Оставалось только согласиться.

— У меня ещё один вопрос, — через минуту, оживился я. — Из исторической литературы я выяснил, что лидийцы, финикийцы, тиррены-этруски были близкими родственниками, фактически разные ветви одного народа.

— Добавь сюда троянцев, пеласгов, филистимлян, хананеев, — перебил меня старый.

— Вот чего я не пойму, — продолжил я. — Почему во время войны Карфагена и Рима тиррены, этруски или рассены поддержали не родственных по крови карфагенян, а полуариев полупалеоевропейцев, полусемитов римлян?

— Вон оно что, ты докопался, что древний Рим был заселён не столько латинянами, сколько выходцами из Сицилии полусемитами и горцами палеоевропейцами картвелами? Что же — молодец! Подходишь к вопросу со всех сторон. Именно эта гремучая смесь и создала хищный римский этнос. Иначе бы Рим не состоялся, — улыбнулся хранитель. — А на твой вопрос ответить легко и просто. И ты сам должен знать ответ.

— Если бы знал, то тебя б не спрашивал, — нахохлился я.

— Верно, этруски-тиррены всегда поддерживали Карфаген, — не замечая моей реплики, стал рассказывать седоголовый. — Ты правильно заметил: и те, и другие были близкими родственниками. Почему этрусков звали ешё и тирренами: Да потому что часть их предков переселилась в Италию из финикийского Тира. А Тир, как ты знаешь, был метрополией Кархадашта или Карфагена. Другая часть этрусков пришла на Апеннины из Лидии, третья с Венетии. На самом деле, всё это были ветви одного народа. Говорили все они на одном языке — на древнерусском. Потому и были союзниками Карфагена. Вместе с Карфагеном этруски разгромили Иберийский Тартес, завоевали Сицилию и Корсику…

— Но почему они во время пунических войн приняли сторону Рима? — снова я задал свой вопрос. — Даже построили последнему флот и научились его сражаться на море?

— Ты лучше возьми и подумай, юноша. О причине перехода этрусского двенадцатиградия на сторону Рима мы с тобой уже говорили.

— Да и не говорили мы на эту тему, — кипятился я.

— Короткая у тебя память, — вздохнул хранитель. — Если Александр Македонский и тот узнал, что в Карфагене засело жречество Амона, то неужели ты думаешь, что об этом не догадывались правители этрусков?

— Так вот оказывается в чём дело! — наконец понял я старого.

— Правители этрусских городов надеялись на чудо. Они из двух зол выбрали меньшее — поверили в то, что римскими легионами можно раздавить этот вирус. И просчитались. Из Карфагена он скорёхонько перебрался в Рим. Перекрасившись проник в Римский сенат и, используя власть, взялся за уничтожение этрусков как народа. Кстати, отрок, не надо верить тем, кто утверждает, что якобы этруски как народ исчезли в первых веках новой эры. По реке По на этруском языке говорили ещё в IX веке. И в наше время говорят, но уже на его современном диалекте. И он, этот диалект, очень похож на наш древнерусский.

— Ну и ну! Откуда ты это знаешь? — невольно спросил я.

— Понимаешь, побывал в Италии… Давно, но думаю в среде потомков этрусков ничего не изменилось. Как, удовлетворён?

Я кивнул. — Вроде бы…

— Есть у тебя ещё какой вопрос? Давай поскорее с ним закончим и начнём серьёзное занятие…

— Последний и наверняка для тебя простой, — поднял я руку.

— Опять ты со своими простыми! Они как раз бывают и самыми сложными… — проворчал старый. — Давай, что там у тебя?

— Вот какое дело — не зная с чего начать, стал подбираться я к теме. — Вопрос касается евреев…

— Дались они тебе! Сколько можно об одном и том же? — С укором посмотрел мне в глаза хранитель. — Чем они тебя не удовлетворяют?

— Понимаешь, более менее чистокровных я знаю двух, может трех. Но не о них речь. Вопрос у меня о полукровках.

— Во-первых, отрок, запомни — чистокровных евреев нет и никогда не было. — Оборвал меня старый. — Они в Египет пришил уже не семитами, а гибридными индоевропейцами, а точнее русами. Потому с ними и стали работать жрецы города Анну или Гелиополя. Современные же наши евреи на 90% вообще хазарского происхождения. Значит никакой семитской крови у них и в помине нет. По генофонду они те же славяне, может чуть окавказенные… Понял?

— Понял-то я понял. Но как им это доказать?

— А зачем тебе им доказывать? — удивился седоголовый.

— Да дело в том, что все полукровки или даже четверть кровные от наших европейских хазарских евреев, которые как ты говоришь никакими семитами и не являются, упорно считают себя не русскими, а евреями — семитами. Порой голубоглазые, с русыми волосами и белой кожей, русскоязычные и всё равно — евреи!

— А чему ты удивляешься? — спросил меня «знахарь». — Все они под гнётом двух эгрегоров. Под таким прессом и марсианин назовёт себя евреем.

— Ещё один неизвестный мне эгрегор? Я знаю только силовое поле Яхве. О нем ты мне популярно рассказывал…

— Второй эгрегор создан купленными ортодоксами историками, отрок. Он повествует о мнимой древности еврейской расы, о её исключительности, талантливости, о божественном её происхождении и т.д. В среде евреев быть евреем престижно. Ещё бы — избранный богом народ! Народ-господин, тот, который придя на Земле к власти, завладеет всеми богатствами полуобезьян-гоев. По сути та же промывка мозгов, что была и у Гитлера. Игра на неизменных инстинктах…

— А как же голос крови? Ведь кровь-то в основном европейская, а не афроазиатская?

— Голос крови у обманутых людей просыпается только в экстремальных ситуациях. Когда они вырываются из под давления тех сил, о которых мы говорили… Но для этого нужен сильнейший стресс. Мы же с тобой разбирали, как действует телепатический эффект термитника. Эгperop Яхве для того и создан, чтобы превратить свободный народ в насекомых. Хозяевам не нужны свободные и думающие евреи им нужны полунасекомые, для которых главным в жизни являются деньги и власть над гоями… Евреи это не нация, отрок, пора бы тебе это понять. Это религиозная секта. Но если христианские сектанты живут под властью одного эгрегора, то евреям приходится нести гнёт двух нахлебников. И обоим отдавать свою жизненную энергию.

— Неужели они никогда так и не поймут, что им надо объединиться с нами, близкими по крови и культуре, и вместе попытаться поднять до уровня людей все остальные гибридные земные расы?

— Попробуй им это объясни! От них требуется другое — перевод сознания общества из духовной плоскости в сугубо материальную.

— Но ведь это дорога в никуда. Фактически в мир животных, но не людей, — возмутился я.

— Так оно и есть… Дорога к духовной смерти. За гибелью духа грянет и смерть тела. Ты же хорошо знаешь чем заканчивается для всего живого остановка эволюционных процессов? — закончил объяснение хранитель.

— Потому из евреев и делают лидеров в обществе. Что-то вроде козлов-проводников на бойне…

— Ну что ты теперь понимаешь в чём беда этих ребят? По крови русских, по убеждению евреев? — посмотрел на меня старый.

— Обманутый и духовно обкраденный народ. Неужели нет никакого выхода? Что-то ведь можно сделать?

— Выход всегда есть, юноша. В данной ситуации он заключён в уничтожении обоих паразитирующих на евреях эгрегорах… Тогда из иудейской секты евреи станут полноправной нацией. Тем самым избранным народом, о котором мечтали когда-то жрецы Гелиополя. И это время не за горами, отрок. Среди евреев немало тех, кто всё, о чем я сказал выше, хорошо понимают… Битва за будущее еврейского народа уже началась. Талмудистам и кабалистам и сейчас не сладко, а в будущем будет хуже… Не переживай, русская кровь в этих людях скажет своё слово! И когда-нибудь мы русские, немцы, и англосаксы, вместе с евреями будем праздновать праздник победы над ортодоксальным талмудизмом и сионизмом и хабадизмом. Как сейчас вместе с немцами празднуем День Победы над фашизмом, — улыбнулся ведун. — С твоими «лёгкими» вопросами надеюсь закончили, — сказал старый вставая. — Пойдём на яр погуляем по берегу. Я тебе расскажу чем мы займёмся. Ты насколько приехал? — спросил он прямо.

— На весь отпуск.

— Ну вот и хорошо, значит многое успеем.

Мы шли вдоль яра по тропинке меж молодых сосен и оба молчали. На небе светило солнце, по нему плыли редкие облака, было тепло и спокойно. Наконец ведун сказал:

— У тебя не всё в порядке со здоровьем. Мне не правятся твои почки. В молодости ты умудрился их простудить… Да и с сердцем у тебя не очень. Оно какое-то у тебя загнанное. Поэтому мы начнём с тобою со здоровья. Как говорят: «В здоровом теле — здоровый дух». Помнишь греческие мифы о Гиперборее? — обратился ко мне ведун. — Если помнить, то должен знать, как умирали северяне?

— Гипербореи по преданию были почти бессмертны. Когда им надоедало жить, они бросались с высоты скал в море и разбивались об воду, — припомнил я.

— Значит говоришь, им надоедало жить… Вот и я хочу сделать так, чтобы и тебе жить надоело.

— Как это? — не понял я.

— Очень просто, — засмеялся хранитель. — Когда проживешь лет триста, то и ты от жизни устанешь. Начнешь искать повыше скалу, как и наши далекие предки…

— Ты это серьезно? — поглядел я на «знахаря».

— Я всегда говорю серьезно, поэтому слушай и запоминай, — остановился у упавшей сосны старый. — Давай садись и постарайся меня понять: в тридцатых годах Бухарин как-то спросил академика Павлова, как надо расценивать смерть человека в 70-летнсм возрасте? И тот ему ответил, что если человек уходит из жизни в семьдесят, то это надо рассматривать как смерть младенца. Тогда Бухарин спросил академика про более солидный возраст про смерть в 150? И Павлов со всей своей прямотой ответил, что если человек умирает в 150 лет, го такую смерть надо считать убийством. Своими словами он подписал себе смертный приговор. Но это я уже немного отвлёкся. Почему великий физиолог имел такое мнение о долголетии человека? Потому что он знал досконально жизненный потенциал того, кем он занимался…

— Из твоих слов получается, что нас всех убивают? — спросил я.

— Правильно мыслишь! Нас действительно убивают. Вернее, убиваем мы себя сами и того не понимаем… Как это делается разбирать мы сейчас не будем. Тут отдельный вопрос. И он требует специального освещения. Я сейчас о другом. Ты наверное заметил, что я не религиозен?

— Да, заметил, — признался я.

— О чём это говорит? Да о том, что во мне нет ничего языческого, и тем более христианского. Я не верю в бога, я его знаю. Он часть меня самого… Теперь понял какой придерживаюсь я традиции?

— Думаю той, какой придерживались наши далёкие предки.

— Из великой Орианы, — закончил за меня хранитель. — Все о чём бы мы с тобою не говорили в рамках этой традиции. Нет, неточности быть могут — что-то забыл, что-то не так понял. Но нет мистики и суеверий. Дошло?

— Вроде бы, — кивнул я.

— Так вот, с этого момента я тебя начну знакомить с той традицией которой следую сам. И твоя задача её воспринимать.

Так вот оказывается кто мой дедушка? И не старовер и не язычник, а продолжатель звёздной традиции погибшей Орианы! — мелькнуло в сознании. — Потому у него всё «легко и просто». Неужели традиция Орианы так и не прервалась? Прошли тысячи лет…

— Как видишь не прервалась нить знания, отрок. Да она и не может прерваться. Уголёк сгоревшего костра долго теплится, тем более он не один, и его понемногу питают… — Долетели до меня слова хранителя.

Я посмотрел в лицо старого: спокойное, доброе и грустное…

— Ты многое увидишь, отрок, после гибели Союза, то что останется от СССР будет переведено снова на капиталистические рельсы, начнётся вражда народов, возможно даже война, но обратить я хочу твоё внимание не на это. Всё со временем утрясётся. И «не так страшен черт, как его малюют». Дело в другом: одновременно в освобождённой и порабощенной России вслепую начнётся поиск корней. Появятся сотни неоязыческих сект. Бывшие атеисты и христиане нацепят на себя косоворотки, обереги и свастики. Вновь, как и в прошлом, позавоют славу Роду, Перуну и Ладе… Уверен, что возродятся и жертвоприношения и тупое поклонение идолам… Не ошибусь и в том, что найдутся проходимцы, которые напишут и «славяно-арийские» веды и будут выдавать их за подлинные… А дураки, как всегда, позволят себя обмануть… Всё это будет не чем иным, как новым нашествием мракобесия и мистицизма: хватит верить в единого Бога, хватит верить в Христа, мы ведь — русские, так давайте вернёмся к вере в Рода и его ипостасий… Вере в силы стихий и силы природы: опять призыв к слепой вере во что-то, вера в Создателя и его языческих ангелов. И ни слова о знании того, во что будет призыв веровать… Та же самая суть, только в новой упаковке… И никому не придёт в голову вернуться не к язычеству, а к подлинному знанию о взаимодействии информационных и силовых полей, о рождении материального и перехода всех его форм в информацию… Другими словами вернуться к орианскому звёздному представлению о Мироздании. Где Навь — информация, Явь — все формы материи, а Правь — законы взаимодействия всего сущего, где одним из основных законов является закон меры… Как ты думаешь почему будет именно так, а не иначе?

— Потому, что люди разучились самостоятельно думать и анализировать… им проще верить в готовое! А это готовое им, как всегда, подсунут…

— Так вот, твоя задача тех, кто духовно ещё не убит постараться разбудить.

— И научить работать с информацией.

— Ты почти угадал, Юрий. Научить из океана информации выкристаллизовывать знание. Понимаешь знания, а не пустое… Мы начали с тобой разговор о орианской традиции долголетия. Теперь ты понимаешь, что речь пойдёт о знании, а не о мистике?

Я кивнул.

— Тогда слушай: академик Павлов о долголетии человека сказал Бухарину правду. Дело в том, что клетки живого организма практически любого, если они периодически очищаются, почти не стареют… В таком организме их замена идёт один к одному. И это доказано даже ортодоксами. Кстати, Павлов был тоже из ортодоксов… Организмы стареют по причине недодиссимиляции. Другими словами из-за загрязнения организма. Механизм этот природный и действует он вкупе с инстинктами. Скажу тебе, что люди едят не потому, что голодны, а потому что такова привычка… идут на поводу своих инстинктов. И этим роют себе могилу. Я не буду сейчас говорить о неполноценной пище. В магазинах много такого, чего есть нельзя. Но люди едят, едят потому что вкусно! Погоня за получением удовольствия! У шудр это нормально. Прежде всего они подчиняются своим инстинктам. К чему приводит такое питание? К зашлаковке, постепенному отравлению, старению и смерти. Первой нашей задачей будет научиться правильному питанию. Второй задачей — освоить очищение организма на клеточном уровне. Для этого мало отдыхать от приёма пищи. Надо ещё и пить некоторые травы. Плюс наша русская баня, и дыхательные упражнения… Видишь сколько тебе предстоит постичь? Но это только начало. Я познакомил тебя с действием на организм стихии Земли-матушки. Теперь займёмся стихией огня. Когда ты двигаешься или что-то тяжелое несёшь что чувствуешь?

— Становится жарко, — сказал я.

— Вот оно проявление внутреннего огня! Но дело не в тепле, а в гормонах. Когда человек молодой в его организме преобладают гормоны роста. Гормоны старения тоже присутствуют, но они в молодости ничего не определяют. В зрелом возрасте гормональный фон выравнивается. Количество гормонов роста и восстановления равно количеству гормонов разрушения. После сорока лет у обычного человека в организме начинают преобладать гормоны дегенерации. Это ведёт к старости. Как ты думаешь как, сделать так, чтобы в организме всегда преобладали гормоны восстановления роста, а гормоны разрушения или старения исчезли?

— Право не знаю, — пожал я плечами.

— На самом же деле всё просто. Надо включить в своём организме стихию огня.

— Но как это сделать? — спросил я.

— Обычными упражнениями на все группы мышц, — улыбнулся «знахарь». — Все эти упражнения давным-давно известны, только подлинную их цену мало кто знает… Я имею в виду то, что принято на Западе называть культуризмом, а у нас в Союзе атлетической гимнастикой… Пойдём, я тебе кое-что покажу.

Старый встал со ствола упавшего дерева и направился снова к своему дому. Я с нескрываемым любопытством последовал за ним. Когда мы пришли во двор, он провёл меня южной стороной своего дома под тесовый навес и показав на груду гантелей и штангу сказал:

— Вот и мой спортивный зал, юноша. Я в нём занимаюсь и зимой, и летом. Зимой в мороз и метели, летом в жару. Учти на всё без исключения группы мышц. А так как я очень мало ем, мышцы мои больше восстанавливаются, нежели растут… Поэтому мускулатура у меня, ты видел, приличная, но не гипертрофированная… Главное в другом упражнения заставляют организм постоянно вырабатывать гормон роста… Через несколько дней и ты станешь у меня культуристом. Но не для показухи, а для здоровья.

— Ты считаешь, что древние знали то, о чём ты мне сейчас рассказываешь.

— Не только знали, но и практиковали. Иначе бы они долго не жили. Где бы археологи не копались, они везде находят камни от «ручных жерновов». Но у этих вот жерновов, нет как правило гнёзд для ручек. Вот и ломают себе головы ортодоксы как такими жерновами вертели. Были бы они причастны к атлетизму, то всё бы сразу поняли, но они у нас только языком да пером. Даже лопатой редко, больше кисточкой…

— Так по твоему все эти, так называемые ручные жернова, не что иное как блины от древних спортивных штанг?

— Конечно, отрок, конечно. Раньше всё делали из камня, металл был дорогим удовольствием. Вот мы разобрали действие двух стихий. Стихии земли и огня. Третьей стихией у нас выступает вода. Её действие: банный пар, выжимание шлаков из организма под действием температуры и веника. Все виды купания и летом и зимою в снегу или проруби… Чистую воду надо пить. Не из водопровода, а структурированную: либо дождевую, либо из колодцев, родников или чистых рек.

— А почему нельзя пить из водопровода?

— Долгий разговор отрок, потому, что она убита. В городах вода ходит по кругу её очищают и снова подают на употребление. Разве можно воду очистить от информации? Тем более химией? Смешно! А потом трубы? Для воды трубы — смерть! Они из неё делают водоэмульсионную бесструктурную пластмассу… У нас осталась стихия воздуха, отрок. Чем она занята? Нашим дыханием. Значит будем с тобою учиться правильно дышать… Сейчас ты дышишь неплохо. Очевидно, дыхание тебе поставило занятием воинским. Но всё равно, надо научиться посредством стихии набирать жизненную силу. Этого ты пока не умеешь. Последняя стихия, самая загадочная и сложная имею в виду стихию нашего бессознательного. Если по простому — то сила нашей души. Вот с чем серьёзно надо работать. Ты должен знать, отрок, один закон — если сознание нашей души входит в противоречие с сознанием нашего тела, то душа тело выключает. Отсюда у обычных людей масса болезней. Например тот же рак, инсульт или инфаркт… Для долголетия требуется, чтобы сознание и души и тела было единым целым. Я тебя должен научить как этого достиг… Скажу прямо, наука не из лёгких. Современная жизнь устроена так, что мы не в состоянии услышать голоса нашей души. А наше внешнее сиюминутное сознание, которое мы принимаем за свою суть намеренно концентрируется только на достижении материального. Послушай наши советские средства массовой дезинформации. Все разговоры только о материальном благосостоянии— другого нет. Как видишь, у С.Т. все до мелочей продумано. Технология «разделяй и властвуй» разрывает пополам далее человеческие души. Что это если не управление нашим здоровьем?

— Тонко продуманно…

— Ты прав, до таких технологий банкирам с их тенденциозным образованием и ортодоксам, которых они финансируют, никогда бы не додуматься. Тем более они сами находятся в том же колесе Молоха, что и обычные люди. Так же болеют, старятся и умирают. Так же путают следствие с причинами. Прости, я чуть-чуть отвлёкся. Теперь ты понимаешь свою задачу?

— Смутно, — признался я.

— Ничего со временем, когда услышишь голос своего высшего я или души, всё поймёшь. Но и это ещё не всё, ты должен научиться своим сознанием погружаться в глубины своего бессознательного. И такой вот процедурой, убрать из своего психического рефлекторного и неосознанного все какие есть коды, полученные не только в этой жизни но и в жизнях прошлых…

— Ничего себе! — подумал я. — Ему опять всё легко и просто… А каково будет мне?

— И последнее, Юра. На место ненужных кодировок, ты должен будешь установить в своё бессознательное количество лет своей жизни. Всё это называется одним словом — перепрограммирование… Современного человека, привязанного к эгрегору христианства, иудаизма, ислама или атеизма и др. С.Т. программируют ещё в утробе матери. Как это делается? Как всегда, просто: нужные С.Т. программы, например на ту же короткую жизнь, были вложены эгрегорами ещё во времена, когда этносы к ним только присоединялись. Почему на Руси после принятия христианства стали жить втрое меньше? Именно по этой причине. Или взять тех же евреев. Ветхозаветные патриархи жили практически, как и ориане или атланты сколько хотели. Но с принятием иудаизма всё изменилось. Сколько сейчас живут евреи? Меньше нас, русских…

— Ты опять говоришь ужасные вещи, — остановил я рассказчика. — Неужели всё о чём ты мне сейчас повествуешь, так и есть? Как люди могли клюнуть на все выше упомянутые тобой искусственные религии, если понимали, что их ждёт?

— А кто им говорил сколько они будут жить? Кто им растолковывал, что после принятия той или иной веры их жизнями будут распоряжаться не они сами а силовые поля созданных для этой цели эгрегоров? Никто! Им этим глупцам и легковерам внушали совсем другое: евреям, что они в конце концов придут к власти над миром Что все богатства гоев — акумов достанутся только им избранным… Христианам говорили, что все их грехи Иисус Христос взял на себя, причём, грехи прошлые, настоящие и далее будущие. Всё отпущено! Поэтому греши — твори что угодно! В царство божье всё равно попадёшь… Главное надо покаяться… Примерно тоже самое и у мусульман. Суть та же. Но мы сейчас рассуждаем о внешнем аспекте программирования. О нулевой связи эгрегора и человеческого бессознательного, — продолжил объяснение хранитель. — Существует ещё и генетическое программирование. Оно идёт по линии родителей. Его тоже надо учитывать. Теперь понимаешь почему во всём мире дети программируются ещё в утробе матери? Это не образное выражение, буквально — так оно и есть. В твоём бессознательном программ — «пруд пруди»! И с эгрегорами С.Т. ты связан. Ты видишь сколько предстоит нам сделать? Вернее тебе.

— Да, — почесал я затылок.

— Вот когда избавишься от влияния всех силовых полей и кодов, тогда подумаем вместе, чем их заменить. Запомни, человек должен быть свободен не только от материального воздействия, но и от полевого. Он, как ты знаешь, является в материальном мире частью Создателя. Подумай сам, разве Творец нуждается в каком-то программировании? Теперь ты понимаешь, почему мы, люди, здесь на Земле и в других мирах имеем право выбора. И никто не смеет его у нас отнять. Даже сам Творец, потому что мы часто его самого, отрок, нас можно только переориентировать. Этим-то и заняты С.Т.

— Ну хорошо, — согласился я. Но мне не ясно вот что: почему мало живут не только иудеи, христиане и мусульмане, но и буддисты, и последователи индуизма?

— Как раз и буддисты и индуистские йоги живут очень долго. Ты можешь убедиться в том, что я тебе говорю, если начнёшь изучать их практики. Я ведь тебе тоже предлагаю йогу. Только нашу северную древнерусскую. Во времена Орианы и в эпоху русов-бореалов, работа со стихиями и своим бессознательным была нормой. Образом жизни, но ты частично прав. На юге в Индии. Китае и странах Юго-восточной Азии на самом деле основная масса населения живёт не долго. Примерно так же, как и наши обыватели. Почему? Да потому что они хоть и формально связаны с другими эгрегорами, но по сути копируют своим жизненным укладом западников. Если точнее то синтоисты Японии, буддисты Китая, ламаисты Монголии и Тибета, индуисты и тантристы Индии, давным-давно пристегнули свои души к мощнейшему западному, связанному с иудо-христианским силовым полем, эгрегору денег, а через него и к единому эгрегору техногенной цивилизации. По сути все они управляются теми же самыми С.Т. Ну как удовлетворён? — посмотрел на меня рассказчик. — Или что-то ещё не ясно?

— Да вроде кое-что начинаю понимать. Но неужели то о чём ты мне сейчас рассказывал, имею в виду технологии управления своим долголетием, мне под силу?

— А почему нет? «Если назвался груздем, то полезай в кузовок», — улыбнулся ведун. — Я ведь осилил. Знаешь сколько мне лет?

— Боюсь спросить.

— И правильно делаешь, — хлопнул меня по плечу старый. — Иначе подумаешь, что я свихнулся. Но я тебе поведал только часть наших практик. Второй частью будет знакомство с миром эгрегоров. Потому что, не зная законов их появления и их связи с глубинными уровнями человеческой психики, изучать что-то серьёзное просто нельзя. Это, милый мой, ликбез. Без него — никуда! Ты заметил, что я постоянно к ним к эгрегорам обращаюсь?

— Заметил, — кивнул головою.

— И вот ещё что, в свободное время посмотрю твоё воинское. Не столько в нём дело, сколько в меридианах силы, о них надо тоже заботиться. Поэтому бросать надолго воинские практики нельзя. Старый замолчал.

— Неужто такое возможно?

— Освоишь, не переживай: «вода камни точит», — сказал ведун вставая. — Пойдём, пора накормить собак, да и к пчёлам надо… С медогоном я ещё не закончил. Заниматься со мною хранитель стал вечером того же дня. Начал он, как всегда, с вопросов, а после психотренинга предложил чай с травами.

— Завтра займёмся ещё и лекарственными растениями. Без знания их — нельзя. Ты должен понять механизм работы трав юноша. Понимаешь, дело не в алкалоидах, а в силе. Алкалоиды или различные химические активные вещества тоже работают, но главное не в них…

Слушая хранителя, я понял, что уже ничему не удивляюсь. Все мои — «неужели» или «не может быть» позади. Я изменился. Единственное, о чём я спросил старого, так это о его тревогах. В прошлый раз он кого-то боялся. Сейчас по всему было видно, что старый спокоен.

— В Кондинском была «подсадная утка», отрок. Я «её» всегда чувствовал. Но сейчас её нет. Нам бояться нечего. Хотя, как мне кажется, надо быть осторожным, особенно тебе. На реке всякое может случиться… И потом, я опасность чувствую ещё до опасности, — засмеялся он. — Будь спокоен.

Мне хочется извиниться перед читателем за то, что техники, которыми мы с ведуном вскоре после этого разговора стали заниматься, в рамки данной книги войти не могут. Чтобы все эти техники осветить, потребуется не одно печатное издание. Я конечно их опишу, но несколько позднее… И, таким образом, чтобы любой интересующийся мог не просто постичь теорию, но и освоил практику. Иначе нет смысла этими упражнениями и приёмами заниматься.

Незаметно в каждодневной работе пролетел август. Прошёл всего месяц, но мне казалось, что позади год, а то и больше. От старика я уезжал совсем другим человеком. Иногда переставал себя узнавать. Консервативное привычное к программам моё низшее я, никак не успевало за сдвигами в бессознательном за тем, что происходило зачастую помимо его воли…

По традиции в последний день, за два часа до моего отъезда мы сидели за столом и рассуждали о том, какую работу в будущем году самостоятельно я должен буду проделать. Старый называл мне авторов и названия книг, а я записывал всё в специальную тетрадку. Вдруг в голове у меня ни с того ни с сего возник вопрос. И, дождавшись, когда ведун закончит спросил:

— Из того, что я от тебя усвоил, и то что вижу сам, избранный народ действительно переориентирован. Вместо того, чтобы возглавить гибридные земные расы, поднять их духовно и вывести на уровень нашей расы, евреи делают всё наоборот. Они видят рабов не только в неграх или китайцах, но и в нас русских или других европейцах.

— Ну и что? Опять ты за своих евреев… — с раздражением проворчал «знахарь».

— Собственно я уже не о них. Меня волнует другое: как будем вылазить из дегенеративного процесса, если на Земле не осталось ни одного народа который бы мог стать лидером в среде гибридов.

— Но ведь евреи лидеры и ещё какие, — засмеялся хранитель.

— Да, но в обратную строну, назад к неандертальцам, — не унимался я.

— «Свято место пустым не бывает», — философски заметил «знахарь». — На Земле есть этносы, которые по хищному охотничье-промысловому комплексу евреям не уступят. Но этот комплекс у них давным-давно на такой цепи, что и пикнуть не смеет.

— Кого ты имеешь в виду?

— Да тех же армян. Знаешь откуда они взялись наши Ары и Шаваши? — тряхнул головой ведун. — В своём большинстве армяне являются уцелевшими потомками хананеев, филистимлян и финикийцев. Когда-то их предки после массированного арабского нашествия, вынуждены были уйти в горы. На Армянском же нагорье в те времена проживали обезьяноподобные гибриды. Частично пришельцы их истребили, но большую часть включили в свой этнос. Так как язык гибридов был довольно примитивным, то он на южнорусский диалект переселенцев почти не повлиял. Позднее предков армян чуть не истребили пришедшие с севера урарты. Они приняли их за «дасью». Потом правда всё утряслось, оба арийских народа нашли общий язык. В едином союзе они сражались против Ассирии… И когда в VII веке до н.э. скифы всё-таки разорили урартов, их остатки укрылись в тех же горах, где проживали гибридные родственники. Генетическое смешение урартов с выходцами с Ханаана и породило армян, отрок. Но разве можно упрекнуть армянский этнос в каком-либо паразитизме, как например цыганский? Армян, несмотря на то что их генофонд отягощён явными признаками архантропа, это и смуглая кожа, и излишняя волосатость, бесспорно по духу являются чистыми ариями. На базаре их столько же сколько нас русских. Они бесспорно народ-труженик. Жизнь за счёт присвоения готового в среде армян никогда не поощрялась. А какие у армян прекрасные сказки! Ты их читал?

— Пока не довелось.

— А ты почитай… Хочешь понять народ, прочти его сказки. Знаешь почему у армян не победил человечности охотничье— промысловый комплекс? Потому, что они знали, кто их враг, и сразу же с ним стали бороться. Евреи в Египте благодаря жрецам Гелиополя тоже знали своего врага и успешно его победили. Из Египта в Синайскую пустыню ушли труженики-созидатели, а через 42 года из неё вышли иудеи — люди ориентированные на присвоение готового… Когда другие народы обвиняют евреев в паразитировании, такое надо воспринимать не как оскорбление, а как указание на недостаток. На дегенеративный пси-комплекс, и глупо на правду обижаться. Надо наоборот говорить спасибо. И как можно скорее что-то в себе менять…

— Это в идеале, — заметил я.

— Да конечно, — согласился старый. — Но попробуй что-то измени, когда твою психику сформировала людоедская религиозная идеология. К тому же ты намертво прикован сразу к нескольким мощнейшим эгрегорам. О двух ты уже знаешь. Прибавь к ним эгрегор денег и эгрегор власти. Вот такие кандалы, отрок.

Старый на несколько минут замолчал, а потом добавил:

— Думаю, когда-нибудь евреи поймут, для чего они созданы и с какой целью их используют. И во что это для них, после захвата на Земле власти может вылиться. Примером тому может служить поведение Сталина. Именно они привели его к управлению.

— А потом стали что?

— Не нужны. Можешь сказать почему?

— Потому что эпоха разрушения в России закончилась. Настало время созидания. А они все эти пламенные и самые революционные умели только разрушать.

— Что делать? Такова их природа! Всё это действие охотничье-промыслового присваивающего готовое генетического комплекса «богоизбранности». Того самого, который поддерживается в евреях иудейской идеологией теми, кто ими «мудро» управляет.

— Я хотел бы тебя спросить, как ты оцениваешь понятие свободы воли? Что у нас на земле каждый человек имеет данное богом право свободы воли?

— Ну и вопрос ты мне задал, — поперхнулся хранитель. Право не знаю, как тебе на него ответить? Ты же хорошо знаешь, что энергетика человека точь-в-точь копирует силовые поля, действующие во Вселенной, что человек по сути является микрокосмосом. Тем же богом Творцом. только в миниатюре. Если так, как ты думаешь, обязан он соответствовать своей природе или имеет полное право жить, как растение?

— Думаю, что обязан.

— Вот тебе и вся свобода воли! Ну а если он делает выбор в пользу растения? Как ты считаешь, это справедливо иметь гигантский потенциал возможностей к созиданию и ими не пользоваться? Понятие свободы воли или право выбора надо понимать не по христиански, не по-иудейски и не приземлённо. Это всего лишь добровольное решение человека быть богом. Да, я не оговорился, стать в рамках своих возможностей в материальном плотском мире не тем, кем ты являешься на самом деле, но не по принуждению, а добровольно… Выбор дается один, но добровольный и осознанный. Другие пути, конечно, разрешены, но они заканчиваются тупиком, приводят к скорой смерти и новым воплощениям. И так будет идти до тех пор, пока человек наконец не осознает, что имеет единственный выбор стать богом.

— Так выходит но большому счету, свобода воли и право выбора иллюзия? — удивился я. — Конечно, — усмехнулся хранитель.

— Ну у тебя и рассуждения! Право, не знаю, что и думать? Получается, что везде рамки?! Понятие воли абстрактно…

— И в созидании, и в разрушении оно вполне конкретно. Но в настоящую эпоху во время построения новых миров, творцу нужны созидатели, а не разрушители. А потом, что такое воля? Не что иное как желание, поэтому и говорят добрая воля или злая…

Рассуждение ведуна относительно свободы воли в моем сознании никак не укладывалось…Что-то все-таки недопонимал… Но, не смотря на это, в глубине души я был с ним согласен. Человек имеет право на свободу воли, но на позитивную… На берегу, прощаясь со мной, старый вдруг спросил:

— Ты не сможешь приехать зимой, отрок? Тебя на «буране» Сергей Борисович подбросит.

Я пообещал знахарю, что в зимние праздники я обязательно к нему вырвусь, на том мы с ним расстались… Незаметно пролетела осень, за ней пришла долгожданная зима, но, как назло, в декабре на целый месяц меня отправили в командировку. За первой командировкой последовала вторая. Так мой зимний визит к старому и не состоялся. На душе было скверно еще и от того, что в Кремле начались перестановки. Умер Л.И.Брежнев. На его место пришел один из избранных — лютый враг диссидентов — Андропов. Как он себя поведет, было неясно… Хотел было вырваться на Конду весной, но опять получился сбой — надо было заменить срочно уехавшего к больной матери сотрудника, поэтому на пасеке у старика я появился, как всегда, в конце лета. Хранитель мне искренне обрадовался. От моих оправданий он отмахнулся. Дескать, ну не получилось, что из этого? Всякое в жизни бывает. Главное, что жив и смог вырваться. Да ещё на целый отпуск! На мой вопрос о смерти Брежнева он сказал:

— Убили, гадюки! Травили его давно. Крепкий был мужик! И неплохой… А теперь начнется, отрок, смута… Вернее, она уже началась… — С чего ты взял? — изумился я. — С того, что вижу, юноша. Полуеврей Андропов своих кинул. Они привели его к власти, но получили облом, поэтому он не жилец. Скоро хоронить будем.

— А почему ты решил, что новый генсек не жалует избранных?

— Да потому что он взялся за укрепление державы, а не за ее разрушение. Значит генсек оперся в своей внутренней и внешней политике на русских,… Тут все видно и невооруженным глазом. Не знаю, кто придет после него? Может и русский, но и он долго не протянет… Слишком сильна оппозиция. Пятая прозападная колонна в стране проникла во все сферы власти! Это конец. Юра! От силы 6-7 лет и ты увидишь, что будет. — Старик оказался прав. Все, как он говорил, так и произошло. Но тогда словам хранителя не хотелось верить. Где-то в душе жила надежда, что всё устроится и все будут счастливы. Второй мой отпуск у ведуна пролетел также быстро как и первый. Не успел я приехать, а уже надо было собираться назад — ждали на работе… Понятно, что уезжать не хотелось. Тем более, что мои занятия по освоению концентрации шли успешно. Ещё бы месяц, от силы два, можно было бы начинать освоение первой ступени сверхконцентрации… А это уже серьезно. Но жизнь вносила свои поправки и ничто с таким ходом вещей нельзя было поделать. Когда до моего отъезда осталось всего три дня, я заметил, что ведун чем-то озабочен. Иногда он подолгу стоял на крыльце своего дома, всматриваясь в голубую дымку тайги и о чем-то думал. Часто я замечал, что он меня как бы не слышит и отвечает на мои вопросы больше интуитивно, чем осмысленно. — Ты можешь мне объяснить, что с тобою происходит, — спросил я его прямо. — Кто-то постоянно над домом снимает мою защиту. — Сказал нараспев старый. — Кто-то очень сильный и я его не знаю… Думаю, что тебе пора уезжать. Давай соберись, завтра я тебя провожу. Не обижайся, отрок, так надо! — старик говорил серьезно и в глазах его стояла тревога. — Мысленно я тебя провожу, но и сам не будь иждивенцем, кое-что ты уже можешь, поэтому о ментальной защите не забывай. Она тебе скоро по-настоящему станет нужна. Когда все утрясется, я тебя позову.